Разбор фильма "Место встречи изменить нельзя"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Эффект Доплера | Персоналии | Разное | Каталог

11.11.21



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Дорогие гости, представьтесь, пожалуйста.

Полянский П.Л. Александр Игоревич Сотов. Доцент кафедры криминалистики юридического факультета МГУ имени Ломоносова.

Д.Ю. Ничего себе.

Сотов А.И. Полянский Павел Львович. Доктор юридических наук, профессор кафедры истории государства и права МГУ имени Ломоносова.

Д.Ю. С ума сойти.

Егор Яковлев. Прекрасно. Мы рады вас приветствовать. Дорогие друзья, сегодня мы с нашими гостями разберем знаменитый советский художественный фильм ”Место встречи изменить нельзя”. А также роман ”Эра милосердия”, по которому этот фильм был поставлен. Роман принадлежит перу братьев Вайнеров. И вот, как мы установили свежим взглядом, кинолента серьезно отличается от литературного оригинала. Ну, давайте поговорим об этом.

Д.Ю. Сделаю важное примечание. Сегодня день уголовного розыска. Не просто так мы тут собрались поговорить.

Сотов А.И. Собрались по поводу.

Егор Яковлев. Символично.

Сотов А.И. Так вот. Егор Николаевич, я соглашусь с вами, что роман Вайнеров ”Эра милосердия” и фильм ”Место встречи изменить нельзя”, это на самом деле два самостоятельных произведения. Сразу хочу сказать, что в данном случае я излагаю только свою точку зрения. Я не литературовед и не претендую на истину в последней инстанции. Но с моей точки зрения роман ”Эра милосердия”, который лег в первооснову этого фильма, это произведение с определенной идеологической направленностью. Которая в фильме явно ушла на второй план. Более того, она поменялась на 180 градусов. И я осмелюсь предположить, что огромную роль в этом сыграла личность Владимира Семеновича Высоцкого. Который фактически взял себе роль Глеба Жеглова. Дело в том, что по прочтении романа ”Эра милосердия” складывается впечатление, по крайней мере у меня, что главный стержневой момент всего произведения, это не противостояние уголовного розыска и милиции.

Егор Яковлев. Уголовного розыска и бандитов.

Сотов А.И. Да. Прошу прощения. Уголовного розыска и бандитов. Главная идея, это как раз противостояние Володи Шарапов и Глеба Жеглова. Володя Шарапов должен был играть роль такого, ну, чистого человека, который прошел фронт, который командовал... Всегда был на передке, командовал то ли разведротой, то ли штрафной ротой. Об этом после поговорим. И все равно сохранил в себе глубокий заряд гуманизма. И вот ему, в общем-то чистому отважному человеку, противопоставляется Жеглов. Такой вот слуга безжалостный репрессивной системы. Жеглов в романе и Жеглов в фильме, это два совершенно разных человека, начнем уже хотя бы с возраста. Прочитав роман, мы... Если мы прочитаем роман, мы видим, что он там практически ровесник Шарапова. Комсомолец.

Д.Ю. По-моему, 26 лет.

Сотов А.И. Где-то, да. Да. Они там достаточно активно конкурируют за благосклонность Вари Синичкиной. Но пожалуй в наибольшей степени вот эта принципиальная разница между тем, что было в романе и тем, что оказалось в фильме, она выведена в заключительном кадре. Смерти вот как раз уголовника Левченко. Мы помним как во время побега Левченко Жеглов ударяет по винтовке, не давая конвойному произвести выстрел. И потом только, чувствуя неизбежность побега, он производит выстрел. Как же это было выведено в романе? ”Я бежал за ним. И от крика мне не хватало темпа. И углом глаза я увидел, что стоявший сбоку Жеглов взял у конвойного милиционера винтовку и вскинул ее”. То есть, это сугубо инициатива Жеглова. И когда он производит свой выстрел, происходит знаменитый диалог. Когда Жеглов недоуменно говорит: ”Я же убил бандита”. А как это звучит в романе? ”Но он все равно бандит”, - мягко ответил Жеглов. - ”Он пришел сюда со мной, чтобы сдать банду”, - сказал я тихо. ”Тогда ему не надо было бежать. Я же говорил, что стрелять буду без предупреждения”. - ”Ты убил его”, - упрямо повторил я. Внимание. ”Да, убил и не жалею об этом, он бандит”, - убежденно сказал Жеглов. Я посмотрел в его глаза и испугался. В них была озорная радость. ”Мне кажется, тебе нравится стрелять”, - сказал я, поднимаясь с колен. То есть Жеглов показан таким вот прислужником бесчеловечной системы, который еще к тому же получает от этого наслаждение.

Егор Яковлев. Ну, это не единственный эпизод в романе, где Жеглов показан не с лучшей стороны. И надо сказать, что когда я читал уже в сознательном возрасте, у меня было полное ощущение, что это такое порождение XX Съезда. Где нужно заклеймить старые Сталинские порядки. И вот олицетворением этой ”кровавой гэбни” является как раз Глеб Жеглов. Это человек, который наделен самыми отвратительными качествами. Он карьерист. Безусловно. Он подобострастен. Он жесток. И он наслаждается той властью, которую ему дает служба в уголовном розыске. То есть, вот эти фразы: ”Вор должен сидеть в тюрьме”. Это не следствие какой-то принципиальной позиции борца за правое дело. Это отговорка, некая вуаль, с помощью которой Жеглов реализует свои, грубо говоря, садистские, может быть, комплексы.

Сотов А.И. В общем, да. Он использует государство как инструмент удовлетворения своих, где-то очень низменных, побуждений.

Егор Яковлев. И государство ему такую возможность дает.

Д.Ю. Я бы другое сказал, с вашего позволения. С моей точки зрения этот самый Жеглов, это маленький Сталин. То есть, в своей конторе царь, воинский начальник. Он талант. Безусловный талант. Он крайне умел, ловок, силен, сообразителен. Все слушают, все подчиняются. Ну, вот. Это маленький Сталин. Который размалывает судьбы. Это точно дитя XX Съезда. И изображен он, с моей точки зрения... Вот это вот. Это совершенно неправильно. Он ловкий сыскарь, а приписывать ему... Правильно он его убил или неправильно? Он же ничего не знал. Начнем отсюда. То есть, там ситуация-то такая. Вот он бежит. Это бандит. Совершенно явный. А что? Шарапов ему что-то успел рассказать? Нет. Ничего не успел рассказать. Чего он бежал за ним? Чего он кричал? Этот пресек побег. Все правильно сделал. В общем-то. Но вот веселая радость. Это да.

Сотов А.И. Дмитрий Юрьевич, если бы этот случай имел место в реальности, то Володя должен был... По прошествии определенного времени. Все хорошо обдумать. И все хорошо обдумав, он должен был к Глебу Егоровичу прийти, принести ему бутылку шампанского размером с ведро и сказать: ”Глеб Егорович, спасибо. Спас меня дурака”. А что бы было... Что бы было, если бы этот побег удался? Если бы Жеглов не выстрелил. То тогда пришлось бы писать рапорт, что: ”Банду удалось взять не полностью. Одному из членов банды удалось совершить побег при содействии...” Увы...

Д.Ю. Там с моей точки зрения гражданин Левченко ему сказал... Он же ему объяснял, что вот... Вот это, вот это, вот это... А тот ему сказал: ”А за все остальное?” Я дословно не помню. И Левченко, больше скажу, он побежал для того, чтобы его застрелили, а не надеясь куда-то уйти. Это уж как повезет. Грохнут и... И все проблемы решены.

Сотов А.И. А если бы он убежал? Какова была вероятность, что этот уголовник раскается, переосмыслит?

Д.Ю. Никакой. Он же убежал. Никакой. Так бы он пошел сдаваться. Если он хотел сдаваться.

Полянский П.Л. Я бы добавил. Есть там пара моментов интересных, которые видны именно в книге. Есть поразительная в фильме такая сцена, когда у Шуры, соседки, крадут карточки. И Жеглов говорит: ”Володя, тащи наши карточки”. И Вайнеры прибавляют: ”Было видно в этот момент, что он очень себе нравится”. Вот такая тонкость, но тем не менее. Момент убийства Ларисы Груздевой. Приходит прокуратура, приходят оперативники. Жеглов говорит: ”Прокуратуре привет”. Проходная фраза. В книжке ремарка: ”В его голосе смешалось подобострастие и наглость”. Момент любопытный когда Верка модистка рассказывает про Фокса. И говорит Жеглову: ”Он вроде тебя”. Вот это сопоставление Фокса и Жеглова очень, по-моему, символично. Вот. Так что в этом плане да.

Д.Ю. А вопрос. А Вайнеры, они где служили? В следствии или в розыске? Скорее всего в следствии. Да?

Полянский П.Л. По-моему, да.

Д.Ю. Оттуда нелюбовь...

Полянский П.Л. К оперативникам.

Сотов А.И. Вот. Значит именно вот эта стержневая идея. Я, кстати, тоже думал, что это произведение 1950-х годов. Нет. Вышло при Брежневе. Хотя, я уверен, задумывалось гораздо раньше. Именно вот эта основная идея противостояния Жеглова и Шарапова, она оказалась крайне... Благодаря харизме Владимира Семеновича. Вот как можно было Владимира Семеновича сделать таким отрицательным персонажем? Он увидел в этом персонаже то, что, наверное, не увидели Вайнеры. Именно этого персонажа наш зритель узнал и полюбил. Я думаю заслуженно.

Егор Яковлев. Ну, он создал свой персонаж.

Сотов А.И. Да. Совершенно верно. Он создал свой персонаж. И это изменило фильм. Вот почему я считаю, что фильм и роман, это два разных произведения, ну, примерно об одном и том же. Это другое.

Д.Ю. Извини. С вашего позволения. Я бы еще добавил. То есть, читая книжку, где Шарапов командир штрафной роты, если правильно помню...

Сотов А.И. Или разведроты. Но мы об этом поговорим.

Д.Ю. Это суровый мужчина, не смотря на возраст. Который умеет держать в узде толпу военных уголовников.

Сотов А.И. Причем вооруженных уголовников.

Д.Ю. Да. И... Ну, вот. Это суровый человек, имеющий боевой опыт. Тут в книжке-то другое. На мой взгляд. Как на войне, там понятно. Здесь мы, там они. Они все плохие, они хотят убить нас. Там просто и понятно. Это точно так же, как контузит всю молодежь, которая участвует в боевых действиях. Там все ясно. А как в художественном фильме у гражданина Балабанова ”Кочегар”: ”Майор, расскажи нам про войну”. Дети спрашивают. ”На войне все просто. Здесь наши, там чужие”. А тут все наши. И как себя вести и что делать просто непонятно. А в кино что получилось? Гражданин Конкин, который только что сыграл Павла Корчагина, и он весь такой правильный, весь такой хороший. Никакого боевого опыта за ним нет, его не видно вообще. И получается как Высоцкий совершенно другой, так и Конкин совершенно другой. Они вообще не похожи на то, что в книге.

Сотов А.И. Пункт номер пять. Приказ народного комиссара обороны СССР номер 298 ”Положение о штрафных ротах”. ”Командир и политические руководители назначаются на должность приказом по армии из числа волевых и наиболее отличившихся в боях”. То есть, это отчаянные из отчаянных. Так вот. Именно это противостояние, именно эта стержневая идея, она, возможно, предопределила те аспекты, о которых мы хоти поговорить. Некоторые выведены с безусловным пониманием дела. А в некоторых сквозить вот такая натяжка, неизбежная при таком подходе. И вот о таких моментах мы, наверное, хотели бы рассказать.

Полянский П.Л. Ну, если это предложение перейти к канве романа и фильма... Начать предлагаю с того, что нас когда-то заинтересовало. Это проблема организации следствия. Посмотрим на следствие с точки зрения фигур, которые там выведены. Там выведен оперативный состав в лице Шарапова. В лице начальника, в фильме отдела, а в книге бригады отдела по борьбе с бандитизмом. Выведен не очень внятно. Некто Панков. Не очень понятен его статус. И однажды мелькнул на осмотре тела Груздевой еще один персонаж, в котором можно угадать персонажа книги. Начальника отдела Свирского. Свирский, судя по контексту, это как раз начальник отдела по борьбе с бандитизмом. То есть, в фильме Жеглов несколько повышен в статусе. Там начальник только бригады и отдела. В книжке он подчиненный. И соответственно возникает вопрос: ”Чем они занимаются в фильме?” Ну, помимо поимки банды конечно. Они ведут дело об убийстве женщины, Ларисы Груздевой. Возникает чисто правовой вопрос: ”Это что? Это дознание, это предварительное следствие? Как это можно квалифицировать с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса?” Соответственно на первый взгляд это очень похоже на дознание. Там они проводят обыски, проводят осмотры. Вот. Но штука в том, что их действия быстро не кончаются. Они проводят работу с экспертами. Они допрашивают свидетелей. Работают плотно с подозреваемым. Закрадывается вопрос: ”Может быть это уже не только дознание? Это нечто большее?” Отсюда возникает проблема. Чисто юридическая. Разграничение дознания и предварительного следствия.

Егор Яковлев. Надо немножко пояснить зрителям в чем разница.

Полянский П.Л. Ну, скажем так, проблема разграничения... Нет, можно в двух словах это объяснить. Проблема началась не с советской власти. Проблема началась раньше. Когда судебные уставы Александра II регулировали дознание и предварительное следствие, они предполагали так: приезжает полиция, проводит быстрый осмотр места происшествия, быстрые опросы, быстро фиксирует положение тела, обнаруживает свидетелей. Действует абсолютно не формально. И продолжает так действовать в дальнейшем. Негласные расспросы, негласный присмотр за фигурантами дела. Все без протокола. Все, что под протокол, делает следователь. Он приезжает прямо на место происшествия, сразу все фиксирует и ведет дело дальше. Ну, классический пример. Кто помнит сцену из ”Братьев Карамазовых”, когда приезжают все. Становой пристав, полиция, приезжает следователь и прокурор. И сразу начинается следствие. Дознания, как стадии отдельной, не выделяется. В советском уголовном процессе эта стадия выделялась. Принцип простой. По большинству дел было достаточно дознания, которое проводила милиция, пожарная охрана, финансовая инспекция и целый ряд других, указанных в законе, органов.

Сотов А.И. Включая трудовую инспекцию.

Полянский П.Л. Да. Самые разношерстные организации. После этого это дело сдается на руки следователю. Так вот. Штука в том, что в 1924, в 1925 году такой орган любопытный, как Рабоче-крестьянская инспекция, они провели проверку и решили, что передача дела от оперативников следователям, она не нужна и затрудняет работу. А не сделать ли так, чтобы тот, кто начал, тот и закончит? Оставить следствие в одних руках. Ну, правда, Рабкрин иллюзий не питал по поводу качества такого следствия. Они провели анализ профподготовки милиционеров, и выяснилось, что стаж работы у милиционеров в среднем примерно год. У комсостава стаж в среднем года три. Ну, что такое милиция в период НЭПа сейчас, наверное, пояснять не нужно. Крайне плохо обучалась. Нищая, оборванная. Брали не пойми кого. И эта милиция, наверное, не сильно отличалась от того контингента, за кем она гонялась. По своему социальному положению. Так, что в этом смысле Рабкрин не рассчитывал, что этим будет заниматься следствием милиция. Но они не указали кто бы мог этим заниматься. Они просто предложили оставить дело в одних руках. А итоговые изменения, которые случились в законодательстве в 1929 году, определили, что следователь или прокурор могут решить передачу следствия другим органам. То есть, они могут расследовать сами, а могут передать. И вышло так, что большинство следствий, то, что раньше было предварительным следствием, продолжала проводить милиция. Причем проводила так плохо, что в 1934 году, когда прошел первый съезд на уровне СССР прокурорских и судебных работников, выступил Вышинский и сказал: ”Ребята, милиционеры следствие ведут из рук вон плохо. Поэтому давайте разграничивать. Это мы оставляем милиции. Это мы передаем следователям. Потому, что иначе будут необоснованные репрессии и все такое прочее”. Но надо сказать, что наши компетентные органы, они не издали внятных нормативных актов. Ограничивались циркулярами. Самыми разношерстными. Самыми противоречивыми. Один из последних, который нам интересен, 1938 года. Там было прямо сказано, что дела об убийстве расследует милиция. То есть, в этом смысле действия Шарапова вполне могут квалифицироваться как проведение следствия. Они были на это уполномочены. Так что в этом плане Шарапов, который вел дело Груздевой, он настоящий следователь. И все действия, которые проводит, это не в рамках дознания, а в рамках предварительного следствия. Ну, и как вы понимаете, это упирается в вопрос качества подготовки этого оперативника, которому доверяют следствие. Чуть было не осудили невинного человека. По крайней мере чуть было не передали дело в суд. Я имею в виду Груздева. В этом плане мне бы хотелось вернуться немножко к фильму. Потому, что фильм, как и книга, показывает грамотность оперативников. В том числе и Жеглова, в том числе и Шарапова. Первый пример, который памятен всем, с чего начинается карьера Жеглова и Шарапова. Это подкидыш, которого нашли, он оказался живым. И вот спрашивается: ”Мать его искать будем?” Жеглов говорит: ”А чего ее искать?” Большая ошибка. На самом деле до 1926 года за подкидывание к ответственности никто не привлекался. Речь шла о каких-то административных санкциях. Может быть штрафы. Но к уголовной ответственности никто никого не привлекал. С 1926 года Верховный суд РСФСР определил, что нужно применять статью об оставлении в заведомой опасности. Если мать подкинула ребенка, надо квалифицировать именно так. Поэтому искать мать было, как минимум, необходимо хотя бы ради этого. Но проблема подкидывания не была снята. И в 1935 году прошел показательный процесс, освещенный очень широко в прессе. Процесс по делу инженера Каштанова. В чем суть дела? Это уже касается не фильма. Из города Бежецка приехала женщина с ребенком, чтобы сдать его отцу. Отец живет в Москве. Мать привезла ребенка в Москву. Отец этого ребенка не принял. Правда, девочке было 10 лет. Мать оставила ребенка на улице. Просто бросила его. Милиция сработала четко. Ребенка быстро нашли, идентифицировали. Девочка сумела назвать кто она и кто ее отец. Ей было 10 лет. Нашли отца. ”Не возьму”, - ответил отец. На скамье подсудимых оказались трое: мать ребенка, отец ребенка, сестра матери. После этого делу был придан общественный резонанс. И в 1935 году был изменен уголовный закон, согласно которому подобные деяния карались не сроком до 6 месяцев, а не ниже 5 лет тюремного заключения. То есть, в этом плане искать мать они были обязаны. И Жеглов был обязан об этом знать. Это первый пример его, скажем так, профессионального прокола. Затем любопытный пример с Копченым и бильярдом. Он меня заинтересовал потому, что совершенно прав Копченый: ”За что?” Говорит: ”Оформи за нарушение правил игры на бильярде”. Я поинтересовался правовой подоплекой этой игры, нарушением правил и так далее. И выяснилось, что до 1928 года азартные игры были не только не запрещены, а разрешены. Открывались азартные заведения. С азартными играми. В том числе и бильярдные. Но с 1928, не знаю почему, такие заведения было велено прикрыть. Но заведения для неазартных игр оставались.

Егор Яковлев. Прошу прощения. Видимо, это связано с общей тенденцией свертывания НЭПа.

Полянский П.Л. Может быть. Но бильярдные в принципе не запретили. Более того. Игроки на бильярде, они при входе уплачивали определенную сумму. Как бы входной билет. То есть, с игроков брали. Брали на уровне входного билета. Но за игру на деньги на бильярде никогда не было никакой ни уголовной, ни административной ответственности. Поэтому, собственно говоря, арест Копченого был нужен, скорее всего, как оперативная целесообразность. Чтобы он быстро не сообщил следующим фигурантам, что ищут хозяев... Кто этим браслетом обладал. Потому, что формальных оснований к задержанию у Жеглова не было никаких.

Д.Ю. Беспредел.

Полянский П.Л. Ну, наверное. Да, оперативная необходимость. Оперативная целесообразность. Даже Шарапов стал это понимать, судя по репликам Вайнеров, которые там разбросаны. А поскольку Копченый сидел под арестом не одну ночь, значит, надо было что-то ему предъявлять. Предъявить было очевидно нечего. Допускаю, что были какие-то Московские правила. Какие-то местные правила об организации азартных игр. Но там не могло быть уголовной ответственности за подобное. То есть, закрывать его было не за что. Следующий пример. Пример замечательный с Кирпичом. Задержание карманника во время преступления. Сразу скажу, что судить его было в данном случае не за что. Представим себе на секундочку, что дальше был бы суд. Было бы составлено обвинение, дело пошло бы в суд. И на суде, когда подключалась адвокатура, становилось понятно, кошелек валялся на полу.

Сотов А.И. Никто не отрицал.

Полянский П.Л. Он бросил кошелек. Он бросил монету, которой резал сумку. Это все видели. Это видела потерпевшая. ”Тетенька, вон там кошелек”. Все помнят, как было сказано: ”Подними кошелек”. - ”Ты что? Дурачок?” Ну, по канве романа ему засунули за пазуху этот кошелек. И держали. Они так и зашли в отделение. По фильму ему сунули в карман. Но, тем не менее, когда дело дойдет до обвинения и прихода адвоката, тот быстро все расставит на свои места.

Егор Яковлев. А вам скажут, что никакой адвокатуры, честной, настоящей, в Советском Союзе не было.

Полянский П.Л. Ну, давайте мы до адвокатуры еще доберемся. До момента вступления адвоката в процесс. Удивительно, что у нас есть арест Груздева, ведение следствия. Адвоката с ним рядом нет. Почему? Если позволите, чуть подальше. Следующий пример замечательный, он по хронологии раньше. Это собственно Манька Облигация. Тут возникает вопрос: ”За что ее приняли?”

Сотов А.И. Имеется в виду еще до того, как обнаружили у нее браслет.

Полянский П.Л. Была проверка документов. Собственно, как говорил Пасюк: ”Документы, граждане, надо носить с собой”. Насколько это так, вопрос открытый. Ни одно положение о паспортной системе не предполагало наличие паспорта с собой. Когда паспортная система вводилась в 1932, в 1933 годах, какая была цель? Преследовать кулацкий, антиобщественный и другой маргинальный элемент. То есть, Манька под него ровно подходила. Но закрывать ее за это было не за что. Единственное чему она подлежала, это высылке за сотый километр, как ведущая паразитический образ жизни. Поэтому попытка Жеглова напугать, что: ”Делами подрасстрельными прокуратура занимается”. Показывает, что он ее брал, что называется, на понт. Манька это быстро просекла. Вот. Но это была, видимо, тоже оперативная необходимость. Жеглов явно врет. Маньку за это привлекать нельзя. Ну, если только как свидетеля. И последний пример, который можно привести, это пример замечательный с Ручечником. Очень занимательная вещь. Читатель и зритель понимает, что Ручечник крадет вещи у частных лиц. Там были какие-то англичане. Шуба жены английского посланника. За это по конвенции 100 тысяч. Будет платить Большой театр, то есть, государственное учреждение. А дальше замечательный монолог: ”Указ 7/8 шьешь, начальник?” Ну, и дальше Высоцкий очень красиво отвечает. Мне было интересно посмотреть на эту ситуацию с точки зрения правоведа. Потому, что конечно Ручечник покушался не на государственную собственность. Довелось посмотреть несколько решений Верховного суда сначала РСФСР, а потом Советского Союза. Первый раз эта проблема была поднята в 1927 году. Когда рассматривалось дело о краже кооперативных денег и шкатулки, которая хранилась на частной квартире. То есть, деньги были не личные, они были кооперативные. Но похищены были из частного жилища. И суд справедливо рассудил, что можно привлекать за хищение общественного имущества, это было до указа 1932 года, за это была другая ответственность немножко, только в том случае, если вор осознавал, что похищает государственное... В смысле общественное. В данном случае в этом деле преступник знал, что похищает кооперативные деньги. Поэтому квалификация по соответствующей статье УК за хищение общественной собственности была более чем оправдана. Еще два примера мне попалось в 1944 году. Шла война. Верховный суд Советского Союза рассмотрел несколько дел по протестам. Первое связано с ситуацией, когда двое... Это было в Татарской республике. Когда рабочие похитили спирт. Два бидона. Которые были сброшены с состава, выехавшего с территории завода. Это сбросили за пределами завода. И там где-то закопали в дровах. Это видели другие ребята, которые эти бидоны присвоили, успели что-то реализовать, что-то, наверное, выпили. Возник вопрос: ”Это указ 7/8 или хищение не общественной собственности?” Верховный суд рассудил, по контексту понятно, что это имущество... Эти бидоны были проштампованы. Там, естественно, были соответствующие знаки. Более того, следствие не выяснило насколько они понимали, что воруют частную или общественную собственность. Ребята пошли по хищению соцсобственности. По крайней мере Верховный суд Советского Союза такое направление дал. И последний пример. Тоже 1944 год. Когда в колхозе подросток похитил у колхозницы 10 килограммов капусты, не зная, что похищает колхозную капусту. Сын колхозницы, у которой хранилась капуста, обещал лыжи подарить. Вернее так. Воришка предоставил лыжи, а тому дали шанс капусту из подвала вытащить. Подросток не знал, что ворует не имущество колхозницы. Суд разобрался. И дело было переквалифицировано. В данном случае для того, чтобы инкриминировать Ручечнику 7/8, надо было установить, что их умысел распространялся именно на хищение социалистической собственности. В данном случае это абсолютно не читается. Они похищали частное имущество. Они ”тяпнули” номерок у частного лица. И шуба была явно личная. Так что боюсь и здесь Жеглов ”брал на понт” Ручечника и его подругу. Опять же, либо по соображениям оперативной целесообразности, либо по незнанию. Кстати, мне было интересно, а как бы потом было бы с шубой, если бы украли. Тут для юриста тоже есть любопытный момент. Дело в том, что гардероб Большого театра хранит эту шубу. Но договора хранения в то время в ГК не прописывалось. То есть, с точки зрения гражданского права ответственность была не из договора, а из причинения вреда. И тогда бы Большой театр возместил бы иностранцу ущерб. Когда бы поймали... Если бы поймали Ручечника. В порядке регресса можно было в рамках уголовного дела открыть гражданский иск и взыскать с Ручечника стоимость вот этой самой шубы. Но, опять, это никакой не указ 7/8.

Д.Ю. Ну, в кино-то просто звучит красиво. А про вещи... Это и сейчас в любой гардероб приходишь: ”За сохранность вещей в карманах мы не отвечаем”.

Полянский П.Л. Они отвечают за вещи. А то, что в карманах, об этом договора не заключается.

Д.Ю. Если вещи украдут, и за это отвечать не будут. Никак вообще. Вспоминается мой любимый анекдот. МХАТ. Мужик заходит в гардероб, протягивает гардеробщику 100 рублей: ”Подбери что-нибудь поприличнее”.

Полянский П.Л. Тут проблема еще более интересная. Я думаю, что если бы Ручечнику предложили бы похитить соцсобственность, он бы отказался. Потому, что по тогдашнему Кодексу, он был совершенно прав, там было хищение ”от силы трешник”. Действительно. А по указу 7/8 минимум десятка. Если бы он похищал это имущество через пару лет после указов 6 июня 1947 года, там было бы совсем другое наказание даже за личную собственность. Там было бы до 20. Поэтому в этом отношении он успел заработать себе трешник. Но, опять же, при наличии адвоката. Так что в этом смысле подготовленность наших оперативников оставляет желать...

Егор Яковлев. Извините. Такой вопрос. А как вы думаете, оставляет желать подготовленность наших оперативников или осведомленность авторов данного произведения?

Полянский П.Л. Ну, думаю скорее тут попадание случайное. Поскольку Вайнеры работали в этой сфере, они наверняка представляли уровень подготовки. Я вот вам приведу статистику. Мне попалась любопытная диссертация, посвященная правовой подготовке сотрудников милиции. Так вот. На 1949 год, это как раз примерно то самое время, вообще никакого юридического образования не имело 79 процентов. Вообще никакого. Ни курсов, ни каких-то юридических школ. Ни, тем более, институтов, университетов. Вообще где тогда учили. Этих оперативников где учили. Здесь можно проследить некую преемственность традиции. Когда еще в 1870-е годы организовали школы урядников, это, так сказать, младший состав полиции... Прошла полицейская реформа. И в принципе образование сводилось к несколькомесячным курсам. Причем подготовка была разной. Учили, соответственно, наблюдению, каким-то приемам осмотра места происшествия. Но глубоких знаний правовых не закладывалось. Им это было не надо. Советская система тоже с этого начала. Тоже были курсы. Даже года нигде не учили. И только лишь после Великой Отечественной войны система встала более-менее на профессиональную основу. То, к чему... Вот эти курсанты, и девушки, и юноши, которые ходят по нашим городам, где-то учатся. То есть, образование правовое на базе среднего, это только середина 1950-х годов. До этого момента краткосрочные курсы. Ведь учили-то действующих сотрудников. Их нельзя было оторвать от дела. А куда деть Жеглова с оперативной работы? Никуда. Он должен работать. И в свободное время слегка подучиваться. Вот это ”слегка” и давало свои плоды. Потому, что вот эта проблема организации предварительного следствия руками не очень грамотных ребят показана в фильме довольно неплохо.

Д.Ю. Жеглов с Ручечником выступил отлично. Он его пугал, обманывал, вводил в заблуждение. Этим и должен заниматься оперативник. Что характерно, Ручечник, в отличие от Копченого, Кирпича, никого не сдал. Он ничего не сказал. ”Если бы бабы в моей профессии были не нужны...” И только женщина, так сказать, раскололась и сказала то, что надо было Жеглову. Жеглов вел себя правильно там.

Полянский П.Л. Более чем. Но вот еще вопрос насколько предыдущие фигуранты типа Копченого или, допустим, Кирпича, они, что называется, в авторитете. Ручечнику, мне кажется, статус не позволяет. Это шушера мелкая.

Д.Ю. Прекрасны были рассказы актера Садальского. Который сказал, что он так гениально сыграл Кирпича, что как-то раз ему один вор ящик коньяка подарил. За что вор тебе подарил? За то, что ты всех...

Сотов А.И. Кирпич выглядит мелкой, трусливой шушерой. Безграмотный в правовом отношении. Не смотря на все его хвастовство. ”Вам начальство обязательно шею намылит за вашу топорную работу. Обязательно намылит. Нет у вас методов против Кости Сопрыкина”. И при этом он мгновенно начинает плыть как только достают кошелек. Тут же вся бравада с него слетает. Он проявляет полнейшую безграмотность. Он абсолютно забывает про то, что кошелек ему подбросили.

Д.Ю. Смирился. ”В камере пригодится”. Сигареты, папиросы.

Сотов А.И. Вот единственное. Это пойти и опознать. И то он не делает этого исключительно потому, что боится за свою жизнь. А так он готов. Да.

Полянский П.Л. Момент по поводу адвокатуры. Где в это время адвокаты. Интересно, что адвокатура, которой казалось положено было бы быть при подследственном, потом при обвиняемом... И так далее. Ведь эта традиция пошла еще с дореволюционных времен. Когда разрабатывался устав уголовного судопроизводства, тогда брали пример с западноевропейских правовых систем, в частности с французской, где адвокатов на следствии не было. Вплоть до передачи дела в суд адвокатура в процесс не... Когда эти уставы разрабатывались у нас, был поставлен вопрос: ”Может быть нам допустить адвокатов в процесс?” Были высказаны очень хорошие резоны. Например, такой, что адвокат может так насоветовать и такую линию гнуть, что будет не объективное расследование дела. Ну, мы видели процесс, когда в суде адвокат по делу известного артиста долго запутывал суд. Любопытно, что в Европе адвокаты стали допускаться на следствие уже в конце XIX века. Во Франции, с которой мы брали пример при разработке уставов, адвокаты стали участвовать, по-моему, с 98 года. В чем причина? Почему их не было? Смысл в том, что адвокат, ну, как тогда считалось, на следствии подследственному не нужен. И в царском уставе было сказано: ”Следователь обязан собирать и уличающие, и оправдывающие обстоятельства”. То есть, он ему и адвокат, он ему и прокурор. Вот к сожалению... Это было точно в уставе 64 года. И в УПК 1922 года. А в УПК 1923 не попало. Специальная норма о том, что не может... Хотя нет. По-моему, попало... ”Следователь не может вынуждать подследственного к признанию”. Помните момент, когда Жеглов постоянно его... Груздева. Этого делать Жеглов права не имел. И в этом смысле это... Объективный следователь, который собирает материалы и уличающие, и оправдывающие, делает адвоката в процессе не нужным. Но фокус состоит в том, что появился некий обвинительный уклон. Это случилось с 1928 года. Когда следствие передали в структуру прокуратуры. Сегодня Следственный комитет действует отдельно. Сегодня следователи не при прокуратуре. Они сами по себе. Но традиция русская, идущая с XIX века, когда следователь входил в штат суда. Так, кстати, в Европе кое-где есть. Следователь, это судебный работник. Он такой же независимый, такой же объективный. И в этом смысле вхождение следователя в штат суда делало его стоящим над обвинением, стоящим над защитой. Он маленький следственный судья. Но вот по ряду причин Рабкрин в 1920-е годы... И Наркомюст поддержал. Решили сделать следователя агентом прокуратуры. Так об этом и говорилось. И следствие перешло под крыло и в штат прокуратуры. Как вы понимаете, прокурор по делу, он надзирает за законностью в действиях следственных оперативных работников. Он утверждает обвинение. Он с этим делом идет в суд в качестве обвинителя. Вы себе представляете следователя, который теперь формально подчинен прокурору. Как быть с его обязанностью собирать и уличающие, и оправдывающие... Понятно, что некий перекос. И он состоялся. И об этом Вышинский тоже говорил. В 1930-е годы он это все объявлял. Ежегодно почти проводились съезды прокурорских и судебных работников. И, казалось бы, вводите адвокатуру на следствие. Раз у вас следователь стал маленьким прокурором, то пора вводить адвоката. Любопытно, что в 1939 году был разработан проект уголовно-процессуального кодекса, по которому адвокат допускался бы в процесс с момента предъявления обвинения. Но самое любопытное в том, что адвокат появился на следствии не в 1939 году. И даже не в 1960. А только в 1992. С момента либо фактического задержания, либо предъявления обвинения. То есть, до этого момента адвокат вступал в дело только на более поздних стадиях.

Егор Яковлев. Это когда? На передаче в суд?

Полянский П.Л. Тут была маленькая эволюция. Изначально адвокат появлялся после предания суду. Сначала следствие заканчивалось. Обвиняемому предоставляли дело почитать. После этого дело передавалось в специальные распорядительные заседания. Это тоже своеобразная гарантия защиты прав обвиняемого. На этом заседании прикидывали судебные перспективы и могли это дело завернуть обратно. Если расследовали не очень качественно. Но если суд признавал... Распорядительное заседание. Дело расследованным, материалы хорошими, перспективы судебные есть... Дело передавалось в суд. И вот тогда подключался адвокат. С этого момента. И так было до 60 года. В 60 году адвоката стали пускать чуть раньше. В момент ознакомления обвиняемого с материалами следствия. То есть, чуть раньше, чем дело уходило в суд. И так было до 92 года. Так что Груздеву с таким Жегловым не помешал адвокат.

Егор Яковлев. Его роль играет Шарапов.

Полянский П.Л. Разбили надвое. Уличающие собирает Жеглов, а оправдывающие собирает Шарапов.

Егор Яковлев. Ну, а каковы были перспективы дела Груздева в суде на ваш взгляд? То есть, если бы Жеглов передал дело в суд.

Полянский П.Л. ”Мы же нашли настоящего убийцу”. Здесь не было проблем.

Егор Яковлев. Нет. Если бы не было Шарапова и он бы не нашел настоящего убийцу.

Полянский П.Л. Вы знаете, есть в книжке любопытный момент. Когда Шарапов советуется с Панковым. Панков по книжке, это следователь прокуратуры. И когда еще тело Груздевой только осматривали, Шарапов спрашивает: ”А зачем тут этот старичок?” Жеглов объясняет: ”Ну, это следователь. Вообще всю работу делаем мы, а он только бумаги оформляет”. Но по книжке Панков еще и руководит этим следствием. И он вызывает к себе Шарапова на предмет составления списка необходимых действий. Поработать с экспертами, допросить свидетелей. И так далее. И вот его Шарапов спрашивает: ”Если он, допустим, не признается, а улик нет, то как быть?” Тут Панков трет переносицу и говорит: ”Ну, наверное, суд его оправдает”. На ваш вопрос вот ответ. Панкову было явно неудобно. Там был пистолет, найденный у Груздева. Улика была веская. На этом основании Груздева правильно было арестовать потому, что основание обнаружение следов преступления. Поэтому закрыли Груздева абсолютно верно. Это не была ошибка. Здесь не сильно исказили. Но в суде конечно... Если Груздев продолжал бы упираться. Кроме пистолета ничего бы не было. Я не готов сейчас сказать за судью. Как бы он выносил обвинение. Единственный нюанс. В 1930-е годы стали заниматься статистикой осуждений. И вскрылась такая любопытная... Что около половины всех приговоров вынесенных по первой инстанции... Вру. Около половины кассационных жалоб удовлетворялись. То есть, получается половина всех приговоров подлежала пересмотру. Это говорит о некачественной работе суда. Вполне могли осудить. Хотя должен сказать... Простите, никак не могу остановиться. В советском УПК была замечательная фраза. Хоть несколько туманная. Что нужно оценивать обстоятельства в их совокупности. Говорилось не о совокупности доказательств. Условно говоря, одного признания мало. Вот. И все понимали, что хорошо бы помимо пистолета что-нибудь еще. Или помимо признания. Что-нибудь еще. Но формально требовать несколько доказательств в законе не было. Вот.

Д.Ю. Я бы, с вашего позволения, еще добавил. Что и судьи были не сильно образованные. То есть, все это назначенные люди, не имеющие ни профильного образования, ни опыта. Все это один огромный клубок. Здесь вот такая милиция, тут такая прокуратура, здесь вот такой суд. И чего?

Полянский П.Л. Так вы понимаете какая вещь интересная. Есть ли образование у прокуроров... Требовать от судей высшего образования закон был не вправе. Ибо у нас с 1936 года судей избирали. Могли избрать любого. В том числе юридически неграмотного. Поэтому пока законодательство требовало от работников прокуратуры, адвокатуры, ну, хоть какого-то образования... К судьям таких вопросов не было. Не то, что среднего. Ни высшего, ни среднего. Только в конце 90-х, сейчас я не готов сказать точно год, в законе возникло это требование. К высшему образованию. К судье. Вот когда.

Егор Яковлев. Я маленькую ремарочку сделаю. Нам надо пояснить, что такое, в общем-то, плачевное состояние с кадрами в милиции, в прокуратуре, оно возникло не из-за халатности, не из-за случайности. А потому, что состоялся резкий рост этого аппарата после революции. Если я правильно понимаю.

Полянский П.Л. Резкий рост. Ну... Честно говоря, цифрами относительно резкого роста не владею. В общем-то, изначально, когда организовывалась эта система на просторах Российской Федерации, в принципе нарезка на судебные, следственные участки была идентична дореволюционной. Судебные участки были идентичны... Следователи были тоже частью этого судебного аппарата. Поэтому в 1920-е годы какого-то резкого роста... Об этом сказать не могу. Допускаю, что когда стали думать больше про законность в конце 1920-х годов... Стали пытаться разгружать судей и следователей. Наверное, количество увеличилось. Например, как Жеглов в книжке объясняет почему делом занимается не Панков, а они: ”У следователей по 30 дел в производстве”.

Д.Ю. А у него? Интересно.

Полянский П.Л. Да у него столько же. Конечно. То есть, наверное, нагрузка слишком большая.

Егор Яковлев. Давайте, может быть, про биографии поговорим персонажей?

Полянский П.Л. Ну, биографии крайне туманны. Для меня была загадка. Вот Шарапов приезжает в Москву. Он на Ордынке живет один, в коммуналке. Сирота. Мы не знаем ни про его родителей, ни про его довоенную жизнь. Ну, в книжке, когда он попадает в банду, он впадает в отчаяние, обращается к матери своей: ”Тебя давно нет в живых”. Мама у него умерла. Но его социальный слой... Откуда он? Из служащих, из рабочих? Совершенно не читается. Ну, понятно, что он попал в армию, наверное, после 10 класса. Как попал его сосед, сын Михаила Михайловича, который погиб на фронте. Вот. А род занятий Шарапова неизвестен. С Жегловым тоже довольно туманно. Он сказал, что: ”Папаш корову со двора свел. Конфет сладких присылал”. То есть, явно деревенское происхождение. Он как-то оказался в городе. Каким-то образом. Где он служил, что он учил. У него образование два класса и три коридора. Образование явно недостаточное. Кончил ли он семилетку вообще непонятно.

Д.Ю. Впечатление крестьянина не производит.

Полянский П.Л. Парень-то шустрый. Он пообтерся.

Егор Яковлев. Ну, Конкин явно играет такого интеллигента классического. Такое ощущение, что папа профессор.

Сотов А.И. А 10 классов по тем временам, это очень серьезное образование.

Полянский П.Л. Серьезное и, главное, платное. Потому, что, по-моему, с 1940 года старшие классы были платными. Если до 1940 года в зависимости от возможностей школ. То с 1940 по... Надо конечно освежать. Там были платные старшие классы.

Егор Яковлев. Ну, они доступные были. Платные...

Полянский П.Л. Таким образом, выталкивали менее обеспеченных в школы фабрично-заводского обучения. Кадры-то рабочие нужны. Поэтому не можешь ребенка за плату обучать в старших классах, вот тебе бесплатная школа ФЗО. Там дают форму, стипендию, профессию. А хороший слесарь получает не меньше, чем выпускник ВУЗа. По крайней мере сначала.

Егор Яковлев. Он потом мог в ВУЗ поступить.

Полянский П.Л. Да. Теоретически мог. Да.

Егор Яковлев. То есть, это не тупиковое образование.

Полянский П.Л. Наверное Шарапов кончил 10 классов. Теоретически мог.

Сотов А.И. Я бы сказал, что биография Шарапова, это один из таких достаточно тонких моментов, который авторы явно не продумали. На что бы я хотел обратить внимание? Прежде всего непонятно кем он командовал. Он командовал штрафной ротой или он командовал разведротой? Читаю роман ”Эра милосердия”. ”Перетаскав за 4 года войны порядочно языков через линию фронта, я знал как много может рассказать...” Обратите внимание. 4 года. Штрафные роты создаются в 1942 году. То есть, 4 года он штрафной ротой не мог командовать. Во время конфликта с Жегловым, когда тот взял у него дело, Шарапов говорит: ”Я боевой офицер разведчик. Пока ты наукам своим обучался...” Про обучение, это отдельный разговор. ”...Я за линию фронта 42 раза ходил”.

Д.Ю. А в кино 22. Зачем?

Сотов А.И. Подождите. Более реалистично. Ну, начнем с того, что ходить за линию фронта, это задача органов разведки. Давайте сначала поговорим об этом. Что такое разведрота? Разведрота, она была введена в штат дивизии в соответствии с приказом НКО СССР от 19 апреля 1943 года. Отдельная разведывательная рота создавалась при начальнике штаба дивизии. То есть, это, в общем-то, рота прямого подчинения дивизии. То есть, командир разведроты, это, в общем-то, такой командир роты, который ногой открывает дверь в штаб дивизии. Это очень такая заметная личность. Послушаем очевидцев. Из воспоминаний бойца разведроты с фамилией Кац. Воспоминания ”Я ходил за линию фронта”. ”В моей роте было примерно 50 человек. За полтора года службы в разведроте я помню, чтобы у нас долгое время был офицер на должности командира роты. Присылали на это место несколько человек, но они вскоре от нас уходили в другие части. Взводами командовали лейтенанты или опытные разведчики. Подчинялись мы непосредственно командиру дивизии”. Вот такая рота. Как вдруг боец разведроты неожиданно оказался командиром штрафной роты, в общем-то, для меня загадка. Можно найти некоторые объяснения, что вот Володя Шарапов и был тем самым наиболее отличившимся и волевым командиром, которого назначали. Мы опять вступаем в зону каких-то там недоговорок. Шарапов 42 раза ходил за линию фронта. Ну, казалось бы, разведчик. Потому, что с такой завидной регулярностью за линию фронта ходить штрафник, наверное, вряд ли будет.

Д.Ю. Кто его туда отпустит? Уголовника военного.

Сотов А.И. Ну, сам-то он не уголовник конечно.

Д.Ю. Нет, а Левченко, который вместе с ним?

Сотов А.И. Вот. А теперь вспоминаем сцену разговора с Векшиным. ”Оперативник Векшин мне не понравился. Он все время шутил. Какие-то анекдоты. Сам же первый им смеялся. И, выбрав именно меня, как новенького и наименее опытного, спросил: ”А ты по фене ботаешь?” Внимание. ”А я командовал штрафной ротой и повидал таких, которые Векшину, наверное, и не снились”. Ну, оставим антураж Володи Шарапова в фильме. Который на такого матерого командира не тянет. Похож как я на папу римского. И еще один момент. Знаменитая встреча Левченко и Шарапова. В фильме этот эпизод выглядит несколько невнятно. Почему он выглядит невнятным? Дело в том, что некоторые кадры, которые были изначально сняты, в окончательный монтаж не попали. Фильм начинался с того, что Шарапов и Левченко в 1945 году вместе плывут через Вислу. Вот тот самый эпизод, который они вспоминают. Поэтому когда в фильме Шарапов встречает Левченко, он останавливается в полном таком замешательстве. Зритель, который не видел этих кадров, он не понимает что случилось.

Полянский П.Л. Они знакомы, но не более того.

Сотов А.И. Но не более того. Вот. Как это было в романе. ”Подняв на него глаза, чтобы сказать ему пару ласковых, но Левченко не смотрел на меня. Сидел он подперев щеку ладонью. Он ведь не может все время молчать. Он-то понимает, что мой приход сюда конец им всем. Левченко знает, что в 1943 году меня не комиссовали по инвалидности. В сентябре 1944 принял командование их штрафной ротой под Ковелем”.

Полянский П.Л. Там, где они в блиндаже что-то мечтали.

Сотов А.И. Под Ковелем в блиндаже. То есть, представляете ситуацию. Командир штрафной роты вместе со штрафником мечтают какая у них... Какая у них дальше будет светлая жизнь. То есть, опять-таки, получается... Володя либо командир штрафной роты, либо командир разведроты. Понятно. То есть, это был или штрафник, или разведчик. И тут похоже у ребят произошло некоторое... Они уже забыли кем он изначально должен быть. Я имею в виду у братьев Вайнеров.

Егор Яковлев. Ну, видимо, имеется в виду, что сначала был командир разведроты, а потом стал командир штрафной роты. При каких обстоятельствах? Непонятно.

Д.Ю. Что характерно. За всю книгу у него никаких жаргонизмов нет вообще. То есть, это там Жеглов непрерывно... А этот, как приличный человек, мусорных слов.

Полянский П.Л. В конце книжки, когда попадает в банду, там есть. В банде он там себя раскрывает.

Сотов А.И. Кстати, это еще один момент, который присутствует в романе. И который фильм делает несколько непонятным. Вот, например, сцена задержания Фокса в ресторане. Фокс заходит и, как сказано в сценарии, звериным чутьем чувствует засаду. Пришел в ресторан. С чего бы это вдруг он решил рвануть? Инстинкты работают. Но если прочитать роман, то все становится на свои места. Дело в том, что для опознания Фокса взяли Петюню. Того самого Петюню. И вот его-то как раз Фокс и узнал. И поэтому почуял засаду. Мы пытались в свое время реконструировать биографию Володи Шарапова. Но никак не получается. Итак. 1941 год. Рядовой Шарапов воюет в составе полкового взвода разведки. По штатам в каждом полку был взвод пешей разведки и был взвод конной разведки. В 1942 году, может быть уже даже сержант, Шарапов получает тяжелое ранение и после излечения направляется на курсы младших командиров. В 1943 году младший лейтенант Шарапов получает под командование полковой разведвзвод. В этой самой разведроте. Возможно, даже получает второе ранение. Производится в лейтенанты. Ну, и в 1944 году после излечения он назначается на должность командира штрафной роты. Возможно, была вновь сформированная рота. Поскольку Ковель освободили в июне 1944. В сентябре 1944 это был уже глубокий тыл.

Д.Ю. А звание у него какое было?

Сотов А.И. Все еще лейтенант. И обратите внимание. Любопытный момент. Левченко... Вот, Дмитрий Юрьевич. В сентябре он принимает штрафную роту. Зимой 1945 они плывут через Вислу. И он все еще лейтенант и все еще командир роты. И это притом, что если мы посмотрим пункт 7 положения о штрафных ротах, то там всему постоянному составу, то есть, командному... В штрафных ротах был переменный состав и постоянный состав. Переменный состав, это осужденные. Постоянный состав, это офицеры, которые ни разу осужденными не были. Наоборот, это были самые волевые командиры, заслуженные. Так вот. Постоянному составу штрафных рот сроки выслуги в званиях сокращаются наполовину. Год за два.

Д.Ю. Должность, по всей видимости, капитанская. Лейтенантом остался. Неясно. Имел взыскания.

Сотов А.И. И это притом, что это война, Дмитрий Юрьевич. В чинах растут быстрее. И это еще такой командир роты, который заходит прямо в штаб. Он все время на виду у командования. Ну, либо у Володи Шарапова были очень сильные недоброжелатели в штабе. Либо у лейтенанта Шарапова характер был какой-то никакой. Или, да, какие-то нарушения воинской дисциплины допускались. Я знавал одного капитана, которому девять раз присваивали майора.

Егор Яковлев. Я хочу предложить еще одну альтернативную версию. Не связанную с личностью и биографией Володи Шарапова. Может быть, для авторов все это вообще не интересно.

Сотов А.И. Именно это я и хотел сказать.

Егор Яковлев. Потому, что... Как Александр Дюма говорил, что история, это гвоздь, на который он вешает свою книгу. Да? Свой сюжет. Мне кажется, что в принципе здесь то же самое. Мы начали с главной мысли. Сама эта книга... И, кстати, это очень важно. Роман называется не ”Место встречи изменить нельзя”. Он называется ”Эра милосердия”. Это говорящее название, о котором, надеюсь, мы еще поговорим. Да? Сам роман, он задуман для того, чтобы показать два характера. Характер интеллигентного, честного, порядочного и очень гуманного, соответствующего духу XX Съезда Володи Шарапова. И беспринципного карьериста Глеба Жеглова. Который олицетворяет другую эпоху. И вот для того, чтобы показать столкновение хорошего и плохого... Вопрос о том, в каком звании и на каком фронте. И в какой конкретно роте. Это не так важно.

Д.Ю. Ну, я думаю, они не пользовались... В те времена это было не модно. Американцы придумали. Рисуют таблицы. Кто когда родился, кто где служил. Чтобы это все четко было... Тогда подобные вещи не возникают.

Егор Яковлев. Я думаю... Коротенькое отступление. Мы сейчас смотрим фильмы вроде ”Колыма родина нашего страха”. И так далее. Мы понимаем, что... Ну, вот историки, они видят, что в этих фильмах одно с другим вообще не срастается. Да? Что там очень много ошибок. Там очень много выдумок. Там очень много стереотипов, каких-то мифов. Все начиналось еще тогда. Вот собственно истоки мы видим, по всей видимости...

Д.Ю. Мелочь, но устраняется элементарно. Лучше бы, чтобы этого не было.

Полянский П.Л. Биографию Левченко мы забыли еще.

Егор Яковлев. Извините, пожалуйста. Можно про Жеглова? Меня...

Д.Ю. Сначала Левченко. Подожди.

Егор Яковлев. Ну, хорошо. Давайте Левченко.

Сотов А.И. Еще, кстати, такой момент. Момент различия. Если мы читаем роман: ”Пасюк вынул из кармана вчетверо сложенный листок. Справку сберкассы. Заведен он был в 1939 году. 20 октября достиг 8 тысяч 500 рублей”. Запомнили сумму. При этом, если мы посмотрим кино, то Пасюк сообщает, что: ”Сняла Лариса с книжки 30 тысяч рублей”. Это зарплата рабочего-стахановца за 2 года. Которую получила скромная костюмерша. Ну, видимо тоже было не так важно. И сумма 8 тысяч 500 рублей, наверное, она... Могла показаться такой... Там много чего. Например, Соболевская говорит: ”Ларочка на 10 лет моложе меня”. При этом если мы прочитаем роман ”Эра милосердия”, то там: ”Завершался список квартиросъемщиков Соболевской Ингрид Карловной 1915 года рождения”. 1915 год рождения. В 1945 году ей 30 лет. Ларочке, соответственно, 20. При этом 3-4 года она замужем за Груздевым.

Полянский П.Л. Ну, тут я могу внести некоторую ясность. В 1935 году наркомат юстиции издал циркуляр, в котором предлагал органам на местах предотвращать браки лиц, не достигших половой зрелости. То есть, была практика, когда взрослые дяди, например, вступали в интимные отношения с малолетними. И, прикрывая это браком, продолжали свои развлечения. И вот наркомат юстиции велел своим циркуляром такие браки, естественно, не регистрировать. Нехороших дядь привлекать к ответственности по соответствующей статье Уголовного кодекса. И о том, что подобные связи с малолетними, в общем, место имели. Может быть и в этом случае было нечто подобное?

Д.Ю. Так что про Левченко?

Сотов А.И. Левченко, это тоже такой интересный персонаж. И я предполагаю, что его постигла та же самая судьба, что и Шарапова. Нужно было представить какую-то жертву случайно попавшую...

Егор Яковлев. Это очень важно. В фильме Левченко показан... Он тоже показан как жертва. Но он показан скорее как жертва обстоятельств. А в романе он показан скорее как жертва государственной машины.

Полянский П.Л. Ну, в фильме там тоже говорится, что не послушали его аргументов про снятие судимости. То есть, там была отсылка к системе.

Сотов А.И. Да. На самом деле действительно все это очень интересно. Итак. В сентябре 1944 года, если верить роману, мы его находим в составе штрафной роты. Сентябрь 1944. При этом во время боев на Висле, это январь-февраль 1945, он опять в штрафной роте. То есть, он уже месяца четыре. При этом, если мы возвращаемся к положению о штрафных ротах, то максимальный срок нахождения – 3 месяца. Положение о штрафных ротах. Сам Левченко в фильме называет свой срок: ”Год штрафной”. Ну, в общем-то, в штрафной роте... Это явный перебор. Но мы еще не закончили. Тут очень много подводных камней. Кроме того, следующий момент. После ранения. Между тем, согласно положению о штрафных ротах, ранение любое, это однозначное основание для... Из штрафной роты и возвращения в обычную строевую часть. С возвращением наград, званий и всего прочего. Ну, умалчиваем про мерзость, что осмелились не поверить трижды судимому уголовнику без документов, глядя в его честные глаза.

Д.Ю. Известная песня: ”Я был батальонный разведчик...”

Сотов А.И. Да. И вот если бы Левченко хотел вернуться действительно в штрафную роту, то, дав по морде этому, он все делал правильно. Однозначно вернулся бы в штрафную роту. Но тут есть определенный нюанс.

Полянский П.Л. Ну, да. Тут есть момент, который где-то оправдывает такое равнодушие автора к деталям. Дело в том, что в штрафные формирования попадали по-разному. Тут это не какая-то находка. Это опубликованный приказ Василевского. Январский, 1944 года. Начинается приказ с того... Приказ начинается с того, что констатируется практика применения нормы об отсрочке исполнения приговора с направлением осужденных на фронт. Причем это делалось в отношении лиц осужденных за контрреволюционные преступления, за бандитизм, за разбой.

Сотов А.И. А также неоднократно дезертировавшие из армии.

Полянский П.Л. Да. В приказе говорится о том, что эти ребята, которым заменяют наказание отправкой на фронт, занимаются бесчинствами, совершают преступления. И прочее, и прочее. И, соответственно, приказ заместителя наркома требует практику эту прекратить. С тем, чтобы подобные лица на фронт не отправлялись. Кроме того, если лицо не подпадает под эти категории, при небольшом сроке... Можно сначала его отправить в штрафной батальон округа. Это не штрафбат, который на фронте. Это батальон округа военного. А оттуда направить в штрафные части. Сроки пребывания определяются войсковым командованием. То есть, это не три месяца. Там пока не определят. То есть, год штрафной у Левченко выглядит очень понятно. Более того. Он говорит, что у него три судимости. Возможно, это были судимости как раз полученные за мелочь, которые позволили ему добиться отсрочки с отправкой на фронт. И в этом смысле... Он попадает вот к этому, который знает как он попал на фронт. То есть, он попал не как военнослужащий, проштрафился и загремел на три месяца. А именно как уголовник, который попал в штрафроту. И он в этой штрафроте должен быть. Именно в этой или в аналогичной. Пока с него не снимут судимость. Поэтому в данном случае у авторов оправдание есть. Потому, что Левченко судимости заработал до призыва в армию. А вот это положение, о котором было сказано, оно касается именно военнослужащих, которые проштрафились.

Д.Ю. Судя по всему остальному, они нечаянно угадали.

Полянский П.Л. Очень возможно.

Сотов А.И. Но я, опять-таки, моги привести контраргумент. Дело в том, что если... По роману Левченко, он был представлен к снятию судимости. Он из штрафной роты уже получается выбыл. И получается, что если бы его отправили обратно в штрафную роту, там бы, наверное, на него посмотрели круглыми глазами. Солдат, это не просто так. Штат, довольствие. Поэтому, ну... Я конечно все понимаю, но... Если Левченко хотел попасть в штрафную роту, то он все правильно делал. Ну, вопрос о том, где он... В отношении Левченко конечно примерно понятно. Он в разведроте никак быть не мог. Хотя мне непонятно. Как же он с Шараповым в 1945 году плыл через Вислу? То есть, явно выполняя разведывательную задачу. Я понимаю, что это опасный участок фронта. Но это не войсковая операция. Это разведка.

Д.Ю. В чем смысл пускать его за линию фронта? Он же убежит. Он же негодяй и убежит. Это же понятно.

Сотов А.И. Да. Так что тут я бы сказал, что судьба Левченко...

Егор Яковлев. Герой-функция, который должен символизировать собой жертву режима.

Полянский П.Л. Знаете, сыграл его роскошно артист Павлов. Представляешь Павлова в роли Гриши Щербака в ”На войне как на войне”. Потому видишь его штрафником, который с фронта попал в банду. Как-то сразу параллели прослеживаются.

Д.Ю. Для меня он с детства Мирон Осадчий.

Полянский П.Л. Ну, он артист широкого амплуа. Левченко жалко в фильме. Безусловно.

Д.Ю. Но в книжке, если я правильно помню, он какой-то очень большой и очень здоровый.

Полянский П.Л. Там плечами поигрывал. Там есть такая ремарка. То есть, да. Ну, Павлов, у него другая фактура.

Д.Ю. Актер прекрасен.

Полянский П.Л. Да. Его там жалко очень.

Сотов А.И. Еще, наверное... Кстати, вот в заключение хотелось бы...

Д.Ю. А про Жеглова?

Полянский П.Л. Что можно сказать про Жеглова?

Сотов А.И. Какие аспекты?

Д.Ю. Биография...

Егор Яковлев. Во-первых, меня больше всего интересовало почему Жеглов не на фронте. Шарапов ему говорит: ”Я боевой офицер”. Даже если в 1941 году Жеглов служил в МУРе, все равно оборона Москвы никак мимо него пройти не могла.

Сотов А.И. Безусловно. Более того. Составлялись боевые части из сотрудников НКВД.

Егор Яковлев. Есть пример великолепный. Он очень яркий. Это Григорий Григорьевич Пушкин. Правнук нашего знаменитого Александра Сергеевича Пушкина. Который был сотрудником уголовного розыска и который входил в такую часть при обороне Москвы.

Полянский П.Л. Жеглов награжден. У него орден. Может быть, за участи...

Сотов А.И. Я даже скажу, что боевой орден. Орден ”Красной звезды”.

Полянский П.Л. Все-таки, может быть, воевал?

Егор Яковлев. Тогда почему Шарапов выпендривается перед ним своим...

Полянский П.Л. Ну, у Шарапова ”иконостас” побольше. Прямо скажем.

Егор Яковлев. Ну, это уж вопрос кого куда родина послала.

Полянский П.Л. Вообще тоже туманно.

Сотов А.И. Очень туманно. Мы можем обозначить только какие-то основные вехи. Безусловно деревенское происхождение. Семеро детей, корова, сведенная со двора. Впоследствии беспризорничество. Помните как он говорит: ”Я в таком возрасте в котлах ночевал”. ”Путевка в жизнь”. ”Путевка в жизнь”, кстати, интересное произведение. Далее. Судя по всему, из детдома он выпустился на завод. Учился в школе рабочей молодежи. Можно предположить. И там, возможно, по комсомольской путевке. Где-то в конце 1930-х годов, когда произошла чистка правоохранительных органов. Образовалось существенное количество вакансий. Да, он действительно мог быть направлен на работу в органы. Образования у него конечно не было, мягко скажем, никакого. И он сам об этом говорит. Помните, в первой серии он говорит: ”Эх, нам бы подучиться”. И тут же заявляет: ”Когда живые уголовные дела раскрываешь, дело живее идет”. Вот это как раз очень интересная тема, которую, я, наверное, хотел бы затронуть. Наши правоохранители, они как врачи учились на больных. Со всеми вытекающими. Кстати, Егор Николаевич, вы затронули тему роста государственного аппарата. И я бы сказал, что пожалуй вы правы. В 1920-е годы рост аппарата, в том числе правоохранительного, он начался очень бурно. Это был очень мощный, сильный рост, для которого физически не хватало кадров. Новые вакансии появлялись гораздо быстрее, чем успевали готовить кадры. Ну, про подготовку...

Полянский П.Л. Я два слова сказал.

Сотов А.И. Да. Действительно. Готовили очень так... Скомканно. Кого брали? Брали ребят с фронта. У них, наверное, такая вот смекалка, умение владеть оружием. Да, на уровне. Но правовая грамотность... Даже у Жеглова, который все-таки какого-то опыта нахватался.

Полянский П.Л. Я бы сказал, где-то наоборот. Идет некое сокращение аппарата. Это делалось по идеологическим соображениям. Мы говорим о руководящем аппарате. В 1920-е годы... В конце 1920-х годов, например, вопрос ставится об упразднении НКВД. Его упразднили и рассовали главки по разным ведомствам. Я бы сказал так. Да, кое-какой рост был. Была поставлена задача: ”А давайте мы будем привлекать к работе на следствии, в прокуратуре трудящихся-совместителей”. Вот рабочий отработает на заводе день, а вечером пойдет в суд. Там чему-то подучится. Почему бы служащему не пойти после работы в прокуратуру? И прекрасно замещать потом прокурора. И вот это так сильно развернулось в 1930-е годы. Когда люди от станка, от сохи, от письменного стола приходили не просто на следствие и в прокуратуру, но и в суд. С гордостью писать, что конкретный рабочий набил руку на докладывании дел по кассационному рассмотрению. То есть, рост, может быть, и был. Но такое качество этого роста.

Д.Ю. Я вам из 1990-х годов пример приведу. Вот у нас, например, управление кадров ГУВД. Там серьезный начальник. Не могу фамилию вспомнить. Кого берут на службу в управление кадров? Ну, для начала у тебя ЛГУ за спиной должен быть. Юридический факультет. Ты должен иметь серьезный разряд по шахматам. И минимум кандидат в мастера спорта по гиревому спорту. Там, во-первых, все умные, образованные и здоровые. А вот уголовный розыск. Вот товарищ полковник. У него 8 классов образования. Не 10, которые у нас. Зато у него великолепная раскрываемость. И вот оно... А когда учиться? Это же не только у Жеглова. Некогда учиться. Некогда образование получать. Либо умеешь, либо не умеешь. А по ходу натаскаешься. С одной стороны... Когда человек ряд вещей просто не понимает. Не то, что не знает, а даже не понимает. А с другой стороны других нет. Текучка там дикая. В управлении кадров хорошо. Ты осознанно сидишь в своем кабинете за своим столом. А тут тебя гоняют. И все время с тебя чего-то требуют. Тяжело. Желающих нет. Так скажем.

Егор Яковлев. Ну, я пару слов хотел бы сказать все-таки про сравнение романа и фильма. Роман, напоминаю, называется ”Эра милосердия”. Это слова одного из героев. Давайте пару слов об этом.

Полянский П.Л. Ну, я думаю, если брать Михаила Михайловича, которого роскошно сыграл Зиновий Гердт, это тоже одна из... Наверное, аспектов вот этой светлой хорошей стороны, которую олицетворяет Михаил Михайлович, Иван Сергеевич и Шарапов. Вот эти три человека, которые там, безусловно, положительные. Есть там отрицательная сторона. Ну, а эти... Ну, что? Родня у него в Киеве. У Михаила Михайловича. Сам он занимается какой-то литературной мелкой работой. Какие-то составляет то ли афоризмы, то ли какие-то записки читает... Сейчас я не могу сказать точно. Что-то в газете. Он с этим работает. Ну, он больной человек, пенсионер. Не хочет переезжать в Киев. Ему нравится среди молодежи. Вот. Это носитель хорошей идеологии. ”Эра милосердия”.

Егор Яковлев. Эра милосердия, которая должна настать, она же приходит на смену эре...

Д.Ю. Не милосердия.

Егор Яковлев. Не милосердия. Да. Мне кажется, что есть здесь подтекст какой-то.

Д.Ю. Меня это все время вот как-то... Я даже не знаю. А вот там 20 лет страну к войне готовили. Там милосердие должно быть или надо заводы, фабрики построить, колхозы, которые все это прокормят? А потом война. После войны восстанавливать все. 27 миллионов убили. Как-то некогда про милосердие.

Егор Яковлев. Ну, с одной стороны понятно, что есть после такого жестокого периода... Подготовка к войне, война. Что есть запрос на спокойную жизнь. С другой стороны понятно, что явно вот это в адрес Жеглова, как символа определенной эпохи. Тоже присутствует.

Полянский П.Л. Вы знаете, может быть, смысл фразы Михаила Михайловича про эру милосердия, это как раз то, что покончит не государственная машина, а хорошие человеческие качества. И в этом смысле я хотел бы опять вернуться к фильму. Замечательный диалог. Это диалог в автобусе. Когда они едут к Верке модистке. По поводу кошелька, который подброшен в карман Кирпича. Кто здесь прав? Прав ли здесь Жеглов, который из соображений целесообразности подсунул, чтобы доказать вину. Или прав Шарапов, носитель светлых идей, который предпочитает действовать в рамках законности. И в этом смысле для меня, как для юриста, всегда был вопрос. Как придумать ту идеальную машину, тот идеальный механизм, который позволит покончить с преступностью. Возможно гуманными методами. Без той жесткости, которую проявляет карательная система. И так далее. Ну, честно говоря, история показывает, что пытались изобрести некий философский камень. Когда полностью исключить вот этот вот жесткий характер. И не оставить никакой лакуны для произвола судьи. Ну, вот, например, еще в XIX веке у нас было принято уложение 1845 года, в котором для судьи расписывалось все. И судья не мог проявить ни свой гуманизм, ни наоборот... Закон им подсказывал какие решения выносить. То есть, человеческий фактор исключался. Но, как практика показала, какой закон ни придумывай, всегда все решает человеческий фактор. Всегда все решает. Наверное, фраза Михаила Михайловича была про воспитание человека. С какими-то хорошими нравственными ориентирами. Жеглов уповает на систему. И в этом он тоже прав абсолютно. Но и прав Михаил Михайлович. Потому, что нужны соответствующие кадры. Широко образованные. Мыслящие, ну, гуманистически. Которые позволят нам любое несовершенство закона нивелировать. И действительно побороть преступность в конце концов. Может быть, так надо к этому относиться.

Д.Ю. Я думаю, что всеобщее улучшение обстановки, оно конечно сказывается. Но поскольку всем этим занимаются люди... У нас как-то... На сутки людей когда сажают... Вот из одного пригорода города Санкт-Петербурга регулярно прибывают группы. Из этого пригорода. ”А что это у вас постоянно в такие числа приходят?” На что тамошние оперативники отвечают: ”У судьи месячные. Вот оно и приходит. Она не в настроении”. Только в эти дни люди садятся. Это можно годами смотреть. Вот человеческий фактор. Это не к тому, что тетеньки плохие.

Егор Яковлев. Ну, я бы сказал, что в фильме произошла замена архетипа центрального конфликта. И отношения между двумя главными героями. Потому, что в романе Жеглов и Шарапов, это ровесники-конкуренты. Из которых один является однозначным олицетворением добра, а другой однозначным олицетворением чего-то нехорошего. Это тоже известный архетип. Он понятен. Допустим, ”Капитанская дочка”. Там есть хороший Гринев и мерзкий, отвратительный Швабрин. Вот. И, собственно, та же самая... Ну, та же самая схема. Вот. А в фильме нам показывают совершенно другой архетип. Там есть зрелый наставник, грубо говоря, и молодой ученик. Молодому ученику присущи энергия, идеалистический взгляд на мир. А наставнику присущ опыт, некоторый цинизм. И так далее. Если продолжать какие-то классические сравнения, то это, может быть, напоминает роман Гончарова ”Обыкновенная история”. Фильм прекрасный, где Олег Табаков играет. То есть, вот есть человек, который уже все видел, все посмотрел, все знает. И тут рядом с ним появляется какой-то юный новичок, который начинает ему рассказывать, что: ”Как же так?” Вот так. Вполне возможно, что если бы мы заглянули на 25 лет вперед, то мы в образе Шарапова увидели бы нового Жеглова, который...

Д.Ю. Нет, нет. Так не получилось бы. Он же, что характерно, Жеглов пропал. Я после этого его не встречал нигде. А Шарапов, он же... ”Визит к Минотавру”.

Сотов А.И. Цикл про следователя Тихонова.

Егор Яковлев. Так получилось. Все правильно. Так получилось у Вайнеров. А я говорю, так сказать, в отрыве от замысла авторов. Это у них конечно... У них изначально Жеглов плохой, а Шарапов хороший. А если бы, допустим, Говорухин с Высоцким решили снимать продолжение, то я уверен, что Жеглов бы у них не пропал.

Полянский П.Л. Он у них и не пропал. Читаем роман ”Евангелие от палача”. Там выведен отставной офицер НКВД, следователь. Который нарушает законность на следствии. Поэтому там все в порядке.

Д.Ю. Они уже в перестроечном угаре. Туши свет.

Полянский П.Л. Да. Нужно рассматривать в контексте ”Петли и камня в зеленой траве” и ”Евангелия от палача”, где этот сталинский палач...

Егор Яковлев. Ну, не Жеглов там.

Д.Ю. Для разбора этих произведений надо звать психиатра.

Полянский П.Л. Да. Это не к нам. А касаемо Жеглова и Шарапова, в романе... Чем кончается? ”Я больше с ним работать не буду”, - думает Шарапов, когда он едет в автобусе. То есть, он понял, что ему учиться у Жеглова... Их совместная работа кончилась.

Д.Ю. При всех допущениях, он же другана застрелил. Левченко-то его спас фактически. Его бы там зарезали, если бы он сказал что-то. Он его спас, а этот застрелил. Ну, при всех минусах, книжка для своего времени просто гениальная. И кино получилось такое же.

Полянский П.Л. Да. Есть о чем поговорить через столько лет. После выхода книги и фильма.

Егор Яковлев. Ну, книжку если читать до фильма, то хорошо. Если читать после фильма, уже как-то слабее. Потому, что, во-первых, обманываешься в ожиданиях. Во-вторых, ну, нет харизмы... В героях литературных нет той харизмы.

Д.Ю. Вообще ничего общего, я бы сказал.

Сотов А.И. Именно это. С чего начали разговор. Это два разных произведения. Которые разошлись именно на фигуре Владимира Семеновича. И спасибо ему за то, что он создал для нас именно такой образ.

Д.Ю. Я бы еще сказал, что, на мой взгляд, всему киношному там дали возможность... Давай сам. Как умеешь и как знаешь. И что Облигация, что Ручечник, это... Гениально. Смешно, растащено на цитаты. Молодцы. Гениальные.

Егор Яковлев. У меня сын играл в спектакле главного отрицательного персонажа. Он учился на примере Армена Борисовича Джигарханяна.

Сотов А.И. Кстати, что интересно. Фраза... Как обращается Джигарханян к Шарапову в фильме. ”Дурилка картонная”. Между тем в романе как он к нему обращается?

Полянский П.Л. ”Дурилка кардонный”.

Сотов А.И. ”Кардонный”. То есть, обратите внимание.

Полянский П.Л. Ну, это мелочь.

Сотов А.И. Ну, да. Трудно понять. То ли это была оговорка Джигарханяна, то ли сценаристы решили, что зритель не поймет что такой ”дурилка кордонный”. Дурилка кордонный, это контрабандист.

Д.Ю. Интересно.

Сотов А.И. Да. В уста Горбатого в фильме была вложена такая фраза, чтобы подчеркнуть отрицательную, унизительную коннотацию. ”Дурилка кордонный”. Такой... Дешевка. Кстати, Павел Львович обратил внимание, что еще на сцене попытки внедрения в банду Шарапов делает ошибку, на которой вся операция должна была закончиться. Когда он встречается с Аней, он ей говорит: ”Колечко-то ваше поглубже заныкайте”.

Полянский П.Л. ”В розыске оно”. Вы себе представляете, что Фокс описывает приметы кольца Шарапову, чтобы он это переда Ане? Описание знает тот, кто дело читал. И Шарапов сразу это опознает. Это говорит о том, что он готов к встрече с подобными аксессуарами. Мелочь.

Егор Яковлев. Мы поняли, что там многое было не важно.

Сотов А.И. Да. Но, тем не менее, как видите, достаточно полно правовой антураж той эпохи... Вплоть до старика, привлеченного за порнографию.

Полянский П.Л. Кстати, про порнографию. Если это будет уместным. Распространение порнографических изделий... А там у старика обнаруживаются карточки, которые Жеглов так легкомысленно забывает, уходя из коммерческого ресторана ”Нарва”. ”Нарва”, это по книге. Фокус в том, что изначально наше уголовное советское законодательство ответственности не знает... Пока мы не присоединились к международной конвенции. Поскольку кроме Франции никто тогда в это дело не вступил...

Егор Яковлев. Порнография была только во Франции.

Полянский П.Л. Нет. Законодательство было и германское. Французы предложили это дело сделать международной проблемой. В 1923 в Женеве конвенция международная. В 1923 году СССР был в изоляции. И, соответственно, то ли не пригласили... Но в 1935 году наши в эту конвенцию вступили. И в том же году появляется статья Уголовного кодекса ”Ответственность за распространение, изготовление порнографических изделий”.

Д.Ю. 228 была, по-моему.

Полянский П.Л. Мне кажется, 182/1. Но это надо просто посмотреть. Вы оперируете УК 1960. А я 1926. Простите, пожалуйста.

Д.Ю. Как он там? ”Полный набор. Собирайся, старик. Поедешь с нами”. Высоцкий. Да. Высоцкий все одеяло на себя перетянул и получился самым запоминающимся.

Сотов А.И. Это, наверное, его звездная роль. В которой он и останется в нашей памяти.

Д.Ю. А братья Вайнеры как-нибудь оценивали кино, не оценивали? Чего-нибудь говорили?

Егор Яковлев. Владимир Семенович всю малину испортил.

Полянский П.Л. Сняты были какие-то материалы. 20 лет спустя, по-моему. Где-то это кино в сети наверняка болтается. Можно посмотреть. Кто-то давал интервью по этому поводу.

Д.Ю. Через 20 лет. Это точно так же, как братья Стругацкие. Когда один брат умер, а другой брат начал писать книги о том, что они имели в виду. Это была первая в моей жизни книжка, которую я дочитал до середины и выкинул. На этом завершим?

Сотов А.И. Да. Завершим наверное. Обращаясь к словам Владимира Семеновича Высоцкого: ”Побудьте день вы в милицейской шкуре, вам жизнь покажется наоборот”. Поэтому хотелось бы... Доблестный оперсостав с праздником.

Д.Ю. Да. Ура. А на сегодня все.


В новостях

11.11.21 16:52 Разбор фильма "Место встречи изменить нельзя", комментарии: 53


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк