Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 8: Военная интервенция США

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

06.11.20



Список литературы:
  1. The Pentagon Papers, ("Report of the Office of the Secretary of Defense Vietnam Task Force")
  2. Duiker W. The communist road to power iv Vietnam. Boulder, 1981.
  3. Ильинский М. М. Индокитай: Пепел четырех войн (1939-1979 гг.). — М.: Вече, 2000
  4. Вчера Вьетнам. Лаос, Кампучия. Сегодня Гранада, Ливан. Завтра… М.: Изд-во Политической литературы, 1985.
  5. Ромашкин П.С. Преступления против мира и человечества. М.: 1967.
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Продолжаем про вьетнамизов?

Клим Жуков. Про вьетнамизов, да, продолжаем: мы бросили всех на Линдона Джонсона, который выхватил случайно выпавшее из цепких когтей Кеннеди знамя со звёздно-полосатой картинкой и тут же заявил, что никто во Вьетнам воевать не поедет, потому что, если есть проблемы, то должны решать их сами вьетнамцы.

Д.Ю. Молодец какой. Я его, кстати, не помню, этого Линдона, я, начиная с Никсона, всех помню, а вот Линдона Джонсона – я ещё маленький был.

Клим Жуков. У Никсона был выдающийся нос, исключительно выдающийся.

Д.Ю. Ну он вообще был прекрасен! Есть, кстати, худ. фильм под названием «Никсон» - всем настоятельно рекомендую посмотреть – хороший.

Клим Жуков. Ещё Никсон богато представлен в фильме «Хранители», он же «Watchmen».

Д.Ю. А Никсона я помню из детской песни: «А полететь бы на Луну и распахать там целину, поставить Никсону бы клизму – и вот конец капитализму».

Клим Жуков. Да, ну вот пока Линдон Джонсон отдувался за всех. Как уже было сказано, Линдон Джонсон, прямо скажем, был отличен от многих других политических деятелей своей эпохи тем, что он безостановочно делал разные громкие заявления и каждый раз попадал мимо.

Д.Ю. Предсказывал что-то?

Клим Жуков. Ну вот только что буквально он рассказывал, что никто не поедет во Вьетнам, это буквально было в момент вступления его на президентский престол, я не скажу, что во время его этой послевыборной речи инаугурационной, но где-то очень сильно рядом, а вот прошло буквально чуть-чуть времени, во время обращения к Конгрессу, как раз тогда же во время вступления… речь, посвящённая вступлению на пост президента, обязательно им это нужно делать, вон он что говорит: «Нация будет продолжать сохранять свои обязательства на всём пространстве от Южного Вьетнама до Западного Берлина. В век, когда невозможно ни выиграть, ни победить, мы должны быть готовы, с одной стороны, к конфронтации, а с другой стороны – к ограничению, мы должны быть готовы к защите национальных интересов и переговоров за общие цели».

Ну, опять же, сразу возникает серьёзнейший вопрос: ребята, национальные интересы у вас где-то от Мексики до Канады, ну если уж так уж откровенно…

Д.Ю. Да, не на той стороне глобуса.

Клим Жуков. А то что-то как-то очень-очень далеко, через целый Тихий океан и ещё чуть-чуть – и вот там у них почему-то тоже какие-то национальные интересы.

Д.Ю. Ну, раньше, кстати, всё это было всегда значительно понятнее, и как-то никто не скрывал, что речь всегда про деньги. А теперь они всем рассказывают про демократию – курс немножко поменялся, врать надо по-другому, т.е. не авианосцы к берегам присылать, а сначала поговорить за демократию, что сейчас мы вам свободу… ну как с Хусейном получилось: он подлец, негодяй и травил курдов боевыми отравляющими веществами.

Клим Жуков. Потом, правда, выяснилось, что не травил.

Д.Ю. Оказалось, что не травил, да, но Ирак уже разбомбили, страну разнесли в хлам, музеи разворовали и…

Клим Жуков. Хусейна повесили.

Д.Ю. Да, и, говорят, 600 тысяч человек, по самым приблизительным оценкам, убили – сколько убили американцы, сколько убили иракцы, и вообще… Ну вы, короче, приехали, устроили какую-то дикую гражданскую войну, перебили население. А давайте спросим у иракцев, что им было приятнее: когда их…

Клим Жуков. Тиранил Хусейн.

Д.Ю. …Хусейн тиранил, да, или когда вы их наконец-то освободили, перебив там вообще всех на свете, уничтожив инфраструктуру, города ввергнув в какой-то безумный хаос, лишив свободы, перспектив, работы, денег, семьи, всего на свете? Давайте их спросим, а? И тут внезапно выяснится, и я не сомневаюсь, что какой-то вот этой вот продажной кучке – там же удачно получилось… Как говорил папа Александра Македонского: «Крепость не может считаться неприступной, если в неё можно завести ишака, гружёного золотом».

Клим Жуков. Филипп Филиппыч говорил.

Д.Ю. Да, Филиппыч, скажи им, блин! Ну вот, иракским генералам заплатили денег, и они предали свою страну. Они не Хусейна предали, хотя и его тоже, они предали свою страну, пустили эту сволочь к себе – вот такое им устроили. А давайте опросим – и внезапно окажется, что вот такой вот кучке стало жить гораздо лучше, им американцы денег дают, и у них всё хорошо, а все остальные как – нормально?

Клим Жуков. Ну и лучше им стало жить, я полагаю, где-нибудь в свободных странах, типа Америки той же.

Д.Ю. Да, ну и там все эти сунниты, шииты, кто у них там ещё есть, которые активно теперь режут друг друга – тоже вопрос.

Клим Жуков. Т.е. вот было нельзя, пока был Хусейн тиран…

Д.Ю. Да-да, или вот был СССР – и тишина и порядок были в Нагорном Карабахе, относительные, а вот теперь у вас независимость, и вы настолько азартно там друг друга режете! Там как покажут…

Клим Жуков. Да уже 30 лет это не стихает, по большому счёту.

Д.Ю. Да. Последний заход, когда там с азербайджанских позиций из «Гиацинтов» лупят – из пушек, которые для ядерных зарядов, херачат! Поздравляю, друзья, вот она – ваша независимость. А давайте опросим теперь вот тоже, поинтересуемся, и вот такому вот количеству – у вас же демократия – т.е. вот такому количеству стало не то что херово, а их просто убили, и ничего нет, разрушили жилища, всех убили, и вы тут без семей, без ничего, и выходов никаких нет – только резать друг друга, резать, резать, и ничего больше в вашей жизни не осталось. И вот столько на войне наживаются, прекрасно себя чувствуют, всё у них хорошо. Так демократия ваша для кого: вот для этих, которых убивают, режут, или вот для этих?

Клим Жуков. Выбор-то очевиден.

Д.Ю. Вот для этого, да, тут думать не надо.

Клим Жуков. Конечно, ну потому что демократия у них настоящая, только осталось определить, демос-то кто? Демос ясно где находится – демос находится в сияющем граде на холме, и что характерно, эти вот их движения, я сейчас не говорю «американцев», я говорю «американских режимов буржуазных», вот они, эти движения, точно такие же, ну конечно, со своими косметическими правками, были во время войны в Корее и войны во Вьетнаме. Во время войны во Вьетнаме там всё было понятно, потому что надвигался чудовищный экономический кризис в это время, который… ну, не такой, как сейчас, конечно, но…

Д.Ю. Хороший тоже.

Клим Жуков. …по меркам 1960-70-ых годов, когда вроде только что после войны всё пошло на взлёт резко, все как-то очень сильно задумались, что сейчас будет, что-то совсем плохое, и оно, кстати, наступило в 1970-е годы – там, 1972-75 год всё было очень сильно плохо в странах Запада свободного. Ну а раз у себя дома сделать хорошо не светит, значит, нужно сделать везде плохо, и тогда то «плохо», которое будет у тебя, будет не так плохо, как везде.

Д.Ю. Да, и об этом можно рассказывать: вы посмотрите, как там отвратительно. В этом, кстати, главная пропагандистская суть – рассказы, как вот тут вот плохо, а у вас, соответственно, хорошо, и вот тут вот плохо, а у вас хорошо. Посмотрите, как хорошо. Тут… чего вам во Вьетнаме-то надо? Чего вы у себя в Мексике не построите, например, вот у вас под боком вот этот вот второй сияющий град на холме – чего вы там-то не построите?

Клим Жуков. Ни в коем случае нельзя.

Д.Ю. В Парагвае, Уругвае…

Клим Жуков. Это ещё хуже, чем Вьетнам, потому что это близко. Если близко будет хорошо вдруг везде, то кто к вам бесплатно ишачить поедет?

Д.Ю. Так точно, да. Я рак раз сейчас там штудирую добротное произведение про две небезызвестные банды из Сальвадора: Мара Сальватруча и Баррио-18 – прекрасно, вот просто прекрасно! Кстати, очень настоятельно рекомендую ещё худ. фильм «Сальвадор» Оливера Стоуна, настоятельно рекомендую – очень хороший! Это тоже к вопросу про демократию – как она устанавливается, что из этого получается. Туши свет! Там… я даже не знаю, у меня просто слов нет, ты знаешь, там вот опускаются руки, ноги, матка выпадает по ходу, и всё остальное. Это вы вот это вот учудили, а теперь вы мне тут что-то рассказываете о прелестях демократии. Это у вас там в подбрюшье творится вот такое, зреют вот такие упыри, а вы мне тут это лечите.

Клим Жуков. Оно должно быть так, это неизбежная логика развития вообще крупных капиталистических систем.

Д.Ю. Так там нет никакой этой, как её, случайности, нельзя сказать: «Так получилось» - это вы так сделали.

Клим Жуков. Нет, это не то, чтобы «вы так сделали» - опять же, я говорю, что это не могло быть по-другому, потому что есть страна, точнее, страны – Соединённые Государства Северной Америки, там где-то с конца 19-го – начала 20-го века в основном правит крупный финансовый в первую очередь капитал. Финансовый капитал – перевожу – это промышленный, срощенный с банковским, т.е. там нет как такового настоящего игрока, который называется «государство», потому что нам-то всё время как-то рассказывают, что есть бизнес: маленький, средний, крупный – всякий, есть народонаселение и есть государство, которое разводит тех и этих, потому что понятно, что у народа одни интересы, у бизнеса, вполне очевидно, другие интересы, кстати говоря, у них там ещё и внутри себя у всех разные интересы, т.е. за ними нужен погонщик в обязательном порядке.

Д.Ю. Угу, держать в узде некоторых …

Клим Жуков. Да, и таким образом, по системе некоего общественного договора все договариваются, выбирают некоего третейского авторитета, который пасёт их всех. И так в самом деле было довольно долгое время: 18-ый – первая половина 19-го века, оно представляло из себя в общей схеме модельно нечто похожее. Но когда у вас появились некоторые фирмы, причём их там не одна-две-три, а много, которые просто по своим доходам сопоставимы с небольшим, а иногда и большим, государством…

Д.Ю. Большим, да.

Клим Жуков. …то стало вполне очевидно, что это правительство – никакой не третейский судья, а одним или двумя, или там тремя из этих бизнес-акторов поставлены люди, которые надзирают, самое главное, за тем, чтобы этим бизнес-акторам было хорошо. Крупный финансовый капитал не может физически существовать без неких структур, ослабленных относительно себя на периферии, просто потому что им нужно где-то добывать дешёвую рабочую силу. Т.е. для самых примитивных вещей, про которые обычно не задумываются, но они составляют вообще огромную часть жизни, в т.ч. той жизни, которая обеспечивает доход, т.е. нужно, чтобы кто-то мёл полы, мыл унитазы, копал вот просто лопатой руду, возил тачку – короче, что-то такое. Под все вопли про роботизацию оно никуда не девалось и никуда не девается.

Д.Ю. Очень нескоро, очень!

Клим Жуков. Т.е. я представить себе робота-поломоя, робота-полотёра и робота-рудокопальщика пока что-то не очень сильно могу.

Д.Ю. У меня есть робот-полотёр, в смысле, поломой – я не знаю, такая круглая фигня у меня в спальне ползает и что-то там метёт.

Клим Жуков. Его зовут Пафнутий, надеюсь?

Д.Ю. Ха-ха-ха! Я не догадался. Собаки его ненавидят. Но не очень…

Клим Жуков. И береговые тролли.

Д.Ю. Да. Справляется не очень, будет откровенны.

Клим Жуков. Ну а вот рудокоп: зачем вам нужно строить робота, который стоит дорого, там нужно инженерам каким-то платить, конструкторам, когда можно взять 15 человек из Сальвадора за доллар в день.

Д.Ю. Или из Киргизии.

Клим Жуков. Да неважно, назовите любое место, которое вам больше понравится. А раз они нужны, значит, нужно, чтобы у вас постоянно в этих местах было плохо, и чтобы доллар в день почитался за манну небесную – вот и всё. И поэтому это не значит, что это конкретно вот они сделали, хотя, конечно, они – нет, это система так устроена, что по-другому быть не может. Ну а т.к. у нас Земля – я уже об этом тысячу раз говорил – в виде шарика, он конечный, места тут не так много, то рано или поздно оказывается, что у вас национальные интересы оказываются во Вьетнаме. Чтобы во Вьетнаме национальным интересам было хорошо, если уж вам не получилось его сразу захватить, целиком, так нужно сделать, чтобы у вас одна половина ненавидела другую и резала эту другую половину, самостоятельно желательно – вот это важно.

Д.Ю. Да, о чём Линдон Джонсон и говорил: пусть сами.

Клим Жуков. О чём говорил Эйзенхауэр, о чём говорил Трумен, о чём говорил миролюбивый либерал Кеннеди.

Д.Ю. Да, а «пусть сами» выражается в том, что мы себе выберем одну сторону и будем её вооружать.

Клим Жуков. Да, но не коммунистов же.

Д.Ю. Ну не коммунистов, нет-нет. А всё это преподадим под лозунгом борьбы с коммунизмом, да.

Клим Жуков. Вот, ну потому что, опять же, в 1960-е годы, мы сейчас как раз находимся в 1964 году, коммунисты представляли очень серьёзную в первую очередь уже далеко не военную, а самое главное – пиар-угрозу, потому что вот назревающий кризис экономический, и всем понятно, что будет очень плохо, причём уже вот-вот. Ну опять же, там люди-то были не сильно тупые, которые всем этим управляли, они посчитать элементарно могли, это сейчас что-то засбоили все – никто ничего не может посчитать, все…

Д.Ю. Наберут дураков по объявлениям!

Клим Жуков. …всё друг с другом не согласны. Там всем уже всё было понятно. А вот есть этот самый коммунистический мир, и там никакого кризиса почему-то. И все смотрят у себя дома и говорят: «Слушайте, а я вот уже пятый год без работы, а там почему-то у всех есть. Давайте, как у них, у нас тоже будет. На учёт встану при этом, а воевать – шиш с маслом – не поеду я ни в какой Вьетнам».

Вот поэтому нужно было что-то делать. Делать нужно было вот что: первая директива по Вьетнаму президента Линдона Джонсона это значит что – это программа нарастающих ударов уже по Демократической Республике Вьетнам, т.е. не по Южному Вьетнаму, а по Северному Вьетнаму, для обеспечения победы над коммунистами – это прямо цитата.

Д.Ю. Неплохо!

Клим Жуков. В Южном Вьетнаме.

Д.Ю. Неплохо!

Клим Жуков. Вот «Pentagon Papers», ссылку на которую я в прошлый раз прикрутил, надеюсь, её не потеряют, потому что ролик-то ещё не вышел, но когда выйдет, надеюсь, что её не потеряют – мы же её обещали, в конце концов! Вот министр обороны Роберт Макнамара небезызвестный, съездив во Вьетнам, отмечал, что резидентура ЦРУ и командование США в Сайгоне, понятно, к тому времени у них уже очень серьёзный и представительный контингент там находился – порядка 16 тысяч человек к тому времени, разработали уже – внимание! – программу секретных операций против ДРВ, и как это оценил Роберт Макнамара, «проделали блестящую работу» - это вот такая прямо оценка.

Д.Ю. А неизвестно, что заключалось в этих секретных операциях, что они хотели делать?

Клим Жуков. Ну я там дальше чуть-чуть подробнее скажу: значит, 44 провинции в Южном Вьетнаме, в каждой провинции сидело управление ЦРУ – внимание! – в обязательном порядке с допросным центром, куда была спущена директива о полной свободе применения мер третьей степени. В самом ЦРУ была создана дирекция по делам Вьетнама, т.е. соответственно был директор по делам Вьетнама, рядом с которым сидел специальный помощник директора по делам Вьетнама, который как раз непосредственно руководил в ручном режиме разработкой секретных операций, т.е. диверсии и террор на территории Северного Вьетнама, разведка на территории Северного Вьетнама с целью выявления инфильтрационных пунктов, откуда партизаны проникали, ну и откуда они обратно уходили, выявление критически важной инфраструктуры, выявление целей для будущих массированных бомбардировок.

Д.Ю. Ну и допросный центр, если кто вдруг не понимает – это где пытками граждан Вьетнама донимали. Есть ещё один очень хороший фильм, называется «Немыслимое»…

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. …с этой троицей и Самуилом…

Клим Жуков. Лоуренсом.

Д.Ю. Самуилом Джексоном.

Клим Жуков. А, Самуилом Джексоном, да-да.

Д.Ю. «Что это такое? Это что? Что это за пытки – методичка для Гондураса 1980 года?» Прекрасно, да!

Клим Жуков. Не уровень.

Д.Ю. Не уровень, нет, по-другому пытать надо! Несите детей, блин – вот это… Настоятельно рекомендую к… в правильном переводе, конечно, да.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Т.е. вот демократия заходит вот таким образом – прекрасно! Ну, слушай, тогда никто не таился, американцы всегда были…

Клим Жуков. Не, ну они таились, конечно – это же секретные документы.

Д.Ю. Это понятно, но всем всё было ясно, и никто не стеснялся об этом рассказывать, чего вы там вообще затеваете, и как это происходит. А теперь прямо вот демократию они несут… Выносные тюрьмы, правда, в самолётах, где там попытали немножко, из самолёта выкинули в океан, и всё… или в Литве в какой-нибудь, где незаметно, или в какой-нибудь…

Клим Жуков. В Гвантанаме.

Д.Ю. …да, Польше, или в какой-нибудь Гвантанаме, да, где законы США, оказывается, не действуют. Как в худ. фильме «Немыслимое»: «Вы что делаете? Он же гражданин США!» - это прекрасно: его пытать, значит, нельзя, поскольку он гражданин… - есть же закон. «А мы его уже лишили гражданства». – «Пытайте!» Ха-ха-ха! Всё нормально, всё по закону.

Клим Жуков. Как в дурацком фильме «Джон Ричер», по-моему, 2… или «Джек Ричер»? «Джек Ричер» с Томом Кукурузом – говорит: «Его убили где?» - «Там-то» - «Отдайте меня полиции, я же гражданский». – «А мы вас уже обратно приняли на службу. Добро пожаловать в тюрьму».

Д.Ю. Призвали, да?

Клим Жуков. Да. ЦРУ как раз тогда предоставило администрации план, это так называется мило – микромасштабной войны во Вьетнаме: три этапа, первое – это вторжение в Северный Вьетнам самолётов ВВС, причём без опознавательных знаков, чтобы непонятно было, кто это, где сидели экипажи – просто наёмники, которых ЦРУ обеспечивало, ну как теперь это называют, частные военные предприятия.

Д.Ю. ЧВК.

Клим Жуков. Тогда, да, так не назывались эти всякие ЧОПы, но уже были.

Д.Ю. Это сейчас мы можем поговорить про какую-нибудь компанию Вагнера – это смертоносная компания, а вот тогда как-то… сколько это лет назад было?

Клим Жуков. Так 1964 год.

Д.Ю. Сорок? Шестьдесят?

Клим Жуков. Ну, можно посчитать, да.

Д.Ю. Уже всё было хорошо, да.

Клим Жуков. На втором этапе наращивался военный контингент непосредственно в Южном Вьетнаме, военный контингент именно американских войск, и 7-ой флот США должен был часть своих кораблей забазировать просто в Тонкинский залив, уже не скрываясь совершенно. Т.к. ЦРУ прямо говорило, что и первый, и второй этап важны и очень нужны, но на них ничего не закончится, они не смогут привести ни к каким желательным результатам сами по себе, нужен обязательно третий этап – т.е. высадка в Северном Вьетнаме воздушных и морских десантов и масштабные бомбардировки, морская блокада страны.

Это всё было в начальном виде сведено в OPLAN 34A, т.е. оперативный план 34А и операцию DEFCON, т.е. операция 34А – это то, что проводили конкретно южновьетнамские марионеточные войска из Сайгона, а DEFCON - это… опять же, на начальном этапе предполагалась операция поддержки ВМС США, т.е. в первую очередь они должны были вести радиолокационную разведку вдоль побережья и прикрывать … по возможности прикрывать и обеспечивать военно-морские операции флота Южного Вьетнама.

Ну там всё было на начальном этапе примитивно, т.е. Флот Южного Вьетнама должен был в море обеспечивать высадку маленьких десантов, диверсионных групп, обстреливать северо-вьетнамскую инфраструктуру. Ну понятно, какие там у них корабли были, у Южного Вьетнама: катер с пушкой да с пулемётом – что-то такое. Но за этим катером с пушкой и пулемётом плыл, например, эсминец DD-731 «Мэддокс» со 127-миллиметровой артиллерией.

Д.Ю. Неплохо!

Клим Жуков. Совсем другого класса машина, 1944 года рождения, но ещё очень бодрая, просто исключительно!

Д.Ю. Т.е. как положено: вперёд засылаем мелкого гопника для заводки, и тут же уже взрослые подтягиваются, да: «Вы чего нашего малыша обижаете?»

Клим Жуков. Да-да-да. Ну и вот OPLAN 34A – это, в общем, главный сценарий войны вплоть до, наверное, августа 1964 года. После августа 1964 года война пошла уже совершенно в другом виде. Т.е. тут-то пока вот это то, что называется, первый пункт программы, которую ЦРУ разработало и придумало.

Непосредственно этим занимался помощник обороны Джон Макнотон, причём резидентура в Сайгоне должна была быть очень сильно увеличена. Где-то в 1964-65 г. только этих самых резидентов тайных в Сайгоне сидело больше тысячи человек уже.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Т.е. просто там разведывательный контингент был размером с полк фактически. Ну, тысяча человек – это полк, да, т.е. полк шпионов сидел во Вьетнаме. Очень важное значение ЦРУ придавало т.н. отрядам гражданской обороны, которые они создавали, полностью сами содержали, обучали, руководили, направляли.

Д.Ю. А что они делали?

Клим Жуков. 45 тысяч человек их должно было быть набрано к 1965 году. Ну как: это местные вьетнамцы или какие-то наёмники вообще, в принципе, которые, самое главное, не носят опознавательных знаков, знаков различия армии США. Т.е. они могут делать всякое, но потом скажут: «Мы не знаем, кто это – какие-то люди…»

Д.Ю. Удобно!

Клим Жуков. Как тут замечательная была картинка «вконтакте», где стоят два растерянных нациста, и мимо на горизонте бежит мужик в треухе и с ППШ. Говорит: «Ну это точно партизан». Говорит: «Почему ты такой депрессивный? просто мужик с автоматом». Вот это точно американские наёмники: «Ну почему ты такой депрессивный? Просто тоже мужик с автоматом - всё».

Да, и группы контртеррора т.н. тоже разрабатывались на основе сил местной самообороны, т.е. самооборона, которая занималась именно самообороной, и самооборона, которая занималась почему-то самообороной на территории Северного Вьетнама.

Д.Ю. Контртеррор?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Как-то это… т.е. террористами назначает ЦРУ, а контртеррор уже убивает тех, на кого пальцем ЦРУ показало?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Отлично! Если абстрагироваться, приятно слушать – какая организация, какой размах!

Клим Жуков. Ууу! Там так, на секундочку: к 1966 году у них бюджет, который выделялся на вот эти вот невоенные мероприятия, или полувоенные мероприятия во Вьетнаме – 28 млрд. долларов, причём тех.

Д.Ю. Серьёзные интересы у них там! Богатая страна США!

Клим Жуков. Весьма, весьма! И у них такие прямо замечательные технические новшества применялись во Вьетнаме – ну, например, там разработали такую, я не знаю, как правильно назвать-то, химическую смесь, наверное, вот так вот, которую нужно было нанести вьетнамцу на руки, дать высохнуть и посветить ультрафиолетом, и если он трогал, долгое время держал в руках в течение хотя бы суток до того металлические предметы, это будет сразу видно по изменению цвета. Ну а металлический предмет – значит, это было оружие. Это могла быть пила, коса, топор, молоток, но будем считать, что это оружие.

Д.Ю. Неважно.

Клим Жуков. Т.е. это бандит, как раз террорист, инсургент и герилла.

Д.Ю. Я замечу, что у нас в 1990-е годы, ну, по рукам-то сразу видно, если ты…

Клим Жуков. Часто палишь.

Д.Ю. …в чистом поле, да, палишь, и по синякам, а также если ты без трусов – ваххабиты не носили трусов.

Клим Жуков. Ну и вот наличие металлического предмета за сутки до облучения рук ультрафиолетовой лампой могло послужить причиной для тех или иных к тебе санкций, т.е. могли просто…

Д.Ю. В допросный центр.

Клим Жуков. …могли поругать, могли в допросный центр, могли просто и щёлкнуть даже уже. Опять же, ладно, если это какая-нибудь южновьетнамская полиция, они же южного вьетнамца так просто, ну скорее всего, не могут «шлёпнуть», хотя, конечно, мы понимаем, что могут, но так не положено. А вот какой-нибудь контртеррорист из сил самообороны – он вообще никто, он может, пожалуйста.

Д.Ю. Он для этого и нужен.

Клим Жуков. Да-да-да. У нас поэтому, когда в разгаре наших ковидных времён первой волны в Москве показывают пункты ГАИ, около которых стояли какие-то мужики с автоматами вообще без опознавательных знаков, мне что-то как-то было тревожно всегда: это кто? Вот конкретно это кто у вас?

Д.Ю. Как это: неравнодушные граждане.

Клим Жуков. Откуда у неравнодушного гражданина автомат?

Д.Ю. Ну, у меня есть, например. Как…

Клим Жуков. Ну, прямо…

Д.Ю. Конечно, пошёл, купил – чего?

Клим Жуков. Прямо автомат? У тебя не автомат, у тебя «Сайга» какая-нибудь, а там автомат.

Д.Ю. Ну, в умелых руках-то, как ты понимаешь…

Клим Жуков. Всё балалайка.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Ну и вот август наступает, начало августа 1964 года, и вот тут-то происходит тот самый Тонкинский инцидент, по поводу которого лично Во Нгуен Зяп и Роберт Макнамара, уже будучи оба сильно в отставке, в 1995 году договорились, сказав вот всё, что знали, благо скрывать-то и стесняться уже нечего.

Д.Ю. Так-так, что же оказалось?

Клим Жуков. Суть там была простая: 31-го… ну ещё не в августе, получается, 31 июля южновьетнамские корабли очередной раз обстреляли инфраструктуру на каких-то северовьетнамских островах. Ну как обстреляли – там не нужно думать, что это Сталинградская битва была или Ютландское сражение, или налёт на Фарнбор – нет, это, понятно: там несколько катеров из пулемётов дали куда-то там или из лёгких пушек и сбежали. А в это время северные вьетнамцы при помощи советских товарищей точно знали, кто их всех наводит – а наводит их конкретный эсминец «Мэддокс», который прямо тут же идёт и осуществляет радиолокационную разведку, дозор и т.д.

Ну этот «Мэддокс» в конце концов 2 августа, по мнению северных вьетнамцев, вторгся в территориальные воды Северного Вьетнама. Так-то они работали, естественно, из международных вод, но вот он слишком сильно подъехал. Его обнаружили, за ним следили три торпедных катера вьетнамских. Командир эсминца сообщил, что его обнаружили и за ним следуют три катера, и вот дальше непонятно: то ли…

Ну есть строго разные мнения: первое мнение, северовьетнамкое – что «Мэддокс» открыл по ним огонь, и они вынуждены были ответить, причём ответить… ну чем может ответить эсминцу торпедный катер? Только торпедными пусками, которые могут ему реально угрожать. Вьетнамцы отрицают, что они в него стреляли торпедами, они говорят, что они стреляли только из пулемётов крупнокалиберных по этому эсминцу – понятно, как из рогатки.

Американцы однозначно говорят, что «были торпедные пуски, мы чудом ушли вообще, чудом-чудом». Ну правда, они, конечно, тут же ответили из 127-миллиметровых пушек на поражение и вызвали эскадрилью «Крусейдеров», которые работали с авианосца «Тикондерога», который там неподалёку… ну и 8 «Крусейдеров»-истребителей, которые накрыли один из этих торпедных катеров, говорят, утопили. Вьетнамцы говорят: нет, только повредили.

Вот произошло боевое столкновение. Что характерно: хотя это, конечно, уже было всё понятно, что это инцидент очень опасный, его решили замять, ну ничего как будто не было. Ну, эти самые южные вьетнамцы только что вообще по островам там стреляли, а наводили их с этого «Мэддокса», между прочим, поэтому ну как будто ничего не было.

Ну и вот 4 августа начался, как это бывает в это время, серьёзный шторм тропический. К тому времени подтянулся туда ещё один эсминец, если не ошибаюсь, 951 – бортовой номер, и там вдруг засекли приближение аж пяти торпедных катеров по радиолокации, и засекли сразу 22 торпедных пуска. Как это можно было сделать во время шторма, и как могли пять кораблей осуществить 22 торпедных пуска, да ещё в шторм, я затрудняюсь сказать. Визуально это засечено не было вообще, но по радиозасечкам эти два эсминца – «Мэддокс» и второй – принялись палить из пушек, т.е. демонстрация всего происходящего была великолепная. Да, причём с «Мэддокса» кричали, что никаких торпедных пусков они не засекли, а со второго эсминца, ну который якобы был ближе к этим самым предполагаемым торпедным катерам, кричали, что нет, в нас уже стреляют и сейчас вот-вот утопят, чудом уворачиваемся.

Д.Ю. А как они их технически засекают?

Клим Жуков. Гидроакустик.

Д.Ю. Слушают, да?

Клим Жуков. Гидроакустик засекает, но во время шторма при помощи средств середины – первой половины 1960-ых годов, я сильно сомневаюсь, что это можно было вообще объективно сделать, потому что во время шторма там вообще-то довольно сильно шумит помимо каких-либо торпедных пусков, т.е. это могли быть просто фантомы запросто, ну, фантомы – я имею в виду, которые самообразуются во время этих самых термоклинов, бурления волн и проч.

Д.Ю. Говн.

Клим Жуков. Говн, да. Ну, кстати говоря, там элементарно можно стаю рыб большую принять за какой-нибудь нехороший подводный объект, влёгкую. Ну конечно, в 1960-е годы техника была получше, чем в 1944-ом, когда все эти эсминцы родились на свет, но тем не менее визуально ничего не было, никаких вообще объективных подтверждений не было, и я говорю – с «Мэддокса» кричали, что ничего не происходит.

Потом, собственно, это всё и было выдано, что называется на всеобщее обозрение. Но Пентагон сразу зафиксировал это как вполне реальное событие, т.е. два нападения на американские корабли подряд за три дня. Ну и всё – полетели телеграммы в США, и 7 августа 1964 года Конгресс принял т.н. Тонкинскую резолюцию, которая уполномочила Линдона Джонсона «принять все необходимые меры для отражения любого вооружённого нападения на силы США, включая использование вооружённых сил, чтобы помочь любому члену Организации Договора о коллективной обороне Юго-Восточной Азии…» – ну т.е. то самое СЕАТО, – «…или любому государству, упомянутому в протоколе к этому договору, которое обратится за помощью...». Т.е. это означало провозглашение… открытие военных действий, причём неограниченных, потому что понятно, что там уже дофига американских военных, по ним уже с 1961года стреляют, и они сами стреляют в ответ, но теперь всё – как только ты выстрелишь или косо посмотришь в сторону любого американского военного объекта, там ответят, как надо ответят. Что характерно, только два сенатора проголосовали против в Конгрессе. К концу 1965-го голосовать против будут более 70 уже, потому что что-то пойдёт не так.

Д.Ю. Да-да.

Клим Жуков. Словом, вот уже август 1964 года: самолёты США бомбардируют приморские районы Северного Вьетнама. Линдон Джонсон говорил, что это только ответные меры – опять же, это цитата: всё это только ответная мера.

Д.Ю. «Волки, кто сожрал овцу?» - «А она первая полезла!»

Клим Жуков. Да. Тут же был создан комитет, где международные юристы сообщили, что нет никаких свидетельств, что Конгресс объявляет войну Вьетнаму, и его совместные резолюции не делают ведение войны администрацией Джонсона конституционным, т.е. юристы сказали, что ничего не произошло, это не война, это просто ответные меры на некую агрессию.

Д.Ю. Ну, юристам виднее.

Клим Жуков. Юристам, правда, что-то не сообщили, как там оказались все эти американские корабли, самолёты, что они делали в связке с южновьетнамскими кораблями…

Д.Ю. Не война.

Клим Жуков. Нет-нет-нет, это ни в коем случае не война. Кстати, после окончания вообще всех этих вьетнамских мероприятий в 1970-е годы вынуждены были признать, что и инцидент, и резолюции все эти были разработаны заранее, т.е. текст резолюции был подготовлен до Тонкинского инцидента.

Д.Ю. Подготовьте сообщение, что план «Перехват» результатов не дал.

Клим Жуков. Да, т.е. получается, что война началась из-за фейкового сообщения, по сути дела…

Д.Ю. Отлично!

Клим Жуков. …и Пентагон знал, что оно фейковое, но в Конгресс сообщил ту самую фейковую информацию, а там все всё сожрали. Но, с другой стороны, они же тогда и проверить не смогли бы – это правда, не правда, что это вообще?

Д.Ю. Ну, у них это традиция, я так понимаю, как Колин Пауэлл с пробиркой стирального порошка – тоже же прокатило.

Клим Жуков. Может, там и не стиральный порошок был?

Д.Ю. А что?

Клим Жуков. Кокаинум…

Д.Ю. Ааа!

Клим Жуков. …чтобы потом можно было по окончании заседания…

Д.Ю. С братвой раскумариться.

Клим Жуков. Да-да-да. Вот в 1964 году в конце августа Линдон Джонсон заявлял: «Возможно, меня будут осуждать, но победа, которую мы завоюем, реабилитирует меня, как политика, не останавливающегося на пороге самого трудного выбора».

Д.Ю. Ну и тут попал пальцем в известное место.

Клим Жуков. Ну вы сравните: «никто не поедет», «может быть, поедем, но это не считается» и «нет, я буду биться до победного конца, но это при этом не война никакая». Что характерно, сначала они, конечно, воевали – я имею в виду американцев – воевали на полшишечки, чуть-чуть, потому что 5 августа 1964 года первый бомбардировочный удар – напали на Хангай, административный центр в приморском Северном Вьетнаме. Там, как говорили, находились базы торпедных катеров северовьетнамских, и, по сообщению США, уничтожили 8 и 21 повредили. Неизвестно, были ли там торпедные катера, я, честно говоря, не смог подтверждение найти, ну и обратной информации, но что сделали – так это взорвали склады с горючим.

Д.Ю. ГСМ.

Клим Жуков. Да, 4 км там пламя полыхало – всё в порядке, и дым. И уже сразу после этого начались очень неоднозначные отклики в американской прессе, потому что в Америке хорошего есть – так это свобода слова, там, тогда ещё по крайней мере, прессе очень сложно было заткнуть рот. Ну и там часть говорили, что «как здорово мы жахнули», а другие говорили: «Что вы делаете, идиоты? Это ничем хорошим вообще не кончится». При этом к концу 1964 года Сайгонская армия терпела поражение за поражением, т.е. даже просто партизаны, которые партизанили на территории Южного Вьетнама, эту Сайгонскую армию катали и в хвост, и в гриву по-всякому.

Д.Ю. Вертели известно на чём.

Клим Жуков. Да. Тут США – Пентагон, ЦРУ, все эти советники – слали буквально отчёт за отчётом, что южновьетнамская армия очень ограниченно боеспособна, потому что они просто дезертируют массово, там дезертирство было массовое, воевать они просто не могли по-человечески.

Д.Ю. Не хотели.

Клим Жуков. Нет, не хотели. Ну и стало понятно, что надо уже вот-вот переходить к третьему этапу интересного, т.е. прямо начинать действовать собственными силами. До этого было…

Д.Ю. Дальше действовать будем мы! (с)

Клим Жуков. Да. До этого оставалось ещё буквально чуть-чуть, по этому поводу, кстати, Франц Йозеф Штраус, который только что в 1962 году покинул пост министра обороны ФРГ, при Аденауэре он был министром обороны, с 1956-го по 1962-ой, вот Франц Йозеф Штраус писал: «Войны редко начинаются по чьему-нибудь умыслу. В большинстве своём они возникают из-за нежелания постигать уроки истории, недооценки риска и просто из-за того, что кто-то по неосторожности не замечает, что переходит точку невозврата, и события происходят дальше словно бы сами по себе и более не поддаются управлению» - вот это конкретно по поводу Вьетнама можно сказать точно, потому что вот вы туда какие-то спички кидали по одной, а потом оно полыхнуло так, что вам нужно или драпать оттуда, что неприемлемо, ну или дальше уже воевать, опять же, с непредсказуемыми результатами.

Надо сказать, что северные вьетнамцы вообще перестали отставать от американских партнёров по политическому процессу, потому что 7 февраля 1965 году уже производится атака на военную базу около Плейку в Южном Вьетнаме, там перестреляли изрядное количество людей с обеих сторон – вот, пожалуйста, это было такое вот первое выступление на территорию Южного Вьетнама силами северовьетнамской армии. По этому поводу как раз наш любимец генерал Дэвидсон писал, что «случившееся в Плейку стало чем-то вроде убийства с 1914 году эрцгерцога Фердинанда в Сараево, само по себе не являясь событием огромной важности». Ну т.е. повод был хороший зато.

После этого президент Джонсон приказывает провести беспрецедентную акцию возмездия, которую назвали «Flaming Dart», т.е. «Пылающий Дротик», это переводят как «Пылающая Стрела», но мне кажется, «Dart» неправильно называть «Стрелой». Макнамара выступил с предложением провести 8-недельную кампанию воздушных ударов по Северному Вьетнаму, и так и сделали, т.е. 8 недель самолёты работали по целям.

Д.Ю. Это какие-то солидные бомбардировщики были?

Клим Жуков. По ситуации – там от Б-52 до обычных «Крусейдеров», в зависимости от того, какая цель. Ну понятно, что там вот на такую деревню посылать звено Б-52 глупо, потому что этот бомбардировщик больше, чем вся деревня. Какой-нибудь там «Крусейдер» или, например, вертолёт туда послать – так это же милое дело. 10 февраля Вьетконг, это как раз южновьетнамские силы, атакуют места расквартирования американского военного контингента в Куинёне. Отчитались американцы о том, что 23 человек убили, 21 ранили.

В ответ южновьетнамская авиация атаковала опять уже территорию Северного Вьетнама, ну и тут уже правительство США всё это назвало как общий ответ на проявление агрессии со стороны Северного Вьетнама. 13 февраля 1965 года президент Джонсон распоряжается «о программе проводимых совместно с Южным Вьетнамом взвешенных (!) и ограниченных воздушных рейдов по выборочным целям на территории Северного Вьетнама». Операцию, и вообще даже не «операцию» правильно назвать, наверное, а «программу» - программу назвали «Rolling Thunder», т.е. «Раскаты Грома», её периодически как «Катящийся Гром» переводят – я даже не знаю, вы бы хоть как-то ну…

Д.Ю. Словарь бы почитали.

Клим Жуков. Словарь бы почитали бы какой-нибудь. Где вы видели катящийся гром? Вот раскаты грома…

Д.Ю. А вот катается гром, так вот красиво в английском языке – там гром катается. Это, кстати, характерная черта, я вот когда там с фильмами вожусь, и массы вещей, например, в силу того, что это не профессиональная деятельность, массы вещей просто не знаешь. А вот людей, которых учат в условных этих высших учебных заведениях, вот их как раз натаскивают на всякие речевые штампы – вот у них с этим очень-очень хорошо. В советской школе, по всей видимости, это какой-то такой важный момент был. Вот я, временами там думаешь, думаешь: что же это такое? А потом раз, услышишь – мать честная! Оказывается, вот просто и понятно. Вот «раскатистый гром» - один из.

Клим Жуков. Да, что характерно, этот самый «Катающийся Гром» прокатился по американским кабинетам, прямо прекрасно прокатился, почему – потому что там сразу образовались две партии, которые управляли всем этим процессом: с одной стороны, гражданские политики, а с другой стороны военные военные. Вот военные военные прямо говорили, что, если вы собираетесь кого-то побеждать, то гром кататься должен по полной программе, т.е. нам нужно всё больше самолётов, всё больше бомб, всё больше напалма, фосфора, всего подряд. Кстати, неплохо бы туда солдатиков уже прислать.

Кстати, туда вот-вот введут два батальона морской пехоты США, которые будут охранять аэропорт в Хюэ, в Южном Вьетнаме. А гражданские политики резонно замечали, что, если мы сейчас дадим вам всё, что нужно, по нам, очень может быть, СССР атомную бомбу кинет.

Д.Ю. Неожиданно так.

Клим Жуков. И китайцы вторгнутся сухопутными силами. Ну и в итоге была разработана система градуального применения силы.

Д.Ю. Постепенного т.е.?

Клим Жуков. Да. Т.е., во-первых, да – усиливать будем военное присутствие и удары, но пока чуть-чуть. Ну в итоге, как мы понимаем, когда вот такая постановка вопроса, военные вполне откровенно сказали, что у нас точно ничего не получится – и точно ничего не получилось, потому что, несмотря на какие-то чудовищные задействованные силы, задействованы они были настолько, ну если мы говорим о настоящей войне, непоследовательно, что к 1966 году, в общем, уже было понятно, что всё это привело к пшику, т.е. замах был огромный, но весь пар ушёл в свисток.

Д.Ю. Потому что боялись применять как следует, да?

Клим Жуков. Во-первых, боялись, во-вторых, ну, 28 – ну это уже, понимаете, это сейчас конкретно я не могу это обосновать на товарных чеках, что называется, с документами в руках, но 28 млрд. долларов, кстати, на будущий год их будет 28 млрд. 800 млн., т.е. увеличат ещё, ко всему прочему, военный бюджет на вьетнамские мероприятия – это же золотое дно, это же всё можно… ну, если не всё, то частично можно разворовать. Если на это всё купить бомб, то что вы воровать будете?

Д.Ю. Бомба – она зачем нужна в домашнем хозяйстве?

Клим Жуков. Да, она же упадёт – и всё.

Д.Ю. Бздынь!

Клим Жуков. Бздыньк – и полный…

Д.Ю. И деньги на ветер.

Клим Жуков. Да-да-да. Поэтому вот и генерал Макконнелл, и адмирал Шарп, который непосредственно командовал силами ВМФ, убеждали президента развернуть кампанию именно массированных рейдов по нефтебазам, аэродромам, промышленным объектам, причём по всему Северному Вьетнаму неограниченно. А президент Линдон Джонсон приказывал бомбардировать только до 19-ой параллели. Ну понятно: 17-ая параллель – это граница условная между Северным и Южным, Вьетнамом, вот до 19-ой параллели, потом до 20-ой, т.е. очень сильно не сразу.

Это, кстати, привело к тому, что у северных вьетнамцев был лаг времени. Понимая, что все эти предварительные ласки закончатся рано или поздно, вот за это время обратились к китайцам и к СССР, и мы им помогли просто беспрецедентно, т.е. то, что в 1966-68 году их не придавили по полной программе – конечно, огромная заслуга международной нашей поддержки, потому что поставили им ракетные комплексы управляемые для того, чтобы стрелять по самолётам, типа б-52, которые иначе ты вообще ничем не собьёшь, он так высоко летает, что по нему из пушки стрелять почти бесполезно, и он огромный и страшно живучий. Поставили оружие, ну, всего – вплоть до продовольствия, и конечно, наших военных специалистов, потому что управлять сложными ракетными системами, конечно, вьетнамцы массово не умели, т.е. их нужно было учить. Правда, наши ракетчики сообщили, что так маскировать, как вьетнамцы, не умеет вообще никто.

Д.Ю. Ну, они трудолюбивые.

Клим Жуков. Т.е. там только наши рты раскрывали – с какой скоростью они целиком ракетный дивизион маскируют, потом производятся пуски, и всё – там уже ничего нет. Прилетят на бомбо-штурмовой удар по ракетному дивизиону ПВО американцы, а там уже нет ничего, потому что вьетнамцы всё утащили, причём так, что незаметно. Да, ну а пока президент Линдон Джонсон лично назначал каждый самолётовылет, каждую цель проверял, т.е. можно бомбить или нет, и даже доходило вплоть до того, что он утверждал, какой боеприпас будут применять.

Д.Ю. Вдумчиво! Больше заняться, видимо, нечем было, и это задача приоритетнейшей важности.

Клим Жуков. Это была задача приоритетнейшей важности – ну, во-первых, какие туда бабки были вбуханы, а во-вторых, вот на эту конкретно карту был поставлен вообще весь политический вес, престиж и авторитет Линдона Джонсона, т.е. всё, что он сделал, условно, хорошего внутри США, это дало ему… ну опять же, вице-президент при Кеннеди, к которому относились, в общем, прилично, опять же, внутри США, у него был некий авторитет, который нужно было грамотно израсходовать – вот он его расходовал таким образом. Т.е. он всё поставил на эту карту. Ну, мы знаем, чем это закончилось – он, в общем, как политик умер после этого.

Тут же выступал прекрасный человек – Кёртис Лемей, главнокомандующий ВВС США, как раз он тогда же выступил с заявлением, что надо «вбомбить Северный Вьетнам в каменный век» - это, собственно, его слова. Кёртис Лемей – тот человек, который Токио сжёг в свой время без всяких атомных бомб.

Д.Ю. Опытный, да.

Клим Жуков. Опытный.

Д.Ю. Ну, говорят, что в Токио нанесли ущерба-то побольше, чем в Хиросиме и Нагасаки, безо всяких атомных бомб.

Клим Жуков. Да. Вот под воздействием Кёртиса Лемея использовалась такая замечательная практика, как вторичное предупреждение... точнее, не так: предупреждение о вторичной бомбардировке, т.е. залетали на город, бомбили, причём так хорошо бомбили, чтобы там всем всё понятно было, а потом местное население по радио предупреждали, что «сейчас мы к вам ещё раз прилетим» - это должно было оказывать серьёзнейшее психологическое воздействие. Т.е. запугивание-террор в полном смысле слова. Ну, «террор», кто не знает – от слова «ужас» американского. Тонны листовок выбрасывались, тонны, на Северный Вьетнам, правда, почему-то и первый приём, и второй приём имел строго обратный эффект, т.е. там даже уже не коммунистическая пропаганда, а самая богатая практика сначала французского, а потом американского скрытого, а теперь уже открытого присутствия во Вьетнаме местных настроила совершенно однозначно: всё, что говорят американцы – враньё, т.е. нужно поступать…

Д.Ю. Наоборот.

Клим Жуков. …на 180 градусов: говорят сдаваться – ни в коем случае на сдаваться, значит. Вот если бы американцы призывали их не сдаваться, они бы, наверное, все посдавались.

Д.Ю. Ума не хватило.

Клим Жуков. Да. 26 февраля по требованию генерала Уильяма Уэстморленда…

Д.Ю. Хорошая фамилия – Уэстморленд.

Клим Жуков. …да-да, Джонсон одобряет отправку в Дананг морской пехоты, как раз там, где в известном фильме сидел военно-морской психолог, куда отправляли чувака, который так на демобилизацию и не надрочил.

Д.Ю. Как там в худ. фильме про Рэмбо, если я правильно помню: «А где воевал?» - «В шестом батальоне в Кантоне». – «Шестой батальон сражался в Тай-Сене, так что доверяю я здесь только вам» - говорил Джон Рэмбо.

Клим Жуков. В 1965 году, да, во-первых, морскую пехоту отправили, т.е. это были первые официальные американские войска, которые именно как американские войска оказались во Вьетнаме. Т.е. вот мы помним, что там десятки тысяч человек уже были, но это всё были военные специалисты, всё это, нет, это не военное присутствие. Ну понятно, что есть флотские, да, они на кораблях у себя сидят, но корабль – это как бы территория США, вообще-то, когда он находится в международных водах, это территория США, а вот это вот, пожалуйста, два батальона морской пехоты, которые охраняют – только для охраны! – охраняют аэродром. Ну, и эти-то парни в самом деле охраняли аэродром, ну просто потому что два батальона – это мало, что они там могут сделать? Ничего. И вот к началу апреля была принята резолюция NS AM 328 по ужесточению программы «Rolling Thunder» потому что вот что-то год её применения пока ни к чему вообще не привёл.

Д.Ю. Гром катался-катался – толку никакого.

Клим Жуков. Катался-катался и что-то совсем недокатался. Т.е. туда отправили ещё два батальона морской пехоты и одну воздушную эскадрилью морской пехоты. Кто не знает: морская пехота США – это называется «морская пехота», на самом деле это никакая не морская пехота, а мобильный контингент вообще вооружённых сил США. Т.е. есть армия сухопутная, которая там у них танки, пушки, самолёты – всё своё, а есть морская пехота, у которой тоже танки, пушки, самолёты – своё, т.е. они самые мобильные, они могут быстро сесть на корабли, прибыть, куда нужно, и там заняться своими какими-то мероприятиями. Т.е. у нас морская пехота – это суперэлитная часть собственно морской пехоты, которая морские десанты, спецоперации, и проч., т.е. это как воздушный десант, только морской, элитные силы. В США морская пехота – это не совсем то, это огромная самая мобильная часть именно вооружённых сил, поэтому, когда слышите слова «самолёты морской пехоты», «танки морской пехоты» - это совершенно нормально, т.е. у нас такого, у нашей морской пехоты нет, потому что она маленькая, а в США она просто огромная, эта морская пехота.

Д.Ю. Страна США находится в состоянии такой угрозы со всех сторон, поэтому у неё самая большая в мире армия и вот такие вот силы всякие гвардейские десантные для атак на суверенные государства, без этого никак.

Клим Жуков. Нет, ну а как иначе, собственно говоря? Ну и вот, пожалуйста, всё это привело к тому, что к июлю 1965 года Госдепартамент США официально предоставляет американскому командованию в Южном Вьетнаме полномочия по использованию любых американских войск и военных средств для ведения не только оборонительных боёв, но и наступательных боёв, если имеется на то необходимость.

Д.Ю. Ещё вдогонку, извини, перебью, а то забуду: у них же и вертолётчики за кавалерию проходят, это же тоже там какие-то кавалерийские подразделения?

Клим Жуков. Не, ну вертолётчики за кавалерию проходят понятно, почему – это вертолётчики могут быть сухопутные обычные, как раз кавалерия-то понятно, что она сухопутная, просто почему – потому что теперь-то кавалерия никак, ну всё – на лошадках-то больше не повоюешь, а славные знамёна остались, т.е. нужно провести некую аналогию: кавалерия была мобильной силой, ну и вертолёты тоже мобильная сила – и вот, пожалуйста.

Д.Ю. Не, ну и морская пехота, да, в развитии, так скажем.

Клим Жуков. В развитии, в развитии, просто эта морская пехота – там у них есть ещё и морские танки, и морская авиация, и всё подряд, то, что приписано именно к морской пехоте.

Д.Ю. Извините, перебил. Так-так-так, и что там разрешили, да?

Клим Жуков. Вот с этого момента изменяется кардинально вообще стратегия США во Вьетнаме, т.е. с конца апреля 1965 года проводятся там раз за разом огромные военные совещания с участием просто вообще всех больших звёзд, которые были в американском Главном штабе и так или иначе обращали внимание на вьетнамские проблемы, т.е. там все звёзды: и Макнармара, и Макнотон, и Банди, и Тейлор, и Уэстморленд, и адмирал Шарп, и генерал Дэвидсон – все там, короче говоря, присутствовали, разрабатывали так, как они будут воевать.

Д.Ю. Шарп – хорошая фамилия: «Резкий».

Клим Жуков. «Резкий».

Д.Ю. Резкий, как понос!

Клим Жуков. Да, крутой, как обрыв! Быстрый, как пуля, в конце концов, и всегда в цель! Пока сухопутная компонента войск США во Вьетнаме не была наращена до критического предела, использовалась т.н. «стратегия анклава».

Д.Ю. Тут звучит песня группы «Black Sabbath» - «War Pigs».

Клим Жуков. Да, точно!

Д.Ю. Да, Оззи Осборн дурным голосом воет, как там: «Generals gathered in their masses, just like witches at black masses…»

Клим Жуков. Да-да – и тут же сжирает летучую мышь.

Д.Ю. Сначала откусывает башку ей, да. Кстати, очень показательная песня у группы «Black Sabbath» - эти самые «War Pigs»: это же по уму «Свиньи войны» - но, наверное, «Военные свиньи».

Клим Жуков. «Боевые свиньи».

Д.Ю. Кабаны, блин! Это вот как оно в башке у западного обывателя: кто в войне виноват? Ну понятно, генералы.

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. War machine still turning… Только генералы! Это подлые генералы собрались и затеяли войну. Вот если бы не генералы, всё было бы хорошо, никакие Линдоны Джонсы к этому отношения не имеют, и горячо любимый капитализм, конечно же, тоже. Так-так?

Клим Жуков. Совсем недавно мчались мы на моторных каноэ по реке Кхве и Таиланде, и у нас из колонок эти самые «War Pigs» орали…

Д.Ю. Отличная песня.

Клим Жуков. …среди джунглей. Было хорошо. Очень занятно, что, наверное, процентов 75 вообще всех историй про войну во Вьетнаме снимают там, на реке Кхве в Таиланде.

Д.Ю. Это которая Квай?

Клим Жуков. Да, ну она Кхве. «Квай» - это «водяной буйвол», обидное, кстати, ругательство очень в Таиланде, очень обидное»!

Д.Ю. Типа, «тупорылый»?

Клим Жуков. Ну типа как у нас, да, «тупой козёл» - что-нибудь такое, причём очень странно…

Д.Ю. Бычара.

Клим Жуков. Бычара… у них этот «квай» во всех народных сказках самый положительный персонаж вообще, но при этом очень обидное ругательство – как это у них так в голове всё помещается одновременно, я понять не смог.

Д.Ю. Меня другое всегда волновало – что вот по-русски «баран» - это баран, а по-английски это крайне положительное животное, с огромными яйцами – это важно, и он такой мужественный, он такой вообще весь хороший! Странно…

Клим Жуков. Не очень умный, но крайне целеустремлённый.

Д.Ю. Было кино такое с Микки Рурком – «Рестлер» называется, где Микки Рурк… Митько Рурко – отставной рестлер, и он там вспоминает, и у него кликуха «Рэм», т.е. по-русски перевели как «баран».

Клим Жуков. Хотя «RAM» - это же «таран».

Д.Ю. Ну, «таран» - всего-то одна буква, а смысл меняется радикально. Ну там он Баран, народ скандирует на соревнованиях: «Ба-ран! Ба-ран!» Смысл как-то противоположный получился. Хорошее кино, тоже смело можно смотреть.

Клим Жуков. Да. Так вот, была разработана стратегия анклавов, пока военное присутствие США не достигло нужного уровня: т.е. есть стратегические точки – понятно, аэродромы, по́рты… посмотри, я даже не сказал слово «порты́».

Д.Ю. Молодец!

Клим Жуков. Как-то удивительно даже для меня.

Д.Ю. Растёшь, Клим Саныч!

Клим Жуков. Да-да-да. …железнодорожные станции, мосты, и проч., вокруг которых находится блокпост, условно, т.е. некая военная база, военное присутствие. И вот они это самое место обороняют и на радиус 80 км имеют право осуществлять вылазки, т.е. не дальше. Т.е. в пределах 80 километров ни одна партизанская или северовьетнамская сволочь не может спокойно появиться – к ней будет применена летальная сила, т.е. туда и авиацию могут вызвать, и сами могут выйти в сухопутный рейд некий, но не дальше – 80 км. Потом принимается решение, что вот, например, мы переместились на 17-ую параллель, и там обозначены ещё, скажем – я говорю сейчас условно – ещё 3 точки. Вот мы тоже их заняли и держим, 80 км вокруг контролируем. Тактические задачи решает армия Южного Вьетнама.

Д.Ю. А 80 км – это какое количество миль? 50, типа, да?

Клим Жуков. Я думаю, что это было связано в первую очередь с возможностями радиосвязи в условиях этой джунгле-гористой местности, т.е. чтобы можно было гарантированно докричаться до своих, если что.

Д.Ю. А вот, кстати, вопрос – может, ты знаешь, почему у них кругом их идиотские мили и дюймы, а у военных километры? У них кликсы – сlics, а почему у военных километры? Зачем это, блин?

Клим Жуков. Я думаю, что им нужно взаимодействовать как-то с союзниками по блоку НАТО…

Д.Ю. С нормальными людьми, да?

Клим Жуков. …а у них там у всех, кроме англичан, тоже километры – что-то как-то нужно делать. Вот, почему 80, я могу только предполагать. Я думаю, что это с радиосвязью было связано – что если он там на 100 км уйдёт, то уже будет не докричаться, и всё – поминай, как звали, пиши пропало. Пишите письма. «Саша ушёл в горы. Прикажете искать? Целую. Мама». Вот.

Всё бы это очень хорошо, идея была прекрасная – как обычно, подкачали южные вьетнамцы, потому что уже к концу… а, отставить – 7 июня 1965 года генерал Уэстморленд выражал, как это сказано, «серьёзную обеспокоенность неспособностью южновьетнамской армии решать даже тактические задачи». Т.е. вот на 80 км американцы что-то контролируют, а между ними ничего не контролируют, т.е. там доходило до того, что южновьетнамские партизаны могли полностью перекрыть вообще движение по дорогам в целых провинциях, т.е. «а вот больше не будете ездить! Оппа – и вы уже не ездите».

Д.Ю. А значит еда, боеприпас, медицина – всё накрылось, и непонятно, что делать.

Клим Жуков. Подкрепление, техника – всё накрылось, и что – ничего. Соответственно, и Уэстморленд, и генерал Шарп указывали, что бойцы Вьетконга как минимум лучше мотивированы, чем бойцы марионеточного сайгонского правительства, уже хорошо вооружены – скажем спасибо нашим товарищам…

Д.Ю. С севера.

Клим Жуков. …из СССР, да, и Уэстморленд сообщал: «Не вижу для нас иного выхода, кроме скорейшего привлечения к участию в боевых действиях в Южном Вьетнаме вооружённых сил США либо третьих стран».

К 22 июня направляются ещё 4 батальона морской пехоты. 26 июня Уэстморленд получает санкцию на применение войск именно США «в тех случаях, когда по мнению Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму это будет необходимо для усиления позиций правительственных войск Республики Вьетнам». Т.е. видите – всё время себе как-то пытаются задницу прикрыть: «Это только для них, это не для нас, мы – нет».

И к 9 июня начинаются систематические уже стратегические бомбардировки юга ДРВ по 19-ую параллель, и, что важно, начинают бомбить систематически ирригационные сооружения, точно понимая, как к ирригации весь Вьетнам привязан в смысле элементарно еды. Это получает название геофизической войны, т.е. «а мы меняем ландшафты, причём вручную».

Д.Ю. Ну т.е. это для того, чтобы гражданское население, непричастное ни к каким боевым действиям, лишить еды и загнать в голод – цель такая.

Клим Жуков. Да, ну или просто утопить – дамбу рвануть какую-нибудь. Их прекрасная река Меконг там тебе на тысячу кв. км разольётся, и все утонут – прекрасно же!

Д.Ю. Да-да-да, а потом сказать, что «вот, посмотрите, что вам устроили коммунисты. Вот если бы не они, с вами ничего подобного бы не произошло, поэтому что вам сейчас надо делать – вам надо сейчас собраться и немедленно свергнуть вот этот вот кровавый режим, из-за которого…»

Клим Жуков. «Нам приходится такое делать».

Д.Ю. «…на вашу страну обрушились такие бедствия» - да. А ведь масса идиотов верят, блин: да, так и надо.

Клим Жуков. Я просто всех пытаюсь призвать обратить внимание на тот факт, что вообще-то американцы, именно американцы, подорвали Женевские соглашения по Вьетнаму при помощи своего сволочи-марионетки Нго Динь Дьема, который отказался проводить там референдум, вот и всё, и по этому поводу президент Эйзенхауэр прямо высказывался, что «мы иначе потеряем Южный Вьетнам – там все проголосуют за коммунистов». Поэтому нужно устроить вот то, о чём мы уже который ролик рассказываем.

Кстати, тогда же началась массовая кампания по засеиванию облаков йодистым серебром для того, чтобы вызвать аномальные ливни.

Д.Ю. Т.е. это не Лужков придумал?

Клим Жуков. Нет- нет-нет! Ну, понятно, что весь Вьетнам, как и вообще подавляющее большинство стран Юго-Восточной Азии, очень сильно привязан к сельхозциклу, который зависит от мокрого и сухого периода. Если у вас в сухой период будет литься там, где не нужно, всё будет очень плохо, т.е. рис будет трудно высевать, а рис – это основа рациона, скот будет негде выпасать, и т.д. Т.е., опять же, это террор против гражданского населения в первую очередь.

Д.Ю. И успешно работало это посыпание йодистым серебром?

Клим Жуков. Да, вполне успешно работало, ну конечно, не везде, но тем не менее там есть проблема, потому что там очень много гор, а там очень непредсказуемая роза ветров, там ты, конечно, засеешь, и ливень будет литься, но не там, где ты хотел, очень может быть.

Д.Ю. Интересно. Узнать бы результативность – сколько самолётов надо, сколько надо этого йодистого серебра, как это вообще – способствует, не способствует? Интересно!

Клим Жуков. Ну, способствует. Помимо йодистого серебра продолжилась кампания по засыпанию и заливанию джунглей дефолиантами и гербицидами. Вот там к 1968 году, с 1964-го по 1968 год сто тысяч тонн вылили, так, не задумываясь. А правда, конечно, вьетнамцы оказались вообще супер-молодцы – они, когда этот Agent Orange проливался, они тут же выбегали все с леечками и его с листиков начинали яростно счищать, и в общем, во многом таким образом парировали воздействие этого прекрасного химического состава.

Д.Ю. Есть ещё один хороший пример: раньше-то кокаин выращивали, по-моему, в Перу, на склонах Анд, потом собирали листья, везли в Боливию, в Боливии из них делали пасту, пасту везли в Колумбию, а в Колумбии уже в нарколаборатории…

Клим Жуков. Перерабатывали.

Д.Ю. …да, гнали кокаин. Но поскольку ситуация меняется, то теперь кокаин выращивают в Колумбии…

Клим Жуков. Непосредственно.

Д.Ю. …а правительство США выделяет какие-то чудовищные деньги на то, чтобы все посадки коки непрерывно поливали всякой химической гадостью. Их поливают всякой гадостью – тут же выбегают колумбийские крестьяне с этими ранцами, налитыми водой, и бегают… кусты там – ручкой накачиваешь давление, а с другой там эта штука, тут же кусты моют, и всё хорошо. Бывает, не успевают помыть, как следует, и листья опадают, но поскольку там вырастает три урожая в год…

Клим Жуков. Фиг зальёте!

Д.Ю. …несмотря на затраченные американцами деньги, ни на килограмм поставки кокаина в США не уменьшаются.

Клим Жуков. Это стратегический товар, нельзя, чтобы уменьшался такой ценный поток, потому что как они кино снимать будут?

Д.Ю. На что ЦРУ вообще работу-то по всему земному шару организует? Одного Афганистана…

Клим Жуков. Не хватает.

Д.Ю. …с опиумом не хватит, да.

Клим Жуков. Ну тем более опиум для бычья для всякого, а кокаин приличным людям должен идти.

Д.Ю. Недавно переводил худ. фильм «Sicario», там было очень смешно, что в конце там тётенька из ФБР завозмущалась: «Что ж вы, суки делаете?! Это же из Колумбии!» Он говорит: «Ну раньше-то один нормальный Эскобар был, с ним можно было договориться, а теперь разбилось всё на куски, не пойми – кто что везёт. Надо всех убить, чтобы был опять один Эскобар». Хорошее решение!

Клим Жуков. Да. Ну и вот смотри, началось-то всё с чего – с присылки двух батальонов, которые будут охранять аэропорт и военно-морского психолога в Дананге.

Д.Ю. Ну это наше любимое: сейчас ногу просунем, а там и все пролезем.

Клим Жуков. Так а пожалуйста – к концу 1965 года военная компонента сухопутных сил США достигла 185 тысяч человек во Вьетнаме.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Ну т.е. это же вообще! В 1965 году ко всему прочему США наконец додавили своих союзников по СЕАТО, т.е. Южную Корею, Таиланд, Филиппины, Австралию, Новую Зеландию, направить в Южный Вьетнам собственные воинские контингенты. Что характерно: Пакистан и Франция, особенно Франция, послали американцев нахер и не прислали военных совсем.

Д.Ю. Имея опыт уже, да.

Клим Жуков. Да. Ну Пакистану-то вообще – как-то даже непонятно, что он будет делать во Вьетнаме, такая мощная в то время геополитическая сила, как Пакистан? Зачем, собственно говоря?

Д.Ю. Надо в Лондоне плитку ложить.

Клим Жуков. Да, а не это вот всё. Поэтому армия Пакистана была направлена на укладку плитки в Лондоне, а вовсе не во Вьетнам.

Д.Ю. Там, если я правильно помню, у «Битлз» в их замечательном альбоме «Let It Be» есть такая не менее замечательная песня «Get Back» - «Вернись», в смысле – вроде как это как раз про пакистанцев, которым группа «Битлз» предлагала: как-нибудь давайте уже обратно в свой Пакистан, не надо вот здесь плитку ложить, уже пора.

Кстати, интересно – ты обращал внимание, что вот если морской жаргон, там «компа́с» - это звучит благородно и сразу тебя рисует таким адмиралом с такой трубкой капитанского табака. А вот если «плитку ложить» - ты какое-то тупое и безграмотное чмо, хотя это тоже жаргонизм правильные. Плитку ложат, если кто не знает.


Клим Жуков. У нефти – до́быча строго.

Д.Ю. Да! Осу́жденный. Мне замечания делают, что я говорю «осу́жденный» - а как говорить-то, блин? Вообще дети, блин!

Клим Жуков. Да, по поводу группы «Битлз» и альбома «Let It Be»: Великобритания горячо поддержала действия США, но солдат не прислала.

Д.Ю. Молодцы! Они же это, как его… вот в США там Капитолийский холм, Сенат, т.е. это…

Клим Жуков. Да! Все только в тогах что-то не ходят. Должны в тогах ходить.

Д.Ю. Да-да-да, с красной полосой дембельской такой. Т.е. это новый Рим такой. А Великобритания сказала, что они теперь новые Афины, они тут будут думать…

Клим Жуков. Посматривать на вас на всех.

Д.Ю. …думать всякое и давать толковые советы, как где кого резать и грабить. Сами участвовать уже не будем, блин…

Клим Жуков. Но тем не менее, самая значительная помощь из организации СЕАТО поступила из Южной Кореи – 50 тысяч человек прислали южнокорейцы.

Д.Ю. Моё почтение, да! И австралийцы там ещё были.

Клим Жуков. Австралийцы, новозеландцы, Таиланд, Филиппины прислали в совокупности 22 тысячи.

Д.Ю. Немного.

Клим Жуков. Т.е. эти очень сильно больше. Ну, южнокорейцы – надо же понимать, что они не просто зависят от американцев, а там, если не американцы, там не будет ничего вообще, поэтому им как сказали, так они и сделали.

Д.Ю. А кто у них там? Какой-нибудь Чон Ду Хван был? Пак Чжон Хи? Я всех этих сволочей помню!

Клим Жуков. Сейчас не помню точно, кто у них там командовал, но смотри: вот 185 тысяч американцев и 72 тысячи союзников – вместе уже не душно выходит. Ну хотя понятно, что, например, тайская армия в это время была в таком состоянии, что каких-нибудь там связистов прислали, может быть. Из Таиланда самая главная помощь была и, кстати, из Филиппин тоже – аэродромы, это самое главное.

Д.Ю. Я думал – шлюхи.

Клим Жуков. Шлюхи? Нет, аэродромы – самое главное. Т.е. там можно было базировать бомбардировщики, самолёты разведки, всё, что угодно – рядом.

Д.Ю. Т.е. Паттайя ещё не образовалась, как центр отдыха и досуга?

Клим Жуков. Паттайя образовалась… она вообще-то образовалась при короле Таксине – район, где, так получилось, я обычно проживаю в городе Паттайя, называется Пратамнак, который переводится всего лишь как «военный лагерь». «Княжеский военный лагерь» - «Пратамнак», там, где этот вот холм с золотым Буддой…

Д.Ю. Я там не был.

Клим Жуков. Известное просто место такое – туристический Place of Sai …, там здоровенная гора, там сидит Будда красивый очень, и понятно, т.к. это гора, очень-очень-очень далеко видно, и красота сплошная – вот там, собственно, стоял военный лагерь короля Таксина, который бирманцев после разрушения Аютайи в 18 веке ставил на лыжи.

Д.Ю. Привёл в чувство?

Клим Жуков. Да. Потом он, правда, утратил берега сам – назвал себя живым Буддой, потребовал, чтобы его все уважали и любили, а его за это посадили в шёлковый мешок и забили палками монахи.

Д.Ю. Святотатцы!

Клим Жуков. Да. Там короля убивать нельзя ни в коем случае.

Д.Ю. Только палками в шёлковом мешке!

Клим Жуков. Кровь проливать нельзя, поэтому плотный шёлковый мешок, чтобы кровь не вытекала, и забить палками – только монахи могут такое организовать. Говорят, толковый монах с 5-6 ударов убивал короля спокойно совершенно.

Д.Ю. Если по башке бить, и палка хорошая... Там у них пальмы растут – из пальмы очень хорошие палки.

Клим Жуков. Я думаю, там из какого-нибудь тика.

Д.Ю. И с наскока ещё!

Клим Жуков. Килограммов пять палка весит, там дай боже!

Д.Ю. Да-да, как железная, чисто арматура. И с любовью в сердце, конечно, всё это?

Клим Жуков. Конечно, да даже не то, чтобы с любовью, а с полным отрешением: это же просто карма.

Д.Ю. Да. У меня друзья-кришнаиты, заехав в Индию и подравшись там с индийской полицией… я задал вопрос: как же так? Как же вы их так – отобрали… ролики бли в интернетах и сейчас есть, наверное – отобрали, полиция индийская же с палками и беззащитных индусов палками всё время лупит, а они визжат – такие прикольные! – и разбегаются. Ну, русские кришнаиты отняли у индийской полиции палки, отметелили их. Я говорю: чего это вы так, у вас же там это – любовь кругом? – «А мы с любовью!» Бить надо с любовью.

Клим Жуков. Конечно, конечно.

Д.Ю. Я полностью разделяю такой подход.

Клим Жуков. Да, ну вот, пожалуйста – с любовью 72 тысячи человек помогали американцам. К 1966 году усилили воздушный натиск на Северный Вьетнам. Уже аккуратненько бомбили предместья Ханоя.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Т.е. вот ещё чуть-чуть, и они начнут бомбить прямо жилые кварталы Ханоя, но пока только предместья бомбили, ну намёк некий: вы посмотрите-ка, как тут бывает.

Д.Ю. Как мы можем, да.

Клим Жуков. Да, вот так вот мы можем.

Д.Ю. Я повторюсь, что это всё сигналы гражданскому населению о том, что надо свергнуть действующую власть – она плохая…

Клим Жуков. «Ho Chi Minh is a son of a bitch!»

Д.Ю. …да, это всё из-за неё. Это не мы вас бомбить прилетели, это вас коммунисты до этого довели.

Клим Жуков. Да. Ну и вторая точка воздушного натиска – это была тропа Хо Ши Мина, т.е. примерно 100 км шириной сеть дорог, которая через границу с Лаосом заходила во Вьетнам и служила для поставок всего, чего только можно, причём поставок хорошо замаскированных, и повторюсь – это не одна дорога, а 100 км в ширину дорог.

Д.Ю. Да, невозможно было… т.е. постольку поскольку их регулярно не сказать, что выявляли, но, например, с самолётов разбрасывали мины, ну вот если на этой дороге разбросали и заминировали, то пока разминируют, надо ехать…

Клим Жуков. На другую дорожку.

Д.Ю. …по параллельной дороге, да, движение останавливаться не должно – оно останавливалось. Они же там даже ещё бензопровод проложили вдоль неё.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Там пункты технического обеспечения, мотели, можно сказать, где личный состав может отдохнуть, поесть, подлечиться и идти дальше. Героизму и самоотверженности этих граждан, я не знаю, там по всей тропе через каждые 100 метров памятники ставить надо, т.е. какая там вообще выносливость и целеустремлённость – туши свет!

Клим Жуков. Ну в общем, к концу 1965 года, несмотря на уже конкретно протесты в Конгрессе США – это мы как раз сейчас про демократию – ладно там на улице этот ваш электорат беснуется, а он именно что бесновался, т.е. американцы очень сильно не хотели, я имею в виду – простые американцы очень сильно не хотели участвовать во всех этих мероприятиях.

Д.Ю. Да, вдруг кто не знает: там была система воинского призыва…

Клим Жуков. Это как раз из-за этого её ввели, сначала-то её не было, а потом ввели.

Д.Ю. А без неё никак, да. Т.е. всех мели, как в худ. фильме «Взвод»: «А я добровольцем». – «Что?! Парни, посмотрите!»

Клим Жуков. Как раз в 1966 году будет, если я не ошибаюсь… да, по-моему, в 1966-ом будет первое публичное сожжение призывных повесток, т.е. там просто вышли и сложили горкой, и так: «Вот вам! Призвали? Держите!»

Д.Ю. Это, по-моему, какая-то была очередная переделка в исполнении или под руководством Майкла Бэя – «Техасская резня бензопилой», где был наш любимец Ли Эрми, который сержант…

Клим Жуков. Сержант Хартман!

Д.Ю. Да, сержант Хартман в «Full Metal Jacket», где он там остановил каких-то молодых людей и при обыске машины нашёл наполовину сгоревшую повестку. «Кто сжёг повестку?» - ради этого стоит посмотреть кино.

Клим Жуков. Да-да-да!

Д.Ю. Священный гнев просто: «Кто сжёг повестку?»!

Клим Жуков. Да, ну вот смотрите, население совершенно категорически не поддерживает, а это же люди, которые за вас голосуют, ну или против вас – по-всякому бывает, но тем не менее они явно против. Что нужно сделать? К 1968 году позакрывали до 80 учебных учреждений, потому что учебные учреждения…

Д.Ю. Рассадник, да.

Клим Жуков. во главе с профессурой были категорически против – значит, нужно закрыть, к чёртовой матери, хотя у них же там университетское самоуправление, если что...

Д.Ю. Да-да-да!

Клим Жуков. …и нельзя… т.е. вы можете им там что-нибудь настоятельно порекомендовать, но вмешиваться государство не имеет права. А оказывается, имеет!

Д.Ю. И вмешивается, и не просто вмешивается, а тупо закрывает.

Клим Жуков. И вот уже 75 конгрессмена, которые только что дружно голосовали за…

Д.Ю. А сколько их всего?

Клим Жуков. Сейчас точно не помню, но всё равно много.

Д.Ю. Сотни?

Клим Жуков. Ну, там человек 300, наверное, сидит. 74 уже там яростно намекают, что давайте хватит, не надо этого всего. Но нет, к концу 1965 года, к началу 1966 года общее присутствие посторонних военных сил в Южном Вьетнаме достигло вообще 200 тысяч человек только американцев, 800 тысяч южновьетнамской армии…

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. А, прошу прощения – 500 тысяч южновьетнамской армии, ну и там всех остальных, включая, понятное дело, 6-ой флот США.

Д.Ю. Ну, под миллион, грубо говоря.

Клим Жуков. Да-да-да. Да, что характерно: когда говорят, что там коммунисты, как обычно всех завалили мясом, то вы понимаете, что, собственно, регулярных вооружённых сил у Северного Вьетнама было меньше, т.е. они воевали ещё и ко всему прочему при численном меньшинстве и технически хуже вооружённости, потому что понятно, что с США они, несмотря на любую помощь СССР и Китая, не смогли бы сравниться, т.е. они бы смогли сравниться только в одном случае – если бы там воевал прямо СССР, но мы, как мы знаем, там не воевали, мы как раз ограничились на том моменте, с которого начали американцы, т.е. предоставление военных советников.

Д.Ю. Вьетнамцы, кстати, говорят, что Китай больше помогал в деньгах, чем СССР…

Клим Жуков. Ну так это же ближе элементарно.

Д.Ю. …по объёму помощи, да.

Клим Жуков. Конечно. Другое дело, что Китай, например, не мог поставить серьёзные системы ПВО – у них просто не было, а у нас были, поэтому вот мы такие стратегические супертовары-то и поставляли. Плюс, конечно, Китай – это сухопутная база перевалки, там удобно. Ну а мы приезжали морским путём, и пока был СССР, никто не мог ничего сделать никакому советскому кораблю, потому что опасно.

Д.Ю. Да, мало ли атомную бомбу кинут? Я бы заметил, возможно забегая вперёд, что… про богатство и мощь США, что в ходе Вьетнамской войны они на Вьетнам бомб вывалили больше, чем все воевавшие стороны за всю Вторую мировую войну – что нацисты на нас, мы на нацистов, американцы на нацистов, англичане на нацистов, так вот американцы на Вьетнам вывалили больше. Молодцы, ничего не жалели, да, и вот ты говоришь про воинские формирования – военных учат, куда прятаться, они строят различные убежища: щели, там, окопы, блиндажи, и они от бомбардировок ловки прячутся. А гражданские, например, не прячутся, они не умеют, и если бомбят города, пригороды и всё остальное, то в первую очередь убивают гражданских. На что, собственно, и нацелено было, американцы это знают ничуть не хуже, чем мы.

Клим Жуков. Ну, невозможно бомбить город, где живут гражданские, и в основном не поубивать гражданских, просто потому что их сильно больше, чем военных. Американцы всё это отработали прекрасненько во время ковровых бомбардировок Германии – вон как здорово с Дрезденом получилось!

Д.Ю. Отлично! Великолепно! Учёные разрабатывали, как бы это прошибить крыши в зданиях, зажечь всё изнутри, чтобы тяга через окна и через крышу, чтобы горело как следует!

Клим Жуков. Чтобы воздушный был смерч огненный.

Д.Ю. Да-да-да, и всё вот чтобы сгорело дотла. Хорошо получалось, да.

Клим Жуков. Вот там это применяли уже по-настоящему с хорошим опытом, лучше, эффективнее и больше. Т.е. Дрезден – весь каменный город, и с ним так здорово получилось, а какой-нибудь там на 90% деревянный вьетнамский город – так его же просто сдует, к чёртовой матери! Чем и занимались, собственно. Ну опять же, это вызывало строго одну реакцию: «Идёт война народная, священная война». Людей взбесили так, что эти вьетнамцы готовы были – ну уже всё, пофигу: убьют, не убьют, только вот чтобы американцев отсюда вышибить. В 1965 году американцы начали первое… это круто очень называется: контрнаступление!

Д.Ю. Оу!

Клим Жуков. Контрнаступление против южных вьетнамцев в Южном Вьетнаме – ну, вышибать в Южном Вьетнаме северовьетнамские силы и партизан.

Д.Ю. Против северных вьетнамцев.

Клим Жуков. Нет, ну там же Вьетконг, это южные вьетнамцы...

Д.Ю. А, да.

Клим Жуков. …они должны были их победить, но уже к апрелю 1966 года американское командование даёт войскам приказ на отступление, т.е. эта локальная война с применением ограниченных, но больших, временных, но постоянных усилий что-то ни к чему не привела почему-то. Это был настоящий военный провал, т.е. там даже какие-то санкции последовали в Главном штабе американском, потому что все, кто это разрабатывал – им высказались насчёт некомпетентности, потому что столько денег вбухано, столько туда народу уже приехало, там корабли мазут жгут, всё прекрасно – и ничего не получается вообще, вот, более того, дан приказ на отступление. Значит что – вы разбиты, значит, ну раз так. И да решили, что с локальной войной нужно заканчивать – нужно разворачивать войну полномасштабную.

Полномасштабная война началась с т.н. дипломатического наступления президента Линдона Джонсона, который ещё с 1965 года, с весны разворачивает кампанию, прямо скажем, очень странную, т.е. он публично очень много выступает, в т.ч. в Америке, и говорит какие-то вещи, прямо друг другу противоречащие. Первое: будем сражаться до конца и обязательно победим, но готовы сесть за стол переговоров без предварительных условий – т.е. общий посыл такой.

Д.Ю. Настоящий политик!

Клим Жуков. Да. Я, собственно, вот эти «без предварительных условий» - это прямо я цитирую, опять же, по известному основному многотомному источнику «Pentagon Papers», они там как бы в концентрированном виде представлены, эти выступления. Ну что, это если перевести на русский: надо сделать так, чтобы… ну понятно, что Северный Вьетнам скорее всего нам быстро победить не получится, а идея была именно в этом – опять же, если перевести все эти «анклавные», «локальные» и прочие стратегии на русский – что американская армия очень быстро наносит непоправимый ущерб экономике и военной составляющей сил Северного Вьетнама, а южновьетнамская армия всех быстро громит. Т.е. должна быть очень быстрая, молниеносная победа за год-два максимум – не вышло, значит, нужно сделать так, чтобы Южный Вьетнам остался за американцами, а Северный пока жил сам по себе, т.е. это «никаких условий», значит, сейчас садимся и договариваемся о том, что навсегда страны разграничены по 17-ой параллели. И вроде как американцы выиграли, и вроде уже и воевать больше не нужно, но если вы не согласитесь на то, что мы вот так руку дружбы вам протягиваем, то будем бомбить дальше.

И очень интересно, что в декабре 1965 года, т.е. вот зима с 1965-го на 1966-ой год – президент Линдон Джонсон прямо по телевизору газетам и радио приказывает прекратить все бомбардировки, самолётовылеты вообще прекратить, потому что у нас тут мирные инициативы. Это было разрекламировано по всему миру, что вот настоящий миротворец.

Д.Ю. Молодец: сам бомбить начал, сам прекратил – миротворец!

Клим Жуков. Да. Конечно, Хо Ши Мин за стол переговоров садиться не собирался: собственно, вы только что военную кампанию просрали – о чём с вами договариваться?

Д.Ю. С козлами, блин, да.

Клим Жуков. Да. Ну и в сухой сезон, сухой сезон – это, я напоминаю, где-то с октября примерно по апрель в этих краях, вот там засуха, нет дождей этих безумных тропических, начинается второе контрнаступление. Цели, правда, были, с одной стороны, более ограничены, с другой стороны, вполне конкретные, потому что нужно было выбить из района, где, как американцы считали, находится главная база вообще Вьетконга – это провинция Тэйнинь к северо-западу от Сайгона, вот нужно было оттуда выбить всех партизан, разрушить сами эти базы – ну понятно, что она не одна база, а базы, несколько.

И опять, тут вот люди поразительные – ну это, конечно, нам сейчас легко говорить в силу того, что мы знаем, чем всё это закончилось, идея-то была вот точно такая же, как за год до того, что американцы осуществляют высокотехнологичную поддержку, а южные вьетнамцы разбираются на суше. Ничего не получилось – надо ли говорить? Т.е., во-первых, партизан… ну там, конечно, да, их здорово проредили, но разгромить их не смогли, базы уничтожить не смогли. Что-то такое там, в среднем из южновьетнамской армии за время операции что-то около 20 тысяч человек дезертировало.

Д.Ю. Неплохо!

Клим Жуков. Ну если их корпус, условно говоря, засылают, а потом оттуда возвращаются две дивизии, хотя вроде никого не убили – они просто разбежались.

Кроме того, конечно, тут нужно сказать, что против США действовали серьёзные долговременные факторы: во-первых, их ненавидело местное население, т.е. даже если местное население прямо не поддерживало партизан или северных вьетнамцев, то они их просто ненавидели, все, т.е. там не было никого, кто любил бы американцев, кроме нескольких человек, которые в Сайгоне сидели, которые с их помощью там очень здорово обогащались. Все остальные их страшно не любили.

Кроме того, конечно, это международный резонанс, т.е. США в тот момент оказались в серьёзнейшей международной, если не изоляции, то осуждении. Понятно, что никакой изоляции у СЩА не было, естественно, но, опять же, не было ни одной страны в мире, где бы на них не показывали пальцем и не говорили: «Что же вы делаете, сволочи?» - и кстати, совершенно заслуженно. Притом что это же всё-таки время ещё совсем-совсем не такое, как сейчас, т.е. глубоко доинтернетное, но уже тогда при наличии кинокамер, телевизора, Останкинских телебашен везде спрятать что-либо такого масштаба было невозможно, а американцы пытались, т.е. они уже понятно, что воюют, но кучу вещей они пытались делать тайно. Но там оказывались советские, американские, английские, французские, какие угодно корреспонденты, которые всё это снимали на видеокамеры, на фотографии, писали в газеты, показывали по телевизору, т.е. американцы оказывались, американское правительство оказывалось в глубокой информационной… даже не невыгодной ситуации, а в глубокой жопе, потому что вы пытались скрыть конкретно преступление, и вас схватили за руку и всем показали: вот!

Д.Ю. А ещё у них были дезертиры, у американцев, которые, например, бежали и концентрировались в демократической Швеции, а там раздавали всякие интервью, и у меня была советская книжка с откровениями этих самых дезертиров, какой-нибудь «Воениздат», я, к сожалению, с детства не помню, как она называлась, но впечатляла. Если кто-то умный знает, что за книжка, наверняка она в интернетах где-то есть, отсканирована – кидайте в комменты линки, мы всем покажем. Очень интересно почитать. Знающие товарищи мне, конечно, принялись рассказывать, что это такая антиамериканская пропаганда – ну, я не сомневаюсь, что это антиамериканская пропаганда…

Клим Жуков. А какая она должна быть – заамериканская?

Д.Ю. Ну что, типа, там вот уж показаны такими дегенератами, что туши свет! А кто вы, хотелось бы узнать? Меня, я помню, в книжке – помнишь, я тебе рассказывал: «Chickenhawk», где про американского вертолётчика, что у них в столовой над дверью был приколочен череп вьетнамца? Я вот так и вижу советскую военную столовую в Афганистане, где приколочен череп душмана, блин, и замполит всем говорит: «Посмотрите, как у нас тут благоустроенно».

Клим Жуков. Красота!

Д.Ю. Сам факт того, что ты подобную вещь можешь публично выставить…

Клим Жуков. Отчебучить.

Д.Ю. …да, это кто-то делал, все знают, кто – в армии без этого никуда, это кто-то, значит, отрезал башку, кто-то там выварил мясо с черепа, кто-то там это… челюсть отвалится – её привязать надо, и кто-то это приколотил над дверью, т.е. все знают.

Клим Жуков. И офицер ни один не сказал, что «ой-ой-ой, что вы делаете?»

Д.Ю. Да-да-да. Вы давайте там рассказывайте нам про зверства коммунистов, и проч. Идиоты, блин!

Клим Жуков. Да, у нас такая инициатива в армии советской привела бы к посадкам в обязательном порядке.

Д.Ю. Всех, что характерно: любителей отрезать головы, уши, замполита, который за этим смотрит, сержанта, который за этим смотрит… Блин!

Клим Жуков. Т.е. там как минимум погоны полетели бы, вот просто как листья по осени, это точно совершенно, а там что-то как-то никого…

Опять же, повторюсь, это далеко не только тот самый военный корреспондент Гриффитс, которого мы в прошлый раз советовали, отмечал, что к вьетнамцам относились, как к индейцам, конкретно, вот это всё была эта программа – вот как устроили геноцид индейцев в своё время, сейчас такое же во Вьетнаме…

Д.Ю. Повторим, да.

Клим Жуков. …повторим легко. Можем повторить!

Д.Ю. Да, это американское «Можем повторить».

Клим Жуков. Повторное наступление 1966 года, вот этого сухого сезона, не мокрого сезона, провалилось с таким грохотом! Т.е. повторюсь: ладно, они своих целей не достигли – вьетнамцы вывели из строя, т.е. ранили, убили, взяли в плен около 290 тысяч солдат противника, ну понятно, в первую очередь вьетнамцев.

Д.Ю. Южных, да.

Клим Жуков. Да, в первую очередь, но там что-то около 120 тысяч солдат, которые происходили из стран-союзниц Америки и из самой Америки, пострадали так или иначе т.е. потери были адские совершенно!

Д.Ю. Я был в специальном музее под Сайгоном…

Клим Жуков. Это, кстати, если что, гражданин Фулбрайт об этом пишет в своей книжке «Arrogance of Power».

Д.Ю. …был в музее под Сайгоном, где там как раз эти туннели Кучи, там сбоку от… короче, там на лодке по Меконгу везут, а потом там это самое… И там, короче, в музее богатейшим образом представлены вьетнамские ловушки для американских военнослужащих. Ловушки все в стиле «давайте выроем яму, там воткнём копья, намажем их говном, и американец туда упадёт на колья с говном». И там в музее, короче, на табличках по-английски, естественно, написано, что 80% ранений американские военнослужащие получали вот от такой фигни. Ну там они разнообразные, не только ямы, а типа там две доски, ты на них наступаешь, а они там проворачиваются, и в тебя там какие-то электроды втыкаются, ну в смысле эти…

Клим Жуков. Спицы.

Д.Ю. …заточенные спицы, да. А спицы, поскольку металла у вьетнамцев не было вообще, они собирали осколки от снарядов, делали маленькие домны, там эти осколки от снарядов плавили и из них отливали вот штыри всякие для того, чтобы американцам в жопы выткать. Ну замечательно там: открываешь дверь, а там на верёвке пень подвешен тоже с такими…

Клим Жуков. С колами!

Д.Ю. …штырьями из бамбука, и всё это тебе в живот прилетает. Изобретательные, я замечу! Ну, самые примитивное – оно же самое действенное.

Клим Жуков. …самое действенное, потому что фиг сломаешь.

Д.Ю. Да. Т.е. о чём это говорит? Говорит о том, что вот, например, противопехотных мин у них негусто было, поскольку там это… ну, заводы маленькие по изготовлению всего этого добра, мин нет – ну мы хоть ловчими ямами на вас, не побоюсь такого слова, на пидорасов, охотиться будем. И очень успешно получалось!

Клим Жуков. Ну тут, опять же, кто не был в джунглях настоящих, тот не поймёт, а кто был, тот сразу поймёт, объяснять ничего не надо: там белому человеку, вот размером с меня, например, там просто делать нечего, потому что у тебя вот так вот просто всё в лианах каких-то, листьях, ветках, хер его знает, ничего не видно, не пройти вообще! Т.е. я встану на карачки, так я буду в два раза выше вьетнамца всё равно, я там ещё и не проползу, нужно постоянно идти, мачете всё это вот так вот рубить, жара такая, что просто сдохнуть можно вообще, даже если ты…

Д.Ю. Лежишь?

Клим Жуков. …не сильно физически работаешь, да, влажность безумная совершенно, тебя постоянно какая-нибудь мошка пытается укусить за что-нибудь. Через полчаса ты уже просто нихера вообще не видишь – ни куда ты наступаешь, ни куда ты лезешь. Ну а там – добрый вечер! – уже яма, дружелюбно расставленная, поэтому, конечно, она будет работать, очень даже, тем более, что не нужно думать, что вот когда мы описываем наступление, соответственно, понятно: если американцы наступают, то вьетнамцы обороняются, что это похоже было на Сталинград или южный фас Курской дуги – нет, конечно, потому что северные вьетнамцы, как и вьетконговцы, применяли тактику и стратегию, которая называлась «война везде», т.е. никаких решительных столкновений нет – вы просто никого не найдёте. Там группы от 3 человек – это самое маленькое звено вообще, которое использовали вьетнамцы, и оно было очень эффективно в джунглях, потому что, опять же, их не найдёшь, а они всё знают, потому что они там местные, им там удобно, они маленького роста, они там привыкли, они не так плохо реагируют на климат местный. И вот, пожалуйста, батальон куда-то бежал за тремя людьми, они их не нашли, пока шли обратно, попали в минную ловушку – вот таким вот образом, только таким образом. Т.е. понятно, что лоб в лоб американцы раскатали любого противника, который был бы, если бы, конечно, противник был настолько туп, чтобы так подставиться.

Д.Ю. Ну, у них же это любимое – что они не проиграли ни одной битвы, но просрали войну. Всем смотреть худ. фильм «Взвод» - там чудесно показано, особенно в нынешнем HD там прекрасно видно!

Клим Жуков. Ох, там красота!

Д.Ю. Ловко снять, как они там откуда выползают, и когда в конце в атаку бегут, где там, помнишь, они там стрелочки, из палочек связанные – кому куда бежать. Т.е. руководство массами отлажено было – моё почтение!

Клим Жуков. Понятно, что американское руководство сразу же начало опять прислушиваться к специалистам по контрпартизанской борьбе, специалисты по контрпартизанской борьбе со времён французов ещё ничего нового сказать не смогли, а именно: нужно выселять всех к чёртовой матери с угрожаемой местности, потому что мы партизан не нашли во время нашей этой вот второй прекрасной контрнаступательной операции, потому что они все растворились среди местных, которые им помогают – значит, там не должно быть никого.

Д.Ю. Они и есть местные.

Клим Жуков. Да, вот нужно, чтобы просто не было никого, и когда не останется никого, там любой абсолютно человек сразу будет расцениваться как враждебный военный, его можно будет там с бомбардировщика убить.

Д.Ю. Я повторюсь, что вот в районе Кучи, где их там поливали всё дефолиантами на огромных площадях, а дальше там всё время летали ганшипы – вертолёты с пулемётами, которые расстреливали вообще всё, что шевелится, абсолютно, т.е. там нельзя ходить – тебя убьют сразу.

Клим Жуков. Ну, ганшип – это не вертолёт, ганшип – это самолёт.

Д.Ю. Нет, это вертолёт.

Клим Жуков. Ну, ганшип – специальное название…

Д.Ю. Я вас уверяю, да. Ну это же жаргонизм, не официальное.

Клим Жуков. А, просто официальный ганшип – это С-123 или C-130 самолёт, у которого там есть полный набор: несколько пулемётов, несколько крупнокалиберных пулемётов и даже 100-миллиметровая пушка, которая, если что, с борта может стрелять, даже по трансформерам стреляла.

Д.Ю. Даже по трансформерам, да: «Бум, бум, бум, бум!» - Майкл Бэй самое главное ухватил.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Всем смотреть худ. фильм «Трансформеры»!

Клим Жуков. Словом, что – массовые зачистки нужно проводить, для этого нужно, ну давайте так по-русски скажем, нужны айнзацгруппы и зондеркоманды, что и было создано незамедлительно, которые действовали точно так же, как они действовали в другое время и в другом месте, а именно в 1942-1943 году в лесах Белоруссии, например, т.е. то же самое совершенно, они не отличаются просто ничем, это те же самые нацисты, только у них там вместо свастики белые звёзды.

Д.Ю. А в худ. фильме «Взвод», где в конце БТР приезжает, на нём как раз флаг со свастикой.

Клим Жуков. Да! Это мы богато видели не только в этом фильме – есть масса фотографий и из Вьетнама, и из Ирака, и из Афганистана, где едет «Брэдли», на «Брэдли» висит флаг Конфедерации и нацистский флаг, и все очень довольны.

Д.Ю. Любимым делом наконец-то занялись.

Клим Жуков. Да, наконец можно!

Д.Ю. Да. Дементий, проснись, во-первых. Во-вторых, сколько времени, посмотри.

Дементий. Час 38.

Д.Ю. Ага.

Клим Жуков. Ещё чуть-чуть.

Д.Ю. Завершаем.

Клим Жуков. Да-да. Это всё называлось операция «Феникс» по умиротворению сельской местности. США отчитались, что за три года они просто физически убили 20587 человек во время этих карательных операций – это мирные жители, я докладываю. Сайгонская администрация, т.е. южные вьетнамцы, которые, понятно, в этом принимали самое горячее участие, говорят: «Какие 20 тысяч? Минимум 40. Ну что вы такое говорите?»

Д.Ю. Мелочитесь-то, да? Это же подвиг фактически.

Клим Жуков. Да: «Это, может, вы 20 тысяч, а мы – нет, мы 40». При этом уничтожить инфраструктуру Вьетконга при помощи операции «Феникс» не получилось даже за три года, хотя в это время там было всё прекрасно: там же как раз была уничтожена деревня Сонгми, Май Лай она же.

Ну опять же, когда говорят «Сонгми» - кстати, мы тут делали ролик по этому поводу один раз, года два назад, как раз в годовщину – когда говорят про это самое Сонгми, оно – да, это страшное преступление, но оно, мягко говоря, не единственное, оно просто конкретно то, что всплыло на поверхность. Ну а т.к. оно было в самом деле выдающееся, оно стало неким символом. Если бы такое Сонгми было одно – ну прошу прощения, а 20 тысяч человек – одни говорят, 40 тысяч – другие, кто убил? Они убили, т.е. это Сонгми происходило каждый день где-то, просто не до всех добрались фотоаппараты и кинокамеры.

А было бы, кстати, интересно, потому что до сих пор, насколько я понимаю, какой-то такой общей, сквозной, полностью показательной сводки по американским художествам во Вьетнаме нет. Тут есть данные, тут данные, а так, чтобы всё это вместе совместить и рассказать всем, как оно по-настоящему, что-то как-то никто пока до сих пор, по-моему, и не сделал. Хотя вьетнамцы, может, я по-вьетнамски не читаю – им-то виднее, вьетнамцам.

Д.Ю. Может быть, да. Ну я два раза заезжал… больше – три, не меньше трёх, т.е. у них такие книжки как-то… вот в последний раз только уже какие-то мемуары были, но я не то, что надо, купил, уже в аэропорту слегка обалдевший был, но в целом – да, лично мне интересно. Вот мой любимый пример про… опять-таки, кто смотрел худ. фильм «Full Metal Jacket»/»Цельнометаллическая оболочка» - там некоторым образом показано новогоднее наступление на праздник Тет, это в каком там – в 1968-ом году?

Клим Жуков. 1968 год.

Д.Ю. Вот вроде как, по американским данным, американцы во время этого наступления убили 80 тысяч человек – так они заявляют. А в это же время как раз советские танки заехали в Чехословакию, где ЦРУ подбило местных этих дегенератов-майдаунов чехословацких устроить восстание против СССР, и там погибло 30 человек чехов. Вот тут 30, а здесь 80 тысяч, тут каких-то клоунов откровенных, которые, скорее всего… как у нас в 1991 году – пьяный упал под БТР, и это теперь национальный герой.

Клим Жуков. Какой там пьяный под БТР! Там же конкретно пишут, что там стрельба была в направлении советских военных, настоящая стрельба, т.е. там из пулемётов херачили – ну те отвечали через некоторое время.

Д.Ю. Естественно. А что надо делать? Хотелось бы узнать: а что надо делать? Ну вот 30 человек погибших, и здесь мы имеем… наши эти вышли на Красную площадь, они против, понимаешь, вот этого вторжения в Чехословакию. Там никакое не вторжение, а братская помощь братскому народу – начнём отсюда, тогда мы братьями были. А здесь что? Т.е. вы тут через глобус перелезли на другую сторону, убили 80 тысяч человек, и вот в Чехословакии это вселенская катастрофа, где официальная власть против ставленников ЦРУ, иностранных агентов наводит порядок, а здесь вы, значит, убили 80 тысяч человек только за одно наступление – это никому неинтересно, про это вообще гробовая тишина. Ну так, в общем-то, если вы тут ведёте какую-то идеологическую борьбу – разберите, давайте сопоставим, что было там, что было вот тут, очень интересно получится.

Кстати, есть такой этот, как его – Марк Боуден, который написал про «Black Hawk Down» пример, по которому кино поставили – отличная книжка, отличное кино военное! Потом написал книжку «Killing Pablo» - как убивали Эскобара – не менее отличная книжка! А недавно книжка была, я забыл, она или просто «Хюэ» называется… там как раз, опять вспоминая «Цельнометаллическую оболочку», как они брали город Хюэ – во, вот такой вот опус, моё почтение! Так может Марку Боудену без затей денег дать, пусть он там проведёт журналистское расследование, можно не напрямую от нас. Марку Боудену интересно про всё расследовать – дайте ему бабок, пусть расследует. Если ваши идиоты могут рассказывать только про ужасы сталинизма, а про ужасы американизма – наймите американцев. Как там «Начальник Чукотки»: «Они за деньги-то на всё готовы, вон ему клетку привезли» - так и тут: дайте им денег, там денег-то ни у кого нет. Это не так дорого стоит, как может показаться, всего какие-нибудь там, я не знаю, 20-30 тысяч долларов.


Клим Жуков. Счастливы будут просто!

Д.Ю. Да, это у нас отдельные вон: с семьёй по Средиземному морю покататься на яхте – неделя миллион евро.

Клим Жуков. От души!

Д.Ю. Ну вот на это деньги есть, да, а Марку Боудену нет денег, там, «двадцаточку» закинуть, чтобы он что-нибудь интересное нам написал про деревню Май Лай. На Амазоне там, кстати, ну не кубометр, но вот столько примерно хороших книг продают – тоже никому не интересно и никому не надо. С другой стороны, мы же теперь сами такие же, поэтому, разоблачая то, как-то непонятно, к чему ты это всё ведёшь-то и гнёшь.

Клим Жуков. Да, к сожалению, так. Ну а вот к началу сухого сезона 1967-68 года, чтобы вы понимали, что когда США запланировали крупные наступательные операции в Южном Вьетнаме, в Южный Вьетнам приволокли 475 тысяч американских военных, ну, включая…

Д.Ю. Уже полмиллиона!

Клим Жуков. Да, включая, конечно, понятное дело, личный состав флота, там очень много на кораблях народу помещается, для того, чтобы просто какую-нибудь там «Тикондерогу» обслуживать, там тысячу человек нужно как минимум – целый город плавает. Т.е. 6 армейских дивизий, 2 дивизии морской пехоты, 4 отдельные бригады, 11 дивизий сайгонских войск, 2 дивизии и 1 бригада южнокорейских наёмников, а также австралийские, новозеландские, таиландские и филиппинские войска – всего к началу 1968 году 1 млн. 300 тысяч военнослужащих там сосредоточилось.

Д.Ю. Отлично! Отлично! Я напомню, что в Афганистане стояло 100 тысяч наших.

Клим Жуков. Да, а тут – вот, пожалуйста, всего-то. Ну и вот для всего этого как раз Линдон Джонсон и вынужден был ввести всеобщий воинский призыв, что сразу породило колоссальный энтузиазм в среде американской молодёжи, все просто бросились, только не к призывным пунктам, а от призывных пунктов.

Д.Ю. На защиту демократии.

Клим Жуков. Да. Почему-то, непонятно, почему, но так вышло, что вот эта хроника военная, которая американцами транслировалась просто в режиме онлайн, это была первая война, которая была настолько широко освещена в кино и на телевидении, она почему-то не вызвала ни малейшего энтузиазма, потому что когда показывали последствия бомбёжек, разорванных на куски вьетнамцев, почему-то американцам это не нравилось, а почему – непонятно, это же вроде так здорово всё.

Д.Ю. Дело-то хорошее, да?

Клим Жуков. Дело хорошее. Ну а с другой стороны там, пожалуйста, десятками тысяч искалеченные поступают домой, и сразу вопрос: «А нафига нам это надо? Чтобы кто-то убил ещё там 10 тысяч вьетнамцев? Мне с этого что?»

Д.Ю. Ради чего?

Клим Жуков. Потому что в самом деле кто-то находится у себя в Окленде, например, или в Новом Орлеане, или в прекрасном городе Новом Йорке, а есть прекрасный город Ханой, Хюэ, Дананг, там я не знаю, Сайгон – американец даже не очень знает, где это, и тут его туда отвезут, отдадут его злым вьетнамцам, они его истыкают кольями с говном, и он приедет домой без ног – отлично просто! Отлично выступили – что мы там делали?

Там, конечно, рассказывали: смотрите, что когда-то мы ездили Гитлера бить во Францию, Франция тоже далеко, а теперь во Вьетнам, только не Гитлера, а коммунистов. Но там довольно быстро сопоставили одно с другим, как раз там люди, которые сидели в университетах и колледжах, которые умеют читать, они сразу выволокли на свет божий массу замечательных книжек и документов, где было прямо написано, что пока одни ездили во Францию бить Гитлера, честь и хвала им, кстати, совсем другие парни продавали Гитлеру в это время всё подряд – от нефти через аффилированные фирмы через Испанию, и т.д., до счётных машин IBM для того, чтобы можно было в концлагерях ловчее людей считать, а также давали кредиты напрямую. Почему-то скандал получился только с одной «Standard Oil», которая, оказалось, напрямую сотрудничала с «IG Farbenindustrie» всю войну, а с остальными скандала почему-то, чёрт его знает, не получилось. Но вот как-то все сопоставили, что и во Францию-то как-то мы тоже ездили – вот мы-то ездили, а вы во Францию? Вы что делали в это время? Теперь так же во Вьетнам? Так вот шиш с маслом!

Но, опять же, в силу того, что в 1960-е годы уже совсем другое информационное обеспечение вокруг, спрятать что-то стало уже очень трудно и почти невозможно. Тут же, конечно, всякие разные «Битлзы» с «Роллинг Стоунзами» с антивоенными акциями стали выступать.

Д.Ю. «Криденс».

Клим Жуков. «Creedence Clearwater Revival», да.

Д.Ю. «Run through the Jungle».

Клим Жуков. Да-да. А это уже люди были какие-нибудь там «Битлз», вон там Джон Леннон или Пол Маккартни выйдет перед телевизором, сказанёт что-нибудь, так это услышат по всему миру сразу же – авторитет был такой у людей! Нечеловеческий просто авторитет.

Ну а в январе, конкретно 30 января 1968 года, собственно, это мы сегодня закончим, начинаются вот те самые драматические для США и Вьетнама события, т.е. в это время уже два года как готовился выработанный Зяпом и Хо Ши Мином план того самого новогоднего наступления на праздник Тет.

Праздник Тет – это Новый год ихний, вьетнамский, по лунному календарю – это первая неделя первого месяца лунного календаря, как раз это где-то самый конец января получается – начало февраля, он плавающий, естественно. Коммунисты вьетнамские всегда на праздник Тет, как было сказано в прекрасном фильме «Цельнометаллическая оболочка»: «Сейчас в каждом дворе будут взрывать петарды и выть на Луну». Ну а вместо этого, как опять же в том же фильме – там когда, помнишь, распинался военный корреспондент, говорит: «У всех, кто был на боевых, вырабатывается взгляд». – «Какой взгляд?» Говорит: «Не слушай его, Рафтерман, он тебе херню лепит». Ну и тут же начинается бах-бах, стрельба, и они все уже в окопе, по кому-то бахают их пулемётов – это как раз было наступление на праздник Тет, после чего нужно было задать ключевой вопрос: «Так что Энн-Маргарет не приедет?»

План разрабатывался долго, потому что до этого никогда коммунисты не воевали, всегда на праздник Тет полное перемирие, все занимаются чем положено нормальным буддистам, а конкретно – дождь призывают. А тут – нет, тут всё было совершенно по-другому: началось всё, правда, не 30 января, а 21 января, но это был отвлекающий манёвр, потому что 20 тысяч северных вьетнамцев окружили около камбоджийской столицы военно-воздушную базу в Кхесане, там держали оборону до 5 тысяч американцев – вот их окружили и принялись их прессовать по полной. Все сразу, конечно, очень перепугались, что получится так же нехорошо, как с Дьен Бьен Фу, т.е. совсем нехорошо, и бросили туда подкрепление, которому, кстати, не удалось осаду снять, т.е. вьетнамцы отбились. Т.е. они мало того, что блокаду удержали, так и всех, кто пытался деблокировать, отбили от себя.

Т.е., казалось бы, что сейчас туда набросятся все американские войска, и как раз 30 января, когда начинается совместное наступление Вьетконга и Вьетнамской народной армии на праздник Тет, это: а) будет неожиданно, и б) все войска американские будут задействованы на второстепенном направлении. И на самом деле мероприятия начались невероятного размаха, потому что от Хюэ до Сайгона начались военные столкновения, причём даже военные столкновения – вот уже всё, стреляли по американскому консульству в Сайгоне, т.е. партизаны инфильтровались везде и «проснулись» все в одно и то же время. Т.е. вот когда говорят, что наступление на праздник Тет не удалось – да, оно не удалось, но только к концу февраля вообще бои под Хюэ прекратились. Вот как раз тоже это описано в фильме «Цельнометаллическая оболочка», оно именно про это. Ну вот, по разным данным, говорят американцы, что от 80 до 50 тысяч человек перестреляли – ну, понятно: убитых и раненых, не только убитых. Вьетнамцы говорят цифры в три раза меньше, но всё равно очень-очень серьёзные потери.

Д.Ю. Ну, тысячи.

Клим Жуков. Т.е. это десятки тысяч человек, конкретно совершенно. Но вот когда мы говорим о том, что да, было вот такое наступление, да, оно своих целей не достигло, тут же нужно словами Дэвидсона сказать: «Какой Зяп дурак! Как можно было такое вообще учинить?»

Д.Ю. В лаковых штиблетах.

Клим Жуков. Да-да-да. Но там так, на секундочку, при этом 14,5 тысяч американских войск и союзников перестреляли – это был шок, конечно, для всех окружающих. Т.е. американцы-то вообще-то тоже не очень сильно горели желанием воевать. Да, понятно, что можно взлететь с авианосца и бомб накидать – это пожалуйста…

Д.Ю. Или из гаубицы жахнуть.

Клим Жуков. …или, да, из какой-нибудь прекрасной гаубицы шарахнуть, там, 203 мм – тогда это можно, а лезть в джунгли и там с кем-то резаться – никакого удовольствия.

Да, кстати, Кхесан деблокировать не смогли, Кхесан оставался всё это время в осаде, и вообще его не взяли, как Дьен Бьен Фу, только потому, что американская авиация там в 20 раз лучше была и больше, чем французская, т.е. авиация его конкретно спасла. Причём только к середине апреля его смогли деблокировать и освободить усилиями 30-тысячного контингента американского.

Д.Ю. Серьёзно!

Клим Жуков. Ну, в общем, это, наверное, был первый акт такой настоящей сухопутной войны полномасштабной, с наступлениями, стратегическими операциями, фланговыми охватами, окружениями, блокадами, т.е. война, как она, собственно, написана в учебниках, а не партизанская война повсюду, хотя, конечно, и она тоже сыграла свою огромную роль. Ну, дальше, я думаю, продолжим в следующий раз – и так мы чего-то уже часа два почти говорим.

Д.Ю. Очень интересно, Клим Саныч. Спасибо.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. А на сегодня всё.


В новостях

06.11.20 12:56 Клим Жуков, Война во Вьетнаме, часть 8: Военная интервенция США, комментарии: 13


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк