Разведопрос: Игорь Викентьев про декабристов и ошибки современных предпринимателей

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Игорь Викентьев | Разное | Каталог

27.05.17




VIKENT.RU - портал И.Л. Викентьева: Творчество, Креатив, ТРИЗ



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Леонардович, добрый день.

Игорь Викентьев. Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. К чему мы подкрались сегодня?

Игорь Викентьев. Сегодня у нас тема – декабристы, их ошибки, и ошибки предпринимателей 21 века, т.е. вот если очень упрощать сегодняшнюю тему, попытаюсь доказать, что за 2 века ничего не изменилось, это хорошо бы сделать. Поэтому название такое: «Декабристы 19 века и предприниматели 21 века». И мы пойдём. И, соответственно, скажем…

Д.Ю. Я вот как советский мальчик, воспитанный и образованный в советской школе, декабристы…

Игорь Викентьев. Я даже знаю, по каким учебникам.

Д.Ю. Да. И по каким фильмам, типа «Звезда пленительного счастья». Вот для нас это такой крайне романтичный образ таких вот замечательных людей, там дворяне, наилучшее образование, воспитание, они все такие благородные, они вот выступили так вот хорошо, но что-то пошло не так.

Игорь Викентьев. Дмитрий Юрьевич, вы – мужчина, вы не женщина как бы, «это такие мужчины…» надо ещё сказать как бы, обязательно «какие мужчины…» Итак, соответственно, но поскольку у меня попозже, к 150летию декабризма, в 75 году, был действительно снят по… ну некий странный человек написал сценарий, потому что его дочь написала целую книжку, как он её бил, значит, как бы, и так дальше. Ну, очень романтический фильм «Звезда пленительного счастья», который можно смотреть с упоением, это 2 серии, сейчас я скажу, о чём мы будем делать 3 серию, вот. И там единственный достоверный персонаж, я думаю, вы глубже поймёте это дело, чем некоторые телезрители. Там действительно у красивой польки, она и полька, и актриса, и т.д., есть собачка на руках, маленькая комнатная собачка. Так вот, она роль без слов, это единственная достоверная деталь в этом фильме.

Ну, собачка действительно была, она есть и т.д. Всё остальное, ещё раз объясняю нашему зрителю, что у режиссёра свои задачи, у сценариста свои задачи, ну, очень важно, как минимум, минимальный профессиональный уровень – это удержание внимания в кадре. Сегодня мы будем с Дмитрием Юрьевичем, с Дементием удерживать ваше внимание, дорогие телезрители; они удерживали своими, как сказали бы не очень образованные люди, своими средствАми удерживали внимание. И соответственно хочу сказать, к чему мы сегодня придём, я хочу начать с вывода. Мы побеседовали с Дементием, я ему обещал, поэтому должен при Дементии выполнить обещание, что основной вывод – да, кто хочет, может не смотреть после этого вывода, я уже всё сказал – что Дементий относится к легендарному самогонному аппарату намного лучше, чем дворяне, блестящие дворяне с французским языком к реформам в России. Вот, как ни странно, этот тезис я буду доказывать. Критике он не подвержен, потому что для того, чтобы меня критиковать, нужно сравнить, как Дементий ухаживает за самогонным аппаратом и т.д., а для Дементия это святое, он подтвердил, он туда просто не пустит. Туда не всех пускают, к самогонному аппарату, да, Дементий?

Поэтому, соответственно, как ни странно, понятно, что это шутка для начала, но, как ни странно, содержание будет именно в этом направлении. Именно в этом направлении, потому что не нужно делать ошибок, не надо их тиражировать, уже сколько можно, надо правильно отмечать юбилеи. И, соответственно, эта тема меня заинтересовала, я очень кратко напомню, что у нас неожиданно сорвались занятия в 10 классе - наша школа недалеко, на Вознесенском проспекте, находится – когда я учился. Вероятно, какие-то планы выполняла школа с призывом, что в 10 классе сорвали, прочитали плохую лекцию, я задал несколько вопросов, экскурсовод завалился на этих вопросах. У меня такая заноза в голове осталась, мой район, я там часто хожу по Неве, т.е. как-то вот это такая дыра. И, соответственно, я действительно много читаю и у меня собралась целая здоровенная директория декабристов, просто за годы это всё собирал-собирал-собирал, и потом я понял, что на декабристов, есть несколько событий в 19 веке – это декабристы, это, конечно, победа над Наполеоном, Крымская война и освобождение крестьян, безумное количество ссылок разных людей.

И когда я стал немножко заниматься, выяснилось, что главное, что сейчас можно сказать, потому что если мы сейчас будем обсуждать, какое вино пили декабристы и т.д., это как бы, короче, не к этой студии вообще, мне кажется. Грубо говоря, что мы можем выжать из нашей же истории для нашего же будущего. И вот, соответственно, значит, с чего мы начнём, что приступаем к декабристам. И, естественно, мы приступаем чуть раньше, потому что нужно понять, кто сформировал и как сформировались декабристы.

Итак, соответственно, 1722 год, и Пётр I, который ломал Россию об колено, это известно, он был вынужден решать такую задачу, что до Петра была традиция в России, даже не знаю, писаная либо неписаная, что по мужской линии переходит власть, т.е. сын царя, он становится тоже царём и т.д. У Петра были большие проблемы с сыном Алексеем, который такой очень мутный, малахольный был человек, непонятки какие-то были. И, соответственно, Пётр, переломав традицию, он изменил её, повелев, что, соответственно, предыдущий царь назначает последующего. Это 1722 год. И далее вещь, которую я скажу в 2 вариантах – в одних источниках исторических (да, я опираюсь не на популярные источники, а на такие нормальные монографии, посвящённые…) написано следующее, что Пётр, умирая, он сказал «отдайте всё» и на этом он умер. В других источниках написано, что он смог это написать, тоже «отдайте всё» и вот как бы на этом он скончался, просто не смог дальше, и пришла уже дочь Анна и не смогла продолжить понять.

И в таком смысле в головах образовалась, с одной стороны, старая традиция, т.е. как бы, по идее, должен быть сын, а с другой стороны, всё-таки Пётр такой мощный мужик, т.е. он сказал вот так, скажем. И вот, соответственно, скажем, мы переносимся мгновенно в 1762 год, это когда на престол взошла Екатерина II, скажем, которая фактически, скажем, опрокинула своего мужа – Петра III, потом, наверное, исторически это было правильно, она его опрокинула и т.д. И, соответственно, на сегодняшний день историки насчитывают в этой смутности законов, на сегодняшний день, Пушкин насчитывал 5 Лжепетров, а современные историки, которые уже излазили все архивы, насчитывают аж 40.

Д.Ю. Неплохо.

Игорь Викентьев. Бардак в стране провоцирует блогеров, извините, Лжепетров.

Д.Ю. Самозванцев.

Игорь Викентьев. Да, самозванцев. Некие непонятки, они, это генератор, готовый такой, хороший генератор Лжепетров, которые, соответственно, значит, претендовали и прочая, и прочая, и прочая. И вот как бы далее возникает очень интересная вещь, сейчас будет слайд, очень прошу именно в это место поставить слайд, так сложилась история России, что 18 век в Петербурге были сплошные дворцовые перевороты, причём удачные. Теперь, сейчас Дмитрий Юрьевич своим голосом неподражаемым зачитает крупнейшие дворцовые перевороты, но будет слайд, потому что вам нужно пропитаться, всем нужно пропитаться, как в 18 веке.

Д.Ю. Это моё любимое – посвящаем всем любителям легитимности власти в России.

Игорь Викентьев. Дократ зажигали прадеды.

Д.Ю. Екатерина I (жена Петра I), 1725 год. Сподвижники Петра I и гвардия. Это кто помогал совершить переворот.

Игорь Викентьев. Привёл к власти.

Д.Ю. Пётр II (внук Петра I), 1727, это через 2 года. Дворцовая группировка и гвардия.

Анна Иоанновна (Бироновщина при ней), 1730, через 3 года. Немецкая группировка и Бирон. Этническая ОПГ немецкая.

Иван Антонович, 1740. Немецкая группировка. Это которого посадили в Архангельске, потом зарезали в Шлиссельбурге?


Игорь Викентьев. Да-да, несчастный детёныш, да.

Д.Ю. В 40 году, через 10 лет. Так. Елизавета Петровна (дочь Петра I), 1741. Гвардия помогла совершить переворот.

Екатерина II (жена Петра III), 1762 год. Гвардия. При этом Петра III ещё и удавили, что важно. Говорят, оружейным ремнём от винтовки.

Александр I (внук Екатерины II), 1801 год. Дворцовая группировка. При этом убили папу Александра I – императора Павла. Ну что, вот – 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 штук.


Игорь Викентьев. Это крупные перевороты.

Д.Ю. Богато, да.

Игорь Викентьев. Значит, мелкие перевороты, типа когда просто напросто отстранили известного вора Меньшикова, здесь не перечислены, потому что просто-напросто, извините, просто технически не влезало в слайд, у нас было бы много слайдов.

Д.Ю. Жулика и вора, да?

Игорь Викентьев. Да-да. Они просто не влезали. И самое удивительное, Голливуд это ещё не освоил – по своей серости. Очевидно, что перевороты проходили относительно удачно, относительно маложертвенно – относительно мало жертв и удачно. И, соответственно, всегда есть такая поговорка – «узок круг», и совершенно понятно, что в столицах люди имели либо родственников – участников переворота, либо как бы побасенки рассказывались, что вот круто, взяли там и сделали, и прочая, и прочая. Это было просто всё пропитано. Далее штука, которая чисто историческая, в принципе, с которой можно было бы начать, дело в том, что нет у скульптур Петра I. Петра I едва не убили в детстве, у него был нервный тик и, конечно, скульптур его не показать, потому что скульптуры нынешние неподвижные, но это было.

Очень интересно, что к началу 19 века, который совсем уже просвещение, что-то ещё, блестящие офицеры, сейчас будем ходить ногами по которым, скажу, да. Проходили регулярно, у русских такая была вообще привычка регулярно делать перевороты. В части переворотов участвовала гвардия, как правило, это первая любовь Петра – это Семёновский и Преображенский полки, и я даже не искал, но практически уверен, жители России, что на каких-то офицерских тусовках семёновцы и преображенцы говорили, что в этой стране мы приводим царя, мы ставим царя, по крайней мере, наши офицеры, там 5 офицеров нашего полка, такая военная стилистика. Должны они были так говорить, я почти в этом уверен, скажем так, хотя документов даже не искал.

И, соответственно, наступает 1801 год, когда, соответственно, убили Павла I, и, соответственно, скажем, просто автоматически уже на престол вступает Александр I. И Александр I, значит, он стал частить покруче нашей Госдумы, и он стал принимать - в начале своего царствования, потому что Александр I эволюционировал, в начале своего царствования он принимал, скажем, пачками относительно прогрессивные законы. Сейчас попрошу Дмитрия Юрьевича зачитать. Сразу предупреждаю, Дмитрий Юрьевич зачитает только часть, потому что мы ограничены слайдом, и мы да, всего слайдов будет 34. Пожалуйста.

Д.Ю. «1801 год, после убийства императора Павла I. Только за 1 день 15 марта 1801 года, через 4 дня после цареубийства, прощено в указе 156 человек, среди них Радищев, Ермолов». Радищев – это которому Екатерина писала, что это бунтовщик похуже Пугачёва. Замечу, что когда он вернулся из ссылки, посмотрел, увидел, что лучше не стало, и, как это сейчас модно говорить, выпил йаду, т.е. засадил стакан уксусной кислоты и от этого помер. Был похоронен на православном кладбище у нас на Литераторских мостах, но потом его могила была утрачена. Я так подозреваю, что родственники врали служителям культа, что он умер, а на самом деле приволокли самоубийцу. И служители культа как-то его это, того. Там теперь памятник стоит «от сотрудников нашей таможни». Отвлёкся, извините.

К 21 марта 482 человека. Всего же помиловано и возвращено на службу 12 000 человек. 22 марта объявлен свободный въезд и выезд из России. 31 марта разрешены частные типографии и ввоз всяких книг из-за границы. 2 апреля восстановлена екатерининская Жалованная грамота дворянству и городам, уничтожена Тайная экспедиция». Что-то тут не то с Александром было. «2 апреля уничтожены виселицы, на которых прибивали имена опальных. 27 сентября запрещены пытки и пристрастные допросы, запрещено употреблять в делах самое слово «пытка». Круче только, наверное, Л.П.Берия выступал.


Игорь Викентьев. Дело в том, что мы ещё сегодня будем обязательно проходить, что к моменту повешения декабристов не было палача, который мог повесить. Вот как бы да. Очень интересный момент. Итак, 1801 год, указ «о вольных хлебопашцах», который разрешает, это такой мягкий указ, что помещик волен, а фактически вся экономика России – сельхоз, всё-таки сельхоз. Он может освободить крестьян. Уже действительно бывали случаи, когда крестьяне – как бы они были под помещиком, но они работали в городе, неплохо зарабатывали, но как бы они были под помещиками. И, соответственно, если вы там договорились между помещиком и крестьянином, то как-то крестьянин может и освободиться. И к 1861 году, за 60 лет, я нашёл данные, что было освобождено всего лишь 1,5%, т.е. это очень небольшая цифра. Но, тем не менее, такой шанс был. И вот, соответственно, здесь вот уже начинается, не только здесь, он большинство принял, и немножко попозже уже, соответственно, возникает такая штука, которая описана во многих книгах, посвящённых декабристам, что, соответственно, пожалуйста, если вы хотите освободить крестьян – пожалуйста, все вы в буквальном смысле на них сидите.

И соответственно, скажем, из того, что я искал, причём разные источники, я нашёл, в одном случае, 2 человека, большинство авторов указывают 1 декабриста Якушкина, который как-то спросил у крестьян – всего лишь одного – что освободить – не освободить. Причём непонятно, освободить с землёй либо без земли. Понятно, что освободить крестьянина, который веками там, он внук кого-то, кто тоже занимался этим делом, он вообще, грубо говоря, ничего не умеет, переквалификация и т.д. Короче, понятно, что это такой… всё сложно, короче. Крестьяне, сами крестьяне сказали Якушкину, что не надо как бы, барин, мы остаёмся и прочая, прочая. И они остались. И здесь возникает первая развилка, которую я буду очень чётко фиксировать дальше, потому что мы всё-таки о предпринимателях 21 века, потому что мы собираемся вечерами, там пьём, естественно, французское шампанское, оно дорогое, что-то ещё, мы обсуждаем свободу крестьян, но далее, соответственно, есть же эти крестьяне живые, т.е. И мы начинаем играть в игру полупроводника. Вот мой жизненный и профессиональный опыт показывает, что если днём так, а вечером по такому же поводу вот не так вот, то мы как-то минируем будущее. Я не могу сказать, как оно бабахнет, как оно бабахнет. Вот некоторые мусор заметают под ковёр, потом, как опять-таки говорили классики, количество переходит в качество. Оно так и перейдёт в качество. Поэтому такая двойственность и т.д.

Далее малоизвестный факт о том, что русские, когда уже ездили по Европам, где-то в районе 60 года, что-то ещё, они стеснялись, потому что на светский вопрос – чем, батенька, занимаетесь? по-английски, по-французски, по-немецки, они стремались признаваться, что я рабовладелец. Потому что если ты художник, а зарабатываешь трудом, по меркам 19 века это круто. Ты как бы там скульптор, ты живописец, там салоны, император может подойти просто к живописцу, ты элита, элита 19 века. А если ты просто живёшь на ручном труде рабов, то как-то, говоришь хорошо по-французски, то как-то вот… европейцы это не очень понимали в 19 веке.

Д.Ю. Я бы, с вашего позволения, чуть-чуть уточнил, что крепостной – он рабом не является. Но называют это всегда именно так, и, в общем-то, ничего хорошего в этом…

Игорь Викентьев. Европа воспринимала именно как рабство, Европа, т.е. она не входила…

Д.Ю. Она идеологически так называла. У них у самих было то же самое, но они почему-то это рабством не называли. Вот применительно к себе у них такого никогда не было. Но да, было нехорошо. Итак, извините.

Игорь Викентьев. Да-да, пожалуйста, значит как бы и т.д. Нет, русские, тем не менее, они стеснялись. И вот, соответственно, уже потихонечку-потихонечку начинается следующая точка, как ни странно, я сейчас говорю о предпринимателях 21 века, о том, что были зарубежные походы, по-моему, 12 года, были зарубежные походы. И соответственно, скажем, русские офицеры и русские солдаты насмотрелись Европы. И они насмотрелись несколько вещей, которые, я постараюсь дать довольно полный список. Первое, что они увидели – что действительно в Европе живут как-то иначе, как-то иначе, как минимум, более чисто. Это было увидено, скажем, да. Второй момент, если переноситься уже после войны 12 года, то, соответственно, они увидели, что, с одной стороны, когда Наполеон приходил в какую-то страну, он там устанавливал свои порядки, потом прошла русская армия и всё было установлено. В принципе, всё очень быстро, потому что… всё очень быстро, в течение нескольких лет, можно так, а потом обратно, а потом снова так и прочая, и прочая.

Следующее, что они увидели, что в Германии есть какие-то общества, которые не без масонства, прямо скажем, но которые собираются и обсуждают, как сейчас бы сказали, социально значимые проблемы. И туда входят люди, они обсуждают, дискутируют и прочая, и прочая.

Д.Ю. Масонство – это плохо?

Игорь Викентьев. Вы знаете, масонство было в России просто запрещено в районе 1820 года, просто напрямую было запрещено, скажем, просто запрещено. Потому что, насколько я понимаю, что при исходных базовых идеях, когда масонством увлекается большое количество людей, среднее качество падает – идей, людей, всего падает. И в определённом смысле, может быть, и прогрессивно оно было запрещено, потому что там оно как-то уже было идейно изжито, и другие формы. И вот тут 2 момент плохой, который о декабристах, пожалуйста, ругайте меня семеро, пожалуйста, ругайте меня. Очень важный момент, что ни одной идеи декабристов, которой не было бы в Западной Европе, мне обнаружить не удалось. Я сейчас специально подставляюсь, потому что вдруг там кто-нибудь есть, потому что есть декабристоведы, т.е. которые делают карьеру на декабристах, и пожалуйста, я подставляюсь, пожалуйста, на стол 1 идею, которой не было.

Когда мы говорим о предпринимательстве, то тоже как-то, т.е. вот начальный уровень ну как бы да, подражание, но это начальный уровень, ну в общем, там мужику 30-40 годиков, у него дети есть, ну хорошо что-то делать своё, ну просто потому что мужик, просто из таких соображений. И вот, соответственно, скажем, эти светлые идеи обсуждаются, обсуждаются, обсуждаются, и далее такая важная точка малоизвестная, что кто же впервые в России сверху захотел освободить крестьян? Это такая провокация, не побоюсь слова, оранжевая революция, это несколько западных губерний, Наполеон покукарекал, заступив в Россию, ну это, так сказать, стандартный ход, нечто похожее делал в Европах, чтобы население восстало. Как пишет 1 из авторов, поэтому … это не моя информация, естественно, я на литературу опираюсь. Соответственно, это нужно было зачитать, кто мог зачитать это в деревне? Не французы же, им не до этого было, и не попы. Ну, попы на это забили как бы, Наполеон пришёл-ушёл, они не зачитали, потому что у них как бы даже освобождены, крестьяне даже не узнали просто. Вот к чему приводит отсутствие интернета в 12 году. И через несколько месяцев, учитывая, что это была скорее такая пиар-акция, провокация такая, Наполеон сам это дело убрал, но формально такое было, формально было.

И вот, соответственно, скажем, 1813, на слайдах я советую посмотреть, 34 слайда будет для вас выложено по ссылке, там роскошный Александр на коне в Париже, как бы, газеты пишут «Царь царей», русская армия объективно самая мощная армия в Европе, переломала Наполеона, там какие-то балы, женщины, Франция, рукоплескание французское и т.д. И, соответственно, значит, это как бы здорово, думаю, что эндорфины выделялись там бочками, просто бочками, эндорфины бочками в Париже, т.е. это вообще по-взрослому. Они всё-таки возвращаются домой, и внутреннее ощущение, причём ощущение абсолютно объективное, это не понты, это заслуженно – мы завалили Наполеона Бонапарта, мы круты и т.д. И вот, соответственно, здесь происходит некоторый момент, который я не нашёл в книжках, возможно, меня поправят, что в войне 12 года наши соотечественники победили, но не по тем факторам, которые они учитывали до начала войны. Я сейчас попытаюсь сказать, думаю, что вы согласитесь, да, если есть спор, то пожалуйста, давайте спорить. Ситуация какая, что вот, как ни странно, после этих реформ Александра можно даже было покритиковать министерство в газете, то, что тогда называлось «журнал», потому что газеты были государственные сплошь, а журналы были частные. Можно было. Нельзя было, например, критиковать, это даже при Александре, значит, как бы там как-то власть замечала, что власть царя не от Бога. Вот это жёстко. Хотя англичане 2 века уже как приняли это дело на законодательном уровне, в России нет.

Д.Ю. От Бога и всё.

Игорь Викентьев. И всё, мы не обсуждаем, просто и жёстко. И вот, соответственно, скажем, победа и сейчас уже масса анализов, в войне 12 года, там серия факторов. Первое – это безумно растянутые коммуникации; суровая русская зима, которая многих доконала; ополчение, когда действительно разные слои общества поднимались – и деньгами, и крестьянами, и личным участием. Партизанские отряды; Кутузов, который, идя на войну, молился, и самое главное не то, что он молился, а то, что он говорил, что Наполеона не победить, но дай Бог обхитрю. Так их Кутузов, старая лиса, похоже, всё-таки, не без этого, всё-таки обхитрил. И как раз… А сестра Александра, понимая, что он получил по башке в Европе от того же Наполеона, который, с одной стороны, хотел подражать, с другой стороны, завидовал, с третьей стороны, боялся. Сестра уговаривала императора не вмешиваться в военные дела, потому что не надо, короче.

Д.Ю. Не для тебя.

Игорь Викентьев. Когда женщина уговаривает императора не вмешиваться в военные дела, она умная женщина, наверное. И тут, значит, Париж, Александр царь царей, и прочая, и прочая. И как раз эти факторы не были проанализированы, по крайней мере, в тот момент они не были проанализированы, всё это было на ура, это заложило мину, потому что отсюда прямой путь к поражению позорнейшему в Крымской войне. Те же самые коммуникации. Т.е. в пределах страны небольшой экспедиционный англо-французский корпус, преимущественно, и позорище Крымской войны, скажем, да, и т.д.

И вот на этой эйфории дальше возникает вопрос, как развивать Россию. Значит, есть 2 модели, которые можно назвать. Первая – консервативная, ничего менять не надо. Почему железное было обоснование, чуть не сказал пацанское обоснование, значит, как бы. Мы же круче всех. Если пацан круче всех, зачем что-то менять? Т.е. вот как бы да.

Д.Ю. Именно это всё и позволяет ему быть круче всех.

Игорь Викентьев. Да-да-да. И всё-таки понимать, что это всё-таки был успех, успех, помогала там русская природа, хитрость Кутузова, мягко говоря, не Александра, не Александра. И вообще надо как-то анализировать и т.д. И поскольку матушка лень раньше нас родилась, то естественно побеждает консервативная линия, мы круты и всё как бы, мы круты и всё. Вторая линия, которая начинается тут же, через это проходили многие армии, советская армия, и американцы проходили, и русская армия ещё царского образца. Армия возвращается домой, армия прекрасно знает, что она воевала, и вообще наблюдается некоторая армейская вольница, потому что мы победили самого крутого Наполеона и т.д. И этот синдром был после Вьетнама в Америке, такое же было, как мне рассказывали – я сам не видел, позже родился – после войны в Советском Союзе, когда люди освободили Европу и пришли домой с некоторыми, может быть, завышенными ожиданиями. Вот, и царский режим понимает, что некая такая вольница - как-то это нехорошо, потому что общее направление консервативное…

Д.Ю. Добром не кончится.

Игорь Викентьев. Да. И всё это потихонечку-потихонечку начинается зажиматься, в частности меняются командиры гвардейских полков, это в Питере и т.д., и, соответственно, в 1820 году происходит бунт такого полка, любовь Петра, Семёновского полка, который ставит царей, явно в курилках полка об этом говорится многократно, пожалуйста. И, соответственно, 3 блок, пожалуйста.

Д.Ю. «1820 год, бунт Семёновского полка в Санкт-Петербурге. В 1820 году Александр I сменил командиров большинства гвардейских полков. 16 октября 1820 года состоялся бунт солдат Семёновского полка. Новый командир полка Шварц «боролся за подъём дисциплины, и явно зашёл в своём рвении за грань разумного и допустимого. Заставлял, например, солдат в качестве меры наказания плевать в лица друг другу. Он, в частности, ввёл и докучливый осмотр одежды по праздникам, отнимавшей у солдат львиную долю свободного времени. Возмущение дошло до взрыва: одна рота объявила протест против этого осмотра; в ответ Шварц распорядился арестовать всю роту. Тогда ареста потребовали солдаты всего полка, построились в шеренги и под конвоем прошли образцовым маршем через всю столицу к Петропавловской крепости. При этом не было ни единого акта насилия». Кому интересно, Клим Саныч отдельный ролик про это дело делал.

Игорь Викентьев. Мы не будем уделять этому время, это просто вот такой факт был – подавление некоторой вольности и т.д. И вот тут начинается…

Д.Ю. Я вот, извините, ещё разок перебью. Вот мне всегда очень нравится вот это, что солдаты и офицеры побывали за границей и увидели, как люди живут. И сейчас многие говорят, что ездят за границу и видят, как люди живут. А у нас вот всё не так. Я осмелюсь заметить, что из таких, так сказать, относительно знакомых людей, которые ездят за границу, чтобы он вернулся в Россию и прекратил немедленно вести себя как свинья, их почему-то нет. Это как вот советско-финская граница, ну, теперь российско-финская. Все кюветы на нашей стороне завалены мусором и мешками с мусором, потому что водители-дальнобои, они там всё это, пока они по Финляндии ездят, они всё это копят, а заезжая в родную страну, всё это летит в окно. И там терриконами у дорог лежит. Сейчас чище стало, за это карают. Но всегда хочется спросить – вот ты туда съездил, посмотрел, свинья, как там люди живут, а ты вернулся сюда, пришёл немедленно в своё естественно состояние, потому что я что-то не вижу, что вот эти вот люди чтобы у нас выбегали стричь траву у своего дома самостоятельно, не узбека за деньги нанимать, а самостоятельно. Красить заборы, равнять, там чтобы всё было красиво, аккуратно, как это выглядит в Европе. Нам это не свойственно, нет. Телевизор, шашлык, девчонки, есть гораздо более весёлые методы времяпрепровождения. А потом возмущаться, что вот…

Игорь Викентьев. Мы до этого дойдём, вы снимаете с языка, да, т.е…

Д.Ю. Извините.

Игорь Викентьев. Так вот, значит, зачем нам нужен был бунт полка, мы сейчас соединим с другой линией. Дело в том, что потихонечку-потихонечку, значит, были зарубежные походы и до 12 года русской армии, там всё-таки люди как-то из Европы, и, действительно, обезьянничали, вот это правда, что ни одной идеи независимой я не нашёл. Может, они были, но я не нашёл, хотя пахал плотно, но тем не менее.

Д.Ю. Ну это тоже неплохо. У соседа порядок, давай и у меня будет порядок.

Игорь Викентьев. Мы же о предпринимателях 21 века в том числе. Мы же всё, мы же хотим их поздравить с каким-нибудь праздником, ещё не придумал каким, но неважно. Так вот, соответственно, с тем, чтобы было жить легче, офицеры общались. И часто это происходило в рамках полковых артелей, т.е. они скидывались на еду, должны были скидываться на еду, читали газеты, в том числе зарубежные, выписывались полком газеты, они читали, сплетничали, т.е. аналог английского клуба, только на территории части. И, соответственно, как принято в России, естественно ругать Россию, нет, что мы не русские, обязательно скажем. И, соответственно, какое-то время потихонечку декабристское движение стало вырастать из их полковых артелей, и, судя по всему, даже были доносы, ну, соответственно, человек утром служит, вечером поругал. Ну как бы и чёрт с ним, все ругают.

Д.Ю. Главное, что служит, да?

Игорь Викентьев. С утра снова служит как бы, вечером… И, соответственно, было несколько итераций, было несколько обществ с тем, чтобы не утомлять, кого интересует – восьмитомник по декабристскому движению и там утонете, короче. В общем, много подробностей. И, соответственно, скажем, была, мне сейчас важна предпринимательская сторона этого дела. И, соответственно, в 1820 году был учреждён такой, скажем… извините, в 18 году – Общество союза благоденствия, общество благоденствия, причём его старались делать по образцу немецкого общества. Я, к сожалению, не выговариваемое слово, я немецким не владею, поэтому я его не осилил. Но Союз благоденствия, если быть откровенным, он такой сильно стянутый оттуда. И, соответственно, смотрели, собезьянничали, и не нашёл в интернетах тоже, ни я не нашёл, ни мои знакомые не нашли, значит, изображение этого немецкого аналога, это был улей. И, по идее, каждый просвещённый человек должен был в этот улей принести что-то своё и т.д. Такие пчёлки, мы просто использовали пчёлку и улей, возможность посмотреть.

И, соответственно, там было несколько таких мыслей, была в части такая витрина, чтобы не повязали, и была такая более тайная, такая, более которая открытая – это был литературный салон и филантропические дела. В частности, иногда даже выкупали каких-то крепостных. И, в частности, даже скинулись как-то, напряглись, и выкупили то, что… основателя русского театрального дела Михаила Щепкина, вот его выкупили.

Д.Ю. Это его именем Щепкинское училище?

Игорь Викентьев. Да-да-да. Но как бы основатель, Станиславский был уже попозже. Но это были отдельные люди, которых выкупали. Некоторые офицеры увлекались Ланкастерской системой, т.е. они просто-напросто высаживали солдат клином, как журавлиный клин, только клином. Дальше они, ближе к острию клина – они наиболее грамотные. И писали в ящики буквы. Они усваивали буквы, разворачивались, и вот по расходящейся, не воронкой падаешь, наоборот, расходящаяся воронка, как бы обучали. Но не все солдаты хотели писать буквы на песке, как вы догадываетесь. Как-то вот они так какие-то богоугодные дела делали.

Следующий замысел, который не так открыто, может, анонсировался, что мы собираем совершенных людей, причём в Союзе благоденствия было 200 человек, и обязательным условием было либо это служба в армии, либо госслужба. Просто, я пришёл, у меня есть мотоцикл, как в известной истории недавней, это нет, это без, должен чем-то заниматься. Был даже такой случай, который излагается, 2 случая. В один верю, в другой не верю, что Пущин, офицер, друг Пушкина, знал, что все судьи воруют и как бы, посовещавшись с товарищами, решил стать одним не ворующим судьей в России, хорошую фразу я сказал. И, значит, уволился, т.е. это было презренное, т.е. ты увольняешься на должность взяточника. Говорят, что и Рылеев тоже что-то такое делал, но зная путь Рылеева, до которого мы дойдём, мягко говоря, про Рылеева просто не верю, не верю сразу же. Разговоры, по крайней мере, может быть, для дам такие и велись. И ещё 1 был такой разговор, что потихонечку мы готовим совершенных людей, и где-нибудь к 40 году они подрастут до товарищей министров, до министров, и будет счастье, скажем, да.

Ну вот параллельно немножко там обсуждались такие вот вещи – а мочить царя, или не мочить царя. И в первом варианте решили не мочить царя, это уже тайный вариант. Вот так получилось, что один из самых таких активных людей, лютеранин по крещению, Павел Пестель, он повстречался на территории Латвии с не то чтобы сосланным, но отправленным туда Паленом. Пален как раз руководитель удушения Павла I, который поделился передовым опытом по этому поводу. Он сказал, что эта вся богадельня вот как бы, обязательно будет стук в Петербурге, что 12 предаст. Явно библейское – 12 предаст. Рассказал ему, что, по крайней мере, это было задумано, получилось не так, как задумывал Пален, что они собирались на квартире, пили там за здоровье Александра, и потом части младших офицеров Пален просто приказал идти с собой, просто приказал. И эти беседы на территории Латвии, сейчас это Елгава, Елгава это 40 км от Риги. Меня обвиняли, лично меня обвиняли, что я в Елгаве развалил фундаментальную науку, был такой случай на территории Латвии, но ладно. Извините, отвлёкся.

И, соответственно, Павел Пестель начал писать, предприниматель начал бы писать бизнес-план, а Павел Пестель начал писать и лет 5 писал различные варианты конституции, чего-то ещё, чего-то ещё. И далее начинается фантастика, опять-таки, о предпринимателях 21 века, к моменту восстания не было ни одного документа, а что будет после окончательной победы. Грубо говоря, восстание получилось, кого надо арестовали, что будем делать. Так вот, значит, блестящих офицеров, французского языка, шампанское, блестящее всё, девушки, очень красивая форма. Вот у них не было плана, что мы будем делать.

Д.Ю. Что-то мне это напоминает.

Игорь Викентьев. Я об этом и говорю – плана не было, т.е., скажем. И Пестель начал проводить такую довольно жёсткую, ну, офицер, что-то ещё, и он придумал, что будет в разных редакциях, будет некая блюстительная власть, и там будет – очень красиво это назвал – Канцелярия непроницаемой тьмы. Сейчас-сейчас, Дмитрий Юрьевич, это по вашей профессии.

Д.Ю. Я уже догадываюсь.

Игорь Викентьев. Да-да-да. И, соответственно, в одних источниках написано, что типа Канцелярия непроницаемой тьмы – это некий орган, который контролирует судебную власть, исполнительную, короче, все власти, которые есть, они контролируют. Это какие-то такие супержандармы, их на всю Россию, по одним источникам, 111 000, по другим – 112. На всякий случай, когда мы дойдём, в 26 году восстанавливалось Третье отделение, было всего лишь 30 таких высокопоставленных грамотных чиновников, 30. И самые высокие имена…

Д.Ю. Не тысяч, а 30 человек.

Игорь Викентьев. Тупо 30 человек, недалеко по речке, ближе к Невскому они сидели и т.д. А в самые максимальные времена, уже к концу 19 века, доходило аж до 15 000. Значит, революционер Пестель в своих фантазиях сразу как бы там…

Д.Ю. 100.

Игорь Викентьев. 111-112, порядок вот такой вот как бы. Соответственно, скажем, он был частично обижен, Пестель, потому что папаша был вор, управлял Сибирью из Петербурга, генерал-губернатор, все знали, что он ворует. Воровал он чудовищно, не могли его остановить, и сыну даже задерживали звание, потому что даже по тем временам так воровать было неприлично, это такой беспредельщик в воровстве был Пестель.

Д.Ю. Сын отвечал за отца, да?

Игорь Викентьев. Нет-нет, круче, нет-нет. Пестель крал у солдат (довольствие, что-то ещё), и ещё круче: он входил в сейчас бы сказали антикоррупционный комитет, поэтому он крал ещё у коррупционеров, сам Пестель.

Д.Ю. Молодец.

Игорь Викентьев. И параллельно он хотел событий в России. Это начало, т.е., скажем, да. И, соответственно, скажем, эти люди смекнули, что вот когда там всё-таки роту послали, т.е. ну…

Д.Ю. Позвольте добавлю. Многие не знают. Вот у нас в Питере, например, есть улица Пестеля.

Игорь Викентьев. Да, есть улица Пестеля.

Д.Ю. На улице Пестеля, кстати, стоит церковь, в которой у нас всех бандитов отпевают.

Игорь Викентьев. Да, очень красивая, там из пушек да, там очень красивая ограда и т.д. И вот, соответственно, скажем… да, кстати, известие о бунте этого полка привёз Чаадаев, кстати, Семёновского, я забыл сказать, да. Ну и, соответственно, Пестель и другие люди, кто рядышком, они смекнули, что раз там начинают расформировывать полк, Петропавловку, дело дошло до оптовой переработки. Соответственно, надо как-то, не надо, короче, так вот демонстративно вот что-то делать, потому что дело кончится Петропавловкой, ссылками, расформированиями и т.д. И поэтому, соответственно, скажем, они решили учредить южное и северное общество декабристов. И, соответственно, северное было учреждено в Петербурге, южное – по одним данным, в Харькове, по другим – в Киеве, эти части перемещались и т.д. Пестель, не менее, он не написал, но он написал много смешного, т.е. что он писал, он не очень понимал, и просто сейчас расскажу несколько кусков, они будут на слайде, скажем, да.

Соответственно, у него был план, он все кавказские народы поделил на тихие, и он милостиво разрешил тихим народам в своём плане жить. А беспокойных кавказцев «расселить по Сибири» просто напросто, да. Но это не самая такая круть и т.д. Дальше как бы он, лютеранин по происхождению, он вот обезьянничал с французской конституции, потому что когда была введена французский гражданский кодекс и т.д., слово француз стало означать гражданин Франции, француз по происхождению. Это, скорее, гражданин Франции, который разделяет французскую культуру, те юридические нормы, которые были. Вот Пестель такое же и ввёл, лютеранин Пестель такое же ввёл для русских. Значит, русский в конституции Пестеля – это тот человек, который разделяет уставные документы, а не по происхождению. И, соответственно, возник вопрос, еврейский вопрос и т.д. И, соответственно, если излагать то, что написал Пестель по шагам, то первое, пункт №1 – собрать всех евреев. Вообще, уже это начало 19 века, это дело не в евреях, просто собрать какое-то большое, это вообще сложно. Ну, насчёт железных дорог и т.д., всё сложно. Второе – научить военному делу, выдать оружие. Третье – пешком отправить в Палестину.

Д.Ю. Неплохо.

Игорь Викентьев. Четвёртый ход, Голливуд просто отдыхает. Учитывая, что они не справятся, передать им в усиление русскую армию.

Д.Ю. Пару казачьих полков, да.

Игорь Викентьев. В одних источниках казачьи полки, в других – русская армия, то есть как бы решение вопроса…

Д.Ю. Полёт армейской мысли какой-то вообще, я не знаю. Они пешком пойдут, я надеюсь?

Игорь Викентьев. Пешком, а на чём? Начало века 19.

Д.Ю. Может, какой-то мегафлот их туда доставит.

Игорь Викентьев. Нет-нет, Пестель сухопутный, т.е. он как бы про флот не знал. Это такой, знаете, это такие… вообще очень опасно, когда бизнес или какие-то такие добрые, НКО, они начинают с фантазий подобных. Человек не очень понимает, более того, по его проектам нужно каждому крестьянину дать 2 десятины. Люди, понимающие в сельском хозяйстве, говорят, на 2 десятины он просто не сможет себя прокормить, потому что даже в 61 году давали минимум 3, минимум 3. Следующий план Пестеля, что император приедет в 24 году инспектировать так называемую южную группировку, тут мы его повяжем, покажем паяльник и заставим отречься, в 24 году. Александр почему-то, я не знаю, почему-то не приехал в 24 году. Тогда это перенесено было на 26 год, всё то же самое, но он их обманул, Александр, он в 25 году помер в ноябре в Таганроге.

Д.Ю. Вот подлец.

Игорь Викентьев. Соответственно, скажем, возникла некая такая ситуация, которая вот никак. И, соответственно, значит… итак, Александр I плюс часть двора, он помирает в Таганроге. Таганрог далеко, электричества нет, интернета нет, телефона нет, ничего нет, он просто помер, скажем. Как-то там через лошадей это доходит до Питера и т.д. Сейчас сложный кусок, по идее, проходили все его в школе, но я немножко поговорил с людьми – как правило, не помнят. Поэтому я попросил Дмитрия Юрьевича прочитать большой кусок, что там получилось в стране.


«Александр I не имел наследника мужского пола, и поэтому официальным наследником считался его брат, второй сын Павла I. Однако убийство отца произвело на Константина Павловича такое впечатление, что он заявил о своем нежелании царствовать. К тому же он вступил в брак с дамой нецарского происхождения, что автоматически лишало его потомство прав на русский престол. Поэтому император Александр I официально уведомил третьего брата, Николая Павловича, о том, что царствовать будет он. По этому поводу были составлены все необходимые документы, которые, однако, не были приданы огласке. Почему Александр I держал рокировку своих наследников в тайне, до сих пор ни один историк объяснить не смог».


Д.Ю. Стариков Н.В. "От декабристов до моджахедов". Историки нас с вами порвут, Игорь Леонардович.

Игорь Викентьев. В данном случае цитата.

Д.Ю. Продолжаю.


«И вот император внезапно скончался в Таганроге. Поскольку Константин Павлович никакого публичного отречения не сделал, то по законам империи он должен был стать императором. Напрасно Николай Павлович, не имевший никаких документов, кроме устного уведомления Александра I, доказывал генерал-губернатору Петербурга Милорадовичу свои права на престол — тот был неумолим. Константин находился в Варшаве, потому лично отречься от престола не мог. Письмо в XIX в. шло значительно дольше сегодняшнего, телефона не было, а империя не могла долго находиться в ожидании. Под давлением генерала Милорадовича Николай, знающий об отречении брата Константина, все же присягает ему, чтобы не создавать вакуума власти. Следом к присяге приводятся государственные учреждения и гвардейские воинские части. Однако Константин Павлович царствовать не желает и подтверждает свое отречение письменно. На 14(25) декабря 1825 года, - это старый стиль, новый стиль, - назначается новая присяга — теперь уже императору Николаю I. Вот этими событиями и решают воспользоваться декабристы».


Игорь Викентьев. Здесь я немножко дополню, чтобы нашим зрителям было немножко понятнее. Т.е. Константин физически находится в Варшаве, Константин, он участник Суворовских походов, и гвардия – а гвардия очень многое решала в Петербурге – к нему хорошо относится. Он участвовал в боевых действиях, его даже хвалил Суворов и т.д., он находится. Женат он на польской, по-моему, графине-дворянке, но не царского происхождения, и вообще ему там как-то, что называется, хорошо, просто он действительно, вероятно, не хочет повторить судьбу отца. В Питере находится Николай – другой брат, и который, вот действительно, почему-то документы, из того, что я читал, по одной из версий, документы где-то хранились, но как-то не были предъявлены. Возможно, было связано с тем, что двор был в Таганроге, возможно, где-то они хранились. По другим документам, историческим документам, я читал, что Константин был человек такой взрывной, иногда неслабо выражался в письмах, и придать огласке документ потенциального царя, где с выражениями, не решились, короче. Вот я такие 2 версии читал, какая из них правдивая, неважно, сейчас очень важно, что были 2 недели междуцарствования.

И, соответственно, учитывая, что всё дело происходит в Петербурге, где там у стен есть уши, и прочая, и прочая. И, соответственно, декабристы слышат о том, что вот на них лежат какие-то доносы. Но учитывая, что вовлечено достаточно большое количество людей, вот в эти вечера, обсуждения и т.д., очень похоже на правду. Похоже, что Александр I знал, но не была понятна степень серьёзности, это трёп просто напросто такой, что ли трёп, или это что-то нечто радикальное – вот это было непонятно. Значит, некоторые историки говорят, что Николай I не знал, другие историки пишут о том, что какие-то доносы Николаю I были, что-то такое зреет. Но опять-таки, понимаете, непонятна степень подробностей, насколько это серьёзно? Это просто мужики поговорили или они действительно готовы выступать? Тем не менее, вот здесь это как раз тот случай, когда некоторые сплетни превращаются в драйвер, потому что действительно могут арестовать.

И, соответственно, в Северном обществе, которое было гораздо более мягче Южного, потому что то, что я рассказывал, это касается Южного общества, более радикального и т.д. В Северном обществе было более мягко, они вроде как хотят каких-то реформ и т.д. Соответственно, они начинают всячески совещаться. И, соответственно, сейчас нужно как раз перейти уже непосредственно уже перед выходом на площадь, один из основных драйверов что ли этого процесса, это поэт Кондратий Рылеев, достаточно молодой человек, который немножко поэт, но как-то вот по поэтической линии его поругивал Пушкин, ну, как-то не идёт. Он секретарь канцелярии русско-американской компании, как-то он пытается подзарабатывать, но как-то вот что называется карьера, что-то ещё, явно не получается. И, соответственно, всё это делается на скорую нитку, всё очень тяп-ляп, вот это очень важно.

Д.Ю. На скорую руку, на долгую муку.

Игорь Викентьев. Да. И, соответственно, возникает такой вопрос, что делать с царём, который как бы, тогда было принято считать от Бога и т.д. И Кондратий Рылеев предлагает его, он использует служебное положение, русско-американская компания, сослать царя в Форт Росс, побережье Калифорнии, такая как бы, я даже не знаю назвать, что ли закупочная база такая, с укреплениями для торговли, нужно ещё охранять торговлю, что-то в этом роде. Потому что сослать царя в Европу нельзя, царь после войны 12 года, подписан Священный Союз, там монархия и т.д. И, соответственно, царь набирает какие-то войска, а услать в Америку – это вот услать куда-то…

Д.Ю. Милое дело.

Игорь Викентьев. Это такой креатив Кондратия Рылеева. Но это как раз креатив такой вот, на этом грамотный креатив Кондратия Рылеева заканчивается, как ни странно, вот на этом. Креативное решение нашёл. Второй момент – некоторые считают, что это байка, другие считают, что так действительно было, т.е. свидетельства такие были. Соответственно, он придумывает, что есть Константин, никто не знает, как зовут его жену, то нет, то есть, у него жена Конституция. И, соответственно, зафиксировано, что солдаты кричали, что они идут освобождать Константина, истинного царя, и жену его Конституцию. Фраза стала почти анекдотичной. Возможно, это байка, хотя есть отдельно, кто-то говорит, что это байка, кто-то говорит, что действительно это было. Следующий креатив Кондратия Рылеева, он говорит, некоторые будут… Пётр, господи, у меня вылетело из головы, Пётр-Пётр-Пётр, господи, вылетело из головы, но не важно. Был декабрист Пётр Каховский. Он, как-то не получается у него со службой, мягко говоря, не получается у него с девушками, т.е., в общем, не получается, и Рылеев его просит, просит зайти утром в мундире гвардии, он где-то возьмёт мундир гвардии, такая деталь, во дворец убить царя, и просит потом убить себя. И Каховский через какое-то время приходит, и тут я хочу рассказать историю, потому что, мне кажется, это надо рассказывать юмористически все эти планы.

Моя знакомая, ещё позднее советское время, она работала по профсоюзной линии, она приглашала одного артиста, не будем уточнять, питерского артиста, которого зовут Миша. В Питере много артистов, которых зовут по слову Миша. И в процессе переговоров она предлагала заплатить ему 3 честных профсоюзных рубля за выступление перед залом, скажем. Мне очень понравилось в этом диалоге, как актёр ответил. Он ответил гениально, гениальная фраза, фраза, которой нет на тренинге продаж и т.д. у нас была следующая: «Мише не нравится, Миша не хочет». Ну, 3 рубля. И, соответственно, знакомая поняла, что как-то надо разорять профсоюзную кассу, как-то собирать ещё побольше и т.д.

И вот Каховский, соответственно, незадолго до того, как он должен это сделать, он пришёл к Рылееву, сказал, что Каховский не хочет. Ну просто вот Каховский не хочет. Следующая придумка Рылеева, просто креатив так и прёт как бы, я делаю проекцию на предпринимателей. Он, соответственно, сказал, что некий морской экипаж должен заехать в Зимний дворец и арестовать царя и, значит, семью просто-напросто. Соответственно, скажем, за несколько часов до того, как это нужно было сделать, к нему пришёл человек, который должен был это сделать, естественно, офицер, что-то ещё…

Д.Ю. Блестящий.

Игорь Викентьев. Блестящий офицер. Сильно подозреваю, что под шампанским, и сказал, что есть опасёнка такая, что он не сможет объяснить матросам, гвардейский экипаж матросский, и они царя убьют, а не арестуют. Поэтому он отказывается это делать. Кроме этого, Рылееву нужно было придумать, и это его фраза, густые эполеты, потому что все эти люди – Каховский, Рылеев и т.д., они младшие офицеры, и, грубо говоря, никакого авторитета такого, мелкие звёзды, у них просто нет. Соответственно, он уговорил полковника генерального штаба Сергея Петровича Трубецкого, чтобы он стал – придумал ему название, он же поэт, Кондратий Рылеев – диктатором восстания. И, соответственно, дальше начинается очень интересное. Значит, я не понимаю, как вот, связка непонятна. Короче, 14 (25), но в записи бы вставили новый стиль, в 7 утра на Сенатской площади, для непитерцев – это там, где стоит Медный всадник, рядышком, царь Николай I привёл к присяге сенаторов, в 7 утра. Как-то почему в 7? Как-то то ли случайность, то ли он знал, грубо говоря, формально уже всё сделано. Он привёл Сенат, а по замыслу декабристов было следующее: занять Сенат – это не было сделано, занять Зимний дворец – это не было сделано, занять Петропавловскую крепость. Для непитерцев – такой треугольник, всё очень-очень рядом, относительно рядом, пешком всё это перекрывается легко и т.д.

Соответственно, диктатор, значит, Сергей Трубецкой в день восстания не приходит на восстание. Он офицер Генерального штаба. Опять-таки, для непитерцев, от Сенатской площади, огибая Адмиралтейство, ну 12, ну 15 минут пешком, нога за ногу т.е.

Д.Ю. Генеральный штаб напротив Зимнего…

Игорь Викентьев. Да-да, напротив Зимнего дворца и т.д. Сам Рылеев зачем-то выходит в 7 утра, на площади вообще никого нет, вообще, наверное, никого нет, зачем-то там болтается…

Д.Ю. Сенаторы были, наверное, там их к присяге приводили.

Игорь Викентьев. Он на площади был, на площади. Потом уходит в квартиру и вроде бы начинает уже жечь документы. Соответственно, к 11 часть восставших выходит, причём выходят не полки, вообще очень часто неправильно написано, выходят какие-то фрагменты полков, потому что, например, некоторый московский полк, он вышел частично, причём вышли молодые, почему. Соответственно, некий командир роты показал своего товарища, который представился адъютантом Константина, и рассказывал байки, что Константин, который в Польше, что это правильный царь, что он сидит в клетке, что надо выручать правильного царя и прочее. За царя-батюшку и т.д. Вот старослужащие этого не послушали, они просто остались в казарме. Молодёжь и подростки, развесив уши, т.е. это там был не полк, это была часть полка…

Д.Ю. Интеллектуалы.

Игорь Викентьев. Да, значит. И, соответственно, в 11 они вышли, в 11 утра они вышли, соответственно, значит, Рылеева нет, Трубецкого, диктатора восстания, нет. Иногда люди пишут, что, значит, Трубецкой разглядывал через площадь дворец, и там творилось тоже весьма странное. Впервые в отечественной истории такой очень странный факт. Вероятно, Николай I от этого тоже нервничал, ну, наверное, можно представить. Ещё раз – это очень близко, ну как-то всё просачивается, и прочее. И он написал манифест, который сам, сам лично император зачитывал с крыльца. Соответственно, императора окружали люди, в том числе, переодетые люди-декабристы, которые, по идее, в том числе, Каховский, который должен был стрелять. Ну вот он как-то не стал стрелять.

Д.Ю. Подвёл братву.

Игорь Викентьев. Да. Вот как-то вот. Соответственно, 2 часа, 2 часа, 2 часа по ошибке во внутренний двор Зимнего дворца проснулись, приходят гренадеры, 800 человек. И их встречает Николай. Это, повторяю, уже комедия начинается. И, соответственно, скажем, Николай в стиле, например, братца, что-то ещё, и гренадеры, точнее, наверное, командиры, а может, ну, командиры, наверное, дали гренадерам какую-то команду, они отвечают – здравствуйте, Ваше Высочество! Очень важно – не Величество, а Высочество. Они, соответственно, как бы признают другого царя, который Константин, который в Польше. И как говорят некоторые историки, любимое занятие было стрелять мышами из пушки.

Д.Ю. Смотрю, у них это наследственное – мыши из пушки, котов стрелять, ворон.

Игорь Викентьев. Ну да, Романовы, да.

Д.Ю. Собак, да.

Игорь Викентьев. И соответственно, скажем, как-то приходит какая-то такая вот… Николай, понятно, что он понимает, что просто один удар штыка и вообще традиция прервётся, мягко говоря. Соответственно, чуть не сказал, что гренадеры извиняются, что они не по адресу, и они уходят на Сенатскую площадь. Из Зимнего дворца, зайдя в Зимний дворец, во внутренний двор, они уходят на Сенатскую площадь тут же стоять, скажем, да.

Д.Ю. Присоединиться к тем.

Игорь Викентьев. Да, присоединиться к тем. Причём вывели далеко не всех, потому что… считается, что вывели где-то 30 младших офицеров, и где-то 2350 солдат, которых выводили обманом, потому что говорили, что Константин в клетке, заточён, т.е. не могли вывести солдат, не наврав им. Т.е. Рылеев там, Трубецкой не могли, ну, они способствовали, по крайней мере, этому.

Д.Ю. Всем обещали конституцию отдать, да?

Игорь Викентьев. Значит, были разные обещания. Одно из обещаний было следующее, что сократится срок службы солдат в армии. Якобы секретный приказ Александра I почившего, и вот это вот важно.

Д.Ю. Скрывают.

Игорь Викентьев. Да, скрывают царя-батюшку. Вокруг это обрастает народом, народу по приколу, декабрь, в Петербурге делать нечего, т.е. какие-то манёвры…

Д.Ю. И тут такое.

Игорь Викентьев. И вот, соответственно, предпринимают попытку, там было много попыток – и попы пытались, и кто-то ещё пытался, но в историю зашёл как символ этого дела генерал, который не получил ни одной раны, военный губернатор Петербурга Милорадович. Соответственно…

Д.Ю. Герой войны.

Игорь Викентьев. Да, герой войны, ни одной раны. Прискакивает и показывает очень убедительную штуку – он показывает свою шпагу (либо саблю), в данном случае это не важно, на эфесе которой гравировка от Константина, и говорит, что нет, Константин отрёкся, верьте мне, солдаты, и всякое такое. И солдаты как-то начинают его слушать внимательно, он умел говорить с солдатами, они его знают, это очень… И, соответственно, скажем, очень интересный момент – некто князь Оболенский, понимая, что сейчас просто он распропагандирует солдат, Милорадович как бы, и ударяет его. Он на коне, он снизу – штыком. А Каховский стреляет в спину. Среди своих он как бы орёл, он стреляет, по одним данным, в спину, по другим, сбоку, короче не вот так. Милорадович умирает 13 часов очень мучительно. Единственное, что его интересует как бы, и он в определённом смысле счастлив, если можно так говорить, что это кто стрелял и кто бил. Когда ему говорят, что офицер, он успокаивается, потому что он не ждёт от солдат. От таких милых офицеров – ну да, ну случилось. И, соответственно, Николай II всю жизнь хранил у себя шпагу Милорадовича, он всю жизнь у себя хранил и т.д.

И вот, соответственно, 4 часа. Значит, Трубецкой выходит от Генерального штаба, который недалеко, поверьте мне, непитерцы, недалеко, приезжайте, посмотрите. Выходит и идёт обедать к родственнику – австрийскому послу. А Питер, декабрь, всё-таки декабрь, в Питере темнеет рано, насчёт там электрического освещения вы понимаете…

Д.Ю. И прохладно.

Игорь Викентьев. Да и прохладно. Причём, ещё не все солдаты были хорошо одеты, молодые офицеры, они не соображают и прочая, и прочая. И, соответственно, начинает потихонечку темнеть и, соответственно, скажем, Николай подтягивает верные части. Кавалергарды на откормленных лошадях демонстративно делают наезд на пехотные части, стоящие в каре, делают такой полицейский разворот, ну, не натыкаясь на солдат. Кто-то сдуру начинает стрелять, там несколько человек как-то повреждены. После чего предпринимается первый залп из пушек, сначала стреляют сверху, потом стреляли по толпе. И соответственно, скажем, значит, какое-то количество убитых, в том числе тех людей, которые просто зеваки. Думаю, что просто напросто подавили и т.д. вот. Значит, люди разбегаются на 2 потока – первый знают все, люди бегут через Неву, там наплавной мост, кто-то тонет, что-то ещё. Вторые люди вбегают под арку Сената и бегут до Крюкова канала, и как-то там тоже как-то вот они попадают, и прочая, и прочая, и прочая.

Соответственно, с 16:15 до 17 часов – 45 минут, очень легко запомнить, урок в школе. 45 минут, вообще всё это восстание просто разогнано. Командиры не явились и т.д.

Д.Ю. Крепко подготовились.

Игорь Викентьев. Нет, я же ору о бизнесменах третьего тысячелетия.

Д.Ю. А вот, извините, перебью. У нас тут план Трубецкого.

Игорь Викентьев. Ой, да. Я виноват, Дмитрий Юрьевич, давайте мы зачитаем план Трубецкого, я увлёкся. Вы внимательно слушали, вы меня не перебивали, вы виноваты.

Д.Ю. «План Трубецкого, построенный на заведомой лжи. Первое – внушить одному полку сомнение в отречении Константина Павловича. Второе – ввести для агитации первый отказавшийся от присяги полк к другому полку». Чтобы он его распропагандировал.

Игорь Викентьев. МЛМ продажи, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Да-да-да. «Третье – объявить солдатам: якобы есть завещание императора Александра I сократить срок службы нижним чинам. Или офицер Генерального штаба Трубецкой был убеждён, что если солдатам честно рассказать о целях восстания, то мятежников никто не поддержит». Прямо прямые аналогии.

Игорь Викентьев. Да. 6 блок, давайте сразу 6 блок.

Д.Ю. Вспоминает князь Горчаков.


«В день 14 декабря 1825 года я был в Петербурге и, ничего не ведая и не подозревая, проехал в карете цугом с форейтором в Зимний дворец для принесения присяги новому государю Николаю Павловичу. Я проехал из дома графа Бобринского, не обратив внимания на пестрые и беспорядочные толпы народа и солдат. Я потому не обратил внимания на толпы народа, что привык в течение нескольких лет видеть на площадях и улицах Лондона разнообразные и густые толпы народа. Как теперь помню, приехал я в Зимний дворец в чулках, сильно напудренный…»


Д.Ю. Молодец.


Николай I, вероятно, принял его за сумасшедшего: только что восставший лейб-гренадерский полк мог спокойно занять дворец, но прошел мимо — на площадь. Каждую секунду может появиться цареубийца; при первом пушечном залпе молодая императрица затрясла головой, и эти нервные припадки сохранятся у нее на всю жизнь — и вдруг этот напудренный молодой человек в очках (при дворе же ношение очков строго запрещено)…


Д.Ю. А почему запрещено? Что в этом такого было?

Игорь Викентьев. Не знаю.

Д.Ю. Нас мы не пустили.

Игорь Викентьев. Думаю, что да. Нет, ну не знаю. Как-то, понимаете, искажение какого-то божьего промысла, может быть, отсюда, может, просто физиономия меняется, чёрт его знает. Не знаю, фейсконтроль там не работает… Может, что-то в этом роде. Соответственно, скажем, младшие офицеры на Сенатской, которые такие вот, очень интересно, некоторые пошли немножко посовещаться на квартиру и, значит, забились на стрелке, как вести себя на допросе. Некоторые пошли домой.

Д.Ю. Сколько можно.

Игорь Викентьев. Ну да, как будто помитинговали и пошли домой. Некоторые пошли в ресторацию, как принято как бы, пойти в ресторацию.

Д.Ю. В Жан-Жак.

Игорь Викентьев. Да. Некоторые, наиболее умные, судя по всему, наиболее умные, я, кстати, не призываю, но мне кажется, наиболее умные. Они сразу же пошли сдаваться в Зимний дворец, т.е. сразу же пошли сдаваться и т.д. И, соответственно, дальше как раз я ещё раз напоминаю, что на следствии, когда было понятно, что восстание провалилось, вообще декабристы сдавали друг друга очень по-взрослому, т.е. они называли и тех, кого не нужно, т.е. те, кого можно было и не назвать, грубо говоря, вот когда стало понятно, что дело пахнет керосином, то, соответственно, скажем, вот пошло вот так. И вот тут вот дальше начинается интересная вещь, которая имеет прямое отношение, мне кажется, к нашему 3 тысячелетию, Николай I попросил, это очень такая интересная линия, что подготовить список вообще, выписку из российских законов, что ему делать с декабристами, потому что идёт следствие. Он назначает тех людей, которые вроде бы упоминались в делах переписки декабристов. Непонятно, чтобы они их судили, как-то вот что-то ещё. И, соответственно, ему готовят такую выписку, и оказывается, что – опять-таки, российский бардак – что, соответственно, действуют какие-то нормы чуть ли не Ивана Грозного ещё.

И там, в принципе, я сейчас буду шутить, там, в принципе, можно посадить декабристов на кол, например, т.е. как бы. Вот, в принципе, как бы в этом роде. Вот, их можно четвертовать. Приписка, что последнего, кого четвертовали, был Емельян Разин, на Болотной площади…

Д.Ю. Пугачёв.

Игорь Викентьев. Пугачёв, извините. Емельян Пугачёв на Болотной площади.

Д.Ю. Как раз один из самозванцев Петров III.

Игорь Викентьев. Да. При этом, по замыслу, значит, сначала ему должны были обрубить руки и ноги, а потом голову, но палач нервничал и сразу отрубил голову.

Д.Ю. Он, видимо, по команде. Не мог он так нервничать, чтобы голову с ногой перепутать. Как специалист, отказываюсь верить.

Игорь Викентьев. Ну, отрубил голову.

Д.Ю. Чтобы не мучился, это было совершенно чёткое проявление милосердия.

Игорь Викентьев. Наверное, да, наверное. И вот, грубо говоря, значит, уже потом, почему это, как ни странно, хорошо, Николай попросил, это годы делалось, и российские законы стали приводиться в систему. Т.е. неизвестный толчок, что декабристы, потому что искали под них, как-то всё это оформить. Значит, часто припоминался такой инноватор Сперанский, вероятно, умный человек, с низов сделавший себя сам. И, соответственно, Николай просит его подобрать степень вины, и Сперанский разработал такую диагностическую таблицу, где он указал 11 разрядов «силы вины». И, соответственно, дальше человек, потому что на следствие выходили сотни людей – солдаты, офицеры, подставлялись кто куда. С солдатами обошлись относительно мирно, т.е. кого-то высекли, кого-то сквозь строй, кого-то сослали, но преимущественно сформировали полк и отправили на Кавказ.

Д.Ю. Это, понятно, не считая тех, по кому лупили из пушки картечью, да?

Игорь Викентьев. Ну которые, конечно, да, т.е. как бы мёртвых уже не судили, конечно, да, мёртвых, задавленных, утонувших, что-то ещё и т.д. И вот соответственно, скажем, была комиссия, рассматривала это дело, приговорила какое-то количество людей к четвертованию, но, соответственно, монаршей милостью, всё-таки 19 век, т.е. это смотрится из Европы очень плохо, а нашим свойственно оглядываться на Европу, это было заменено казнью через повешение. И дальше, соответственно, будет слайд, фотография, питерцы должны знать, по крайней мере. Декабристов вешали не в Петропавловской крепости, почему-то во многих источниках Петропавловскую крепость вспоминают, а рядышком с Кронверком. Грубо говоря, это такая пристроечка, ищите на карте Петропавловской крепости, около Кронверка, соответственно, их повесили.

Д.Ю. Но где точно, никто не знает. Там такое, стилизованное, так сказать. Где-то здесь.

Игорь Викентьев. Где-то здесь и т.д. Потому что это была сборная конструкция и т.д. И, соответственно, далее 3 человека сорвались, это везде обыгрывается, что они сорвались. Соответственно, царский режим, почему он как бы их посмел повесить. Соответственно, более точная штука следующая, что действительно в допетровские времена считалось, что повешенного нельзя, грех вешать 2 раза. Некая воля проявилась таким странным образом и т.д. Но декабристов вешали не по петровским законам, а по воинскому артикулу.

Д.Ю. Т.е. верёвку, судя по всему, никто не проверял. Вот в Соединённых Штатах Америки сначала вешали мешок с песком, пробуя на рывок, как оно там повиснет, нормально верёвка, крепко – ведите гражданина. А тут шалопайство…

Игорь Викентьев. Вроде бы проверяли.

Д.Ю. Это говорит о другом, что никого не вешали, по сути дела, и не считали нужным.

Игорь Викентьев. Нет, я как раз сегодня предупредил, что разучились уже вешать, и как-то вот сорвались. 3 человека, значит, сорвались, но вешали их по воинскому…

Д.Ю. Можно за деньги – подпилили верёвки.

Игорь Викентьев. Не исключаю. По воинскому артикулу. В воинском артикуле было написано, что вот наказание исполняется до смерти, т.е., грубо говоря, вешать можно бесконечное количество раз, потому что вешали не по петровским. Здесь 2 правды – т.е. правда петровская, но вешали декабристов, как офицеров, по воинскому артикулу. На том, на ком была кровь, кто там повёл солдат, что было ещё восстание на Украине, совершенно бессмысленное, Черниговского полка, и руководителей полка тоже вешали. Пожалуйста, 7 блок, пожалуйста.


«В Петропавловской крепости кончились замки для кандалов, а камеры казематов всё продолжали наполняться бунтовщиками».


Д.Ю. Как бывший сотрудник скажу, что это странно. В камерах сидят без кандалов, выводить надо в кандалах, ну да ладно, наверное, было не так.

Игорь Викентьев. Пожалуйста, есть источник, это не ко мне.


«В ближайшее воскресенье одного из надзирателей отправили на мелочный рынок, и он сгрёб нужный товар у первого попавшегося лоточника, - замки, видимо, да, - замки оказались от модных в ту пору девичьих сундучков, и на латунных вставках каждого было выгравировано: «Люби меня, как я тебя», «Кого люблю, тому дарю» и прочие чувствительные слоганы, дополненные голубками и сердечками. Их на цепи и повесили. А куда деваться? Через несколько дней арестантов отправляли по этапу в Сибирь. И здесь есть соблазн порассуждать о национальных особенностях родного сюра и чёрной комедии, которые, в отличие от западного варианта, нас веселят не потому, что в реальности такого не может быть никогда, а потому, что именно так и бывает. – у них бывает не хуже.

По воспоминаниям Д. Завалишина, узники к происшествию и отнеслись как к очередной ухмылке судьбы, символическому привету от Николая I. Но на сей раз это было скорее утешительное обещание: выполняя клятву «и в радости, и в горе», вслед за кандальными мужьями в Сибирь отправились жёны, и любящие, и не очень. Но на этом приключения гламурных оков не закончились: когда их сняли, многие декабристы, не желая расставаться «со звучными свидетельствами» их «любви к Отечеству», наделали из них кольца и ожерелья, которые подарили своим верным возлюбленным, матушкам. Каторжная бижутерия была тут же замечена столичными модницами, и они всеми правдами и неправдами старались добыть «сибирский сувенир», добыв, оправляли в золото и носили с особым трепетом как сакральные знаки. А поинтересничав на балу, прятали на ночь в свои заветные сундучки, запертые замочками с голубками...»


Д.Ю. Люди не меняются.

Игорь Викентьев. Люди не меняются. Вот очень важно – для одних людей трагедия, для других вот… глупость, таких много, ну вот. Как раз мы переходим к той части. Да, значит, в Сибирь, тех, которых послали в Сибирь, не дворян – они ножками, а дворян всё-таки везли, хотя ножные кандалы у них были, ножные кандалы. Далее некая отдельная тема пребывания в Сибири, действительно, это не сахар.

Д.Ю. Конечно.

Игорь Викентьев. Безусловно, хотя там были разные времена, там были разные дома, довольно большие дома. Так получилось, что в Иркутске один из руководителей, кто восстанавливает дома в Иркутске – мой родственник, так получилось. Дома здоровенные, я там был, большие. Даже по сибирским масштабам большие дома и т.д. И, соответственно, скажем, далее очень интересный момент, к которому мы подходим, что, значит, все эти декабристы, они снова договорились, т.е. снова договорились декабристы – это нечто, конечно, это нечто, о том, что они напишут коллективную историю декабристского движения. Дальше, смотря в ваши глаза, Дмитрий Юрьевич, как вы считаете, они написали историю?

Д.Ю. Конечно, нет.

Игорь Викентьев. Они же декабристы.

Д.Ю. Да.

Игорь Викентьев. Чуть не сказал «предприниматели 3 тысячелетия». Тем не менее, была некая попытка, и в 1837 году некто Михаил Лунин, такой очень интересный декабрист, чуть ли не единственный, кто себя очень достойно вёл на общих допросах…

Д.Ю. В целом, был суровый военный, настоящий герой.

Игорь Викентьев. Да, это такой офицер, действительно образованный, он немножко…

Д.Ю. Для многих, кстати, пока не забыл, опять, извините, перебью, для многих будет открытие, но от него даже сохранились фотки, и не только от него. Фотографию придумали сразу после смерти Пушкина.

Игорь Викентьев. Да. Смотрите, значит. И Михаил Лунин, т.е. офицер, образованный, и он какое-то время не очень, может быть, денежно жил в Париже, там преподавал в Париже на языках математику, образованный человек. И, соответственно, это автор идеи цареубийства ещё в ранних декабристских тусовках, потому что он предлагал. Он такой был человек отважный, очень спокойный в этом отношении, в Сибири там один ходил на медведя, даже для Сибири это было крутовато. И он предлагал сделать цареубийство, когда Александр будет перемещаться – ещё Александр будет перемещаться из Петербурга в саратовское село, вот человек в маске мочканёт царя и всё как бы.

Д.Ю. Вопрос решён.

Игорь Викентьев. Вопрос решён, т.е. Лунину было хорошо. И, соответственно, жизнь – потрясающий режиссёр, и путём многих перемещений, потому что о Лунине если рассказывать, полтора часа надо рассказывать. Короче, он любимый адъютант Константина в Польше. И соответственно, скажем, Пестель его сдаёт. Более того, Пестель такой человек вороватый, и он ещё предупреждал, что сдаст всех и даже больше, сдаёт его в Петербурге. И, соответственно, Константину начинают идти телеги, что надо бы вообще как бы допросить в Питере Лунина. Значит, соответственно, Константин, как может, потихонечку его выгораживает, но всё-таки там требования ужесточаются, и Константин разрешает Лунину поехать на охоту на краю Силезии. Силезия – это Чехия, Германия, Польша. Будучи абсолютно уверенным, человек имеет европейской жизни, существования в Париже, что как бы он видит в последний раз. Но Лунин возвращается с охоты, он не воспользовался, вот – беги и т.д.

Соответственно, он оказывается в Петербурге, и, соответственно, письменно оставляет такое свидетельство, что, скажем, к декабристам он пришёл сам, и дальше смысл, что он как бы, он не уполномочен раскрывать другие фамилии. Просто вот. Казните меня, пожалуйста, вот я, я же не ушёл, я не бежал, я не скрывался, пожалуйста. Ну, соответственно, отправляют тоже в Сибирь, там различные перипетии, и в 1837 году он начинает вести переписку с сестрой, прекрасно понимая, что всё будет просматриваться. Было бы нелепо не просматривать переписку отправленных в Сибирь. И начинает требовать какие-то документы по следствию, и начинает писать историю декабристов. Причём, он человек, изнутри это знает. Более того, в Иркутске какие-то чиновники местные, какие-то офицерики, они начинают читать Лунина, что-то советоваться, он становится местным популярным блогером, т.е. как-то они начинают врубаться. И есть гипотеза, что Лунин знал намного больше, потому что жгли документы декабристы, но и после следствия тоже жгли документы. Есть некая гипотеза, что в декабристском движении, помимо младших офицеров и каких-то…

Д.Ю. Были люди серьёзные.

Игорь Викентьев. Были люди серьёзные, и Николая не любила гвардия и вот как-то Николай разруливал ситуацию, но напрягать её ещё раз он не стал. Он всю жизнь очень был такой бюрократ, и вообще бюрократическая машина выросла в России при Николае. Очень бюрократ. Вот не надо дёргаться, короче, не надо дёргаться. И похоже, что Лунину докопался, он знал очень многое изнутри, что называется, и, соответственно, его арестовывают в Сибири, это надо было заслужить, чтобы его ещё арестовали в Сибири. И доказательств прямых никаких нет, очень такой тёмный острог какой-то такой непонятный, и похоже, что там как бы ему помогли уйти на тот свет, это первая точка.

Д.Ю. Приморили, да?

Игорь Викентьев. Да. Но он опасен, потому что он опасен. Лунина остановить было невозможно, поэтому… Вторая точка это Герцен. Герцен не имел каких-то документов, и это один из первых людей, кто создал романтический образ декабристов, потому что он, сидя ещё в Лондоне, написать объективно, мягко говоря, затруднительно, скажем.

Д.Ю. Особенно за английские деньги. Хороший был человек.

Игорь Викентьев. Не без этого, да, не без этого. И, соответственно, более-менее стали изучать декабристов уже в начале 20 века, как ни странно. Что плохо, потому что любой историк скажет, что живых свидетелей уже фактически… они ушли, такие вещи нужно делать вовремя. Поэтому к декабристам, то, что я читал, пытаются выдавать их как бы за революционеров, их пытаются выдавать за каких-то полумасонов, что не совсем так. Кого только не приписывали к декабристам, какие игры только не пытались ставить и всякое такое. На самом деле, подводя некую черту, сейчас я посмотрю, подводя некую черту, могу сказать, что… ой, 8 кусочек, пожалуйста, забыл, давайте.


«Согласно воинскому Артикулу № 204 указано, что «Осуществлять смертную казнь до наступления конечного результата» , то есть до наступления смерти осужденного. Существовавший до Петра I порядок освобождения осужденного, сорвавшегося, например, с виселицы, Артикул воинский отменил».


Игорь Викентьев. Да. Извините, уважаемые зрители, я думаю, что вы извините, что очень такой насыщенный материал и разветвлённый. И вот теперь, подходя к концу, значит, повторяю, декабристов кем только не считали. Постараюсь рассказать своё мнение. Пытаюсь быть по-своему полезным предпринимателям нашего столетия. Значит, пункт 1, кто не видел, очень советую пересмотреть, в этой студии записано с Дмитрием Юрьевичем, про S-образную кривую, это хороший материал. В учении об S-образной кривой, которое, по иронии судьбы, впервые было сделано в 1825 году, по иронии судьбы, но декабристы не знали, естественно, о ней. Сделано было описание народонаселения. Так вот, соответственно, всегда в некое движение приходят сначала некоторые фантазёры и любители. Это просто такое железное правило и т.д.

И, соответственно, в моём понимании декабристы – это такие революционеры-полумечтатели, которые перепутали свои мечталки, хотелки, и реальность. Поэтому что плохо в мечтателях в данном случае – если они сами хотят выйти на площадь – выходите на площадь. Но они же ещё загоношили массу народа…

Д.Ю. Обманом.

Игорь Викентьев. Да, обманом. И солдат. И кроме того, зевак, которые тоже, наверное, они причастны, по крайней мере…

Д.Ю. И этим тоже перепало.

Игорь Викентьев. И вот как бы и т.д. Поэтому просто любители. Второй момент – они сделали чудовищное количество ошибок, соответственно, есть известный закон перехода количества в качество. Обычно позитивные примеры, что если там долго учить английский язык, наконец, ты его выучишь. Но он действует и в отрицательной области, что если ошибок очень много, ошибки эти объединяются и вообще вот наступает то, что за 45 минут разогнали просто напросто кадровых военных и прочая, и прочая. Далее. Не было единого плана, что делать в ходе восстания. Люди вышли на восстание, не имея плана единого. Более того, второго плана, что делать после, если всё будет хорошо, т.е. арестовать царя, сделать какие-то выборы, что-то ещё, диктатуру. Не существовало единого плана, ни единого документа, потому что то, что писал Трубецкой, глава заговора, он не успевал, потом писали разные главы разные люди. Т.е. нет ни одного документа, где всё сведено вместе, т.е. просто напросто. На русском языке называется черновики, это гениально, замечательно…

Д.Ю. Наброски.

Игорь Викентьев. Наброски, почеркушки, иногда шизофки называется. Называйте, как хотите, но это не работает. Далее. Обратите внимание, стандартный вариант, я об этом говорил, очень жёсткий, но тем не менее. Наверняка зрители найдут среди знакомых таких людей. Есть гениальные, талантливые неудачники. Один из признаков талантливых, гениальных неудачников – они гениально минируют будущее, причём, к сожалению, не только своё. Вот гениально. Они собирают, они закладывают эти мины, закладывают, потом бабах в один прекрасный день, и, соответственно, второй признак этих неудачников и просто не гениальных, это высокий уровень гениальных неудачников, а просто неудачников, что они рассчитывают какое-то мероприятие, что всё получится, всё получится с 1 раза и на 5 баллов. И считается большим вкладом, Нобелевскую премию за это не дали, но тем не менее, не дали.

Считается, в 20 веке сценарное планирование. Закладывается сценарий, когда всё будет плохо, вот еле-еле, закладывается средний – всё будет на 3+, и всё будет оптимально, гениально, и как пишут в женских журналах – если мечтать, то ни в чём себе не отказывать. И, соответственно, зачем это нужно – просто чтобы иметь свободу манёвра. И, соответственно, это офицеры, которые кадровые, и я немножко понимаю в стратегиях и тактиках, могу сказать, что существуют вот такие толстенные тома, ищите, они есть, на русском языке есть. Это просто напросто различные соображения по тактике и стратегии, написанные древними греками и древними римлянами. И там написано чёрным по белому, что если вам надо штурмовать крепость, пункт №1 – вы можете сделать подкоп. Глава, следующая. А можно ещё раздолбить тараном стену, а можно греческий огонь, дальше скажу, но тем не менее. Греки и римляне очень хорошо знали, что надо запускать много вариантов, страховки, переход с пути на пути и т.д.

Офицеры, которые, по идее, это учили, они этого не знали. Если бы на площадь вышли бы кондитеры, такое бывает, более того, опыт войн показал, что человек может быть дамским парикмахером, но потом он оказывался в траншее, на него едут 2 танка, и как ни странно, он их подрывает, что вообще тяжело, но он как-то, дамский мастер, значит, ну герой. А вот декабристы, которые должны были это знать и планировать, это же не кондитеры, не дамские мастера, кадровые офицеры, повидавшие Европу, хорошо образованные, опять-таки, блестящие, они этого не знали. Далее, у них были люди, дворовые люди, что-то ещё. Хотелось бы немножко поэкспериментировать, вот они взялись реформировать 1/6 часть суши, всего лишь, не имея плана. Всего лишь.

Д.Ю. День сегодняшний.

Игорь Викентьев. Я с этого начал. Вот, далее. О том, что могут быть неудачи, они даже не думали. И накануне единственное, о чём они думали, накануне, действительно, некоторые младшие офицеры, мозг сдуло от гормонов, они говорили – ах, как славно мы умрём завтра. Но когда молодой человек начинает собираться умереть завтра, славно, к тому же, как-то я начинаю беспокоиться за внутреннее состояние его головы. Я даже знаю вещество, которое там находится, 5 букв.

Д.Ю. Известная субстанция.

Игорь Викентьев. Известная субстанция, иначе я объяснить просто напросто не могу. И далее проклятие, проклятие, может быть, не России, больше всего знаю, всё-таки, Россию, поэтому я об этом говорю, это, конечно, способность сделать многоходовку. Декабристы – это роскошный такой бизнес-пример абсолютного неумения сделать ряд операций. Просто выйти на площадь, морозя солдат – да. Но сделать цикл – просто напросто занять Сенат, дойти до Зимнего дворца, разогнать пенделями стражу, что-то ещё, ну просто вот…

Д.Ю. Взять царя в заложники, или семью хотя бы.

Игорь Викентьев. Ну что ты, ну что ты.

Д.Ю. Родственников.

Игорь Викентьев. Если вы офицеры, или вообще вы кто? И, соответственно, скажем, проблема, которая осталась, в моём понимании, до сих пор, до сих пор нет некоторых механизмов как раз обсуждения грамотного, профессионального, потому что ток-шоу по телевизору как бы – это шоу, а не обсуждение. Обсуждение тех важных проблем, которые нас всех касаются, потому что некоторые кричащие какие-то люди, иногда бросающиеся стаканами, что-то ещё как бы да. Ой, я вспомнил, что у вас стоит в комнате, чем у вас можно бросаться. Это покруче стакана. Да-да-да. Это бросание стаканов – это личный рейтинг, это всё, что угодно, но это не обсуждение и не грамотное, профессиональное решение проблем страны. Вот на этой точке я хочу как бы закончить, и пожалуйста, ещё и ещё раз, мне кажется, что, значит, как бы Дементий работает лучше, чем декабристы.

Д.Ю. Значительно. Для меня, т.е. вот уже когда, так сказать, повторю то, с чего начал, это крайне романтические натуры при советской власти были, это были фактически первые революционеры, которые осмелились выступить против царя, это трагическая и романтическая история, как они отважно пошли в Сибирь, а ещё более отважно за ними поехали их женщины, чтобы с ними, так сказать, разделить судьбу, трали-вали. Я, конечно, не знаю, какие ужасы ждали дворянина в Иркутске…

Игорь Викентьев. Им пришлось действительно поработать.

Д.Ю. Непросто, наверное, было, но и ничего смертельного.

Игорь Викентьев. Очень важная деталь, что когда действительно, с помощью того же Горчакова, но Горчаков уже был в летах, что-то ещё, он подсказал, как принято у нас говорить, подсказал Александру в 56 году освободить, ну это старики, кто выжил, приехали. И это приехали здоровые мужики, и они вдохновили Льва Николаевича, потому что другие дворяне, которые предавались излишествам, они как-то вот уже ехали с ярмарки. Это были такие здоровые мужики, которые работали, в том числе, в Сибири, физическим трудом, они сохранились.

Д.Ю. Ограничение в еде, физический труд, хороший климат.

Игорь Викентьев. Да. И, короче, Толстой хотел написать роман «Декабристы», из которого потом получилась «Война и мир». Он был именно вдохновлен этими мужиками, крепкими мужиками, которые провели правильный образ жизни.

Д.Ю. Вернулись из царских ГУЛАГов.

Игорь Викентьев. Да-да-да.

Д.Ю. Ну и, а когда уже, так сказать, в зрелом возрасте этим принялся интересоваться, я не могу сказать, что я большой специалист в декабристах, но вот это – вы же военные люди, вы чего вообще. Вот у тебя подразделение, например, его надо накормить, его надо обмундировать, положить спать, чтобы оно отдохнуло, вывести, построить, отправить в бой, иметь чёткую картину, кто где будет сражаться, как, взаимодействие с окружающими частями – одно, другое, пятое, десятое. Я некоторым образом сын и потомок многочисленных военных, мне это, в общем-то, с детства в башку вколачивали, что и как рационально обустраивается в советской армии и не только. Что это такое? Что это такое вообще? Это либо идиоты патологические, медицинские, так скажем, чего в них не заподозришь. Либо это люди, не имеющие абсолютно никакого жизненного опыта. Даже если посмотреть на этих, которые вот у нас первые 7 переворотов, где с помощью Семёновских полков и немецких группировок меняли власть, есть же опыт предков какой-то, как это делается-то вообще. Можно же поинтересоваться у товарищей в курилке, как вы предыдущего царя того, легализовали. А это как, а это как, что это такое? Это сумасшедший дом натуральный. И при этом, я ещё замечу, это чудовищная безответственность, несмотря на то, что они там лютеране, ещё кто-то. Стреляли-то в итоге по солдатам, и убили в итоге солдат. А вас, козлов, ещё помиловали и отправили куда-то там на каторгу.

Игорь Викентьев. Вы правы, я сейчас пытаюсь закрепить материал в тех, кто дослушал нас до конца, что-то ещё.

Д.Ю. Таких много.

Игорь Викентьев. Таких много. Но Дементий всё равно пустит не всех, я настаиваю, пустит не всех. Ситуация какая: это типичный… я больше всего знаю Россию, поэтому вот ну правильно понимайте, я не пытаюсь подковырнуть, я просто лучше знаю Россию, другие страны я знаю хуже.

Д.Ю. Мы тут живём.

Игорь Викентьев. В общем, крохотный опыт, да. На мой взгляд, это типичное начало S-образной кривой, потому что я слышу какие-то очередные стартапы, что-то ещё, и это просто у меня остатки волосёнок у меня там регулярно встают дыбом, потому что человек надули в уши, что он стартапер, что-то ещё, что-то ещё. Т.е. это ужас как бы. И вот, соответственно, взрослые люди, они могут, скажем, быть с научными степенями, когда они выходят за рамки профессиональной компетенции, это путь глупости к чему-то ещё, к чему-то ещё, и прочая, и прочая. Кого интересует тем более подробно, у меня есть, может, стоит ещё у вас записать, у меня есть некое посвящение российской профессуре, которое называется, видео «осторожно, 20 способов научного блефа». Это всё видео посвящено тому, тому же самому, когда человек, ему уже 40 лет как бы, идей нет, это очень важно, идей нет, но человек доктор наук. Это посвящение профессуре как бы. И дальше я просто рассказываю на статистике 20 способов, как блефует профессура. Там надо врубаться, короче, поэтому я так рекламирую, но не напрягаю.

И вот когда действительно люди ввязываются в новое дело, так получается, что на первом этапе S-образной кривой люди начинают заниматься не делом, это очень важный момент, а психотерапией мечталками. Вот НКОшные организации очень часто они хотят этим заниматься и т.д. И, как ни странно, это опасно. В рамках семьи вот эти, может быть, устремления, может, и хорошо и т.д. Когда же это переносится на большой масштаб, на тиражирование, тем более на страну, это, мягко говоря, критически. Поэтому ещё и ещё раз, если в вашем проекте есть такие вот мечталки, похожие на декабристские, то калёным железом, я вот советую, это моя работа – на такие вещи смотреть. Калёным железом советую самопсихотерапию, мечталки, дешёвые фантазии просто выжигать, потому что потом расплачиваетесь не только вы. История декабристов, она для меня, по крайней мере, именно про это.

Д.Ю. Добавлю от себя ещё кусочек. С моей точки зрения, это люди, как бы это поласковей сказать, зажравшиеся, которые не видели никаких жизненных трудностей вообще и не привыкли их преодолевать. Соответственно, человек-мужчина должен быть агрессором, агрессор, мужчина – это когда у него нормальный уровень тестостерона, когда он хочет кого-нибудь зарезать, убить, и чего-то добиться. Неважно, там женщины, цели какой-то, ещё чего-то. Он голодный должен быть. Вот волки, например, жирными не бывают, потому что жирный волк – это нонсенс, а это вот жирные, которые живут в полной благости, и поэтому давай вот так попробуем. Ну, попробовали, людей под пули вывели, очень хорошо получилось, я считаю. Я считаю, что их подельники-солдаты вообще всех прирезать должны были на зонах, но как-то вот не сложилось.

Игорь Викентьев. Их отделили, поэтому…

Д.Ю. Ну, они ж отдельно от солдат сидели. Глупость какая-то, вопиющая просто глупость, и это одни их самых видных персонажей в нашей истории, самых раскрученных, я бы сказал.

Игорь Викентьев. Очень много цитат, да, на декабристов-декабристов-декабристов, да.

Д.Ю. Печально. С печалью я смотрю на наше поколенье. Спасибо, Игорь Леонардович, как всегда, познавательно, спасибо.

Игорь Викентьев. Пожалуйста.

Д.Ю. У кого возникли вопросы – соответственно, в комменты.

Игорь Викентьев. И будет 34 слайда, внимательно посмотрите, там масса информации, которую я просто вот, чтобы не грузить. Кого интересует – смотрите, мы дадим ссылочку, как обычно, да. Вот.

Д.Ю. Спасибо.

Игорь Викентьев. Пожалуйста.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Google+


В новостях

27.05.17 16:20 Игорь Викентьев про декабристов и ошибки современных предпринимателей, комментарии: 32


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в Google+

Новости в ЖЖ

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк