Разведопрос: Игорь Викентьев про А.С. Пушкина

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Игорь Викентьев | Разное | Каталог

13.03.17




VIKENT.RU - портал И.Л. Викентьева: Творчество, Креатив, ТРИЗ
21 слайд о жизни и творчестве А.С. Пушкина
Краткая биография поэта + 14 материалов



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Леонардович, добрый день.

Игорь Викентьев. Добрый день, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Сегодня обо что?

Игорь Викентьев. Сегодня нам должны присвоить звания докторов наук уже после передачи сразу же, без защиты.

Д.Ю. Так…

Игорь Викентьев. Сегодня у нас Александр Сергеевич Пушкин, но естественно мы будем говорить не о стихах, потому что стихи Пушкина, их можно достать, это основа нашей культуры, мы будем говорить о творческих стратегиях.

В данном случае, творческая стратегия – это намного больше, чем модное слово лайфхак (мы не будем уточнять). Творческая стратегия – она про жизнь, и она повторяется многократно, т.е. это не один раз. И вот удалось застать таких 18 стратегий. Я думаю, что Пушкин настолько объёмен, что всё-таки, наверное, с вашего благословления, надеюсь (практически уверен, но надеюсь), это будет два раза.

Д.Ю. Я только за.

Игорь Викентьев. Пушкин большой, не будем торопиться, не будем комкать.

И соответственно, есть 8 стратегий (примерно 8-9), которые ошибочны и которые не стоит повторять. Учитывая, что был предварительный прогон этого материала, уже пошли письма, я думаю, что после вас пойдёт вал писем, что люди узнают себя. В принципе, для того и работаем. Если быть честным, для того и работаем. И в районе 10 стратегий, которыми, наверное, стоит дорожить, если уже у самого сил не хватает (или у самой сил не хватает), есть дети, есть будущее, ну вот, имеет смысл подумать об этих стратегиях, которые делал.

И соответственно, значение Пушкина – почему я взял Пушкина, потому что во многих странах, у разных народов есть люди, у итальянцев – это Данте, который очень многое сделал для формирования современного итальянского языка. Напомню: во времена Данте, даже позже, Италия была очень разрозненная, у немцев есть Гёте, который тоже очень много сделал для формирования современного немецкого языка, у нас есть Пушкин, который тоже много сделал, наверное, больше всех он сделал для формирования современного русского языка. Плюс, соответственно, большое влияние на поэзию, литературу. И даже известно, что в двадцатые годы его хотели «скинуть с парохода современности» какие-то молодые и борзые, настолько он мешал, но тем не менее, Пушкин вошёл ы наш язык. И хотим мы этого, не хотим, даже если мы не любим Пушкина – пожалуйста, естественно это такое будет, он на нас влияет.

И вот, для начала разговора соответственно, я прошу, Дмитрий Юрьевич, вот первые два фрагмента…

Д.Ю.


«Есть высшая смелость: смелость изобретения, создания, где план обширный объемлется творческою мыслию — такова смелость Шекспира, Dante, Milton’a, Гете в «Фаусте», Молиера в «Тартюфе»»


Игорь Викентьев. Вот один маленький акцент: обратите внимание, мы об этом будем много говорить, сразу же очень высокие эталоны, то есть ориентировка не на соседа, не на знакомого, сразу же.

Д.Ю.


«Александр Сергеевич Пушкин о творческих личностях: «Одна из причин жадности, с которой читаем записки великих людей, – наше самолюбие: мы рады, ежели сходствуем с замечательным человеком чем бы то ни было, мнениями, чувствами, привычками – даже слабостями и пороками. Вероятно, больше сходства нашли бы мы с мнениями, привычками и слабостями людей вовсе ничтожных, если б они оставляли нам свои признания.»


Молодец…

Игорь Викентьев. Вот не знал Пушкин слова «блогер».

Д.Ю. Да, да!

Игорь Викентьев. Вот не знал, к сожалению.

Д.Ю. Слово «ничтожество» как-то ушло из лексикона, а ведь полезное.

Игорь Викентьев. Да, ушло как бы, ушло, скажем. Сертифицированное ничтожество – это конечно, это вещь. Много кандидатур очень.

Так вот, приступая к Пушкину, мы начнём с античности, поскольку античностью пропитано воспитание Пушкина и не поняв античность, мы не сможем понять хорошо Пушкина. И вот несколько фактов, о некоторых из них я говорил, у нас опыт последнего видео показал, что присоединились новички, поэтому нужно сделать несколько акцентов.

Итак, был Сократ, который не оставил никаких письменных свидетельств, но в книгах Платона он говорит о том, что, когда его посещали какие-то идеи, философские, не будем их уточнять, его посещал некто Даймон (в других книжках написано Даймоний), иногда переводится, как «демон». И соответственно, вот эта идея, она была прекрасно известна Пушкину, что «нечто свыше».

Далее возникает такая некая операция, о которой я тоже говорил, нужно очень чётко сказать, что Сократ просто говорил, что это Даймоний, некоторые считают, что это у него были приступы эпилепсии, современные авторы, и прошло какое-то время и, соответственно, Чубайса ещё не было, но христиане это присвоили, они чётко указали, что поведение, есть божественный экстаз, божественная интуиция – это христианский бог. Это уже будет намного позже. И вот эта идея: к временам Пушкина было известно, что действительно, есть некий гений, другое слово «провидение», иногда «демон», кто-то посещает. Я ставлю многоточие, но прошу наших уважаемых зрителей просто запомнить вот это, это очень важный акцент, который повлиял на судьбу Александра Сергеевича.

Второй момент, ученик Сократа Платон, он писал произведение «Государство» и Пушкин, учитывая, что он учился в Лицее (о котором мы сегодня тоже будем говорить), где готовили чиновников и там было очень много курсов юридических, не мог не знать Платона. Не мог не знать, как наш школьник не знает таблицу умножения, примерно такое же. И вот в третьей книге «Государство», это такая первая детальная разработанная модель государства, первая. Правда, утопическая – ни разу не была введена. Платон говорит, что действительно, в их городе, Чудо-городе (это мечта – Чудо-город), даже в мечтах Платон указывал, что актёров, поэтов не будет.

Д.Ю. Только я хотел выкрикнуть.

Игорь Викентьев. Да, ваша интуиция вас не подвела. Не будет. Более того, он даже пишет о том (в некоторых переводах написано), что мы его выслушаем. Дальше такое: большая награда (сейчас будет тоже хорошо), наградим шерстяной повязкой, в те времена это что-то значило, я, кстати, не знаю, что это значило (пусть думают наши зрители), но не надо. Потому что они непостоянные, используя современную лексику, они не очень договороспособные. Вот эта мысль тоже была очень хорошо известна и современникам Пушкина, потому что они были пропитаны античностью, они знали греческий язык, куски по крайней мере греческого языка и так далее.

Следующая мысль, уже ученика Платона Аристотеля, который одно время работал даже с ним в одном городе, в Афинах, и соответственно, до нас дошло слово «лицей». На самом деле, у Аристотеля это называлось «роща» – ликей, немножко иначе по-гречески, наверное, по-гречески ещё иначе звучит, и она была названа в честь Аполлона, и в переводе с древнегреческого, этот Аполлон Ликейский – это «истребитель», а в других книжках написано «убийца волков». Обратите внимание, не охотник, а вероятно, убийца, истребитель – защищал стада, пастушеские, вероятно. И дальше пошла уже масса трансформаций от древнегреческого до русского языка и возникло слово «лицей». То есть лицей как бы «истребитель волков» вообще-то, в первом значении.

Д.Ю. Он «губитель». Аполлон – он губитель. То есть он же «летний», «жаркий». Это только тем, кто в Турцию ездит лето кажется прекрасным, а на самом деле, это дикая жара и эпидемии сплошные, а значит – смерть, кровавый понос и смерть, ёлы-палы. А Аполлон – губитель, да.

Игорь Викентьев. Да. Соответственно, это такие мысли были известны. И кроме того, уже в поздней античности, в Риме уже точно это знали, были греческие поэты, которые… мы сегодня будем много говорить о поэзии, есть поэты первого ряда, вот Пушкин – первого ряда для российской поэзии, даже для славянской может быть культуры, он бесспорно в первом ряду стоит, а есть поэты кого-то там… короче, на балконе…

Д.Ю. Кордебалет.

Игорь Викентьев. Да, гарнир такой. И вот такой поэт, из «гарнира», они уже возражали Сократу, это было мнение известное, что им для творчества Даймония не нужно, им точно нужно вино и женщины. Причём, греческое вино было слабое, но им хватало, скажем. И эта светлая мысль пронизывает всю биографию Александра Сергеевича Пушкина, к которой мы сейчас приступим.

Это вот такие первые вещи, которые… причём, учитывая, что был гигантский разрыв по времени, тем не менее, вот эти идеи о поэзии, о творчестве, о назначении поэта, они как раз были известны в дворянской культуре (в крестьянской культуре они не были известны).

Далее, сколько же людей было в России (это очень важно) в самом начале XIX века, потому что Александр Сергеевич Пушкин родился в 1799 году (три девятки), по подсчётам в районе 40 миллионов, оговорился, не по подсчётам, это оценка, то есть это с точностью до лаптя, лапоть направо-налево, около 40 миллионов, более точно – цифра 37 считается, 37 миллионов. Из них, 200-300 тысяч – дворян. И далее, я об этом кратко говорил, одна буквально фраза, что за 25 лет до рождения Пушкина в Москве было всего лишь две книжных лавки, то есть вообще ничего. В Москве. К моменту Пушкина их стало в десять раз больше. То есть родись Пушкин чуть-чуть пораньше, всё окончилось бы единичными стихами, и Пушкин просто не состоялся бы, это очень важный аспект, помимо биологии, генетики, мозга и прочее.

Второй момент: какие же были тиражи журналов и газет, которые издавались. Считается, что первая русская газета, она возникла в районе Ивана Грозного и она имела, в разных энциклопедиях написано, один-два экземпляра…

Д.Ю. Небогато.

Игорь Викентьев. Да. Это рукописная сводка для царя, ну и для некоторых бояр, один-два экземпляра газеты, даже с трудом я выговариваю это слово…

Во времена Пушкина журналы, они были разные, я не буду их называть, потому что мы завалим нашего зрителя ненужной информацией, но тиражи там две-три тысячи экземпляров. И основное предназначение – это Питер и Москва, понятно, что даже до дворян, ещё раз: 200-300 тысяч дворян, две тысячи – это просто ни о чём.

И вот, соответственно, 1799 год в Немецкой слободе, кто в ближайшие недели будет на станции метро Бауманская, вот это оно и есть, рядышком, то есть она не сохранилась, в Немецкой слободе, не будем отвлекаться, рождается Александр Сергеевич Пушкин. И дальше начинаются факты, которые в школьном курсе литературы точно люди проходят.

Первый факт: его отец и мать были довольно молоды, можете данные вычитать, но поверьте мне, что молоды. Они были дальними родственниками. Далее, я не знаю, как назвать, потому что всё, что касается Пушкина, аудитория делится на две части: первой – нравится, вторая – меня в чём-то обвиняет. Поэтому, некоторые биографы (не я), можете меня проверить, пишут, что семья была бестолковая. Это очень резкий термин, я буду говорить более мягко, мягко излагать.

Что действительно, отец Пушкина, офицер, служил в лейб-гвардии. Напоминаю в скобках: лейб-гвардия – это охрана царя и отношения очень свойские. То есть папаша Пушкина пришёл на какой-то очередной бал во дворце (всего лишь во дворце) и забыл дома белые перчатки, а даму брать руками, которыми мы берём креветку, нехорошо как бы. Подходит царь (всего лишь), говорит: почему не танцуем, такой вопрос, светский. Тот говорит правду – забыл перчатки. Царь снимает перчатки, подводит даму и… (там, где написано, этого нет, но я домысливаю)… танцуют все, короче.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Праздник, соответственно, танцуют все! Вот такие отношения, с царём, всего лишь. Царь у нас владеет 1/6 частью суши, вспоминайте объём нашей страны, причём, тогда он был больше, чем сейчас – Польшу по случаю присоединили (об этом сегодня тоже будет речь). То есть отношения свойские.

И соответственно, далее начинаются потрясающие вещи: и мать, и отец что-то типа тусовщиков, сейчас бы мы сказали, причём, московских тусовщиков. И далее некоторые парадоксальные факты, которые я вычитал: дело в том, что у отца есть имение, которым он никогда не занимался (это очень важно), далее парадоксальная вещь – он был что-то типа квалифицированного бухгалтера, вышедшего в отставку, и в Москве занимался по снабжению армии какими-то вещами, то есть по идее человек типа аудитора, бухгалтера, он как раз врубается. И в одном из источников я наткнулся на парадоксальную фразу, что он назначил крепостного управлять своим имением, тот опустил доходы в пять раз.

Д.Ю. Молодец.

Игорь Викентьев. Я дальше не стал копать, потому что мы сейчас не разбираемся с деньгами Пушкина, но вот такая фразочка есть. Главное то, что ему, для житья в Москве, он зарабатывал, служа что-то типа военного бухгалтера, а не имением. Что по тем временам было вообще… непорядок. В скобках замечу, что аналогичная история (мы может быть и не успеем дойти, не знаю, как пойдёт) – тоже ещё более бестолковая семья была у Натальи Гончаровой.

Д.Ю. Нашли друг друга.

Игорь Викентьев. Да, это отдельная история, мы сейчас будем говорить о ней.

Но папаша говорит на французском и более того, те воспоминания, которые оставлены, что писал на французском, общался на французском. Кто-то из современников застал его в Варшаве, он там одно время служил, и застал его за чтением французского романа на офицерском посту. Ну вот папаша, да…

Мама хорошо играла на инструментах. И дальше чрезвычайно важно вот что: в гостях были первые поэты империи, в московском доме, то есть. Это Батюшков, это Державин, это Карамзин, это поэт Дмитриев. И пожалуйста, можно второй кусочек, немножко про отца Пушкина. Это не Пушкин, это современники про отца Пушкина.

Д.Ю.


«Сергей Львович Пушкин. Хорошо знал французский язык и французскую литературу. Писал стихи на французском языке. Участвовал в любительских спектаклях и хорошо декламировал. Иногда читал детям вслух Мольера.

По воспоминаниям дочери, в Варшаве:

– Правда ли, господин Пушкин, что вы, русские, антропофаги, едите медведей?» — «Нет, сударыня, — отвечал он, — мы едим корову, вроде вас.»


Странно, антропофаг – это людоед, в общем-то. Это тот, кто людей ест.

Игорь Викентьев. Да, да, да, да.

Второй персонаж, который очень важный – брат Василий, который ещё больше писал стихи, переводил стихи и даже иногда печатался. То есть маленький-маленький Пушкин (сейчас об этом мы будем говорить), он с детства видел поэтическую кухню. Почему – потому что, я думаю, большинство наших зрителей, кстати, если я не прав – напишите, когда в первый раз столкнулись с стихами. Скорее всего, в детском садике, либо в школе. Причём, в стиле «надо выучить».

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Дети, сейчас надо выучить. Причём, уже готовое и так далее. А он присутствовал при обсуждении и он с детства (это очень важно для одной из стратегий) понимал, что всегда можно сделать лучше. Это очень важный момент, что в семье Пушкина писали все: писал стихи папа, писал дядя, писала старшая дочь – Ольга, писал младший – Лёвушка, совсем бестолковый, и даже Никита Козлов – дядька, который выхаживал Пушкина, он тоже писал стихи, то есть крепостной тоже писал стихи, но семья была бестолковая, эту тетрадку уже Ольга при переезде потеряла (семья бестолковая, я сразу говорю), даже он писал.

К тому же, Арина Родионовна, она была без фамилии – крепостная и так далее, семья была бестолковая, был уже указ Александра, можно было отпускать крепостных, она отказалась. Она была кормилицей Ольги, она ухаживала за маленьким Пушкиным. Но ещё одна маленькая деталь, которую в советской школе не проходят, она ещё побухивала.

Д.Ю. Да, изрядно.

Игорь Викентьев. И вот теперь, пожалуйста, Пушкин видел, как люди пишут с детства, некая ироническая… вот, пожалуйста, можно четвёртая сверху… ироническая заметка Пушкина про дядю, как он пишет.

Д.Ю. Да.


«Ирония про творчество дяди. Дядя мой однажды занемог…»


Прямо начало…

Игорь Викентьев. Да, известной рифмы.

Д.Ю. Да.


«…Приятель посетил его. „Мне скучно, — сказал дядя, — хотел бы я писать, но не знаю о чём“. „Пиши всё, что ни попало, — отвечал приятель, — мысли, замечания литературные и политические, сатирические портреты и т. под. Это очень легко: так писывал Сенека и Монтань“. Приятель ушёл, и дядя последовал его совету. Поутру сварили ему дурно кофе, и это его рассердило, теперь он философически рассудил, что его огорчила безделица, и написал: нас огорчают иногда сущие безделицы. В эту минуту принесли ему журнал, он в него заглянул и увидел статью о драматическом искусстве, написанную рыцарем романтизма. Дядя, коренной классик, подумал и написал: я предпочитаю Расина и Мольера Шекспиру и Кальдерону — несмотря на крики новейших критиков. Дядя написал еще дюжины две подобных мыслей и лёг в постелю. На другой день послал он их журналисту, который учтиво его благодарил, и дядя мой имел удовольствие перечитывать свои мысли напечатанные.»


Игорь Викентьев. Вот, пособие для блогера.

Д.Ю. Точно, блогер, да.

Игорь Викентьев. Пособие готовое.

Д.Ю. Ничтожество…

Игорь Викентьев. Василий Пушкин – первый блогер.

И вот теперь начинается некоторые такие странные вещи, которые мы сейчас будем проходить, которые опять, запутывая народ в учебнике литературы почему-то не указаны. Хотя, думаю, что это как раз ошибочно.

И вот, Пушкин, дальше я базируюсь на свидетельствах, которыми занимался, он родился толстым, кудрявым и ленивым. И дальше начинается страшная фраза, которая людей может быть обидит, но я всё равно скажу: так получилось, что отец любил старшую дочь Ольгу, она была толковая, судя по всему, мать была не без странностей (не хочу всё рассказывать), она любила младшего, очень бестолкового Лёвушку, а маленький Пушкин до шести лет, это свидетельство уже бабушки, он был замкнутый, сам в себе, с детьми не играл, угрюмы. Соответственно, профессиональный психотерапевт, работающий с детишками, если бы он обследовал Пушкина, он что-то там нашёл бы. Но у нас есть только косвенные свидетельства, что такой очень замкнутый ребёнок. И соответственно, мать периодически наказывала его молчанием, то есть маленьким ребёнком. Он постоянно терял носовые платки, она пришила ему платок как-то от обиды.

И вот, судя по всему, я могу сказать следующее, что для маленького человека очень важно внимание матери. Вот этого внимания матери не было, и далее, не зависимо от Пушкина, просто есть гигантская статистика у меня, что масса выдающихся (очень важно) актёров, людей шоу-бизнеса, поэты этого азимута, они интуитивно с детства научились выклянчивать внимание. Например, та же самая Эдит Пиаф. Эдит Пиаф, Мадонна, очень много известных состоявшихся актёров, певиц и так далее. Это одна из стратегий для актёров, что-то было с родителями, либо не было родителей, либо родители были не такие, либо там рождались другие детишки. Вот это интуитивно формирует очень важное умение, потом человек появляется на сцене, ещё рта не раскрыл, какой-то жест (это из детства, это не поставлено) и полное внимание.

И вот эта вероятная психотравма, она очень играла… Пушкин её не смог перебороть, честно говоря, и не пытался. Если быть честным, это одна из таких ошибочных стратегий, может быть. И он далее интуитивно по всей жизни очень любил привлекать внимание общества. Вот эта железобетонная стратегия, то есть мы можем поспорить, какие там психологические корни, но я изложил железобетонные факты, которые пришли из воспоминаний, но любой квалифицированный психотерапевт здесь сделает несколько гипотез, больше, чем я, но учитывая, что у нас не курсы для психотерапевтов повышения квалификации, я попрошу почитать некоторый фрагмент, начиная с заголовка (третий, пожалуйста), и я думаю, что вы услышите при замечательном чтении Дмитрия Юрьевича.

Д.Ю.


«Образ Татьяны из романа в стихах «Евгений Онегин»:

Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Задумчивость, её подруга
От самых колыбельных дней…

Для Ольги на широкий луг
Всех маленьких ее подруг,
Она в горелки не играла,
Ей скучен был и звонкий смех,
И шум их ветреных утех…

Отец её был добрый малый,
В прошедшем веке запоздалый…»


Игорь Викентьев. Ряд биографов Пушкина, я не биограф, они считают, что Пушкин написал воспоминание о своём детстве, Это сам Александр Сергеевич, не какой-то критик.

И соответственно, что происходит в детстве, в 7 лет происходит нечто «икс». Я постараюсь интерпретировать: то ли догнали гормоны, то ли какие-то органы сформировались внутри, в голове, что-то ещё, то ли просто бабушка вывезла его на дачу. Она прикупила именьице, потому что дом был бестолковый, его вела бабушка, бабушка по материнской линии. Бабушка Мария Алексеевна, она вывезла его в имение под Москвой, где, играя с крестьянскими ребятишками, Пушкин стал тем Пушкиным – открытым, играющим и так далее, и так далее.

Параллельно, что происходит в детстве, чрезвычайно важно – Пушкин начал говорить и в том числе писать по-французски с четырёх лет.

Д.Ю. Ого.

Игорь Викентьев. У отца шикарная библиотека, исключительно на французском и первые стихи на французском. Пушкину родители (большое спасибо родителям Пушкина), они позволяли присутствовать при том, где общаются поэты, а это просто такое количество таких приличных поэтов России – штук пять. Вот этих штук пять, они и были в доме, всего лишь. То есть ребёнок видит очень высокие образцы, выше в стране просто нет, физически нет. Сверстник Пушкина в Воронеже просто мечтать об этом не мог, просто физически не мог мечтать. И соответственно, такая уникальная атмосфера, с одной стороны лёгкости, веселья и у Пушкина явно совершенно на работала, как сказал бы Иван Петрович Павлов, он не говорил, но я за него говорю в этом отношении, такой динамический стереотип сформировался, что поэзия – весело, здорово, все общаются, светло, зажигаются свечи… И даже слуга, возбуждаясь на это как бы пишет. Вот это первое.

Второй момент: он начинает писать и первая его слушательница – Ольга, старшая сестра. И однажды он, непонятно что, потому что он сжёг, он передрал, скорее всего, Жан-Жака Руссо, и чуть старшая девочка Ольга, слово «плагиат», вероятно, ей было неизвестно, она хохотала, смеялась, что она уже это читала. Это такая очень хорошая прививка, чтобы не стать блогером, интернетчиком, который с помощью «копи/паста» формирует свою ленту. И Пушкин сжёг, почему не дошли до нас эти детские стихи – сжёг.

И параллельно, что происходит: с одной стороны, есть французский язык, с другой стороны, две женщины. В советские времена искусственно было преувеличенно естественное влияние Аришки. Арина Родионовна – это в советские времена её стали называть, она сама себя Аришка и вся семья её называла Аришка. Она была кормилицей, кормилица рассказывала русские сказки. И очень хорошо, по отзывам современников, в частности, Дельвига, очень образованного человека, писала Мария Алексеевна. Мария Алексеевна – это бабушка.

И соответственно, парадоксальная вещь, у Пушкина, учитывая, что он писал фантастически легко (сейчас мы к этому подходим), у него ни одного стихотворения, посвящённого матери, либо отцу. Вот есть воспоминания о детстве, ещё такие же строки. Ни одного. Но впервые в русской литературе такое количество стихов, посвящённые Арине Родионовне. Мы их не будем читать, но поверьте, уважаемые, что их много. Есть стихи, которые приписываются и бабушке, и так далее. И Пушкин был человек благодарный.

Таким образом, ещё до Лицея, что произошло в Москве: он уже знает, что первое – списывать нехорошо, подражательские стихи – нехорошо. Второй момент: учитывая, что вы только что читали про дядю, он прекрасно понимает, уже маленьким, и более того, есть высказывания юного Пушкина, он очень хорошо понимал уровни гувернёров и даже слуг, что есть поэты с маленькой буквы, а есть поэты с большой, есть гувернёры с маленькой буквы, а есть гувернёры с большой. И вот это умение сравнивать и выбирать лучшее, как-то у маленького Пушкина, ещё до Лицея сформировалось, потому что есть такие косвенные признаки, что он это уже умел делать.

И очень такая интересная деталь: что перед сном он как-то очень был задумчив и молчал, и когда его спрашивали: что ты делаешь, перед сном, когда тело уже расслаблено, он говорил: пишу стихи. Обратите внимание: без бумаги, в голове. И более того, любой биограф Пушкина подтвердит мои слова, что и в Михайловском, и в Болдино он преимущественно писал стихи лёжа. С детства наработалось как-то, вероятно, я подозреваю, привычка. Но уже не важно. Маяковский ходил – в Комарово по камушкам прыгал в том числе, и другие масса людей ходили, а у Пушкина сформировалось вот такое умение с детства.

И вот теперь мы подходим к Лицею. По поводу Лицея написано безумное количество литературы, часть из неё я перечитал и хочу перечеркнуть в этих книжках первую главу. Поверьте мне, что она такая обычно есть. В первой главе о пушкинском Лицее, который располагается в городе Пушкин Ленинградской области, а нет, в городскую черту уже входит сейчас. Там написано, что появился такой Лицей уникальный, не имеющий аналогов и так далее. Вот в этой фразе, которую я только что сказал, очень хорошо давать её, наверное, на филфаке, потому что в ней несколько ошибок. Не одна ошибка, а несколько ошибок.

И вот теперь мы переносимся, как сказали бы Ильф и Петров, стремительным домкратом переносимся в 1534 год, когда Игнатий Лойола стал делать Орден иезуитов. И соответственно, Орден иезуитов понимался, как такая тайная полиция, контрразведка, инструмент влияния, ну любые слова. И кого интересует, далеко не всех, но кого-то интересует такая педагогика в действии, если вы не хотите тратить время, я советую всем начинать педагогику не с Древней Греции, начинайте с иезуитов. Потому что вы будете поражены, какое количество педагогических открытий сделали иезуиты.

Я очень кратко о них скажу. Например, с тем, чтобы делать таких людей, фанатично преданных католическому делу, конституцию иезуитов нужно было повторить 500 раз. Когда человек повторяет нечто 500 раз, он немножко усваивает материал, и он формирует единомышленников. Далее, малоизвестный в России факт, что в Польше вообще-то были протестанты, но после того, когда высадились иезуиты, произошла зачистка и даже сейчас итальянцы считают, что польские католики более ревностные, чем разгильдяи итальянцы. И соответственно, масса выдающихся людей получила образование в иезуитском колледже: Декарт, Мольер, де Шарден, безумное количество людей. Почему. Обратите внимание, что делали иезуиты: иезуиты с помощью образования захватывали будущее. Это очень важный момент, который недоступен Министерству образования России.

Д.Ю. Ну почему же, может быть, наоборот, доступно. Может, оно захватывает будущее необразованными дебилами. Может, задача просто другая.

Игорь Викентьев. Не то будущее.

Д.Ю. Да. И будущее у нас не то, да.

Игорь Викентьев. Иезуиты в этом отношении знали толк. Безумное количество повторений. И нужно зачистить Польшу – Польша будет зачищена. Далее, иезуиты зачистили Южную Америку. Даже по случаю сделали государство Парагвай, своё. Ну на всякий случай. И они были чрезвычайно активны. И настолько активны, что уже стали пролезать в различные придворные круги, чтобы влиять на политику. Вероятно, это делали достаточно успешно, потому что к тому моменту, когда в очередной раз Польша была в XVIII веке поделена, кусок отошёл России, в европейских дворах даже были указы не допускать, закрыть и прочее, прочее.

А Екатерина очень стала интересоваться иезуитами, потому что при разделе Польше никто об этом не думал, естественно, она получила 200 готовых иезуитов – ну просто отошло к России. И в России уважали иезуитов, и на всякий случай, здание иезуитской коллегии было открыто на Невском при церкви Святой Екатерины (недалеко от Дома Книги, для питерцев, это рядышком, я просто знаю, не помню дома). Почему – потому что они поняли, что у иезуитов есть технология обучения, а уж кого обучать, чиновников или кого-то ещё… И соответственно, Екатерина II, Павел I, её непутёвый сын, и далее внук – Александр I интересовались иезуитами. В 1820 году по ряду причин они были запрещены на территории России, но это отдельная история.

Но очень важно, что иезуиты наделали очень быстренько только в Европе 800 иезуитских коллегий, где готовили таких религиозных контрразведчиков, разведчиков и агентов влияния…

Д.Ю. Кузница кадров.

Игорь Викентьев. Да. Причём, они готовили хорошо. Более того, масса исторических фактов, чрезвычайно интересный материал для исследования, может быть даже сделаю, потому что настолько они молодцы, что надо отдать им должное.

Им отдавали своих детей протестанты. Ну просто очень хорошее образование, они сами финансируют это дело. Ну что, ребёнок походит строем – ничего страшного, ну выучит какие-то другие… Они формировали будущее.

И соответственно, когда пришёл к власти Наполеон, в начале XIX века, он те, что на территории Франции иезуитские коллегии стал переделывать в кузницы уже французских чиновников. А правда заключается в том, что первый императорский колледж на территории России появился в 1733 году, когда к нам отошла Рига, а там шведы ещё в XVI веке такой открыли. Поэтому первый императорский колледж, он же – лицей, был ещё до Царскосельского открыт. Но там западные подданные, там какая-то другая культура, короче…

Д.Ю. Я бы ещё, с вашего позволения, чуть-чуть добавил, что слово «иезуит» в русском языке имеет строго отрицательную коннотацию, «что-то иезуитское в нём такое есть»…

Игорь Викентьев. Да.

Д.Ю. А на самом деле, Jesu – это Иисус по-русски. Это Орден Иисуса. И иезуит по-нашему, это иисусит или иисусовец.

Игорь Викентьев. Воин Иисуса, да. Советую запатентовать «иисусовец».

Продолжаем. И Наполеон просто-напросто… есть готовая структура, они умеют учить. Франции, у него колониальный план большой, нужны чиновники. Вперёд.

Александр I очень неровно дышал и пытался конкурировать. И тут очень важный момент, что для нас Александр I, он Александр I, для современников – это исключительно ассоциация с Александром Македонским. Исключительно, вот совершенно железно, это повод для лести, чего-то ещё. И соответственно, он тоже задумал, после Наполеона (то есть насчёт не имеющих аналогов, не надо ля-ля в моём присутствии), что такое тоже хорошее сделать. И параллельно некто Михаил Сперанский, о котором по идее тоже нужно делать отдельную лекцию, он пытался сделать несколько реформ в образовании. Реформы в области образования, в области педагогики катастрофически тяжелы, потому что только человек, который не понимает в педагогике, думает, что это быстро. В колхозе быстрее провести реформу, потому что там цикл один год выращивания каких-то плодов.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. На юге даже два раза в год можно выращивать. А тут нужно подготовить учебники, учебные программы, переучить учителей. Соответственно, уважаемые, кто хочет Нобелевскую премию, следующая Нобелевская премия – переучивание учителей. Кто педагог, тот понимает, что я сейчас сказал. Учителя чрезвычайно консервативные люди. Переучить учителей, это делается через поколение.

Вообще, реформы не получаются, а результаты нужны. И соответственно, на пересечении получается/не получается, на фоне восьмиста иезуитских лицеев в Европе, часть которых Наполеон быстренько перестрогал под кузни чиновников, делается некоторый лицей в Царском Селе, сейчас он называется город Пушкин и соответственно, кто проезжает там из Минск, то вы просто проезжаете эту станцию. Кто не был – очень советую побывать, особенно летом. Просто поезжайте в Питер и съездите туда, это стоит. Стоит съездить. Заранее попытайте экскурсовода, они тоже бывают разные.

И был первоначальный план, что там будут обучаться и впервые (на самом деле, не впервые, такой опыт был во Франции) дети царя, младшие братья, точнее, царя сначала, потом от этого плана отказались и оказалось, что для лицея было отведено соседнее здание, оно соединено двухэтажным переходом с дворцом, буквально с дворцом. И как-то объявили, уж не знаю, как объявили. И фактически первый набор был 30 мальчиков всего лишь, от 10 до 14 лет, и фактически было очень много обедневших дворян. То есть попасть туда не дворянину – это просто без вариантов. Этот дом, фактически дворец, соединён переходами, где никакой таможни не было в этих переходах, т.е. можно было проходить во дворец и прочее, и прочее.

И теперь два слова про Лицей. Учебников нет, они писались по ходу, то есть преподавали в Лицее, писали по ходу, подбирали учебник. Оценки: 1 – «отлично», 2 – «хорошо», низшая – 0. У Пушкина было по математике стабильно «0». Соответственно такое было правило, педагогически не очень разумное, что те, кто успевает хорошо, сидит на первом ряду (по дуге такой там стояли парты, в несколько рядов) садятся поближе, а кто не успевает – дальше. Есть такой рефлекс у плохих учеников – садиться на «камчатку», не спросят. На самом деле, это такая менеджерская типовая ошибка, что нужно подтягивать отстающих, нужно вкладывать в передовых, но нужно подтягивать отстающих.

Соответственно, шесть лет, причём, это закрытое учебное заведение, то есть можно туда приезжать, можно поговорить, выходить и так далее, но понятия каникул нет, то есть они живут там соответственно шесть лет. Далее, нет телесных наказаний, впервые в истории России у каждого отдельная комната, хотя есть перегородки, они не соединены сверху и можно переговариваться. Относительно строгий распорядок, но в отличие от иезуитов, где действительно всё строем, Декарт ходил строем и ничего…

Д.Ю. Хуже не стал Декарт.

Игорь Викентьев. Да. Понятно, что они были организованы, но тем не менее. При этом, очень важно понять, что это двор и соответственно тут же присутствуют в Пушкино и театры какие-то, и поэты, и проститутки. И в 14 лет Пушкин уже сходил то, что называлось пансион, на самом деле, публичный дом. Всё-таки какой-то образец культуры…

Соответственно, какие возникают некие интуитивные стратегии Пушкина. Замкнулась ситуация, которую частично сформировала Ольга – Пушкин родился ленивым и Ольга, когда дело происходило ещё в Москве, очень часто делала уроки, Пушкин уроков старался не делать и Ольга иногда рассказывала ему, и благодаря блестящей памяти он запоминал. И дальше эта стратегия, она пойдёт до смерти, фактически до смерти она продержится. В общем, Пушкин тоже не напрягался в учении, т.е. он старался вообще не учить. И дальше, есть отзывы, которые мы не будем цитировать, я их перескажу в виде одной фразы, есть отзывы о Пушкине преподавателей, что хорошая память, хорошая голова, запоминает только то, что лично интересно, то есть на короткой дистанции – вот это интересно и так далее.

Никак не смог освоить деление и всё это спускалось на тормозах, то есть даже учитель математики говорил: Пушкин, идите и пишите свои стихи, как бы не напрягалось.

Д.Ю. У нас есть пример другого калибра – небезызвестный режиссёр Квентин Тарантино, которому скоро полтинник, он время по часам определять не может до сих пор. Вот, бывает, да. Этот делить не умеет, тот – время.

Игорь Викентьев. Бывает, да.

Следующий момент, очень интересный, тут опять детский психиатр может сказать больше, чем я, более глубоко объяснить, чем я. Я не буду объяснять, просто зафиксирую факт: Пушкину пытался понравиться второй директор Лицея Е.А. Энгельгардт. Ну такие отношения, дворянские отношения, детей мало, Энгельгардт старался понравиться, всего 30 человек, чего там заботиться, 6 лет учиться, то есть можно друг друга выучить, познакомиться.

И соответственно, как только вы Пушкину интересны, Пушкин само очарование: очень большое свидетельство и мужчин, и женщин (особенно женщин), что Пушкин, когда ему что-то нужно, само очарование, он как-то внимает. Ну он внимает не энергию, без всякой мистики, он внимает информацию, эмоции человека, слушает, что-то ещё. Потом раз – и сразу же отключается. И как-то отключается очень холодно – только что он был вся такая радость, что-то ещё, но вот представьте себе (представить невозможно, я специально привожу пример) месячного-двухмесячного щенка, это такая радость, это комок радости и вдруг он раз! и он застыл. Вот такого у щенков не бывает, он может заснуть. Вот заснуть – он может свалиться, лапы разъезжаются. Он ещё даже лаять не умеет, какие-то звуки женские издаёт, не собачьи звуки. И вдруг раз – отключается. И как-то дальше начинает варить.

Кличка в Лицее – Обезьяна, то есть он некрасивый. Другая кличка – Француз, потому что блестяще знает французский язык, то есть папина библиотека, общение с четырёх лет исключительно на французском языке. А также – Пушкин-Чушкин. Дальше биографы напоминают, что были и неприличные клички, но я не нашёл. Правда, я не очень искал, посмотрел чуть-чуть.

Вот обратите внимание, первая такая интуитивная стратегия – человек делает только то, что ему интересно. А вот во взрослом мире, я думаю, взрослые телезрители меня поддержат, есть ещё такое слово «надо».

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Есть такое слово «надо», ну вот надо делать.

Следующий момент: Пушкин по жизни достигал каких-то результатов новых, когда у него был кто-то спокойный. Я сегодня буду приводить несколько примеров. Вот был чрезвычайно спокойный, очень рассудительный Пущин и Пушкин с ним переговаривался почти ежедневно перед сном и как-то, вероятно, он влиял на него хорошо. Но этот эффект, что Пушкину нужен был кто-то, кто его немножко сдерживал, он явно присутствовал уже в Лицее.

Далее: очень легко издевался. Вот как ни странно, Пушкин издевался, но, если его не обижать, он издевался не зло. В Лицее пытались писать стихи все, причём в некоторых книгах про Лицей написано, что у них были уроки стихосложения, в других книгах написано, что запрещали писать стихи. Судя по всему, стихосложения у них не было, но в какой-то момент им разрешили, потому что у них было много рукописных журналов, т.е. педагогически это правильно – пусть дети будут заняты хотя бы этим, чем так сказать соблазны Царского Села. То есть я бы тоже рекомендовал рукописные журналы.

Так вот, он очень легко издевался.


Вильгельм (Кюхельбекер), прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.


То сеть Пушкин просто так фразу сказал, а Кюхель побежал топиться в пруд. Кюхель какой-то бестолковый, потом бегал по Сенатской в кого-то выстрелил из пистолета и попал, к сожалению.

Не признавал авторитет учителя словесности, вот это очень железный момент, что Пушкин с детства, есть свидетельства, очень чётко делил и слуг, и людей по категориям. Есть известный факт, что учитель словесности не был в авторитете, я понимаю так, что Пушкин пишет стихи, пишет намного лучше остальных (сейчас объясню почему), а тот как бы рассуждает о стихах.

Д.Ю. А сам не умеет.

Игорь Викентьев. Да, ты сам научись.

Так вот, теперь очень важный момент, для телезрителей важный, что в семье Пушкина, включая слуг, люди писали или сказывали, в Лицее писали все, либо почти все, у них, например, были уроки рисования и рисовали тоже почти все. Кто хочет найти, найдите «Собака с птичкой» – рисунок Пушкина, многие не дошли, а «Собака с птичкой» осталась, посмотрите, действительно хорошо нарисовано.

И вот, смотрите, тут нужно сказать два слова. Тогда было принято, в том числе на французском, оставлять друг другу записочки и высший шик, если это написать рифмовано, по-французски, ещё и рифмовано. И большинство людей и в семье, и в Лицее остались на этом уровне, а Пушкин выпустился в поэта номер один. Постараюсь привести такой пример, что Пушкин, довольно ранний уже издевался рифмовкой на глаголах, то есть рифмовки на глаголах, это пришёл-ушёл, любил-разлюбил.

Д.Ю. Ботинки-полуботинки.

Игорь Викентьев. Да, ботинки-полуботинки тоже.

Д.Ю. И кровь-любовь.

Игорь Викентьев. Да, кровь-любовь-морковь, замечательно. Соответственно, если я скажу: стихи посвящаю Дементию, я надеюсь на его остроумие, знаю, как остроумного человека:


«Сегодня с утра Дементий в студию пришёл,
А потом Викентьев зашёл.»


Д.Ю. Родились стихи.

Дементий. Браво! Браво!

Игорь Викентьев. Но если быть честным, эта рифмовка глаголах, если честно, я ничего не сказал нового, ни про Дементия, ни про студию. «Викентьев без пирога зашёл…» Даже про пирог не сказал ни черта. Понятно, что такое можно производить эшелонами.

Так вот, Пушкин, очень важный момент, который, надеюсь, наиболее умный телезритель оценит, он постоянно пародировал и издевался даже над лучшими поэтами, эпиграммы писал короткие и постоянно пытался вылезти наверх. И надо сказать, ему это удалось, потому что, соответственно, экзамены были в Царскосельском лицее противоестественными в моём понимании, это была такая красочная презентация, куда собирались придворные и соответственно вошла в историю фраза одного из преподавателя, что нужно выучить такое-то склонение, поскольку приедет граф такой-то. В современной школе, она чудовищна, что на экзамен приедет граф такой-то, поэтому надо выучить. Надо выучить, потому что надо выучить. Точка. Надо. Но такого тогда не было.

Более того, Пушкин никогда не был лидером. Лидером был Ильичевский, который тоже неплохо писал стихи, но потом решил делать карьеру. И Пушкин уже на уровне Лицея, судя по всему, в отличие от всех остальных, все остальные писали стихи потому что другие тоже пишут. Аналогия – сейчас масса людей пишет в Фейсбук, потому что другие тоже пишут. Если быть откровенным, сказать нечего, большинству людей, им просто сказать нечего.

Д.Ю. Естественно.

Игорь Викентьев. Это правда. По оценке Ашманова, сидевшего на этом стуле, он опубликовал в «Российской газете» (не в вашем интервью), что в Твиттере и Фейсбуке лишь 2% контента уникальны, всё остальное, это какие-то…

Д.Ю. Перепосты.

Игорь Викентьев. …перепосты, вариации и всякое такое.

Так вот, Пушкин смог для того бытового уровня, он смог вырваться и его стали признавать в Лицее, как человека, который, соответственно, пишет.

Далее, интересная штука, которую смог сделать Пушкин, он сам признавался очень открыто, я об этом рассказывал, но для новичков нужно сказать, ему нравились стихи Дениса Давыдова, одного из первых русских партизан, и как раз он называл это «кручение стиха» – очень быстрые перепады настроения, он научился у Давыдова, технический приём. Это он сам признался про Давыдова, но судя по всему, он очень многое взял от других поэтов и писателей, это был Батюшков, это был Жуковский, это были другие люди.

И вот, очень интересный момент, что, когда уже Пушкин находится в Лицее, к нему приезжает Батюшков и знакомится второй раз, потому что до этого просто он заходил в семью в Москве, но он уже знакомится с Пушкиным, как поэт. И просит Пушкина одолжить ему один образ. Пушкин вообще щенок, ради бога, извините, но он ещё школьник. И на что Пушкин пишет поэтический ответ. Он, во-первых, не дал образ. Человеку, которому он подражал, которого превзошёл, и тот уже шёл царапаться:


«Бреду своим путём, пусть каждый будет при своём.»


То есть не дал.

Далее вещь, которая очень важная, что рассмотрим условно говоря сверстника Пушкина, условно говоря в любом российском городе. Екатеринбург, то, что сейчас Екатеринбургом называется, тогда не помню, как называлось, с Урала. Не хотите с Урала, возьмём из Тулы, пожалуйста. То есть, дворянское происхождение, дворянская кровь, какие-то денежки у родителей и так далее. Соответственно, хорошо, если он видит на балу у губернатора две-три статуи, ещё возможно слепленных какими-то крепостными крестьянами.

Пушкин созревал в садах Лицея. Прошу мне поверить, там такой закос либо под классику, либо под античность, там играет музыка, там есть масса статуй, причём эти статуи выполнены либо лучшими европейскими скульпторами, либо античные, либо какие-то реплики, но очень хорошие, качественные. И вот эта атмосфера, цвет двора, что-то ещё, она сделала следующее: Пушкин пристрастился к картишкам, причём ему не везло хронически, он проигрывал, пристрастился к такому времяпрепровождению лёгкому, но при этом он постоянно помнил, и он мыслил, что всё-таки он поэт. Большое спасибо Лицею, что они это не заглушили. То есть они тоже там, повторяю, по-моему, не очень вкалывали, по-моему, не вкалывали, но это они не любили.

Вот, пожалуйста, сейчас по-русски Дмитрий Юрьевич, надеюсь, по-русски прочтёт французский текст, потому что Пушкин написал на себя самохарактеристику, и мы сейчас такую самохарактеристику прочтём. Пожалуйста.

Д.Ю. Ну как-то рифма тут отсутствует.

Игорь Викентьев. Ну это перевод с французского, плохой перевод.

Д.Ю.


«Я молодой повеса,
Еще на школьной скамье;
Не глуп, говорю без стеснения
И без жеманного кривлянья

По росту я с самыми долговязыми
Вряд ли могу равняться;
У меня свежий цвет лица, русые волосы
И кудрявая голова.

Сущий бес в проказах,
Сущая обезьяна лицом,
Много, слишком много ветрености…»


Игорь Викентьев. Это перевод с французского, вероятно плохой перевод с французского. Человек класса Пушкина это сделал бы.

И соответственно, возникает гипотеза, там будет слайд, на всякий случай говорю, в принципе, мы сделали около ста слайдов, держитесь крепче. Кого очень интересует все сто слайдов, пишите мне, а вывешено будет только 36, самых основных. Это всё равно много. Поэтому смотрите слайды, там много дополнительной информации.

И вот такой интересный момент, который я хотел бы сейчас акцентировать, возможно, кто-то поставит эксперимент. Семья Пушкиных доказала, что писать плохие стихи могут все. Опыт Лицея показал, что почти все лицеисты тоже могут писать стихи, но в литературу вошёл Пушкин и ещё несколько: Дельвиг, чуть-чуть Кюхельбекер и другие люди.

Соответственно, некоторый эксперимент, первую часть которого я уже сделал, возможно кто-то из наших зрителей сделает летом. Идеально сделать в Санкт-Петербурге, потому что я тоже хочу участвовать. Первый момент: когда просто-напросто приглашается (здесь экономить нельзя) две актрисы и два актёра, молодых естественно, может быть. И летом, очень хорошая атмосфера, тепло, может быть, на берегу Ладоги или залива, нужна большая вода. Просто-напросто читают какие-то бодренькие стихи, таких оптимистических размеров. Стихотворных размеров много, десятки, но основных несколько штук, буквально. И читают, например, Пушкина детям, читают детям, школьникам, старшеклассникам. Группа небольшая, 15-20 человек. Это происходит неделю. Я могу сказать, что, если даже день почитать не самым бестолковым школьникам, они начинают обезьянничать.

Д.Ю. Ещё бы, да.

Игорь Викентьев. Соответственно, вот так ставится рифмовка. Я думаю, что за неделю в среднем, не у всех, но она ставится. На второй неделе скачивается из интернета, заранее распечатываются стихи в этом размере, например, в хорее, хорей – он такой бодренький. Или онегинские стихи, «Евгений Онегин», Пушкин – он не депрессивен. Даже когда писал о несчастьях, как-то по-своему писал. Такие бодрые стихи, лето и так далее.

И просто-напросто стираем часть строчек. Учим детей рифмовать только на глаголах. Это вторая неделя. На третьей неделе нужен я, потому что мне нравится и Ладога, и Финский залив, извините за навязчивую рекламу. И я просто объясняю, что в стихах помимо рифмы ещё существует выбор образа, как вы будете образ, о чём писать. Есть замечательные стихи Рубцова, Рубцов – мастер, Николай Рубцов, потому что он очень простыми средствами передавал очень сложные ощущения. Русский поэт XX века, Николай Рубцов и вот у Рубцова есть такая фраза: «о чём писать, на то не наша воля». Сказано ради рифмы, потому что, если умеешь искать тему, то есть нужно найти тему, то это ко мне. Здесь нужен я, я не буду грузить, такие штуки есть – как написать и так далее.

Ну и четвёртая неделя – закрепление. Соответственно могу сказать, что, если три девочки аплодируют мальчику за стишата, то мальчику это нравится. Обратно – тоже верно. Если ещё при этом какая-нибудь взрослая актриса, причесанная и трезвая, скажет мальчику, что он хороший, то четыре женщины голову мальчика, Пушкина не получится, но стихотворное чутьё и может бать какие-то стишата по случаю, я почти уверен, что у многих детей начнёт получаться. Цена вопроса – четыре человека и просто надо с детьми по-хорошему нужно месяц поработать.

Я назвал некоторые такие гипотетические вещи, частично они проверены, но не на стихах.

Итак, Пушкин, шесть лет, я массу вещей опускаю, сожалею, но оставляю возможность заработать экскурсоводу в Царском Селе, он заканчивает Лицей. И соответственно, в Лицей поступают 30 человек, один мальчик был отчислен по болезни, оканчивает 29 человек. И комиссия была честная, готовили чиновников, и Пушкин по успеваемости аж двадцать шестой – третий с конца. Такой нешкольный факт. Математика – 0, он успевает по русской словесности, он даже к концу Лицея немножко стал признавать учителя…

Д.Ю. Был такой знакомый педагог, который говорил: ваши знания равны нулю. И ставил нули. Не колы. Так…

Игорь Викентьев. Вы знаете, я инфобизнесменам постоянно ставлю отрицательные оценки, потому что (нет Пушкина – он бы срифмовал) лично мне мил честный двоечник – он тупо не знает, получил два балла. Какие-нибудь инфобизнесмены, они гадят в головы согражданам, они вредны, поэтому оценки там «-3», «-4», потому что они: а) не знают, б) гадят в головы. Это социальное зло.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Но уголовно, к сожалению, не наказуемое при этом. Хотя, как мошенничество бывает.

Соответственно, он оканчивает и тут возникает такой очень важный момент, который почему-то в советские времена замалчивался, на мой взгляд зря, потому что всё равно вылезет. Соответственно, те ребята, которые заканчивали с ним, они имели другие оценки. Они получили на старте по табели о рангах более высокие чины. Пушкин, как, извините, двоечник (извините, это правда – третий с конца, это совсем никакой, это на грани отчисления), он получил самый низкий чин. Ниже – никак.

И соответственно потом это сыграет на всю жизнь, потому что до сих пор Николая I упрекают, как он посмел первого поэта империи сделать камер-юнкером, т.е. это первое придворное звание для того, чтобы танцевала жена в Зимнем и Аничковом дворцах. А вот Николай II, хотя он самодержец российский, владеет само большой страной в мире, тем не менее, если бы он назначил Пушкина чиновником (сейчас буду говорить, какой Пушкин, как чиновник – это ужас) его бы придворные съели. Революция была бы без декабристов, короче. Я не шучу, его бы достали. При всей 1/6 части суши, самодержец российский… его бы сожрали просто-напросто.

Поэтому он заложил эту антикарьеру (имеет право), но уже по выходу из Лицея. Он поступает, здесь очень недалеко – он проживает на Фонтанке, 185, здесь мы очень недалеко присутствуем, в буквальном смысле. Соответственно, извозчик до Невского стоит 80 копеек.

Д.Ю. Дорого?

Игорь Викентьев. Пушкин ходил пешком. Я вам ответил на вопрос, да как бы? Я бы хотел домой вернуться сейчас на такси, т.е. за 80 копеек, я хотел бы, но я хожу. Я буду избит за это просто.

Поступает в Коллегию иностранных дел, дом до сих пор существует, вы на слайде можете видеть фото, питерцы тем более могут видеть фото. Это Английская набережная, немножко подальше, чем названный мой адрес. Коллегия иностранных дел. В первый же день он подписывает несколько клятв о неразглашении служебных документов. Дальше за ним наблюдает очень добрый Энгельгардт, Евгений Антонович, второй директор Лицея и далее, очень важный момент – Пушкин на работу не ходит. Я не сказал не работает – на работу не ходит.

Д.Ю. Там можно было делать что-то на дому?

Игорь Викентьев. Вообще не ходит. Он ходит в театры, бильярдные и так далее.

Д.Ю. Интеллигентный человек.

Игорь Викентьев. Да. Поэтому, деньги он получает. Дальше я не знаю, я повторяю, дальше нужно было копать, я не копал, дошёл, что вот это вот. И я сейчас, Дмитрий Юрьевич прочтёт очередной кусочек, я просто монтирую очередной раз, обратите внимание, итак: Ольга, которая выручала с домашними заданиями, преподаватели Лицея, которые не дожимали Александра Сергеевича и как-то он, если можно не учить – он не учил. И вот теперь Коллегия иностранных дел, где как-то он на работу не ходит, а выполнение служебных обязанностей, вопрос вообще не стоит.

И параллельно Пушкин блистает в салонах, он мыслит стихами. Он пишет Кюхельбекеру, на самом деле, конечно пишет о себе. Пожалуйста, шестой кусочек, прочтите пожалуйста.

Д.Ю.


«Довольно без тебя поэтов есть и будет;
Их напечатают — и целый свет забудет.
Быть может, и теперь, от шума удалясь
И с глупой музою навек соединясь…

Поэтов — хвалят все, питают — лишь журналы;
Катится мимо их Фортуны колесо;
Родился наг и наг ступает в гроб Руссо;
Камоэнс с нищими постелю разделяет;
Костров на чердаке безвестно умирает,
Руками чуждыми могиле предан он:
Их жизнь — ряд горестей, гремяща слава — сон.»


Игорь Викентьев. Вот. Пушкин – человек умный.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. И он понимает, что участь поэта начала XIX века, она не блеск. Параллельно, вылупившись из Лицея, тут очень важный момент, сейчас будет большой фрагмент, попрошу Дмитрия Юрьевича прочесть (восьмой). Вылупившись из Лицея, ещё раз напоминаю, что в Лицее готовили квалифицированных чиновников и там безумное количество курсов, связанных с юриспруденцией: общее право, российское право, римское право, гражданское право, какое-то ещё там право.

И вот, человек только что вышел из Лицея, он присутствует в столицах, это театры, литературные гостиные, что-то ещё, что-то ещё, он пишет «Оду вольности». Её проходят в школе, раньше по крайней мере проходили. Повторяю, грубо говоря, десятиклассник пишет «Оду вольности». Сразу скажу, советую перечитать её полностью. Я прошу Дмитрия Юрьевича прочитать, это кусочки, но слушайте очень внимательно, я потом прокомментирую. Пожалуйста, восьмой кусок.

Д.Ю.


«Хочу воспеть Свободу миру,
На тронах поразить порок…

…Питомцы ветреной Судьбы,
Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!

Увы! куда ни брошу взор —
Везде бичи, везде железы,
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы;
Везде неправедная Власть
В сгущенной мгле предрассуждений
Воссела — Рабства грозный Гений
И Славы роковая страсть.

Самовластительный Злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу…

…Вином и злобой упоенны,
Идут убийцы потаенны,
На лицах дерзость, в сердце страх.

Молчит неверный часовой,
Опущен молча мост подъемный,
Врата отверсты в тьме ночной
Рукой предательства наемной...

…Погиб увенчанный злодей.

И днесь учитесь, о цари:
Ни наказанья, ни награды,
Ни кров темниц, ни алтари
Не верные для вас ограды.
Склонитесь первые главой
Под сень надежную Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой.»


Прямо большевик какой-то.

Игорь Викентьев. Да. Его записывали в революционеры и так далее.

Д.Ю. Православная церковь этим ещё не заинтересовалась, интересно? Вот этим: «твою погибель, смерть детей»…

Игорь Викентьев. Сейчас заинтересуются.

Д.Ю. Да…

Игорь Викентьев. Дмитрий Юрьевич, большое спасибо. Теперь я буду говорить дальше. Я прокомментирую несколько моментов. Там «гибель злодея», это однозначно совершенно Павел, который был убит. Далее, такая деталь: Александр I, находящийся не в этом же помещении, но в Инженерном замке, он как раз руководил батальоном Семёновского полка, это был отец-командир (он был щенок, но уже руководил). Он как раз подсказал Палену, что нужно дело делать, когда будет стоять его полк. Вот этот «неверный часовой», для нас это просто рифма, а для них – это однозначное совершенно указание на Александра I лично, который сейчас всё-таки император. Правда, при этом Александр просил, что хорошо бы не мочкануть Павла, а как-то вот без этого. Но как бы удар не рассчитали, потому что думали, что не рассчитывали, если честно…

Д.Ю. Пьяные все были.

Игорь Викентьев. Да, по запалу как бы, не было на них районного отделения милиции.

И соответственно, это вот понимается, причём, это читается в салонах и здесь как раз несколько моментов, которые потом Пушкина с одной стороны, делают Пушкиным, с другой стороны – явно подводят к роковой черте. Первое: не понимать, что рано или поздно стуканут, учитывая его образование, круг общения… Цена вопроса, ну напротив Зимнего дворца, питерцы знают, не питерцы, напоминаю – Петропавловская крепость. Посещение казематов, вот один раз – второй раз не хочется, даже на экскурсию. Предки делали всё фундаментально, кто хочет понимать, что такое фундаментально – вот, пожалуйста, в казематы, по-моему, стоит 300 рублей сейчас. Ну не важно, по-моему, 300 стоит экскурсия.

Второй момент, обратите внимание: Пушкина действительно, у очень многих декабристов находили стихи, в том числе эти. И вообще, Пушкину очень важно привлечь внимание. Стандартная техника привлечь внимание – нужно опустить, снизить кого-то, либо чего-то большое. Это стандартная техника: поэтическая, литературная. Привлечение внимания и некая многоходовка явно не выполняется.

Параллельно пишется на Фотия. Фотий – тогда священник. И параллельно пишутся стихи, более мелкие, более известные на различных руководителей администрации. Но Пушкину этого кажется мало. Газеты французские, известия Из Парижа, по-моему, доходят за 11 дней. Соответственно, во Франции некий рабочий убил наследника престола. Пушкин где-то раздобыл литографию, портрет (чуть не сказал – обработал в Фотошопе), ходит с ним по театру и имеет здесь подпись: «Урок царям».

Д.Ю. Молодец.

Игорь Викентьев. Причём, в театре, понятно, что там весь цвет. Не знаю, по какому театру, какое-то ограниченное количество театров было тогда в Питере, но ходит. И далее случается следующее: под Пушкина начинают косить (ну прямо, как жители Фейсбука) другие поэты. Они пишут «под Пушкина», эти стихи расходятся, но считается, что это Пушкин (считается), хотя это не Пушкин.

Дальше прошло несколько лет, кто-то всё-таки стуканул – нельзя уже было не обращать внимания, парень нарывается, явно нарывается. И Александр I говорит, что он наводнил всю Россию стихами, они ходят списком, и его вызывает герой войны 1812 года военный генерал-губернатор Милорадович. Он вызывает его к себе, и Пушкин опережает его (он умный). Известно со слов друзей Пушкина в двух изложениях, я скажу одно из них – Пущина, что Пушкин опережает Милорадовича на ход, говорит: сейчас вы пошлёте слуг или жандармов, чтобы всё опечатать и найти стихи, все стихи я сжёг. Но, говорит он Милорадовичу, я могу восстановить по памяти, дайте бумагу.

Милорадович, мягко говоря, тоже охренел от такого предложения, но бумага дана, какое-то время, и Пушкин (следующее воспоминание) написал много, но не всё. Надо быть просто безумцем написать всё, потому что Петропавловка – вот она.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Совсем рядышком. И Милорадович, человек широкой души, они, очень важно ещё, люди одного класса, общие знакомые наверняка есть. И он его прощает. Это доходит до Александра, Александр не согласен, что Милорадович его простил, потому что не по чину взял…

Д.Ю. Кто карать будет?

Игорь Викентьев. Да. Не по чину взял. И соответственно, у Александра, в разных источниках написано, что он хотел сослать Пушкина в Соловецкий монастырь (тоже не сахар), либо, некоторые источники, их меньше, написано, что в Сибирь. Но здесь начинают повисать на Александре I: Карамзин, историк, он ещё жив, воспитатель детей Жуковский, который очень много сделал для Пушкина, пас его, как раз фраза «победителю ученику…», это фраза Жуковского, и повисает человек, которого масса людей не знает, Иоанн Каподистрия. Иоанн Каподистрия – один из руководителей Министерства иностранных дел, куда Пушкин не ходит на работу, и через несколько лет он станет первым президентом независимой Греции.

И как раз они повисают, говорят, что всё-таки… я не знаю, какие слова говорились при этом, но обычно говорят, что человек молодой, мальчик и так далее. И Иоанн Каподистрия придумывает, что как сейчас бы сказали, Южной группировкой получает какие-то очередные отличия и что Пушкин должен отвезти эти известия. То есть нужен повод, чтобы его послать, хоть какую-то работу дать Александру Сергеевичу.

Д.Ю. Так…

Игорь Викентьев. И он пишет письмо, то есть это его идея. В биографиях некоторых Пушкина указано, что всё это было лишь Пушкина отослать, потому что по своим каналам всё было там сделано. Он пишет письмо (надо было, наверное, отдельный слайд сделать) на юг генералу-губернатору следующее: что он просит его с помощью (это очень важно) добрых примеров, не конкретизируя, говорит о том, что надо сделать слугу государства (из Пушкина), далее цитирую:


«…слугу государства или, по крайней мере, писателя первой величины»


Я цитировал.

И Пушкин едет через Крым, останавливается, там что-то ещё и наконец он доезжает всё-таки до Кишинёва. Там генерал Инзов, все это боевые генералы, настоящие генералы, которые его поселяют в двух комнатах в своём доме вместе с Козловым (Козлов – это дядька). И вот Пушкин в Кишинёве. Иногда Пушкин, живя в доме генерал-губернатора, в двух комнатах, что-то переводит, какие-то законы. Действительно это происходит по-семейному, это не по обязанностям – по-семейному. Ему разрешается уезжать в Киев, в Одессу, в Измаил, куда-то ещё, он ездит.

Утро начинается с того, что Пушкин стреляет в стенку. Ну я надеюсь, что-то там подкладывал. Я надеюсь. Просто стрелял в стенку. Дальше он скачет по окрестностям Кишинёва, днём рестораны, бильярды. В одной из биографий написана замечательная фраза (он постоянно волочился за чьими-то жёнами), что если вечером не было свиданий, то он посещал пансион девиц «Мадам Мария». Пансион называется очень интеллигентно, публичный дом, скажем.

Д.Ю. Да, да.

Игорь Викентьев. Подраться там с молдавскими боярами, это как бы вообще… ну по-пацански, совершенно спокойно. Кутежи и прочее, прочее. Много дуэлей. Для того, чтобы тренироваться, именно в Кишинёве начинает носить металлическую трость, 7 килограммов.

Д.Ю. Тяжёлая.

Игорь Викентьев. Да, здоровенная гантель такая.

Так он жил в Кишинёве, хотя он параллельно… есть стихи, не будем их приводить, потому что мы затянем время нашего изложения, он параллельно пишет. Он чётко очень понимает и в стихах как раз постоянно говорит о том, такая нотка, что поэт должен заниматься поэтическим, а великосветская тусовка – это тусовка, это…

Д.Ю. Не то.

Игорь Викентьев. Ну да. Короче, это надоедает. При этом, очень важный стратегический момент, что всё преломляется через либо «я хочу», либо «я не хочу». Вот слово «надо», оно вообще как-то просто исчезает, просто его нет. И Кишинёв всё-таки, наверное, городок не самый развитый, в то время развивалась Одесса, и друзья Пушкина здесь, в Петербурге, путём каких-то интриг, что-то ещё, они переводят его в Одессу. Перевели его в Одессу. Одессы тогда составляет население всего лишь 30 тысяч человек…

Д.Ю. Ни о чём.

Игорь Викентьев. …очень маленькая. Исторически сложилось, что до этого момента ей управляли привлечённые иностранцы. И такие степи… Я много раз был в Одессе, действительно, если подальше от моря, такие, не очень жизненные, ну там что-то растёт конечно, но степи, маленький городок.

И над этим всем руководит первый такой русский преобразователь Одессы Михаил Семёнович Воронцов, и Пушкин которого припечатал:


«Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.»


Надо сказать, что он припечатал и создал такой плохой бренд. И, допустим, полу-милорд, что такое полу-милорд: Воронцов – сын английского посла в Лондоне и просто прожил в Англии 20 лет. По поводу знания английского, обычаев – это понятно, это входит просто в кровь.

Д.Ю. Ярый поклонник Байрона был, да.

Игорь Викентьев. Да. Второй момент: он, как боевой офицер, он руководит, не очень понятная фраза в биографиях, корпусом русской армии во Франции. Соответственно, корпус делает долги, Воронцов платит полтора миллиона рублей – сумма абсолютно безумная, своих личных денег, какой-то бардак в армии очередной.

Д.Ю. Это когда все нажрали во французских ресторанах, ничего не платя…

Игорь Викентьев. Я думаю, что нажали, кому-то набили морду…

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Кони тоже нажрали. Думаю, что да, погуляли. Погуляли, Воронцов заплатил. Потом женился на деньгах, и он в Одессе.

Причём, очень малоизвестный факт, который людям заслонила история Пушкина, что Воронцов, он такой, предприниматель, то есть он развивает торговлю, причём, судя по всему, себя не забывает – «полу-купец». Олин из первых, кто ввёл пароходное сообщение на юге России. Занимается скучными делами, которые Пушкина не интересуют: лесопосадками, изготовлением дорог.

Д.Ю. Ни о чём.

Игорь Викентьев. Да, да. Личный бизнесок – по лицензии пускает тарантасы. Сейчас бы Форд пускал, кто-то ещё, а тогда – тарантасы. И соответственно, Пушкин бывает часто в доме, Воронцов неоднократно ему намекает на то, что Пушкин в общем-то как бы чиновник, он получает всё-таки свои 700 рублей, как чиновник. Пушкин пытается шантажировать отца, что он доведён до крайности, что нужны деньги. Но папа бестолковый, он не может его проспонсировать, говоря современным языком. Быт Пушкина: рестораны, бильярдные, карты, театр, какие-то приёмы и так далее.

Д.Ю. Деньги надо где-то брать.

Игорь Викентьев. Да. Деньги нужно где-то брать и тут наконец Пушкин считает, что он первый профессиональный литератор, потому что до Пушкина естественно писали дворяне (потому что не дворянам как-то… слуга Пушкина – это редкое исключение, дядька), потому что это западло было брать деньги, потому что это призвание, это некоторый божественный дар, брать деньги – это прямо как купец, как торгаш. Западло, выражаясь современным языком.

Д.Ю. Барыги.

Игорь Викентьев. Да. Это нехорошо и прочее, прочее, прочее.

И Пушкин тем не менее начинает издаваться, и понимает, что первый профессиональный литератор, что он может, чуть попозже он напишет, как раз в Михайловском уже, «Разговор с книгопродавцем»:


«Не продаётся вдохновенье,
Но можно рукопись продать.


И вот, до сих пор люди возмущаются, причём, возмущался бы школьник, я понял бы, но возмущаются доктора наук о том, что Воронцов посмел Пушкина послать исследовать (причём, дал денег, командировочные на это дело были выделены), что там пожрала саранча. Известные стихи Пушкина о том, что саранча прилетела, всё съела, издевательские стихи, которые до нас дошли. Более того, оказывается, что Воронцов такой негодяй, что это было в районе дня рождения Пушкина. Могу сказать, что я последние лет 30 в свой день рождения работаю. Этот материал я начал делать 31 декабря 2016 года и впервые жалуюсь, а ничего в принципе страшного.

И параллельно, нам в школе это рассказывали зачем-то, Пушкин очень приударяет за женой Воронцова и прочее, прочее. Параллельно он пишет на Воронцова злые эпиграммы, и Воронцов по инстанциям, он там генерал, предприниматель, неоднократно пишет слёзные письма, что заберите Пушкина, он поэт, но заберите Пушкина, потому что сил нет. Насколько я понимаю, сейчас говорю для молодых зрителей, почему Воронцов просил убрать: когда другие чиновники работают, а один не работает – это разврат, потому что возникают очень большие сложности у начальства.

Д.Ю. Чем он лучше?

Игорь Викентьев. Да, почему ему можно, а нам нельзя. Это некий организационный разврат, который нужно удалять любыми способами, если ты вообще хочешь поднимать Одесчину, вообще даже южный край, что делал Воронцов.

И тут сам Пушкин помог: он написал, что у некоторого англичанина, доктора, он берёт (цитирую Пушкина) «уроки атеизма», правда, через несколько лет сам врач уверовал, но как бы жандармы вскрыли это дело в Москве и уже очень немного расходится непосредственный начальник, но жандарм его доконал, что аферизм, что он и этим занимается и сейчас будет ссылка в Михайловское. Но перед ссылкой в Михайловское очень интересная стратегия Пушкина… мы сейчас попросим Дмитрия Юрьевича его голосом зачитать девятый кусок.

Д.Ю.


«И счастлив ты своей судьбой.
А я, повеса вечно-праздный,
Потомок негров безобразный,
Взращенный в дикой простоте,
Любви не ведая страданий,
Я нравлюсь юной красоте
Бесстыдным бешенством желаний;
С невольным пламенем ланит
Украдкой нимфа молодая,
Сама себя не понимая,
На фавна иногда глядит.»


Игорь Викентьев. Так вот, очень важный момент, прошу мне поверить, что мы привели лишь одно стихотворение и Пушкину с детства, учитывая, что его внешность отличалась, прямо скажем, от русского человека, например, более смуглая кожа, мать его называлась «прекрасная креолка» в московском свете. Пришёл поэт Дмитриев и сказал: какой арапчик, и маленький Пушкин ему ответил мгновенно: арапчик, да не рябчик.

И надо сказать, что и в Лицее его поддевали, и далее его поддевали. Чрезвычайно интересная стратегия, которая… понятно, что немножко белая ворона, в данном случае, немножко более «чёрная» ворона и он переплавляет. Потому что Пушкин использует внимание, поскольку по выходу из Лицея он как раз не обижается на арапа, на арапчика, вот эти кликухи, и более того, Пушкин заказывает себе очень большую шляпу, при росте 1 метр 66, жена – на 10 сантиметров выше. (До жены мы сегодня уже, думаю, что не дойдём, просто время уже щёлкает.)

Он отращивает очень длинные ногти и занимается их подпиливанием. Известная фраза из «Евгения Онегина»: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Носит металлический наперсник, золотой. Далее мы сейчас перейдём к Михайловскому.

Д.Ю. Он их ещё красил чёрным лаком.

Игорь Викентьев. Этого я не знал. И отращивал такие…

Д.Ю. Баки.

Игорь Викентьев. …да, бакенбарды, которые дали название фильму Мамина в наше уже время.

И сейчас, наверное, ещё какой-то кусочек. И Пушкин выслан в Михайловское. Причём, зная с кем они имеют дело, ему предписано ехать прямо, без загогулин, минуя Петербург, минуя Москву, прямо в Михайловское. Михайловское – имение Ганнибала, самого Ганнибала. И соответственно, здесь царизм показал свой оскал, потому что с Пушкиным никто не может справиться. И очень важно для стратегии, что Пушкин тоже это знает.

Его в Михайловское послали под тройное наблюдение: первое – светских властей, второе – он должен был посещать настоятеля Святогорского монастыря для духовных бесед, что он, надо сказать, и делал, и кроме того, сказано папаше, чтобы он присматривал за сыном.

Д.Ю. Родной папа, да.

Игорь Викентьев. Да, присматривать. Вероятно, папа, история умалчивает, как-то донёс эту светлую идею, что он будет присматривать за сыном. Далее известно, что он выскочил из комнаты и вопил (папаша вопил), что Пушкин то ли замахнулся, то ли ударил его, потому что он был против. И историческая правда говорит о том, что как Пушкин поселился в Михайловском, сделал в подвале тир… да, домик очень небольшой, вы увидите на слайде, грубо говоря, это большая изба с надстроенным чуть-чуть вторым этажом. Грубо говоря, это небольшой скромный домик. Пушкин очень легко принимает ледяные ванны, то есть он такой, человек здоровый.

Как пишут историки, от Пушкина родила дочь старосты, которая была отправлена через Москву в другое имение, с деньгами и прочее, прочее. И как раз в Михайловском Пушкин заперт, ссылка, формально говоря бессрочная, не указано, когда он может приезжать. И как раз, когда Пушкин ограничен, в ссылке в Михайловском он очень много пишет, как раз произведения, которые мы знаем.

Д.Ю. Как подобает нормальному творцу, он без гнёта ничего не производит.

Игорь Викентьев. Да, как-то вот не получается. Параллельно в Михайловском есть Арина Родионовна, которая совсем старенькая. Она живёт там и в том числе она продолжает влиять на рассказы и сказки, хотя единственная сказка, которая не имеет явного прототипа, это сказка Пушкина в стихах «О работнике Балде». Потому что другие сказки, это конечно некоторая переделка сказок братьев Гримм. Но Пушкин очень много туда вложил, то есть там есть сюжет, но очень много добавил своего и развил это дело.

И Пушкин пишет. И тут следующее событие: в первый день царствования Николая I случается восстание декабристов, которое нужно изучать в любой бизнес-школе под названием «Бардак».

Д.Ю. Бессмысленный и беспощадный.

Игорь Викентьев. Да. Это такая блестящая курсовая работа, не побоюсь даже, кандидатская. Вот как не надо делать. Потому что там безумное количество элементов, которые вообще не сделаны: поскольку, они шли арестовывать царя, царь встретился им на пути – они не отдали честь, часть морского экипажа наблюдала царя и ничего не предпринимала, солдаты были без шинелей – были в мундирах. Безумное количество несделанных вещей. И соответственно, мятеж подавлен. Это совсем отдельная история про декабристов.

У массы заговорщиков, с которыми Пушкин общался и на севере, и на юге, находят стихи Пушкина. И дальше такой момент, который был придуман, судя по всему, уже потом, после Пушкина, что декабристы берегли Пушкина и не сообщали своих дел. Моя версия другая, я в неё верю, потому что она моя и она более логичная: вообще, Пушкин, это мы просто знаем, что он во многом сформировал русский язык, судя по всему, современники воспринимали его всё-таки не очень серьёзно. Поэтому, просто-напросто цена вопроса – жизнь: потому что, если заговор раскрыт, то известно, в принципе, что первоначально декабристов должны были казнить большое количество людей, но потом гнев был сменён на милость – казнили только пять, около Петропавловской крепости. Остальных – в Сибирь, на длинные сроки и так далее, и так далее. Поэтому, стихи были найдены, и он был на подозрении.

И вот в Михайловское прибывает некоторое уполномоченное лицо и зовёт Пушкина к царю в Москве. Царь, насколько я помню, был в этот момент в Даниловом монастыре в Москве. У них происходит аудиенция, которая известна со слов придворных и со слов самого Пушкина. Со слов самого Пушкина – что царь предложил ему быть цензором, со слов придворных – Николая, выходя после беседы, сказал: «Он мой». Вероятно, можно подозревать, как они договорились о чём-то. Дальше возникают гипотезы. И, используя эту точку, сейчас автор Бушков написал роман, где Пушкин чуть ли не руководитель российской разведки.

Судя по всему, просто-напросто Николай несколько понимал иначе, он освободил Пушкина, который как-то о нём знал, и буквально через некоторое время Пушкин хочет ехать на фронт и воевать с турками. Вот почему он хочет воевать с турками, я не знаю, но Николай отвечает ему, запрещает ему ехать на фронт на юга, и в письме называет его «царём скудной русской словесности». Ещё раз – это цитата Николая, то есть царь называет его царём, и он просто не хочет его подставлять под пули буквально. Пушкину втемяшилась в голову политическая задумка ехать на Кавказ и так далее.

И соответственно, Бенкендорф, шеф жандармов и шеф тайной канцелярии (у него две было должности), и малоизвестный факт о том, что Бенкендорф – третий человек по количеству писем, с которым переписывался Пушкин. Жена, Вяземский и Бенкендорф. Современным языком, Бенкендорф, это такой наставник. Переписка шла на французском. Чрезвычайно изыскано, то есть, читая Пушкина и Бенкендорф, я получал большое удовольствие: Бенкендорф чрезвычайно изыскано, абсолютно педагогически неумело пытается донести какие-то мысли по поводу Пушкина, а Пушкин капризничает.

Д.Ю. Как малолетний, да.

Игорь Викентьев. Да, как малолетний. Дальше, я думаю, будут какие-то вопросы, просто мы уже по времени вываливаемся…

Пушкин капризничает, Бенкендорф снова уговаривает… постоянно, постоянно, постоянно… При этом, обещания Николаю II, что он будет личным цензором, не выполняется, как в России принято – пообещать и не сделать. Потому что он периодически даёт это Бенкендорфу, Бенкендорфу тоже как-то читать… тоже, вероятно, есть какие-то свои дела, и периодически на отзыв даются Булгарину. Человек, которого презирал Пушкин, который, как сейчас сказали бы реакционный журналист, охранитель режима и прочее, и прочее. И потом уже, какие-то идеи Булгарина сам царь ответствует Пушкину.

Далее некая легенда, о которой я ещё буду говорить в следующий раз, о том, что царь плохо относился к Пушкину. Это неправда, потому что губернаторы ожидали приёма царя неделями, месяцами в Петербурге, а Пушкин – по первому звонку. Хотя звонков не было, но тем не менее. Поэтому, когда говорят, что царь плохо относился – это не так.

Д.Ю. Фактически, двери ногой открывал.

Игорь Викентьев. Ну что-то типа так. Нет, ну просто, сам факт, что с точки зрения иерархии он никто, просто какой-то чиновник, вообще никакой. Но тем не менее, люди понимали. И моя гипотеза, гораздо более проще, и в неё всё укладывается: что ни Бенкендорф, ни царь не знали, что делать с Пушкиным. Просто не знали. Царь не имеет права надеть футболку с надписью «не знаю», ну не имеет права, исторически ему не простят.

Соответственно, мы подошли, Пушкин уже выехал из Михайловского и дальше целая история, но просто не будем утомлять наших замечательных зрителей. Просто предложение. А потом сделаем вторую часть.

Д.Ю. Вопросы всем писать в каменты. У кого чего возникнет – строчите, Игорь Леонардович…

Игорь Викентьев. Да, конечно.

Ещё раз: уважаемые коллеги, сейчас я хочу освободить свой грех, мы сделали очень сложный кусок, наверное, самый сложный кусок, была прошлая передача. Я конспективно, более чем крупными скачками скакал по более чем двадцати разведопросам, которые были. И появились смелые мысли на Youtube и на опер.ру, люди дерзнули предложить – пересказать то же самое за полчаса. Уважаемые… давайте будем считать, что это пушкинский юмор. Я, наверное, где-то неправильно излагаю, но пересказать более двадцати разведопросов за полчаса получится с чудовищными умолчаниями и искажениями. Это ещё хуже, чем их смотреть.

Поэтому по Пушкину безумное количество слайдов – 36 (на самом деле, их около ста слайдов мы сделали в полной версии). Кого интересует, мой совет – посмотреть слайды, там есть ссылки. Второй момент – мы читали ряд произведений Пушкина (Дмитрий Юрьевич читал, большое ему спасибо за это), ну лучше Пушкина читать полностью. Просто полностью – вы поймёте, кого интересует. И соответственно, чуть-чуть я обозначил, 18 стратегий я под диктовку (готовьте ручки) я Пушкина задиктую. 8 стратегий – не стоит подражать (ну не стоит – жизнь Пушкина доказала), 10 стратегий – стоит присмотреться, наверное, поможет нам. Пушкин поможет нам.

И ещё, что у Пушкина было – он был весёлым человеком, вот это у нас в обществе исчезло, он был весёлым. Он был очень сложным человеком. Я не думаю, что кто-то из пушкинистов такой эксперимент – захотел бы жить в коммунальной квартире, общежитии, даже на одном этаже с Пушкиным, мне так кажется.

Д.Ю. С весёлым, да.

Игорь Викентьев. Да, он очень был весёлый. Но этому стоит учиться, скажем. Пушкин конечно, наш, молодец.

Да, не читайте про Пушкина мелкачей, типа Синявского, потому что я перечитал, действительно есть вещь Синявского о Пушкине. Человек злой. Вот о Пушкине должен рассказывать человек незлой. Пушкин был незлым, он иногда был ехидным, был, но незлой человек. Потому что иначе просто не понять. И не читайте мелкачей других, потому что мелкие люди просто не в состоянии Пушкина пересказать.

Вот на этой ноте…

Д.Ю. Спасибо, Игорь Леонардович. Очень интересно. Светило как-то несколько не так раскрывается.

Игорь Викентьев. Ну да, да.

Д.Ю. Отлично.

Игорь Викентьев. Ну дай бог.

Д.Ю. Спасибо.

Игорь Викентьев. Полтора часа… больше… вообще – со свистом.

Д.Ю. Ну не просто так, редкий случай – у него даже в ЖЗЛ в двух томах Пушкин. Не влезает наше Солнце…

Игорь Викентьев. Не влезает, да, да.

Д.Ю. Спасибо.

Игорь Викентьев. Пожалуйста.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

13.03.17 12:54 Игорь Викентьев про А.С. Пушкина, комментарии: 48


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 5

yax123
отправлено 13.03.17 15:19 | ответить | цитировать # 1


А где стратегии-то? "Буду делать хорошо и не буду плохо".


Zordon
отправлено 14.03.17 10:52 | ответить | цитировать # 2


Двоякое ощущение. С одной стороны бесспорно Пушкин - абсолютный гений. С другой - по жизни, тот ещё [censored].
И как его ещё Воронцов за жену не застрелил.


a4e
отправлено 19.03.17 15:25 | ответить | цитировать # 3


Здравствуйте! Очень интересная тема, спасибо! Игорь Викентьев! Хэлп ми! Мне нужн дельный совет о там как писать короткие тексты на остросоциальные темы. Большое человеческое спасибо, за вашу деятельность!


nadezhda8372
отправлено 24.03.17 11:20 | ответить | цитировать # 4


lk


nadezhda8372
отправлено 24.03.17 11:23 | ответить | цитировать # 5


Спасибо! Очень интересно словно о живом человеке, без лишнего преклонения и стона о его притеснении.



cтраницы: 1 всего: 5

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк