Борис Мегорский про взятие Выборга в 1710 году

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Баир Иринчеев | Разное | Каталог

17.02.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Баир Иринчеев. Добрый вечер, уважаемые зрители. После долгого перерыва и замечательных приключений в Швейцарии в сентябре прошлого года к нам возвращается Борис Мегорский. И мы продолжаем цикл лекций, посвященный истории Северной войны. Конечно, войну мы знаем, но там было гораздо больше, чем Полтавское сражение и основание Санкт-Петербурга. Поэтому... Борис, возвращаемся к теме.

Борис Мегорский. Спасибо, что снова согласился пообщаться на тему, которую мы в общих словах назвали ”Север Северной войны”. Потому, что большая и длилась 21 год. Мы решили остановиться на том, что происходило в наших краях. Ну, и сегодня предлагаю поговорить о Выборге. Благо вокруг него происходили события не один год в течение Северной войны. Что мы знаем про этот город?

Баир Иринчеев. Ну, что это город, который шведы основали в 1293 году. И так далее... Для тех, кто в нашем регионе не живет, хотел бы напомнить, что Выборг был шведским до окончания Северной войны. То есть, это город, основанный шведами в том виде, в котором мы его знаем. То есть, археологический раскопки показали, что там на острове было какое-то карельское поселение до шведского замка, но шведы его успешно захватили, снесли и начали строить уже каменный замок, а не деревянную крепостицу какую-то, которая была у местных жителей.

Борис Мегорский. Соответственно Выборг как город русской воинской славы впервые стал русским 310 лет назад. Об этом мы сегодня и поговорим. Естественно, наши предки, когда обнаружили, что шведы построили Выборг на границах Новгородской земли, неоднократно предпринимали попытки захватить эту крепость. Это было тогда же, в конце XIII века, и в XIV веке, и в XV веке. Но ни разу эти попытки не увенчались успехом.

Баир Иринчеев. Насколько я помню, прошу прощения, что перебиваю, на тот момент вообще было непонятно чья это земля.

Борис Мегорский. Ну, как? Это была земля, на которой жило местное населения. Карелы. С одной стороны эти земли занимали новгородцы, а с другой шведы.

Баир Иринчеев. То есть, формально мирный договор был заключен только в 1323 году. Поэтому все эти территории были такие, что кто пришел, кто застолбил ее за собой, тот и прав.

Борис Мегорский. Да, совершенно верно. Можно посмотреть на карту. Видно, что Выборг находится не сказать, чтобы на берегу Финского залива, он находится на берегу Выборгского залива. Это довольно далеко вдающийся в материк залив с очень непростым фарватером. И когда-то Выборг перекрывал то место, где Вуокса, в частности, имела исток в Финский залив. Но к XVII веку, насколько я знаю, этот исток пересох.

Баир Иринчеев. В XIX веке. В XIX веке два раза опустили уровень воды в Вуоксе. Поэтому...

Борис Мегорский. К тому моменту как город, стоящий на пути из Финского залива в Ладожское озеро, уже не работал. Тем не менее, это был крупнейший город в шведской Финляндии. И крупнейшей крепостью собственно в Финляндии. Соответственно это был крупный порт, через который шведы вели торговлю с морскими державами. С Англией, с Голландией. И, естественно, этот город был базой для шведских армий. Которые, в случае чего, могли угрожать российским северо-западным границам. Здесь стоит рассказать о том, что когда началась Северная война, еще никакого Петербурга не было. Тем не менее, армии, базировавшиеся на Выборге, представляли угрозу. Первый поход шведской армии из Финляндии состоялся в 1701 году. Когда шведский корпус Крониорта двинулся в направлении Новгорода. Мы вкратце рассказывали о бое на пограничной заставе на реке Лаве. Это был корпус, который двигался из Выборга. В следующие годы также неоднократно шведы выходили из Выборга в направлении российских границ. В 1702 году бои основные шли на территории Ингерманландии. Но в тот раз войска Петра Матвеевича Апраксина довольно успешно вытеснили Крониорта из Ижорской земли. А в финале кампании 1702 года произошло взятие Нотебурга, о котором мы рассказывали в прошлый раз. В 1703 году, как мы все знаем, был основан Санкт-Петербург. И сразу возникла угроза нападения того же Крониорта со стороны Выборга. Было известно, что он двигается на юг, в сторону города. Но Петр предпринял поход и состоялся бой на реке Сестре. Это был встречный бой, который выиграли русские войска. После чего постепенно инициатива стала переходить в наши руки. Хотя далеко не сразу и совершенно не окончательно. Потому, что в 1704 году новый командующий Финляндской армией, генерал Майдель, который заменил престарелого Крониорта... Так вот. Майдель совершил поход на Петербург. Он дошел до Невы, был на Выборгской стороне. Обстреливал и Петроградскую сторону. Ну, то, что мы теперь знаем как Петроградская и Выборгская стороны. Параллельно был атакован Кроншлот шведским флотом. Об этих событиях мы рассказывали вкратце, когда рассказывали о взятии Нарвы в 1704 году. Довольно крупное нападение того же Майделя произошло в 1705 году. И большое нападение на остров Котлин и на наши укрепления, которые там были построены. Тогда это еще не называлось Кронштадтом. Его первые укрепления. В 1706 году снова Майдель пришел из Выборга, пересек Неву, но к Петербургу уже не приблизился. И в результате отступил. И таким образом видно, что Выборг, это была постоянная опасность для отвоеванных земель и для Петербурга.

Баир Иринчеев. Еще если отмотать чуть назад. 1703 год, бой на реке Сестра. Я так понимаю, что место боя на данный момент не очень локализовано. Правильно я понимаю? Потому, что как-то все расплывчато. Что у нас, что у шведов.

Борис Мегорский. Знаешь, я думаю, что оно локализовано. Я не готов по памяти дать точные координаты, но более-менее мы представляем, где это произошло. Даже есть в шведском архиве карта известная...

Баир Иринчеев. Там никакого памятного знака, я так понимаю, нет.

Борис Мегорский. Нет. Я думаю, мы о событиях вокруг Петербурга можем отдельно когда-нибудь поговорить. Пока стоит посмотреть как выглядел непосредственно Выборг. Что он из себя представлял как город и как крепость.

Баир Иринчеев. Но давай подытожим. Выборг, это шведский форпост получается. И с появлением Петербурга этим двум городам становится тесно.

Борис Мегорский. Совершенно верно. Выборг с запада контролировал Карельский перешеек. С востока его контролировал город Кексгольм, современный Приозерск, более скромная по размерам крепость.

Баир Иринчеев. Но на тот момент тоже в руках шведов.

Борис Мегорский. Весь Карельский перешеек, то есть пространство от Балтийского моря до Ладожского озера, было полностью под шведским контролем. И Выборг был ключом к Карельскому перешейку. Когда мы говорим о Выборге сегодня, нам в первую очередь представляется замок, сохранившийся до наших дней. Но замок уже не представлял из себя самостоятельной крепости к началу XVIII века. Это был город, город состоял из двух частей. Каменный город, который окружали каменные стены еще средневековые. С круглыми башнями. Позднее был пристроен так называемый кронверк с двумя бастионными фронтами. Уже по бастионной фортификации. Естественно был средневековый замок на острове. Выборгская крепость состояла из трех частей. Это замок, старый город и новый город.

Баир Иринчеев. Это то, что у нас называют ”рогатая крепость”.

Борис Мегорский. Собственно ”кронверк”, это и есть немецкое называние для ”рогатой крепости”. Жили в этом городе... Поскольку это был крупный город Шведского королевства. Скажем так, высшие классы, это были шведы и немцы. А уездах вокруг жили финны и карелы. Надо сказать, что когда мы говорим о Карельском перешейке, Карелии и Финляндии, и событиях Северной войны... Как это называется время в финской традиции?

Баир Иринчеев. Это время Швеции. Это шведское время.

Борис Мегорский. Великое лихолетье.

Баир Иринчеев. Это ”Великий гнев” или ”Великая ненависть”. У нас Северная война. У шведов Великая Северная война. И по-английски, по-моему, Великая Северная война. А для финнов это великое лихолетье. Как всегда финнам досталось.

Борис Мегорский. Да. И надо сказать, что это лихолетье для них началось не с 1700 года, а гораздо раньше. Потому, что 1690-е годы были отмечены серьезными климатическими катастрофами. Это был холод, неурожай. Население Финляндии за десятилетие, предшествующее Северной войне, оно значительно уменьшилось потому, что люди умирали от голода. Либо мигрировали куда-то в более благополучные регионы Финляндии и Швеции. Либо они мигрировали в Россию через границу.

Баир Иринчеев. Опять же это все... Опять же, Финляндии как независимого государства нет. Является герцогством в составе... Территория нынешней Финляндии. Тогда даже автономии у них никакой не было в составе Швеции. Мы говорим, опять же, Швеция и Россия. Но вот Финляндия является частью Швеции, там коренное население, это финны и карелы. То есть, у них свой язык, своя культура.

Борис Мегорский. Чтобы дать представление о том, что переживали люди на этих территориях, я хочу пригласить незримого третьего персонажа в нашу беседу. Датчанин, который при Петре был посланником при царском дворе. Юст Юль. Он на самом деле адмирал, но в 1709-1710 годах выполнял дипломатические функции. И он оставил очень подробные записки дневникового характера. Рассказывал, что он наблюдал в России и разных местах. Я буду его цитировать довольно часто поскольку это такой сторонний наблюдатель. Часто очень интересный и информативный. Понятно, что за годы Северной войны еще больше хозяйств было уничтожено воюющими сторонами. Но в целом, чтобы представить насколько плохо жилось местному населению, Юст Юль отправляет лодку, путешествую по водам Финского залива, отправляет своего слугу на берег, чтобы купить хлеба. ”Лодка вернулась с форелями и окунями. Вместо зерна народ размалывает в муку особого рода болотные коренья. И из этой муки печет себе хлеб. Самый распространенный товар – люди. Ибо от голода жители охотно продают себя и своих детей в услужение...” Понятно, да... То есть, это все было крайне и крайне тяжело для местного населения. И до начала войны. С началом войны и подавно. Город, о котором мы ведем речь, был укреплен отчасти неплохо. Но отчасти его укрепления нужно было улучшать. И этим занялся в 1703 году начальник инженерной команды Выборгской крепости капитан Стабеус. Шведский инженер, который вместе со своими подручными создал замечательный набор чертежей, показывающий подробно фактическое состояние Выборгской крепости на 1703 год. Мы видим общий план. Мы видим профили башни Выборгского замка. Профили стен уже городских. Часть из этих стен была в неплохом состоянии. В частности стены ”рогатой крепости”. Стены старого города, особенно выходящие на приморскую сторону, сохранились гораздо хуже. Все это было зафиксировано. Был разработан проект улучшения Выборгской крепости. Ну, и Стабеус возглавил эти работы. Если посмотреть на организация власти, кто отвечал за Выборг и за Выборгскую крепость, то у шведов была довольно разветвленная иерархия. Я когда готовился к сегодняшнему рассказу, не сразу понял. Поскольку был генерал, командующий Финляндской армией, которая маневрировала в районе Выборга. Был генерал-губернатор Выборгского лена. И был комендант непосредственно крепости. Вот эти персонажи в разных комбинациях менялись за годы Северной войны. И нас будет интересовать, если мы говорим о коменданте, непосредственно командир крепости, это был персонаж по имени Захариас Аминов.

Баир Иринчеев. Из русских, кто туда, на Запад, уехал и ”ошведился”.

Борис Мегорский. Он даже не уехал. Потому, что Запад приехал к этим русским. Это Столбовский мир, 1617 год. Русский северо-запад отошел по Столбовскому договору Швеции. И часть русских дворян, которые жили на этой территории, они решили остаться на своих землях и поступили на службу к шведским королям.

Баир Иринчеев. Об этом у нас не рассказывают особо.

Борис Мегорский. Это более-менее известный факт. Возможно, среди тех, кто этим интересовался. Какая-то часть русских дворян поступила на службу в шведскую администрацию. В течение нескольких поколений они уже совершенно утратили связи с Россией. Они приняли лютеранство, изменили свои фамилии. Аминов стал Аминофф. Ополевы стали Ополофф. И так далее. Собственно Аминову к 1710 году было уже 75 лет. Довольно был престарелый комендант. Поэтому ему пришлось помогать более молодому офицеру из гарнизона. Да, еще раз посмотрим на чертежи Стабеуса. Они неплохо показывают все...

Баир Иринчеев. Кстати, Борис, ты не в курсе, те Аминофф, графы на территории современной Финляндии... Ты не в курсе, это те же самые?

Борис Мегорский. Наверняка из этого рода.

Баир Иринчеев. Около Ханко...

Борис Мегорский. Да, около Ханко есть поместье. Где памятник.

Баир Иринчеев. Где памятник. Потому, что мы туда поехали случайно... Не знали даже, что надо хотя бы позвонить. Поместье закрытое. Мы туда приехали. Потому пришлось этому графу звонить по мобильнику и сказать, что мы только на памятник посмотреть. Так что да. Судя по всему это они. Это графское поместье. Это...

Борис Мегорский. Вот. Предлагаю перейти к первой попытке взять Выборг. Это произошло в 1706 году. Для Петра это был, как и для Карла XII, второстепенный театр. Потому, что на тот момент Карл XII со своей армией маневрировал по Польше. Основная русская полевая армия была там же, на западных границах. И старалась избежать поражения от Карла XII. Это знаменитая Гродненская операция, когда наши войска сидели зимой в осажденном лагере. И потом эвакуировались в срочном порядке. Приводили себя в порядок в Киеве в течение лета 1706 года.

Баир Иринчеев. Об этом, я думаю, можем потом поговорить отдельно.

Борис Мегорский. Совершенно не относится к сегодняшнему разговору. Просто, чтобы задать контекст. 1706 год, он был занят разными хлопотами на других театрах. Но под конец кампании Петр решил, что есть возможность взять Выборг. Он приказал Федору Матвеевичу Апраксину, который был Азовским губернатором и адмиралом на тот момент, приехать в Петербург и возглавить операцию по взятию Выборга. Апраксин довольно долго ехал, он прибыл только в начале октября. И осадный корпус из Санкт-Петербурга стартовал только 4 октября в сторону Выборга. Все даты, которые мы сегодня упоминаем, имеется в виду старый стиль. Новый стиль, это плюс 11 дней. Апраксин возглавил корпус. Его непосредственным подчиненным был Роман Брюс, это Петербургский обер-комендант. Собственно это был тот воинский начальник, который постоянно находился в Петербурге, командовал войсками Петербургского гарнизона...

Баир Иринчеев. Первый комендант Петропавловской крепости который?

Борис Мегорский. Ну, да. Который должен был владеть всей оперативной обстановкой на театре военных действий.

Баир Иринчеев. Шотландец?

Борис Мегорский. Да. Сейчас прозвучало две фамилии. Апраксин и Брюс. И Апраксиных, и Брюсов было двое в окружении Петра. Апраксин был второй еще Петр Матвеевич. Казанский губернатор. А до этого Ладожский воевода. Но адмирал, Федор Матвеевич Апраксин, в основном мы говорим о нем. И было два Брюса. Старший, Яков Брюс, начальник всей русской артиллерии. И его брат, Роман Брюс, который был Петербургским обер-комендантом. Скажем, Яков Брюс гораздо более известен. Корпус стартовал 4 октября. И естественно, это было слишком поздно. Когда мы рассказывали про взятие Нарвы в свое время... Даже первую осаду Нарвы в 1700 году. Мы подчеркнули, что начало осадной кампании в сентябре, это уже поздно. Потому, что дороги раскисают от дождей, от грязи. Войска, находящиеся в лагере, при заморозках, под дождем...

Баир Иринчеев. Начинают болеть.

Борис Мегорский. Да. Их состояние не улучшается. А здесь пришли в октябре. Притом, что холод, дожди постоянные. Плюс еще неурожай. В результате эти 13 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы, которые отправились из Петербурга в Выборг, они довольно долго шли. По дороге обоз с артиллерией безнадежно отстал в этих, прямо сажем, дорогах, оставлявших желать сильно лучшего. В результате 11 октября первые войска русские подошли к Выборгу. Это были драгуны. Шли неделю. Первые под Выборг подошли драгуны. По дороге... Теперь это уже территория на границе современного Выборга. У шведов на одной из переправ было два земляных редута. Которые наши драгуны, спешившись, взяли штурмом. Это была пожалуй первая и единственная успешная операция.

Баир Иринчеев. Где-то по пути...

Борис Мегорский. Где-то на границе города. В районе одной из развязок. Как я понимаю.

Баир Иринчеев. Наверное, тогда не сохранилось. Эти редуты, наверное, не сохранились.

Борис Мегорский. Конечно, не сохранились. Но тем не менее. И пришла русская армия, прибыла к Выборгу, примерно на то место, куда мы сейчас прибываем. То есть, в район вокзала железнодорожного и автобусного. Если посмотреть на карту осады 1706 года. Ее составил тот же инженер Стабеус. Мы видим, что северо-восточнее находятся позиции русских войск.

Баир Иринчеев. Где гостиница ”Дружба”?

Борис Мегорский. Да. Примерно там. И тут осаждающие выяснили для себя неожиданное. Что оказывается Выборг, это крепость, которая стоит на берегу моря и с трех сторон окружена водой. Почему-то для Петербургского обер-коменданта Брюса это было сюрпризом. И Петр неоднократно в своих письмах пенял, что: ”Те, кто по роду службы должен бы знать оперативную обстановку у противника, оказались совершенно не знакомы с местностью”. В результате выяснили, что город стоит на берегу моря, имеет сообщение с шведским флотом, который ему доставляет и продовольствие, и подвозит личный состав, подкрепления. В результате вести осаду с одной, материковой стороны, бессмысленно. Ну, и плюс город имеет связь со всей остальной Финляндией. Поэтому в первые дни осады 1706 года Петр понял, что ничего не получится. К артиллерии, которая увязла на дороге, был отправлен приказ возвращаться обратно, двигаться к Петербургу. Из этого обоза были вызваны только пять мортир. Для того, чтобы... Не зря же тащили...

Баир Иринчеев. Чтобы провести какую-то демонстрацию.

Борис Мегорский. Пострелять, да. Нанести хоть какой-то ущерб. Потому, что иначе было бы совсем унизительно. Ну, и войска расположились в своих осадных траншеях. Ждали мортир, которые в какой-то момент прибыли. И с 22 октября они в течение 4 дней и ночей начали бомбардировку. Всего выпустили порядка 1100 бомб. И нанесли какой-то ущерб городу. Напомню, мортира, это орудие, которое навесным огнем стреляет, довольно не прицельно. А в случае осажденного города, по территории города.

Баир Иринчеев. Но там сам город небольшой. То есть, крепость не очень большая. Старый город 500 на 500 метров примерно. Каменный, средневековый. И еще где-то 500 на 500, кажется, этот горнверк. Там цель небольшая. Наверное какой-то ущерб был.

Борис Мегорский. Ущерб был несомненно, он был подсчитан. Довольно подробно все это в документах отложилось. И это все, что мог сделать Петр, чтобы нанести хоть какой-то ущерб Шведскому королевству в этой операции. И в частности наблюдали как город продолжает... Сношения с флотом, который находился на рейде.

Баир Иринчеев. Правильно ли я помню, что такая же ситуация была при осаде Риги? Еще Алексеем Михайловичем. 1656 год? Осадили с суши, а действия флота не могли заблокировать.

Борис Мегорский. Ну, да. И здесь сделать ничего не могли. Какие-то провиантские суда продолжали подходить к Выборгу. Решили пресечь хотя бы эту коммуникацию. Своего флота тогда не было. Во всяком случае на этом театре. Напомню, в Балтийском море и Финском заливе шведский флот господствовал. Русский флот молодой Балтийский, он стоял под пушками того же Кроншлота или под пушками Санкт-Петербурга. И крайне редко позволял себе выбираться куда-то, чтобы не быть перехваченным шведскими кораблями. Собрали местные лодки, какие-то рыбацкие. Был в царском окружении такой примечательный человек, сержант бомбардирской роты Преображенского полка Михаил Иванович Щепотьев. Не скажу, что его биография нам известно от и до. Но мы знаем, что этот человек... Одно то, что он был сержантом бомбардирской роты говорит очень многое. Потому, что это рота, в которой сам Петр начинал... И проходил службу от бомбардира до командира бомбардирской роты. А дальше полковник Преображенского полка. Соответственно чины бомбардирской роты, это были самые близкие и доверенные люди. И унтера этой роты обладали не унтерскими полномочиями. Их часто отправляли с какими-то заданиями, которые можно было поручить каким-нибудь воеводам, генералам, другим вельможам. В частности Щепотьев в том же 1706 году был отправлен в Астрахань. В том же году был Астраханский стрелецкий бунт, который подавлял фельдмаршал Шереметьев. Сержант Щепотьев был отправлен в Астрахань, чтобы присматривать за фельдмаршалом. На него жаловался потому, что сержант без всякого почтения с боярином обходился. Очевидно этот сержант Щепотьев любил морское дело. Когда мы говорили про осаду Нарвы в 1704 году, мы помним... Тогда же он был отправлен, чтобы присматривать за генералом Петром Апраксиным. Тоже в ранге сержанта. Тогда же ожидали прихода шведского флота. Щепотьев уже тогда собирал местные крестьянские лодки, на которых он собирался как-то противодействовать шведскому флоту. Тогда не довелось. Годом ранее, в 1703 году, когда основывали Петербург и захватывали два шведских бота, Щепотьев в этом бою не принял участия. Но он стоял с караулом на взморье, наблюдал за флотом. Можно предположить, если он так любил воевать на лодках, что ему очень не хватило участия в этом бое, который получил название ”Небываемое бывает”. И вот очевидно здесь он дорвался, решил воспользоваться ситуацией. Он собрал 5 лодок. Судя по упоминаниям, он командовал гренадерским батальоном. Это был батальон из сведенных вместе гренадерских рот нескольких полков армейских. Потому, что гвардии при Петре не было. У Щепотьева было 5 бомбардиров из его роты и порядка 50 гренадер. Вот он всю эту команду посадил на 5 лодок и отправился в воды Финского залива ночью для того, чтобы нападать на провиантские суда, которые курсировали между флотом и городом. Но что-то пошло не так. Как рассказано в реляции ”О партикулярном бое на море” 1706 года. Отправлялись нападать на купеческие суда, но ночью в темноте и тумане наткнулись на военный бот. Военный 4-пушечный бот с командой 100 человек. Можно себе представить соотношение сил. Это относительно большая посудина с артиллерийским вооружением. Против лодок, у которых пушек нет, но есть 50 злых гренадер.

Баир Иринчеев. С гранатами ручными.

Борис Мегорский. Ручные гранаты, совершенно верно. Что делает Щепотьев? Делать нечего, они уже подошли к этому боту.

Баир Иринчеев. Уже не уйти. Если попробовать уйти, то уже всех перебьют.

Борис Мегорский. Оказывается, что это не беззащитные купцы, а вполне себе шведские военные. Пошли на абордаж. Страшный бой, ожесточенный. В результате которого наши гренадеры смогли взять бот на абордаж. Бот назывался ”Эсперн”. В результате этого боя у шведов 77 человек убито и 26 взято в плен. Видимо тех, кто выжил после абордажного боя. Их затолкали в трюм, заперли. Но при этом и русские понесли тяжелейшие потери. Рядом был еще один шведский бот, который пришел на помощь ”Эсперну”. Гренадеры и бомбардиры, очевидно из захваченных пушек, отбили второй шведский бот. Очевидно его не захватили, но как минимум отбили. И на захваченном ”Эсперне ” вернулись к русскому лагерю.

Баир Иринчеев. То есть, получается из 52 человек 39 убито?

Борис Мегорский. Да, совершенно верно. Там потери были чудовищные.

Баир Иринчеев. То есть, получается, что наших осталось...

Борис Мегорский. Да. Из которых большая часть была переранена. И погиб сам Щепотьев. Славной геройской смертью. Его с почестями доставили в Петербург, похоронили. Всех выживших произвели в офицерские чины. Из выживших участников этого боя особого упоминания заслуживает Наум Сенявин. Он был рядовым бомбардиром. Это тот человек, который со временем стал первым природным русским вице-адмиралом в русском флоте.

Баир Иринчеев. Могила Щепотьева сохранилась у нас в Петербурге? Или же нет?

Борис Мегорский. Не готов ответить. Это хороший вопрос.

Баир Иринчеев. Я так понимаю, это ни в каком фильме не показано. Или это где-то изображено в кинематографе?

Борис Мегорский. Я считаю, что это было бы достойно чего-нибудь не менее сильного, чем ”Пираты Карибского моря”. Но нет. Насколько я знаю, в кинематографе не отражено.

Баир Иринчеев. И даже в ”России молодой” это никак не показано.

Борис Мегорский. ”Россия молодая” заканчивается взятием Нотебурга. Есть полумодель бота ”Эсперн”, которая долго считалась моделью того корабля, который захватил Щепотьев. Но современные исследователи уверено утверждают: ”Нет, это какой-то палубный бот, относящийся к другому периоду”. Более позднему. И это не может быть ”Эсперном”. Поэтому как выглядел этот корабль, мы сказать не можем.

Баир Иринчеев. А что шведские источники говорят об этом бое?

Борис Мегорский. Шведские источники подтверждают, что был захвачен корабль, что были понесены потери. И подтверждают, что это был именно военный бот. Потому, что в свое время в некоторых исследованиях высказывалась версия, что это был какой-то корабль с мирными жителями, которые эвакуировались.

Баир Иринчеев. Как всегда, что русские...

Борис Мегорский. Это по-честному был военный корабль. Там в нем было взято какое-то заметное количество трофеев.

Баир Иринчеев. А корабль смогли перевезти?

Борис Мегорский. Да, его перевели в Петербург, но он не сохранился. В частности в Военно-морском музее хранится абордажный топор с этого бота. То есть, вот живой свидетель этого абордажного боя. Но подвиг подвигом, из мортир постреляли в течение 4 дней, но стало понятно, что надо уходить. К тому моменту начался падеж лошадей в русских драгунских полках. Грубо говоря, на старте кампании в полках было 4 тысячи лошадей. К концу кампании из них 40 процентов умерли. Падеж. Это отсутствие подножного корма, холод, болезни. Назад почти половина драгун возвращалась с седлами подмышкой. Но нужно было отступать. Отступать нужно было так, чтобы тебя не атаковали в момент сворачивания лагеря. Поэтому Петр оставил Апраксину подробную инструкцию.

Баир Иринчеев. А Петр лично присутствовал? Или он был в других местах?

Борис Мегорский. Это хороший вопрос. Насколько я понимаю, он не все время присутствовал.

Баир Иринчеев. Но какое-то время он там был. Приезжал посмотреть.

Борис Мегорский. Не возьмусь утверждать. Как-то упустил этот момент. Но судя по тому, что он написал подробную инструкцию, скорее всего либо был там, либо побывал чуть раньше. Собственно для того, чтобы отступить, нужно было создать видимость того, что войска стоят на месте. Поэтому было сказано, что намечен день отступления, ночь с 23 на 24 октября. Часть мортир, которые вели огонь, их заранее отправили. Тяжесть, которую долго тащить. Две мортиры остались и продолжали вести беспокоящий огонь. В стоянках войск запасли дров на сутки вперед для того, чтобы поддерживать костры. И с наступлением вечера вся армия собралась и выступила к Петербургу. Остались только драгуны конные, которые поддерживали костры, чтобы создавать видимость того, что армия стоит на своем месте. На утро, для того, чтобы как-то заговорить зубы противнику, был отправлен в Выборг офицер с барабанщиком. В качестве парламентеров. У них не было никакой другой цели, кроме потянуть время. И часть лагерного имущества бросили и сожгли. Потому, что шведы, когда дошли до русского лагеря, нашли там сожженные орудийные лафеты. Одна из мортир разгорелась. Мы упоминали, что бронзовые орудия от интенсивного использования приходят в негодность, разгораются, у них увеличивается запальное отверстие. Такую пришедшую в негодность мортиру, чтобы не тащить одним куском, ее раскололи. Все было легче везти отдельными осколками. Был назначен гренадерский батальон, который шел в арьергарде. Он должен был прикрывать отход, собирать раненых и отставших. Видимо ему это удалось. Потому, что шведы, когда бросились в погоню, они смогли найти только трех русских больных солдат, которых видимо каким-то образом не заметили, не подобрали. И шведам достался верблюд. Да, у нас использовались верблюды в качестве вьючного транспорта.

Баир Иринчеев. Они наверное удивились. Или верблюдов они в Нарве видели.

Борис Мегорский. Даже три верблюда им достались.

Баир Иринчеев. Ну, так себе трофеи на самом деле.

Борис Мегорский. Отступление было проведено в тишине, в порядке, с соблюдением маскировки. На этом закончилось предприятие против Выборга в 1706 году. Обороной руководил генерал Майдель. Но при этом там находился генерал Любекер, который был генерал-губернатором Выборгского лена. Он затеял какие-то интриги против Майделя, в результате Майделя сместили. Любекер стал главным шведским начальником в регионе.

Баир Иринчеев. То есть, сосредоточил власть у себя в руках.

Борис Мегорский. Да. Совершенно верно. И все последующие события связаны с генералом Любекером.

Баир Иринчеев. А такой вопрос. Шведский военный инженер Стабеус хоть чего-то сделал за все это время? Он крепость подремонтировал?

Борис Мегорский. Да. Насколько я могу судить по чертежам. Чертежи 1703 года и 1710 года. Появился один равелин. Как раз против ”рогатой крепости”. Между двумя бастионами. Там появился равелин, который по правилам фортификации должен был прикрывать куртину. Какие-то работы велись. Надо помнить, что Шведское королевство хотя и обширное, но довольно бедное. Проблемы с населением, с провиантом. С отсутствием лошадей, которых частью забрали в армию. Поэтому вести масштабные работы было сложно что в России, что в Швеции. Поэтому работы велись, но настолько насколько позволяли ресурсы довольно ограниченные. После 1706 года события протекали на других театрах военных действий.

Баир Иринчеев. Там много чего произошло за 4 года.

Борис Мегорский. Да. Если мы говорим о нашем непосредственно регионе, то в 1707 году произошел встречный бой русского и шведского кавалерийских отрядов. По финскому топониму, это бой при Кюреля. Это бой, в котором русские драгуны полковника Шомбурга победили шведских кавалеристов полковника Тизенгаузена. Это самое примечательное событие в 1707 году. Больше ничего не было. Хотя надо сказать, что так называемая малая война между Петербургом и Выборгом, она постоянно продолжалась. И шведы приходили какими-то партиями. Разведывательно-диверсионными не вполне корректно. Под самый Петербург. И взаимно отправлялись какие-то партии под Выборг. В частности один из офицеров Белозерского полка, который стоял в Петербурге, вот... Очевидно из гренадерской роты отборной. Их постоянно отправляли в партии, как тогда называли, в сторону Выборга. Вот, что этот офицер Найдинский писал: ”В 1705, в 1706, в 1707 и в 1708 годах из Санкт-Петербурга по приказу Апраксина послан я был в оные годы в разных месяцах и числах. Командуя”. То есть, у него был какой-то отряд. ”В партии. К Выборгу и Кексгольму. Зимой на лыжах. А летом сухим путем. Для разорения неприятеля. И для поиска языков. И сколько раз ходил в оные годы не помню. Много раз послан был”. Довольно поднобно описывается задача рейдов. Это разорение того, что еще не было разорено. Хотя по сути необитаемой стала эта земля между Петербургом и Выборгом. Противодействие таким же партиям, которые отправлялись из Выборга. То есть, малая война там полыхала в полный рост. В 1708 году генерал Любекер произвел масштабное нападение на Петербург. Он форсировал Неву. Он нанес поражение русским войскам в районе Копорья. Собственно он пересек Неву, обошел с юга Петербург, к самому Петербургу подойти не смог. Там ряд факторов... И Петербург на тот момент был хорошим узлом обороны. Мощным. Плюс тактика выжженной земли, отсутствие провианта в шведском корпусе. Все привело к тому, что не смотря на то, что прямых столкновений было довольно мало у шведов, в результате Любекер решил эвакуироваться. Он вышел на южный берег Финского залива.

Баир Иринчеев. Вызвал флот.

Борис Мегорский. Вызвал флот. И на ботах эвакуировался. Оставив какую-то часть на берегу, которую героически Апраксин атаковал и перебил или взял в плен. Особенно саксонцев, которые воевать не хотели. Собственно это был мощный поход, который еще раз доказал Апраксину и Петру, что с Выборгом надо что-то делать. Потому, что такие нападения будут продолжаться. И какие-то первые обсуждения в конце 1708 года у Петра были. В частности с адмиралом Крюйсом, который командовал корабельным флотом в Петербурге. Но 1708, 1709 год, это не то время, когда можно готовиться к второстепенным операциям. Потому, что на юге уже все... Шведы на Украине, Полтава, Лесная. Совершенно не до того. Даже сам Апраксин с полками Ингерманландского корпуса был отправлен на Украину. И поэтому в 1709 году ничего особо не происходило. И со шведской стороны никаких нападений не было потому, что была истощена Финляндская армия. Провианта нет, земля истощена. Наступать возможности никакой нет. Поэтому вернулись к вопросу о взятии... Завоевании Карельского перешейка. Собственно сразу после Полтавской победы. Уже в июле Петр писал Апраксину, чтобы тот готовился в наступающем году атаковать Кексгольм. И уже начали в Нарве, в Петербурге готовиться войска для того, чтобы с наступлением следующего года двигаться на Карельский перешеек. И только в декабре 1709 года Петр изменил концепцию и главной целью поставил не Кексгольм, а Выборг. С декабря 1709 года стало понятно, что на Выборг будет нападение. Петр и сформулировал последовательность операции. Сначала нужно было зимой по льду отправить осадный корпус. После чего, со вскрытием вод Финского залива ото льда, отправить часть припасов по воде. Надо сказать, что Петр усвоил уроки 1706 года. И в целом... Можно сформулировать в чем была проблема. Первое. Дороги на Карельском перешейке, и вообще в Финляндии, не приспособлены для движения больших масс войск. Особенно с артиллерией тяжелой. Артиллерийский обоз отстал довольно значительно. Его не стали дожидаться. Город нужно как-то блокировать с моря. При этом на море господствует шведский флот. С этим приходится считаться. При этом у Выборга есть связь со всей Финляндией, откуда поступают подкрепления. Поэтому как-то нужно город отрезать от Финляндии тоже.

Баир Иринчеев. С севера получается.

Борис Мегорский. Да. Это все было учтено. Да. В плане подготовки еще нужно сказать, что Апраксин все-таки раздобыл план, более-менее похожий на достоверный план Выборга. В конце 1708 года к Апраксину перебежал шведский офицер. Шведский капитан. Какой-то чертеж Выборга доставил. Апраксин об этом написал Петру. Есть в письмах и бумагах Петра письмо. О том, что: ”Есть чертеж Выборга, я вам его пересылаю”. Сам чертеж опубликован не был. Выясняется, что он хранится у нас в отделе рукописей библиотеки Академии наук. Так он выглядит. Чертеж явно выполнен не инженером, человеком, который мог что-то начертить. Он написан на немецком языке. А снизу переводчик добавил надписи по-русски. Этот чертеж был отправлен Петру. Таким образом Федор Матвеевич отчитался, что теперь он знает как выглядит...

Баир Иринчеев. Подготовка ведется.

Борис Мегорский. Да. Совершенно верно. Настал 1710 год, и началась кампания, полная довольно дерзких операций. И закончившаяся полнейшим успехом. Состав осадного корпуса, который был назначен. Это 15 полков пехоты. Это порядка 12 тысяч человек. И 4 полка драгун с каким-то количеством казаков.

Баир Иринчеев. Получается побольше, чем в первый раз.

Борис Мегорский. Примерно столько же. Пушек взяли 12 штук. И 3 мортиры. То есть, небольшой артиллерийский парк. Но вся специфика в чем заключается? Весь этот корпус собрался к марту на острове Котлин. Из Петербурга, из Нарвы. По льду Финского залива они дошли до Котлина. И оттуда 16 марта они выступили в направлении Выборга. Если посмотреть по карте примерный маршрут, то это примерно 120 километров по льду. И вот эти 20 тысяч человек... К сожалению, у нас нет никаких подробностей как был организован этот марш. Как был организован быт этих людей, которые неделю провели на льду в море. Тем не менее они выступили и к 21 марта они вышли на берег. Естественно они двигались эшелонами. Те, кто выступили первыми, они первыми дошли. В это время кто-то, может быть, продолжал выходить с Котлина. Юст Юль, упоминавшийся уже, он, как непредвзятый наблюдатель, довольно неплохо сформулировал: ”Полки эти в самые ужасные морозы, какие бывают только в русские зимы, перешли прямо через лед с орудиями и со всем обозом. Всякая другая европейская армия, наверное, погибла бы при подобном переходе. Но где предводителем является само Счастье, там все удается. Русские так выносливы, что с ними можно совершить то, что для солдат всех прочих наций казалось бы невыполнимым”. Это не какой-то панегирик от русского человека. Это такой наблюдатель со стороны. Смог оценить подвиг русских солдат и офицеров. На берег вышли 21 марта. И вышли западнее Выборга. Примерно в 20 километрах. Они вышли на дорогу, соединяющую Выборг и Хельсинки. Таким образом, одним только выходом на эту дорогу корпус перерезал связь Выборга со всей остальной Финляндией. Я не знаю было ли это просчитано заранее, но выяснилось, что за неделю до того, как русские появились на этой дороге, генерал Любекер с частью полков своей Финляндской армии ушел из Выборга в Финляндию для того, чтобы там собирать подкрепления. Таким образом, Выборг оказался отрезанным и от Финляндии, и от армии, которая должна его защищать. В городе остался гарнизон, который был немаленький. Было порядка 5 тысяч человек. Но этот гарнизон мог бы быть еще больше если бы в нем остался генерал Любекер. Выйдя на эту дорогу, русские войска подошли к Выборгу с запада. Первое, что они заняли, это то, что сегодня называется Смоляной мыс. Это место не было укреплено. Там было построено много складов. Смоляных, хлебных. Шведы, увидев приближение русских, эти склады подожгли. Как всегда бывает, когда мы рассуждали об обычаях осадной войны. Мы знаем, что осажденный всегда стремится уничтожить все вокруг крепости лишь бы оно не досталось врагу. Поэтому шведы начали сжигать все запасы. Русские были заинтересованы в том, чтобы это сохранить. Горящие склады тушили. Сам посад, населенный пункт, тоже потушили. В нем можно было жить. Хотя в целом лагерь поставили подальше, вне зоны досягаемости пушек. Таким образом, началась осада. То есть, она началась 21 марта. Атака велась со стороны мыса.

Баир Иринчеев. Это север, северо-запад.

Борис Мегорский. Ну, да.

Баир Иринчеев. Потому, что, я так понимаю, не современное укрепление. Там замок находится и старые городские стены.

Борис Мегорский. Да. Если в осаду 1706 года подошли со стороны материка, то в этот раз со стороны моря. Но со стороны материка сил особо не было. Армия Апраксина сосредоточилась с одной стороны. Начали вести траншеи и строить осадные батареи. Начинать формальную атаку, то есть, с рытьем траншей, чтобы пробить брешь и пойти на штурм, на этом этапе осады не планировалось. Нужно было построить батареи и начать бомбардировать город, утеснять его, как тогда говорили. Ожидая припасов и подкреплений из Петербурга. Надо сказать, что в марте и апреле вести какие-то земляные работы довольно проблематично.

Баир Иринчеев. Тем более, что там скалы вообще-то.

Борис Мегорский. Поэтому в частности... Я как-то рассказывал, в качестве материалов строительных для возведения брустверов использовали мешки с шерстью огромные. Из них делали брустверы, за которыми ставились пушки и стреляли по осажденной крепости. С точки зрения артиллерии все было не гладко. То количество артиллерии, которое привел с собой Апраксин, было явно недостаточно. В крепость было гораздо больше орудий. Артиллерийское противостояние шведами отчасти было выиграно. Потому, что... И Апраксин писал Петру, что: ”Шведы по нам довольно жестоко стреляют”. Одно орудие было подбито шведским огнем. Другая пушка на русских позициях взорвалась при производстве выстрелов. Плюс шведские бомбы стали попадать в наши траншеи. Но русская артиллерия тоже не оставалась в долгу. В частности обстрел, который начался 29 числа, был довольно эффективным. Сразу же погиб начальник шведской артиллерии. И одна из бомб попала в пороховой склад, который находился в цейхгаузе замка Выборгского. Он взорвался. Там начали рваться запасы бомб, гранат. Погибло много людей. Эти гранаты рвущиеся разлетелись по городу и еще нанесли какой-то ущерб. И параллельно стало понятно, что нужно обеспечить как-то тыл осадного корпуса от прихода шведского флота, когда наступит навигация. Когда мы смотрели на карту Выборгского залива, там видно, что подход... Фарватер идет через Тронгзундский пролив. Там глубины позволяют пройти крупным кораблям. По берегам Тронгзундского пролива было решено поставить два редута. Туда отправили батальон солдат, которые начали строить редуты. Пушек у них тогда еще не было. Но отдельно туда надо было поставить 12 пушек. Таким образом, началась осада. Но это не была полноценная осада. То есть, русские войска стояли под крепостью, вели огонь. Может быть разоряли окрестности, прерывали коммуникации, но не было задачи захватить крепость на этом этапе. У Апраксина было два подчиненных генерала, командовавшие двумя бригадами. Один, уже известный нам, Роман Брюс. И второй генерал-майор Берхгольц. И эти генералы в апреле подали Апраксину предложение: ”А не попробовать ли нам все-таки взять штурмом?” Резоны какие? Выборгский залив покрыт льдом. Можно перейти.

Баир Иринчеев. Перебежать по льду.

Борис Мегорский. ”Если мы продолжим осаду еще несколько месяцев, в холоде, при довольно скудном провианте, у нас много солдат заболеет, умрет. Войска будут таять просто находясь на позициях”. Апраксин эти мнения выслушал и написал Петру, что: ”Предлагают штурмовать”. Петр написал, что: ”Конечно можно, но довольно рискованно. Это уже апрель, лед не крепкий. Артиллерии у вас немного. Вы не можете штурмовать с нескольких сторон одновременно. Федор Матвеевич, решайте сами. На вашу ответственность”. Федор Матвеевич подумал и решил не рисковать. И то правда. Потому, что шведы, не смотря на то, что залив был скован льдом, шведы обкалывали периметр вдоль приморских фронтов крепости. На расстоянии шесть метров они обкалывали лед.

Баир Иринчеев. Чтобы было не подойти к стенам.

Борис Мегорский. Рассматривался вариант штурма по льду, но он был отвергнут когда взвесили все ”за” и ”против”. Хотя, возможно, это и был бы вариант. Потому, что стены, которые выходили на морскую часть, они были в довольно плохом состоянии. Наверное попробовать можно было, но риск тоже был. Когда Апраксин выходил с Котлина, у него было провианта на два месяца. К началу мая этот провиант подходил к концу. Начался чувствоваться недостаток в хлебе, в фураже для лошадей. Ситуация стала напряженной. Потому, что и артиллерийские припасы иссякали. И вот уже скоро откроется навигация.

Баир Иринчеев. Придет шведский флот.

Борис Мегорский. Да. Всегда открытие навигации, это такой момент, когда кто успеет первый появиться. Либо шведский флот, либо наши. Потому, что наши не готовы противостоять шведскому флоту в открытом море. И Петр собрал большую эскадру, ее можно назвать даже армадой. Огромное количество практически всех плавсредств, которые были в распоряжении Балтийского флота на тот момент. Это были корабли корабельного флота. На тот момент линейных кораблей еще даже не было на Балтийском флоте. Это были фрегаты. Это были чуть меньшего размера корабли, шнявы. Тоже парусники. И корабли парусно-гребного флота. Самые большие – галеры. Бригантины. И огромное количество грузовых судов под названием ”карбас”. Вот у нас тут... Какие-то книжки принес с собой. Одна из немногих, которая посвящена взятию Выборга. Написана офицером Васильевым вскоре после Великой Отечественной войны. Здесь такая развертка, гравюра, показывающая всю эту армаду. Мы видим крупные парусники: фрегаты и шнявы. Бригантины, галеры и карбасы. Вся эта армада собралась и 1 мая выступила от Котлина. Как только позволил сошедший лед, они выступили.

Баир Иринчеев. Получается, что Петр был в курсе, что осадный корпус наш...

Борис Мегорский. Он планировал идти на помощь. Более того, даже шведы знали, что в Петербурге готовятся 300 кораблей с хлебом для осадного корпуса. Значит, скорее всего, они пойдут на Выборг весной. Просто вышли раньше, чем вышел флот.

Баир Иринчеев. По поводу того, что прибыл русский барабанщик. К вопросу о голоде в корпусе.

Борис Мегорский. Да, это... О чем полковник Шернстроле... Кто остался. Это полковник, который по факту выполнял обязанности коменданта. Поскольку Захариас Аминов был стар и немощен. Этот полковник Шернстроле сообщал Любекеру в апреле: ”Позавчера прибыл русский барабанщик и попросил вина и пива”. Это к вопросу об обычаях осадной войны. Когда осажденные и осаждающие могли обмениваться письмами, напитками... Я не думаю, что это говорит о том, что Апраксин, у него не осталось ничего. Но...

Баир Иринчеев. Каким образом было сообщение между Выборгом и Любекером? Любекер был ближе к Хельсинки.

Борис Мегорский. Был ближе к Хельсинки. Но поскольку с материковой стороны рогатой крепости осады не велось, были какие-то редкие драгунские посты. Но в целом нельзя сказать, чтобы город находился в жесткой блокаде. Поэтому гонцы...

Баир Иринчеев. Получается шведский гарнизон в Выборге мог сообщить, что там происходит. И плюс было сообщение нашего осадного корпуса с Петербургом.

Борис Мегорский. Да. Совершенно верно. И эта армада 1 мая отправилась из Котлина к Выборгу. Лед только сошел. Еще в Финском заливе лед этот плавал, но можно было как-то пройти. Вся эта армада вышла. В какой-то момент самый большой корабль на тот момент, фрегат ”Думкрат”... Петр велел выполнять функции ледокола. На бушприт подвешивалась пушка, ее бросали на лед, чтобы пробивать. Таким образом освобождать проход для себя и для других кораблей. Но... Понятно, что вся эта армада занимала огромную площадь. Шли они отрядами. Отдельно корабли парусного флота. Отдельно галеры, бригантины и карбасы. На карбасах, на бригантинах находилась вся гвардия, 5 тысяч человек, это преображенцы и семеновцы. А также весь провиант и пушки, и порох для осадного корпуса. И все это в какой-то момент зажало во льдах и ветром начало уносить в шведскую сторону. Поделать с этим ничего не могли. На всякий случай этой уходящей вдаль массе придали два фрегата, чтобы они как-то могли поспособствовать. Хотя чему они могли поспособствовать? Если бы всю эту армаду во льдах пригнало к шведскому берегу, все могло бы обернуться крайне плохо. Через несколько дней ветер переменился и их пригнало обратно. Смогли дойти. 8 мая подошли к Тронгзунду. Петр был физически при этой армаде, он находился на ”Лизетте”, это его корабль относительно небольшой. При Петре находились его придворные и дипломатический корпус. И Юст Юль, наш сегодня третий собеседник, он был там же.

Баир Иринчеев. Иностранцы.

Борис Мегорский. Да. И он оставил живейшее описание попоек, которые происходили на борту.

Баир Иринчеев. Получается с 1 мая по 8 мая.

Борис Мегорский. Да. Вот они там распивали. И его здоровье явно страдало. Естественно, когда они выгрузились, их встретил Федор Матвеевич Апраксин. Там они тоже хорошенько отметили. Тем не менее Юст Юль написал очень выразительно о том, участником чего он был. Для нас это... Я процитирую целиком. Он пишет: ”Если принять в соображение, первое, что царский флот пустился в плавание в такую пору, когда весь фарватер покрыт плавучим льдом. Второе, что во всем флоте не было человека, который был бы знаком с фарватером, между тем как фарватер представляет большую опасность для плавания из-за множества скал и подводных камней. Третье. Что все суда построены из ели, что большая их часть непригодна для морского плавания. Четвертое. Что управление карбасами было поручено крестьянам и солдатам, едва умевшим грести веслом. То остается крайне изумляться смелости русских, хотя она и привела их к столь счастливым последствиям. Не смотря на то, что часто во время плавания казалось, что все малые суда уносятся льдом и должны погибнуть”. Надо сказать, что из этой армады, которую унесло ветром, шесть карбасов все-таки затонули, но с них успели спасти людей и грузы. То есть ситуация могла быть гораздо более худшей. Юль продолжает: ”Русские карбасы – особого рода суда, скрепленные ивняком”. То есть, даже не гвоздями. ”И законопаченные древесным мхом. Ни одного железного гвоздя нет. А между тем карбасы и везли все предназначенные под Выборг пушки, мортиры, муку, хлеб, крупу для армии. И так по воле Провидения этот поход увенчался двойным успехом. Ибо если тому или другому государю суждено стать великим, Господь Бог благоприятствует ему во всем, как бы ни было предпринято самое дело”. Действительно, эту операцию можно характеризовать как полнейшую авантюру. С одной стороны. С другой стороны расчет был. Потому, что буквально через несколько дней после того как корабли выгрузили все припасы под Выборгом и ушли в сторону Петербурга, в Финском заливе появился шведский флот. И если бы он пришел на пару дней раньше... А это были 8 линейных кораблей многопушечных. Ничего сопоставимого в русском флоте не было. Не говоря о том, что не было опыта морских сражений. Можно представить, что всю эту армаду шведы бы разнесли в пух и прах. Судьба корпуса Апраксина была бы предрешена.

Баир Иринчеев. То есть, это был такой риск... То есть, это надо было сделать. Нужно было выйти как можно раньше.

Борис Мегорский. Да, был риск. Войска выгрузили. 12 пушек поставили на этих построенных редутах в проливе. И шведский флот подошел к Тронгзунду. У нас нет подробных описаний что там происходило. По одной из версий шведы не стали пробовать прорываться. Не стали подходить под пушки этих редутов. Но шведы попробовали высадить десант, чтобы захватить с земли эти редуты. Галерный флот наш, который стоял в том же районе, в свою очередь высадил войска на острова Тронгзундского архипелага для того, чтобы противостоять шведам. Шведы быстро обратно сели на свои боты, погрузились на корабли и ушли. Шведы прорваться не смогли и не захотели. Но при этом они продолжали контролировать воды Финского залива. И Апраксин, хотя и получил все припасы, он оставался изолирован. Потому, что шведы все контролировали. Отряд из нескольких карбасов, которые задержались, их отдельно отправили в Петербург. Отряд под командованием лейтенанта Круза, если правильно помню. Шведы захватили этот отряд. Круз каким-то образом смог спастись, но его судили за то, что он привел корабли к шведам. Его судьба дальнейшая не известна. Скорее всего исключили из службы.

Баир Иринчеев. Опять же, это происходит в конце мая. Белые ночи. То есть, темного времени суток фактически нет. Сложно было проскочить даже таким маленьким отрядом.

Борис Мегорский. Наверное. Ну, и в целом шведский флот большой. Там были не только линейные корабли, но и какие-то вспомогательные суда. Поэтому... Единственный корабль, который из шведского флота дошел до Выборга, это был корабль, который доставил 70 русских офицеров и солдат, которые были пленными и содержались в Стокгольме. Но на тот момент активизировался, после Полтавы активизировался процесс обмена пленными. И этих русских пленных привезли из Стокгольма. Ну, и выгрузили... Либо в Выборг их сгрузили, либо в осадный корпус. Это единственный корабль шведский, который дошел до Выборга.

Баир Иринчеев. Они даже не пытались прорваться через Тронгзунд получается?

Борис Мегорский. Получается, да. Мы очень боялись шведского флота, но шведские флотские командиры не проявляли настойчивости. К сожалению для шведов, для Карла XII. Инициатива у шведских начальников, которые было далеко от Карла XII, она оставляла желать лучшего. Наверное шведы могли попробовать.

Баир Иринчеев. Мне кажется, против 12 пушек они могли прорваться. Тронгзунд по-шведски, это же ”узкий пролив”. Если корабли проходят мимо редутов, их бы расстреливали в упор. Но 12 пушек, мне кажется, это недостаточная огневая мощь, чтобы остановить 8 линейных кораблей.

Борис Мегорский. Я тоже так думаю. Как есть. Шведский флот не стал прорываться. Таким образом обрек Выборг на продолжение осады. Петр, который прибыл в осадный лагерь, он тут же захотел осмотреть осадные работы. Как осмотреть осажденную крепость, если из нее стреляют? Надо объявить перемирие. С чего бы шведам объявлять перемирие? Как мы обсуждали, разговаривая об осадах и обычаях осадной войны, если отправляется парламентер с каким-нибудь письмом в осажденную крепость, то на это время объявляется перемирие, приостанавливаются осадные работы. То есть, нельзя копать траншеи. При этом защищающимся нельзя стрелять. В этом перемирии можно спокойно выйти из траншеи, походить вокруг крепости, осмотреть все, что тебе нужно. Таким образом Петр поступал два дня. Один день отправил барабанщика. Юль пишет, что это был переодетый офицер Преображенского полка. С каким-то письмом якобы к купцам Выборга. Осмотрел крепость с приморской стороны. На следующий день еще со стороны материка, с ”рогатой” крепости. И составил инструкцию о том, как вести осаду. Петр провел в осадном лагере не так много времени. Убыл в Петербург, оставив инструкции Апраксину. Формальная атака со стороны ”рогатой” крепости началась 20 мая. Но это можно считать датой полноценной осады со всех сторон. У нас есть чертеж, план осады Выборга из ”Книги Марсовой”. Это официальная история Северной войны. По какой-то неизвестной причине здесь карта перевернута.

Баир Иринчеев. Все равно все понятно.

Борис Мегорский. Да. Видно, что и с приморской стороны корабли к мысу пришвартованы. И со стороны Петербургской дороги, там тоже идут траншеи и построены артиллерийские батареи. Ты правильно упомянул белые ночи. Поскольку все осадные работы стараются вести ночью, в темноте. Чтобы не подставляться под выстрелы из крепости. Как прятаться в белые ночи не очень понятно. Все близко. С башни, которая называется ”Башня святого Олафа”, тогда она называлась ”Длинный Герман”, естественно все было неплохо видно. Помимо этого еще проблема. Скалистый грунт. Когда по построенным траншеям начали волочь тяжеленные пушки, а это много тонн окованного железом дерева. Эти кованные обода гремят по скалам. Понятно, что тихонько эти пушки нельзя протащить. Поэтому как только этот грохот раздавался в русских траншеях, тут же туда обрушивался шквал шведского огня. И слышно, и видно. Осложняло довольно жизнь осаждающим. Тем не менее работы велись. Апраксин постоянно писал Петру о том, что происходило. В частности пишет, что: ”От великого каменья невозможно пушки тихо провезти. К тому же ночи светлы как день. Когда повезут, то неприятель жестоко стреляет из пушек”. Москвич, попавший в белые ночи первый раз. Юст Юль наблюдал последствия огня из крепости: ”Я посетил лазаретный барак, где видел много жертв войны. Иные из этих несчастных лишились рук, иные ног, а иные получили другого рода страшные раны. Русские офицеры рассказывали мне, что в ночь накануне залпом картечи из 6 городских орудий за один раз убито и ранено 30 русских рабочих”. Ну, это картина осадной войны, как она есть. Постепенно русские траншеи вышли к рву со стороны ”рогатой” крепости. Нужно было очистить ров для того, чтобы пробивать брешь. Во рву находилась постройка под названием капонир, которая своим огнем...

Баир Иринчеев. Простреливает ров в двух направлениях.

Борис Мегорский. Да. Совершенно верно. Там находился какой-то шведский отряд. Были направлены гренадеры для того, чтобы этот капонир захватить. Здесь такая хорошая иллюстрация того, что воинское счастье переменчиво. Эти гренадеры стремительной атакой захватили капонир, выбили оттуда шведов. Часть взяли в плен. Часть солдат шведских убежало. Гренадеры захватили капонир, остались в нем. После чего шведы сделали вылазку и захватили капонир заново. Частично перебив, частично захватив в плен этих гренадер. И увели их в крепость. Потом другие гренадеры контратаковали, капонир взяли. Но часть русских солдат ждали освобождения в Выборге до конца осады. У нас есть воспоминания ряда солдат, которые участвовали в этом бое и потом находились в плену. Чертеж из шведского архива, который довольно наглядно показывает направление огня. И мортирного, и пушечного. Помним, что мортиры стреляют по площадям.

Баир Иринчеев. К югу от города стояли две батареи.

Борис Мегорский. Но это в тот момент, когда была атака со стороны материковой. До того момента мортиры стреляли по территории старого города каменного. Поэтому территория ”рогатой” крепости, она была относительно целой. Туда мортиры не достреливали. В тот момент, когда на позициях Берхгольца поставили пушки, теперь уже и эта часть оказалась под огнем. Надо сказать, что разрушения были довольно страшные во всем городе. Уже когда город взяли, описание очевидца, что победителям пришлось собирать неприятельские тела, которые лежали на улицах не погребенными. ”В некоторых улицах земля к торжественному входу была уровняна”. Когда нужно заходить победителям улицы были в таком состоянии, что было не пройти, все было изрыто воронками от взрывов. ”Ибо во всей крепости не было на одну сажень целого места, где была бы ровность и не взорванный ямами от бомб. Многие улицы завалены от развалившихся зданий и не было прохода”. Город подвергся такой довольно массированной бомбардировке. Прежде чем начать бомбардировку, Апраксин, когда пушки были установлены... Апраксин, как велела традиция осадной войны, написал коменданту: ”У нас пушки готовы. Сейчас мы откроем огонь. Предлагаем сдаться”. Но комендант ответил, что причин не видит сдавать крепость. ”И опасности не имеет. Чего бы ради вооруженную крепость сдать”. Его воинский долг диктовал дать тот ответ, который он дал. В результате чего Апраксин, который продолжал списываться с Петербургом, потребовал от Петра, чтобы ему разрешили начать бомбардирование. Тоже характеризует, что в какой-то момент он был недостаточно самостоятелен. Отдай приказ и начни бомбардировку. Нет, нужно было еще написать в Петербург, дождаться ответа. И только после этого. Огонь брешь-батарей открылся первого июня. Брешь-батареи, это пушки, которые пробивают стену. К шестому число, за неполную неделю, в той части стены, которая выходила на море, была пробита брешь длиной 300 метров.

Баир Иринчеев. Это получается, она просто рухнула.

Борис Мегорский. Это была-то так себе стена. Но при таком массированном обстреле она обрушилась полностью. Когда наши вошли в город, туда поместились два батальона по фронту. То есть, действительно разрушения были чудовищные. При этом один из бастионов в этой крепости был... Имел деревянную обшивку. Потому, что эта приморская часть, она шведами не рассматривалась. С моря флот. Поэтому, что мы будем с морской стороны укрепляться. В результате оказались приморские фронты самые уязвимые. Для того, чтобы уничтожить деревянный бастион, Петр рекомендовал Апраксину подвести брандер. То есть, корабль, наполненный горючими веществами, чтобы поджечь этот деревянный бастион с помощью корабля. Но шведы воткнули сваи на каком-то удалении от берега, и кораблю было просто не пройти. Поэтому такой вариант даже не рассматривался. Укрепления шведы старались каким-то образом восстанавливать. В какой-то момент... Один из способов... Это стрельба в пределах прямой видимости. Для того, чтобы спрятаться и спрятать работы от стреляющих, шведы натянули паруса. Завесили парусным полотном. Якобы это им помогало скрывать от осаждающих. Но осаждающие забросали это место гранатами, бомбами. Все сгорело. Естественно не помогло. Но в целом во время обстрела эта вот часть стены была сильно повреждена. Во время бомбардирования сгорел сам бастион. На нем погибло чуть ли не 400 человек. И от пожара, и от бомбардировки. Наверное там что-то еще взрывалось. И таким образом стало понятно, что брешь готова, нужно готовиться к штурму. При этом комендант Выборга... Понятно, что он понимал к чему идет дело. Но его долг офицера, подданного шведского короля, он требовал, чтобы крепость не сдавать. И нужно было как-то сохранять лицо. Он собрал военный совет из старших офицеров гарнизона и сказал: ”Русские скоро пойдут на штурм. Я предлагаю отбить один штурм, а потом сдаться”. Сохранить лицо.

Баир Иринчеев. Да. Сохранить лицо.

Борис Мегорский. На что ему офицеры сказали: ”Вообще вряд ли у нас это получится. Потому, что русские начнут атаковать наверняка с нескольких направлений. А у нас мало войск. Брешь огромная, артиллерия подавлена”. Но Шернстроле убедил их или настоял на том, чтобы написать решение этого военного совета: ”Мы обязуемся отбить один штурм, а потом уже можно сдаваться”. Эта история стала известна в гарнизоне. Один из солдат шведских, которых захватили в том же капонире, он все это пересказал русским.

Баир Иринчеев. Получается, что наши были в курсе того, какие намерения у противника в осажденной крепости.

Борис Мегорский. Да. Совершенно верно. Вот еще одна гравюра. Виден мыс, с которого наши палят.

Баир Иринчеев. Город горит.

Борис Мегорский. И город горит, и замок горит. Видно, что это две разные части.

Баир Иринчеев. Дырка в стене хорошо видна. По-моему, это гравюра 1771 года.

Борис Мегорский. Нет, это гравюра... Первая версия ”Книги Марсовой” 1713 год. Просто потом ее переиздавали при Екатерине. И дальше начали готовиться к штурму. Когда стало понятно, что ничего не препятствует, брешь готова...

Баир Иринчеев. А после того, как брешь сделали, Апраксин не послал к шведам еще раз парламентеров?

Борис Мегорский. Видимо послал, но получил отказ. Начала расписывать штурмовые колонны. Было принято решение навести между мысом Сиканиеми и приморским фронтом Выборга два понтонных моста. По каждому из которых должна была пойти штурмовая колонна. Довольно подробное расписание. Сколько полковников, капитанов, мушкетеров, гренадеров. В какой последовательности должны были идти на штурм.

Баир Иринчеев. А понтонные мосты из карбасов должны были построить?

Борис Мегорский. Скорее всего. Естественно их приготовили. Навести должны были в момент начала штурма. Интересный момент. В осадном корпусе были участники Астраханского стрелецкого восстания. Астраханские стрельцы, которые должны были заслужить прощение в бою. И донские казаки, участники Булавинского восстания на Дону в 1707-1708 годов. И вот эти донцы и астраханцы должны были идти в первых рядах. Но не самыми первыми. Первыми должны были идти охотники. А мы помним, что это добровольцы, которые своей охотой идут впереди ради славы и, очевидно, жалования. За охотниками должны были идти донцы и астраханцы. Причем во главе со своими полковниками, которые должны были идти в первых рядах. И если шведы... Было известно, что у них есть подкопы и они собирались взрывать мины под ногами у штурмующих. Все это должно было достаться донцам и астраханцам. А потом шли в атаку мушкетеры, гренадеры. И все эти войска были снабжены всякими припасами. Это штурмовые лестницы. О них мы довольно много рассказывали. Лестницы, видимо, было немаленькие. К ним прилагались специальные вилы. Видимо какие-то подпорки, чтобы можно было их приподнимать и приставлять. Плюс доски какие-то, которые были необходимы для преодоления каких-то препятствий. И каждый солдат нес фашину. Связка хвороста длиной в сажень. Два метра. Такая охапка веток. С одной стороны для того, чтобы можно было, наверное, прятаться за ней от выстрелов. С другой стороны для того, чтобы забрасывать ров или что-то такое. Я уже рассказывал, что Петр рассматривал вариант зажечь один из бастионов брандером. Это не получилось. Была еще одна вещь, которая называется ”Адская машина”. Это не современное жаргонное, это тогда... ”Адская машина”. Это какое-то взрывное устройство, которое можно было поднести, приставить к фасу. И Петр велел Апраксину таким образом взрывать фас бастиона ”Панцерлакс”. Что это было не очень понятно. Поскольку есть... Когда изучал трактаты по осадному делу XVII-XVIII века, не очень понятно что могло бы взорвать облицованный гранитом фас бастиона.

Баир Иринчеев. Должен быть очень большой заряд.

Борис Мегорский. Но, судя по тексту приказов, это должно быть что-то, что солдаты могут принести и приставить. Была приготовлена эта ”Адская машина”. И ее должны были перед началом штурма занести в ров, приставить, взорвать. Таким образом пробить брешь. Штурмующим войскам были выданы инструкции. Боевое постановление, которое подписал Федор Матвеевич. Подробно расписывал, что должны делать солдаты и чего не должны делать солдаты. Уже 6 числа состоялся военный совет, генеральный консилиум, на котором обсудили подготовку к штурму. И уже 7 и 8 июня, уже были собраны охотники и войска собрались для штурма. Сидели уже в полной готовности. 9 числа им было приказано обождать. Но это уже такая нагнетенная ситуация, на низком старте. Уже все инструкции подписаны. Почему обождать? Потому, что Петр из Петербурга написал, что: ”Если вы уже пошли на штурм, то с Божьей помощью. А если нет, то подождите меня, я сейчас приеду”. Ему захотелось поучаствовать. Идущие на штурм войска должны были держаться своих командиров, не покидать строй. Командиры должны были замещаться следующими по званию, от старшего вплоть до рядового. Нельзя было разбредаться для разграбления города. Нельзя было убивать женщин, детей и духовного чина людей. Единственный пример, это опыт штурма Нарвы, где все это произошло спонтанно. Это пытались прекратить, но по факту все это произошло. Пытались заранее предусмотреть при штурме Выборга. Как минимум, иметь возможность сказать: ”Мы же предупреждали и просили своих солдат так не делать”. Нужно было сразу, после того, как солдаты ворвались в город, нужно было занять пороховую казну и денежную казну. Опять же, чтобы не разграбили свои же солдаты. И если в момент занятия города войска шведского гарнизона решат бить сигнал о перемирии, нужно было им сказать: ”Или вы сдаетесь на безоговорочную капитуляцию, в плен. А если вы начинаете торговаться об условиях, мы продолжаем штурм”.

Баир Иринчеев. До победного конца.

Борис Мегорский. До победного конца. Да.

Баир Иринчеев. Уже всему научились. Подробно расписано.

Борис Мегорский. Да. Очень подробная инструкция. Артиллерия была подготовлена. Петр очень поверил в эффективность ручных мортирок, которые под Дерптом, под Нарвой использовали активно. Был три батареи из этих ручных мортирок. Общей сложностью 170 штук. Они бросали ручные гранаты, 6-фунтовые гранаты. На мысе Сиканиеми они были расположены. Где-то близко к берегу.

Баир Иринчеев. Чтобы добросила гранату через Сиканиеми...

Борис Мегорский. Там сотня метров.

Баир Иринчеев. Ну, да. Где-то сотня.

Борис Мегорский. Там же были расположены траншеи для мушкетеров, которые должны были вести беспокоящий огонь из мушкетов. Пушки должны были подавлять артиллерию крепостную. Отдельно пушки были предназначены, чтобы стрелять по ”Длинному Герману”. То есть, по башне и ее амбразурам. Понятно, что в случае штурма на крепость обрушился бы шквал огня. Наверняка это был бы успешный штурм. Но к 9 числу, когда все было готово и царь уже выехал из Петербурга, гарнизон вступил в переговоры. Были отправлены переговорщики в русский осадный лагерь.

Баир Иринчеев. Шведы, наверное, видели наши приготовления.

Борис Мегорский. Естественно. По иронии среди этих переговорщиков был капитан Стабеус, инженер.

Баир Иринчеев. Главный фортификатор.

Борис Мегорский. Да. Несколько дней согласовывали условия капитуляции. Сдачу по каким-то договоренным условиям. Естественно, выговаривали себе почетную сдачу. Но поскольку уже брешь была пробита и шансов у гарнизона не было, то наши настояли... Естественно Петр настоял, все это писалось от имени Апраксина, на выпуске гарнизона, но без знамен, без музыки, без пушек. Такая не очень почетная, но все же сдача. Им было обещано, что их отпустят в ближайшие крепости шведские. 12 июня подписали договор. 13 числа караулы в крепости и на стенах были заняты нашими войсками. И 14 числа состоялось торжественное вступление в город. Петр получается, что присутствовал в этой осаде только вот с 10 по 14 мая. Потом уже, с 11 июня, когда боевые действия прекратились. Но, да, он спланировал эту операцию. Он постоянно поддерживал контакт с Апраксиным, давал ему подробные инструкции. И Юль на эту тему тоже высказался, он говорит, что: ”Людям, заведующим осадой, успех этот достался легко. Так как перед своим отъездом из-под Выборга, царь, осмотрев все в траншеях, каждого научил как ему взяться за дело. Генералов, инженеров и артиллерийских офицеров. Ибо он весьма прозорлив, отлично все знает и имеет верный взгляд на все. Без его указаний все было бы сделано навыворот”. Скептически Юль относился ко всем русским, кроме Петра. Не исключая, что там были вполне квалифицированные инженеры. Но роль Петра очевидна. Вступление в город было обставлено довольно помпезно. Притом, что караулы в крепости были расставлены. Должен был входить генерал-адмирал, Апраксин. Первым в город вступал Преображенский полк. Гвардия, кстати, не должна была участвовать в штурме, она находилась вся в резерве. Они прибыла с армадой по морю. Штурмовать должны были полки, которые с марта там находились. Но первым вступать в город должен был Преображенский полк во главе с полковником, то есть, с самим Петром. Петра стали отговаривать потому, что было известно, что у шведов там заложены мины, они могут взорвать ворота. Ну, и вообще все знали, что Петр, двухметровый человек во главе полка, всем будет понятно, что это царь. И даже если они не будут взрывать мину, то любого человека с пистолетом хватит, чтобы обезглавить царство. Но Петр сказал: ”Спасибо за беспокойство, но я пойду”. И действительно во главе Преображенского полка он вступил в город. И построил полк, мимо которого торжественно вступил главнокомандующий русским осадным корпусом генерал-адмирал Апраксин. А Петр салютовал ему как полковник.

Баир Иринчеев. Командовал парадом Апраксин, а Петр был только участник.

Борис Мегорский. Совершенно верно.

Баир Иринчеев. Большая честь конечно.

Борис Мегорский. Ну, да. Петр же подчеркивал, что нужно ценить офицеров за заслуги, а не за старшинство. Апраксин приказал поднять на башне штандарт царский. И на всех воротах, на всех учреждениях снять шведские гербы со львами и поставить царские гербы. Шведы рассчитывали, что их выпустят, но не тут-то было. Потому, что...

Баир Иринчеев. К ним было много вопросов?

Борис Мегорский. Право сильного никто не отменял. Не смотря на все обещания, Петр им предъявил претензии. Список из четырех пунктов. Основной заключался в том, что в 1708 или 1709 году русские отправили корабль с письмами для русских пленных в Стокгольме. Шведы этот корабль задержали. Хотя это был корабль, который по международным правилам был выведен из разряда военных целей. Это была основная претензия. Плюс претензия, что Карл XII задержал русского резидента Хилкова в Стокгольме с началом войны. Хотя шведский резидент точно также в Москве сидел. О том, что русские купцы, которых война застала в Стокгольме, были задержаны. Со шведскими купцами все было то же самое. Когда нужно предъявить противнику что-то, вот предъявили. Было сказано: ”Пока все эти неправды не будут исправлены, гарнизон объявляется военнопленным”. И гарнизон никуда не ушел, остался в плену. При этом часть солдат гарнизона, не знаю насколько добровольно, записалась на русскую службу. Это было порядка 400 человек. Юст Юль потом видел, как они браво маршировали в Петербург. Из курьезного. В осаде Выборга принимал участие полк, который тогда не имел названия. Полк полковника Инглиса. Этот полк в 1712 году получил название Выборгский. Поскольку тогда сложилась традиция все полки русской армии называть географическими названиями. И в этот полк записалось 308 солдат шведского Выборгского гарнизона.

Баир Иринчеев. Действительно стал Выборгским.

Борис Мегорский. Да. Хотя по общему правилу русские полки с географическими названиями по городам, как правило, ничего общего не имеют с этими городами. Здесь полк участвовал во взятии Выборга и в нем какое-то количество выборжан служило. Причем иностранцев. Интересная деталь, совершенно мало известная. И еще важный итог для исследователей. Среди взятых в плен оказался недавний студент академии из Турку, аудитор артиллерии Выборгской крепости. Его звали Ларс Юхан Эренмальм, который находился в плену до 1714 года и оставил подробнейшее описание того, что он увидел. Он хотел отвезти это обратно в Швецию. Разведданные. Очень полезные разведданные. Этот труд назывался ”Заметки о нынешней силе и могуществе Русского государства”. Юрий Николаевич Беспятых этот источник разобрал. Очень подробно. Когда иностранцы описывают жизнь русских, они могут быть с одной стороны пристрастны, с другой это взгляд стороннего наблюдателя. Русские люди на какие-то вещи не обращали внимания, не описывали. Здесь взгляд иностранца со стороны, он очень полезен.

Баир Иринчеев. Просто русская культура, наши обычаи настолько являются частью нашей жизни, что мы их воспринимаем как нечто должное. И не понимаем, что может быть иначе. А иностранцы это видят.

Борис Мегорский. Да. Стабеус, который попал в плен вместе со всеми, сидел в Петербурге. У нас есть публикация Выборгского музея. И есть портрет Стабеуса и его чертежи. Стабеус сидел в плену до 1715 года. В 1715 году ему удалось бежать. Какая-то фантастическая история. Во всяком случае у шведов там. С участием медведей, водки, еще чего-то. Насколько правда не знаю. Дожил до середины XVIII века, занял высокий пост, и все у него было хорошо. Апраксин за взятие Выборга получил орден Святого Андрея Первозванного.

Баир Иринчеев. Высочайший орден империи.

Борис Мегорский. Конечно. На тот момент единственный по сути. Войска получили жалование вне зачета. Гвардейцы, которые практически ничего не сделали, получили три оклада. А армейские полки, которые сидели во льде и холоде с марта, получили один оклад. По справедливости.

Баир Иринчеев. Но зато искупили вину за бунты.

Борис Мегорский. Пехотинцам обычным нечего было искупать. Это касается астраханцев и донцов. В Выборге нам достался большой запас досок и строевого леса, который шведы заготовили для продажи голландцам и англичанам. Потому, что у них торговля шла довольно оживленная. Этих досок там было столько, что их хватило на строительство нового галерного флота. Собственно Выборг стал базой нового галерного флота. Того самого, который участвовал в Гангутском сражении. Эта осада стала образцовой, на которой отработали схему дальнейшего завоевания Финляндии. Стало понятно, что по дорогам двигаться не вариант. Но с помощью движения вдоль береговой линии, либо по льду, либо на кораблях шхерного флота, то есть, на галерах, можно не опасаясь двигаться вдоль финского побережья и постепенно его захватывать.

Баир Иринчеев. То есть, нужно красться вдоль побережья. Большой флот подойти не может из-за островов, скал.

Борис Мегорский. Нельзя сказать, чтобы окрестности Выборга стали безопасным местом со взятием города. Потому, что на следующий год, в 1711 году, где-то на дороге между Выборгом и Петербургом, там поставили на дороге редут, на котором сидело несколько десятков солдат для того, чтобы контролировать это дело. На них напала партия из 600 шведов. Казалось бы это глубокий тыл.

Баир Иринчеев. Это 1711 год. Кексгольм не взяли еще?

Борис Мегорский. Кексгольм взяли. В 1710 году, чуть позднее.

Баир Иринчеев. Как они туда пришли?

Борис Мегорский. Вот они материализовались. Может быть, их было не 600. Это данные русских. В общем немаленькая партия шведов напала на редут, захватила его, часть людей взяла в плен, часть разбежались. К вопросу о военном счастье. В этот момент из Петербурга шло какое-то подкрепление в Выборг и очень оказалось кстати. Они этих шведов выбили. Те ретировались, оставив часть защитников редута, которые раненые оставались, их не забрали в плен. Вот. Пожалуй на этом можно закончить рассказ о событиях в Выборге в годы Северной войны. Поэтому приезжайте в Выборг. В Выборге очень интересно. Во-первых, сам город старый. Насколько я понимаю, он становится лучше.

Баир Иринчеев. Да, лучше выглядит.

Борис Мегорский. В самом городе старые средневековые улицы. Европейские средневековые улицы, которых в российских городах не встретишь. Это городские башни. Это непосредственно замок с башней Святого Олафа. Ее реконструировали и еще продолжат. Но, как понимаю, на нее можно подняться. Замечательный краеведческий музей, в котором есть макет города во время осады. Очень много маленьких разрушенных домиков. Отличный макет. На Смоляном мысу, Сикониеми, где стояли наши артиллерийские батареи, памятник Петру. И рядом мортира. Правда, мортира XIX века. Тем не менее.

Баир Иринчеев. Как символ осады.

Борис Мегорский. В Выборге есть Военный музей Карельского перешейка.

Баир Иринчеев. Где мы периодически проводим мероприятия. Вместе с Борисом.

Борис Мегорский. Да. И в Выборге есть замечательные укрепления бастионного типа, которых шведам очень не хватило в свое время. Это Анненские укрепления, которые защищают город и замок с северной стороны. У шведов этих укреплений не было. Поэтому Апраксину удалось без проблем атаковать с северной стороны. Это замечательные укрепления, хорошо сохранившиеся, с гранитной облицовкой. Видна структура бастионной фортификации. Там же есть могилы солдат русских, которые участвовали во взятии Выборга в 1710 году. И упоминавшийся нами Тронгзунд. Это сегодня город Высоцк. В Петровское время там кроме деревянных редутов ничего не было. Но позднее там построили мощную крепость гранитную. В тот момент, когда ее построили, стала крепость не актуальна.

Баир Иринчеев. Тем не менее, очень красивое место. Можно там подняться на крепостную стену. Сверху посмотреть на пролив, по которому корабли до сих пор ходят. Замечательные места.

Борис Мегорский. По традиции под сегодняшним роликом вы найдете список литературы. Я туда свел все, что можно прочитать про осаду Выборга. Отдельно хочу рассказать про диссертацию научного сотрудника Выборгского музея Алексея Мельнова, который очень подробно разобрал события в Карелии в годы Северной войны. И с шведской точки зрения, и с точки зрения русских источников. Очень добротная работа. На этом пожалуй все. До встречи в следующий раз.

Баир Иринчеев. Да. Еще одна параллель. Собственно эта незащищенность Выборга со стороны моря в зимнее время была использована советскими войсками в феврале и марте 1940 года.

Борис Мегорский. Брали с моря?

Баир Иринчеев. Тоже его обходили с моря. Оказалось, что у финской армии не было никакого плана, что они будут делать, если будет атака. И это собственно стало одним из факторов, который заставил Финляндию пойти на переговоры. Уже в марте 1940 года. История получается повторяется по большому счету. Выборг брали и в 1710 году. Потом в 1940. Потом освобождали в 1944. Это дает повод для иронии по поводу статуса ”Город воинской славы”.

Борис Мегорский. Да, это несомненно город воинской славы. Не в том смысле, что его обороняли.

Баир Иринчеев. Его все время либо брали, либо освобождали получается. Так что такое событие. Рискованные очень шаги со стороны императора... Тогда еще не императора. Государя Петра I. Но они все оправдались. И закончились блистательной победой. К счастью не таким большим кровопролитием. Если бы был штурм, там бы... С обеих сторон там погибло бы еще больше людей. Ну, Борис, тогда думаю в следующий раз продолжим. На тему...

Борис Мегорский. Пока не расскажем. Потому, что и так был длинный перерыв. Посмотрим.

Баир Иринчеев. Борис, спасибо большое.

Борис Мегорский. Спасибо, Баир.

Баир Иринчеев. На сегодня все. Спасибо и до новых встреч.

Борис Мегорский. До свидания.


В новостях

17.02.20 13:24 Борис Мегорский про взятие Выборга в 1710 году, комментарии: 12


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк