Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 2: Путь колониализма США в Индокитай

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

06.02.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Продолжим.

Клим Жуков. Вьетнамские индокитайские войны, часть вторая.

Д.Ю. Кровавая.

Клим Жуков. Я смотрю, у нас прямо вышла первая часть, и даже написали: «Часть первая».

Д.Ю. Необычно!

Клим Жуков. Необычно, обычно у нас специалисты ничего такого даже и не думают писать.

Д.Ю. Смотрел х/ф «Все умрут, а я останусь»?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Помнишь, как там девочку трахнул где-то в вонючем подвале на грязном обоссанном матрасе: «Ну как тебе?» - застёгивая штаны. «Необычно, да». Ха-ха-ха! Идиоты, блин!

Клим Жуков. Да. Мы, собственно, остановились в прошлый раз на начале американского колониализма и том, как они проникли в Индокитай, потому что как французы проникли, мы уже поняли – как там американцы оказались? Где Америка? Это же вообще за Тихим океаном, а между Тихим океаном и Индокитаем столько всего вкусного, что я даже не знаю, как…

Д.Ю. Они всё захватили.

Клим Жуков. …как туда попасть.

Д.Ю. Гавайские острова…

Клим Жуков. Конечно, это же нужно понять, как они там оказались, самое главное – почему именно там, это же далеко не тривиальный вопрос, повторюсь: там очень много вкусного помимо Индокитая. И ведь мы же заметили, что вот мы до какого там момента дошли по времени – довольно поздно, до середины 19 века и даже позже, и там никаких американцев, там зато есть англичане с французами – тоже, знаете, не на заборе написано, т.е. попробуй их оттуда подвинь. А американцев там никаких ещё нет вообще, даже приблизительно.

Д.Ю. А коммунизм уже есть к этому времени?

Клим Жуков. К середине 19 века…

Д.Ю. Нет?

Клим Жуков. …никакого коммунизма нет, там только-только Маркс ещё начал писать замечательные произведения с Энгельсом вместе. Расчесали они свои бороды замечательные, написали Манифест Коммунистической партии, Маркс начал трудиться над «Капиталом». Только что прошли Великие буржуазные революции 1846-1848 годов, в которых, кстати говоря, Маркс принимал самое горячее участие. Про него говорят: «Он же не политик, он же теоретик», я говорю: «А как он, интересно, из Германии в Лондоне оказался? Может, ему там…»

Д.Ю. Попробуйте поинтересоваться.

Клим Жуков. Может, ему там просто нравилось, в Лондоне? Нет, он эмигрировать вынужден был, бежать, чтобы его там за участие в революционной деятельности не посадили.

Д.Ю. А в университете на саблях бился?

Клим Жуков. Все бились на саблях в университете. Невозможно было учиться в немецком университете и никогда не биться на саблях. Ну, конечно, наверное, можно, но на тебя окружающие посмотрели как на идиота: «Ты чего на саблях то не бьёшься? Может, заболел?»

Д.Ю. На настоящих – многие не понимают.

Клим Жуков. Нет, конечно. Ну как – настоящих? Это шлегеры, они не то чтобы настоящие.

Д.Ю. Ну морду-то порезать могли?

Клим Жуков. Морду порезать могли обязательно. Кстати говоря, помнишь портреты Отто Скорцени, известного гитлеровского Судоплатова, который там у них занимался диверсиями и всем подряд? У него левая сторона лица – там живого места нет, сплошной коллоидный рубец, там шрам на шраме. Сразу видно: образованный человек.

Д.Ю. С дипломом, блин.

Клим Жуков. Да, там прямо сразу видно, что в университете вот прямо 5 лет от звонка до звонка пробыл, ни разу его не выперли за неуспеваемость, т.е. у него было конкретно 5 лет, чтобы расписать себе физиономию таким способом.

Д.Ю. Серьёзно жили, блин!

Клим Жуков. Не, ну на шлегерах – это, на самом деле, идиотское развлечение совершенно, потому что оно к фехтованию имеет очень маленькое отношение (я пробовал), оно безопасно совершенно, потому что ты в спецснаряжении весь, а сам шлегер – это сабля дуэльная, ей невозможно нанести укол вообще. Она только заточена на передней где-то четверти и по лезвию, а острие круглое, тупое вдребезги. Соответственно, надевается кожаный ошейник такой вот, чтобы шея была железно вся закрыта, надевается колет и очень мощная на правую руку кожаная такая надёвка, которая не позволяет делать тебе вообще почти ничего, и самое главное – очки, такие «консервы», чтобы глаза не выхлестало. Собственно, всё. Ставят двух людей на тумбочки, они становятся в пятую позицию и начинают хлестать друг друга по роже. Соответственно, один удар – один отбив. Ну рано или поздно у кого-то рука устанет, и ты получишь бритвой по лицу.

Д.Ю. Выхватишь.

Клим Жуков. Бритвой по лицу.

Д.Ю. Интересно!

Клим Жуков. Если совсем по уму: студенческая эта вот дуэль, буршевская т.н. дуэль, нужно было обязательно перед схваткой выхлестать кружку пива, и если вы договорились там драться на время, вот вы до перерыва додрались – выхлестал ещё кружку пива и снова полез на тумбу, потом ещё раз, обязательно выхлёстывая по кружке пива перед этим, для лихости.

Д.Ю. И, типа, с тумбочки нельзя, т.е. это без беготни, да?

Клим Жуков. Ну вот, с тумбочки – это ты мог просто на месте стоять, там бегать нельзя, это должно быть только движение: отбив – удар по лицу.

Д.Ю. Какое интересное развлечение! Как ирландская драка какая-то.

Клим Жуков. Ну и в итоге, короче, обязательно, т.е. там невозможно не получить удар по физиономии, обязательно получишь, не сейчас, так завтра.

Д.Ю. В общем, сплошные скарфейсы в университетах были?

Клим Жуков. Да-да-да, и как раз самые лучшие студенты – у них у всех, под правую руку как раз удар, что с левой стороны должно быть всё это изуродовано. Это значит, что образованный человек, сразу видно.

Д.Ю. Тихий ужас, блин. Так-так?

Клим Жуков. Да, в Америку, значит, нужно отнестись из Германии с их саблями. Это мы неплохо так: от коммунизма к саблям. «Разговоры в Техасе редко бывают связными».

Д.Ю. У нас всё связное, у нас непростой ассоциативный ряд – это да. Не для средних умов, я бы сказал.

Клим Жуков. Ну а т.к. в Техасе, это же всё-таки Америка, вот мы снова в Америке – такой вот ассоциативный ряд. Френсис Фрэнсис Скотт Ки в 1814 году написал стихи на мелодию Джона Стаффорда Смита: 4 куплета, каждый куплет заканчивается риторическим вопросом: «O’er the land of the free and the home of the brave!» - т.е. всё понятно.

Д.Ю. Лучше всех исполнял лейтенант Френк Дребин.

Клим Жуков. «O say, can you see …» Я думал, ты не вспомнишь.

Д.Ю. Хорошее исполнение гимна!

Клим Жуков. Да, и связанный итальянец бился головой о подголовник дивана: типа, стыдобища-то какая!

Д.Ю. «Голый пистолет», часть первая, смотреть в правильном переводе.

Клим Жуков. Только в правильном переводе! Понятно, переводится: «…где свободных земля и где дом храбрецов». Ну, ответ понятен – в Североамериканских Соединённых государствах это всё находится. А вот в 1931 году, мало кто помнит, это же вообще не был никакой не гимн вообще, в принципе, его где-то там с 1870-ых просто любили очень ВМФ петь, с 1880-ых он стал официально песней ВМФ, и только в 1931 году его в качестве гимна приняли. А ирония в том, что страна-то, в самом деле долгое время бывшая и землёй храбрых, и… землёй свободных и землёй храбрецов, вот она приняла гимн тогда, когда этот статус оказался в далёком прошлом – это очень смешно, потому что американцы, которые до сих пор совесть не утратили и с тех пор, недоумевают – вот как так получилось: вчера, вот буквально вчера мы свергали заморского тирана, принимали самую демократическую в мире конституцию, и вообще у нас была первая буржуазная революция в мире в 1776 году, а вот сегодня, смотри-ка ты, земля свободных сама превратилась в того самого тирана – то Филиппины захватит, то Самоа захватит, то Гавайи, то независимость Китая и борцов за независимость Китая расстреливают из пушек, в составе сборной причём, а не самостоятельно, и вот т.д. вплоть до Ливии, Ирака, Афганистана.

Д.Ю. Диалектика.

Клим Жуков. Что случилось-то? Только что было всё хорошо, а теперь всё вот эдак вот. И никак не могут ответ дать, как правило, а ответ-то простой: когда началась американская революция, это была буржуазная революция, когда они получили независимость от заморского буржуина самого главного, 13 колоний превратились в самостоятельного игрока в политику и экономику, а раз это буржуазная экономика, естественно, буржуазная политика, с исчезновением британских грабителей, которые грабили Америку, они сами были вынуждены кого-то грабить, т.е., вполне естественно, отнимать прибавочную стоимость, часть неоплаченного труда рабочих, и, что важно, искать, куда сбывать произведённую продукцию, т.е. нужны рынки сбыта, а также источники ресурсов и самого ценного ресурса – рабочей силы. И всё это можно добыть только в колониях, у САСШ колоний не было. И поначалу это проблемой, конечно, не являлось, просто потому что, обратите внимание, США очень большое, а 13 колоний – это что вообще?

Д.Ю. Ни о чём, да.

Клим Жуков. Т.е. внутренние резервы колонизации были просто гигантские. Ну и конечно, это время становления капитализма современного, т.е. это капитализм свободной конкуренции, тот самый мелкий и средний бизнес, о котором у нас все тоскуют, они все находились в свободной конкуренции в самом деле, пока это был малый и средний бизнес, неравновесности системы легко парировались этой самой свободной конкуренцией: ну тут меньше произвели, значит, в другом месте произведут больше и насытят рынок, в одном месте, в другом, в одной ли отрасли, в другой ли отрасли. Это в самом деле очень гибкая саморегулирующаяся система, но это ровно до поры, потому что к 40-ым годам 19 века американский капитализм уже вполне оперился и уже появились первые компании. Ну, компания – она почему компания? Потому что в самом деле компания: это был у тебя один капиталист маленький или средненький, и вот их 10 собралось в компанию, ну т.е. в группу друзей, они свои маленькие и средненькие капиталя сложили – и вот смотри-ка ты, у вас уже не так мало получилось на всех, даже наоборот, получилось-то немало. И вот вам уже места не хватает, потому что не вы одни такие умные, тут все такие умные.

Д.Ю. Как в аэропорту Бен-Гурион.

Клим Жуков. Точно! А значит, как только ты залезешь на делянку конструктивных, так сказать, коллег, то у вас неизбежно начнётся конкуренция, если вы кого-то разорять будете, а это никому не нравится, т.е. вам бандитов наймут немедленно – есть такой регулятор у свободного рынка.

Д.Ю. Теневая сторона капитализма.

Клим Жуков. Да-да, как писал Пелевин: «Это вот и есть этот регулятор рынка, короче, наша «крыша».» Ну это понятно, что конкурировать-то можно как: можно конкурировать при помощи улучшения качества валенок, которые вы производите, увеличением производительности труда, т.е. чтобы у вас просто на круг денег меньше тратилось, и на рынке они были дешевле, и вы постепенно вытесните конкурента с рынка, а конкурент в это время наймёт 10 бандитов, и они вам завод сожгут – так же гораздо дешевле, и вот у вас уже никаких валенок не выпускается вообще. Ну кстати, т.к. это была "земля храбрых, они могли просто сами за револьверы взяться ещё.

Д.Ю. И вот ты уже красивый в валенках лежишь в гробу.

Клим Жуков. Да, это хорошо, если в гробу, могут просто не найти.

Д.Ю. Даже валенки.

Клим Жуков. Да, а т.к., я повторяюсь, земля храбрых, у всех там левольверт, сабля, борзый конь, там, все дела, все удовольствия. Но довольно быстро поняли, что так мы скоро все, храбрые, кончимся, поэтому лучше договариваться, и как только начинают договариваться, появляются первые монопольные предприятия и первые картельные сговоры, вполне естественно. А раз так – всё, значит, нужно теперь искать источники ресурсов, в т.ч. рабочей силы, и рынки сбыта где-то на стороне, вдруг так вышло. Ну, опять же, какое-то время хватало внутренней территории, не до конца, конечно, но всё-таки, вы посмотрите: южные штаты – так нужно же как-то, чтобы южные штаты перестали быть совсем южными…

Д.Ю. Чего это они?!

Клим Жуков. Чего это они, да. Да, ну конечно, пока южные штаты являлись главным производителем дешёвого хлопка в мире, ну 90% хлопка выкупал не кто-нибудь, а Британская империя, вчерашний хозяин, то зачем их было куда-то девать-то? В чём проблема? А вот, вы смотрите, начинается спад производства хлопка, они просто перестали быть нужны северным штатам, ну в качестве партнёра, нужно было их захватить. Ну или наоборот эти бы захватили северные, а результат-то был бы один ровно – у вас бы эти два полюса соединились, и вот опять у вас уже колонизировать нечего, значит, нужно лезть куда-то ещё. И вот ещё никакой даже войны Севера и Юга не было, а в 1846 году США аннексируют Юго-западный Орегон и получают выход к Тихому океану. А примерно тогда же, в 1846-48 году, мы помним, случилась война с Мексикой, там такой был Штат Одинокой звезды – Техас, который т Мексики отделился, вот они его решили защитить и, защитив, присоединили к себе и до сих пор никуда не отпускают, хотя Техас до сих пор называет себя «Lonely Star State».

Д.Ю. «Lone».

Клим Жуков. А, да, «Lone Star State”, правильно, да. А кстати говоря, кроме Техаса захватили ещё Калифорнию.

Д.Ю. Чтобы два раза не вставать.

Клим Жуков. Т.е. всего примерно половину территории Мексики захватили так разом.

Д.Ю. Отчекрыжили, да, просто и без затей.

Клим Жуков. Да, и кстати, до сих пор не извинились.

Д.Ю. А зачем? Они вообще ни перед кем не извиняются.

Клим Жуков. Не, ну всё-таки извиняются – например, через 100 лет ровно перед филиппинцами извинились.

Д.Ю. Ну это какая-то непонятная случайность.

Клим Жуков. Дали слабину.

Д.Ю. Да. Вон самолёт иранский сбили пассажирский…

Клим Жуков. Так 100 лет не прошло ещё.

Д.Ю. А, тут да, верно ты меня поправил!

Клим Жуков. Они должны подумать: может, не ошибка была, а может, всё правильно. А то видишь, подумаешь, ну с Филиппинами неловко-то как вышло. Так вот, получили самое главное – доступ к оперативным просторам, потому что на восток от США Европа, там колонизировать нечего, там, блин, можно только проблем навыхватывать. Это же 40-е годы 19 века, что такое США – ничего, это, да, очень агрессивный хищник, но размером со скунса, а там Британия, они, кстати, американцев не очень любят. Ну и да, конечно, к ним плыть далеко, там у них на суше разобраться тяжело, но как только ты к ним сунешься туда где они хорошо стоят, ну… ничего хорошего с вами не случится, в общем, это все отлично понимали. Но головокружение от успехов было такое, и нарождающийся империализм американский шагал в это время так широко и уверенно, что, вот смотри: в 1859 году конгрессмен от штата Миссисипи некто мистер Дэйви заявил: «Мы можем развить такую экспансию, чтобы включить весь мир. Мексику, Центральную Америку, Южную Америку, Кубу, Вест-Индские острова и даже Англию и Францию мы можем аннексировать без всяких затруднений и предрассудков, сохранив их законодательные органы и предоставив им самим регулировать свои местные дела. И это есть миссия нашей республики и её предназначение» - чисто Жириновский.

Д.Ю. Толково! «Побольше цинизма, Киса».

Клим Жуков. Да. Ну и понятно, что при таком серьёзном подходе должна была начаться борьба за что – борьба за западную часть, т.е. за Тихий океан. Больше некуда было, на запад и на юг, т.е. Никарагуа, Колумбия, Куба, ну где нужно было обязательно схлестнуться с испанцами, что и произошло в скором времени, и туда, в Тихий океан, а там уже есть англичане, немцы, французы, голландцы, те же, кстати, испанцы на Филиппинах, понятное дело. Но первыми в очереди, конечно, стояли Гавайи, чисто географически, потому что Гавайские острова – это ближайшие острова к североамериканскому побережью, это во-первых, во-вторых, Гавайи – это географический центр Тихого океана, т.е. это естественная для Америки и самая удобная из всех возможных база торгового и военного флота.

Но на Гавайи-то вполне конкретно претендовали англичане – а кто бы, вы думали? – потому что ещё в 1780-е годы там побывал некто Джеймс Кук, где его, собственно, и шлёпнули благодарные гавайцы, но его подельник Джордж Ванкувер, капитан, в 1794 году посетил Гавайи и воткнул там Union Jack, английский флаг. Правда, конечно, это почему-то в тот момент не привело вообще к включению островов в официальную английскую орбиту, потому что англичанам в это время было чем заняться, там назревали войны с Францией, там Наполеон Первый, уже вполне себе оперившийся, бегал там…

Д.Ю. Лютовал.

Клим Жуков. …в треуголке, ещё не лютовал, но вот-вот залютует. И вот с конца 18 века там же начинают постоянно оседать выходцы из Северной Америки. Это в первую очередь, конечно, были беглые моряки, которые там с кораблей просто слезали и оседали, а вот с 1820-ых годов на Гавайях начинают появляться постоянные американские миссионеры, а мы понимаем, что вслед за миссионерами придут уже все остальные.

Д.Ю. Солдаты, да.

Клим Жуков. Так точно. В 1842 году Гавайи попытались аннексировать англичане и из-за этого сразу были вынуждены сцепиться, во-первых, с американцами, а во-вторых, с французами. Но тем не менее Британия на островах обосновалась серьёзно, даже мы помним, что флаг королевства Гавайи – это в углу Union Jack английский, порванный на британский флаг, и всё остальное поле – это красно-бело-синие полосы в цвет английского флага. Но тем не менее королевство во главе с династией Камеамеа сохраняло формальную независимость. Но вот тут дальше начала играть география: от метрополии и даже от ближайших серьёзных флотских баз английских Гавайи очень далеко, а к США, конечно, тоже далеко, но гораздо ближе, и не к каким-то там базам, а прямо к метрополии. Т.е. от Сан-Франциско до Гонолулу 2393 мили – это 3851, по-моему, километр, т.е. довольно близко, во-первых, а во-вторых, американцам деваться некуда, им эта база нужна, и она довольно близко, т.е. они за неё будут драться, по-любому. Это сущность вообще империализма – это их объективный интерес, т.е. они бы их или завоевали, или не смогли бы развиваться на Тихом океане вообще никак, и дальше в сторону Дальнего Востока. Ну и поэтому, конечно, удержаться на Гавайях в исторической перспективе англичанам не светило – слишком далеко, это крайняя точка, можно сказать, их экспансии.

Ну и вот в 1875 году гавайский король Калакауа – у них ужасные имена, очень певучие, и поэтому русскому человеку очень сложно их выговаривать – Калакауа подписал указ о сотрудничестве с САСГ, Североамериканскими Соединёнными государствами. Договор был довольно интересный, потому что ну это прямо такой вот пролог к этим договорам американских империалистов, потому что сначала договор был очень справедливый, т.е. гавайский сахар ввозится в Америку беспошлинно, т.е. сплошная выгода гавайскому королю как самому главному распорядителю сахарных плантаций. При этом промышленные товары американские реализуются на территории Королевства Гавайев преимущественно, т.е. если есть там контракт на поставку, я не знаю, жестяных вёдер, то скорее всего этот контракт будут заключать в первую очередь с американцами, если они откажутся, вот тогда уже с кем-нибудь ещё – вот примерно такой был паритет соблюдён.

И вот в 1887 году последний король из династии Камеамеа оставил, так сказать, этот мир. У него были родственники, т.е. нужно было как-то садиться на престол, ну родственники, понятно, передрались, и американцы, немедленно поддержав одного из претендентов, заключили новый договор.

Д.Ю. Угу, уже правильный?

Клим Жуков. Уже правильный, да. Это 1887 год, и самое главное… ну да, там, во-первых, с беспошлинной поставкой товаров в Америку как-то пришлось немножко прекратить это всё, преимущественное право американцев на торговлю здесь стало совсем преимущественным, и чтобы этот факт как-то затвердить, американцы истребовали себе место для военно-морской базы – это был Пёрл-Харбор.

Д.Ю. «Жемчужная гавань».

Клим Жуков. Да, она Жемчужная, потому что там ловили жемчуг когда-то, и вот там уже линкоры.

Д.Ю. Ловят.

Клим Жуков. Да, там полощется звёздно-полосатый флаг, и вся такая красота. Т.е. это называлось просто, то, что договор там заключили – «Конституция штыка».

Д.Ю. А дипломатия канонерок будет дальше немножко, да?

Клим Жуков. Да, это была «Конституция штыка», и вот 1893 году королева Лилиуокалани попыталась внести некоторые изменения в эту конституцию, не отменить её, заметьте, а внести некоторые изменения, что привело к немедленной реакции: местные торговцы, в первую очередь, конечно, плантаторы, заручились поддержкой Госдепа США, и туда приплыл крейсер «Бостон», прямо на свою базу, с морской пехотой, и эта морская пехота сместила королеву Лилиуокалани, и там провели демократические выборы из двух и более кандидатов, и совершенно непонятно как, чисто случайно президентом оказался Сэнфорд Доул, который тоже по нелепой случайности оказался всего лишь кузеном Гавайской ананасовой компании американской.

Д.Ю. Так получилось.

Клим Жуков. Ну, так получилось, да. Ну конечно, вообще-то был разговор о том, чтобы эти Гавайи без разговоров просто захватить, говоря вежливо – аннексировать, но в это время…

Д.Ю. Как Техас или Калифорнию.

Клим Жуков. «Картинки по вашему запросу».

Д.Ю. Ах ты гадина!

Клим Жуков. Лилиуокалани. Всего лишь картинки нам предлагал по нашему вопросу, но, видишь, и картинок-то не нашёл. Короче говоря, в это время президентом США был очень осторожный человек Гровер Кливленд. Я, извините, буду САСШ по привычке США называть, потому что мне «САСШ» сложно выговаривать, я привык: «США» - короче и красивее. Так вот, Гровер Кливленд форсировать события не желал, и более того желал выглядеть прилично в глазах мировой общественности: ну что такое «захватить»? Вы что себе позволяете?

Д.Ю. Мы не такие.

Клим Жуков. Мы – нет, вот выборы проведите, вот нормально всё. Смотрите, кто…

Д.Ю. Народ!

Клим Жуков. Народ решил гавайский.

Д.Ю. Да, настоящие гавайцы.

Клим Жуков. Да, а тут, ну видите ли, они захотели почему-то кузена нашего плантатора – и что?

Д.Ю. И что? Это их выбор.

Клим Жуков. Он там давно живёт, всё знает. Кстати говоря, этот Сэнфорд Доул был одним из тех, кто ещё в 1987 году проводил эту «Конституцию штыка», т.е. его там давно знали, он был заслуженный деятель политики.

Д.Ю. Гавайской?

Клим Жуков. Да. Но Гровера Кливленда сменил Уильям МакКинли, которой такой щепетильностью уже не отличался…

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. …потому что на носу было решительное столкновение с Испанией, там же вот-вот буквально Кубу захватят, и т.д., там в Никарагуа будут большие проблемы, там вот-вот будет постройка Панамского канала, ну в общем, на той стороне Тихого океана обязательно нужна была своя точка, в обязательном порядке. Да, кстати, 1893 год – это же, считай, вот-вот коронация Николая Второго, принятие на вооружение винтовки Мосина у нас – вот это вот всё рядом совсем, ну так, чтобы провести некоторые исторический мостик в хронологии.

Так вот, в 1897 году МакКинли договаривается с властями этой самой самопровозглашённой республики о присоединении к США, а вот почему-то коренное население выступило против решительно. Вот вроде они только что голосовали за этого президента, а тут оказалось, что что-то не так, и вот они подписали петицию, представляешь, 38 тысяч человек с лишним подписало петицию против присоединения к США и отправили они эту петицию в Конгресс. Угадай, что дальше было.

Д.Ю. Конгресс рассмотрел?

Клим Жуков. Да, он рассмотрел и, более того, действия этого президентского предложения об аннексии приостановил, но всего лишь на один год, потому что 4 июля 1898 года США уже без всяких разговоров аннексировали Гавайи.

Д.Ю. Сколько можно?

Клим Жуков. Да, и Сенат что-то как-то уже всё одобрил, всё в порядке, ну, высшая у них палата, Сенат, всё это одобрила. Т.е. важнейший стратегический пункт в океане был захвачен, т.е. ключ к активной политике на Тихом океане и Дальнем Востоке был получен, а значит, эта политика должна была развернуться во всю ширь. Правда, ещё Гавайи никакие не были американские, и даже там ещё не было Пёрл-Харбора, но уже американцев ничего не сдерживало, по большому счёту, потому что, смотрите: 40-ой год 19 века – карательный десант на Фиджи, потом ещё были в 1855-ом, в 1858-ом. В 1841 году десант на Самоа, первый из числа, потом 1843 год – в Кантоне в Китае морская пехота США высаживается. Это всё вопросы торговли, там обидели торговцев – получите, сейчас вот вам объяснят, только никуда не уходите. 1854 год – рейд на Шанхай, ну и конечно, наш любимец: 1853-1854 – два рейда Мэтью Кэлбрейта Перри в Японию, где он буквально принудил при помощи пушек японцев пустить американских торговцев в Японию, это раньше было категорически запрещено, торговали только в одном месте и через императорскую монополию, теперь нет.

Д.Ю. А вот я сейчас по столице-то вам…

Клим Жуков. Тресну!

Д.Ю. …влуплю со всего борта, да – посмотрим, как вы запоёте.

Клим Жуков. Что, не нравится?

Д.Ю. Да. Давай торгуй уже!

Клим Жуков. Дальше 1859 год – активнейшее участие в китайской Второй Опиумной войне. Там вообще-то собирались разобраться со всеми проблемами французы и англичане, потому что это они там опиумом торговали, но американцы сказали: «А мы тоже хотим! Чего это мы будем в стороне? А как же мы?» И они тоже приняли активное участие.

Д.Ю. А наши? Наши позже, да?

Клим Жуков. А наши ещё нет, да какое там: 1859 год – у нас ещё даже приблизительно не построена Транссибирская магистраль железнодорожная, на чём мы туда войска будем поставлять? Ни на чём. Только казаки могут доскакать, но их мало.

1863 год – опять в Японию, рейд на Симоносеки, и более того, морское сражение в Симоносекском проливе, где японцам там выдали как надо вообще. То же самое, по вопросам торговли, правда, уже в конкретном княжестве, которое вдруг закозлило и решило не пускать американцев.

Д.Ю. Что это?

Клим Жуков. Непорядок.

Д.Ю. А как же демократия?

Клим Жуков. Ну вот посмотрите.

Д.Ю. А вот наши корабли, кстати.

Клим Жуков. Да, демократичные. Не какие-то феодальные корабли…

Д.Ю. Как у вас.

Клим Жуков. …а нормальные. Да, как у вас, у папуас.

Д.Ю. Да, проклятые царисты!

Клим Жуков. Так точно, эти самые – сёгунаторы.

Д.Ю. Императристы, да.

Клим Жуков. 1866 год – десант опять в Китай, в Шанхай на этот раз. 1867 год – попытка, правда, неудавшаяся попытка захвата Формозы, ну т.е. Тайваня. 1888 год – десант в Корее. 1888-89 год – война в Самоа, там, опять же, был государственный переворот, и американцы решили помочь кому-нибудь, и помогли. Потом 1894-96 год – десантная операция в Корее, ну потому что там была японо-китайская война, ну а Корея рядом, ну и американцы решили, что там надо немножко как-то свои интересы позащищать, хотя их никто не звал, заметьте. Опять 1898-1899 год – второе вторжение на Самоа, ну и конечно, моё любимое: 1896-98 год – это Филиппинская революция, когда филиппинский народ поднялся на освобождение от испанских колонизаторов. Удачно сложилось, потому что в это время США воевали в Испанией в американо-испанской войне, они тут же прислали флот и морскую пехоту в поддержку…

Д.Ю. Помочь.

Клим Жуков. …филиппинских борцов за независимость.

Д.Ю. Восставших.

Клим Жуков. Да, потому что они же за демократию, и мы за демократию, они против испанских царистов…

Д.Ю. А кто враги демократии? Понятно, испанцы.

Клим Жуков. Испанцы!

Д.Ю. Мрази такие!

Клим Жуков. Ну они же там с 16 века демократию давят везде. Сейчас мы – во!

Д.Ю. Свободу принесём.

Клим Жуков. Да, и принесли, потому что при помощи США и собственно филиппинцев испанцев с Филиппин-то выкинули, но испанцев-то выкинули, но почему-то американцы решили никуда не уходить.

Д.Ю. Ну раз помогли… Долг платежом красен.

Клим Жуков. А дальше получилась скотская история, потому что Филиппины…

Д.Ю. Это была ещё не скотская?

Клим Жуков. Нет! Это только начало скотской истории. Вот послушай: Филиппины провозгласили, как известно, независимость – это 12 июня 1898 года. Эта дата – это важно. Ещё испано-американская война не кончилась, американцы с испанцами ещё хлещутся, там пушки стреляют, линкоры с крейсерами плавают…

Д.Ю. Они только в районе Южной Америки воевали или и в Испании тоже?

Клим Жуков. Они… ну, в самой Испании, конечно, нет, в Испании не воевали, а вот в районе Южной Америки на Тихом океане вполне себе… и в Карибском бассейне вполне себе воевали, на Кубе и т.д.

Д.Ю. На Кубе там, помню, пароход какой-то американский утопили, да?

Клим Жуков. Это крейсер «Мэн» подвзорвали.

Д.Ю. Да, что послужило началом. Сами, небось, подвзорвали?

Клим Жуков. Ну, скорее всего, так как-то получилось, что там не погибло ни одного офицера почему-то. Как-то так…

Д.Ю. Так, матросишки никчёмные, да?

Клим Жуков. Да, причём там масса негров была.

Д.Ю. Ну, это вообще!

Клим Жуков. Конечно, доказательств никаких нет, но испанцы только, наверное, очень сильно покурив местной конопли шикарной, вот тогда бы, наверное, могли подвзорвать американский крейсер – просто зачем?

Д.Ю. Зачем, да?

Клим Жуков. Но повод был отличный. Короче говоря, два месяца ещё война не закончилась, но… Да, и испанцы в это время-то ещё находились на Филиппинах, кстати говоря, но, конечно, они контролировали только столицу и округ столицы, их ни американцы, ни филиппинцы выбить оттуда не смогли. И вот филиппинцы провозглашают независимость, а вот США 10 декабря 1898 года покупают у Испании Филиппины за 20 миллионов баксов. Это всё ратифицируется по Парижскому мирному договору после окончания Испано-американской войны, или Американо-испанской, как правильно называется? И вот, филиппинцев никто не спросив, их уже купили.

Д.Ю. Да, вот вопрос: а филиппинский народ был опрошен – референдум, может, какой-то, голосование?

Клим Жуков. Не, ну простите, все были в курсе, что Филиппины уже объявили независимость, но, однако, ну да, конечно, американцы без дураков могли. Ну как, конечно, они далеко не одни разбирались с испанцами, собственно, пехота-то там была в основном именно филиппинская, т.е. именно та военная сила, которая захватывала территории и водружала флаг, но все были отлично в курсе, что Филиппины теперь независимые, и вот независимые Филиппины через два месяца покупают.

Д.Ю. И продают, да.

Клим Жуков. И вот Филиппины уже протекторат США – никто никого не спрашивал.

Д.Ю. Здоровски, да! А теперь эти люди читают всем лекции, как там кого захватывать, аннексировать, да?

Клим Жуков. Что мы там Крым как-то не то…

Д.Ю. Да, с Крымом как-то не так получилось, как считает самая передовая мировая держава.

Клим Жуков. Причём, заметьте, это же было не в 15 веке, это было вот буквально недавно, вообще недавно. Я недаром сказал, что это вот как раз сейчас будет у нас коронация Николая Второго – это же вот буквально вчера. Это кажется из-за того, что географически далеко, что это было давно – нет, прошу прощения, вот мы периодически чуть не морды друг другу бьём, споря о личности Николая Второго – так вот это современник вот этих событий, это конкретно вот было...

Д.Ю. Кстати, вопрос возник: когда там Папа глобус делил по 46-му меридиану, тогда меридианы-то уже были?

Клим Жуков. Нет, не умели. Там всё было просто: от островов столько-то миль и дальше всё ваше, а за ними всё испанское.

Д.Ю. А вот когда откроете меридианы – по 46-му меридиану.

Клим Жуков. Как только будут меридиан, всё там же. Ну это же довольно точно, он точно сказал: 100 миль, всё. Дальше можно отмерить, оказалось, что Папа чётко попал в 46-ой меридиан, потому что умный, и ему Бог помог, конечно.

Д.Ю. Вёл его руку.

Клим Жуков. Да. Ну и конечно, началась война, уже на этот раз против Америки. Надо ли говорить, что если они…

Д.Ю. Со стороны филиппинцев?

Клим Жуков. Да, ну а там причём как – со стороны филиппинцев: видите ли, она началась со стороны американцев, потому что, опять же, повод был шикарный, это причём было конкретно вот то, что называется у нас, у гопников «докопаться до столба», потому что мимо американской базы шёл филиппинец, американскому часовому показалось, что он собирается проникнуть на охраняемую территорию, он долго ему орал, почему-то по-английски. Странно – филиппинец по-английски не понимал, и он его застрелил.

Д.Ю. Так бывает, да.

Клим Жуков. Вот, всё, это нападение на часового, военные действия, а филиппинцы, конечно, тут же в долгу не остались немедленно, потому что у них же здесь народ, считай, под ружьём, под копьём, с камнями, обозлённый до ужаса.

Д.Ю. Они вообще свирепые.

Клим Жуков. Вообще-то да.

Д.Ю. Видал, как они палками друг друга лупят?

Клим Жуков. Это они у испанцев подсмотрели …

Д.Ю. Неважно.

Клим Жуков. Испанцы-то ещё, оказалось, более свирепые. Короче говоря, надо ли говорить, что если филиппинцы еле-еле справлялись с испанцами, то с американцами там вообще никаких шансов в принципе не было, и в 1902 году их разбили, захватили поочерёдно двух вождей этой самой Филиппинской революции антиамериканской, но партизанские действия продолжались до 1913 года вообще, но и их в конце концов тоже задавили, и Филиппины оставались протекторатом США до 1946 года, а Филиппины – это уже, прошу прощения, всё, Юго-Восточная Азия, т.е. до Индокитая остался один шаг вообще, вот мы уже почти в Индокитае.

И вот тут-то нужно вспомнить, что в 1899-1901 году американцы в составе сборной из 13 лучших держав участвовали в Китае в подавлении восстания ихэтуаней, тоже связанное не в последнюю очередь с опийной торговлей, ну и вообще полной распродажей Китая с молотка. Оказалось, что Китай нужно продолжать распродавать с молотка, в обязательном порядке.

Д.Ю. Смотреть на него что ли?

Клим Жуков. Да. Т.е., как мы видим, Америка в самом деле себя до получения базы на Гавайях ничем не ограничивала, но тоже прошу заметить – только с получением базы на Гавайях они смогли развернуться во всю ширь, просто потом что на Гавайях, понятно, там можно набрать воды, продовольствия и, что важно в условиях уже наступившего века пара, отбункировать корабли углём, потому что раньше-то парусный корабль – ему ну только еду, воду собрать, и всё, пока дует ветер, он катается, плохо, хорошо, но он едет.

Д.Ю. А тут топливо.

Клим Жуков. А тут нужно топливо, т.е. нужно где-то чтобы были склады с углём – а вот очень удобно: Гавайи, и это в самом деле стало оперативная база США и остаётся ею до сих пор.

Д.Ю. Но для многих открытие: вот, например, как строительство Беломорско-Балтийского канала, что у СССР не было судов, которые могли бы обогнуть Скандинавию и прийти в Архангельск, а загрузиться углём нигде не давали, «друзья» потому что.

Клим Жуков. А чего это вы тут?

Д.Ю. Да, пришлось копать Беломорско-Балтийский канал. Папа Павлика Морозова копал и вернулся с орденом, как строитель.

Клим Жуков. И с денежками.

Д.Ю. Да, тварь такая!

Клим Жуков. Вот. Ну вот Индокитай: в прошлый раз мы уже обозначили, что это место-то, в общем, очень важное, тем более для колониального освоения – там столько всего пропадает! Но тут нужно оговориться, что в описываемое время, т.е. это 19 век… Кстати, да, я ещё забежал вперёд, у меня тут циферки были некоторые выписаны, а именно, вот посмотрите: только за вторую половину 19 века США провели на Тихом океане и Дальнем Востоке 18 полноразмерных войсковых операций.

Д.Ю. Напряжённо!

Клим Жуков. Т.е. работали, не покладая рук вообще. И опять же, всегда я на это очень люблю обращать внимание – говорят: вот американцы где-то высадились, там морская пехота… Ну да, американцы, да, морская пехота – вот посмотрите, кто их пригласил: например, Гавайская ананасовая компания. Ну это же просто люди-зеленщики, которые фруктами торгуют. Ну, казалось бы, что такое ананасы? Ну за ананасы можно взять, положить там пару сотен человек вообще запросто, а можно и больше. «United Fruit», эти вот самые другие зеленщики, они клали людей десятками тысяч вообще-то ради своих банановых интересов, это просто торговля бананами, ничего больше, это не нефть, не наркотики, это просто банан, сахарный тростник, там, чего-нибудь ещё.

Д.Ю. Да, немедленно вспоминается х/ф «Продавец»: «Так ты что кинул родного отца?» - «Это бизнес, Дон». Ну вот оно, да. Я, с твоего позволения, на глобус посмотрю, а то я запутался, где Филиппины, насколько далеко или … близко

Клим Жуков. А я пришлю карты, как обычно, чтобы можно было понять, что где находится.

Д.Ю. Это, да, я сейчас глянул, там тоже Тихий океан. Так?

Клим Жуков. Так вот Индокитай – это очень важно, но абсолютно удивительно, но во время этих 18 военных предприятий, сразу после них инвестиции в Индокитай американские, не считая, конечно, Филиппин, стремились к нулю. Я не говорю, что они были нулевыми, там какой-то бизнес, конечно, американцы вели, но там реально было ни о чём, т.е. говорить просто серьёзно не приходится.

Д.Ю. А Филиппины, извините, это вот под Тайванем сразу, да.

Клим Жуков. Да, так точно.

Д.Ю. Да, рядом совсем, и Вьетнам уже вот тут.

Клим Жуков. Всё, вот они все тут.

Д.Ю. Да. Так?

Клим Жуков. Смотрите, как интересно: это они с испанцами поссорились, и вот уже Филиппины не испанские вовсе, а ты около Индокитая.

Д.Ю. Да, хорошо.

Клим Жуков. Ну вот, смотри-ка ты, однако, в Индокитай они не вкладывались совершенно никак, и интересов у них там не было, почему – да потому что американцы вполне ясно делали ставку на освоение китайского, корейского, японского регионов, у них туда уже было вкачано усилий и денег настолько немало, и территория казалась настолько перспективной, что бодаться за Индокитай на тот момент они были, видимо, не готовы. Повторюсь, бодаться там пришлось бы не с Испанией, а бодаться пришлось бы с Англией и Францией…

Д.Ю. С передовыми державами.

Клим Жуков. В первую очередь, конечно, с Англией, т.е. это уже вопрос не Гавайев, потому что ладно Гавайи англичане ещё проглотили, хотя конкретно в 40-е и позже годы американцы прямо угрожали войной, т.е. «мы готовы воевать за Гавайи с вами». А вот Индокитай – там англичане и французы очень давно, очень плотно, у них там масса интересов, и это близко к английской Индии, а вот от Индии, там у них с базами флота всё в порядке, вы там таких неприятностей выхватите, если что! Т.е. ну это просто на счётах посчитали, косточку туда, косточку сюда, сколько они потратят на возможную войну, и как долго это будет отбиваться, и отобьётся ли вообще. Кстати, можно же проиграть.

Д.Ю. Да, так тоже бывает.

Клим Жуков. Такое дело война-то. Т.е. это поэтому считалось направлением, видимо, бесперспективным, тем более, что всё в порядке в Китае и в Японии, ну и тем более Филиппины под боком тоже есть, они уже наши, давайте тут работать. Но при этом они смотрели через проливы и считали деньги в обязательном порядке, а вот что можно было посчитать, потому что перспективы Индокитая были грандиозные, в т.ч., повторюсь, колониальные, потому что к 1950 году там население общее Индокитая было 170 млн. человек – это ж можно кого поработить, это же столько народу!

Д.Ю. Да, к делу пристроить.

Клим Жуков. Да. И к 30-ым годам 20 века это 90% мировой продукции натурального каучука, это 70% мирового олова там добывалось, 20% свинца, 20% вольфрама, ну, нефти совсем чуть-чуть – там, то ли 4, то ли 5%, это ни о чём, но 80% кокосовой пальмы там добывалось и всех продуктов кокосовой пальмы, а мало кто понимает, что кокосовая пальма – это просто готовый печатный денежный станок, всё, что растёт на этой пальме, всё идёт в дело без остатка вообще, от волосиков на кокосовом орехе до, естественно, молока, которое можно просто употребить внутрь. И главное, что у этой пальмы нет периода вегетации какого-то особого, она растит кокосы всё время.

Д.Ю. Какая полезная, а?!

Клим Жуков. Т.е. у неё один кокос уже упал, второй растёт, и это всё непрерывно.

Д.Ю. Говорят, коксами по башке убивает людей больше, чем сжирают акулы, значительно причём.

Клим Жуков. Ну, даже не знаю, это как-то…

Д.Ю. Я когда жил на Мальдивских островах, там всё время папуасы бегают и трясут, чтобы дорогим туристам по башке не прилетело.

Клим Жуков. Да, и самое главное, что сажать кокосовую пальму замечательно: кокос упал – это семечко, она, будьте уверены прорастёт. В смысле культурного использования кокоса задача твоя как хозяина, ну или пользователя кокосовой пальмы подбежать вовремя к упавшему ореху, понравившийся тебе орех схватить и его отложить просто, чтобы он просто прорастал где-нибудь. Как только из него появится росток, вставить в землю подальше от остальных пальм, чтобы он просто им не мешал – это вот называется культурная высадка кокосовых пальм. Охренеть легче!

Д.Ю. Хорошо у них там, а?!

Клим Жуков. Вот, плюс это 75% мирового экспорта риса и 90% хинина.

Д.Ю. Это кора чья-то, да?

Клим Жуков. Да, это же просто золотое дно, т.е. было бы грешно…

Д.Ю. Не пользоваться, да?

Клим Жуков. …оставлять такое без внимания. И вот смотрите: в 40-ом году Малайя-Сингапур – это экспорт 556 тысяч тонн каучука в год, только за 40-ой год, т.е. это 40% экспорта вообще мирового сырья за год.

Д.Ю. Это ты про 19 век или про 20-ый?

Клим Жуков. Это 1940-ой, это мы уже всё, мы перескочили уже в… это я говорил о перспективах коммерческого использования данной территории. К тому же в Малайе – ну что эта Малайя, это же её на карте вообще еле видно, а если пальцем прислонить – так всё, её и нет, этой Малайи, это же натурально клочок земли – там добыли только за 1940 год 87 тысяч тонн олова и 1 млн. 300 тысяч тонн железной руды.

Д.Ю. Неплохо!

Клим Жуков. 800 тысяч тонн угля, 500 тонн вольфрама. Кстати говоря, вот-вот война моторов начнётся, где вольфрамовые сердечники будут очень нужны для артиллерии. И всего-то 1300 кг золота.

Д.Ю. Хорошее место, слушай!

Клим Жуков. Только Малайя вот такусенькая! Товарооборот в сингапурском порту перед войной, т.е. там 1930-е годы – это по полмиллиарда американских долларов в год, это тех ещё долларов, это к современным сразу на 20 увеличьте, это где-то примерно вот так будет. Ну понятно, что Сингапур – это ясно всё, это важнейшая военно-морская база, тогда английская. В общем, это пока ладно. Но, повторюсь, на момент времени, который мы обсуждаем сейчас, американцы туда не вкладывались, не смотрели они в ту сторону совсем.

Д.Ю. Ну конечно, вот-вот сейчас грянет Первая мировая война, и она, конечно, многое поменяет в наших и их рассуждениях.

Клим Жуков. Про Францию: французы вложили, прямо скажем, огромные суммы в Индокитай, т.е. их, наверное, до конца-то исчислить невозможно в силу того, что они там с 18 века вкладывались, во Вьетнам как раз, в Лаос, в Камбоджу. Ну, англичане, понятно, Бирму всячески развивали. Американцы же, да, они очень много тратили в Филиппинах, ну и впоследствии в Индонезии. В Индонезии, конечно, «Standard Oil», т.е. нефть со страшной силой добывали, там Суматра, Ява, Борнео, и к 1924 году американские только нефтяные инвестиции где-то равнялись около 20 млн. долларов в Индонезии, а вот к 1929 году 73 млн., 1935 год – 110 млн. долларов. Т.е. видно, что регион-то они, конечно, уже с большим интересом рассматривали, почему – ну, например, ещё потому что каучук. Вот, например, у Дюпона каучуковые плантации – это где-то 104 тысячи акров к концу 1920-ых годов, к 1927 году. А вот Гудиер – там поменьше, 84 тысячи акров. Т.е., опять же, повторюсь, это я всё цифры бомблю не так просто, это показатель экономических перспектив и того, что американцы туда, да, уже конкретно вкладывались. Ну и например, вот смотрите: «Дженерал-моторз» на Яве оборудовал сборочный завод. Это когда начался вывод тяжёлой промышленности из США – при Обаме, при Буше? Нет, товарищи, даже не при Клинтоне, это всё началось гораздо раньше. И там, смотрите, к 1940 году там собирали по 5500 грузовиков в год, на этой самой Яве, потому что там дешёвая рабочая сила, там не нужно ставить фундаментов, там просто из бамбука ангар собрал, и всё…

Д.Ю. Попёрло.

Клим Жуков. …крышу жестяную застелил, которая дождь не пропускает – и давай, бомби. Очень удобно, исключительно! Да. И, опять же, если мы посмотрим внимательно на экономическую составляющую эту самую колониальную, в т.ч. мы понимаем, что колониализм бывает прямой военный, когда просто приплыли на военных кораблях, высадили людей с винтовками и всех перехватали, захватили территории, а бывает экономический колониализм, потому что, посмотрите, вложения какие были, вот мы сейчас их описывали, например, в каучуковую промышленность, каучуковую добычу. Сначала вложения очень сильно превосходят вывоз чего-либо из колонии, например, из Индонезии или с Филиппин, а смотришь – через 5 лет начинается совершенно обратная картина, т.е. это значит, это прямо маркер, что когда пройдена точка баланса, и вывоз больше, чем ввоз – это всё, это значит началась экономическая эксплуатация этой территории, вполне конкретная. Ну понятно, вначале что-то вложить надо, чтобы потом что-то забрать, сначала нужно что-то вложить, естественно, а потом всё, это экономически закабалённая территория, повторяюсь, для этого совершенно не обязательно высаживаться там с пушками, можно просто всё купить.

Ну, конечно, да, во Вьетнам и сопредельные территории, в Камбоджу, например, французские, например, вложения были на момент времени гораздо больше американских, ну там это просто в космических суммах измеряется разница, потому что американцы сначала туда не вкладывались. А вот смотри, начинается Первая мировая война, и Первая мировая война нанесла удар, как мы знаем, не только по Европе, которая фактически стала смертью классической Европы и в экономическом смысле, и в смысле идеологическом, и в смысле, конечно, философском, потому что это разрушило европейское сознание, в общем, как тех самых наций, которые формировались ещё с классического Средневековья, всё это было перечёркнуто Первой мировой войной, и Европа, в общем, надломилась. Сейчас Европа вроде бы там же и вроде бы та же, но она уже не вполне равна самой себе, потому что фазовый переход-то был перейден, конечно же.

И вслед за этим последовал, конечно же, первый очень серьёзный удар по колониальной системе, потому что главный инструмент мировой колониальной системы – это, конечно, военно-морской флот и торговый флот, конечно, вслед за этим. Главным держателем и того, и другого в мире долгого время оставалась Британская империя, собственно, с 1805 года после победы при Трафальгаре это была главная военно-морская сила в мире, и это была правда: в самом деле, страшнее англичан, страшнее Великой Британии на море зверя не было, но, сцепившись с Германией, англичане, во-первых, потеряли очень много боевых кораблей, самое главное, не первого ранга, а «рабочих лошадок», которые и будут конкретно исполнять колониальные функции, т.е. те самые канонерки, это не огромный дредноут, это кораблик, который недорогой, его можно послать к каким-нибудь страшным Соломоновым островам с двумя пушками, там, калибра 102-123 мм и решить там конкретные проблемы, но вы что серьёзно пришлёте дредноут на Соломоновы острова? А по кому вы там будете стрелять, мне интересно? Там один снаряд стоит дороже, чем тысяча папуасов.

Д.Ю. А как британский флот контролирует всё это дело? Он не разрешает заходить в порты, не разрешает выходить из портов, грабит корованы на торговых путях – как флот пугает?

Клим Жуков. Нет, это по ситуации: во-первых, конкретно, когда колонии уже захвачены, флот – это именно то, что, если что, доставит необходимый вес насилия, чтобы это самое восстание, например, подавить.

Д.Ю. Пехоту, оружие, да?

Клим Жуков. Пехоту, орудия, оружие. Да, чтобы доставить материалы стратегические, нужен, конечно, торговый флот, т.е. просто обычные грузовые корабли-сухогрузы. Флот их на этом пути должен охранять. В конце концов, вокруг другие империалистические хищники, а другим империалистическим хищникам нужно постоянно демонстрировать флаг, т.е. ты не просто тут так, приехал такой весь англичанин – подумаешь англичанин, тут таких, как ты, знаешь, сколько?! А вот если англичанин приехал на каком-нибудь линейном крейсере – вот это совсем другое дело, уважаемый человек.

Д.Ю. «Вы в каком смысле сейчас плюнули за борт послед слова «Британская империя»? Я не рекомендую вам плеваться после слов «Британская империя»».

Клим Жуков. Как писал Джек Лондон.

Д.Ю. Нет.

Клим Жуков. Нет, не Джек Лондон?

Д.Ю. Это Клавелл.

Клим Жуков. А, Клавелл, да-да-да.

Д.Ю. «В каком смысле?» - отлично было! Вот и поговорили, да.

Клим Жуков. Это вы, может, в неоскорбительном смысле плюнули, надо просто выяснить. Но чтобы выяснять не пришлось, вы лучше просто не плюйте. Т.е. это угроза насилия и, если что применение насилия или к покорённому населению, или к другим претендентам на данной территории. Ну вот смотрите: испанцы не смогли к американцам необходимую сумму насилия применить, а американцы к испанцам смогли, и вот как всё с Филиппинами…

Д.Ю. И где теперь ваши испанцы, да?

Клим Жуков. Как вот теперь? Теперь они пытаются, чтобы от них Барселона не отсоединилась.

Д.Ю. Да, а вообще так везде друзья.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Везде демократия, свобода и везде друзья, да.

Клим Жуков. Ну потому что «капитализм – счастье…», ну и вы поняли. А это, собственно, это же как раз…

Д.Ю. Оно и есть, да.

Клим Жуков. Это капитализм, это уже даже не его становление никакое, это уже фактически пик его развития – 90-ые годы 19 века, дальше всё, капитализм умирает как прогрессивная система, т.е. дальше будет только хуже, и мы это увидим, как нам будет хуже.

Д.Ю. Ну, все идиоты расскажут, что это было в 19 веке, и теперь ничего подобного нет. На вопросы, зачем США…

Клим Жуков. 12 авианосцев.

Д.Ю. …да, самая большая в мире армия, самый большой в мире флот, ответа почему-то не следует.

Клим Жуков. Ну если теперь ничего подобного быть не может, так давайте, может, все авианосцы это…

Д.Ю. На иголки.

Клим Жуков. Иголки-то вон полезные. Что-то американцы до сих пор никак не могут, хотя вроде бы все соглашения подписали, химическое оружие своё уничтожить.

Д.Ю. А зачем?

Клим Жуков. Они постоянно откладывают, откладывают. Мы-то всё уничтожили.

Д.Ю. Идиоты!

Клим Жуков. И себе, и сирийцам, кстати, заодно. Кстати, с опережением графика, потратив дополнительные денежки, чтобы быстрее соглашение соблюсть, а вот теперь выясняется, что мы не всё уничтожили и даже сохранили кое-что, чтобы Скрипалей известь.

Д.Ю. Ну там, наверное, специально где-то забодяжили немножко.

Клим Жуков. И написали: «Для Скрипалей». Странно, что ещё этого не нашли – бумажки, написано: «На Скрипаля».

Д.Ю. Я думаю, нашли, просто не показывают пока.

Клим Жуков. Да, ну и что, и наступает первая схватка за передел мира, Первая мировая война, Как я уже говорил, да, англичане очень сильно надорвались, и бог с ними, с потопленными торговыми судами, а немцы их перетопили просто ужасающее количество, особенно под конец войны, когда была объявлена неограниченная подводная война – то-то все удивились! Ну это в самом деле оказалась беда, тогда подводные лодки были плохие, я бы сказал, просто никакие, но бороться с ними умели ещё хуже, т.е. никак не умели с ними ещё бороться по-настоящему, и поэтому эффективность подводных лодок была очень серьёзная. Т.е. как только немцы перестали стеснять себя чем-нибудь, Англии был нанесён просто колоссальный урон, но самое главное, что Англия надорвалась финансово, т.е. вполне конкретно 4 года войны даже Британская империя оказалась не в состоянии вынести по-настоящему, и Британская колониальная империя, в общем-то, вроде как сохранилась, но смотришь – она как-то уже немножко не так здорово выглядит, как она выглядела, скажем, в 1913-ом благословенном, последнем предвоенном году, гораздо хуже. Она попала элементарно в серьёзные долги к США, и вот мы видим, как бывшая колония постепенно начинает захватывать функции метрополии. Ну, кстати говоря, ровно перед этим, незадолго до Первой мировой войны, это говоря в ВМФ, американцы сформировали такой очень показательный акт, а именно они построили т.н. Большой белый флот – ну они просто построили новых броненосцев хороших, настоящих, здоровских, покрасили их в белый парадный цвет и отправили все вокруг земного шара, чтобы все посмотрели, что у нас теперь есть.

Д.Ю. Это чтобы дружеские заходы в порты были, да?

Клим Жуков. Конечно, конечно: приехать, там в каких-нибудь спортивных мероприятиях поучаствовать, моряки здорово гребут все, и вообще моряки – здоровые отчаянные люди.

Д.Ю. Да, симпатичные.

Клим Жуков. Да, там светские рауты, короче, повторяюсь, демонстрация флага, ничего особенного, просто красивые белые корабли.

Д.Ю. И мы все в белом, в этих шапочках.

Клим Жуков. Да-да. В шапочках, эти сабли у них у всех, у морской пехоты, до сих пор, очень красивые. Вот, пожалуйста, продемонстрировали, совсем скоро это заработало, и самое главное, что американское вот это вот всё заработало сильно позже, чем во всей остальной Европе, потому что американцы как раз с Первой мировой войны получили только выгоды.

Д.Ю. Пока там на фронтах страдали и миллионами убивали, эти только наварились, извините.

Клим Жуков. Конечно, там всё было в порядке с поставками продовольствия, стратегических материалов, вооружений. Ну правда, в конце концов, такие: «Ну что ж мы теряться-то будем?» - и отправились воевать в Европу.

Д.Ю. Чего стоим в стороне-то?

Клим Жуков. Конечно. Для немцев, конечно, это была огромная неприятность, потому что страна, причём мощная страна, которая ни разу вообще ещё не участвовала в войне, не уставшие, солдаты не измотанные, полные энтузиазма разобраться с фрицами, с гуннами, как их называли тогда – ну они же дикари, гунны. Вот, рассказывали страшные истории, как немцы едят людей, и в это все серьёзно верили.

Д.Ю. Ну, идиотия простолюдина вообще не поддаётся описанию. Как там у какого-то этого Сёки Асахары японского, забыл: на то он и простолюдин, чтобы ежечасно обнаруживать своё скудоумие. Кто в такое может поверить-то вообще? Ну и что?

Клим Жуков. Ну, у немцев же были проблемы с продовольствием, и англичане и американцы на полном серьёзе рассказывали, что они закатывают трупы в консервные банки и делают из них тушёнку, и потом дают солдатам, вот. И все натурально такие: «Ну блин, наверное, да. А чего? Посмотрите, какие они страшные».

Д.Ю. А чего такого, да?

Клим Жуков. «Посмотрите, какие они страшные, эти немцы».

Д.Ю. Сила, пропаганда – это сила!

Клим Жуков. Про всякие зверства жуткие рассказывали. Я ничего не говорю, немцы, в общем, делали всякие зверства в т.ч., но если поделить на 540, наверное, вот это вот будет результат тех зверств, которые предпринимали немцы. Тоже ничего хорошего, но, повторюсь, окружающие были от них в панике. Впрочем, немцы рассказывали то же самое про союзников по «entente cordiale», «сердечному согласию». Короче говоря…

Д.Ю. А почему его всё время говорят без «кордиаля»?

Клим Жуков. Ну «Антанта» и «Антанта», так короче. Попробуй этот «кордиаль» выговори ещё, тем более «cordial» - это же ужас. Я так сам никогда не говорю. «Антанта» - сразу понятно: мерзавцы и сволочи!

И конечно, американцы неизбежно должны были захватывать ведущие позиции вот на тех самых колониальных морских путях, которые начали утрачивать англичане, и да, мы смотрим, что уже к началу, к середине 20-ых годов, смотришь, у американцев уже и флот вроде бы побольше, чем у англичан, да и как-то они вообще выглядят гораздо презентабельнее.

Д.Ю. Т.е. подхватили…

Клим Жуков. Выпавшее знамя.

Д.Ю. …случайно выпавшее из цепких когтей знамя.

Клим Жуков. Волосатыми щупальцами американских ястребов подхватили. Ну а дальше, мы, конечно, понимаем, что дальше была Вторая мировая война, т.е. второй подход к переделу карты. Первый подход удался очень плохо: неправильно, не до конца и не так.

Д.Ю. Не достигли результатов?

Клим Жуков. Не, ничего не достигли. Они, конечно немцам выписали по бубну со страшной силой, потому что немцы оказались виноваты во всём. Неплохо бы ещё Россию сделать виноватой, но как-то так получилось, что у нас победила социалистическая революция, и на все попытки наложить на нас санкции наши просто не реагировали.

Д.Ю. В ответ клали что-то другое.

Клим Жуков. В ответ клали, да, с обратной резьбой что-то другое. Более того, вдруг через некоторое время выяснилось, что делать во всём виноватой Советскую Россию нельзя, потому что у неё – о ужас! – стало всё в порядке с экономикой, и смотришь – там уже какой-нибудь 1922 год, вот только-только была интервенция, а смотришь – англичане уже с нами торгуют, потому что после войны это очень важно, нужно поднимать экономику, и смотришь – уже товарищ Красин в Лондоне заключает торговые контракты, а Пётр Александрович Врангель в это время на континенте сосёт известный прибор, потому что что-то с ним никто никаких контрактов не заключает – кому ты нахрен нужен?

Д.Ю. Поэтому ему памятники и ставят, да.

Клим Жуков. Да, и все остальные только выпускают мудацкие журналы разнообразные – всякие там «Колоколы» и как там они назывались-то… ну неважно, короче, много их там, этих белогвардейских журналов. Ну их, конечно, подкармливают деньгами, они прикольные, в конце концов, коммунистов тоже никто не любит, но дел с ними никто не ведёт. Кстати, а как всё хорошо у Врангеля начиналось в Крыму, так замечательно: приплыли, организовали демократическое правительство, всем сказали, что мы будем являть самое главное – разительный контраст с омерзительной советской действительностью, у нас всё будет лучше. Года не прошло…

Д.Ю. На хохлов очень похоже. Там место какое-то проклятое.

Клим Жуков. Да, только Врангель-то никакой не хохол, как ты понимаешь, а он очень даже остзейский немец с очень хорошей родословной, как Путин. И с собой он привёз таких же людей, с отличными родословными.

Д.Ю. Благородных.

Клим Жуков. Да, они успели за год распродать половину Крыма. Отлично было, когда они английскую гуманитарную колючую проволоку, которую им англичане поставили, чтобы они Перекоп замотали, привезли обратно в Стамбул и продали англичанам.

Д.Ю. Прекрасно. Вот это бизнес!

Клим Жуков. Да-да-да, т.е. англичане им подарили, а они им её продали после этого обратно. Потом англичане долго спрашивали: «В каком это смысле? Что это сейчас было?»

Д.Ю. Наша проволока, да?

Клим Жуков. «Это же наша проволока, мы вам её сами подарили, почему мы уже за неё платим, я не понял?»

Д.Ю. Пятёрка! Врангель был не промах!

Клим Жуков. Там отличная была отмазка, что это корабль просто не успел выгрузиться в Крыму, в Севастополе, и вот уже нужно лететь обратно за стратегическими материалами в Стамбул, а трюмы забиты. Что же – выбрасывать проволоку теперь?

Д.Ю. Отлично, отлично!

Клим Жуков. Ну чего, в итоге, как выяснилось, когда Врангелем попользовались, его выкинули, как известный резинотехнический предмет, вот так вот.

Д.Ю. Заслуженно вполне.

Клим Жуков. Да, ну короче говоря, что: вот этот Интербеллум – все танцуют, фокстрот пляшут, всё хорошо, все, конечно, обыватели не верят, что будет новая война, обыватели и Сталин, а все остальные…

Д.Ю. Нет, Сталин не «не верит», он «не знал».

Клим Жуков. Даже не знал, да, а все остальные…

Д.Ю. В курсе?

Клим Жуков. Все остальные в курсе и конкретно готовятся. Естественно, вторая попытка была с участием фашистских режимов гораздо лучше, значительно, и в общем, всего, чего хотели добиться, в основном добились, т.е., конечно, с Советской Россией херня вышла полная, но вот весь остальной глобус смогли переделить по новой правильно. Да, с Советской Россией и Китаем – это очень важно сейчас. Советская Россия и Китай вдруг не поддались вообще никак. У китайцев всё было очень плохо с экономикой и промышленностью, но у них много народу, сильно мотивированного, а вооружением Советская Россия помогла – вот незадача какая!

Д.Ю. Которое сама построила.

Клим Жуков. Да-да, и ничего не вышло. И вот ты смотри: американцы вкладывали просто безумные деньги в Китай, безумные деньги! Это…

Д.Ю. Во что именно? В производство?

Клим Жуков. Ну конкретно, самое главное, в торговые мощности, т.е. они Китай использовали как базу, как и все, собственно говоря, т.е. выкачивали оттуда ресурсы, вкачивали, благо народу дохрена, туда бусы, условно говоря, и наркотики – это же какие деньги! Это сейчас за это можно в тюрьму сесть, а тогда этим правительство занималось на протяжении где 150, а где и 200 лет.

Д.Ю. Вот это да! Многие могут посмотреть ролик, я не помню, про что был…

Клим Жуков. Да, про опиумные клиперы.

Д.Ю. Про опиумные клиперы – отличный ролик, кто там чем занимался.

Клим Жуков. Да, и кто из их прямых наследников теперь занимается.

Д.Ю. Жив до сих пор, и…

Клим Жуков. Да, и отлично себя чувствует.

Д.Ю. …на наркотические денежки великолепно себя чувствует!

Клим Жуков. Да, и что: и посмотрите, вот всё – в Китай деньги вложены, и теперь их никто не вернёт, потому что даже мерзавец Чан Кай Ши, который вроде тоже капиталист и топил за социал-демократию, буржуазную республику, он там что-то про независимость говорил? Ну понятно, чем заканчивается независимость социал-демократическая в банановой республике. Ну да, он был неприятный человек, но, смотрите, вот его друзья гоминдановские уже в Тайване, немножко не весёлые, а Китай всё, теперь там невозможно сделать ничего, ну только на равноправных паритетных основах там торговать, я не знаю, что ещё? Т.е. деньги – всё, деньги потеряны. Половину Кореи потеряли, хотя, казалось бы, что это такое?

Д.Ю. Ну, старались изо всех сил, каждого пятого убили там, по-моему.

Клим Жуков. Даже, смотри-ка, даже с советскими поначалу как-то всё хорошо было, потому что это же советские войска освободили Корею-то, именно советские войска полностью Корею освободили, американцев там рядом не стояло, и советские танки в Сеуле встречали цветами. Но мы по договору ушли за 38-ую параллель. Ну, смотри-ка ты, ушли за 38-ую, так вы и дальше до границы Китая идите, всё, а это мы себе заберём – опять не вышло! Ну с Японией всё хорошо получилось – Япония до сих пор не вполне самостоятельное государство.

Д.Ю. Этих нагнули ловко, да.

Клим Жуков. Но это же, в конце концов, всего лишь Япония, а там, ну короче говоря, серьёзные финансовые потери, особенно упущенная выгода какая, за что воевали-то? Т.е. нужно диверсифицировать бизнес срочно. А куда его диверсифицировать – так только в Индокитай! Ну он же просто рядом! А вот вы только что, смотрите, у вас Филиппины были рядом, ваши, вот вы контролировали долгое время Мадагаскар, тоже было хорошо. Т.е. Индийский океан, вот смотри-ка ты, вот Вьетнам, там великолепная бухта Камрань есть, английская Бирма вот была – всё это нужно осваивать, срочно осваивать, но там французы – вот проблема, французы там никуда не девались. Ну да, англичане, как, собственно, и американцы с Филиппин, англичане ушли из Бирмы, потому что колониальная империя рухнула и на смену ей пришла новая империалистическая, такая же точно империалистическая эпоха, только экономическая империалистическая эпоха, повторюсь, это было испытано ещё во второй половине – конце 19 века, что можно ничего пушками не захватывать, можно просто дать денег конкретно. Но если вдруг на деньги будет кто-то покушаться…

Д.Ю. Ну тут уж извините.

Клим Жуков. …вот тут уж извините, вы сами первые напрыгнули. Вы хотели – мы вам сейчас это устроим.

Д.Ю. «Волки, кто сожрал овцу?» - «Она первая полезла!»

Клим Жуков. Регион перспективнейший, и, конечно, решили в первую очередь туда вкладываться деньгами. Опять же, незадача – глобус-то краснеет, вот на глазах прямо краснеет, и как-то так получилось, что внутри Индокитая завелись коммунисты – это, я считаю, вообще недопустимо. Более того, эти коммунисты оказали колоссальную помощь в постановке японцев на лыжи из Индокитая, потому что японцев там все не любили.

Д.Ю. Да и сейчас не очень. Там есть что вспомнить.

Клим Жуков. Вот, японцев не любили, и что – коммунисты, в т.ч. не одни они, кстати говоря, но в огромной части коммунисты возглавили НОД, а это что получается: это же герои войны против общего врага, и смотришь на них как-то уже и вот прямо так, знаете, как вот в начале 19 века, уже как-то линкор так сразу не пришлёшь, ну потому что неудобно, просто конкретно неудобно: как на тебя ООН посмотрит, вот прямо только что при помощи И.В. Сталина построенный, где вы все дружно подписывали разные документы? Так как-то не выйдет. А вот смотришь, уже и Хо Ши Мин некто во Францию прилетел, там с кем-то разговаривает, ну масса интересного, короче говоря. Всё несколько усложнилось, но, усложнившись, качественно не поменялось ничего, потому что как только вьетнамцы, только что наконец выпершие японцев, попытались провозгласить независимость, так прямо через год туда прилетел Французский Иностранный легион договариваться по-другому.

Д.Ю. Угу: что это вы тут затеяли?

Клим Жуков. Что характерно: во Французский Иностранный легион была кооптирована масса пленных нацистов, которые… да и не пленных, просто нацистов, которые остались внезапно в своём «СС-е» без работы, а работать-то хочется по специальности.

Д.Ю. Угу, да просто ничего не умеешь – это тоже важно.

Клим Жуков. И самое главное – ещё ничего не хочешь: зачем? Так всё было только что хорошо, смотри-ка ты, с 1933 года ну где-то так по 1944-ый, потом как-то всё стало очень нехорошо, а тут такие перспективы! И началась там уже совсем другая история. Забегая вперёд, мы сейчас так вроде как с американцев на французов перескочили, недаром американцы в этом принимали самое горячее участие, временно сильно финансовое и в меньшей степени военное, но, да, военными ресурсами, военными специалистами-консультантами, разведданными помогали горячо, а также базами рядом.

Первый аккорд Индокитайской войны сыграют, конечно, французы – вот об этом мы будем говорить дальше. Начнём мы, конечно, не с самих военных действий, а с того, как сформировалось вообще местное национально-освободительно движение: кто там был, как появился, какими идеями пробавлялся и, в конце концов, откуда это всё там взялось – это же тоже серьёзный вопрос, и конкретно: что именно там, в Индокитае взялось, в идейном смысле? Коммунисты, социал-демократы – кто эти люди?

Д.Ю. Глубоко, Клим Саныч! Вроде с детства всё помнишь…

Клим Жуков. Т.е. с колониальной империей и империализмом разобрались.

Д.Ю. Ой, сволочи, господи, какие мрази, а всё туда же – поучать окружающих лезут. Спасибо. С нетерпением ждём продолжения.

Клим Жуков. Обязательно!

Д.Ю. Продолжение будет не сразу, мне надо поехать в отпуск, привести в порядок истощённые нервы, блин…

Клим Жуков. И организм.

Д.Ю. Да, поэтому вторая половина февраля – продолжение.

Клим Жуков. Я усиленно буду готовиться.

Д.Ю. Да, а на сегодня всё.


В новостях

06.02.20 13:12 Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 2: Путь колониализма США в Индокитай, комментарии: 26


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк