Разведопрос: Илья Ремесло про экстремизм

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Илья Ремесло | Разное | Каталог

28.04.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Илья, добрый день.

Илья Ремесло. Добрый день, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Какие вести?

Илья Ремесло. Вести у нас, к сожалению, печальные. После последнего события, как раз, когда был медиафорум, на котором я встречался с президентом, задавал ему вопрос, как раз про интернет. Когда возвращался, стало известно об ужасном этом событии, о взрыве в метро. Беспрецедентное совершенно событие для Петербурга. Много людей на самом деле пострадало. И вот сегодня стало известно, что задержали уже и организатора. То есть, взяли сначала всех исполнителей, соучастников, а сегодня задержали уже и организаторов. Ну, и в связи с этим хотелось бы обсудить такую тему именно терроризма и его связей с экстремизмом. Конкретно, с экстремистскими высказываниями, как таковыми. Потому, что после того, как это случилось, очень много было визга этого либерального в социальных сетях. Когда все стали говорить: “Что делает ФСБ? Почему ФСБ ловит каких-то школьников, каких-то людей, допускающих разжигающие высказывания? Почему у нас ФСБ не ловит террористов?”

Д.Ю. Школьники, это которые двадцать шестого числа выбежали?

Илья Ремесло. Да. Почему занимаются спецслужбы этим, А поскольку они не занимаются другим, случился этот теракт. Вот такая замечательная логика. Как мы видим, спецслужбы занимаются у нас всем. Мы видим, что организаторы пойманы на настоящий момент. А мне хотелось бы подробно рассказать, как нам сделать так, чтобы этого не случалось больше. И в чем именно связь между этими разжигающими высказываниями и последующими взрывами. Тут нужно начать с чего? У нас, как и во многих странах Европы существует антитеррористическое законодательство. Это статься 282, 280, 280.1, это статьи, которые предусматривают наказание за различного рода высказывания. Разжигание межнациональной розни, оскорбление достоинства определенной национальной группы, это призывы к изменению территориальной целостности, к насильственному изменению государственного строя. Все эти статьи, которые я перечислил, есть в законодательстве европейских, и не только, государств. Почему это так? Я объясню. Потому, что наше государство является участником множества основополагающих конвенций международных. Которые прямо запрещают человеконенавистническую пропаганду, разжигающие высказывания и тому подобное. У нас в конституции это прямо записано. Можете посмотреть, что запрещается пропаганда, направленная на унижение человеческого достоинства и разжигание межнациональной и другой розни. Тем не менее, как ни странно, есть люди, которые этого не понимают. Это, в общем-то, наши международные обязательства, по большому счету. И эти люди, по преимуществу, либеральных взглядов, включая Алексея Навального, его соратников каких-то, они призывают отменить 282-ю статью, например. Мотивируют они это следующим: “Как можно наказывать за высказывания, которые ничего не повлекли? Это же право на свободу мнений в демократическом государстве. А тут правоохранители зарабатывают “галочки” на несчастных оппозиционерах”. В частности, на Антоне Носике, видимо, я заработал “галочку”, да?

Д.Ю. Свобода мнения, это, например, как у наших нацистов определить азиатов, кавказцев в категорию “животные”, да? Это свобода мнения?

Илья Ремесло. Да, это свобода мнения. Я дискутировал на эту тему, в частности, с сотрудниками “Открытой России” Ходорковского.

Д.Ю. А помнишь еще, извини, опять перебью, какой-то персонаж был у нас на севере, который предлагал милиционеров заживо сжигать в печах? Это тоже, по всей видимости, свобода мнений. Вот евреев в печах сжигать, это видимо геноцид и преступление против человечности, а ментов сжигать заживо, это хорошо и полезно. И ненаказуемо.

Илья Ремесло. И ненаказуемо. То есть, люди исходят из какой логики? В том числе люди из “Открытой России” Ходорковского, которые двигают все эти требования об отмене 282-й статьи. Они говорят: “Ну, высказывания ведь не повлекли никакого вреда, следовательно, и наказывать не за что”. На что я спрашиваю: “А что, если к вам придет маньяк какой-то, будет ходить под окна и говорить, что завтра, послезавтра он до вас доберется, что вас нужно сжечь, что вы человек нехороший?”

Д.Ю. Отрезать голову вашим детям.

Илья Ремесло. Да. Ну, он же ничего не делает. Это перформанс у него, понимаете? Он творческая личность, как режиссер, например, Сенцов. Он так себя выражает, а вы не в праве ничего предпринимать, нужно подождать, пока он реально что-то сделает. Видимо логика у людей такая. Но даже с точки зрения юриспруденции они предлагают сделать так, чтобы наказывать только в том случае, если кто-то прислушался к этим высказываниям разжигающим, пошел и что-то сделал. Ну, это на самом деле противоречит основным началам Уголовного кодекса потому, что как вы докажете, что именно эти высказывания побудили конкретного человека пойти и что-то сделать? Да никак. Он что ли сам признается? И тогда получается что? Если недавно у нас были протесты с участием школьников, незаконные мероприятия, там был избит сотрудник полиции, причем нанесены тяжелые травмы, возбуждено уголовное дело о посягательстве на сотрудника полиции. Тогда, руководствуясь этой замечательной логикой, нужно применить эту статью, 318-ю, именно к тем, кто организовывал данное незаконное мероприятие. Как к соучастникам потому, что это же их призывы были услышаны. Эти школьники вышли. Тогда будьте готовы отвечать не по 282-й, которая максимум 5 лет лишения свободы предусматривает наказания, а по 318-й, вплоть до пожизненного. Я не знаю, готовы ли они к этому.

Д.Ю. Видимо, да.

Илья Ремесло. Если по такой логике судить, я совершенно не возражаю. Отменим 282-ю статью и укажем, что эти все случаи применяются к статьям об убийстве, о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов и различные другие смежные статьи. Я абсолютно не против. Но думаю, что кое-кому может не понравиться. На самом деле о чем люди забывают, которые поддаются этому всему, когда действительно сажают человека ни за что, вот написал что-то в контакте, его посадили? Действительно, случаев таких много, когда идет злоупотребление по этой статье. Но это не значит, что саму статью нужно отменять. Нужно регулировать правильно правоприменение. Сама статья необходима по одной простой причине. Потому, что сам терроризм начинается с такого рода пропаганды. С чего начинается вербовка любого террориста? Она начинается с того, что появляется некий человек, который говорит, допустим: “Я знаю, как нужно трактовать ислам правильно. Я один знаю”. И начинает о том, что нужно взрывать неверных и так далее. То есть, все начинается со слов, это очень важный момент. Все геноциды в истории человечества, все человеконенавистнические режимы, они начинали именно с призывов. Ни одного исключения вы не найдете. Поэтому очень важным является превентивно отсекать таких людей на стадии, когда еще никто не повелся, грубо говоря, на их слова. Поэтому борьба с экстремизмом, она неотделима от борьбы с терроризмом в целом. Потому, что это превенция терроризма не его ранней стадии.

Д.Ю. В общем-то, есть отличный пример. В человеческой истории. Жил был такой Адольф Гитлер. Написал произведение под названием “Моя борьба”, она же “Mein Kampf” Такая объемистая книжка, где просто и понятно всем объяснил, что во всех бедах Германии виноваты евреи. Не будет евреев, не будет бед. Я замечу, что когда он ее написал, он никого еще массово не убивал. А все это закончилось Второй мировой войной, массовым геноцидом. Уничтожением и евреев и русских, славян в целом. И что? Книжка теперь запрещена на территории Российской Федерации. Хотя казалось бы это просто книжка.

Илья Ремесло. Просто слова. Просто слова, да.

Д.Ю. Ну, наверное, я так полагаю, что специалистам ее читать надо, это полезно. А в открытое обращение подобные вещи пускать абсолютно ни к чему. И пропаганда подобных взглядов, распространение их, человеконенавистнических, которые в итоге приводят к убийству миллионов человек, это, как-то, мягко говоря, странно. А для граждан либеральной направленности, среди которых изрядное количество евреев, на мой взгляд, это должно быть особенно очевидно, чем заканчивается пропаганда подобных идей.

Илья Ремесло. Безусловно. Самое удивительное, эти же граждане либерально направленности, они эту статью вполне себе хорошо использовали. Например, тот же Навальный написал заявление на небезызвестного Максима Марцинкевича, и тот был посажен, приговорен к реальному строку. Не какие-то там двести тысяч штрафа, как Носика приговорили, а реальный срок. По-моему, ему дали три года. А по совокупности преступлений еще и пять получил.

Д.Ю. Да. Я помню гражданин Довлатов задавался вопросом, что там репрессии репрессиями, но кто же написал 4 миллиона доносов? Так вот, они и написали, в общем-то.

Илья Ремесло. А теперь эта статья обернулась немножко против них. Государство обратило внимание, что и за другие высказывания нужно тоже наказывать. Не только за националистические высказывания, но и за другие. Статья им стала не угождать. Дело доходит совершенно до фантастических случаев когда “яблочники”, представители этой партии нашей демократической, они друг на друга пишут заявления по этой же статье. И когда на них поступают заявления по этой статье, они говорят: “Это провокация кровавого режима, меня хотят посадить, это месть”. А когда они пишут на кого-то другого, это правозащита от фашистов, от нацистов. И так далее.

Д.Ю. То есть, они путают внутрипартийную борьбу. Молодцы.

Илья Ремесло. То есть, у них там все очень хорошо с этим обстоит. Они любят писать по этой статье заявления, а теперь, когда дело коснулось их самих, статья стала им не угождать. И если вы обратите внимание, никто, даже из иностранцев, из американских каких-то фондов, из европейских каких-то фондов, никто эту компанию за отмену 282-й статьи не поддерживает. Потому, что все прекрасно знают, что это и выполнение международных обязательств, которые закреплены в конституции России. И отмена этой статьи равнозначна отмене ряда положений конституции и действующих международных правовых актов. Любой понимает, что этого никогда не будет. Потому, что для этого нужно перекраивать конституцию, причем ее основные положения, которые касаются основ конституционного строя.

Д.Ю. Я бы как-то и не стал на Запад смотреть. Мало ли мы о чем с кем договаривались, особенно про права человека. Очень странно это выглядит, как инструмент воздействия на внутреннюю политику. Но инстинкт самосохранения у государства-то должен быть.

Илья Ремесло. Естественно. Каждое государство должно уметь себя защищать от отморозков. А у нас у либералов логика такая, когда им выгодно они ссылаются на международные правовые обязательства, в том числе касающиеся Европейского суда по правам человека. А когда не выгодно, они об этом забывают. Если вы спросите у любого либерала: “А правда ли, что Россия ввела 282-ю статью в обеспечение международных правовых обязательств?” Он вам скажет: “Да вы что, не может такого быть!”

Д.Ю. Кстати, очень “интересно”, в кавычках, получилось с реакцией на взрывы в метро. То есть, я такое увидел в первый раз. То есть, я заснял ролик, в котором граждане задают массу вопросов, я как, некоторым образом, бывший сотрудник, как я это вижу, что это такое и что с этим делать, записал ролик. Там по свистку набежала какая-то безумная толпа совершенно безумных детей. Которые, сопровождали каждый тезис трехэтажным матом, какими-то чудовищными оскорблениями, причем большинство аккаунт в youtube завело для того, чтобы написать какую-то гадость. Знаешь, как-то приходил Игорь Ашманов и рассказывал, как выглядят в сети натуральные новости и реакция на них, и как выглядят спровоцированные. Натуральная новость, она как на картинке Сент-Экзюпери, где удав съел слона, то есть, там такой медленный подъем и такой же медленный спуск. А искусственная, у нее такое вот вертикальное начало и такой же вертикальный конец. То есть, по щелчку набежала орава идиотов “заминусить”, эти самые “дизлайки”. И понаписать самых разнообразных гадостей. Там за каждую гадость, наверное, можно года по три давать, если уж так сурово подходить. Но, даже, интересно как это у них организовано, кто подает команды, кому за это деньги платят? У меня не совсем укладывается в голове, что это энтузиасты набежали.

Илья Ремесло. Ну, если кто-то смотрел новый сезон сериала “Родина”, там хорошо показано, как некие спецслужбы используют общественное мнение в своих интересах. Сидят в массовом порядке все эти люди, которые управляют десятками аккаунтов, “поднимают” какие-то новости, какие-то “опускают”. И так далее, и так далее. По большому счету это отражение той реальности, которую американцы сами наблюдают. Манипуляции общественным мнением. И было бы странно, если бы они у нас не применялись. Это, безусловно, применяется. А насчет денег, сегодня выяснилось, к примеру, опубликованы были счета господина Рубанова, это у нас директор “Фонда борьбы с коррупцией”. И, в соответствии с этими данными, у него на счете за последние полтора года появилось порядка 25 миллионов рублей только в нашей валюте. Плюс еще десятки тысяч долларов в другой валюте. Потом эти деньги, как следует из выписок, они распределялись между другими “борцами” с коррупцией, приближенными к Навальному. Это сам Навальный, Соболь Любовь, различные еще люди, которые занимают в “Фонде борьбы с коррупцией” руководящие посты. То есть, это их тайная бухгалтерия по большому счету.

Д.Ю. А какая же она тайная, если власти могут посмотреть, что там, откуда пришло?

Илья Ремесло. Ну, вот они посмотрели. Дело в том, что люди просто не могут даже элементарно, “расследуя” там какие-то якобы коррупционные правонарушения, даже у себя они не могут организовать черную бухгалтерию так, чтобы это никто не видел. То есть, это действительно есть счет в банке, на который непонятно откуда льются огромные вот эти деньги, а потом они распределяются. И всех нас “Фонд борьбы с коррупцией” пытается уверить, что они живут на зарплату. Средняя зарплата у них там 70 тысяч рублей, как следует из отчетов. А вот это другое, это параллельная, видимо, зарплата за какие-то проекты, в которых они участвуют. Очень интересно.

Д.Ю. Но это же азы конспирации. Не должно быть, я не знаю... Чемоданы приносите. Или это вообще все по барабану?

Илья Ремесло. Ну, вы знаете, все равно же эти чемоданы нужно откуда-то снимать. Все равно же ты деньги не перевезешь из-за границы напрямую, тебя могут спалить. Все равно нужно с какого-то счета их снять. Если бы они были умными людьми, они бы зарегистрировали какое-нибудь отдельное НКО, на которое бы получали, открыто деньги из-за рубежа, а там уже дальше распределяли.

Д.Ю. Сейчас ты их научишь.

Илья Ремесло. Да, да. Но они не смогут, Дмитрий Юрьевич. К сожалению, там все плохо с этим. Люди не умеют работать так, чтобы их не вычислили, они избрали примитивную такую схему. Обратите внимание, это счет всего лишь одного Рубанова. А можно представить, сколько там денег, в том числе, налички неучтенной, я уверен, что они это тоже используют. Леонид Волков регулярно ездит к тому же Ходорковскому. Это не тайна, он к нему ездил по моим данным два раза. Оба раза просил деньги для Навального на выборы. Ну, Ходорковский пока не дает, но может быть изменит свое мнение, тогда мы узнаем еще о чемоданах денег, которые осваивают “борцы” с коррупцией. Пока школьники за своих кумиров бегают на митинги, получают аресты, их ставят на оперативный учет. Продолжайте ребята!

Д.Ю. Ну, школьники-то явно бегают бесплатно.

Илья Ремесло. Да, с ними никто не делится.

Д.Ю. А как же обещанные по 10 тысяч евро.

Илья Ремесло. Это довольно смешная история, учитывая, что после того, как все это произошло, коснулись изменения министерства юстиции. Был уволен со своей должности человек, который отвечал за взаимодействие с ЕСПЧ. Указом президента, причем буквально через 2 дня после того, как были все эти беспорядки. Я думаю, что эта замечательная синекура будет пересмотрена и наша страна перестанет, наконец, выполнять решения эти все и кормить оппозиционеров, которые работают против государства. Это, я думаю, перебор.

Д.Ю. Мягко говоря, странно. Ну, что. Гражданам сказать, как обычно, это же картина типичного майдана. Который, там рассказывают: “Мы задаром с кастрюлями на головах прыгали, все было от души, задаром”. Это же никак не отрицает того, что ваше руководств получало деньги за это и делало все за деньги, а вас тупо использовали, бесплатно.

Илья Ремесло. Печально. В переписке Навального и его “правой руки” Ашуркова есть такое забавное письмо, я думаю, в интернете вы легко его найдете, где вот эти люди, которые бесплатно выходят за них на митинги, раскручивают какие-то темы, они именуются “бесплатными дебилами”, не дебилами, еще более грубое слово, не буду произносить.

Д.Ю. Матерное?

Илья Ремесло. Матерное, да. Если сможете найти эту переписку, очень забавно будет. Я считаю, что нужно показывать всем этим школьникам две вещи: выписку на 25 миллионов и письмо Ашуркова Навальному. Тогда, я думаю, митингов у нас станет гораздо меньше, поскольку даже школьник может связать в своей голове две этих простых вещи.

Д.Ю. Речь вовсе не о том, чтобы митингов не было. Ситуация в стране бывает разная, в том числе и сложная. Граждане бывают чем-то недовольны. Но, действуя в рамках законодательства, собирайтесь на свои митинги сколько хотите. Я, кстати, с печалью заметил, мы продвигали инициативу о законодательном запрете прославления пособников нацистов, где надо в общественной инициативе зарегистрироваться на сайте госуслуг и голосовать, вот там надо для продвижения 100 тысяч голосов, собрать удалось не то 11 тысяч, не то 13 тысяч. То есть, казалось бы, как мне кажется, совершенно полезное начинание, нужное для страны, чтобы никаких табличек Маннергеймам, Колчакам и прочей сволочи, не появлялось. А вот зад от дивана для хорошего дела не оторвать. Это печально, в общем-то. Про какие там митинги говорить. И, кстати, когда про этих детей, такое массовое возмущение, там были не только дети. Ну, если вы так яростно сосредоточиваете внимание на том, что наконец-то дети вышли, это говорит ровно об одном, взрослые не вышли. То есть, количество недостаточное и никого другого вы увлечь не можете. Беседа с пятиклассниками: “Два слова в микрофон, что вы требуете от правительства?” Мягко говоря, выглядит странно. Не менее странно, чем желание получать деньги на счета, которые прозрачны для властей, раздача этих денег. Это же конспирация, вы же заговорщики, вы же государственный переворот планируете, чему вас учат, хотелось бы знать?

Илья Ремесло. Плохо учат.

Д.Ю. Да. Это как с этими, с их журналистскими расследованиями. Я даже книжку посоветовал, у нас есть такой автор отличный, Андрей Константинов, это который “Бандитский Петербург”, “Адвокат”. У него есть хорошая книжка про журналистские расследования, как этим вообще заниматься, искать фактуру, доказательства подыскивать. А вот гражданин Усманов, говорят, подал в суд на Алексея.

Илья Ремесло. Да.

Д.Ю. А как это вообще выглядит с точки зрения юриста? То, что собрал Алексей и то, что от него хочет гражданин Усманов?

Илья Ремесло. На самом деле Алексей Анатольевич суд неизбежно проиграет. Не потому, что у нас суд плохой. У нас действительно много вопросов к суду, но в данном случае я не вижу оснований, как должен был бы поступить суд, будь он сто раз на стороне Алексея Анатольевича. Потому, что смотрите, есть обвинение Усманова в совершении преступления, в получении взятки. Где доказательства? Это должен быть либо приговор суда, либо это должна быть какая-то аудио или видеозапись, на которой Усманов встречается с тем, кому он дает взятку и говорит: “Я тебе вот это дам, а ты мне за это вот...” У меня первый вопрос, который я люблю задавать сторонникам Навального: “За что, как вы думаете, Усманов мог дать взятку?” То есть, взятка всегда дается за совершение или не совершение каких-то действий. Что конкретно он за эти деньги должен был сделать? Потому, что в фильме, как мы помним, эта тема полностью скромно обходится стороной. Просто взял и пять миллиардов подарил, ни за что. Такого же не бывает, должны были остаться какие-то следы, какие-то документы, которые тот, кто получил эти деньги, должен был подписывать. Это легко на самом деле можно отследить, учитывая, что фигура публичная. Можно было бы сопоставить момент получения денег с последующими действиями, с предоставлением какой-то выгоды. Но этого ничего нет. Мы видим только простые слова, просто обвинение в совершении особо тяжкого преступления. Даче взятки. И больше ничего. И любой суд, естественно, в данном случае встанет на сторону Усманова. Навальный естественно будет пиариться, говорить, что его власти притесняют, использовать этот суд как трибуну. Но в плане выигрыша суда ему ничего не светит.

Более того, на месте Усманова я подал бы еще один иск в иностранную юрисдикцию. Потому, что Усманов ведет дела и за рубежом, насколько я знаю, а там совсем другой подход будет. Для американского суда считается вполне нормальным взыскать несколько миллионов долларов за такой вот поклеп, который как утверждает Навальный, посмотрели миллионы людей. И там бы, конечно, Навальный работал бы за еду до конца своей жизни. Если бы он стал фигурантом такого иска. Я уже не говорю об уголовно-правовых последствиях. Это чисто гражданский иск. Но наша страна, к сожалению, идет по другому пути, это мне не понятно, когда судьи стесняются взыскивать какие-то большие суммы, Условно говоря, по иску о чести и достоинстве можно взыскать максимум несколько сотен тысяч рублей. Это считается очень хорошим результатом. Ну, вот прогрессивные страны идут по другому пути. И я считаю, что нам надо во многом учиться. Если человека может безнаказанно вот так клеветать, обвинять лицо в совершении уголовного преступления, даче взятки и не подкреплять это ровным счетом никакими доказательствами, это неправильно.

Д.Ю. Ну, это же наносит серьезнейший материальный ущерб. Давайте сразу к самому главному, к деньгам. Если человека обвиняют в таких вещах, а кто с ним трудиться будет? Как это отразится на его дальнейшей деятельности? Как-то я не знаю. На Западе такого, чтобы кого-то обзывали жуликом и вором, я такого и не слышал никогда. За это сразу отвечать придется.

Илья Ремесло. Естественно. И платить придется до конца оставшейся жизни.

Д.Ю. Столько и денег-то нет. Ну, тут у нас масса недоработок. А вот к вопросу использования любого повода для пиара, возвращаясь к взрыву. Немедленно прозвучали “разоблачения”, в кавычках, что это власть устроила теракт для отвлечения внимания от этих мощнейших акций протеста. Где-нибудь такое бывает, чтобы власть устраивала теракты для отвлечения внимания?

Илья Ремесло. Все это такая конспирология, такого же дна, я бы сказал. Потому, что если мы сравним реакцию на теракты в западном обществе, то там все эти люди, которые говорят, что есть какая-то ”закулиса”, которая устраивает теракты и прочее. Они находятся в глубоком медийном дне, их никто не приглашает ни на какие передачи, их никто не воспринимает. То есть, там неформально на них распространяется режим цензуры. То есть, это люди, с которыми всерьез никто не будет дела иметь. А у нас почему-то это все цветет пышным цветом. Все эти версии раскручиваются, что для меня совершенно непонятно.

Д.Ю. Ну, вот у французов в городе Ницца грузовик задавил 80 человек, помнишь?

Илья Ремесло. Да.

Д.Ю. Для чего это сделало французское правительство, хотелось бы узнать?

Илья Ремесло. По логике наших оппозиционеров, чтобы отвлечь внимание от выборов, не допустить до выборов русского агента Марин Ле Пен. И так далее. Легко можно выстроить целую теорию. Почему нет?

Д.Ю. Сумасшедший дом. Неудивительно, что таких людей не зовут. Я думаю, что у более-менее здравомыслящего человека, который вещает в телевизоре, это все проходит по категории “умалишенные”. Но смотреть интересно, каждое лыко в строку. Лишь бы обвинить в чем угодно. Вот, вчера этот ролик про то, как задержали одного из организаторов. Идет фигурант, навстречу ему два сотрудника, два подбегают сзади, его там под белы руки, положили, скрутили. Постановка. Это постановка. Так бездарно. Я никогда не видел, чтобы так непрофессионально заламывали руки. Хочется задать вопрос: “Ты-то, профессионал, скольким заломал? Зачем какие-то постановки? Объясни, пожалуйста, зачем?” Вы никогда не видели задержания. Они, как правило, происходят в еще более ужасном виде. А самое главное, вот он эффект, вот человек задержан, что еще надо? Даже это обман, подстава, все такое. Я считаю, знаешь, мне первый раз в глаза бросилось, помнишь, когда наводнение было в городе Крымск? Я там наблюдал вообще потрясающие вещи. Когда отводили наводнение от дачи Путина, которая за хребтом, отводили наводнение от дачи патриарха, которая за другим хребтом. То есть, через гору как-то вода “перепрыгивала”. От каких-то нефтеналивных причалов, еще чего-то, бред сивой кобылы космических масштабов. А наши СМИ, они вообще ничего сказать не могут, и все это всегда с опозданием, все это всегда с задержкой. Всегда мямлят непонятно. На Воробьевых горах начали собирать помощь, “гуманитарку”. Приехала “гуманитарка” от Единой России. На коробках были наклейки Единой России. Истерика в интернетах: “Наклейки оторвать!” Мне интересно, я сижу, извиняюсь, с голым задом на развалинах дома, мне все равно какие наклейки на еде, я поел бы, семью накормил. Нет. Даже из этого устроена пиар-акция. В ответ ноль абсолютный, ни на катастрофы, ни на какие-то значимые события. Никаких спецбригад, освещающих это дело. Быстро, подробно. Нет. А в результате граждане думают непонятно что. Даже ролик Навального о Медведеве. Кто-то, что-то сказал? Нет, ничего не говорят.

Илья Ремесло. Очень слабая работа. Я неоднократно уже говорил, что у нас телевидение имеет неоправданный крен в сторону обсуждения каких-то скандалов. Какие-то непонятные люди, которых завозят с Украины, которые начинают кричать друг на друга, все эти ток-шоу. Я вообще не представляю, кто их смотрит, я не смотрю. Мои все знакомые, с которыми я общаюсь, я спрашиваю: “Вы смотрите?” – “Нет, не смотрю”. Или: “Смотрел, но перестал. Потому, что надоело”. Про то, о чем нужно говорить, о коррупции, о реально существующих проблемах, почему-то мы в последнее время по телевизору не слышим. И результат какой? Люди уходят туда, к тому, кто может дать им ответы на эти вопросы. Простые ответы, глупые, как Навальный предлагает свою картину мира. Но они будут искать таких людей. Телевидение у нас уже становится все менее авторитетным. Все уходят в интернет, все люди активного возраста получают оттуда информацию. А телевизор, может быть, смотрят спорт, новости.

Д.Ю. Тут на мой взгляд, это же примитивная психология. Во всяком случае, соотечественников. Вот Леша Навальный показал кино, а что вы ответили на это? Не ответили ничего. А значит, делает вывод гражданин, вам ответить нечего. А значит, все показанное правда. Вот вы молчите. Вот, например, арестовали очередного губернатора, покажите по телевизору, что произошло. Следователь не обязан рассказывать чего там, как, но покажите. А гражданам интересно, например, где он живет, мы бы посмотрели, полетайте на квадрокоптере. А какие у него машины? А какие машины у его семьи? А где трудятся его родственники, жена, дети? Это всем интересно. И, что характерно, в тех местах, где они проживают, все, все знают. Все, все видят. Так борьба с коррупцией в информационном обществе, когда все прозрачно, абсолютно, почему вы это не показываете? Это, на мой взгляд, может привести к достаточно печальным последствиям.

Илья Ремесло. Безусловно. Я полностью согласен. Мне самому удивительно, что мы не наблюдаем адекватной реакции на все это. Не нужно его пиарить, тиражировать, но, по крайней мере, дать какой-то нормальный ответ.

Д.Ю. Про упомянутых псевдоукраинцев. Не знаю, вот зовут на передачу, на центральные каналы. Приходишь, возможно, неправильно выражусь, просьба понять правильно, вот нормальные люди сидят, а тут представители каких-то маргинальных течений. Грубо говоря, здесь 10 человек, и там 10 человек. Что-то обсуждаем, они безобразно себя ведут, выкрикивают всякие пакости, лгут откровенно, глумятся. Мне интересно, вот, это центральный канал, вещающий на всю Россию, наверное у нас есть какое-то процентное соотношение нормальных людей и невменяемых. А почему вы их зовете ровно пополам? Этих 10 и этих 10, это зачем? Эти 10 представляют половину нашего общества? Нет. А тогда получается картина совершенно искаженная. Вы испражняетесь людям в голову, а нормальных экспертов нет по данному вопросу. Неудивительно, что все бегут в интернет. А в интернетах у нас какая-нибудь правительственная деятельность ведется, не ведется?

Илья Ремесло. Я вот особо не наблюдаю. Есть какие-то блогеры, которые делают свою работу, какие-то лидеры общественного мнения. Такое впечатление, что они работают сами по себе, нет такой сплоченности, как в либеральном лагере, когда у них вы ходит какое-нибудь “расследование”, они его пихают и своим дядям, и своим бабушкам. Чуть ли не по квартирам ходят, предлагают: “Посмотрите это расследование”. Это конечно крайность, но нам тоже бы задуматься, как перебивать их повестку своей повесткой, конструктивной. Особенно в части молодежной политики об этом стоит задуматься.

Д.Ю. Молодежь в первую очередь интересуется. Во-первых, детям свойственно протестовать. Все мы были подростками, все мы прекрасно помним, все, что говорят родители - неправильно. Все, что говорят учителя - неправильно. Тем более, все, что говорит правительство, это неправильно. Мы тут такие бунтари, все отрицаем, потому, что мы лучше знаем, как надо. В данном аспекте, когда я был молодой, в 1979 году вышел альбом группы “Pink Floyd” под названием “Стена”, там была такая ключевая песня про еще один кирпич в стене. И помнишь, там клип был, безликие дети идут, падают в мясорубку, а оттуда выходит однообразный фарш. Что школа, вот она к чему, вот единообразие, ничего хорошего не несет. А потом, где-то уже ближе к 2000-м годам, когда еще MTV в разгаре было, музыка там немножко переделанная, доработана диджеями, добавлено барабанов, ускорено, усилено. И клип. В этом клипе под песню “не хотим, чтобы управляли нашими мыслями, не хотим, чтобы нас образовывали”, а в клипе дети, не помню американские или британские, бегают по подъездам, выкручивают лампочки накаливания и вкручивают энергосберегающие лампочки. Они заботятся об экологии, сокращении потребления электроэнергии. Я аж слезы утер, надо же так. А вот, не смотря на всю кажущуюся глупость, деятельность полезная, между прочим. Они заняты каким-то полезным делом, которое обществу приносит пользу. Вот было здесь движение “Наши”, куда делось? Какая-то “Молодая гвардия” была, тоже испарилась. Кто там вообще этим занимается?

Илья Ремесло. Ну, в Единой России что-то делается, насколько я знаю. Конечно, хотелось бы, чтобы это было поактивнее, чтобы мы видели результаты в интернете, в медийной какой-то повестке. Как-то так. А что касается детей, тут нужно сказать, что они-то выходили не против коррупции, дети еще толком не понимают что это такое, у них в голове туман в этом отношении. Они выходили с одним единственным посылом: “Без нас поделили”. То есть, это именно требование: “Дайте нам чего-нибудь”.

Д.Ю. Отнять и переподелить.

Илья Ремесло. Отнять и переподелить. Всегда Навальный только подхватывает повестку. Которая уже была у него. Различные оранжистские движения, тоже самое. Ничего нового. И они тоже опирались на детей, мы помним как на майдане было.

Д.Ю. Они же дети. Это же оттуда. А как тебе про дальнобойщиков? Совсем недавно звучал лозунг: “Хватит кормить Кавказ!”

Илья Ремесло. А теперь с дагестанскими дальнобойщиками братья.

Д.Ю. Поддержка. А дагестанские дальнобойщики этому рады, не рады, что их поддерживают?

Илья Ремесло. Там, как и всегда, есть конструктивная часть, которая хочет работать. Есть другая часть, которая не платит налоги. В интернете есть на эту тему материал, где показывалось, сколько эти люди могут за год заработать и сколько из этого они реально платят в бюджет. Очень много интересного можно узнать про это.

Д.Ю. Ну, а в родном городе что происходит, что у нас в Питере?

Илья Ремесло. В родном городе происходят по-прежнему, к сожалению, не очень хорошие вещи. Сегодня, например, стало известно, что “Зенит Арена” будет отправлена в очередной раз на доработку. Как заявила Федеральная антимонопольная служба, там помимо очевидных нарушений в строительстве, обнаружились еще более интересные вещи, например, отдача госконтрактов на благоустройство, стоимостью более 900 миллионов рублей по схеме “Закупка у единственного поставщика”. То есть, без конкурса отдали какой-то фирме этот заказ. Ну, они сделали так, что сейчас приходится все переделывать. И, что удивительно, последствий никаких нет. Вот, выписали штраф, 50 тысяч рублей, это максимум, что можно сделать за вот такое.

Д.Ю. Стадион многострадальный.

Илья Ремесло. Помимо этого я вижу, все, что происходит с госзакупками, это проблем не только стадиона. Это проблема всех остальных комитетов. Вот у меня недавно вышло расследование, можете почитать, ссылка под роликом, о деятельности одного из ключевых комитетов правительства Петербурга, Комитета по информатизации и связи. Решил я посмотреть их госзакупки. Их и подведомственных учреждений, это на самом деле очень важный комитет, он отвечает в том числе, за информационную безопасность правительства Петербурга. А его подведомственные, так называемые, дочерние предприятия отвечают за мобилизационную информационную подготовку населения. То есть, это такие вещи, связанные с обороной страны. Как выясняется, подряды получают одна-две компании, которых никто по большому счету не знает. То есть, у них есть учредители, которые никогда не были учредителями других компаний. Их никто не знает, в интернете нет никакой информации. Но, вместе с тем, 800 миллионов освоено за несколько лет на госконтрактах. И, по преимуществу, либо вообще без конкурса отдается закупка у единственного поставщика, либо это конкурсы такие, что масса требований дополнительных, которые, наверное, не нужны для данной госзакупки. Таким образом, технично отсекаются другие претенденты. И остается одно юридическое лицо. Если заходишь в карточку госзакупки, допустим на 90 с лишним миллионов, которая была отдана без конкурса вообще, там ничего нет. Нет технической документации, нет обоснования, почему эта закупка была проведена без конкурса. Нет доказательств исполнения. договора нет. Освоено 100 миллионов и ничего в базе мы не видим.

Д.Ю. По всей видимости, это устоявшаяся практика, которая ни у одной стороны, ни у другой не вызывает никаких сомнений. Все идет своим чередом. И даже у тех, кто не мог принять участия, это тоже ничего не вызывает. Мягко говоря, странно. Опять-таки, возвращаясь к нашему горячо любимому информационному обществу, когда все видно про всех, и все это в тех же социальных сетях можно обсудить. Вот как только за 900 миллионов штраф 50 тысяч рублей, прекрасно, это всем все сразу понятно. Объяснять ничего не надо. А кто оседлает эти самые протестные настроения, и это тоже понятно. То есть, это своими руками так яростно подкапывают государственную безопасность родной страны?

Илья Ремесло. Видимо, да. И для меня загадка, почему до сих пор такое мягкое законодательство в сфере госзакупок. Ведь неоднократно говорилось, что там “пилят” миллиарды. До сих пор мы видим, что невозможно чиновника подтянуть за допущенные нарушения, если они повлекли незаконную дачу конкурса, получение в особо крупном размере незаконного, опять же, вознаграждения его какой-то фирме. Просто невозможно. Он скажет: “А я ошибся, ну, извините”. Максимум, что можно сделать, это штраф, какое-то дисциплинарное взыскание. Ну, если уж совсем жесткие случаи, будет доказан какой-то сговор, его уволят. И все, на этом все заканчивается, люди это видят. Естественно, что у людей появляется вопрос: “А как так, а что тогда делать?” А делать, на мой взгляд, одно только можно. Нужно создавать альтернативную структуру, которая будет собирать, я, например, думаю, что активные люди были бы не прочь выйти на митинг по поводу строительства “Зенит Арены” и спросить: “А куда потрачены эти десятки миллиардов? Почему стоимость растет? Почему вскрываются новые недостатки? Почему не привлечены к ответственности лица? Сколько это все будет продолжаться?” У меня впечатление складывается, что порой это необходимо. Есть какие-то митинги, мы знаем, проплаченные. Людей хотят спровоцировать. Но здесь совершенно законный, на мой взгляд, интерес. И пока мы не научимся это отстаивать конструктивно, без того, чтобы это перерастало в массовые беспорядки. Но спрашивать с власти, я считаю, уместно и нужно в данных случаях.

Д.Ю. Я бы еще порекомендовал зайти с другой стороны. Есть такая “замечательная” страна, как США, а в ней когда-то проживал Альфонсе Капоне. Он был бандит, возглавлял одну из выдающихся ОПГ в Чикаго. При тогдашней тотальной продажности полиции ничего, никто сделать не мог с ним. Полиция вся была куплена этим Аль Капоне, ничего с ним сделать уголовным порядком было невозможно. Даже после массового убийства в день святого Валентина, ни к чему его привлечь не могли, всем было заплачено. А налоговая служба поинтересовалась: “Вот у вас, гражданин Капоне, дом, который стоит вот столько, а это ваш официальный заработок, чем объясните расхождение?” И гражданин Капоне объяснить не смог. И за неуплату налогов гражданин Капоне сначала сел в тюрьму в Атланте. Потом переехал в небезызвестный Алькатрас. Где во время отсидки подвинулся умом. Помер у себя в Майами, в кругу семьи. Так вот, на мой взгляд, оно жизненно необходимо. Вот твой заработок, а вот твой домик, например. Если ты чиновник государственный и получаешь какие-то деньги, то, наверное, ты их как-то соразмерно тратишь. Если у тебя зарплата, грубо говоря, миллион рублей, а дом построен за 100, должен возникнуть законный вопрос: “Откуда ты их взял?” И если ты не сможешь объяснить откуда ты их взял, по тебе плачет наш советский Алькатрас.

Илья Ремесло. Это уже есть, Дмитрий Юрьевич. Уже генпрокуратура предъявляет такие иски многим чиновникам, которые не могут отчитаться. Насколько я понимаю, 2 миллиарда удалось таким образом только за последний год вернуть. Но тут проблема еще в чем. Почему, по моей информации, крупные дела не доходят? К нему приходят и говорят: “Откуда у тебя деньги, покажи”. Он говорит: “Занял”. У олигарха, с которым чиновник состоит в неформальных отношениях. Вот откуда деньги. И что дальше сделать? Некоторые вообще схему легализации придумывают такую: через выигрыш в казино или в какой-нибудь букмекерской конторе. Они честно декларируют эти деньги, даже платят с них налоги. И потом формально это легальные деньги. Тут, мне кажется, нужно и это делать, о чем вы говорите, но параллельно нужно перестраивать систему взаимоотношений чиновников и бизнеса. Ну, то есть, чтобы исключать коррупционные риски. Законы должны быть гораздо проще, чем они есть сейчас. Я, как юрист, могу сказать, это на самом деле очень интересная тема. Посмотрите на Налоговый кодекс, сколько там поправок уже внесено? По-моему, две с лишним тысячи с момента его принятия. Госдума рассматривает все новые и новые поправки, закрывает все новые дыры, чтобы уж в этот раз закон звучал идеально. А он еще хуже начинает звучать, в налоговом законодательстве невозможно разобраться не юристу. Совершенно невозможно. И спрашивается, зачем нам такое нужно? По-моему, какой-то древнегреческий мудрец говорил, что: “Счастлива та страна, в которой мало законов”. Именно текста. На мой взгляд, если есть правовое сознание у людей, тогда и законы будут не нужны. А если его нет, если изначально он настроен на то, чтобы вынести неправосудное решение, его никакой закон не остановит. Он, как опытный юрист с огромным стажем, найдет лазейку и присудит то, что хочет.

Д.Ю. Конечно.

Илья Ремесло. Поэтому, бороться с нарушением законов, принятием новых законов, это полный абсурд на мой взгляд. У нас наоборот, нужно сокращать всю эту белиберду излишнюю. Которая у нас в налоговом праве творится, в гражданском отчасти. И должны быть четкие нормы, которые не оставляют никакого варианта на усмотрение.

Д.Ю. Понятно, что это по принципу “броня и снаряд”. Броня все толще, снаряд все мощнее. Заряд больше и все такое. В настоящий момент лично я ничего не вижу просто. Я как-то давно ездил в город Калининград, мне там экскурсию проводили и сообщают: “Вот посмотрите, здесь такие богатые дома, это у нас улица, где таможенники живут”. Круто у вас таможенники живут. За что купил, за то продаю. А что, никому не интересно, как он на зарплату такое организовывает? А что значит, бизнесмен ему в долг выдал денег? А как ты их планируешь отдавать? Хотелось бы узнать. Это вообще запрещено, должно быть. Если ты чиновник, будь любезен, дорогой друг. Ты либо слуга народа, либо не знаю. А где работают твои дети? А какой бизнес к тебе примазан? И самое главное, как только тебя арестовали, за этим должна последовать в обязательнейшем порядке конфискация. Вот тебе шорты на лето, вот тебе штаны на зиму. Сандалии, ботинки, пальто, кепка хлопчатобумажная, шапка меховая из кролика. Обои никто отрывать не будет. Стулья по количеству членов семьи. До свидания. Если не будет конфискаций, никакого толку от этой борьбы с коррупцией не будет. Людям вообще ничего не грозит. Если я так цинично гладя в глаза скажу, что я выиграл в казино, а это мне друг дал денег. Вы издеваетесь что ли?

Илья Ремесло. А это у нас же капитализм сейчас, правильно? У нас, чтобы это изменить, нужно перестраивать какие-то основы уже. Чтобы деньги не были всевластны. Вот в чем главная задача.

Д.Ю. Капитализм, при всех его отрицательных качествах, вовсе не значит беззаконие. Я творю, что хочу. Я добрался до чиновничьей должности и все мне теперь разрешено и можно. Наверное, да. Как говорится, промолчи, и Сатана восторжествует. Молчать нельзя. Как говорят наши православные: “Спасись сам, вокруг тебя спасутся тысячи”. Поэтому пока действуем самостоятельно, смотрим за родной страной. Вдруг чем-нибудь займется дельным. Спасибо, Илья.

Илья Ремесло. Не за что. Спасибо вам.

Д.Ю. Приходи еще. Спасибо.

Илья Ремесло. Обязательно.

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.


В новостях

28.04.17 13:29 Илья Ремесло про экстремизм, комментарии: 29


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Wiedzmin1236
отправлено 02.05.17 13:45 | ответить | цитировать # 1


Про политические передачи, равноценных гостей и идиотов. Всё это должно быть так как есть, не больше не меньше, это спусковой клапан дерьма, которое просто стравливается да на людей которые смотрят. Но тем самым эти уроды так себя позиционируют, что вообще у адекватных людей принципе не будет возникать мысли идти за этими идиотами. А равноценно они или нет, так туда не народ нашей страны приглашают, а такие вот тупорылых обезьянок и просто народу показывают Шапито. Дмитрий Юрьевич, ну вот реально главная беда СССР была в том что как раз таких вот передач не было, всё это бродилось в отдельных головах и на отдельных кухнях, а после чего бомбануло и снесло страну. Тут же брожение не по низам идёт а на верху, где показывают, всё смотрите все. Хотите за этими идиотами идти? Да бога ради коль вы не адекватны но таких будет ну доля процента на всю страну. Почему вышли дети то? Да потому что взрослые люди всё уже давно поняли и вот вам пример Украина.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк