Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 6: сражение при Дьен-Бьен-Фу

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

18.09.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет. Вьетнам. Дьен-Бьен-Фу. Мы подкрались постепенно к Дьен-Бьен-Фу. Чтобы визуализировать это дело, лучше всего посмотреть фильм ”Вьетнам”. Нашего замечательного режиссера-документалиста Романа Кармена. Там все снято, там все есть. Зиап и Хо Ши Мин. И даже Кристиан де Кастри. Понятно, из французов. Он в плен попал. Там все очень замечательно. Потом конечно в 1992 году французы сняли фильм ”Дьем-Бьен-Фу”. Так и называется. Режиссер Пьер Шендерффер, что ли... Никак не могу правильное звучание выучить. Там тоже неплохо. В смысле визуализации в художественном смысле. Очень хорошая музыка. Опять же, кто композитор я не помню совершенно. В силу того, что я французских композиторов, которые ля фильмов пишут музыку, никого не знаю.

Д.Ю. Мишель Легран. Роман Кармен ”Гении и злодеи”. Клим Жуков ”Война во Вьетнаме. Часть первая” есть.

Клим Жуков. Прекрасно. Тем не менее. На Youtube есть, я его видел. Очень хороший фильм ”Вьетнам”. Там сделано в лучших традициях советской кинодокументалистики и фронтового репортажа все очень здорово. Мы же оставили генерала Анри Наварра и Во Нгуен Зиапа как раз во время кампании 1952-1953 года. Когда у Вьетминя все сложилось хорошо. Потому, что стратегическая ситуация для Вьетминя складывалась максимально удачно. И при этом было несколько операций крайне удачных для французов. Из них самая удачная... Это я просто напоминаю краткое содержание предыдущей серии. Самое удачное было оборона Носана, где Вьетминь был разгромлен. Когда французы оборонялись, Вьетминь наступал. Вьетминь был разгромлен. Это дало толчок для проработки стратегической концепции ”Гнезда” или ”Ежа”. На границе с Лаосом. Которым и должно было стать Дьен-Бьен-Фу. С этого моменты мы и начнем наше повествование. Во-первых, нужно представить себе международную обстановку. Потому, что мы плавно переместились в 1954 год. А что у нас в 1954 году было? В 1953 году закончилась Корейская война трехлетняя. А значит все силы китайских коммунистов могли быть направлены на поддержку вьетнамских товарищей. Это, во-первых. А во-вторых, все трофеи, которые в Корее... Не все конечно. Очень большая часть трофеев американских, которые в Корее у американцев отняли, стало возможно перекинуть на помощь вьетнамцам. Что китайцы и сделали. Корейские товарищи передали, китайцы забрали и отдали их Хо Ши Мину. Это конечно было очень важно потому, что у Вьетминя появилась представительная артиллерия. Причем артиллерия, что важно... Мы говорим о 105-мм орудиях, например. Они были точно такие же, как у французов, американские. Значит, могли питаться теми же снарядами.

Д.Ю. Важно. Да.

Клим Жуков. Если во время партизанской войны мы имеем в виду, что они перехватывали какие-то караваны. А в этих караванах оказывались и 105-мм снаряды, которые можно было запихивать в собственные пушки. Потому, что они точно такие же как у французов. Ничем не отличаются. Это с одной стороны было очень хорошо. И, что важно... Тут конечно был просчет, для меня слабо объяснимый, французской разведки. Потому, что французская разведка это дело полностью прошляпила. Они знали конечно, что артиллерия у Вьетминя появляется. Причем они это знали не из докладов разведки в первую очередь, а из результатов боев. Потому, что раньше мы говорили, 85-мм и 120-мм минометы страшнее зверя не было. В смысле артиллерии. А теперь появились пушки крупного калибра. И гаубицы, что важно, крупного калибра. Потому, что 105 миллиметров, это вполне представительно. Сколько их у Вьетминя никто не знал. И было полное убеждение, что их мало. И снарядов к ним мало. То есть, считалось, что верх, что есть из массово используемого Вьетминем, это... Ну, понятно, минометы мы уже упоминали. 75-мм горные пушки, которые можно усилиями личного состава таскать по горам. А это артиллерия средненькая, прямо скажем. У нее и дальность не очень. И поражающая способность не слишком большая. Да. И безоткатные орудия советские. Тоже поставлялись, тоже это знали, видели результат их действия. Но, опять же, не тяжелая артиллерия. И это был грандиозный просчет. И для Вьетминя это было на руку. Но 105-мм артиллерия, вы ее на руках никогда не перетащите. Это просто невозможно. Потому, что если даже вдруг представить себе, что кто-то на руках перетаскивает 105-мм пушку, да еще по горам на дальние расстояния... Допустим, одну можно. Но батарею вы не перетащите. А как вы будете к ней снаряды подтаскивать? Они весят очень много. Особенно в упаковках. А по-другому их невозможно перевозить. Только в упаковках. Они, по-моему, двухснарядные были для 105-мм орудий. Смазку к ним перетаскивать надо, все остальное. Это сразу резко снижает мобильность. Вьетнамских дивизий, которые, как мы помним, могли ни от кого не зависеть и пешком бегать куда хотят. Они там все страшно выносливые, маленькие, юркие.

Д.Ю. Злобные. Парни в черных пижамах.

Клим Жуков. Плюс у них толпа носильщиков. А теперь они стали строго привязаны к грузовикам. Потому, что без этого тяжелую артиллерию не перетащить. А раз к грузовикам, то и к дорогам. Понятно, что грузовик по тропе для мулов не пройдет.

Д.Ю. Там, кстати, тоже... Я тебе рассказывал. У меня есть книжка сына адмирала Зумволта, это корабль страшный. У него про тропу Хо Ши Мина. Тропа была вовсе не тропа. А это куча параллельных дорог шла. Разведка... Здесь, здесь... Категорически никакой одной колонны. Непросто было.

Клим Жуков. На самом деле тропа Хо Ши Мина, это прямой наследник линии коммуникаций при Дьен-Бьен-Фу. Все, что было на тропе Хо Ши Мина, конечно в меньшем масштабе, было сделано во время этого сражения. Причем на 100 процентов. И приемы все были отработаны, и технические особенности были отработаны. И конкретно как эти линии коммуникаций прокладывать, маскировать. Все это было отработано при Дьен-Бьен-Фу. С грузовиками. С грузовиками было сложно. Потому, что на тот момент, на момент 1954 года, имелось... По разным данным. Я окончательных данных найти не смог. От 250 до 350 американских трофейных грузовиков. Или американских грузовиков, переданных советской стороной. Которые еще по ленд-лизу получали. Или наши грузовики советские. Которые, опять же, через Китай переправили во Вьетнам. Кстати, с изрядным количеством 37-мм зенитных автоматов. Это тоже очень важно.

Д.Ю. Что такое зенитный автомат?

Клим Жуков. Пушка автоматическая зенитная 37-мм. Это все было времен конца войны. И зенитные пулеметы ДШК. Отличный, очень надежный пулемет. Конечно калибр не тот, но в приближающемся сражении они были исключительно полезны в связи с особыми условиями, о которых я чуть позже скажу. Тоже было полностью прошляплено французской разведкой, что из Советского Союза им поставили знаменитые гвардейские минометы БМ-13 ”Катюша”. В количестве, как говорят, до 16 штук. Которые применялись при Дьен-Бьен-Фу. Возможно, больше. Но 16, как бы, зафиксировали в этом сражении. Другие источники говорят о 12 минометах. Батарея трехмашинная была, если не ошибаюсь. То есть, 4-5 батарей. Так вот. Серьезно. БМ-13. Как говорили, замечательный скетч: ”Из автоматиков стреляют. Не помогает. Ну, вы шарахните из ”Катюши”. Немцы обосрались”. Теперь о будущем поле боя. Что такое Дьен-Бьен-Фу и где оно располагается. Если мы представим себе карту... Карту я вам покажу. Лаос в среднем своем расположении вдается мысом на территорию Вьетнама и дальше уходит на запад. На запад от реки Черной знаменитой. Образуется такой полукруглый выступ. На этом выступе, недалеко от границы Лаоса, располагается деревня Дьен-Бьен-Фу. Теперь это город. Это, если ехать на машине, от Хайфона около 540 километров. От Ханоя поближе. Километров на 120. Но все равно довольно далеко. Если мы говорим о самолетном сообщении, это очень важно, то, понятно, по прямой самолеты гораздо короче летают. Где-то 400 и 300 километров. Вот так. То есть, конец не маленький. Что же из себя представляла сама деревня. Это долина речная. Долина, окруженная горами. Горы на серьезном удалении от самой деревни. То есть, получается чашка. Вокруг несколько горных массивов. Сама деревня на холмах расположена. Холмы иногда довольно серьезные. Для холма конечно. Возвышения имеются. И вот туда-то как раз были нацелены основные усилия командования. По крайней мере пока интеллектуальные. Где мы будем этого ”Ежа” организовывать. Главнокомандующий... Просто командующий войсками французскими колониальными в Тонкинской дельте, генерал Коньи... Генерал Коньи говорил, что: ”Зачем так сложно? Мы уже разбили раз вьетминьцев. Давайте еще раз”. Так не получилось однозначно совершенно. Почему? Чуть позже скажем конечно. Это очень сильно важно. Теперь о генерале Анри Наварре. Он же приехал во Вьетнам, принял командование от генерала Салана. Что он там увидел? Увидел он совершенно чудовищное состояние французских войск. В первую очередь моральное. С техническим состоянием было все в полном порядке. Генерал Салан понимал, что он последние недели досиживает и собирал чемоданы, откровенно говоря. А вместе с ним, посмотрев на такое дело, собирали чемоданы вообще все. То есть, а чего тут сидеть?

Д.Ю. Если этот уезжает.

Клим Жуков. Этот уезжает, да и мы, вроде как. То есть, воевать очень сильно не хотели. И у бойцов... Даже у французских рядовых бойцов, которые вроде как... Это элитные части по местным меркам. Было полное непонимание за что они воюют, что здесь делать. В этом отношении выделялся только иностранный легион. Им было все равно.

Д.Ю. ”Так зачем же я воюю? Так зачем же я рискую? Этого совсем не знаю я”.

Клим Жуков. Тут же, мы помним, развернулась история с американской материальной помощью. Когда генерал Наварр ”натянул” нос американцам, ”вымутил” у них 500 миллионов долларов, пообещав сделать всякое, и ничего не стал делать. Но деньги-то уже дали. То есть, тут он выступил блестяще.

Д.Ю. Знаешь мой любимый анекдот? Генерал приезжает в интендантскую часть. Построение. ”Здравия желаю, товарищи интенданты!” - ”Здравия желаю, товарищ генерал!” - ”Воруете, бляди?” - ”Ура!”

Клим Жуков. Да. По поводу ”воруете”. Воровство там царило просто непредставимых размеров. Личный состав раньше командования все понял и принялся поправлять свое материальное положение. Имея в виду, что скоро, судя по всему, их вышибут. А как уехать так просто? Нет. При этом происходило очень активное формирование Вьетнамской национальной армии. Той самой, которая должна была воевать за французов. В прошлый раз мы упоминали. Их до 150 тысяч навербовали. И им передавалось очень хорошее вооружение. Вьетнамская национальная армия вдруг стала представлять из себя что-то сильно отличное от нуля. Потому, что если их раньше численно было много... А теперь у них хорошие винтовки, грузовики, пушки, инструктора... Одна проблема. Они все равное не хотели воевать. Совсем никак. Национальная Вьетнамская армия воевала хорошо только там, где они живут. Вот у вас какой-нибудь батальон. Если вы его набираете из жителей 5-15 деревень, в этом округе они воевать будут. А если вы их отправите в соседний округ, они уйдут домой. Потому, что чего они там не видели? Зачем это все? Это теперь мы можем записать в серьезный просчет. Зачем тратили такие силы на формирование частей, которые явно совершенно полубесполезны. Только в качестве территориальных сил обороны можно было их использовать. Наверное, надо было как-то это на усиление французских частей направлять, может быть. Но французские части, как считалось, технически полностью превосходят Вьетминь на 5-10 голов. Просто потому, что у них есть авиация, а у Вьетминя авиации нет. У них есть поддержка с кораблей серьезнейшая, а у Вьетминя даже кораблей нет кроме джонок. Ну, и у Вьетминя нет танков. У этих танки есть. У Вьетминя нет крупнокалиберных гаубиц 155-мм. У французов они есть. Поэтому считалось, что еще сильнее развивать техническое превосходство французских колониальных сил над Вьетминем, это зачем? По всем пунктам технически сильнее. Грузовиков у вас больше, артиллерии больше. Самолеты у вас просто есть. Зачем еще?

Д.Ю. Я не помню, я тебе рассказывал, не рассказывал. Был во Франции в танковом музее. Поскольку это главное французское танковое, то там представлена французская техника. Самый запомнившийся мне экспонат, это для колониальных войн какой-то БТР. Такая ”дура” на гусеницах. У нее просто борта сзади и там стоит 6 пулеметов. По три на каждый борт. Это ездить и всех расстреливать. А против тебя, по всей видимости, либо заточенная бамбуковая палка, либо винтовочка. Никаких укрытий нет. Просто пулеметы на борту.

Клим Жуков. Это колониальная штука явно. Плотность огня дикая. Шесть пулеметов. А противопоставить нечего. Потому, что понятно, что такая штука против пушки вообще никак. Ее с одного выстрела положат. И всех, кто там в кузове будет тоже, скорее всего. Это, да, против этих самых, как они считали... Недооценка сил Вьетминя была какая-то феерическая. Настолько презрительно относиться к противнику, по-моему, вообще не очень правильно.

Д.Ю. Может, тут серьезнейший плюс вьетнамцам, что у них настолько ловкая конспирация была?

Клим Жуков. Конечно, конспирация была. Но ведь не надо недооценивать французскую разведку. Она вообще-то серьезная. Она же не французская, а франко-американская. Американцы в Южной Корее, за 38 параллелью. У них было все в порядке с средствами слежения, агентура у них южнокорейская была в Северной Корее. Они были в курсе и что знали, рассказывали французам. Да и французы, например, имели самолеты-разведчики. Средства радиоперехвата у них были на голову лучше, чем у Вьетминя. И специалисты, которые умеют ими пользоваться. Мы видим, что радиоперехват французский регулярно вскрывал планы Зиапа. Однако почему-то такое было презрительное отношение. Это среди командования. Это важно. Потому, что личный состав уже собрался домой. Повторюсь, кроме Иностранного легиона. У них нет дома. Их послали... Они только для этого и существуют, чтобы воевать. У каждого семилетний контракт. После этого он получит французское гражданство.

Д.Ю. Эсесовец, не эсесовец.

Клим Жуков. Да. Поэтому это была очень сильно мотивированная часть. Очень сильно мотивированные и великолепно обученные части, это были алжирские колониальные части. Они там были одними из самых боеспособных. Потому, что в смысле личного состава укомплектованы выходцами из Африки. Во-первых, они жару хорошо переносят. А во-вторых, они от местных не ожидали вообще никакого снисхождения. Тут нужно сказать, что в Индокитае полный порядок с бытовым расизмом.

Д.Ю. Как и везде.

Клим Жуков. Это имеет очень глубокие корни. Не потому, что они черных тогда не любили. А потому, что они цвета такого, что... То есть, это очень плохо. Причем сейчас это доходит до смешного. Вот наши друзья ездили... Бытовой пример элементарный. Ездили на слет... Чуть не сказал мелиораторов. Специалистов по торговле недвижимостью. На остров Пхукет известный. Вот подъезжают к гостинице. Навстречу... Они не очень точно были уверены где им заселяться. Вроде как здесь. Навстречу выезжает на мотороллере таец. Настоящий. ”Настоятельно не рекомендую вам тут селиться. Вроде люди нормальные. Вам сюда не надо ходить”. - ”А почему?” - ”Там очень много негров”.

Д.Ю. Имейте в виду.

Клим Жуков. Имейте в виду. Да. Ну, и что? Он же черный, он страшный. Для индокитайского жителя черный человек. Это значит, что он точно негодяй, больной, злой... В общем, все плохое. Сразу по внешнему виду ты поймешь. Поэтому все эти выходцы из Африки, они были для местных такие не вполне люди.

Д.Ю. Ну, с моей точки зрения объясняется сугубо логически. Это как у папуасов, условных папуасов. Они когда впервые увидели белых, это совершенно четко живые покойники. Никаких сомнений. Потому, что негр когда умирает, он сереет. Чернокожий человек, он сереет. Этот вообще белый. То есть... Вот, зомби. Откуда хорошему отношению взяться? Это мы столетиями в городах притерлись друг к другу. А в сельской местности нет. Чужой человек. Вообще непонятно кто это. Даже если свой. Лучше всего его убить и съесть. Это никаких сомнений не вызывает. Если он черный... В языке-то ”белое”, это хорошо. ”Черное”, это плохо. ”Черное сердце”, ”черное зло”.

Клим Жуков. Опять же ”мыла Марусенька” какие ноги? Тонкие, кривые, красные? Белые. Мы понимаем, что там была масса арабского населения из Алжира. Все равно они для местных были слишком смуглые. Это очень плохо. Поэтому они их очень не любили. Алжирские части отличались крайней стойкостью на поле боя, понимая, что в плен лучше не попадать. На всякий случай. Мало ли что. Ладно когда главные силы регулярные. При них офицеры. Они баловать не позволят. А если регионалам или партизанам попадешься? Ну, и генерал Анри Наварр разработал план из девяти, если не ошибаюсь, пунктов. Он предложил разделить весь Вьетнам на северный и южный. И определить северный ТВД и южный ТВД. Потому, что на южном более-менее у них все надежно было. На северном все было очень ненадежно, и главные силы были направлены туда. Потом во втором пункте учитывалось, что Зиап... Непонятно, что он будет делать. Он же может развернуть наступление в Тонкинской дельте. А это очень важно. Потому, что в Тонкинской дельте еда. То есть... Мы же помним, что Ревер говорил, что просто нужно перекрыть им поступление еды из Тонкинской дельты. Будет не очень здорово. Отсутствие жратвы в нужном количестве. А теперь-то армия какая. До 130 тысяч человек. Это очень много. Это не 15 тысяч человек. Их всех кормить надо. А сами они производить еду не в состоянии. Потому, что у них совсем другие задачи.

Д.Ю. Советская армия туда еще не пришла со своим подсобным хозяйством.

Клим Жуков. Нет. У них было подсобное хозяйство. Но нужно быстро и массово. Это было первое направление. Тонкинская дельта. А второе – Лаос. Мы об этом говорили. Как мы знаем, именно Лаос станет важным направлением для развития наступления. Пункт три имел в виду, что у Зиапа превосходящие силы скорее всего будут. Именно в живой силе на решительном направлении атаки у Вьетминя будет больше людей. Хотя, как мы видим, паритет был по личному составу в основном. Но оборона Тонкинской дельты, оборона больших городов, которая была во многом возложена на французов... Они не могли выделить изрядные силы на решающее направление удара. Поэтому и нужны были эти хитрости, о которых мы говорили в прошлый раз. При этом генерал Наварр потребовал в жесткой форме подкрепления. То есть, должны были увеличить личный состав ВВС и флота. Прислать новые самолеты, новую технику. У американцев выпрашивали новые бомбардировщики. Выпрашивали несколько инженерных батальонов дополнительно, парашютно-десантные силы планировалось увеличить. И это все должно было прибыть в самом деле. Может быть не сразу, но прибыть. И тогда и техническое, и численное состояние войск должно было быть сильнее, чем у Вьетминя. И вот с этими силами уже можно было разворачивать именно наступление. С решительными целями. Пока, находясь в обороне... Это пункт четыре. Наварр собрался организовать беспокоящие рейды. В большом количестве. Там была операция ”Атлант” отвлекающая. То есть, делать то же самое, что делает Зиап. Наступления с решительными целями нет, а вот парашютные десанты... Кстати, они в операциях... С называниями ”Ласточка”, ”Жаворонок”. Очень эффективны. Обученным, с огромным боевым опытом парашютистам, конечно, сопротивляться было сложно при неожиданной внезапной атаке.

Д.Ю. Там Ален Делон случайно не служил? В то время.

Клим Жуков. По-моему, нет. Не знаю. Слабо знаком с биографией этого замечательного актера. При этом в Тонкинской дельте... Пункт пять. Должна была быть развернута широчайшая пропагандистская кампания, подкрепленная конкретными экономическими мерами. То есть, умиротворение местного населения. Чтобы они перестали так активно поддерживать партизан. Шестое. Ускоренное формирование национальных сил Вьетнамской армии. И к 1954 году Наварр планировал освободить изрядные силы. Из чего нужно было сформировать 6-7 дивизий. Полностью укомплектованных, хорошо вооруженных. И вот пункт восемь. Исходя из выполнения описанных условий, нужно было развернуть решительное наступление и навязать Зиапу генеральное сражение, где, конечно же, всех разбить. В чем никаких сомнений у командования не было. Что обязательно разобьют. В Южном Вьетнаме французские войска должны были... Там было более-менее спокойно. Наступление на региональные силы. В Сайгоне 16 июня 1953 года генерал Наварр это дело представил. Но он туда приехал как? Человек, который был... Сколько там командующих сменилось? Ему не доверяли местные. Местным уже хотелось домой. Всем. Начиная с офицеров, заканчивая рядовыми. Тут Наварр выдвигает на первый взгляд разумный план. Обсуждение его в генеральном штабе, это была какая-то клоунада. Он рассказал, все сказали: ”Очень хорошо. Пойдемте спать”. А встречные предложения, замечания? Как это? Очень хорошо. Замечательно. Ну, и тут началась клоунада совсем другого уровня. Я сразу скажу, что не испытываю ни малейших симпатий к французской колониальной военщине. В данном случае это каратели, убийцы по моему пониманию. Что они делают во Вьетнаме? Непонятно. Но если поставить себя на их место, тут конечно вообще не позавидуешь. Потому, что клоунада, развернувшаяся непосредственно во Вьетнаме в этот момент, это было ничто по сравнению с клоунадой, которая развернулась в Париже.

Д.Ю. А там что?

Клим Жуков. Генерал Наварр принялся спрашивать: ”Что мне делать? Потому, что вот я выдвинул некий план. Все вроде согласны. Но в этом плане есть три места. Тонкинская дельта, Центральный Вьетнам и Лаос”. Лаос, это тоже французская территория. Причем Лаос выдвинул такую, что они... Король конечно же. Не Лаос, а король Лаоса. Что он подтверждает свою верность Французской империи. Он является, вместе с вверенной ему страной, частью Французской империи. Полная лояльность. Сделайте что-нибудь. Потому, что у Лаоса в этот момент была армия тысяч 15 человек. Причем так себе вооруженных, так себе обученных, совсем не мотивированных. Понятно, что против Вьетминя они вообще не могли выступать никакой силой. Тем более, что и Хо Ши Мин и Зиап отлично умели использовать пропаганду. Воевать даже бы не пришлось. Они бы закидали их листовками, подпустили бы специально обученных людей. И все. А король-то поставил французов в неловкое положение. То есть, защитите нас. Прямым практически текстом. И французы заключают соглашение с Лаосом. Потрясающее соглашение, которое поставило генерала Наварра в положение еще более неловкое. Потому, что пункт два предусматривал всемерную помощь и защиту французской фактически территории от постороннего вторжения. Но там не было в этом договоре ни одного слова что конкретно, какая часть Лаоса находится в ведении французских войск. Находится ли она вообще в зоне ведения французских войск. Или вы просто оружием собираетесь помогать, военными советниками? Как? Никакой конкретики вообще. Но при этом в договоре ясно сказано, что защищать. Но так договоры международные конечно не составляются.

Д.Ю. Только если с Лаосом.

Клим Жуков. С Лаосом... Лаос в данном случае выступал разменной монетой. А вот генерал Анри Наварр тоже, кстати говоря, выступал разменной монетой. Потому, что ему было решительно непонятно что делать, обратился, конечно же, за инструкциями в Париж: ”Мы Лаос защищаем? Если защищаем, то в какой мере?” Там конечно есть французские гарнизоны кое-где. Но, простите, эти гарнизоны ни о чем. Потому, что их очень мало. Элементарно там личного состава не хватает. Максимум на что можно рассчитывать, на успешную эвакуацию. При помощи самолетов. Это вот максимум. То есть, мы защищаем Лаос. А какой Лаос мы защищаем? Северный? Северный и Южный? Только Южный? Собственно, а что мне делать? На что генералу Наварру несколько раз... Более того. Прилетал же начальник штаба французской армии во Вьетнам. ”Защищать обязательно нужно. Однако военный специалист, это вы. Поэтому действуйте по обстановке”.

Д.Ю. Толково. Да.

Клим Жуков. И собственно что ему делать? У него нет никакой уверенности в том, что... Что бы он ни сделал, его всегда могут обвинить в превышении полномочий. То есть, он сейчас выдвигается к Дьен-Бьен-Фу, например. Ему говорят: ”Зачем ты это сделал? Мы тебе не приказывали. Это ты сам решил так? А какие у тебя были для этого основания?” Он не выдвигается к Дьен-Бьен-Фу, и ему говорят: ”Мы с тобой о чем говорили по поводу защиты Лаоса? Не помнишь? А мы помним. Это решение руководства”. Вот что делать? Это было первое великое недопонимание. А второе великое недопонимание случилось у него сразу по принятии командования. Анри Наварр выдвинул несколько планов по обороне Лаоса. И вообще планов непосредственного действия оперативного. То есть, линейная оборона Лаоса. Защитный рубеж на границе. На это войск не хватает. То есть, для этого нужно увеличение в два раза личного состава. Для этого нужно что? Чтобы весь французский флот занялся переброской. А куда их размещать? Чем их кормить? Это все сплошные вопросы. Поэтому нет. Линейная оборона... Отказать. Оборона больших городов. Двух. Столица Южного Лаоса и столица Северного Лаоса. Это можно. Но это вообще никак не помешает силам Вьетминя действовать на остальной территории. Да, понятно. Третий вариант тоже рассматривался. Просто убраться из Лаоса. Вывести оттуда все силы. Вообще не обращать никакого внимания.

Д.Ю. А как же договор?

Клим Жуков. Действовать только из Вьетнама. Ну, как договор? Это можно было бы преподнести так, что Лаос мы не обороняем, но развиваем активное наступление во Вьетнаме. Так, что Хо Ши Мину будет не до Лаоса. Можно было так себя повести. Ну, и третье, это точечная оборона с принуждением противника истратить людские, материальные силы на вскрытие обороны. Вот куда эту стратегию применить. Первым критиком, который появился у генерала Анри Наварра, был генерал Коньи. Генерал Коньи артиллерист по происхождению. Он принялся сообщать, что: ”Если мы пойдем в Дьен-Бьен-Фу, там с артиллерией будет непонятно что. Да, у нас артиллерия мощнее. У нас есть 155-мм гаубицы, но сможем ли мы вскрыть все огневые позиции вьетнамцев, чтобы эти гаубицы толково применить? Я не уверен в этом”. Кроме того, тут же включились авиаторы. Полковник Нино. Нет. Уже генерал тогда. Он хорошо знал поле боя. Указывалось на то, что снабжать Дьен-Бьен-Фу будет тяжело. Потому, что далеко. Концы большие. Это во-первых. Во-вторых, во Вьетнаме очень часто бывает нелетная погода. Из-за муссонов. Сейчас начнется муссон, и как мы летать будем? Как-то будем. Но сегодня можно лететь, а завтра нельзя. И неделю будет нельзя. Если придется, например, что-то с парашютом выбрасывать, то в таких условиях это очень тяжело. Нужен аэродром. Чтобы там были склады горючего. Чтобы можно было гарантированно прилететь, сесть, заправиться, починиться, если надо, и улететь.

Д.Ю. И чтобы полоса была не из глины.

Клим Жуков. Да. И критиковали Наварра в общем совершенно правильно. И один, и другой. Но... Это тоже поразительно. Потому, что там профессиональные военные. С военным опытом, с высшим военным образованием. И уже опытом действий в Индокитае. Кстати, большим, чем у самого Наварра. И ни один не сказал ни разу... Не нашел ни одного документа, где было бы высказано, что: ”Я, дивизионный генерал Коньи, говорю, что Наварр предлагает абсолютно утопическую штуку. Я против. Мы не сможем сделать такие, такие пункты”. Все говорили, что будут сложности, но в целом нормально. То есть, нетвердое управление войсками. Так это называлось в советской армии. Вы не знаете, что вы собираетесь делать. И у вас не хватает смелости сказать начальнику, что этого делать нельзя. Приказ есть приказ, мы выполнять станем. Куда денешься? Но все дальнейшие последствия только на вашей совести. Нет, все говорили, что будут сложности. Можно ли там устраивать операцию? Наверное, можно. А, может, и нет. А, может, и нельзя.

Д.Ю. Вы начальник, вам виднее.

Клим Жуков. Да. Дальше это приведет к совершенно чудовищным последствиям. По-другому это невозможно описать. 1954 год. Это с момента кампании 1953 года год прошел. Времени много. За это время... Совершенно не тот Вьетминь, который начинал антифранцузскую кампанию с тремя батальонами. Вместе с партизанами и региональными силами до 160 тысяч человек. Это очень много. Они вооруженные прилично, уже с боевым опытом, уже с радиосвязью. Это уже регулярная армия. И нужно против нее хоть что-то делать. И тут было выбрано это место, Дьен-Бьен-Фу. И тут были допущены, как мы теперь знаем, чудовищные тактические просчеты. Вот эта чаша, окруженная горами, она была оценена совершенно неверно. Исходя из собственного опыта пребывания там. Французы место знали отлично. Ими была оценена дорожная сеть как абсолютно неудовлетворительная. Это просто тропы. Значит, Вьетминь не сможет подвозить туда грузовики. По тропам они не пройдут, грузовики. Раз они не пройдут по тропам, значит, они туда поставят только легкую артиллерию. Если будет тяжелая артиллерия, то ее будет в любом случае очень мало. Потому, что проблемы с доставкой, с доставкой снарядов. А дорожную сеть французы знали отлично. Какая она? Никакая. И принимается решение организовать оборону именно вокруг деревни Дьен-Бьен-Фу. Как? Это мы дальше скажем. Тем не менее, стратегическое решение было такое. Вот есть пункты, вокруг них разворачиваются некие военные действия. При этом... Что бы сделал любой военный, который хоть как-то знаком с тем, как это нужно делать. Он бы горы вокруг занял в первую очередь. Господствующие горы вокруг, это ключ обороны. В любом случае. Но для того, чтобы занимать горы, туда требовалось перебросить минимум в три раза больше, чем там было. Там было около 12 тысяч человек. То есть, нужно 36 тысяч. Это значит, что их нужно откуда-то взять. Откуда? Значит ослаблять оборону в известных местах. Хайфон, Ханой, Сайгон. Все это нужно ослаблять и отправлять войска туда. Поэтому было решено: ”Горы мы занимать не будем”. Почему? Потому, что легкая артиллерия до Дьен-Бьен-Фу не дострелит. Им нужно будет бить на 12 километров. Если она даже будет стрелять вдруг, то это придется подтаскивать пушки на эту сторону горы. Значит, их будет видно. И мы при помощи 155-мм гаубиц их быстро подавим. Плюс авиация конечно, которая будет летать. Конечно, что вьетнамцы не идиоты, к тому времени знали все. Значит, вся их артиллерия будет стрелять из-за гор, с другой стороны. Пользуясь корректировщиками, которые находятся с этой стороны. Это слишком далеко. Они не смогут эффективно работать по Дьен-Бьен-Фу. Это конечно был чудовищный просчет. Потому, что когда началась переброска сил туда, Зиап уже давно готовил туда линии коммуникаций. И дорожная сеть там уже была вообще другая. То есть, не та, о которой думали французы. Туда были со стороны Вьет-бака проведены шоссейные дороги. Они конечно грунтовые. Но, тем не менее, это широкие дороги, которые делали два инженерных полка из числа главных сил. В полном составе. 7 тысяч добровольцев, которые были еще не обучены, но копать могли. Туда применили. И 10 тысяч носильщиков.

Д.Ю. Ну, и, соответственно, грузовики уже спокойно едут.

Клим Жуков. Да. Как это оценивает Зиап в своей книжке: ”Для прокладки линий коммуникаций потребовалось 3 миллиона человеко-часов”. Которые вьетнамцы обеспечили. И там была не одна дорога, там было несколько дорог параллельных. Если одну взорвут, то можно будет по другой дороге перекинуть грузы. Между дорогами были линии сообщения сделаны. Так, чтобы можно было на соседнюю свернуть. И Зиап определил примерно сорок опасных пунктов. Где дорога рискует быть подвергнута бомбовому удару. Где есть мосты, которые могут диверсанты французские рвануть. И везде находились мобильные группы, которые в течение суток любые повреждения устраняли. Кроме того были предприняты меры маскировки. С учетом знания особенностей джунглей. То есть, дороги сверху заплетали лианами. Вот так. Так, что с воздуха их было не видно. Часть коммуникаций французы так до конца сражения и не вскрыли. Хотя конечно они их бомбили активно. Но часть не смогли найти. Потому, что делалось это в тайне, с соблюдением мер маскировки. Работали, как правило, ночью. Так, чтобы не было видно ничего. То есть, очень серьезная операция. И туда, да, уже могли идти грузовики. В это время активно готовились, опять же маскированные, позиции для артиллерии и для штабов. То есть, чтобы штабы от уровня командования армией, где сам Зиап должен был располагаться, до уровня командования батальоном. Находились в непосредственной близи от места сражения. Чтобы можно было быстро осуществлять личное оперативное командование. До организации запасных баз. Чтобы можно было, если что, быстро сбежать. И переместиться куда-нибудь. Учитывая, какие замечательные у французов парашютисты. Как это было, когда Зиапа и Хо Ши Мина чуть не поймали, они помнили. Уроки были извлечены железно совершенно. Плюс наблюдательные пункты. И позиции для артиллерии. И позиции для артиллерии стали готовить вообще не так, как рассчитывали французы. Потому, что французы поставили вьетминьских военных вровень с собой. То есть, для того, чтобы организовать навесную стрельбу из-за укрытия какого-то, у французских артиллеристов вообще проблем не возникало. Это то, чему учат. Всегда вообще. Это рассчитать, организовать, устроить связь, наблюдательные пункты, корректировку. Никаких проблем. Но у Зиапа не было таких специалистов. У него была и связь не очень, и толковых артиллеристов не было. Поэтому вся артиллерия, которая была, все позиции были подготовлены с той стороны горы. Для стрельбы прямой наводкой. А это совсем другая дистанция. Даже 75-мм пушки стали достреливать почти везде. Не говоря уже о 105-мм орудиях. Так как они находятся на господствующих высотах, причем там горы серьезные, там стала возможна стрельба с наводкой через ствол. Все как на ладони. Все это Дьен-Бьен-Фу. Поэтому, технически подготовленная гораздо слабее, вьетнамская артиллерия сразу получила тактическое превосходство. Из-за того, что французы недооценили дорожную сеть, вообще не учли возможность того, что можно с такой скоростью построить серьезные подъездные дороги. И вот куда более сильная французская артиллерия... В техническом смысле. И в смысле специалистов подготовленных. Она оказалась сразу в невыгодном положении. Еще до начала сражения. Еще даже ничего не началось, а уже у вьетнамцев были серьезные преимущества. Конечно пока об этом никто ничего не знал. Очень масштабная подготовка к операции. Когда сейчас читаешь документы, ты же знаешь, чем это все кончилось. И ты понимаешь, что это вы зря сделали... Для этого даже не нужно заканчивать военное училище. Понятно, что то, что вы делаете сейчас, приведет к большим проблемам. Начать с того, что у вас аэродромы ваши... Главная посадочная полоса и запасная посадочная полоса. И те, и другие оказались под прямым огнем артиллерии.

Д.Ю. То есть, никому не прилететь и не улететь.

Клим Жуков. Да. А вы, как бы, об этом и не знаете. А там же еще склады горючего для самолетов. Но, тем не менее, опять же, никаких пока терзаний душевных французская сторона не испытывала. Почему? Потому, что у них был опыт успешной обороны, которая очень эффективно обеспечивалась с воздуха. А значит и это будет эффективно обеспечиваться с воздуха. Это самое главное. Если один раз получилось, то и в другой раз получится. О том, что у вьетнамцев появилась зенитная артиллерия, они не знали. Именно артиллерия, не пулеметы под 7,62 калибром, которые для современно самолета... Что они есть, что их нет. Тем более, если мы имеем в виду тяжелые транспортные самолеты. Американские. Они большие, их пулеметом не собьешь. О том, что там 37-мм артиллерия есть французы были не в курсе. Если они и были в курсе, то не знали сколько ее. А ее туда начали постепенно подтягивать. В конце концов, по максимальным оценкам, ее туда привезли до 80 установок. Это много. Учитывая, что это, опять же, не Сталинград и не Курская дуга. Там нет 1000 самолетов. И прикрытия такого у каждого транспортного или штурмового звена тоже нет. Понятно, что 80 37-мм автоматов в условиях Второй мировой войны... Это считай, что ничего нет. Это какое-то маленькое объектовое ПВО. Причем не самое лучшее. Потому, то без 85-88 мм зениток, если мы говорим про немцев, зенитная оборона не может считаться толковой. Потому, что вы по высотным бомбардировщикам не достанете. На дальних дистанциях... На дальних подступах их не встретите. Однако тут совсем все по-другому. Потому, что тут джунгли и ничего не видно. Генерал Нино прямо говорил, что: ”Когда мы будем туда летать, нам придется лететь через горы. А когда мы полетим через горы, там нас могут встретить... Даже мелкокалиберная артиллерия, это будет большая неприятность”.

Д.Ю. Да. Опыт Афганистана, к примеру, показал, что пулемет ДШК на горе, это серьезная вещь. Очень серьезная.

Клим Жуков. Да. 12-мм, это совсем другой калибр. Это же почти пушка. И вот, опять же, Генерал Нино не сказал, что: ”Мы туда летать просто не будем”. Или, если будем, нам придется подниматься на 3 тысячи метров над горами. Чтобы по нам не выстрелили. И как прикажете в таких условиях работать? Ничего этого в виде документа... Военные профессионалы повели себя как тряпки. Почему?

Д.Ю. Расслабились.

Клим Жуков. Это не расслабились. Это потому, что из Парижа не было конкретного приказа. Как генерал Наварр понимал, что он ничего не понимает, точно также и его подчиненные. Потому, что сейчас мы чего-нибудь сделаем, вякнем чего-нибудь... Потом нас по голове погладят? Нет. Виноваты будем в любом случае. Нужно стрелочником нашего начальника сделать. И сделали. Тем не менее. Сражение должно было начаться и оно конечно началось. Потому, что 20 ноября... Был 1953 год. 1954 год когда сражение развернется. Это был захват Дьен-Бьен-Фу. Мы же помним, что французы его оставили. В 10 часов 35 минут или в 10 часов 30 минут началось... Начался штурм Дьен-Бьен-Фу. С высадки парашютных десантов. Первым был первый парашютно-десантный батальон Иностранного легиона. Как раз немцами укомплектованный. Есть их шикарные фотографии. Этого сражения. Такие рожи. Извините. Первый и шестой батальон высаживался. Тут... Не везет... Как с этим бороться... Неудачно десантировались. Они расколотили рацию. При высадке. Которая могла обеспечивать дальнюю связь. Все, связи нет. Второй батальон. И эти расколотили рацию. Опять связи нет. Тем не менее эти ребята были очень серьезные. Командиры сумели собрать их. Вызвали легкий самолет, самолет-разведчик, который использовали как передатчик летающий. Связались с начальством. И вьетнамцев они из Дьен-Бьен-Фу вышибли. Туда прибыло до шести батальонов, которые стали готовить плацдарм. И вьетнамцы не смогли с ними вообще ничего сделать. Это в условиях... Такого приблизительно честного боя... Эти были очень сильны. Какой у них со Второй мировой войны опыт. Тем не менее. Как только закончился штурм и началась переброска сил на подготовленные взлетно-посадочные полосы, Зиап сразу задействовал свои планы, о которых мы говорили. Стали срочно доделываться... Стало понятно куда они прилетели. Стали доводиться линии коммуникаций. И, что важно, припасы. Зиап первыми вперед выслал припасы. То есть, туда постоянно... Все время, пока французы подвозили свои силы, Зиап подвозил снаряды, ГСМ и все, что положено для ведения войны. И еду конечно. Это все делалось усилиями грузовиков и носильщиков. Носильщики доставляли легкие грузы, грузовики тяжелые грузы. Это французы не смогли вскрыть. По крайней мере пока. То есть, где-то приблизительно к 23 ноября у французов пока все складывалось замечательно. То есть, уже были готовы две взлетно-посадочные полосы. И тут конечно они не учли двух фактов. Первый факт. Полное непонимание... Хотя это очень странно. Потому, что они должны были изучить как там все с погодой. Считалось, что когда начнутся муссоны, во второй половине апреля, то коммунисты, которые будут в горах, их просто оттуда смоет чудовищными дождями. Но, возможно, коммунистов и смыло бы куда-нибудь, но вы-то находитесь в котле. Эти на каменных горах, а вы в грязи. Вся эта вода потечет куда? К вам она потечет. Почему вы считаете, что коммунистов смоет, а вас при этом не утопит? Вот это как-то не учли совершенно. Второе, что не учли. Тоже очень странно. Я это объяснить не могу. Как только вы там высадились и окапываетесь, вам нужны мощные укрепления, которые смогут обеспечить оборону. А из чего вы их будете делать? Там серьезная сельскохозяйственная провинция. Значит, все в этой долине будет в рисовых полях. То есть, там не будет деревьев. Они будут все вырублены. Из чего вы будете что-то строить? Там нет деревьев. Вам придется за деревьями лезть в горы. А там вьетминьские партизаны. И не только партизаны. Они вам дадут заниматься лесопилкой? Наверняка же нет. Там будет военная операция целая. Многое вам доставят по воздуху. Кое-что доставили. Центральные позиции Дьен-Бьен-Фу как-то были укреплены. Камни. Откуда вы их возьмете? Они стали зарываться просто в землю. А это же не земля. Это грязь фактически. Как это грязь удержит артиллерийский снаряд? Никак не удержит. При этом для того, чтобы готовить еду, все деревья повырубили. То есть, средства маскировки оказались на нуле. Вьетнамцы видели их настолько хорошо, что это даже словами не описать. У Зиапа получалось регулярно снимать план местности и делать масштабную модель того или иного укрепления французов. Тренироваться атаки производить. Потому, что там не спрятаться. Вы все вырубили.

Д.Ю. Чисто Суворов и Измаил.

Клим Жуков. Да. Суворова читал, кстати. Ну, Суворова все читали. Суворова в том же самом ”Сен-Сир” проходят. До сих пор. Если мы о французах говорим. Так вот. У Зиапа получилось овладеть серьезнейшим тактическим преимуществом. Французы при этом развернули наступательную операцию ”Атлант”. Это было детище Наварра. С одной стороны мы концентрируем усилия в одном месте. С другой стороны разворачиваем наступательную операцию ”Атлант”. Чтобы вынудить вьетнамцев предпринять какие-то решительные шаги. Если они вдруг пойдут навстречу, в Тонкинскую дельту, то там будет генеральное сражение. Если нет, они будут вынуждены действовать в Лаосе. То есть, мы вынудим их действовать в Лаосе. Для того, чтобы военные усилия перекинуть на слабо защищенную французами сторону. Мимо Дьен-Бьен-Фу не пройдете. Значит, генеральное сражение будет там. В любом случае будет генеральное сражение. Но тут немного странно. Потому, что... Это заслуга генерала Коньи. Он не выделил из сил, обороняющих Тонкинскую дельту часть французских высокопрофессиональных войск, а вместо них послал тайские войска, которые там были. А тайские войска, они, мягко говоря, совсем не французские. Ни в какое сравнение идти не может. Ну, союзные тайские войска. Из тайских племен, которые там проживают. Не из самого Таиланда. Так вот. Генерал Коньи подставил тех людей, которые будут на Дьен-Бьен-Фу воевать. Просто подставил. У них получились крайне неравномерные по качеству силы. Великолепно обученный Иностранный легион. Как бы ни относились к этим сволочам, которые его комплектуют, военные это отличные. Одни из лучших в мире на тот момент. С серьезной мотивацией. Конечно с паскудной. Алжирские колониальные части. Собственно некоторые французские части. Им, кстати, туда перебросили несколько легких танков по воздуху. Их там собрали на месте. В разных источниках я нашел информацию. От 4 до 6 155-мм гаубиц. И дивизионных 105-мм орудий. Плюс легкие пушки. Но при этом... Часть войск хорошие, часть средние, часть вообще никакие. У вас нет равномерности. Вы не можете рассчитывать на то, что у вас в этом месте линия обороны удержится. Потому, что там вояки такие, что оторви и брось. Это направление главного удара.

Д.Ю. Как они называются? Зуавы?

Клим Жуков. Зуавы, это из Африки. Это направление главного удара. Вы же понимаете, что вы туда не сможете перебросить 30-50 тысяч человек. Вы туда можете перебросить 12. Это то, что можно обеспечивать по воздуху. Значит что? Это должны быть псы войны все. Одинаковые. Но генерал Коньи решил, что ему пригодится решительная сила у себя. Мало ли тут что-нибудь случится. Зачем мне ослаблять собственную оборону? Это же меня ругать будут. Правильно? А операция ”Атлант” дала крайне неоднозначные результаты. Почему? Потому, что, судя по всему, вьетнамская разведка наступательную операцию ”Атлант” частично вскрыла. В смысле планов.

Д.Ю. Немедленно вспомнился анекдот. ”Кто там?” - ”Милиция. Откройте дверь”. - ”Не открою. Вы меня ругать будете”.

Клим Жуков. Да. Ругать. Это вот... Не хотелось, чтобы его ругали. Конечно... Так вот. Операция ”Атлант” была частично вскрыта. К концу 1953, к 1954 году Зиап уже превратился в настоящего генерала. Потому, что вместо того, чтобы ждать, что там французы натворят, он сам организовал наступление встречное. И операция ”Атлант” результатов в основном не достигла. Да, конечно, они нанесли несколько поражений Вьетминю. Ну, локальных. Но при этом... Через линию укреплений французских, линию де Латра... Зиап в Тонкинской дельте умудрился сконцентрировать до 15 тысяч партизан. И там постоянно ”гадили” со страшной силой. Пользуясь серьезной поддержкой местного населения. То есть, никакие укрепления не помогли. Это было бы странно. Партизан это не удержит. А значит в тылу у вас проблемы. У вас проблемы в тылу, не смотря на то, что держите здесь серьезные военные силы. Вы этими серьезными силами только укрепления сможете удерживать. А то, что происходит между ними... Рано или поздно вам придется за укрепления вылезти. А там партизаны. Понятно, что они французским регулярным частям не соперники. Но взорвать мост, поджечь склад... Поэтому в основном... Вот тут был достигнут вьетминьцами паритет. Они сорвали в основном планы Наварра. Как? Наступление не дало того эффекта, который должно было дать. И при Дьен-Бьен-Фу разгорается генеральное сражение. Генеральное сражение поделилось на несколько фаз. Нулевая фаза. Это было обоснование, с одной стороны укрепрайона французского, с другой стороны наступательных позиций вьетминьцев. И для того, чтобы организовать оборону, туда был послан очень интересный человек. Кристиан де Кастри. Это был коллега Наварра. Тоже кавалерист. У него была интересная карьера. 1902 года рождения. К 1926 году он получил офицерское звание и из армии уволился. Для того, чтобы стать конником-спортсменом. И он стал международного уровня профессионалом. Но потом грянула война. В 1940 году его взяли в плен немцы. Он сбежал в 1941 и участвовал в Сопротивлении. Сражался в Африке, потом во Франции. Человек заслуженный. И страшно лихой. Он считался Мюратом XX века. Потому, что кавалерист, здоровый, красивый. Одевался все время...

Д.Ю. Говорил по-французски.

Клим Жуков. Да. Занятно говорил по-французски. Красное колониальное кепи африканское, красный шарф. Такой был. Как Мюрат. Мюрат одевался в невозможный мундир с перьями... До генерала Лассаля им всем далеко было. Он умудрялся шевроны приделывать, чтобы хоть как-то можно было понять какого ты звания. А все остальное было лично им разработано и придумано. Ну, и эта фраза, что: ”Если гусар не умер в бою в 30 лет, это не гусар, а говно”. Но сам умер в 35. Да. Идея была такая, что центр обороны, это Дьен-Бьен-Фу. Там штаб располагается. Вокруг четыре форта расположены. Три форта... Северо-запад, север, северо-восток. Соответственно ”Анна-Мари”, ”Беатрис” и ”Габриэль”. Все женскими именами. И с юга мощный форт ”Изабель”, который прикрывал взлетно-посадочные полосы. Да. В три основные форта полагалось по одному батальону. На север выделили три танка. Семь танков в ”Изабель” стояло. И в ”Изабель” стояло две батареи 105-мм орудий. Для того, чтобы они могли поддерживать указанные форты с дистанции. Почему? Потому, что с севера... Было ясно, что наступление будет оттуда. Гораздо удобнее. Исходя из топографии. Решиться на штурм ”Изабель”, это вряд ли. Никто не думал, что вьетминьцы идиоты. Поэтому отнесли часть артиллерии чуть подальше, чтобы она могла из тыла обеспечивать поддержку. Плюс там стояло семь танков и два батальона французского иностранного легиона, которые должны были контратаками поддерживать указанные оборонительные позиции. В центре стоял резерв, артиллерия стояла. Там же был штаб всей операции. Где находился полковник Кристиан де Кастри. Между Дьен-Бьен-Фу и основными фортами были на холмах организованы промежуточные пункты обороны и связи. Которые называли ”Элен” и ”Доменик”. ”Элен 1”, ”Элен 2”... По-моему, пять холмов. И, вроде бы, все хорошо. Но вот проблема. Это... Видно, что люди не хотели воевать. Они вынуждены воевать. Вынуждены, но очень сильно не хотят. Потому, что не было проведено ни одного учения вообще по взаимодействию танков и пехоты. В данной местности. Мы же понимаем, что танк, это хорошо, но он должен быть прикрыт пехотой всегда. Потому, что иначе это железная коробка. А пехота с танком должна уметь на этой местности элементарно действовать. Они приехали и ни одного учения не было произведено.

Д.Ю. Какое-то разгильдяйство.

Клим Жуков. То есть, такое представить в советской армии... Это вообще невозможно. То есть, вы оказались на местности, где вы собираетесь давать генеральное сражение... У вас там разные части находятся, которые неплохо друг с другом хотя бы познакомить. Понять, что это за тайцы. Тайцам доверили оборону форта ”Анна-Мари”. Один из ключевых пунктов внешней обороны. То есть, все было... Прямо скажем... С одной стороны вроде разумно. А в деталях начинаешь копаться, это сплошные провалы. Сплошные провалы. Полковник де Кастри. Что он там делал? Такой вопрос. Перед началом сражения генералу Наварру просто... Его подбодрили. Как можно было подбодрить? Из Франции прилетел начальник штаба французской армии. Хорошенько проинструктированный в Париже. И он прямо у генерала Наварра перед началом сражения спросил: ”Вы сможете сделать так, чтобы во время переговоров с вьетнамцами у нас была хорошая позиция?” То есть, они уже сдаваться собираются. Такое впечатление. Зачем вы такое говорите командующему перед началом операции? Какое у него будет настроение после этого? Это же важно. Нет, прилетел и сказал.

Д.Ю. Вы уже наверху о чем-то договорились, а я не знаю.

Клим Жуков. Причем вы, опять же, прямым текстом ничего не говорите. Какие переговоры? Когда переговоры? Хо Ши Мин в это время, чуть-чуть раньше, выступил с потрясающим политическим шагом. То есть, этот человек политический гений. Он дал совершенно нейтральному шведскому журналисту интервью, где сообщил, что в любую секунду готов пойти на переговоры. С французами, с кем угодно. О полном прекращении боевых действий на условиях того, что Вьетнам станем абсолютно независимой страной. Это шведы опубликовали и все это конечно прочитали. И это естественно дошло до французских войск. И для личного состава, на низовом уровне... Это хуже любой пропагандистской листовки. Потому, что стало понятно, что война может прекратиться по одному слову из Парижа. Никто ни в кого больше стрелять не будет. Хо Ши Мин одной газетой подорвал боевой дух французских войск очень сильно. Ну, и что? У вьетнамцев при этом планы были гораздо интереснее, чем у французов. Во-первых, вьетнамцы, почему-то, проводили учения. Французы не проводили, а вьетнамцы проводили. По-моему, это неслыханная подлость.

Д.Ю. Видно же, что люди не готовятся.

Клим Жуков. Да. Так и вы не готовьтесь. Это не честно. Страшная низость. При этом... Мало того, что проводились учения. На внутренние склоны гор была выдвинута артиллерия. И были подготовлены штурмовые группы. Потому, что было ясно, там минные поля, артиллерия у французов численно слабее, а технически подготовлена лучше. Плюс есть тяжелые гаубицы 155-мм. Понятно, что есть побольше, 203-мм, 210-мм. Но мы сейчас не об этом. Для этих чудовищ цели не было. Да и доставить их по воздуху не смогли бы. Да. Были подготовлены штурмовые группы. Очень интересным способом. Впереди шла инженерная группа, которая вскрывала проволочные заграждения, снимала мины, если надо, подрывала какие-то укрепления. За ними шли подрывники, которые должны были заниматься уничтожением окопов. При помощи взрывчатки. За ними шла ударная группа, которая должна была врываться в окопы и закрепляться там. И сзади шла четвертая группа, которая должна была прикрывать огнем. В случае успеха помогать развивать наступление. В случае неуспеха прикрывать отход. По-моему, толково придумали. Нам рассказывали как они живыми волнами накатывали. Нет, как-то по-другому выглядело. И, что важно, были сосредоточены превосходящие силы Вьетминя. До 49 тысяч человек. Против около 12, которые находились там на позициях. Они были распределены в несколько эшелонов. Самое главное, что были выделены три полка, которые должны были, если что, парировать прорыв. Если вдруг пойдут в сухопутный прорыв... То есть, не по воздуху будут пытаться эвакуироваться, а по суше. И вокруг было сосредоточено нереальное количество носильщиков. До 15 тысяч человек носильщиков постоянно подтаскивали все, что нужно подтаскивать. Зиап в своей книжке... Панегирик этим носильщикам. Как они замечательно работали. Без них вообще бы ничего не получилось. В соревновании тылов, как это метко назвал Филипп Дэвидсон, уже выиграли вьетнамцы. У них все было лучше с обеспечением. Перебросили в Дьен-Бьен-Фу шесть самолетов. 12 самолетов, прошу прощения. На аэродромы. Шесть истребителей и шесть самолетов-разведчиков. Самолетов-наблюдателей легких. Вот. Все. Конечно Хо Ши Мин и Зиап не сидели на месте. Они готовились к началу наступления. Потому, что им отдали тактическую инициативу. То есть, мы тут окопались, а вы сделайте что-нибудь. И что удивительно. Зиап не смог организовать внезапного нападения, хотя конечно старался. Для этого было сделано все. Маскировка, тайное выдвижение, тайная концентрация войск. Но французы вскрыли радиоперехват. Они точно знали, что 13 марта в 17 часов начнется нападение.

Д.Ю. Помнишь, было такое кино ”Говорящие с ветром”? Где индейцы. Странно. А эти чего? Племена, которые в горах живут.

Клим Жуков. У них же есть свои у французов.

Д.Ю. А надо было китайцев пригласить. Короче. Шифрование и прочее... Непонятно.

Клим Жуков. У французов мощности по радиоперехвату и дешифровке были несопоставимые с вьетнамцами. Они не смогли добиться никакой неожиданности. Но это французам не сильно помогло.

Д.Ю. Индейцев надо было звать.

Клим Жуков. Индейцев. Да. Решили, как французы и рассчитывали, штурмовать с севера. Первыми должны были ”Габриэль” и ”Беатрис” подвергнуться удару. ”Анна-Мари”, которую обороняли тайцы, вообще сначала не трогали. И, забегая вперед, не трогали и дальше. То есть, по ”Анна-Мари” ни одного артиллерийского налета... Какие-то снаряды, возможно, залетали. И начался штурм. Причем штурм был так организован, что 13 числа начался штурм ”Беатрис”. И к 14 числу ”Беатрис” был захвачен. То есть, батальон французов просто оттуда вышибли. В обороне дыра здоровенная. Тут сказалось то, что французы не учли вообще. Тотальное превосходство вьетнамской артиллерии. Вдумайтесь. Вьетнамской артиллерии. Не знали, что она как явление существует в таком виде. Ну, а там по разным данным до 40 105-мм пушек работало. И первое, что они сделали, они срыли взлетно-посадочные полосы. И взорвали склады ГСМ. Самолеты успели взлететь. По-моему, только один не успел. Остальные успели взлететь. Нанесли удар. А приземляться некуда. Пришлось улетать. И никто больше не мог туда приземлиться. Вся ”взлетка” была перекопана взрывами, а чинить ее было невозможно. И все подкрепления, все припасы, которые были переброшены в Дьен-Бьен-Фу, перебрасывались только парашютным способом. 7 марта Зиап организовал совершенно блестящий рейд. Мы поняли, что в Тонкинской дельте партизаны и диверсанты сидели не просто так. Они добрались до двух аэродромов и на взлетных полосах уничтожили 78 самолетов французских. Причем в основном транспортных. Просто взорвали. Французских транспортных самолетов они уничтожили 75. А было их около 200 всего. Они где-то больше трети сразу уничтожили. За один буквально день. Там считалось, что 200 тонн в день спокойно парашютами смогут перебросить. А вдруг стало возможно перебросить только 120. И все. То есть, в первые же дни гарнизон был поставлен в крайне невыгодные условия. У них стало довольно быстро кончаться боепитание и еда. Правда, туда успели выбросить с парашютами батальон. Сформированный, обученный, подготовленный. Парашютный вьетнамский батальон. Из вьетнамцев. Туда его высадили. Да. Они так ловко прилетели, что по ним не сделали ни одного зенитного выстрела. Видимо облачность, туман. Иначе не могу себе представить. Вьетнамцы высадились. На этом все. Дальше генерал Нино сказал: ”Мы летать будем сначала не ближе 800 метров к горам”. А потом они поднимались 2-3 тысячи метров. А с 3 тысяч метров уровень парашютного сброса... В смысле его прицельность. Вообще никакой. Считается... Не могу никак проверить. Считается, что 20 процентов того, что сбрасывали в виде припасов попадало к вьетнамцам. Включая снаряды к 105-мм пушкам.

Д.Ю. Удачно.

Клим Жуков. Очень удачно. Чего еще не учли французы? То, что довольно мощная артиллерийская позиция и мощные пехотные части, находящиеся в форте ”Изабель” не могут прийти на помощь товарищам, которые подвергаются атаке с севера. Как выяснилось. То есть, идея любой обороны в современной войне, это постоянные контратаки. Потому, что какие ты укрепления ни построй, это все против артиллерии недолго проживет. Если будет довольно упорный штурм, рубежи обороны вскроют. Только контратаками можно хоть как-то справиться с этим. А два батальона элитных Французского иностранного легиона находятся в ”Изабель”. И они не могут выступить с контратакой. Почему? Потому, что все простреливается. Имелось в виду, что под прикрытием довольно мощной артиллерийской позиции они смогут выбрасывать подкрепления. А оказалось невозможно. Один раз попытались. Пришлось уходить. ”Изабель”, еще не будучи блокированной, оказалась по факту в оперативном смысле отрезана от основных позиций. А из пушек, да, они могли бы поддерживать. Но так как это находится на той местности... На местности, где они не проводили тренировок. Они регулярно накрывали собственные позиции. Потому, что вьетнамцы близко находятся во время атаки. Более того, французы регулярно вызывали огонь на себя. Тут конечно французам нужно отдать должное. Воевали они очень упорно. На низовом уровне. К 17 марта захватили второй форт, ”Габриэль”. Правда, там было не так здорово. Потому, что первую атаку французы не только отбили, но и провели успешную контратаку. Зиап об этом в книжке не пишет. Даже странно. Но тем не менее... Что у Зиапа, что у Наварра... Я обе книжки почитал. Эта фаза сражения, то есть, штурм ”Габриэль” и ”Беатрис”, у одного, по-моему, 2,5 страницы, у другого 1,5 страницы. Взяли и взяли. Что еще рассказывать? Вот. Соответственно остался форт ”Анна-Мари”. Туда стали вместо снарядов забрасывать листовки. К тайцам. Тайцы почитали. Половина ушла к вьетнамцам, половина домой.

Д.Ю. Французский политрук лжет. Таец, переходи к нам.

Клим Жуков. Соответственно, ”Анна-Мари” тоже пал. И наступило затишье. Но оно было недолгое. Дня три. То есть, с 17 по 20 марта. Никаких серьезных боев не происходило. Происходили перестрелки. Тут обнаружилась неприятная для французов вещь. Вот у них стоят 155-мм гаубицы. Тотальное превосходство в тяжелой артиллерии. Такой артиллерии у вьетнамцев нет. Но все их артиллерийские позиции замаскированы так, что они их не могут вскрыть. Вьетнамские позиции замаскированы так, что их невозможно вскрыть. Конечно, их вскрывали, но их довольно много. Попробуйте, вскройте все. Это никак невозможно сделать. И 155-мм артиллерия, не смотря на свою подавляющую мощь, она фактически не могла помочь своим. Потому, что не знала куда стрелять. Требуется точная наводка, а французы в этом отношении полностью проиграли. Разведка не сработала вообще. Самолеты помогали очень плохо. В смысле разведки. Самолеты обеспечили то, что Дьен-Бьен-Фу еще очень долго ”бракалась”. Потому, что если бы не бомбо-штурмовые удары... По факту нечем было их отражать. Своей-то авиации нет. Понятно, что вы что-то сделаете из зениток... Раскрывать зенитные позиции сразу нельзя. Если самолеты увидят, где зенитка находится... Второй заход и вы будете штурмовать именно зенитки. Когда будут подавлены зенитки, полное счастье наступит. Поэтому вьетнамцы терпели до последнего. Не стреляли из зениток, когда пролетали именно штурмовики и истребители. И вот у нас осталось что? Дьен-Бьен-Фу само и ”Изабель”. И дальше началась полная трагедия. Потому, что с одной стороны генерал Кристиан... Прошу прощения. Полковник. Он по факту станет бригадным генералом. В награду за все это. Утратил вообще возможность командования. У него депрессия была фактически. Потому, что он сидел у себя в бункере и ничем не командовал.

Д.Ю. Грустил.

Клим Жуков. Да. Как-то так интересно описывает Филипп Дэвидсон, что у него было в бункере... Белая скатерть на столе...

Д.Ю. Не жрать же из котелка.

Клим Жуков. Он говорит, что Зиап молодец. Он сидел в пещере. И из пещеры руководил. А этот в бункере с белой скатертью. Когда снаряды рвутся, по-моему, все равно. Белая, зеленая... Какая. Из котелка... По-моему, не важно. Де Кастри утратил возможность командования. И тут развернулась абсолютно безобразная сцена в Ханое. Совершенно безобразная. Это говорит только об одном. Что все командование, не только де Кастри, было полностью деморализовано. Во-первых, генерал Коньи на самолете летал туда. Это же его непосредственные подчиненные там воевали. И думал прыгнуть с парашютом. Но почему-то не прыгнул. Раздумал. И вернулся в Ханой. В это время они запросили помощи. Как иначе? Все очень плохо. Укрепления... Вы рассчитывали, что вообще генеральное сражение выиграете. Вы их за неделю утратили. Какое там за неделю. Меньше. Ничего не смогли сделать. Вот был успех под ”Габриэль”. Ну, и все. Получается, что Дьен-Бьен-Фу только холмами ”Элен” и ”Доминик” прикрыта. Фактически дальше будет штурм центрального укрепления и финиш. Затребовали подкрепление. Коньи ответил тоже потрясающе. Забыл выписать цитату. Или не забыл... Она у меня была по-французски. Там смысле такой, что: ”В данный момент мы вам не можем прислать подкрепление по воздуху. Но мы обязательно рассмотрим необходимые меры и по возможности примем их. То есть, сказали бы, что нет, не будет подкреплений. А тут... Может быть да. Вы пока держитесь. Хорошего вам настроения. После чего, судя по всему, де Кастри и впал в прострацию. Точно понимая, что его сливают. Вместе со всеми его подчиненными. Кстати, что характерно, для офицеров там был настоящий ад. Как я уже говорил, вьетнамцы точно знали где, что находится. Они вскрыли все эти позиции. И во время штурма ”Беатрис” одним из первых залпов накрыли штаб. Убив весь штаб батальона. И разрушив рацию батальонную. То есть, они лишили командования, связи. Штурм ”Габриэль”. Пожалуйста. Один из первых залпов попадает в штаб. По-моему, заместитель начальника штаба остался в живых, а всех остальных убило. И разрушило рацию.

Д.Ю. Художественный фильм ”Взвод” помнишь?

Клим Жуков. Наварр пишет, что: ”Вот она, военная судьба. Вот два случайных попадания. Если бы не эти два случайных попадания...” Но, простите, это вы случайно вырубили весь лес вокруг? Вы стали как на ладони. Это вы не заняли господствующие высоты. Тоже чисто случайно. После чего на что вы рассчитываете? Что именно в штаб не будут стрелять? В первую очередь, если знают где, будут стрелять в штаб. Ну, да. При отсутствии подкреплений де Кастри впал в прострацию. Я уверен, что причина именно в этом. А в это время...

Д.Ю. Как говорит народная мудрость: ”Бей по голове. Остальное само развалится”.

Клим Жуков. Да. Генерал Наварр приехал к генералу Коньи. Это описать словами у меня не хватает ни сил, ни фантазии. Эпитетов не подобрать. Потому, что он приезжает в штаб. В Ханой. К своему непосредственному подчиненному. И тот вообще не встречает его на аэродроме. Ему ответили: ”Генерал слишком долго был на ногах. Он устал и лег спать”.

Д.Ю. Интересно. Не встречался с таким в вооруженных силах.

Клим Жуков. Генерал Наварр приезжает в штаб ночью, говорит: ”Немедленно ко мне все оперативные службы. Будем совещание проводить раз этот спит”. Вот французы какие толковые. И вежливые очень. Подумаешь генеральное сражение, а человек спит. И что теперь? Вот, проводит совещание, получает доклады. Вызывает генерала Коньи к себе через три часа. Ну, уж, наверное, проспался. Адъютант говорит: ”Не могу разбудить”. Через восемь часов генерал Коньи появился в штабе. Не смотря на два приказа, которые ему прислал начальник непосредственный. На вопрос ”Что происходит?”, который генерал Наварр задал Коньи, тот немедленно ему выдал доклад. Получается 10-часовой давности. Который ему выдали перед тем, как он уехал спать. Который, конечно, полностью уже устарел. И об этом Наварр был в курсе. Потому, что он в штабе находился все это время. Потому, что ему доклады шли. После чего он сообщил Коньи, что вообще-то это называется потерей управления войсками. На что Коньи при подчиненных сообщил, что: ”Если бы ты не был 4-звездный генерал, я бы тебе набил морду прямо сейчас”.

Д.Ю. Отлично.

Клим Жуков. ”Потому, что я тебя предупреждал, что нельзя лезть в Дьен-Бьен-Фу, а ты полез. А теперь ты мне чего-то рассказываешь”.

Д.Ю. Зачем ты меня бесишь?

Клим Жуков. Да. Зачем ты меня бесишь? Я представляю себе, что чувствовали подчиненные, которые видели, как два генерала на глазах у подчиненных ”гавкаются” друг с другом. Это невозможно описать. Всем было понятно, что все уже давно слито в Париже. Самое главное. И сейчас нужно как-то сделать, чтобы погонов не лишиться. Это самая главная была задача. Не выиграть сражение, а не лишиться погонов. Все были очень нервные. Опять же, депрессия, судя по всему, была не только у Кастри, но и у Коньи. Начать лаяться с вышестоящим начальником, да еще при подчиненных... После этого оба ничем не сможете управлять. Потому, что подчиненные уже все поняли, глядя на вас, двух дураков.

Д.Ю. Вопрос кто дурак. Я же говорил, предупреждал. Другое дело, что никто ничего делать не будет. Потому, что не понятно куда бежать, за что хвататься. Идите вы...

Клим Жуков. Ну, вот вторая фаза началась операции. При такой прекрасной подготовке французского командования. Эти остались без подкреплений. С довольно скудным снабжением, которое стали с трех километров скидывать. Дьен-Бьен-Фу фактически было взято. Очень свирепо сопротивлялся в ”Изабель”, это было самое сложное место, которое нужно было штурмовать, Французский иностранный легион. Там было семь танков и две батареи 105-мм орудий. Очень неудачно прошел штурм для Вьетминя... Первый штурм промежуточных линий обороны ”Элен” и ”Доминик”. Потому, что когда брали ”Доминик 1”... И вроде удачно брали. В это время в ”Доминик 2” опустили на прямую наводку 105-мм гаубицы. И по наступающим порядкам... Вьетнамцы были уверены, что все хорошо идет, что уже можно в полный рост бежать в атаку. Чтобы как можно быстрее проскочить простреливаемое пространство. Вот по ним влупили из двух гаубиц. И залпов 15 туда. При штурме этого холмика... Это далеко не форт, который был впереди. Там около 1000 человек потеряли.

Д.Ю. А артиллерия на горах чего делала?

Клим Жуков. Близко находятся. Они же по своим будут стрелять.

Д.Ю. А до начала наступления? Что это такое?

Клим Жуков. Ну, французы тоже не дурачки. Они скрытно перетащили туда две пушки. Опять же, к французским солдатам, как к военным, претензий быть не может. Потому, что они, поставленные начальством в чудовищные условия, на месте сделали все, что могли. На мой взгляд. Откатились. Атаковали снова. Отбили холм. Французы ночью контратаковали и выбили их с холма. Такая история продолжалась довольно долго. Тем не менее Дьен-Бьен-Фу было взято. Осталась ”Изабель” и изолированные очаги сопротивления. Восемь недель это продолжалось. Ну, и в конце всех взяли в плен.

Д.Ю. Два месяца.

Клим Жуков. Начиная с генерала де Кастри. Прошу прощения. С полковника. Я его генералом называю... С полковника де Кастри. Его взяли в плен. А потом его сделали бригадным генералом за это. Скоро были Женевские переговоры, Женевское соглашение по этому поводу. Одно генеральное сражение, которое должно было решить вообще судьбу всей войны, оно его и решило. Но не так, как рассчитывали французы. Потому, что сразу после этого, после поражения в генеральном сражении, намеки на то, что пора войну сворачивать стали поступать во Францию не из Советского Союза, не из Китая, а из США. Потому, что они потратили на французов такие деньги. Просто невозможные деньги. А толку ноль. Еще и обманули американцев. По результатам все стало понятно. Это невозможно было спрятать. ”Помощи больше не будет. А за дело возьмемся теперь мы”. Как это уже тогда было американцам понятно. Потому, что такие вложения невозможно было оставить без внимания собственного. А французов попросили удалиться. И Вьетнам получил шанс стать независимым. Но как он становился независимым, мы поговорим в следующий раз. Потому, что между войнами было гораздо интереснее всех войн вместе взятых. Это настолько показательно. Дальше просто ехать некуда. Повторюсь, об этом мы, наверное, в следующий раз поговорим.

Д.Ю. А вот художественный фильм ”Apocalypse Now”. Что по-русски значит ”Даешь Апокалипсис”, а не ”Апокалипсис сегодня”. А вот там французы, которые там помнишь? Они говорили про каких-то десантников. Отважные десантники. Это про что?

Клим Жуков. Я, честно говоря, не очень понимаю о чем речь. Не знаю про такое. Возможно что-то упустил. Опять же, я конкретно в детали сражения старался не углубляться. Почему? Про него очень много написано. Вы можете сами ознакомиться. Мне гораздо интереснее была международная обстановка, чем конкретно детали кто куда выстрелил, откуда прилетело. Повторюсь, оно так подробно описано... Десятки книг, десятки документальных фильмов. Художественные фильмы есть неплохие. Можете сами посмотреть. Я так хорошо и так подробно не расскажу. Не хочу подменять, так сказать, собой военных профессионалов, военных теоретиков. Мне интереснее было такое общее... И конечно дипломатический аспект подготовки ко всему этому мероприятию.

Д.Ю. Ну, ключевой момент. Вот она политическая власть, которая все это организует и всем руководит. Вот она политическая слабость. И вот они генералы. Как в песне поет Оззи Осборн... Ну, Оззи Осборн... На деле все получается не так. Не могут и не хотят руководить. Полный провал на местах. Солдатиков жалко. Кроме эсесовцев конечно. Зиап молодец.

Клим Жуков. Тайцы лучше всех поступили.

Д.Ю. Начистил в пещере лаковые туфли, носы загнул. И с разбега пробил. Молодец.

Клим Жуков. Ну, Зиап с этого момента получил всемирную известность.

Д.Ю. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. Ждем продолжения. На сегодня все.


В новостях

18.09.20 13:00 Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 6: сражение при Дьен-Бьен-Фу, комментарии: 16


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк

{* Advertisement *}