Клим Жуков, Война во Вьетнаме 9: Крах американской интервенции 1968-1972

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

16.11.20



Список литературы:
  1. The Pentagon Papers, ("Report of the Office of the Secretary of Defense Vietnam Task Force")
  2. Duiker W. The communist road to power iv Vietnam. Boulder, 1981.
  3. Ильинский М. М. Индокитай: Пепел четырех войн (1939-1979 гг.). — М.: Вече, 2000
  4. Вчера Вьетнам. Лаос, Кампучия. Сегодня Гранада, Ливан. Завтра… М.: Изд-во Политической литературы, 1985.
  5. Ромашкин П.С. Преступления против мира и человечества. М.: 1967.
Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день.

Д.Ю. Добрый.

Клим Жуков. Всем привет!

Д.Ю. На чём мы остановились?

Клим Жуков. Мы остановились на том, как закончилось новогоднее наступление в праздник Тет в 1968 году, бросив, таким образом, всех американцев, вьетнамцев на неделю на целую. Но они не скучали всё это время.

Д.Ю. Внезапно вспомнил: когда случался Тонкинский инцидент, там плавал какой-то корабль, по-моему, под названием «Hood», на нём капитаном был папа Джима Моррисона из группы «Дверьз». Вот так вот получается – папа такой, а сын вот такой.

Клим Жуков. Ну, папу мы практически не помним, а сына помним хорошо.

Д.Ю. Этот отметился, да!

Клим Жуков. Да, весьма! «…the end, my only friend…»

Д.Ю. Очень хорошо это легло, блин! Ха-ха-ха!

Клим Жуков. Дело в том, что само-то новогоднее наступление в праздник Тет для северо- и южновьетнамских войск завершилось неудачно, казалось бы, т.е. мы как раз отметили в прошлый раз: американцы их забороли, все тактические задачи, которые нужно было решить американцам, американцы, в общем, более-менее решили, но при этом воздействие было совершенно невероятное, потому что вдруг все поняли, что вот мы бомбили-бомбили, денег давали-давали…

Д.Ю. Артель «Напрасный труд».

Клим Жуков. Да, а в итоге артель «Напрасный труд», хотя вроде там военных какое-то чудовищное количество: там только 16 тысяч т.н. военных советников при южновьетнамской армии, ну т.е., считай, 16 тысяч военных советников – это значит, что в каждом подразделении южновьетнамской армии от полка у тебя можно сформировать собственный американский штаб.

Д.Ю. Из ЦРУшников, да?

Клим Жуков. Это не считая ЦРУшников – про ЦРУшников мы не знаем, сколько их было, точно совершенно, т.е. там есть какие-то общие данные, что там тысяча человек, у них этот был… скажем так, военных атташе ЦРУшных у них была разведывательных тысяча, а сколько их там было по-настоящему, никто не знает в силу того, что секрет, а вот 16 тысяч армейцев было. Это сколько нужно на полк командного состава высшего? Ну, 10 человек. Вот, считайте, что вся южновьетнамская армия могла бы управляться напрямую американскими специалистами влёгкую. Ну, это, конечно, было не так, но тем не менее всё равно очень много. И сотни тысяч американских солдат, офицеров, плюс союзники по СЕАТО из Австралии, Новой Зеландии, и так вплоть до Таиланда, Филиппин, и проч.

Но вот, однако, несмотря на все невероятные вложенные средства: усилия пропагандистские, психологическая борьба, серая и чёрная пропаганда – вьетнамцы предпринимают очень большое наступление, блокируют 5 тысяч американских морских пехотинцев в каком-то там Кхесане, и это всё нужно как-то гасить, давить, ещё больше денег тратить, ну и конечно, это вызвало очередную волну антивоенных демонстраций а самих США и по всему миру, что характерно. Ну, я имею в виду, конечно, в первую очередь западный мир, до которого Америке хоть какое-то дело было, то, что там в СССР протестовали – это, понятно, никому не интересно. Кому это вообще может быть интересно, о чём там протестуют?

Д.Ю. Эти «совки».

Клим Жуков. Да. В принципе, и ничего не поменялось с тех пор: протестуйте, мы, так сказать, одобряем все мнения, протестуйте.

Д.Ю. И сейчас точно так же.

Клим Жуков. Да. Это привело к совершенно невероятной реакции, почему – т.е. невероятные усилия вьетнамцев привели к невероятной реакции в США, ну потому что, во-первых, когда у тебя выступают одновременно десятки тысяч человек по всем городам – ну там протесты были, в общем, примерно сопоставимые с тем, что происходит сейчас с этим «Black Live Matters» или «Black Lives Matter»?

Д.Ю. «…Lives Matter».

Клим Жуков. «…Lives Matter», да? Это я просто недавно пошутил про Чёрного принца, моего любимого персонажа 14 века – когда он воевал во Франции, он всем кричал: «Это вы не хотите мне отдавать Париж, потому что я чёрный?» И поэтому я его в единственном числе, потому что он же один такой.

Ну так вот, протесты были очень большие, супер-масштабные, и с ними приходилось не просто считаться, забегая вперёд, скажем, что к началу 1970-ых годов военные операции планировались так, чтобы студенты все уехали на каникулы.

Д.Ю. Начало – в смысле?

Клим Жуков. Да, чтобы некому было бузить сразу быстро.

Д.Ю. Да-да-да, неплохо.

Клим Жуков. Т.е. приходилось конкретно и стратегию, и тактику выстраивать от наличия свободной студенческой массы, которая быстрее всех может выпрыгнуть куда-нибудь на площадя. Ну и после Тетского наступления 106 тысяч уклонистов из армии США, т.е. им повестка приходит, а они её каким-то образом игнорируют, тем или иным. Т.е. по военному призыву 106 тысяч недобора за год – это прямо показатель!

Д.Ю. Интересно, как у них там карали за это – за уклонение от призыва?

Клим Жуков. Карали серьёзно – ну, посадка в тюрьму, естественно. Другое дело, что ты 106 тысяч человек в тюрьму сразу не посадишь.

Д.Ю. Перебор, да.

Клим Жуков. Ну это же охренеть просто можно легче, и там и так у них тюрьмы забиты, и сейчас, и тогда были, но тем не менее сразу вот у тебя детерминировано: уклонился – посадили – никак: во-первых, его искать надо…

Д.Ю. Поди его поймай в вашей свободной стране.

Клим Жуков. Да, он же куда-нибудь уедет, в какую-нибудь Калифорнию или на какой-нибудь замечательный хипповский фестиваль, будет там траву яростно курить, ЛСД кушать – иди его найди. Там такие все!

Д.Ю. И совокупляться с родными и близкими, как это у них принято было.

Клим Жуков. Да. Кстати говоря, движение хиппи в Америке напрямую было связано с этой вот антивоенной тематикой, потому что, я думаю, я ни для кого секрет не открою, кто хоть вот настолечко в теме – вот посмотрите «Форреста Гампа», какие там все против войны протестовали прекрасные парни с такими волосами, в косухах, в драных джинсах, и проч., ну просто почему – потому что есть военный, военный всегда красивый, гладко выбритый, коротко стриженый, аккуратно одетый – и убийца. А если ты против, то ты должен быть наоборот волосатый, грязный и очень добрый.

Д.Ю. Ты, может, помнишь, как у них там на призывных пунктах висели эти: «Вступайте в ряды ВС – посетите разные экзотические страны, познакомитесь с интересными людьми и убьёте их». Это на полном серьёзе, я думал шутка – никакая не шутка, да, вот такой призыв, т.е. вас совершенно конкретно готовят в убийцы. Прекрасно! Ну, я думаю, что общественность как-то не сильно это одобряла. Во-первых, многие догадываются, что их самих могут убить, и им это не нравится. Других убивать – это хорошо и почётно, особенно когда сидишь, дроном каким-нибудь рулишь и там в Афганистане очередную свадьбу накрыл на 100 человек – это прекрасно, не замаравшись, так сказать. А вот окопы, стрельба – вдруг тебе прилетит?

Клим Жуков. Грязища…

Д.Ю. Непонятно, зачем туда ходить-то? В кино посмотрим.

Клим Жуков. Пока это всё было где-то далеко, и там воевала профессиональная армия, это как-то ещё было в среднем более-менее… неприятно, конечно, очень для нормальных людей, но, в общем, не сильно-то это как-то кого-то касалось. Когда это коснулось всех в виде гробов, инвалидов, людей с испорченной психикой, которые домой возвращаются с войны – что-то как-то все подумали, что это прямо вообще нехорошо, совсем. Ну и главным следствием, конечно, этих вот зимних военных действий стало то, что из Вьетнама выгнали генерала Уильяма Уэстморленда в качестве главкома и сменили его на не менее знаменитого Крейтона Абрамса.

Крейтон Абрамс прямо прекрасно выступил, потому что как только он сменил Уэстморленда на посту, посмотрел на театр военных действий, вверенную матчасть, личный состав, офицеров, рядовых, корабли-самолёты, он немедленно вернулся в США и в Вашингтоне выступил. Генри Киссинджер в книжке своей даже нам передал эти слова, а звучало, по его мнению, так: «Цепь событий, приведших к началу переговоров, началась с приезда генерала Уэстморленда в Вашингтон… Крейтона, прошу прощения, в Вашингтон. Тогда генерал заявил на совместном заседании обеих палат Конгресса, что на войне дело идёт к военной победе, перечислил признаки наблюдающегося прогресса».

Д.Ю. Интересно! Вы толковые военные. Так?

Клим Жуков. Но тем не менее американцы, которые выполнили свои – подчёркиваю, внимание: свои! – тактические задачи, это не значит, что южновьетнамская армия достигла всех своих тактических задач, а именно: 1,5 миллиона человек и территория, на которой проживали 1,5 миллиона человек, оказались освобождены от южновьетнамских войск и фактически захвачены обратно Вьетконгом, т.е. это очень много.

Политика Линдона Джонсона по вьетнамизации войны – мы помним, мы остановились на этом – это очередная была итерация старой доктрины Трумэна, что воевать должны местные, а мы только им поможем, денег дадим, направим, улучшим, и от коммунистов они пускай сами обороняются – вот она потерпела в своём выражении полный крах, пришлось уволить для начала Роберта Макнамару с поста министра обороны. Т.е. смотри-ка ты: главкома во Вьетнаме подвинули, сменили на нового и министра обороны сменили на нового.

А тут нужно сказать, что вьетнамцы… ну не знаю, может быть, и они сами, и их советские и китайские советники очень хорошо разбирались во внутриполитической жизни США, потому что как раз в это время в 1968 году начинался очередной тур предвыборной кампании, и устроить именно в это время такой военный грохот было исключительно выгодно, просто почему – потому что администрации президента придётся как-то действовать, чтобы усидеть на троне элементарно, ну или не усидеть, и, соответственно, все остальные набросятся и будут его покусывать за ласты, как тюленя.

В итоге 31 марта 1968 года Линдон Джонсон объявляет о прекращении бомбардировок к северу от 20 параллели и предлагает начать переговоры по урегулированию конфликта по Северному Вьетнаму. Заодно заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на выборы 1968 года. Одно выступление – и фактически не только политика США внутри Вьетнама вынуждена была как-то корректироваться, но и внутренняя политика самих США была серьёзнейшим образом поколеблена, причём смотрите: смещение министра обороны, президент решает не баллотироваться, ну просто потому что понятно, что после такого его изберут там 0,06%, несмотря на все способы пропаганды, и проч.

Д.Ю. Несмотря на военные победы и главную победу уже вот-вот.

Клим Жуков. Да. Мы же помним, что главным претендентом на смену Линдону Джонсону должен был стать Ричард Милхауз Никсон, который, собственно, и стал в итоге президентом. Он сообщил всем, что правительство демократов справиться с задачами построения великого общества в Азии не способно или ограниченно способно, и у него есть план прекращения войны. Когда его спросили, какой план, Никсон прекрасно сослался на инфляцию обещаний – что, если он сейчас всем всё расскажет, оно не сработает.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. Ничего не сказал. Потом, правда, он заявил, что это была политическая гипербола. Там эти политические гиперболы страшно интересные в исполнении Никсона, но они в итоге довели его до того, что разразился Уотергейтский скандал, и президента вынуждены были через вотум недоверия выпилить.

Д.Ю. А зачем был Уотергейтский скандал?

Клим Жуков. Ну, он совершенно с Вьетнамом ограниченно связанный – это же незаконная прослушка политических конкурентов, его запалили. Ну, как известно, Форрест Гамп его запалил.

Д.Ю. Просто попался.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А остальные не попались.

Клим Жуков. Ну, смотри-ка ты, попался же.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. 27 января 1969 года буквально так заявлял Никсон: «Поскольку мы вступаем в период переговоров, мы восстановим силу Америки настолько, чтобы всегда вести переговоры с позиции силы и никогда – с позиции слабости». Суть проблемы…

Д.Ю. Складно звони́т!

Клим Жуков. Да, и даже зво́нит. Это его собственная инаугурационная речь 1969 года, и в воспоминаниях его 1978 года, изданных: «Суть проблемы находилась больше в Пекине и в Москве, чем в Ханое, и я надеялся, что СССР приложит усилия к достижению мира, ну просто потому что без помощи СССР Северный Вьетнам, который на 85% экипирован советским вооружением, не смог бы расширить войну».

Д.Ю. А на сколько процентов Южный был экипирован?

Клим Жуков. На 100.

Д.Ю. На 150, я думаю, как обычно.

Клим Жуков. Да, с запасом. Т.е. нам можно, а эти – ну что вы?! Что эти северные «чурки» могли бы сделать без советских союзников? Ну конечно, нет.

Опять же, очень интересно он отмечал – такой мощный геополитический анализ в исполнении Никсона: «После окончания Второй мировой войны в Юго-Восточной Азии имелся вакуум власти, и только США могли оказать помощь и даже начать вооружённую интервенцию с единственной целью – предотвратить коммунистическое завоевание Восточной Азии».

Д.Ю. Вон она, правда-то, где! Ещё никаких песен про демократию, свободу, права человека – чисто про деньги.

Клим Жуков. Самое главное: вот эта вот штука, которая называется «Декларация о правах человека» ООН, где США – один из трёх первых подписантов, там что-то было про право наций на самоопределение.

Д.Ю. Ну, надо понимать, кто нация, а кто нет, кто имеет право, а кто нет.

Клим Жуков. Вот, т.е. самоопределение, например, Вьетнама почему-то каким-то образом было связано… вот там сказано, что «не в Ханое, а в Пекине и в Москве» - а тут почему-то в Вашингтоне.

Д.Ю. Это нормально.

Клим Жуков. А это: «нас-то за что»? Тем не менее Никсон совершенно справедливо… ну, опять же, тут, наверное, не нужно было быть Спинозой, чтобы сообразить, что что-то не так, и Никсон или какие-то его советники проблему вскрыли, а он её только сформулировал в понятных словах, что ошибка США была только в том – заметьте: не в том, что они туда полезли, а в том, что они пытались решить проблему нового типа военными усилиями по методам Второй мировой войны: с широкими фронтами, бомбардировками, артиллерией, танками, авиацией и ВМФ, и вот надо не так.

Д.Ю. Тут правы, конечно, да. Но вот про то, чтобы не лезть в чужие дела, ничего не сказано.

Клим Жуков. Нет, лезть обязательно нужно!

Д.Ю. Да, это когда к Ельцину, у которого там 2% рейтинг, и когда к нему целый штат американских специалистов по выборам, и вот Ельцин уже опять президент – это хорошо и богоугодно, а вот вмешательство русских в выборы… т.е. здесь вы тупо назначаете президента – это хорошо, это правильно, потому что это марионетка, а вот когда к вам кто-то сунется – это недопустимо, вы что такое делаете? Вы что себе позволяете вообще? Отлично!

Клим Жуков. Да! Для того, чтобы выработать новую стратегию войны, Генри Киссинджер – вот опять наши знакомые все фамилии, честное слово, я когда готовлюсь к этим нашим роликам про Вьетнам, у меня такое впечатление, что я опять политинформацию в школе готовлю, настолько знакомые физиономии и фамилии. Так вот, Генри Киссинджер выработал анкету из 28 основных и 50 побочных, второстепенных вопросов, которые разослали по всем действующим частям армии США во Вьетнаме, т.е. нужно было понять, как местные, знакомые с ситуацией военные определяют вообще всё, что происходит, их отношение понять – это было, кстати говоря, важно.

Что интересно, вот это для меня, как для военного историка, очень показательный момент: вроде бы там офицеры, у офицеров: а) боевой опыт на данном театре военных действий, б) информированность – ну, у кого пошире, у кого поуже, но тем не менее очень сильно отличная от нуля, и в) высшее образование. И вот когда эти результаты опроса смотришь, ну понятно совершенно, что человек, который сам находится в окопе, он, как правило, ситуацию оценивает совершенно неправильно, т.е. он просто не видит того, что происходит вокруг на всей карте, вот у себя он там, да, он знает, потому что вообще-то военные в среднем оценивали, что всё нормально, у нас тут как бы военные усилия на абсолютно правильном направлении, в правильном размере, нужно только больше, и тогда мы точно всех победим.

Правда, опять же, все военные хором, что в массе кинофильмов, книг отражено, отзывались о южновьетнамской армии исключительно негативно, т.е. эти парни воевать не хотят, падение мотивации, падение сил, боеспособности, они ничего не хотят, ничего не умеют и вообще непонятно, кому можно больше доверять – северным вьетнамцам или южным. ЦУР при этом, а также Госдеп и в т.ч. Министерство обороны с высокой колокольни сообщали, что «военный прогресс» во Вьетнаме очень призрачный, и как раз в качестве аргумента приводили состояние дел в сайгонской администрации, потому что там началось примерно то, что было в конце французского правления, т.е. все уже занимались в основном тем, что воровали, готовили себе резервные банковские счета и линять.

Д.Ю. Ну а чего ждать-то? Этим-то как раз, в отличие от окопов, всё понятно. Если там поползли вперёд, то скоро доползут и досюда, а как вы будете отвечать перед народным гневом – это тоже, вроде как, очевидно.

Клим Жуков. Ну да, тем более, что это же Азия, а сами азиаты не испытывают иллюзий в смысле миролюбия и гуманности собственных бывших подданных, ну потому что они к ним так же, и эти тоже, совершенно однозначно к ним какие-нибудь интересные азиатские меры могут применить.

Д.Ю. Да, тут, кстати, это всегда вопрос, например, как просоветские войска: если бы замполиты и НКВД не останавливали бойцов, мне просто интересно – что бы с этой Германией было? Ну это если вы хотите вот в обычном человеческом понимании, как это у вас в Библии написано: око за око и зуб за зуб. Вы живы-то только благодаря коммунистам, которых вы так старательно уничтожали. Не знаю, не знаю, как у них там во Вьетнаме было, но я бы тоже собирал манатки – так я тебе скажу.

Клим Жуков. Ну, вполне очевидно. А американцы – у них же была вполне конкретная задача, потому что как только эти соберут манатки, там тут же окажутся парни Хо Ши Мина, и весь Вьетнам – вот посмотрите – будет коммунистический. Это допустить-то было ни в коем случае нельзя, т.е. любыми усилиями.

А кстати, если будет Вьетнам коммунистический, то рядом режим Лон Нола в Кампучии тоже падёт, и там тоже будут коммунисты, и Лаос будет коммунистический – и смотрите, что будет в итоге: у вас останется на всей Юго-Восточной Азии Таиланд, который вы прочно контролируете, прямо очень прочно, и то непонятно, потому что… ну об этом мы сделаем отдельный ролик вообще, я прямо обещал, что мы сделаем про Пол Пота ролик и про дела в Юго-Восточной Азии в том же ролике мы рассмотрим, но в это время в Таиланде действуют просто коммунистические партизаны, и действовали они – внимание! – до 1991 года.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Сейчас там награждают до сих пор людей за противопартизанскую коммунистическую борьбу, и что интересно: им же всем амнистию выписали, ещё и коммунистов наградили заодно.

Д.Ю. Чтобы никому не обидно было, да?

Клим Жуков. Да. Просто сейчас там как-то, в Таиланде, мирно всё очень, ну настолько мирно, что даже как-то в голове не укладывается, что там может быть что-то плохое вообще – нет, там были натуральные военные действия, причём эти военные действия осложнялись ровно тем, что были партизаны коммунистические, которые с Вьетнамом дружили, там же рядом были военные наёмники американские, разбежавшиеся, которые просто контролировали куски территории Таиланда и выращивали там наркотики в промышленных масштабах, благо они там здорово растут – опиаты, мак. На севере в горах – там Чиангмай, это вообще прекрасное место, называется оно «Столица цветов», потому что там, когда дождики пройдут, там самое большое, например, количество орхидей на квадратный километр в мире.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Там так красиво, так благоухает всё - ой! Там горы, не так жарко, как в низинке во всей, нам хорошо знакомой: в деревне Паттайке, в Бангкоке, и проч. А там горы, прохладнее, там климат исключительно благоприятный, там очень красиво, и мак растёт прекрасно.

Д.Ю. Тоже прекрасно, да. Вот такие головки, да?

Клим Жуков. О да, такие коробочки, вот такие вот! Кстати говоря, местному населению до сих пор, я имею в виду – не местному просто населению, а местному автохтонному населению, разным племенам типа ика, ака и моему любимому племени кака – шаманам разрешают выращивать опиаты…

Д.Ю. Для личного пользования.

Клим Жуков. …потому что им обязательно, что там что-нибудь… выйти на связь, нужно упороться обязательно.

Д.Ю. Закинуться как следует, да?

Клим Жуков. Да. Ну, мы понимаем, что там граница личного потребления очень сильно размытая, поэтому, судя по всему, они до сих пор производят ещё чуть-чуть больше. А там-то бороться пришлось до 90-ых годов со всем этим, т.е. Золотой треугольник – оно именно поэтому, именно почему – а именно из-за войны во Вьетнаме.

Это я просто должен жирно красным три раза подчеркнуть, что производство наркотиков – героина и его сырца, скажем так – в Юго-Восточной Азии было связано напрямую с военным раздором, который устроили там американцы, потому что огромные территории не контролировались вообще никем, кроме военных наёмников, которые умеют жить, ходить, гулять по джунглям и могут просто элементарно там окопаться. Они вооружались американцами напрямую или опосредованно, они служили, скажем так, не в американской армии, конечно – в союзных частях, разбегались вовремя и занимались нормальным делом – деньги зарабатывали. Совершенно очевидно, что на территории, которая… ну, в 1970-е уже годы, мы сейчас про 1960-е говорим, в 1970-е годы, где там будут проходить массовые рейды американской армии в Камбодже и Лаосе, а также на севере Таиланда – там американских рейдов не было, но территория-то американцами контролировалась, это значит, что всё абсолютно это было под их «крышей», по-другому просто не бывает.

Д.Ю. Для многих, наверное, будет открытие – забегая вперёд – но даже Пол Пота они спонсировали.

Клим Жуков. Ну, в итоге – да. Сначала-то – нет, а потом – да. Пол Пот как раз проживал вот на этих территориях северных замечательных, и он умер-то совсем недавно, между прочим.

Д.Ю. Ты посмотрел худ. фильм «American Gangster»?

Клим Жуков. Два раза: один раз в неправильном переводе, а другой – в правильном.

Д.Ю. Там, помнишь, что там какие-то беглые чанкайшисты сидели?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Во, т.е. все военные граждане, да, вот давайте: здесь вырастим, а тут продадим. А поскольку самый большой рынок – это США, а там тут же сбоку ЦРУ – что это бабки в обход Конгресса на всякие секретные операции полезные, при их непосредственном участии – «Air America», на которой наркоту возили…

Клим Жуков. Да, «Air America» оно же. Мы же сейчас вспоминаем кино постоянно не потому, что мы на него ссылаемся, как на источник – ни в коем случае, боже упаси! Это просто яркое общественное выражение данного, т.е. даже киношникам, в общем, никакой не секрет, что…

Д.Ю. Даже бобры всё знают. (с)

Клим Жуков. …да, что это всё было, и бобры даже кино наснимали, более того, уже.

Так вот, опросы, которые проводились во Вьетнаме, наблюдения, которые специально делались во Вьетнаме, легли в основу разработанного Киссинджером меморандума по изучению вопроса национальной безопасности № 1 – внимание: национальной безопасности, во Вьетнаме, американской национальной безопасности! – под аббревиатурой NSSM-1 этот документ проходит, где, в общем, самая главная задача создания этого NSSM-1 состояла в том, чтобы подчеркнуть вообще отсутствие какого-либо согласия между службами относительно обстановки и способа ведения войны вообще. Киссинджер пытался использовать разногласия, чтобы влияние одного ведомства нейтрализовать влиянием другого ведомства и, таким образом, чтобы все эти самые… Ну понятно, военная разведка – отдельно ЦРУ, отдельно военные, чтобы они пришли к какому-то единому мнению, т.е. что там вообще нужно делать?

Понятно, что сама идея-то была… её нам преподносят как какую-то исключительную идею Никсона. Я читаю вот любые документы, исследования по этому поводу, а этой доктрины Никсона, которая вскоре будет называться «Гуамской доктриной», потому что она была высказана на острове Гуам, там, где авиабаза у США, откуда В-52 летали, в частности.

Д.Ю. Летали, да. Ты, кстати, про это не говорил, но это важно, что В-52 стояли на острове Гуам, оттуда летали сюда.

Клим Жуков. И в Таиланде они стояли, в У-Тапао.

Д.Ю. Да, и оттуда летали бомбить Вьетнам бомбами по 5 тонн.

Клим Жуков. Ну, В-52 несёт 25 тонн бомбовой нагрузки, т.е. 5 бомб по 5 тонн или гораздо больше – чуть меньше бомб. Очень полезный самолёт!

Д.Ю. Да, ну если по 250 кило хотя бы – это очень хорошо получается.

Клим Жуков. Ну, как считается, при ковровом бомбометании В-52 полностью уничтожал полосу 3 км шириной 800 м. Один.

Д.Ю. Хороший! Вот если на город вывалить…

Клим Жуков. Да, так вот они скоро по Ханою вдарят.

Д.Ю. Да-да-да. Как там она: «Arc Light» операция называлась?

Клим Жуков. «Linebacker». «Linebacker-1» и «Linebacker-2». Это были основные, собственно говоря, удары, мы про них поговорим, основные воздушные удары вообще, такие супер-массовые и очень показательные.

Д.Ю. Это к вопросу о том…

Клим Жуков. Ну собственно, после «Linebacker-2» даже Северный Вьетнам полез за стол переговоров, потому что что-то как-то нехорошо получилось.

Д.Ю. Обратим внимание, что у этого самого Северного Вьетнама таких самолётов не было, они США не бомбили, и даже остров Гуам не бомбили, у них не было ПВО, которая могла удержать такое.

Клим Жуков. ПВО, конечно, у них было – С-75, мы им поставляли. 40 дивизионов С-75 там будет к началу 1970-ых годов. Но, заметьте, 40 дивизионов С-75 и около 200 В-52, не считая тактической авиации – это можно такое удержать при помощи 40 дивизионов, тем более это не С-300, а С-75? Нет, нельзя, что, кстати говоря, будет наглядно видно из статистики потерь и нарушенных боевых вылетов. Но это мы забегаем вперёд.

Так вот, доктрина Никсона, которая абсолютно новая и революционная, вот послушай: она состояла в том, чтобы вьетнамизировать Вьетнамскую войну.

Д.Ю. Свежо.

Клим Жуков. Гарри Трумэн… Что вы придумали нового?! Вот что? Ничего! Вы только какие-то косметические правки вносили, но всё равно идея-то ровно в том, чтобы вьетнамцы воевали с вьетнамцами сами, а вы только потом чтобы пожинали некие дивиденды с этого.

Д.Ю. Да, вот как, например, сейчас на Украине.

Клим Жуков. Или в Афганистане.

Д.Ю. Да: душите друг друга, а мы сбоку будем оружие раздавать, деньги и науськивать вас друг на друга.

Клим Жуков. Да. При этом, заметьте, опять же, наверное, сейчас забежим вперёд, что, когда политика вьетнамизации Вьетнама достигла высшего пика, почему-то в это время там во Вьетнаме оказалось 550 тысяч американских военных, т.е. больше, чем до всякой вьетнамизации. Караул!

Д.Ю. Ну, не работает, наверное. Надо со всех сторон давить, в т.ч. и так.

Клим Жуков. Да-да. Дело в том, что северные вьетнамцы никак не хотели садиться за стол переговоров с американцами, т.е. переговоры один раз прошли, первый раз прошли они категорически неудачно, потому что, ну после Тетского наступления, северные вьетнамцы договариваться хотели только по политическим мотивам конкретно: когда и при каких условиях вы свалите вообще? А американцы хотели договариваться о каких-то военных моментах, т.е. конкретно: где нам можно базы ставить, где вам можно базы ставить – короче, как-то вот тут чтобы вместе сосуществовать. А северные вьетнамцы почему-то не хотели.

Более того, проводились довольно активные операции, за которые Никсон решил Ханой наказать. Очень там интересно всё было сформулировано, потому что Никсон сказал, что были достигнуты какие-то договорённости, которые вьетнамцы нарушили при помощи своих активных наступательных действий. Но дипломатические договорённости должны иметь документ некий, т.е. договорённость только тогда договорённость, когда она ратифицирована – ничего не было ратифицировано, но тем не менее решили Ханой наказать, т.е. надо было Северный Вьетнам бомбить.

И вот самая главная проблема Никсона заключалась не в том, что выбрать – наказывать Вьетнам или не наказывать, а как именно наказывать: при помощи бомбардировок – ну, они, конечно, продолжались всё время, кроме тех моментов, когда вот, как после Тетского наступления, вынуждены были просто приостановиться на выборы. Тем не менее, бомбардировки не оказывали нужного воздействия, по крайней мере в том объёме, в котором они проводились. На суше воевать тоже почему-то не получалось, просто почему – потому что по-настоящему крупномасштабная акция, предпринятая американскими войсками во Вьетнаме, вызвала бы не просто реакцию, а международную реакцию, а я напомню: там рядом был Китай и СССР – это во-первых. Потом, например, серьёзно бомбардировать порты́… по́рты… порты́ было опасно, потому что...

Д.Ю. По́рты и то́рты!

Клим Жуков....потому что там стояли советские суда.

Д.Ю. Можно было нечаянно попасть.

Клим Жуков. Можно нечаянно попасть, а…

Д.Ю. И ответным огнём советских сухогрузов торговых – можно было пострадать.

Клим Жуков. Да, это опасно, поэтому непонятно было, что делать. И было в качестве ответа решено произвести удар по Центральному управлению войск Южного Вьетнама – ЦУЮВ сокращённо называется по-русски. ЦУЮВ находилось, по американским данным, в Камбодже, ну как раз там в стороночке от тропы Хо Ши Мина, чтобы там можно было расположиться удобно. Т.к. для этого нужно было атаковать Камбоджу, третью страну при этом должна была быть расширена и зона действия американских войск, и зона действия американской авиации, для чего нужно было принять некие решения, которые развязывали бы руки относительно даже той свободы, которую во Вьетнаме испытывала администрация Линдона Джонсона. И для того, чтобы как-то не слишком со всем этим париться, потому что, вы знаете, Сенат, Конгресс, немцы какие-то – контрреволюция сплошная какая-то, вот с кем-то разговаривать… Решили Камбоджу бомбить секретно, ни с кем не советуясь.

Д.Ю. Правильно.

Клим Жуков. И вот с марта 1969-го по конец апреля 1970-го начинаются т.н. секретные бомбардировки Камбоджи – т.е. как можно секретно отбомбиться при помощи В-52, сами подумайте – но в том смысле, что никто об этом никому не говорил, ни у кого не спрашивал, это военные сами, конечно, с ведома президента. Самое главное – чтобы Конгресс не бузил. Кстати, по поводу этого у меня сразу возникает серьёзный вопрос, я на который пока не могу достоверно ответить в силу того, что документами не владею: заправить бомбами, смазать один В-52, чтобы он один раз куда-то пролетел, довольно дорого.

Д.Ю. Очень!

Клим Жуков. Очень дорого, он там одного керосина съедает столько, что его можно вон на пол выливать просто, и то будет экономичнее, наверное. А если без Конгресса – кто деньги-то на это давал?

Д.Ю. Я помню, мне в Советской Армии советские лётчики мне рассказывали, что 15 минут полёта самолёта ИЛ-76 обходится в 6 тысяч рублей.

Клим Жуков. Неплохо!

Д.Ю. Это дороже, чем «Жигули» тогдашние стоили. Т.е. война – мероприятие крайне дорогостоящее! Кто-то должен деньги давать, как-то они должны отбиваться, я не знаю, это же капитализм, они же должны потом бабло принести.

Клим Жуков. Нет, меня просто тактически интересует, в оперативном плане: вот у вас есть Конгресс, который одобряет бюджет. Если вы вообще не сообщаете ему о том, что вы собираетесь отправлять бомбардировщики куда-то, т.е. вы на это денег не просили, значит, потому что, если вы попросите денег, сразу будет понятно, что вы что-то расширяете.

Д.Ю. Такого не может быть, т.е., например, керосин завозят на остров Гуам. На Гуаме своего керосина нет – это точно могу сказать.

Клим Жуков. Естественно.

Д.Ю. Для того, чтобы производить определённый объём боевых вылетов, надо определённое количество керосина, а если у вас его привезено в 5 раз больше – наверное, зачем-то? Наверное, кто-то про это знает? Там хотя бы ёмкости должны быть построены, склады ГСМ – не может быть, чтобы Конгресс не знал, не верю.

Клим Жуков. Кто-то наверняка знал. Я о том, что т.к. это не ставилось на голосование никак в Конгрессе, не обсуждалось вообще – значит, что были какие-то левые источники финансирования, я только об этом.

Д.Ю. Или так, да.

Клим Жуков. Потому что… кстати, в Таиланде в это время тоже не было своего керосина, потому что нефть Таиланд разрабатывает вот в таком объёме, её там очень мало, но теперь-то он её разрабатывает, теперь-то там она есть – тогда её не было, значит, туда авиационное топливо точно нужно было откуда-то завозить.

Д.Ю. Из Америки …

Клим Жуков. Вот, естественно, из Америки, вариантов-то больше никаких. А значит, опять же, нужны деньги, т.е. нужно корабль снарядить туда, танкер. Бомбы тоже, кстати, стоят прямо очень сильно немало. Напалм, ядохимикаты, вот это вот всё прекрасное нужно везти, и откуда-то нужно брать на всё это деньги. Если Конгресс не в курсе, значит, вы откуда-то берёте их «слева». Ну по крайней мере, официально вы от Конгресса денег не получаете – а откуда вы их получаете?

Д.Ю. Вообще как-то подозрительно.

Клим Жуков. Не с наркоторговли ли случайно?

Д.Ю. Как-то подозрительно, ты знаешь, т.е. я наркоторговлю могу поверить, что она покрывает какие-то эти, covert operation – это могу понять…

Клим Жуков. Ну она же миллиарды приносит, наркоторговля, просто миллиарды!

Д.Ю. Это сейчас, а тогда-то послабже, наверное, было?

Клим Жуков. Да нет, ну оно просто в современных ценах, я думаю, примерно так же и было, ну потому что это же просто Золотой треугольник, это 90% в то время героина в мире. Там можно, я думаю, не только заправить В-52 – построить В-52 на эти деньги можно.

Д.Ю. Дивизию.

Клим Жуков. Да, дивизию снарядить. Ну, опять же, это я задаюсь вопросом, я ответа не знаю на это, но как-то всё странно.

В рамках вьетнамизации Вьетнамской войны Никсон делает первый шаг по претворению своей этой политики в жизнь, а именно: с согласия президента Южного Вьетнама Тхьеу и генерала Абрамса выводит 25 тысяч американских военнослужащих, заявив бравурно, что «мы встали на путь выхода из Вьетнама, если будет возможно – через переговоры, если будет необходимо – путём одностороннего вывода войск».

И как раз тогда вот объявляется та самая Гуамская доктрина, о которой я говорил, или доктрина острова Гуам, означавшая малую вовлечённость войск США в конфликт, потому что, по мнению Никсона, настала эра переговоров. Причём в воспоминаниях президент сам отмечал, что формула Никсона – это не формула ухода Америки, а формула, позволяющая создать единственную прочную почву, чтобы Америка там осталась навсегда, потому что – опять же, слова Никсона – «именно в Азии, богатой…» - а, отставить, это не Никсон, это новый министр обороны Лэйрд: «Именно в Азии, богатой людскими ресурсами, мы должны призывать азиатов выделять как можно больше людских ресурсов для удовлетворения потребностей в собственной обороне. Роль США должна сводиться к оказанию при необходимости специализированной помощи».

Шли подвижки довольно серьёзные по поводу того, чтобы расширить вооружённые силы Южного Вьетнама, т.е. с президентом Тхьеу по этому поводу как минимум договаривались, и продолжалась т.н. политика умиротворения – ну, мы помним, что ещё французы её проводили, в смысле, выселение местных жителей из партизаноопасных районов, и да, проведение, конечно, аграрной реформы, которая должна была превратить Вьетнам в нормальную капиталистическую державу, в смысле именно аграрном. Вот все эти их общины – это плохо.

Там, кстати, ещё со времён Странной войны работал один замечательный человек – я пришлю фотографию имя-отчество тоже подпишем, я просто забыл его фамилию – наш, русский и потомок белоэмигрантов, страшный специалист по аграрному вопросу.

Д.Ю. Вьетнамскому?

Клим Жуков. Любому.

Д.Ю. Что говорил?

Клим Жуков. Ну как: фермерские хозяйства, всё за деньги, чтобы нормальный был капитализм на селе. Ну т.е. товарищ Столыпин – так назовём его, идиот № 2, конечно, ничего не получилось у него.

Д.Ю. Странно. Наверное, коммунисты помешали – колхозы построили.

Клим Жуков. Да-да. Т.е. нужно было, самое главное, возвращать силой территории, которые контролирует Южный Вьетнам, после чего оттуда выселять людей, и чтобы т.н. народные силы самообороны в дальнейшем контролировали данные территории.

Вот там планировалось – внимание: планировалось! – это не факт, что получилось хотя бы в каком-то объёме, но планировалось выселить 1,5 млн. человек. Т.е. это операция, которая в процентном отношении к масштабам населения Вьетнама с нашей кулацкой ссылкой даже примерно в сравнение не идёт. Т.е. у нас там 170 млн. населения было, и мы около 1,5 млн. по факту выселили, и то куда мы выселили – из Новгородской губернии в Псковскую чаще всего, а там население было что-то около 60 млн. человек, и 1,5 млн. собирались ещё к тому, что уже выселено, ещё выселить. Т.е. там, наверное, всё вместе, наверное, к 2 млн. должно было бы дойти, не дошло, правда, но тут заслуга США маленькая – просто их оттуда выперли, не успели.

При этом чтобы все эти процессы проходили чуть более бодро и быстро, США, вот по данным Пентагона, с 1965-го по 1969 год в 4 раза нарастили количество бомбовых вылетов и, что важно, действий химического оружия с самолётов. В 4 раза с 1965-го по 1969 год, и конкретно к 1969 году, к первому году президентства Никсона, 1387… всё правильно: 1387 тысяч тонн ядохимикатов было употреблено для этого дела. Т.е. если в 1965 году засевали ядохимикатами самыми разными 700 тысяч гектар, то 1 млн. гектар в 1969 году обрабатывали.

Тут же проводились некие военные предприятия и мероприятия, которые очень тщательно коллекционировал Трибунал Бертрана Рассела. Вот буквально некоторые выдержки:

«С 1 декабря 1968 года по 1 апреля 1969 года 9-ая дивизия США провела рейд в провинции Бенче и Митхо. За 4 месяца уничтожено 3 тысяч человек, в основном мирных жителей: стариков, женщин и детей.

13 января 1969 года 8 тысяч солдат сайгонского режима и американских военных при поддержке 80 самолётов, 130 танков, 23 военных катеров начали операцию «умиротворения» в приморской провинции Куангнгай. Три деревни – Биньфу, Биньтяу и Биньтан уничтожены. 11 человек согнаны в концентрационный лагерь Бантхань».

Д.Ю. 11 человек?

Клим Жуков. 11 тысяч человек.

«В начале марта 1200 человек, содержавшихся на особом режиме, были погружены в джонки, джонки были привязаны к военным катерам и отбуксированы в открытое море. Спустя несколько минут канаты перерезали, джонки на волне опрокинулись, и люди утонули. Тех, кто держался на воде, расстреливали.

С 24 апреля по 23 мая 1969 года батальоны американских и сайгонских войск проводили операцию по прочесыванию местности в районе Тхангбинь (провинция Каунгнам). В деревне Биньзыонг из домов выгнали всех жителей, выстроили на деревенской площади и открыли огонь. Убито 300 человек. Тела налетчики разбросали вдоль дорог, чтобы запугать население.

10 августа 1969 года американские самолеты бомбардировали рыбацкую флотилию в провинции Биньтхуан. Из двухсот рыбаков уцелел один.

12 декабря 1969 года американские вертолеты открыли огонь по местному рынку в местечке Баубинь в той же провинции Каунгнам. 210 человек было убито.

В рождество 24 декабря 1969 года американская артиллерия расстреляла католическую церковь Зиакием в пригороде Бьенхоа, убив и ранив более ста человек.

С 1 по 6 апреля 1970 года американские и южнокорейские солдаты бесчинствовали в деревне Кханьсон (провинция Кханьхоа). Вырезано три семьи в количестве тридцати человек, а отцам семейств, «подозреваемым в связях с Вьетконгом», отрубили головы и выставили их на всеобщее обозрение на площади.

Апрель 1970 года: солдаты 198-й бригады дивизии «Америкэл» на броневиках и танках ворвались в район Виньсон (провинция Каунгнгай). В течение нескольких дней танки «утюжили» рисовые поля, сады, сносили жилые дома. Огнеметами и зажигательными бомбами, сброшенными с вертолетов, сожжены деревни Биньхоа и Биньтхань».

Ну вот, примерно так. Т.е. там ещё можно долго перечислять, я просто там какой-то процент выбрал из того, что было представлено. Ну, чем они отличаются от действий зондеркоманд СС, я вообще с трудом себе могу понять – ничем!

Д.Ю. Это они и есть.

Клим Жуков. Ну, вертолёты лучше, правда, у немцев такого не было совсем.

Д.Ю. Да, красивше, и потом красивое кино про Джона Рэмбо сняли.

Клим Жуков. Да, и про «Apocalypse Now».

Д.Ю. Да-да-да.

Клим Жуков. Т.е. вот когда М.В. Попова некоторые не совсем правые, на мой взгляд, люди ругают за то, что он ввёл… не он ввёл – он широко применяет термин «фашизм на экспорт». Извините, а это что? Вот это, по-моему, он и есть – фашизм на экспорт в полном смысле слова: там раньше такого не было, а теперь стало, кто привёз – американцы. Т.е. они его туда привезли, значит, это экспорт, экспорт фашизма. Рядом, пожалуйста, фашистский режим президента Тхьеу, который тоже привезли американцы.

Д.Ю. Он Тхьеу.

Клим Жуков. Тхьеу, да.

Д.Ю. Ну т.е. научили, подготовили…

Клим Жуков. Посадили…

Д.Ю. …вооружили, закрышевали, помогли изо всех сил, но на самом-то деле это не мы, это вот он сами. Я, кстати, был на острове Фукуок: на острове Фукуок был какой-то концлагерь, там такой мемориальный концлагерь, кому интересно – ссылку под роликом повесим на заметку про Вьетнам, посмотрите, что они там вытворяли, естественно, тоже не руками американцев, а руками южных вьетнамцев. Ну это караул вообще! Караул.

Клим Жуков. У нас просто Сонгми у всех всегда всплывает в голове, как наиболее показательная карательная акция, с двумя сотнями убитых, но это Сонгми было одно случайно замеченное широкой общественностью и так прозвучавшее, на самом деле там это Сонгми каждый день происходило. Неудивительно, что местные что-то всё меньше любили американцев, даже прокапиталистически настроенные католики Южного Вьетнама, потому что такой капитализм нафиг никому не нужен вообще. Но другого, извините, у нас для вас нет.

25 января 1969 года начинается второй тур переговоров между американцами и вьетнамцами. Глава американской делегации Генри Кэбот Лодж предложил вернуться к соблюдению статуса демилитаризованной зоны по 17-ой параллели, т.е. нейтральной территории, ну а подлый Ксуан Туй, лидер вьетнамских коммунистов на этой делегации, даже отказался вообще это обсуждать и просто предложил, чтобы США немедленно прекратили агрессивную войну и вывели войска.

Д.Ю. Здраво.

Клим Жуков. Т.е. на этом заседание можно было сворачивать, потому что они в разных вселенных разговаривали друг с другом. Ну и к началу 1969 года американские операции в значительной мере поменялись, в первую очередь на южновьетнамском направлении, т.е. крупные операции, как они назывались – операции по поиску и уничтожению, вообще больше не проводились, просто потому что генерал Абрамс оказался в этом отношении чуть более гибок, чем генерал Уэстморленд, и он просто расформировал в тактическом смысле все дивизии на группы от взвода до роты, имея в виду, что генерал Зяп не собирается ни с кем вообще бодаться фронт на фронт, а значит, нужно соответствовать. Как это Абрамс называл: тактика влезания в систему противника. В то же самое время, очень показательно, американцы передавали вооружение южновьетнамским войскам, т.е. там есть, например, американская батарея, и её со всей матчастью образцово-показательно сдают вьетнамцам, вот южновьетнамские парни теперь хозяева этой батареи или там танкового дивизиона – неважно, чего угодно, т.е. матчасть и всё остальное – всё сдаётся.

При этом, вот заметьте, что конец 1969 года – вот эта вьетнамизация происходит, передача матчасти и всего остального, и выводятся американские военные, но при этом почему-то они вот выводятся, а другие вводятся, и вот уже 550 тысяч американских военнослужащих на территории Южного Вьетнама, плюс 70 тысяч из Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи, Таиланда, т.е. получается сколько – 620 тысяч человек.

Д.Ю. Ого-го!

Клим Жуков. Ну т.е. это масштабы уже такие прямо… уже где-то около Второй мировой войны. В это время проводятся, наверное, самые масштабные антивоенные мероприятия из всех, т.е. как раз тогда пришлось закрыть 80 университетов и колледжей, просто приостановить работу и закрыть из-за всего этого. Ну и конечно, вот 11 марта 1968 года произошла та самая трагедия в Май Лае, оно же Сонгми – 200 человек погибших…

Д.Ю. Убитых.

Клим Жуков. Да, и это даже президент Никсон вынужден публично обсуждать, т.е. оно дошло настолько широко и высоко, что даже президент, который, казалось бы, вообще не должен касаться действий роты лейтенанта Келли – ну что такое рота и лейтенант, и где президент находится? – он всё равно вынужден был это обсуждать.

Д.Ю. И за 200 убитых человек его подразделением лейтенант Келли вроде как 3 года под домашним арестом посидел.

Клим Жуков. Да, его заругали.

Д.Ю. Его заругали, да. Этого достаточно для наказания подразделения убийц.

Клим Жуков. Вполне себе. Ну а Никсон заявил, что это просто инцидент и мелкий случай, который не может влиять на политику США во Вьетнаме.

Д.Ю. Тут не поспоришь!

Клим Жуков. Ну Келли же виноват, это же вот он такое устроил.

Д.Ю. Никсон-то его не заставлял.

Клим Жуков. А его вообще никто не заставлял, что тоже правда.

Д.Ю. Как это говорят наши бывшие братья-хохлы: само насралося.

Клим Жуков. Само насралося, да. Вот по этому поводу сенатор Фулбрайт, который, мы помним, был предводителем направления миротворцев, как их называли – «голуби», «pigeons»… «Это зверское преступление, к сожалению, обличает сущность и мораль проводимой в США войны, оно говорит о той степени невообразимой деградации, до которой дошли американские солдаты». Ну, это в самом деле так…

Д.Ю. Не поспоришь, да.

Клим Жуков. …потому что люди, которые находятся на не просто несправедливой войне, а на войне карательной, довольно быстро деградируют, потому что если тебе сообщить, что всё можно, и тебе за это ничего не будет, ну, надо отчётливо понимать, что если тебе можно в отношении вьетнамцев, то на этом ты не остановишься, тебе можно будет в принципе, в т.ч., например, в отношении собственных офицеров. Т.е. пока они тебя держат в страхе и ужасе, ну, возможно, ты в сторону своих офицеров не будешь плохо смотреть, но как только он даст слабину, а потому что офицер тоже деградирует на такой войне, так можно будет и в отношении него всё, что угодно, предпринять, или вернувшись домой, например. Т.е. как только эти вожжи цивилизации отпускаются, невозможно их отпустить в какую-то сторону (например, в сторону вьетнамцев), они вообще исчезнут.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Ну и человек, с большой долей вероятности может превратиться конкретно в дикаря. По этому поводу очень интересные мемуары есть, воспоминания участника войны Джима Фицджеральда, который писал так, это я, правда, цитирую по другой книжке, я его книжку сам не читал и не переводил, но тем не менее: «Я не в состоянии говорить о войне во Вьетнаме с моими родителями. Я не знаю, что сказать моим детям о моей жизни. К вьетнамцам я плохих чувств не испытываю, а вот многие американцы вызывают у меня горькое ощущение. Конечно, во Вьетнаме я часто испытывал страх, но самым трудным для меня было не участие в войне, а возвращение в Америку» - вот так вот.

Ну и конечно, тут же повышается наркомания, алкоголизм, наркомания и алкоголизм вместе, и в т.ч. результатом стало массовое дезертирство, т.е. американцы умудрялись сбежать из армии даже во Вьетнаме, хотя, казалось бы, куда ты там денешься, белый такой?

Д.Ю. А куда бежали?

Клим Жуков. В любое место, т.е. они там напрямую сдавались в плен северным вьетнамцам, просто разбегались, оказывались в незаконных бандформироаниях, наподобие того, что показано в фильме «Apocalypse Now», полковника Курца, благо там спрятаться есть где.

И начинается очень широко практика, которая называется «искал и не нашёл» - т.е. выдаётся подразделению боевая задача, подразделения, напомню, теперь воюют не дивизиями и бригадами, а ротами и взводами, рота или взвод уходит в джунгли, курит бамбук там неделю, съедает сухпай и возвращается обратно, доложив, что противника обнаружить не удалось.

Д.Ю. А кого обнаружили – всех убили.

Клим Жуков. Ну всё, мы ничего не знаем – вот и всё, собственно говоря. Кстати, оборотистые парни в это время, говорят, использовали полученное оружие и служебное время для того, чтобы какие-то свои дела решить – ну, например, там, за наркотиками сходить, продать там что-нибудь или купить наоборот. Ну а чего, если всё равно уже вышли погулять – воевать что ли теперь?

Д.Ю. Выдумали!

Клим Жуков. Выдумали. Просто когда воюет дивизия или бригада, короче, крупное подразделение, у вас все налицо, все на радиосвязи, при всех офицеры, можно быстро доехать проверить – ну просто вот командующий есть в штабе дивизии, он может выслать своего помощника начальника штаба проверить, например, 3-ий полк, а там разложение, и всех наказать. А когда у тебя отдельно взвод или рота действует, причём чёрт знает где, вы её не проверите, т.е. нужно на 100% доверять командиру и своим людям, которые уйдут, там, за 50-80-100 км, сделают, что нужно сделать, и вернутся обратно с успехом. Ну а если их невозможно проверить, они будут делать всё, что угодно, и совершенно необязательно то, что нужно тебе. А т.к. мотивация где-то была уже около нуля у американских военных в основном, и это всё накладывалось, повторяюсь, на чудовищную моральную деградацию большой части войск, то…

Д.Ю. И тут вот сразу напрашивается вопрос: я понимаю, когда там есть комсомольская организация, комсомольские вожаки, замполит – а вот у них там попы, эти сертифицированные мракобесы, которые их окормляют, как они там на них воздействовали? Зачитывали ли они молитвы перед рейдами в тыл и сожжением деревни Сонгми? По возвращении ходили в церковь? Как там – освещается это как-то, нет? Кто идейно всем этим руководил?

Клим Жуков. Ну вот, честно говоря, вопрос интересный, но для меня пока он скрыт.

Д.Ю. Они же там все христиане – я правильно понимаю?

Клим Жуков. В то время обязательно!

Д.Ю. Это же христиане все.

Клим Жуков. «Рядовой Шутник, а ну быстро скажи – ты любишь Деву Марию?» - «Сэр, никак нет!»

Д.Ю. «Не разбивай моё сердце».

Клим Жуков. «Что, что, что ты сейчас сказал, маленький коммунистический …?» - и далее по тексту. «Любишь Деву Марию?!»

Д.Ю. Ну это важно.

Клим Жуков. «Если я скажу, что люблю, сэр, мастер сержант, сэр, ударит меня ещё больнее!» - «Рядовой Шутник, ты туп и неотёсан, но у тебя есть мужество – этого вполне достаточно! Кто твой командир отделения, скотина?» - «Рядовой Снежок». – «Рядовой Снежок, ко мне! Теперь вот твой командир отделения».

Д.Ю. Мужество есть.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Прекрасно. Ну, повторюсь: это всё были христиане, да, они все были верующие, они все ходили в церковь, причащались, там, ещё чего-то – а вот результат. Интересно, надо поинтересоваться, а почему… у коммунистической партии атеистической – почему коммунистическая армия не занималась вот подобными зверствами?

Клим Жуков. Потому что, как это ни странно, коммунистическая армия, что наглядно нам показывает вся история, воевала за правое дело, а когда ты воюешь за правое дело, морально деградировать получается гораздо хуже, плюс есть люди, которые следят, чтобы ты наоборот рос над собой морально.

Д.Ю. Вот ведь!

Клим Жуков. Да, т.е. коммунистические собрания, политинформации…

Д.Ю. Но это тупиковый путь, мы это знаем – это тупиковый путь.

Клим Жуков. Конечно-конечно. В это время прекрасные специалисты, присланные в Южный Вьетнам к президенту Тхьеу, разработали как раз аграрную реформу.

Д.Ю. Оу!

Клим Жуков. Да, и принялись претворять её в жизнь. Претворялась она настолько потрясающе, что я даже не знаю, как это словами-то описать более-менее цензурными.

Д.Ю. А в чём был смысл?

Клим Жуков. Потому что…

Д.Ю. Извини, перебью: там что не хватало еды или чего? В чём смысл?

Клим Жуков. А дело в том, что мы же помним, что со времён французов в Южном Вьетнаме, ну это ещё на первом самом ролике, когда говорили о национально-освободительно борьбе вообще в широком смысле, летом ещё, в Юго-Восточной Азии, массу интересных инициатив, которые предпринимало капиталистическое правительство ещё Франции во Вьетнаме, т.е. там к тому времени было массовое обезземеливание крестьян, была масса батраков, нужно было с ними что-то делать, потому что вот сейчас идёт война, все батраки – это прямо готовая питательная среда для Вьетконга. Они просто своих хозяев ещё со времён Франции ненавидят так, что жрать аж не могут. А кстати, жрать нечего. Поэтому имелось в виду, что у землевладельцев на местах будет предпринята экспроприация земель, ну конечно, при её соответствующей компенсации, т.е. не просто забрать, а забрать и заплатить, причём каких земель – непосредственно необрабатываемых, потому что опять же со времён французов эти латифундисты появившиеся землю зачастую нахапывали просто про запас, ну чтобы было.

Д.Ю. Чтобы было, да.

Клим Жуков. Ну потому что земля – это же недвижимость, она всё время дорожает, поэтому потом её можно будет просто кому-нибудь продать, а пока у тебя просто прекрасно – запасной миллион гектар какой-нибудь. Т.е. вроде идея… да, и экспроприация, передача её тем, кто её будет обрабатывать, т.е. крестьянам, опять же, типа, в ипотеку. Это, опять же, со времён Столыпина прекрасно известный способ. Т.е. сама идея, ладно, более-менее неплохая – ну хоть в каком-то виде чтобы люди хоть как-то землю получили, но проведение конкретных мероприятий по реформе было доверено местным властям. Местные власти на местах, вполне естественно, у неприятных себе бизнесменов землю-то поотнимали, но раздавать никому…

Д.Ю. Зачем?

Клим Жуков. Зачем? Мы же уже всё забрали.

Д.Ю. Уже хорошо.

Клим Жуков. Уже нормально. Малоземельных крестьян или батраков просто стали загонять работать на собственную землю.

Д.Ю. А где им ещё работать, хотелось бы узнать?

Клим Жуков. Ну не вам же отдать.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Хотя вроде как написано, что вам, но это какая-то чушь!

Д.Ю. Нет-нет-нет! Тут ведь в этом вот гениальном плане совершенно очевидно, что вот эта часть правильная, её надо делать, а эта неправильная, её делать не надо.

Клим Жуков. Да, это тут ошибочно, и мы её делать не будем, а то, что правильно, мы уже сделали – мы отобрали у вас, у дебилов, землю.

Д.Ю. Смотрите, как хорошо получилось!

Клим Жуков. Да, и вот уже эти крестьяне работают не на вас, а на нас! Т.е. умиротворить крестьянство в Южном Вьетнаме что-то как-то не вышло, на этом, в общем, можно эту часть истории закончить.

Ну а параллельно США пошло на расширение военных действий фактически на весь Индокитайский полуостров, ну наверное, кроме Бирмы, потому что уж больно она далеко и никак не касается вообще всего этого. Имелось в виду 4 возможных варианта: неограниченные бомбардировки Северного Вьетнама, налёты на т.н. коммунистические убежища в Лаосе и Камбодже, минирование Хайфонской гавани и прямое широкое вторжение в Северный Вьетнам, т.е. генеральное наступление фактически.

Как говорил Никсон в книжке «Conflict and Stability in Southeast Asia»: «Гуамская доктрина проявила себя в наиболее чистом виде» - ну и в самом деле, в наиболее чистом виде она проявила себя, только не во Вьетнаме, а в Лаосе и Камбодже, где как раз широчайшим образом пропагандировалась и проводилась в жизнь политика войны «азиаты против азиатов».

Т.е. Лон Нол в Камбодже – мы, опять же, отдельно поговорим обо всех этих людях, это очень интересно, на самом деле – в Пномпене т.н. специальные войска Ванг Пао, специальные отряды таиландских наёмников проводили очень интересные мероприятия в Лаосе и в Камбодже с целью разгромить национальное сопротивление, что, правда, конкретно не очень сильно получилось, опять же, забегая вперёд, нужно сказать, и привело к совершенно неожиданным результатам, потому что то, к чему оно привело в Камбодже, это вообще словами трудно описать – мы об этом, повторюсь третий раз, будем специальный делать ролик, поэтому пока вопросов не задавайте, превентивно не нужно, мы на всё всё равно постараемся ответить.

И вот при всём при этом, когда у тебя просто конкретно зондеркоманды каких-то непонятных людей гуляют на территориях стран, которые не вовлечены в конфликт вообще, т.е. Лаос и Камбоджа – это самостоятельные государства, которые получили…

Д.Ю. Суверенные.

Клим Жуков. …которые получили суверенитет вообще по Женевской конференции, и вот у вас какие-то люди, нанятые в Таиланде, местные какие-то бандиты, южновьетнамские военные, южные какие-то корейцы лазают по Лаосу и Камбодже, убивают людей. Какой там суд-следствие – просто убивают людей! При этом декларировалось, что… вот опять же, это Генри Киссинджер декларировал, что «нужно как можно дольше сохранить гражданское и военное присутствие в Сайгоне, чтобы завоевать уважение со стороны гражданских и военных лиц среди местного населения». Это они так уважение завоёвывали – перевожу.

Ну а в Конгрессе США к позиции Никсона было резко неприятие, потому что принимались прямые резолюции, которые были направлены, или раз за разом пытались, по крайней мере, принять такие резолюции, которые были направлены на ограничение свободы действий в Индокитае. Вот, например, был законопроект сенатора Джаредса, который прямо в одностороннем порядке требовал вывести все американские войска, но, правда, надо ли говорить, что его забаллотировали, т.е. законопроект был, но принять не удалось.

В марте 1971 года демократическая Палата принимает резолюцию с призывом прекратить участие в США в делах Индокитая к 1973 году. В верхней Палате сенатор Макговерн представил в комиссию по международным отношениям билль о выходе американцев из Индокитайского конфликта. Но, опять же, забегая вперёд: это всё очень сильно нервировало этих «ястребов», которые должны были воевать, но никогда не могло войну остановить полностью, потому что это демократия, как мы понимаем.

Д.Ю. Именно так она работает.

Клим Жуков. Да, потому что вот есть предложение, ну мы проголосовали: поправка, ещё поправка, потом это можно в суд передать в Конституционный, там это ещё проверят на соответствие американской конституции, вернут обратно – и так год за годом. Работа же идёт.

Д.Ю. Да, механизмы отлажены.

Клим Жуков. Да-да. Но при этом надо сказать, что людям, которые мешали американской военщине безнаказанно и абсолютно свободно действовать во Вьетнаме, нужно пожать руку, потому что, повторюсь, все эти инициативы очень нервировали администрацию Никсона. И когда у тебя вот сейчас прямо голосуется законопроект об одностороннем выводе войск из Вьетнама, и ты сейчас устроишь какое-нибудь масштабное наступление, которое раз – и провалится, после чего у тебя вдруг так получится, что в Сенате большинством голосов прикажут тебе их выводить, раз – и закон принят уже, и что ты будешь делать? Поэтому приходилось с оглядкой действовать, т.е. если бы разрешили этим парням просто: давайте, делайте, что хотите – они бы там развернулись в пять раз шире, чем они и так развернулись.

Д.Ю. Потому что всё очевидно: надо просто больше личного состава, больше оружия, больше воли – и тогда мы всех победим.

Клим Жуков. Конечно!

Д.Ю. Как говорил Джон Рэмбо: «Это вот эти вот в Вашингтоне нам не дали просто победить, а так-то мы готовы были».

Клим Жуков. Да-да-да! Однако вот «не дали победить» – оно… ну вот честно, Джону Рэмбо можно было бы возразить, что у вас там 550 тысяч человек, сотни самолётов…

Д.Ю. Это главное!

Клим Жуков. …сотни вертолётов, невероятная огневая мощь! У вас там при побережье плавает крейсер «Des Moines», который в своё время построили, чтобы буквально распиливать на куски японские авианосцы и линкоры, у которого 210-миллиметровая пушка главного калибра с автоматом заряжания – их 9 на корабле, стреляют 90 выстрелов в минуту.

Д.Ю. Что это за чудо техники?!

Клим Жуков. Ну, автомат заряжания, т.е. 210-миллиметровая пушка заряжается, как у нас вот в танке стоит автомат заряжания, там тоже стоял автомат заряжания, и они могли с борта при максимальной скорострельности 90 выстрелов главным калибром в минуту шарашить.

Д.Ю. Я как сейчас помню: у меня любимый хроникальный кадр с детства – это когда советская пушка калибра, по-моему, 203 мм, это которые гаубицы такие «Кувалды Сталина»…

Клим Жуков. Да-да, Б-6, что ли, они там как-то…

Д.Ю. …где она там стоит на берлинской улице со стволом параллельно земле, там дёргают за верёвку – она как прыгнет, и там квартал впереди… Это 203, и это резерв Ставки Главнокомандующего, т.е. что-то там вообще невероятной силы, а тут, значит, такие… 90 выстрелов в минуту – охренеть! Вот это да!

Клим Жуков. Да, кстати говоря, на этот самый крейсер «Des Moines», как говорят, вьетнамские джонки напали…

Д.Ю. Напали?!

Клим Жуков. …и он вынужден был вступить с ними в яростное артиллерийское противостояние.

Д.Ю. И победить.

Клим Жуков. Ну как – конечно! Да, ну он какую-то береговую артиллерию давил с моря. Ну т.е. у вас есть такие штуки, авианосцы в почти неограниченном количестве, стратегическая авиация, 550 тысяч обученных военных – это вам победить не дали?! Вы, может, не сильно хотели, плохо старались или что-нибудь ещё? Короче говоря, руки были развязаны настолько, что, в принципе, объяснить вашу неудачу можно только двумя вещами: во-первых, тем, что там люди очень сильно не хотели дать вам победить – я имею в виду вьетнамцев, которые сильно с вами воевали за свою Родину, а второе – то, что вы пидорасы просто, потому что вы разложились там морально, употребляете наркотики, курите дурь, занимаетесь каким-то мелким или крупным бизнесом, короче, дела свои решаете, а не воюете. Таких долбанутых, как Джон Рэмбо, слава богу, было мало – ну, Джон Рэмбо как собирательный образ некий.

Вот, ну а пока опасения касательно вьетнамизации Вьетнама полностью подтвердились. Опасения-то были понятного рода – что вот вы сейчас про вьетнамизацию говорите, у вас там больше полумиллиона человек уже – это для чего вы это всё делаете? Вот, пожалуйста, для чего: в феврале 1971 года 20 тысяч человек при 1,5 тысячах самолётов и 600 вертолётов вторгаются в Лаос.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Т.е. 20 тысяч военных – это, понятно, южные вьетнамцы, и при них 12 тысяч – внимание! – военных советников. Т.е. там буквально к каждому вьетнамскому солдату был приставлен советник, который ему советовал чего-то там. И вот это было настолько показательно, потому что рейд в Лаос закончился провалом полнейшим!

Д.Ю. Господи!

Клим Жуков. Т.е. они туда забежали, и полностью это дело провалилось.

Д.Ю. Прямо наше любимое: ни украсть, ни посторожить.

Клим Жуков. И из-за этого оно стало очень сильно известным, потому что понятно, что если бы они там всех победили, кого собирались победить…

Д.Ю. И убежали, да.

Клим Жуков. …да – это всё было бы ясно, но там пленных поназахватывали, всех показали потом: «Вот посмотрите, что вы делаете» - и понятно, это стало всем известно. При этом с государственной точки зрения вторжение в Лаос имело смысл, потому что фактически в 1969 году, несмотря на… вот сейчас пик военного присутствия, США начинают постепенное стратегическое отступление из Вьетнама. Но для того, чтобы уйти, что называется, правильно, нужно дать по зубам всем так вокруг, чтобы они даже не думали лезть в Южный Вьетнам, чтобы сохранить там американское присутствие. Напомню: уход из Вьетнама для Никсона был не уходом, а наоборот – максимальным там укоренением.

Реакция, конечно, в итоге последовала самая жёсткая, с одной стороны – это то самое Пасхальное наступление, которое предприняли вьетнамские войска против американцев. Пасхальное наступление, сразу скажем, удалось… результировалось грандиозными успехами вьетнамской армии, т.е. южновьетнамская армия была фактически разгромлена на всём фронте этого самого Пасхального наступления, т.е. сделать против ничего не могли, потому что вдруг оказалось, что в Северном Вьетнаме есть танковые войска уже. Кстати, там последний раз воевали танки Т-34-85 – оказалось, ещё работают, вполне себе.

Д.Ю. Годные, да?

Клим Жуков. Вполне годные танки. Да, представляю, что чувствовали американцы, когда наблюдали ветерана! Да, кстати, тут недавно нам вернули несколько.

Д.Ю. 30 штук из Лаоса привезли.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. В прекрасном состоянии!

Клим Жуков. Обратно захватили Хюэ, кстати, несколько других крупных городов, и остановить их было вообще невозможно никак!

Тогда, конечно, американцы предприняли некие меры, а именно: была разработана операция «Linebacker-1», ну тогда она называлась просто «Linebacker», в силу того, что была вторая, эта под порядковым номером 1 проходит в историографии. Т.е. в нарушение обязательств не бомбардировать никого американцы снова вмешиваются в ту самую войну, точно понимая, что южновьетнамские войска вот ещё месяца два – и всё, и они уже Сайгон сдадут. А американцы, кстати, ещё не вышли, а неплохо бы выйти с максимальным комфортом, пока танк под задницу не заехал тебе вьетнамский. Поэтому «Linebacker» - это были бомбардировки, которые сопоставимы по мощности с любыми самыми крупными бомбардировками Второй мировой войны, потому что там участвовало до 180-190 В-52 одновременно.

Д.Ю. Во Второй мировой таких самолётов не было!

Клим Жуков. Нет, конечно. Понятно, что во Второй мировой войне и по тысяче самолётов вылетали за один раз иногда. Плюс вся мощность тактической авиации, как военно-морской, так и сухопутной. За операцию «Linebacker», по-моему, 18 тысяч самолётовылетов было сделано, т.е. бомбили так, что ой-ой-ой! Например, была проведена ковровая бомбардировка Ханоя, т.е. столицы Северного Вьетнама. В-52 использовали давно, ещё во время Второй мировой войны, отработанную систему бомбометания зажигательными бомбами, когда просто вот эти 25 тонн бомб вываливаются, и появляется эффект огненного смерча самоподдерживающегося, когда просто кислород всасывается снаружи, и пожар там может полыхать дня три, туда просто…

Д.Ю. Т.е. это они в Дрездене придумали, да, а тут уже…

Клим Жуков. Да-да. В Токио отлично применили.

Д.Ю. Да, сработало.

Клим Жуков. Сработало, и тут ещё раз, пожалуйста. Да, правда, конечно, нужно сказать, что всё, что около моря, или не бомбили, или бомбили с большой аккуратностью, потому что там находились с большой долей вероятности советские корабли – на советские корабли бомбы бросать было категорически нельзя, за этим прямо очень внимательно следили, чтобы ни в коем случае не дать повода СССР вмешаться уже не как поставщиком военного вооружения и военными советниками, а как действующей стороной – этого очень сильно боялись.

«Linebacker-1» при всей мощности применённых сил – это было вообще единственное, конечно, что спасло южновьетнамскую армию от разгрома, и часть городов захваченных (например Хюэ) обратно смогли отбить. Часть городов вернули южновьетнамскому режиму, но оно ни к чему не привело. Правда, всем очень понравилось, потому что сразу за «Linebacker-1» в 1972 году предпринимается «Linebacker-2» операция, которая была ещё… ну, она была точно такая же, но только в 1,5 раза больше.

Д.Ю. Только лучше, да?

Клим Жуков. Да, потому что если тут 18 тысяч самолётовылетов, то тут около 24 тысяч самолётовылетов.

Д.Ю. О как попёрло-то!

Клим Жуков. Да. Т.е. террористические, именно террористические бомбардировки по полной программе, там 5 тысяч вылетов только тактической авиации было предпринято.

Д.Ю. Ну т.е. я правильно понимаю, что Ханой они бомбили, как мирный город, да? Т.е. это не какие-то военные базы, это не воинские части, а просто валили вообще на город?

Клим Жуков. В-52 – это стратегический бомбардировщик, он не летает низко, он летает довольно высоко, и в любом случае 25 тонн бомбовой нагрузки, которую он сбрасывает с себя, не предполагают, что это будет какое-то точечное поражение, это вот 3 км на 800 м он накрывает целиком, а значит, если ты даже вывалишь, например, на какой-то завод в Ханое…

Д.Ю. Да, то 3 километра…

Клим Жуков. …это немножко больше, чем завод.

Д.Ю. Да. ну тут для совсем тупых: ещё во времена Отечественной войны система бомбометания, когда самолёт летит параллельно земле, штурман смотрит в этот, в прицел, или кто там у них, я не знаю…

Клим Жуков. В бомбический прицел.

Д.Ю. Да, жмёт на кнопку, рассчитывая скорость самолёта, предполагая, какой ветер дует снизу и куда-то там попадая. Для того, чтобы попасть как следует, например, в мост, в какую-нибудь там, я не знаю…

Клим Жуков. Бункер.

Д.Ю. …артиллерийскую батарею, бункер, и проч., самолёт должен пикировать, при этом целиться, при этом бросать бомбу в определённый момент – так точность попадания гораздо выше у пикирующего, это до тех пор, пока не придумали самонаводящиеся бомбы. Ты сейчас там про войну в Карабахе смотришь, не смотришь?

Клим Жуков. Смотрю.

Д.Ю. Там, в натуре, как в тире каком-то вообще всё происходит уже, т.е. когда показывают с камеры ракеты или снаряды, или бомбы, я не знаю, кто у них там летит, они натурально в форточки залетают. Ну так вот, тогда такого не было, и соответственно, на войне во Вьетнаме тоже не было, и задача самолёта была – летя, повторимся, параллельно земле, приблизительно прикинув, куда это всё…

Клим Жуков. Навалить.

Д.Ю. Да. Если на город навалить – ну прекрасно, вот 3 км. Я не знаю, Купчино поперёк сколько километров, если на него вывалить… или Ясенево какое-нибудь. Ну, от станции метро до станции метро ничего не останется фактически.

Клим Жуков. Ну, типа того, это где-нибудь между Купчино и Звёздной.

Д.Ю. Да. Прекрасно, прекрасно! Можем поговорить о заносе демократии, о мире, там, о свободе, которую вы этим людям принесли, и которые во время этих бомбовых рейдов там сгорели семьями. Атас! А в рамках этого давайте разовьём тему, как русские, придя в Германию, изнасиловали 2 млн. немок. Давайте разовьём.

Клим Жуков. Да, ну и нужно добавить плюс 3 тысячи… ну, до 3 тысяч артиллерийских налётов ко всему этому можем добавить, вот. Как говорят, в ходе «Linebacker-2» сбили 34 В-52 при помощи С-75.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Но это наша сторона об этом говорит, американцы говорят, что их на самом деле сбили 16, а ещё очень много они потеряли от небоевых, т.е. от поломок, хотя я не знаю, что может сломаться в В-52 так, чтобы его потерять? Это же машина-то какая-то просто титаническая, исполинская!

Д.Ю. Двигатели отвалились.

Клим Жуков. Все!

Д.Ю. Лопнул пополам, хвост отвалился.

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. Самолёт – техника сложная! Пьяный пилот…

Клим Жуков. Да, пилот-наркоман.

Д.Ю. Да, с Гуама. Гуам – это, кстати, Филиппины, на всякий случай, кто не знает. Именно для этого там установлен демократичный американский режим…

Клим Жуков. Чтобы было где посадить свой самолёт прекрасный.

Д.Ю. …да, чтобы посадить свой самолёт, а потом летать оттуда бомбить кого захочу.

Клим Жуков. Ну да, всё верно, т.е. вот посмотрите: 3 тысячи артиллерийских стрельб…

Д.Ю. Но тем не менее – извини – но тем не менее, да, оказывается, В-52 подбивали.

Клим Жуков. Ну так да, С-75 специально для этого и сделана. Собственно, после «Linebacker-2» и потерь, которые были нанесены стратегической авиации, на какое-то время решили вообще не использовать В-52, т.е. совсем.

Д.Ю. Угу – дорого.

Клим Жуков. Дорого, да, т.е. до разрешения каких-то моментов. Или потом там нарезали, что они должны лететь не высоко, а наоборот низко, чтобы ракеты, которые… С-75 – довольно несовершенный комплекс, они на высоте хорошо работают, а когда самолёт идёт низко, они просто могут не успеть навестись, и его труднее обнаружить, т.е. меньше времени на перехват остаётся. Но там уже работает 85-миллиметровая артиллерия зенитная, вполне себе.

Д.Ю. Эти тоже достанут, да.

Клим Жуков. Вот, потому что 85 мм – они там спокойно километра на три уже достают, уверенно совершенно. Они и дальше достают, но там просто хорошо получается. И, как это делали вьетнамцы, стоит дивизион С-75, американцы более или менее знают, что… ну, примерно знают, где он, т.е. по высоте пускать самолёт опасно, самолёт идёт в среднем эшелоне над джунглями, и тут раз – открываются лианы, там уже батарея зениток стоит советских, которые делают пух-пух-пух-пух-пух! И пока американские пилоты собираются навести туда тактическую авиацию, лианы смыкаются, и по тайным ходам разобранные зенитки уже ушли, всё. Туда прилетает карательный удар возмездия, но он падает полностью в пустоту, просто джунгли сжигает, потому что вьетнамцы успевали всё это по маскированным ходам вывести после 1-2-3-5 залпов.

Д.Ю. Очень ловкие, очень!

Клим Жуков. Ну, учитывая врага, можно ответить цитатой из известного фильма: жить захочешь – не так раскорячишься.

В 1972 году после операции «Linebacker» в Париже начинается конференция – вьетнамцы сами полезли договариваться.

Д.Ю. Ну т.е. всё-таки ущерб нанесли существенный, да.

Клим Жуков. Конечно. Правда, возмущённый Генри Киссинджер заявлял, что в Париже глава вьетнамской делегации Ле Дук Тхо занимался заговариванием зубов для того, чтобы замаскировать и как можно дольше прикрывать шаги, предпринимаемые к подготовке очередной военной кампании вьетнамской стороной – ну понимаешь, какая сволочь?!

Д.Ю. Да, тварь – в своей родной стране затеял какую-то оборону против демократических сил и заговаривает зубы приличным людям.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Я, с вашего позволения, залезу посмотрю, как называется…

Клим Жуков. Кто называется?

Д.Ю. Ну эти, операции. Я всё время путаюсь – я же тебе этот «Arc Light»…

Клим Жуков. Да, ну там операций-то было много, я имею в виду самые главные, большие и красивые только. Я вообще, как мог ты заметить, довольно мало говорю о непосредственно военных действиях, о подробностях, конечно, просто потому, что в данном случае мне гораздо интереснее общий контекст. Надеюсь, и вам тоже небезынтересно.

Д.Ю. «Linebacker»?

Клим Жуков. «Linebacker», да. «Линейный булочник».

Д.Ю. Нет, это что-то из футбола.

Клим Жуков. Я, честно говоря, забыл посмотреть, как это переводится и что это значит.

Д.Ю. Я вот это не люблю – футбольный…

Клим Жуков. А, футбольные аналогии?

Д.Ю. Терпеть не могу!

Клим Жуков. Ну, мне они просто, т.к. я не занимаюсь всем этим вопросом, они мне очень слабо понятны и не вызывают непосредственного этого самого, как называется… узнавания, вот – слово «узнавание» забыл.

Да, ну тем не менее, пока негодяйские вьетнамцы заговаривали зубы, ровно тем же самым занимались американцы, потому что под шумок они готовили операцию «Enhance Plus», т.е. «Наращивание сил».

Д.Ю. «Энханс» какой-нибудь, наверное?

Клим Жуков. «Энханс», да, конечно! «Enhance Plus». Туда была стянута новая морская группировка, 44 эсминца больших. Было понятно, что американские дни там сочтены, почему – потому что 1972-ой год, вот-вот будут президентские выборы.

Д.Ю. «Linebacker» - позиция игрока в американском футболе. Игроки этой позиции располагаются в защитном построении – приготовься! – за Дефенсив Теклами и Дефенсив Эндами. Вот я обожаю! Вместе с Дефенсив Теклами и Дефенсив Эндами, Сейфти и Корненрбэками входят в состав линии защиты. Т.е. это, я так понимаю, была защита у американцев.

Клим Жуков. Да-да-да! Нет, ну а что? Что не так-то, собственно говоря?

Д.Ю. Так-так? Извините, перебил.

Клим Жуков. Было понятно, что… почему, как раз хорошо, потому что мы теперь точно поняли, что имелось в виду под этой операцией – оборона строго при помощи стратегического бомбардировщика. Это очень хорошо, я считаю.

Так вот, дни американцев были сочтены во Вьетнаме, потому что 1972 год – это новые президентские выборы, а значит, президенту Никсону нужно было как можно скорее, пока ещё можно было, как-то решить эту проблему вообще, потому что она, как мы понимаем, была не просто непопулярна, а смертоносно непопулярна в Америке.

Д.Ю. Ещё вдогонку: «Arc Light» - это кодовое название всех боевых операций, проводившихся стратегическими бомбардировщиками В-52 во время войны в Юго-Восточной Азии.

Клим Жуков. О как!

Д.Ю. В-52 создавался исключительно как носитель ядерного оружия. Но вот нехватка авиабаз в Южном Вьетнаме заставила искать альтернативу. некоторые самолёты были модернизированы в рамках программы «Big Belly»/«Большое пузо», что позволило довести бомбовую нагрузку почти до 29 тонн – В-17 столько же возил в войну. Операция «Arc Light» - она в «Apocalypse Now», там говорили про «Arc Light», я откуда помню. …ударом группы В-52 по предполагаемым позициям партизан в военной зоне D к северо-востоку от Сайгона. B-52 действовали с авиабаз на острове Гуам, на Филиппинах и в Таиланде. Партизаны дали B-52 прозвище «шепчущая смерть» - во время налёта перед взрывами можно было услышать только свист падающих бомб, так как сами самолёты летели на большой высоте и не могли быть замечены или своевременно услышаны с земли.

Клим Жуков. Ну всё правильно, да: стратегическая бомбардировка – она вот именно такая. Поэтому американцы пошли на расширение своих мирных инициатив. Проводился уже теперь настоящий вывод войск, т.е. не какое-то такое замаскированное наращивание, когда 25 тысяч вывели, а 35 ввели.

Д.Ю. Ротация фактически.

Клим Жуков. Сократилось до 139 тысяч человек численность довольно быстро, т.е. их стали массированно выводить, сдавать матчасть Южному Вьетнаму. Были запрещены Конгрессом вообще все сухопутные наступательные операции, а также бомбардировочные рейды наконец. И если 29 декабря… отставить… да, правильно – 29 декабря 1972 года начинаются в открытом виде переговоры в Париже, то к 27 января 1973-го эти договорённости были достигнуты и ратифицированы, американцы, как официальная воюющая сторона, из Вьетнама ушли.

Д.Ю. Ничего себе! Как так получилось?

Клим Жуков. А вот так! Так получилось, потому что, с одной стороны, президентские выборы, потому что мы понимаем, что огромную вообще роль в достижении этой цели, т.е. вывода войск из Вьетнама, сыграла американская общественность, ну и вообще западная общественность, потому что на ушах там стояли, что, повторюсь, можно сравнить только с тем, что происходит сейчас.

Д.Ю. От себя добавлю, мы уже про это говорили, но всё равно добавляю, что, с точки зрения американского руководства, которое проходит по категории «hawks» – именно тогда появились…

Клим Жуков. «Ястребы».

Д.Ю. …«хоксы» и «давсы», да, говнодавсы, т.е. «ястребы» и «голуби»: «ястребы» - это те, кто за военное решение проблемы, «голуби» - те, кто за мир, в американском его понимании. Они пришли к выводу, что всё это только из-за того, что туда были запущены неправильные СМИ, неправильно освещавшие происходившее. Книжки мы вам отдельно покажем, какие книжки у нас есть, и мы их рекомендуем почитать. Что неправильные фотографии, т.е. вот эта вот жуткая фотография, когда там бегущая девочка, опалённая напалмом, и всякие другие ужасы и кошмары. Фотографии там отличные, т.е. мастера своего дела фотографировали. Ну, трудно заподозрить, всё-таки фотограф – это по большей части тогда, наверное, ещё нет, но уже почти да, работник сферы, не побоюсь такого слова, искусства, фиксирующий эмоции. А какие эмоции на войне от того, как ваши твари убивают людей? Телевидение неправильно освещало, и именно это так действовало на граждан США, что вот они были против, в то время как дело-то, на самом деле, нудное, полезное для этих же самых тупорылых граждан. Мы потому так хорошо живём в США, что всех бомбим, грабим и раздеваем – ну неужели это непонятно? А оказывается, нет, не понятно. И только к 90-ым годам 20 века…

Клим Жуков. Научились.

Д.Ю. …да, они прочухали, как это надо делать, и когда была Первая война в заливе, когда вышибали там этого Саддама из Кувейта, то на фронт уже пускали только специально подготовленных корреспондентов, которые показывали только то, что надо, и в результате война в телевизоре выглядела просто замечательно: вот наши храбрые вертолёты «Apache» расстреливают танки проклятого Саддама Хусейна, вот мы вешаем Саддама Хусейна, вот мы валим его статую, вот мы делаем это, делаем это – и война стала выглядеть прекрасно!

Попутно с этим любой дурак в интернетах может это… вот сидишь ты в американском аэропорту, и вдруг все вокруг тебя вскакивают, вообще все без исключения – и бешеные аплодисменты. Что такое? А это трое солдат вышли из самолёта и идут по проходу. Понимаешь, а мы их вот так вот приветствуем. Вчера во Вьетнаме это были убийцы баб и детей, а сегодня из Ирака возвращаются герои.

Т.е. вот эта вот целенаправленное промывание мозгов: включи любое там какое-то это… спортзал в американской школе, детишки выступают, и вот какая-то девочка что-то рассказывает, а сзади к ней подкрадывается военный папа. Она не видит, а папа вернулся с войны, и папа там, значит, ей маякнул, она повернулась: «Ой, папа!» - бросается в объятия. Это так мило, это так чудесно, а папа только что… как там наше любимое: накрыли в Афганистане свадьбу, убили 100 человек. Попал в аварию какой-то грузовик с керосином, ну, сломался, и керосин из него полился, и местные жители прибежали с вёдрами и канистрами набрать керосина. Прилетел истребитель, влупил – и убил 90 человек зараз, которые с вёдрами за керосином пришли. И вот этот папа, вот он к дочурке вернулся – это так прекрасно, это так здорово, столько таких роликов! Ну там я молчу про пидоров, бросающихся друг другу в объятия – это тоже теперь прекрасно! Всё замечательно!

Т.е. пропагандистским путём мозги промыты, перепрошиты, и всё, что было вон там, теперь оказывается – это всё правильно и замечательно, вот всё правильно и замечательно. И те же самые люди, которые орали: «Вы – убийцы!» - сегодня только аплодируют, поддерживают своё правительство: всё правильно сделал, всё правильно, вообще всё прекрасно!


Клим Жуков. Ну, в то время не было таких возможностей совсем, просто потому что к «Буре в пустыне», пожалуй что, только появились технические возможности сделать войну пиар-мероприятием, заранее срежиссированным, т.е. когда есть режиссёр или группа режиссёров, когда написан сценарий, точно известно на 100%, что вы будете показывать, в каком порядке, под каким соусом, всем даны уже деньги, левых людей там просто быть не может (хотя они всё равно прорываются, подонки, и что-нибудь рассказывают нехорошее).

Д.Ю. Картину не делают, да.

Клим Жуков. Да. Теперь, конечно, ещё хуже стало, потому что интернет есть, а в интернете, как мы понимаем, свободы несколько больше, поэтому можно рассказать нам всякое.

Д.Ю. Ну, только в определённых пределах.

Клим Жуков. Но всё равно…

Д.Ю. Обрати внимание – извини, перебью – что нашего дорогого Марка Цукерберга, прихватив слегка за половой орган: давай-ка ты в Конгрессе расскажешь, чем ты там в своём Фейсбуке занимаешься, или в каком-нибудь YouTube. Вот в YouTube, например, повесили ролик – фильм Александра Рогаткина про Беслан, ну его тупо сразу помечает: «Это может быть обидно для отдельных групп, это оскорбительно, это вот это, это вот это…» Вот какого-нибудь говнодудя – нет, там прекрасные разборы ситуации!

Клим Жуков. Ничего не обидно.

Д.Ю. Да, потому что там напрямую обвиняется Российское правительство, спецслужбы, военные: «Это вы убили детей» - это можно показывать, а вот у какого-нибудь Рогаткина, отображающего реальную картину событий – нет, это мы закроем. Ну точно так же и со всякими этими разоблачениями, и проч. Это вдруг для всех оказалось неочевидно: а это частная лавочка, а у нас вот такие правила, да, их диктуют из Конгресса СЩА, но это частная лавочка, а поэтому мы тебе вот это закрутим, вот это закрутим, вот это закрутим, и смотреть ты будешь только то, что мы тебе покажем. Не можешь победить – возглавь! Вот.

Клим Жуков. Во Вьетнаме это было просто невозможно, технические средства ещё не позволяли.

Д.Ю. Дали слабину.

Клим Жуков. Ну просто невозможно было, более того, декларируемая свобода слова требовала пускать туда военных журналистов, которые будут приезжать и там что-нибудь снимать-освещать. Ну вот, пожалуйста, наосвещали – все охренели так, что просто караул какой-то! И любые попытки в то время снять или подверстать в кино какой-нибудь моментик правильный, ну типа как сейчас вот был с Дензелом Вашингтоном престарелым серия фильмов, «The Equalizer» называется, у нас «Великий уравнитель» перевели тоже…

Д.Ю. Редкое говно!

Клим Жуков. Да, но там есть такие трогательные моменты: он же таксист хороший по фильму, и вот он там…

Д.Ю. И ещё немножко шьёт.

Клим Жуков. …на такси таксует каких-то людей, какая-то студентка, которая поступила в колледж, влюблённый едет к невесте с букетом цветов, и, значит, тоже красивый молодой негр в военной форме едет в аэропорт JFK. Он ему там по-свойски, по-ветерански: «Ты, - говорит, - в Ирак или в Афганистан?» Он говорит: «В Афганистан». Говорит: «Первый раз?» Говорит: «Первый». Говорит: «Ну, я через полгода за тобой приеду в аэропорт, тебя встречу». Он говорит: «Спасибо!» Вот сейчас это вроде как мило выглядит, а любая попытка вверстать что-нибудь подобное в 1960-70-е годы вызывала просто дикую ненависть у населения местного!

Д.Ю. Да никому бы в башку не пришло такое вставлять. Это же специально всё сделано, специально, это пропагандистская обработка населения. А этих, как их там, свободномыслящих – они, как снежинки, все оригинальные, вот вам говна на лопате, а вы сожрали и счастливы: вот у нас как всё красиво и хорошо. Кто вас в этот Афганистан звал?!

Клим Жуков. Да, ну вот тогда не прокатывало. А кто вас во Вьетнам звал?

Д.Ю. Кто звал в Ирак? Сколько человек вы там убили? Как вы вообще всё в руины ввергли, сколько музеев разворовали?

Клим Жуков. Ну, один Багдадский музей чего стоит, который им никогда не простят вообще, потому что где теперь коллекция Багдадского музея находится?

Д.Ю. У них, по всей видимости. Ну кто-то же вывез и где-то продал.

Клим Жуков. Так ладно бы, если бы у них, т.е. они забрали всё и к себе всё доставили – это потом легче отобрать будет, потому что оно всё там, а сколько по дороге было разграблено, продолбано, потеряно, просто уничтожено, и теперь это уже всё – не вернуть?

Д.Ю. Спасибо.

Клим Жуков. Спасибо вам. Статую в Бамиане кто разрушил? Ваши друзья-талибы, которых вы сами вырастили, выкормили, соорудили и пустили пастись – вот они напаслись, пожалуйста. Это же вашим оружием всё взрывали, между прочим.

Д.Ю. Ну, для многих открытие, что их главный – как его звали, этого…?

Клим Жуков. Бен Ладен?

Д.Ю. Да, Бин Ладен – это же тоже отважный боец против советских оккупантов, это же вы его растили, вы его спонсировали, а потом ваша бешеная собака сорвалась с цепи и что-то обернулась против вас, как-то так непонятно получилось.

Клим Жуков. И неловко чуть-чуть.

Д.Ю. Неловко, да. Итак, подводя черту?

Клим Жуков. Ну, подводя черту, что: американцы в 1973 году ушли из Афганистана…

Д.Ю. Из Вьетнама.

Клим Жуков. Ой, только что мы говорили про Афганистан – да, из Вьетнама ушли.

Д.Ю. Тоже – извини, перебью – вот с детства помню: там какое-то здание посольства, или что, где там «Huey», или кто там, взлетает на лыжах, а там на лыжах висят гроздьями красавцы эти, эвакуируются.

Клим Жуков. Это в 1975-ом было, когда пал уже режим Тхьеу.

Д.Ю. Всё равно хорошо получилось, да.

Клим Жуков. Вот, там как раз естественно, т.к. военные-то в основном ушли, хотя, конечно, не целиком, но в основном ушли, там, конечно, эти самолётчики остались, понятно, им базироваться вообще не нужно никак во Вьетнаме, чтобы на кого-то налететь, можно с независимых Филиппин или с У-Тапао прилететь, пожалуйста, никаких проблем. Но там масса чиновников-то осталась в Сайгоне и – важно – бизнесменов, а также разных ЦРУшников, которые ловили рыбу в мутной воде, и вот они, да, они на этих последних «Huey» там…

Д.Ю. Очень напоминает последний пароход на Константинополь – такие же прекрасные люди были.

Клим Жуков. Да-да-да. В 1973-ем они ушли, ну и в 1975 году режим южновьетнамский пал, и Вьетнам стал почему-то единым государством, вот так вот. Теперь Сайгон называется Хошимин, ну и т.д., всё там прекрасно. Вьетнам – очень хорошая страна, замечательные люди, их, правда, не очень любят за границами Вьетнама местные индокитайцы, потому что они слишком быстрые, бодрые и резкие, эти вьетнамцы, но это уже, что называется, местная история – как там у них взаимоотношения национальные складываются друг с другом. Но, правда, чтобы вьетнамцам не было скучно, к ним туда довольно быстро вторглись китайцы.

Д.Ю. Где огребли благополучно силами каких-то припограничных поселений.

Клим Жуков. Да. Ну, по сути дела, в 1975 году наконец война во Вьетнаме закончилась. Чтобы понять масштаб происходящего: она длилась там с 1945-го по 1975 год, фактически 30 лет войны безостановочной, там больше, меньше, совсем много, ещё… меньше, снова больше, снова много – вот 30 лет войны, сумели отстоять свою самостоятельность как-то.

Ну и конечно, сейчас обязательно нужно сказать: «Смотрите, а тоже коммунизма не построили!» Я говорю: ребята, когда бы они его по-настоящему строили? Они должны были его строить 30 лет, если что. В это время в основном они занимались тем, что сначала они отмахивались от французов, потом они отмахивались от американцев… сначала даже от американцев и французов вместе, потом от одних американцев, ну а потом чуть-чуть от китайцев, которые как раз в это время подружились с американцами – ну вот когда им чего было строить, скажите, пожалуйста? Вот такой вопрос. А что у них там с народным хозяйством, которое было разбомблено где на 90, где на 100, где на 70%? Что делать с джунглями, которые были выжжены ядохимикатами, и люди там до сих пор рождаются с мутациями чудовищными совершенно? Что было делать с минами, которыми засыпано было всё просто?

Д.Ю. И в воде, и на земле.

Клим Жуков. В воде, на земле, потому что Хайфонскую бухту разминировали, если я не ошибаюсь, года три, потому что там вот всё было в три слоя минами уставлено, как Балтийское море во время Второй мировой.

Д.Ю. Я тебе больше скажу: вот я не помню, там, 3-4-5 лет назад в Камбоджу ездил – вот в Камбодже экскурсовод: «Идти надо по реке, только по реке, где вода течёт». – «Зачем?» - «А потому что там мины уносит и унесло, а по земле пойдёшь – там взорвёшься обязательно. Нельзя ходить».

Клим Жуков. Что характерно: карты минных постановок не вьетнамцам, ни камбоджийцам, ни лаосцам американцы не отдали до сих пор.

Д.Ю. Зачем?

Клим Жуков. Вот! Причём мины, прошу прощения, какие – запрещённые Женевскими соглашениями устанавливались, «Лепестки», которые с вертолёта или с самолёта засеваются. Всё это имеет место быть до сих пор, повторяюсь, карты минных постановок не сданы, и в результате многие места, например, в той же Камбодже просто не предназначены для ведения сельского хозяйства, потому что опасно. Их нужно специально разминировать, ну а у них таких мощностей нету.

Д.Ю. Ну, зато у американцев есть – у них есть частные компании по разминированию…

Клим Жуков. Да! Можно дать денег чуть-чуть…

Д.Ю. …которые за серьёзные деньги придут к вам и снимут свои мины, да. Денег таких ни у кого нет.

Клим Жуков. Т.е. сначала нужно мины поставить, а потом самим же снять – это очень удобно.

Д.Ю. Конечно, да! Замечательно. Спасибо, Клим Саныч!

Клим Жуков. В следующий раз про Пол Пота.

Д.Ю. Про Пол Пота, да-да. Пол Пот – Товарищ № 1, такой он был.

Клим Жуков. Салот Сар по-настоящему его звали.

Д.Ю. Я с удивлением узнал, заехав…

Клим Жуков. Politique potentielle. (фр.)

Д.Ю. …да, заехав в Камбоджу и купив книжку, что это «политическая возможность», да?

Клим Жуков. Да – «политика возможного», «politique potentielle».

Д.Ю. Пол Пот.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Т.е. я всё время думал, что это какое-то камбоджийское имя.

Клим Жуков. Нет, он Салот Сар.

Д.Ю. Он сам же был Пол Пот и Иенг Сари, ну, Иенг Сари – это, вроде, настоящее?

Клим Жуков. Да, Иенг Сари – это настоящее имя вполне.

Д.Ю. Ждём. Спасибо, Клим Саныч. На сегодня всё.


В новостях

16.11.20 13:13 Клим Жуков, Война во Вьетнаме 9: Крах американской интервенции 1968-1972, комментарии: 17


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк