Реми Майснер и Клим Жуков про коррупцию в СССР

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

06.01.21



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет. А у нас в гостях Реми Майснер.

Реми Майснер. А здравствуйте.

Клим Жуков. Кучно пошло. Так. Мы не так давно... Уже порядком... И все равно недавно. Разговаривали с Реми о таком знаменитом Кадыйском деле. Подробный хороший вышел разговор. Да.

Клим Жуков. И сейчас у нас, я так понимаю, в некой художественной форме описание схожих событий. Там не то, что... Там не схожих событий.

Клим Жуков. Тенденций. Там не преступление и наказание. Там только преступление. Но вот эти тенденции хорошо... Они много где на самом деле в советской литературе проскакивали. Там речь идет о сплоченном таком коллективе советских начальников, которые, значит, над чем их поставили командовать, они вот это что-то воспринимают не то как личную кладовую... Вот. Не то как личный распределитель закрытый, откуда чего хочешь можно брать. Вот. Мне просто... Когда мы говорили...

Клим Жуков. А это мы сейчас про какого автора говорим? Да. Вот я как раз хотел сказать. Когда мы говорили о мемуарах Василия Григорьевича Власова... Особенно в эпизоде, когда они мануфактурку-то... Помнишь? Мануфактуру дефицитную получили и среди своих и среди своих разогнали. Вспомнился... Был такой хороший писатель-публицист Михаил Ефимович Кольцов.

Клим Жуков. Был. Да, был. Правда, плохо закончил. Плохо. Можно в конце, кстати, будет рассказать. Там хорошая мораль, что не надо бухать. Не надо бухать и будет вам счастье. У него есть серия рассказов про такого как раз проходимца, такого начальника советского. Называется серия ”Иван Вадимович – человек на уровне”. Это просто прекрасно. Там все рассказы в виде монологов его...

Клим Жуков. Слушай, а Кольцов в какие годы жил? В какие... Он в 1938 был расстрелян. До этого жил и творил. Когда родился... Там вот он чисто описывает советское начальство. У него просто... Чтобы не быть голословным, вот эпизод. Как раз вот этот рассказик называется ”Иван Вадимович распределяет”. Вот. А он трудится в какой-то крупной... Там этот комбинат фаянсовый. Посуду делают. И вот, значит, выходит Иван Вадимович на трибуну... Все рассказики, это чисто его монолог. ”Вот, товарищи, значит... Что у нас, значит, есть? У нас есть 40 новых сервизов. Которые у нас такая-то фабрика делает. Значит, сервизы очень хорошо выполнены, очень красивые, очень практичные. На 12 персон. Отличная вещь. И вы, товарищи... Тут слушал я, слушал план ваш, как вы их собираетесь распределять. Вот эти первые 40 сервизов. Что-то там, значит... На Украину, по республикам пару. Для премирования ударников. Что это за чушь, товарищи? Что я вам скажу после такого вашего плана. Во-первых, вы не знаете производства. И вы не знаете рабочего класса. Какой столовой хватит сервиза на 12 человек? Какой у нас ударник так кучеряво живет, чтобы сразу 12 гостей за стол посадить? Это все глупо. И самое главное, что не учтен текущий момент, дорогие товарищи. Первое. У нас из майолита сервизы. Майолит, это каолин. Каолин за год... Пять сервизов. Кто у них? Товарищ Петухов. Начальник правления. Пишите. В личное распоряжение товарища Петухова пять сервизов. Потом, значит...” Контора... Забыл как называется контора, где все бумажки проходят по фаянсовым, глиняным делам. ”Туда. Чтобы наши бумаги не застревали. Три сервиза туда, лично товарищу такому-то. На его усмотрение. Потом. Банк. Чтобы у нас с ссудами и с прочим не было проблем. Опять же. Лично директору, товарищу такому-то, три сервиза на его усмотрение. Потом... Правильно говорит товарищ. Общественность. Газета наша ”За фарфоризацию”.

Клим Жуков. Всей страны. Вот. ”Туда пошлите три. Они на всю редакцию, один лично главному редактору. Один заместителю. Нам не надо, чтобы про нас плохо писали. Что? ”Красный гончар”. Профсоюзный журнал. Один им отсыпьте. Ну, и потом что у нас еще... Мало осталось что-то. Мало осталось. Мне сервиз? Да что вы? Зачем мне вообще этот хлам? Барахольство и все такое прочее. Почему мне? Вот, например, Алексей Михайлович, он многосемейный, он больше нуждается. Давайте запишем. За правлением закрепить шесть сервизов. И вы, Ольга Ивановна, себе застенографируйте седьмой, вы у нас очень ценный специалист. Никак вас нельзя без подарка оставить. И знаете чего? Еще парочку типа комсомольской ячейке и партбюро. Чтобы не было гнусных разговоров про кумовство, про закрытые распределители”. Ну, вот. Похоже же? Согласись, товарищ Жуков. Ну, Иван Вадимович там вообще... В другой раз ”На линии огня”. Это как раз как такой начальничек решает вопросы производства. Как они производство организуют. Опять же выходит на трибуну. ”Товарищи, опять же, слушаю вас. Какие вы недалекие, товарищи. У нас что? У нас по такой-то фабрике невыполнение плана 46 процентов. И что я слышу с трибуны? Какая-то демагогия про то, что рабочие ждут нашей продукции, кооперация смотрит на нас грустно. Что не выполнен заказ для нашей Красной армии, для наших доблестных бойцов. Кому... Мы все это и так знаем. Вы лучше вот о чем подумайте. В такой конторе за невыполнение на 7 процентов снят директор и все партбюро. В таком-то комбинате, там 20 процентов... Распущена вся дирекция и внеплановая чистка аппарата. Газеты почитайте, что в наркоматах творится. Вы что думаете, с нами будут церемониться? Нет, товарищи, не будут. А что вы предлагаете? Опять же. Слушал, слушал. Удивляюсь. Добиться большей отгрузки сырья, поменять директора, завести красную и черную доску. Ну, и кто из вас поручится, что мы все это внедрим, а фабрика хотя бы наполовину выползет к концу квартала? Тут нужны настоящие решительные меры. Какие? Мы эту фабрику претворяем, так сказать, в комбинат. Или даже в трест. На местах бывают еще и меньшие тресты. Потом передаем это трест в ведение области. Ольга Максимовна, там же у нас просили в начале года, чтобы мы им эту фабрику передали? Мы тогда категорически отказались. Теперь напишите, что мы категорически согласились. Вот. И таким образом, товарищи, мы, как бы, отсекаем гнилую часть организма и даем ей возможность выздороветь самостоятельно в условиях своевременной изоляции. Пусть, значит, обком руководит фабрикой. Пусть людей исключают из партии. Фабрика-то уже не наша. А мы процент выполнения... И все у нас будет хорошо. Не хитро, товарищи, а мудро. Котелок должен варить. Без котелка мы пропадем”. Вот так. Как все чисто делать. С видимостью, что ты, вроде как... Вот так вот. И к концу года такие Иваны Вадимовичи начинали по всей стране друг другу спихивать эти...

Клим Жуков. Активы. Да. Активы неходовые. Чтобы самим оказаться на коне. Я говорю... Со всех сторон. Такой кадр. Иван Вадимович. Еще прикольный... Называется ”Иван Вадимович любит литературу”. Как он: ”Шолохов? Ну, да читал конечно что-то там. Почитывал. Шолохов, это какой? Ленинградский? А что, он один? Надо же. Я думал два. Удивительно неорганизованные народы эти поэты, писатели. Когда еще Маяковский был, я хотел заказать стих на годовщину слияния Главфаянсфарфора с Союзглинопродуктсбытом. Звоню. Говорят, уехал на две недели. А кто за него? Никого. Человек уехал на две недели и никого вместо себя не оставил. Он думает, что он незаменимый? Незаменимых у нас нет. Потом звонил. Будние дни. Не могу дозвониться. Выяснилось, что застрелился. Такой народ”. Я чего вспомнил? ”Я люблю издательство ”Академия”. Потому, что такие книжки хорошие. Ну, судите сами. Кожаный переплет, золотое тиснение. И главное. Хорошие произведения. ”Декамерон”, ”Золотой осел”... Какая хорошая литература. Умели же люди так вот подать, что не подкопаешься”. То есть, вот это он читал. А там Фадеев... ”А он когда писал? Чего писал? Чего-то слышал...” И это, между прочим... Это партийный человек. Это большой начальник. И такой вот... А как он дела ведет? Опять же. Вот это читаешь и вспоминается сразу 1937 год. Сколько там было вот этих вот рассказов. Любой коррупционер советский, любой взяточник, тем более заговорщик, они норовили вокруг себя плодить бытовое разложение.

Клим Жуков. Ну, так проще. Конечно. Так проще управлять...

Клим Жуков. Во-первых, всегда есть подчиненных за что взять за жопу. Это первейшее дело. Можно их брать за жопу в прямом смысле. Некоторым это нравится. Потом... Если в случае, как с Ежовым. Когда у них там целая тусовка. Запирались на даче, и давай там... В оконцовке у них... Объединяет мерзкий такой секрет... Понимаешь? Десять раз еще подумаешь перед тем, как идти Васю сдавать по каким-то его делам. ”А он как расскажет, что мы там делали. Ну на фиг. Лучше помолчу”. Вот там...

Клим Жуков. Это же недавно была история американская. Как там накрыли какого-то деятеля, у которого целый бордель был организован. Да.

Клим Жуков. На острове что ли на каком-то? На острове, на острове. Потом посадили его в тюрьму особого режима, а там он повесился. Предварительно поломав ребра и нос.

Клим Жуков. Вот как. Как его звали? Все время забываю. Эпштейн. А самое главное, мне понравилось, что... Ну, там Клинтон у него ”фоткался” постоянно. Чеки в интернет выкладывали. Что он там съездил, кругленькая сумма, хорошо отдохнул. Он естественно: ”Этих дел никаких не знаю. Просто симпатичный человек. Просто ездил...” И Клинтониху на телешоу пригласили, и она: ”Если я обвинения, которые мне выдвинули, повторю с иронией, я, как бы, их полностью дезавуирую”. Говорят: ”А вот правда, что вы убили этого Эпштейна?” - ”Ну, конечно правда. Забралась по стене...” И, типа: ”Отравленным дротиками в него пуляла”. Об этом речь не шла. Понятно, что никуда ты не забиралась. Понятно, что... Так, как ты это излагаешь, это чушь. Ну, ладно.

Клим Жуков. Ну, это на самом деле нет. Это никакое не отхождение. Исключительно полезное замечание. В силу того, что... Ну, как известно... Кто лучше всех объединяет коллектив? Один дилер. А так как все нюхают вот это самое, что дилер продает, то идти кого-то ”вламывать” из своего коллектива уже практически невозможно. Потому, что ты сам себя... Бордель. Это намного более редко, чем дилер. Потому, что дилер... Я уйду и найду себе своего. А вот бордель так организовать. Чтобы из горячих точек сироток привозили.

Клим Жуков. Поэтому бытовое разложение, это хороший прием. Он давно испытан. Вот там на практике показано. По-моему, ”Иван Вадимович принимает гостей”. Начинается с того, что он их провожает. ”Все. Ну, что вы, братцы? Посидели бы еще? Ну, и что, что соседи стучали? Это все Петр Николаевич виноват. Пошел и все сразу: ”Мне пора, мне пора”. Ладно, все... Фу... Наконец-то разошлись. Ох, как они достали. Никитка, комсомолец хренов, заблевал весь сортир. Как зачем был звать? Анюта, ты темная женщина. Никита, он же председатель комсомольской ячейки. Он секретарь комсомольской ячейки. Он на всех собраниях что-то затирал про кумовство, про самоснабжение. Вот пусть теперь вякнет. Ему быстро припомнят как блевотину его со стенок оттирали. Теперь будет молчать. Из тех же соображений я и того, и того еще позвал. Из тех же соображений. Чтобы много не ”гнали”. И как это, ”Лицом к потомству”. Опять же. Как он... Иван Вадимович воспитывает потомство. Сынок сначала задачу решает. Не смог решить. ”Я чего-то устал. Может, в учебнике ошибка. Не знаю. Учебники как попало пишут. И вообще у вас сейчас не учеба, а малина. Вот у нас в дореволюционной гимназии. Как вспомнить. Учитель Закона Божьего. Такой был сатрап. Пес царского режима. Я у него по Катехизису первым был всегда. Катехизис? Догмы православия, изложенные в сжатой форме. До сих пор еще наизусть помню. Или был у нас инспектор. Со шпагой ходил. Тоже сатрап ужасный. И вообще они все сатрапы. А у вас? Какой-нибудь в ”толстовке” ходит. Что это за учителя такие?” Вот. И чего дальше он начинает про друзей. ”Почему это у Витькиного папы ”Бьюик”, а у меня нет? Член президиума. Им для президиума прислали четыре ”Бьюика”. Покататься? Не смей. Даже не подходи. Мне не надо через тебя с ним поссориться. Подожди. Он сам звал покататься? Тогда иди конечно. Ты чего дурак? Конечно иди. А чего он еще? Вы с ним долго говорили? Он про меня что-нибудь спрашивал? Вообще ничего не говорил? В принципе это даже хорошо, что ничего не говорил. Ладно. В гости звал? Обязательно. Дурак что ли? О чем еще говорили? Про квартиру? И чего ты сказал? Ты сказал? У вас паршивая квартира? Ты сказал наша намного лучше? Аня! Аня, иди сюда. Смотри, из сына дегенерат растет. Папа старается, старается... Возьмись уже за воспитание ребенка. Научи его чего ему говорить, чего не говорить”. То есть, он еще и смену соответствующую... Чего там сынок, который насмотрелся в детстве. Пьянки с комсомольцами нужными. Потом такое воспитание получил.

Клим Жуков. Ну, так это Яковлев будет. Да. Очень даже может быть.

Клим Жуков. Мы имеем в виду Александра Яковлева, главного советского идеолога. Идеолога, который вспоминал, как он это... Вредил. Вредителей, как известно, Сталин придумал в приступе паранойи.

Клим Жуков. Конечно. А этот вспоминал, как он вредил. На самом деле уже после Сталина. Видать фантазии Сталина материализовались. Культуру вспомнить... Да? Маяковский еще про советского начальника нехорошего отличный стих написал. Помнишь? Про взяточника.

Клим Жуков. Не помню. А я сейчас... Я его помню даже наизусть.


Дверь. На двери - "Нельзя без доклада" Под Марксом, в кресловкресленный, с высоким окладом, высок и гладок, сидит облеченный ответственный. На нем контрабандный подарок - жилет, в кармане - ручка настраже, в другом уголочком торчит билет с длиннющим подчищенным стажем. Весь день - сплошнаяработа уму. На лбу - непролазная дума: кому ему устроить куму, кому приспособить кума? Он всюду пристроил мелкую сошку, везде у него по лазутчику. Он знает, кому подставить ножку и где иметь заручку. Каждый на месте: невеста - в тресте, кум - в Гум, брат - в наркомат. Все шире периферия родных, и в ведомостичках узких не вместишь всех сортовнаградных - спецставки, тантьемы, нагрузки! Он специалист, но особого рода: он в слове мистику стер. Он понял буквально "братство народов" . как счастье братьев, теть и сестер. Он думает: как сократить ему штаты? У Кэт не глаза, а угли... А может быть, место оставить для Наты? У Наты формы округлей. А там в приемной - сдержанный гул, и воздух от дыма спирается. Ответственный жмет плечьми: - Не могу! Нормально... Деларазбираются! Зайдите еще черездень-другой...- Но дней не дождаться жданных. Напрасно проситель согнулся дугой. - Нельзя... Не имеется данных!- Пока поймет! Обшаркав паркет, порывшись в своих чемоданах, проситель кладет на суконце пакет с листами новейших данных. Простился. Ладонью пакетзаслоня - взрумянились щеки - пончики,- со сладострастием, пальцы слюня, мерзавец считает червончики. А давший по учрежденью орет, от правильной гневности красен: - Подать резолюцию! - И в разворот - во весь! - на бумаге: "Согласен"! Ответственный мчит в какой-то подъезд. Машину оставил по праву. Ответственный ужин слюбовницей ест ответственный хлещет"Абрау". Любовницу щиплет, весел и хитр. - Вот это подарочки Сонечке: Вот это, Сонечка, вам на духи. Вот это вам на кальсончики...- Такому в краже рабочих тыщ для ширмы октябрьское зарево. Он к нам пришел, чтоб советскую нищь на кабаки разбазаривать. Я белому руку, пожалуй, дам, пожму, не побрезгав ею. Я лишь усмехнусь: - А здорово вам наши намылили шею!- Укравшему хлеб не потребуешь кар. Возможно простить и убийце. Быть может, больной, сумасшедший угар в душе у него клубится. Но если скравший этот вот рубль ладонью ладонь мою тронет, я, руку помыв, кирпичом ототру поганую кожу с ладони. Мы белым едва обломали рога; хромает пока что одна нога,- для нас, полусытых и латочных, страшней и гаже любого врага взяточник. Железный лозунг партией дан. Он нам недешево дался! Долой присосавшихся к нашим рядам и тех, кто к грошам присосался! Нам строиться надо в гигантский рост, но эти обсели кассы. Каленым железом выжжет нарост партия и рабочие массы.
Вот так писал товарищ Маяковский.

Клим Жуков. Не помню такого стихотворения. Освежаешь. Такие вещи находишь. У него пара дореволюционных про взяточников. Это в другой раз расскажу, там вообще... У товарища Маяковского много такого есть. А вот... Тут мы опять возвращаемся к 1937 году к нашему. Когда вот этот разбухший нарыв из этих взяточников, из этих Иванов Вадимовичей... Они... Дело в том, что их образ жизни делал автоматически антисоветчиками. Если ты взяточник, если ты накопил капиталец, тебе уже не нужен социализм. С чемоданом денег нужен капитализм. Более того, тебя начинают раздражать те элементы социализма, которые есть. Потому, что они тебе мешают распоряжаться этим чемоданом. Проституток себе ты купить не можешь. Если и можешь, то как-то...

Клим Жуков. Чтобы никто не заметил. Прятаться. В фильме про... Дорога на Париж. Европейская культура. Там же по записи в бордель приходят. С талончиками. Какая красота. Какая рационализация. А у нас чего-то... Как этот... Опять же... Допрашивали... Не помню кто он у Ежова был. Типа... Он вроде не то секретарь, не то водитель. Он ему как раз девчонок привозил, когда тому было скучно. Он куда-то ехал, в какие-то... С кем-то знакомился, их убалтывал. Они еще там: ”Хочу, не хочу...” ”Сколько стоит? Держи. Поехали”. А то еще уговори, объясни куда, к кому.

Клим Жуков. Серьезная должность у человека. Натерпелся на этой должности. Потому, что Ежов в отсутствие девочек мог оприходовать его самого. И несколько раз это сделал.

Клим Жуков. Опасности какие. Да. Опасности подстерегали на каждом шагу. Причем, насколько я понимаю, у Ежова... Он многих огорчил своих подельников. Причем, насколько понимаю, у него это не столько была педерастия в плане, что мужики ему нравились, он это делал... Ему больше нравился процесс унижения. Что ты, мол, так боишься, что давай вставай... Кругом... Бытовое разложение плодил. В 1926 году... ”Спалился”... Еще на партийной был работе. ”Спалился”, что сожительствует с какой-то работницей райкома. Написано было: ”Еще кокаин из аптеки берет. Устраивает оргии”. Под кокаином. Все очень... Явно 1990-х им очень хотелось. Чтобы можно было и кокаина насыпать в открытую. Не оглядываясь. Противно. Следят за тобой.

Клим Жуков. Между прочим... Вот с одной стороны. Художественное произведение. В данном случае мы произведения Кольцова разбирали. И произведение Маяковского чуть-чуть. Художественное произведение, конечно же, всей реальности не отражает. Ни научная статья, ни статистика. Но это же как симптоматично получается... Тем не менее, это же отражение реальности.

Клим Жуков. Конечно, конечно. Просто ее осмысление в не документальной форме, в ненаучной. В виде образов художественных. То есть, что... Чего-то, что будит эмоции в первую очередь. Апеллирует именно к ним. Оно что вызывает? В первую очередь вызывает эмоцию узнавания... Столько сразу вспомнил всяких... И современных даже. Потому, что у них повадки... Даже при капитализме многие повадки остались еще прежние.

Клим Жуков. Эти повадки... Оно как отражалось? Есть Кольцов, Маяковский. А если прыгнуть на 30-35 лет дальше, у нас будет, пожалуйста, ”Премия” и ”Гараж”. Уже, правда, кинопроизведения. Тоже художественный. Там же про это буквально. Там еще разница знаешь в чем? И у Маяковского в финале: ”Железный лозунг партией дан...” И реально выжгли практически. По крайней мере придавили хорошенько. То, что там у Маяковского... Это уже в 1920-е изжили. Вот как раз появился Иван Вадимович. Он вообще хитрый. У него подвешен язык, он в теме последних этих... Критика, самокритика. Это все. Все эти лозунги последние он знает. Тем не менее... Финальный рассказ ”Ивану Вадимовичу не спится”. Ох, ему неуютно. ”Чистка когда? Через пару месяцев. Лучше об этом не думать, а то вообще не засну. Ох, ох. Куда бы Иванова, Петрова... Куда бы его перевести? В Ростовскую контору его что ли перекинуть? Он же специально из Ростова приедет. Как же это гнусно чувствовать, что где-то рядом враг. Ох, как нехорошо. Ну, ладно. Все образуется”. Тем не менее, хоть он вроде как чувствует себя уверенно, но тоже понимает, что положение шаткое. У него постоянно нервы... ”Отовсюду новые люди какие-то идут. Как раньше было хорошо. Все знакомые, все друг друга знают. Присылают каких-то молодых, непонятных.

Клим Жуков. Такая у них была хорошая налаженная жизнь. Такой коллектив был дружный. От градоначальника до Добчинского и Бобчинского. И тут внезапно откуда-то приезжает непонятно кто. Причем мы-то отлично с вами знаем, что никакой это не ревизор, а какой-то хлыщ. Но эти-то не в курсе. Они настолько зашуганные, что его приняли за ревизора. Притом, что сами: ”Как я мог подумать, что этот... Совсем что ли на старости лет? Куда? Вы чего?” А если... Мы просто вспоминали позднее... В поздних начальнички себя ведут намного увереннее уже. А самое главное как-то появилось в поздних произведениях... Как там все это показывается, что вроде как это не изживаемое вообще зло.

Клим Жуков. То есть, такая черта, которая всегда была, всегда будет. Начальство. Оно всегда будет врать, оно всегда будет смотреть чего бы в карман, что плохо лежит, засунуть. Типа начальство и должно быть такое. Вот так.

Клим Жуков. Потому, что фильм ”Премия”... Я вот недавно пересмотрел. Ох, я его смотрел давно предыдущий раз. Чтобы не соврать, году в 1986. Еще в прошлом веке получается. Ужас. В силу того, что память хорошая, я в основном канву помнил. Мне лет было в 1986... Мозг ничем на загажен. Все запоминается великолепно. А вот деталей я не помнил. Более того. Не только не помнил. На них тогда внимания обратить не мог. Потому, что я просто не понимал. Начинается все с чего? Ну, как? Понятно. Когда Леонов заварил бучу, что: ”У нас будет сегодня партком. Там я вам расскажу почему мы премию всей бригадой не берем”. И вот приходят лучшие люде треста. Или СМУ было? Не помню. Трест.

Клим Жуков. Строительного треста. И вот там уже директор достает пачку ”Мальборо”. А костюмчики. Они все разодеты. А лучше всех из них, это директор и секретарь парткома.

Клим Жуков. Они все прямо... Прямо видно, что оно не куплено, оно прямо сшито на тебя. В ателье сшито прямо. Потом начал коробочки всем давать подозрительные. Директор.

Клим Жуков. ”Ты просил. Я принес”. И достает пачку ”Мальборо”. Понимаете? ”Мальборо” в это время в Советском Союзе не продавалось. Или оно продавалось по инвалютным чекам. На нем контрабандный подарок... Жилет сам собой... Весь костюм. Во-первых. А во-вторых, и расходные материалы. Сигареты. Он... Получается, у него канал есть поставки.

Клим Жуков. Или, опять же... Или у него есть постоянное обеспечение этими самыми инвалютными чеками. По которым ты в какой-нибудь ”Березке” можешь отовариваться регулярно. Спрашивается: ”Откуда у него инвалютные чеки? Зачем ему инвалютные чеки?” Он же, как бы, не связан с тем, что, например, постоянно ездит за границу. Не связан. Вроде нет.

Клим Жуков. Потому, что у него работа вся здесь. Однако, у него или так или эдак. И вот приходит Леонов. Он одет... Ну, как работяга одевается. Вот так. Все остальные чего попроще курят. И давай они этого Леонова ”полоскать”. В итоге все бы получилось плохо. Но... У него железная выдержка. Во-первых. Во-вторых, он пришел очень хорошо подготовленный. Очень хорошо. Они никто этого не ждал.

Клим Жуков. Плановый отдел подпряг, чтобы они ему все посчитали. Да. У них оказывается все посчитано. ”Она нам все это уже и посчитала. Все? Вопросов нет теперь?” Обрати внимание как красиво. У них там натурально как ОПГ сидит. Распределение по ролям. Один шугает, другой умасливает.

Клим Жуков. Третий расстраивается. Третий вообще сидит, выжидает, что из этого выйдет. Янковский. Я думал до последней пятой части фильма, что Янковский там главный. Потому, что натурально такой серый кардинал. Наверняка намылился трест приватизировать.

Клим Жуков. Так слушай. Учитывая, что мы знаем как получилось в итоге, скорее всего и да. Как он все ”разрулил”? Янковский, вроде, сидел, слушал как полощут этого Леонова, бригадира... Хитрый Иван Вадимович такой. Кто-то встрял... Наш любимый директор встрял. Для начала как с этой фабрикой. Для начала мы дистанцируемся. ”Я ничего не знал. Так вот у вас что происходит. Вы что? И даже без лаборатории, без двух корпусов? Вы же... Нехорошо”.

Клим Жуков. Он спрашивает директора: ”А зачем же вы взялись за такую работу? Зачем же вы взялись, когда вы знали, что ни дорог... Вы же сами говорили, что должна быть сначала дорога, а потом стройка, а не наоборот”. Это, по-моему, не Янковский. Это инженер. И Леонов еще. Тут у Леонова пропала принципиальность. Как только ему сказали, что: ”А это в горкоме навязали”. Это интересный вопрос. Кто там навязывает? Может, там как в 1930-е вредительская группировка? И пытается навредить. Ты же понимаешь...

Клим Жуков. Как дело Промпартии. Я же говорю. У них там... А эта ситуация, когда фундамент неправильный положили? И эта девочка не те чертежи отправила. Эти вездесущие девочки-редакторы, которые где-то ”накосячили”. Их тогда, оказывается, изобрели. На девочку все спихнули. И все. ”И теперь приезжайте всем отделом долбить бетон”. Это было смешно.

Клим Жуков. Да. И в итоге что Янковский делает? В итоге. Как ты помнишь. Янковский достает из кармана внезапно образовавшуюся там газету ”Правда”. И из передовицы зачитывает. Ему по должности, наверное, положено носить.

Клим Жуков. Тем не менее. Сколько они там? Два часа просидели. До ночи.

Клим Жуков. Половину рабочего дня просидели. И Янковский не вспоминал, что у него газета есть. Потом вдруг вспомнил. А там цитата Ленина, где прямым текстом написано, что вот так поступать, как поступил бригадир строго и надо. Поэтому мы его поддерживаем. Вот так. А сам сообразить он про это не мог. Понимаешь? Во-первых, если ты секретарь парткома, то Ленина ты сто процентов конспектировал в свое время. Тебе ”Правды” не надо.

Клим Жуков. Наверняка что-то помнишь. Это раз. Во-вторых. Если ты за дело болеешь, для того, чтобы понять, что бригадир Леонов прав, тебе Ленин вообще никакой не нужен. Тебе нужна просто своя ”соображалка”. А тут внезапно переобулся... Внезапно выяснилось вообще, что там отвечать будет один директор. Причем как отвечать? Его с работы снимут. Что ты комбинат запорол, что ты в пьяном виде, не знаю... Результат один и тот же. Тебя уволят. Он пойдет в другое место. Сомневаюсь, что дворником.

Клим Жуков. Учитывая, что это человек, видимо, заслуженный. Если он уже дослужился до директора строительного треста, которому доверили строить важный институт. Собственно мы сейчас сидим в здании НИИ. Вокруг комбинат ”Красный Октябрь”, а тут НИИ, который разрабатывал противогазы и прочее. Теперь здесь не разрабатываем, но записываем хорошие ролики.

Клим Жуков. Так точно. Рядом вывески делают. И так далее, и тому подобное. Там ювелирная мастерская. В общем... Как в ”Золотом теленке”. Нэпман...

Клим Жуков. Прекрасно разобрались, так сказать, с государственным имуществом. Так вот. Учитывая его заслуги, он пойдет под увольнение и переведут его в другой строительный трест. Может его переведут не директором, а замдиректора. Может, переведут его не в такой трест, а в трест похуже. Ну, во-первых, это Советский Союз. Он без работы точно не останется. Во-вторых, разбазаривать такие проверенные, опытные кадры тоже никто не станет. А что? Тем более, он же такой хороший. На собрании сам против себя проголосовал. Когда его голос был решающим. То есть, он сам... Ну, как такого не простить? Такого принципиального нашего... Короче, все закончилось парткомом. На самом деле на парткоме выясняется, что там на пять уголовных дел. Он фактически говорит: ”Вы здесь мутите какие-то криминальные серые схемы, а своими премиями вы нам рты затыкаете и делаете из нас подельников. Потому, что если я премию взял, значит, я с вами согласен. А мы не согласны”.

Клим Жуков. Притом, что Леонов на пальцах ”раскидал”, что им получить премию куда как более не выгодно, чем просто зарплату. Без премии. ”Человек из-за вашей хреновой организации потерял 400 рублей. А вы ему даете премию. Накладно что-то ваши премии получать”. Красиво... И Леонов ”слился” потом. По воле сценариста. Потому, что этот поступок ни с характером его не вяжется, ни с происходящим. Ну, получила бригада премию. Какая разница-то? Неполучение премии было поводом, чтобы собрать партком. Если на то пошло. Они могли после того, как партком собрался, всей толпой пойти и премию получить. Тетрадочки с данными это не отменяет. Ни капельки. Чего он психанул и убежал? Для того, чтобы Янковскому дать выступить, показать, что партия рулит. Как она, правда, рулит... А самое главное, что интересно... Сидишь в таком же красивом пиджаке, как у директора. Но при этом ты вообще ни за что не отвечаешь. Хотя по идее ты вот там самый главный должен под ответ попасть. А ведь ты за свою принципиальность, скорее всего, ты еще повышение получишь. Продвинешься еще дальше. Рабочую инициативу довел до конца, протолкнул. Ленина еще хорошо процитировал. Ну, как такого не повысить? Они помнишь с директором выбегали на улицу? Чего-то ”терли”. Чего - не слышно. Небось вот это и обсуждали. ”Я сейчас вывожу это дело на голосование. Голосуй против себя. Все нормально”. - ”Я тебя знаю, ты сам все без меня приватизируешь”.

Клим Жуков. Слушай. Но при этом этот поздний Советский Союз... Со всеми этими самыми вновь народившимися ОПГ, которые внутри комбинатов, разных трестов. А при этом в костюмчике в хорошем, в ботиночках в шикарных. ”Мальборо” он курит, что-то кому-то достает. А в этих шикарных ботиночках и в этом шикарном костюме... Первое. Он все-таки подконтролен какому-то работяге. Он же хотел рявкнуть. ”Что-то вы куда-то...” Не в свое, мол, дело полезли. Сразу ему Янковский... ”Нет, я рот не затыкаю. Просто мне человек так понравился, я не люблю разочаровываться”. Вывернул красавчик.

Клим Жуков. Они неуверенно все-таки себя чувствуют. Ну, не хозяин ты тут. Не хозяин. Хозяин тут рабочий. Потому, что там висит транспарант: ”Рабочие – хозяева стройки”. И в любой момент могут сказать: ”Я хозяин? По-хозяйски тебе пару вопросов задам”. Они считают, что там тупое быдло, которое два и два сложить не может. Помнишь, как он сначала хотел? ”Ну, вы понимаете, сейчас ведется большое строительство. Положение очень тяжелое. Просьба отнестись с пониманием”. Красавец.

Клим Жуков. Ну, так вот... В итоге... А, да... Неуверенно себя чувствуют. И вот в этих замечательных костюмах и ботиночках он, как и все, должен пробираться по этой грязи по строительной. А там у него... Что у него? ”Волга”, может быть. Да. Как и у какого-нибудь бухгалтера, между прочим.

Клим Жуков. Как у передовика... Как у какого-нибудь... Не знаю. Который кепки...

Клим Жуков. Сварщик шестого разряда, который высшей категории, он получает больше, чем он. По крайней мере официального оклада. Какое свинство.

Клим Жуков. И у него тоже может быть ”Волга”. У этого сварщика. У него, наверное, барыги знакомого нет. Таким костюмчиком, наверное, не обзаведется.

Клим Жуков. Работа потяжелее у сварщика. Прямо скажем. С маской на роже сидеть. На двадцатом этаже чего-то там... Короче говоря. Не больно здорово. В кабинете... В кабинете полегче сидеть. Так вот. Смотри-ка ты. Получается... Не то. Работа тяжелая и нервная, а в итоге какие преимущества? Ну, да ты одет получше, машина есть. Но все равно ты вместе со всеми в этом говне. Это плохо. Давать еще отчеты. Это же вообще кошмар. А между прочим раньше это была нормальная практика. Что для этого Леонов целый демарш устроил. Нормальная практика. Производственное совещание.

Клим Жуков. Конечно. Мне только одно непонятно. Был бы фильм какого-нибудь года 1940... Вот тут бы... Финал был бы другой.

Клим Жуков. Тут бы Леонову привести бы с собой не одного себя, а всю бригаду. Кстати говоря, это было бы... Даже не драматургически, а по стратегии правильнее. Не партком бы устроили, а общее собрание.

Клим Жуков. Да. Общее собрание. Чтобы директор там рассказывал свои... На самом деле для них, для всей этой кодлы... Что это все решается в таком кругу, это на самом деле очень хорошо и приятно.

Клим Жуков. Кто не знает, были партийные собрания, где присутствовали только коммунисты и комсомольцы. А были общие собрания, где могли присутствовать все, кто хочет. Весь могучий союз коммунистов и беспартийных.

Клим Жуков. Вот. И тут же нужно было, во-первых, всю бригаду в обязательном порядке... Это раз. В фильме 1940-х годов он не психанул бы в конце. Ни в коем случае.

Клим Жуков. А с чего ему психовать? Я не знаю. Даже если бы ему нарисовали какой-то повод. Все равно. Такой человек... Положительный, соцреалистичный персонаж. Он не психанул бы. Наоборот. Его бы это только подстегнуло.

Клим Жуков. А во-вторых, если у тебя такая тетрадка, тебе нужно вообще-то не от премии отказываться, а в прокуратуру обращаться. Там главбух: ”Чего вы со своими тетрадочками не пошли тогда в прокуратуру?” Резонный вопрос. В фильме 1940-х годов: ”А пошли”. Все нормально. Прокуратура...

Клим Жуков. Можете заходить. Жаров какой-нибудь заходит. Как в ”Ошибке инженера Кочина”.

Клим Жуков. Вот это было бы хорошее отражение реальности. А помнишь там... Как это кино называлось? Где Любовь Орлова передовицу производства играла. ”Светлый путь”.

Клим Жуков. ”Светлый путь”. Точно. ”Светлый путь”. Отличное кино. Там и ситуация очень похожая. У нее тоже с дирекцией неполадки. Директор не вражина, но такой он... Как? Бюрократ. У него душа не за производство болит, а за свое кресло. И поэтому ему все эти новаторские идеи... Он ей прямо откровенно говорит, что: ”То, что ты рисуешь 150 процентов, это конечно хорошо. У меня уже сейчас 100 процентов есть. Даже чуть повыше будет. А чтобы твое новаторство внедрять, это надо цех на двое суток остановить. А если не будет так красиво, как ты говоришь? Как я тогда эти два дня простоя... Пока у меня сто процентов есть, ничего нам лучше и не надо”. И это не то, что сценарист придумал. На это примерно наткнулся Стаханов, когда свое новаторство внедрял. У него, насколько я понимаю, как раз еще и враги были. Промпартия сидела.

Клим Жуков. Да. ”Весь уголь выкопают. Что тогда благородным господам хозяевам достанется?” Которые в гитлеровском обозе приедут, а угля уже нет. Все эти чумазые...

Клим Жуков. Это во-первых. Во-вторых. Там же сразу в обязательном порядке всегда возникала тема, про которую еще Сергей Георгиевич Кара-Мурза писал давным-давно в книжке ”Советская цивилизация”. Вот сейчас мы план будем перевыполнять. Это перевыполнение плана уже не за 150 процентов зачтут, а за 100. То есть, это мы сначала его перевыполнили. А теперь-то это уже норма. И мы теперь обязаны выдавать именно такую... И это будет сто процентов. Мы будем не молодцы, а это просто ”как обычно”. План выполнил. Поэтому по правилам... Если мы внедрили, нам должны повысить расценки. Нам повысить должны расценки. И мы должны больше денег получать за это. Все логично. Чего собственно в Новочеркасске они пришли...

Клим Жуков. В 1962 ты имеешь в виду? Да. Они пришли как раз с этим вопросом. ”Ребята, у нас производительность труда выросла? Выросла. А чего расценки не повышают?” Производительность труда повышаем... Чтобы мы бегали, чтобы семь потов сходило. Вот еще были грамотные люди. А так...

Клим Жуков. В Новочеркасске отдельная история. Про Новочеркасск надо отдельно... Я, кстати, посмотрел кино. Можно отталкиваясь от него.

Клим Жуков. Это отдельно нужно про него. Прямо отдельно разобрать фильм. Он очень говорящий и крайне мерзкий. Вот крайне мерзкий. Ты не смотрел? У меня нервов не хватает. Я конечно на такую жертву пойду...

Клим Жуков. Из Москвы я ехал на поезде. У меня было времени 4 часа. Я поэтому его посмотрел. Я не знаю. Я психовать начинаю от такого кино. Я не то, что антисоветчину не могу смотреть. ”Комедия строгого режима”. Это антисоветчина, но она смешная и талантливо сделанная. А потом... Если так вообще попытаться обелять... Там вообще больше над штампами советской пропаганды... Там конечно именно Советская власть. В паре мест Ленину кривые цитаты приписали, чего он в жизни никогда не говорил.

Клим Жуков. Ну ладно. Про Новочеркасск отдельно. Я читал дело, собственно говоря. В деле показалось... Странная канитель. В общей канве политические лозунги, требования начальству. А фигуранты там какие-то алкаши. У них истории... Типа: ”Закинулся” пол-литра, пошел за второй. Слышу кричат. Ну, я это...”

Клим Жуков. Такого элемента было очень много. Понятно. Кто лозунги тогда писал? Кто с начальством тогда разговаривал? Если этот говорит... Он чуть ли не старший, самый главный. Расстрел получил. А у него начинают в кадре: ”Вообще был в ”коматозе”. С самого начала. У меня пол-литра. Вторая пол-литра. Жарко было...”

Клим Жуков. Про Новочеркасск совсем отдельно. А то мы забежим не в ту степь. Там история несколько более сложная. Несколько более комплексная. Что называется. Так собственно о чем? Мы имеем некую ретроспективу из 1930-х в 1970-е, в 1980-е годы художественных произведений. Если бы они были написаны про то, что люди вокруг себя не видят, они бы никогда популярными не стали. Потому, что: ”Такого у нас не бывает, я такого не видел никогда. Что это за фантазии, молодые люди? Непонятно”. Так как и ”Светлый путь”, и фильм ”Премия” были, как теперь говорят, бестселлеры... Да. ”Премия” в частности. Очень хорошо там...

Клим Жуков. Конечно. Потому, что все такое видели. И вот оно в художественной форме такую эволюцию и отражало. А какую эволюцию? И что за этим, собственно говоря, стоит? А стоит, между прочим, глубокая правота товарища Сталина, который сообщил всем, что: ”С установлением социализма классовая борьба должна только нарастать”. Формы классовой борьбы. Обостряются формы. Товарищ Сталин учил, что когда мы разгромили политические эксплуататорские классы... Ростовщиков, спекулянтов, эксплуататоров... Мы их выбили из легального поля совсем. И у нас уже социализм. То есть, вот-вот их не будет. И они же понимают, что не просто их фирмочки не будет. Вообще больше не будет никаких фирмочек. Вы поймите, сейчас от них все эти Обломовы, все эти нерешительные, все отсеялись. Там остались самые убежденные, самые энергичные, которые готовы до конца идти. Которые помнят как они жили и очень сильно хотят вернуть. Ну, что собственно... Процесс Промпартии, где главный фигурант в открытую говорил: ”Я был в совете директоров. У меня свой вагон был на железной дороге. Города, которые мне нравятся, у меня в каждом по особняку. У меня своя яхта”. Понятно, что советская власть такого никогда не даст. Советская власть тебе может дать возможность покататься на яхте. Но чтобы своя... Ему хотелось принципиально, чтобы была у него.

Клим Жуков. Тут нужно усилить некоторым образом. Товарищ Сталин про свое время говорил. Тогда все эти самые бывшие... Причем, как ты говоришь, самые лучшие, самые убежденные, энергичные. А к 1976 году уже никого не было. Но, самое главное, что с самым убежденным, законспирированным, мотивированным, энергичным врагом, как с личностью, можно бороться потому, что эта личность есть. Но вот как бороться с мещанством внутри человека? Как бороться с воспроизведением самых гнусных черт? Они не имманентны человеческой природе. Но если система ваша не меняется, у вас эти черты, рано или поздно, у кого-нибудь будут продуцироваться вновь. И вот у вас только что, пожалуйста, при Сталине, вроде бы как, всю эту сволочь, если не вычистили, то очень сильно напугали и прижали. Потом победили в войне и вообще все хорошо. А смотришь, 1976 год, вот те же самые люди. Понимаешь? Фамилии другие, физиономии другие, происхождение другое... А эта система начала сама себя воспроизводить. Почему? Да потому, что отказались от классовой борьбы. Вот и все. Там еще... Надо еще учесть, мелкобуржуазный, который при Сталине был изжит, его начали искусственно насаждать.

Клим Жуков. Не был изжит. Практически в хозяйстве страны четыре миллиона единоличных хозяйств, это ни о чем уже было. Это уже можно было сказать остатки. У нас чего тогда провозгласили, что социализм построили. Крестьянство кооперировано. Мелкая буржуазия... Сталин сам говорил, что еще нет... Кажется, что такое в масштабах страны. А так-то очень прилично еще. Поэтому именно... Когда говорили: ”Может, ”крестьянство” не будем в Конституцию писать? Напишем ”работники социалистического сельского хозяйства”. Оно у нас еще не вполне социалистическое. И не везде. Еще единоличников много. Так что пока, в будущем... Вы же не говорите, что вместо интеллигенции... Давайте вместо ”рабочих” тогда напишем ”работники социалистической промышленности”. Нет. Конституция не про то, что будет. В будущем понятно, что будет. Но Конституция должна быть про то, что сейчас, а не про то, что когда-то будет потом.

Клим Жуков. Вот. И с этими тенденциями перестали бороться. Тенденции, если их не ”забарывать”, они же будут нарождаться, усиливаться. И в конце концов этой тенденции будет больше, чем социалистического в итоге. Сколько говорили, что пора заканчивать... Отучали доносы писать. Помнишь детский фильм ”Сказка о потерянном времени”? Помнишь как там злые волшебники... Первое появление злых волшебников. Что они делают? Они доносы пишут. Причем не какие-то: ”Он был заплаканный в день расстрела врага народа. Наверное он ему сочувствует” .

Клим Жуков. ”Три дня не выходил из дома”. А они там чего? Какие доносы пишут? Такой-то спекулянт. Такой-то живет не по средствам. Ну, то есть, если ты видишь, что у начальника какой-то автомобиль, который ему, вроде как, по зарплате не подобает, не вздумай даже... Ты же не злой волшебник какой-нибудь. Тем более, что в фильме показано, что честный советский почтовый ящик выплюнул эти доносы. Прямо им в лицо. Вот так. Опять, же... Вопрос риторический этому герою Леонова. ”Чего вы не пошли в прокуратуру?” Прямо задается чуть ли не оскорблением. ”Понятно, что честный человек... Пойдет ”стучать” в прокуратуру... Фу. Пусть лучше дальше девочки не туда чертежи отправляют”.

Клим Жуков. Притом, что, опять же, как так... Серьезно. Обратиться в прокуратуру, это же люди, которые охраняют твой собственный закон. Почему к ним не обратиться? А не обратиться потому, что страшная подлость. Никто не ожидал... Ты банкиру не платишь проценты, а он на тебя не заявляет потому, что... Ну, это же даже вообразить глупо. А тут наша родная прокуратура. Наша. Тогда у нас же было... Конечно. Собственно говоря, так оно и было. Ильф с Петровым, в ”Одноэтажной Америке” фраза: ”Нам, как советским людям, все время хотелось жаловаться. Все время хотелось куда-то что-то писать. Написать жалобы, предложения. Вот. Мы вспоминали, что здесь не Советский Союз”. Вот под Нью-Йорком куча земли. Там... Сделай там колхоз и поставляй зелень свежую, редиску и прочее. Огурцы. Нет. У них откуда-то привезенные в магазине вялые лежат овощи. Зато под Нью-Йорком кучу на этой земле коттеджей понастроили. А коттеджи продать все равно не могут потому, что кризис. И стоят они пустые. Такие вещи... Рационализация... ”Но мы вспоминали, что тут капстрана. Тут на такое никому не пожалуешься”. А теперь и у нас та же фигня.

Клим Жуков. ”Одноэтажная Америка” к нам переехала. Причем именно такая... В исполнении 1929 года. Да, да. Очень похоже на самом деле. И Кашпировский у них был. Там Кашпировский, там Чумак. Там мадам такая-то дает установку... В церковь просто многие уже не ходят культурные, а тут вроде... Под другим углом. Хорошо.

Клим Жуков. Читайте, товарищи, если еще не прочитали, ”Одноэтажную Америку”. Очень сильное произведение. Кинем ссылочек и на ”Одноэтажную Америку”, и на Кольцова. И чего мы там упоминали? Вспомним. Маяковского почитайте, товарищи. Тоже отличный был автор. В общем читайте классиков и будьте здоровы.

Клим Жуков. Так точно. Спасибо. На сегодня все. Всего доброго. До новых встреч.

Клим Жуков. Всем пока.


В новостях

06.01.21 13:35 Реми Майснер и Клим Жуков про коррупцию в СССР, комментарии: 18


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

OverQuantum
отправлено 17.01.21 22:53 | ответить | цитировать # 1


У нас техническая бага - все фразы от Клима Жукова. Реми Майснер говорит только "А здравствуйте"



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк