Разведопрос: Клим Жуков про Ютландское сражение

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

21.06.17




Ждёшь новых лекций Клима Жукова? Поддержи проект!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Обо что сегодня?

Клим Жуков. Не знаю, когда выйдет ролик, но сегодня исполняется, если я не ошибаюсь, 101 год с момента окончания Ютландского морского сражения – самого большого сражения на море в истории человечества. По крайней мере, до сегодняшнего дня. Может, потом больше будет.

Д.Ю. Когда это такое было?

Клим Жуков. Это 31 мая – 1 июня 1916 года, во время Первой мировой войны, между флотом Англии и Германии. Гигантское столкновение дредноутов, которое было единственным масштабным столкновением дредноутов. Строили-строили, строили-строили, а потом 1 раз подрались и решили – что-то очень страшно, пока хватит.

Д.Ю. Это они в Балтийском море или с другой стороны?

Клим Жуков. Нет, это с другой стороны, получается, в Атлантике.

Д.Ю. Что же предшествовало этому знатному событию?

Клим Жуков. Во-первых, сразу хочу сказать, что, конечно, суперзнатоки флота нас, а конкретно меня, могут закидать тухлой морковкой, потому что я, конечно, очень люблю флот, но занимаюсь им любительски, а не профессионально. Но я его настолько сильно люблю, что прошу относиться к этому как к телеспектаклю – всему, что последует дальше. Просто такое знаковое событие не могу не отметить публичной беседой.

Д.Ю. Так.

Клим Жуков. Предшествовало много чего. Нужно, конечно, отскочить лет на 60 от 1916 года, даже, может быть, на 70, на пару страничек, и поговорить о том, откуда всё это зародилось, ну и, собственно, откуда родились главные действующие лица этого сражения, а именно дредноуты, как так получилось. Гонка брони и снаряда началась, как обычно, со снаряда, потому что первые развитые пароходы-фрегаты, именно фрегаты, в начале 50-х годов 19 века – это, конечно, было произведение искусства, это было высшее достижение корабельной инженерии деревянной эпохи. Потому что они были обалденно красивые, очень большие, т.е. уже на пределе конструктивной прочности, которой позволяет дерево достичь вообще. При этом полное парусное вооружение и паровая машина, т.е. они достигали изрядного хода и были очень мощно вооружены новыми пушками, которые, вроде бы это не линейный корабль, а фрегат, но т.к. пушки были очень дальнобойные, а сама конструкция очень быстроходная, можно было от любого корабля держаться на нужной дистанции и с нужного ракурса, и расстреливать его так, как тебе хочется. Поэтому казалось, что вот это будет навсегда. Но одни построили хороший фрегат, другие построили хороший фрегат, все построили хороший фрегат. Т.к. они деревянные, значит, что, они будут из этих хороших пушек стрелять друг по другу неминуемо совершенно.

Д.Ю. А причём тут деревянность?

Клим Жуков. Ну как, хорошая пушка деревянный корабль будет проламывать. Их специально сделали, условно говоря, как убийцу стопушечных линкоров, чтобы можно было к нему с кормы, например, подъехать, быстренько наделать в нём дырок, и быстро уехать. Ну а так за тобой будет гоняться такой же фрегат точно, и будет делать дырки в тебе рано или поздно. И ещё во время Крымской войны французы, в частности, пытались экспериментировать с плавучими батареями, которые обшивали стальными листами. Это всё было несерьёзно.

Д.Ю. А что это такое-то? За собой баржу какую-то тащили?

Клим Жуков. Да, тащили буквально или очень тихоходное судно, или баржу просто с пушками, которую подвозили на какой-нибудь Кинбурский рейд, и начинали по нашим палить. Там вообще было много чего интересного, там день инженера Брунеля, того самого, который построил первый гигантский стальной трансатлантический лайнер Great Eastern, про который Жюль Верн писал книжку «Левиафан», если не ошибаюсь. И вот там гений развернулся в Крымской войне во всю мощь, он там чуть ли не водомётные двигатели первые строил, какие-то там корабли-амфибии, которые могли выезжать на берег. Всё в одном экземпляре, конечно, но там он прямо с двух рук мочил, гадина такая. Но по-настоящему гонка брони и снаряда на море началась, конечно, в 1859 году, когда французы спустили на воду полностью обшитый бронёй корабль La Gloire, т.е. «Слава».

Д.Ю. Глория.

Клим Жуков. Да, La Gloire. Это, значит, корабль был практически полностью закрыт стальными листами, так называемый броненосец панцирного типа. И имел расположение артиллерии стандартное – по бортам, т.е. как на кораблях деревянной эпохи. Англичане не замедлили ответить, потому что главные соперники в это время были, и в 1860 спустили на воду корабль Warrior, т.е. «Воин».

Д.Ю. Их, кстати, очень веселит, что в советской армии воинские уставы, в которых наших военных, военнослужащих, называют воинами, warriors, это им страшно смешно всё время, очень нравится.

Клим Жуков. Ну и, собственно, после Warrior новый тип корабей получил название «броненосцев», ironclad. Ну а уже в 1862 году, всего через 2 года после спуска на воду Warrior, состоялся первый бой броненосцев. Это была драка 2 смешных и нелепых уродцев в Чесапикском заливе на Хэмптонском рейде, а именно знаменитого «Монитора» и знаменитой «Вирджинии» во время война Севера и Юга в США. Сначала «Вирджиния», это перестроенный фрегат «Мерримак», начисто разнёс эскадру из 3 фрегатов северян, пытаясь прорвать северную морскую блокаду берегов Вирджинии. 2 фрегата утопил, третий выбросился на мель, чтобы его не утопили, и когда утром эта штука поехала его топить, там его поджидал одноклассник, а именно броненосец «Монитор», броненосец северян, и состоялась первая драка мониторов… Это, конечно, те ещё сооружения, прямо скажем. В отличие от мореходных, суперкрасивых, быстрых заокеанских собратьев, французских и английских, это были, конечно, корабли крайне уродливые, я бы сказал полупогружённые, с очень низким силуэтом, жутко уродливые, и с мореходностью чуть лучше, чем у топора. Ну а свою задачу они, конечно, выполнили, и драка окончилась полной ничьей, потому что, как выяснилось, старая пороховая артиллерия против серьёзной брони, а корабли были полностью обшиты бронёй, около 10 мм, они практически бессильны. Т.е. броненосец броненосцу ничего сделать не может.

Д.Ю. Т.е. это – для не сильно знакомых – 10 см брони. Круто.

Клим Жуков. Да. И около дюйма была палуба закрыта.

Д.Ю. Про броненосцы я помню только сцену из произведения «Война миров», где боевой треножник шагал через Темзу, наверное, где-то там, туда примчался броненосец «Гром»…

Клим Жуков. Там был не броненосец, там был эсминец «Сын грома»…

Д.Ю. Всё равно хорошо было.

Клим Жуков. Да, было замечательно.

Д.Ю. В детстве промокал пот портянкой…

Клим Жуков. Та же фигня. Я всё ждал, когда в фильме с Томом Кукурузом покажут драку боевого треножника и современного эсминца, а фиг что показали. Только постоянно бесящих детей показывали полфильма, вот гады какие.

Д.Ю. Обоих убить хотелось.

Клим Жуков. Очень.

Д.Ю. Талантливые, талантливые актёры. Там было другое – там он ревел, от рёва боевого у треножника у нас 3 ряда в кинотеатре под стулья упали.

Клим Жуков. Симметрично.

Д.Ю. Очень сильный был звук, вообще грамотный. И вот разлетающиеся штаны и трусы, трусы, правда, не летели, тоже смешно очень. Отвлеклись, и так.

Клим Жуков. Так вот, «Монитор», броненосец специальный постройки северян, конструкции американского шведа Эриксона, имел очень важное новшество – он был вооружён всего 2 пушками, которые были расположены в поворотной башне с паровым приводом, чему суждено было сыграть вообще решающую роль в способе компоновки артиллерии на кораблях. Ну тут что нужно ещё сказать. В теории ещё «Слава», La Gloire, и Warrior, когда их разрабатывали, уже стало понятно, что что-то тут не так, пушка против брони не работает. Как писал 1 из участников боя «Монитора» и «Вирджинии», «мы имели приказ использовать лишь 15фунтовые заряды чёрного пороха при весе ядра в 165 фунтов. Сейчас в пушках такого же калибра используют заряды весом от 250 до 500 фунтов. Эффект же нашей стрельбы был сравним с бросанием большого каучукового мячика – столь мала была пробивная способность наших ядер». Но несмотря на, просто элементарно пушки были слишком слабые. Чтобы пробить серьёзную броню, в неё приходилось класть усиленный заряд, а они её не выдерживали просто при такой массе ядра. А броню, соответственно, взорвать было нечем, потому что не было контактных взрывателей. Т.е. нужно было её не взорвать, а именно проломить и расколоть. Ну а чтобы её расколоть, опять же, большой заряд пороха пушки того времени не выдерживали, поэтому броненосец против броненосца оказался малоэффективен. При этом прозорливый Абрахам Линкольн, рассматривая эриксоновский проект «Монитора», сказал, что чувствует себя как девственница, которая первый раз в жизни примеряет шёлковый чулок.

Д.Ю. Какие-то странные познания у Авраама были.

Клим Жуков. А военные специалисты в морском деле выражались более конкретно. «Вместо того, чтобы принять какую-нибудь из форм прежних судов, мы видим, что «Монитор» не имеет с ними никакого сходства, и даже можно сказать, что он совершенно им противоположен во всех отношениях. Судно, которое будет летать по воздуху, вероятно, не удалится настолько от общей идеи. Он уничтожает даже различие между силой 100-пушечного корабля и 2-пушечной вращающейся батареи. Одним словом, «Монитором» обозначается новая эра в истории государств». И это была правда. Шествие стимпанка по морям началось. Слабость пороховой артиллерии при отсутствии контактных взрывателей привела к парадоксальном результату. Люди подумали-подумали, и в 1866 году австрийский флот в Адриатическом море, при Лиссе, хотя был малочисленнее и откровенно слабее, чем итальянский флот, итальянцев разбил, потому что массово использовал тактику тарана. Т.е. вместо того, чтобы вступать в перестрелку, они просто брали и бронированными носами рубили противника в борта. Такое было ощущение, что вернулись годы Саламинского сражения и боевых трирем, когда они тоже, в основном, друг друга таранили, хотя всё, конечно, начиналось с предварительных ласк на расстоянии при помощи лучников, дротикомётцев, разных там катапульт и прочее.

И так как военное дело, оно предельно практично, т.е. все смотрят, что делают товарищи, и копируют тех, у кого получилось хорошо. Получилось хорошо у австрийцев, и лет на 40 с лишним все флотоводцы оказались буквально (и флотодельцы) оказались буквально загипнотизированы тараном. И с тех пор ни одно судно первого ранга не принималось в постройку, если проект не нёс подводного тарана, хотя эта штука очень сильно ухудшала мореходность вполне очевидно. Следующее масштабное столкновение броненосцев случилось, естественно, во время Русско-японской войны 1904-5 годов. Т.е. раньше тоже были драки броненосцев, достаточно вспомнить Японо-китайскую войну, войну между Испанией и Америкой, но они все были куда меньше по масштабам. Но а китайцев вообще не очень считали за людей, поэтому то, что у них какие-то броненосцы есть, они, конечно, у них есть, но знаете, то, что японцы их разбили, там вообще всё в порядке. Это не репрезентативно, потому что ладно, броненосец, но внутри ж сидит китаец. Что вы тут нам пытаетесь предложить в качестве сравнения, это не пример.

Но между в 1866 и 1904 годами произошло много интересных событий. Во-первых, первые паровые машины, которые только и смогли бы вообще позволить обшить корабли сталью, потому что паруса бы просто не потянули такой нагрузки. А вот паровая машина потянула. Но первые паровые машины по факту представляли из себя что – железную топку, вот как русская печка, к которой там была огнетрубная система подведена, которая грела просто котёл, который приводил пар на как правило горизонтальные поршневые приводы. Давление пара было очень небольшое – порядка полутора атмосфер, ну и, соответственно, мощность машины была крайне слабая. Но в это же время, а чего это, промышленная революция, инженеры постоянно думали, и очень быстро паровая машина превратилась – во-первых, поставили вертикально поршни, поставили сначала водотрубные котлы, конденсаторы, потом, наконец, машины тройного расширения, когда пар прогонялся по 3 контурам. И мощность возросла в десятки раз, просто в десятки раз. Это знаменитые паровые котлы Ярроу, например, это был как раз писк моды конца 19 века. Буквально прошло-то лет-то всего ничего, 30.

Д.Ю. High technology.

Клим Жуков. А тут уже high technology, да, причём, на самом деле, когда смотришь на эти сооружения, в Англии их, между прочим, периодически выставляют посмотреть. Это удивительно, как всё точно сделано…

Д.Ю. Я в Финляндии видел, единственный раз, наверное, в моей жизни, паровой двигатель, это высокотехнологичное изделие. Все трубочки, все гаечки, вообще великолепно.

Клим Жуков. Это нужно, во-первых, знать сопромат на твёрдую шестёрку просто, потому что это всё может взорваться в любую секунду…

Д.Ю. Да, это всегда вот, то, что предков вечно считают какими-то недалёкими дебилами, это не знали, то не знали – всё они знали, блин.

Клим Жуков. В общем, на уровне своего знания вещи просто потрясающие. И новые паровые машины да, у них там давление было до 17-20 атмосфер уже, и новые правильные поршни, это работало как часы, мощность повысилась просто в десятки раз, а скорость примерно с 12 узлов до 18 поднялась.

Д.Ю. Немного.

Клим Жуков. Ну, во-первых, у винта, у любого винта – у воздушного, у водного есть вполне конкретное ограничение, т.е. оно свыше какого-то предела… рост мощности к росту скорости зависит не линейно, во-первых. Во-вторых, корабли непрерывно увеличивались и утяжелялись.

Д.Ю. Да. Обрадовавшись, что такой двигатель так прёт, немедленно делали ещё больше и тяжелее.

Клим Жуков. Ещё больше, и вешали ещё больше брони, и всё было в порядке. Собственно, броня. Если первые броненосцы были более-менее целиком оббиты этой самой бронёй, то с увеличением корабля стало понятно, что целиком его бронёй не обшить, он просто никуда не поедет. Такой корабль никому не нужен. И поэтому сразу стали думать, как бы сделать так, чтобы вот как-то всё-таки броня была, а чтобы не везде, но чтобы, при этом, его не утопили сразу. Как так сделать? Ну и, конечно, тут сразу появились несколько школ размещения броневых плит, а именно это французская школа, которая проповедовала, в общем, максимальную площадь, закрытую бронёй, т.е., может быть, не самой толстой, но как можно больше по площади. Т.е. есть главный бронепояс, который закрывает самые главные части корабля – ниже ватерлинии, несколько выше ватерлинии, и вспомогательные броневые пояса, которые несколько тоньше. Ну, конечно, защита казематов с артиллерией, защита боевой рубки – это всё само собой разумеется.

И английская система Рида так называемая, когда броненосец выполнялся в виде цитадели, так называемая цитадельная система размещения брони, т.е. когда у броненосца был мощный бронированный короб, в котором помещалось всё важное – пороховые погреба, пушки. А всё остальное было вообще никак не бронировано, просто выполнялось из конструкционной стали. Понятно, тут есть конкретные плюсы – можно как можно больше массы брони собрать в одном месте и максимально её утолщить, таким образом, не потеряв в весе. Но при этом, кто же сказал, что у вас там, где нет брони, ничего важного не расположено. В конце концов, дырка в носу элементарно ухудшает мореходность сразу же. А при этом французская система, она оказывалась хуже тем, что в каждом конкретном месте даже бронированный корабль оказывался более легко пробиваем. И даже было не всегда понятно, эта броня тут нужна или нет, потому что всё равно пробьют. И спор был совершенно неочевидный. Конечно, между этими самыми концепциями рано иди поздно возникали какие-то золотые середины, но, в общем-то, как такие 2 экстремума можно их рассмотреть.

И, конечно, пушки. Пушки, первая у нас это башня поворотная «Монитора», которая вращалась на паровом приводе. Артиллерист главный «Монитора» говорил, что эту башню очень сложно начать вращать, а когда она начала вращаться, очень сложно остановить. Сначала, конечно, пушки делались на барбетных установках, главного калибра, разумеется. Т.е. поворотная пушка – это было очень важно, потому что побортное расположение артиллерии означало, что у каждой пушки очень маленький угол обстрела. А поворотная пушка может выбирать себе угол обстрела тот, который нравится.

Д.Ю. Т.е. в первом случае надо крайне ловко маневрировать…

Клим Жуков. Всем кораблём.

Д.Ю. Поворачивая борт, да.

Клим Жуков. А тут можно просто пушку повернуть. Так гораздо проще. И первыми установками общепринятыми были барбетные установки, т.е. когда был круглый бортик, собственно, барбет бронированный, внутри которого была поворотная установка, как правило, с лобовым щитком, как у крейсера, типа как у крейсера «Аврора» мы сейчас видим, только там барбетов нет. Потом их сменили промежуточные барбетно-купольные установки, т.е. был барбет, и сверху это всё закрывалось броневым куполом. А потом всё-таки, с развитием хороших сервомоторов, электромоторов, стали возвращаться повсеместно к башенному расположению орудий, т.е. когда поворачивалась именно башня целиком, т.е. не какой-то купол над барбетом, а именно башня. Барбетами, правда, стали называться основания башен, на чём они стояли. Ну и так у нас родился полноценный броненосец, самая мощная, как казалось, машина смерти в истории человечества. И, наверное, воплощением этой мощи служит, конечно, броненосец «Микаса», флагман адмирала Того, на котором он победил русский флот при Цусиме, и который осаждал Порт-Артур. Он взорвался, правда, потом его подняли, теперь там корабль-музей стоит в городе с отличным названием Якасука, т.е. Якосока.

Это, конечно, впечатляющая машина. Сразу скажу – некоторые русские броненосцы были гораздо мощнее, но этот просто уцелел, мы можем его посмотреть. А это стоит сделать, потому что 131 метр, броневые пояса до 229 мм, 4 пушки 305 мм в 2 поворотных башнях. Ну, броня рубки – 356 мм, крупповская броня хорошая, и скорость 18 узлов, т.е. 18 морских миль в час, серьёзное, очень серьёзное сооружение. Кстати, о крупповской броне. Тут прогресс тоже не стоял на месте, потому что первая броня – это просто была толстая сталь кованая. Потом вдруг выяснилось, что если сталь прокатывать, и науглероживать её, она будет гораздо… Даже просто прокатная броня, она прочнее кованой, а если её науглеродить, т.е. пережечь в течение очень долгого времени с слоем древесного угля, методом диффузии в металл проникает углерод, потом его остужаешь, он закаливается, и броня получается прочнее. Так родилась гарвеевская броня так называемая, которая была в 2 раза прочее любой кованой. Т.е. можно было не 100 мм брони, а 50. По прочности они равнялись друг другу. Хитрые немцы, которые тогда были на страшном подъёме, почесали репу, подключили химиков, которые временно отвлеклись от производства наркотиков…

Д.Ю. И удушающих боевых газов.

Клим Жуков. Во-первых, страшно ускорили процесс цементации, а именно, они не стали, а это просто занимало около месяца, т.е. пережигание броневого листа с углём. Они стали разогретый лист обдувать под давлением светильным газом, который в связанном виде содержит углерод. И как раз под давлением сразу происходило очень мощное науглероживание, быстрое. Это была, собственно, на долгое время стандарт, крупповская броня, которая вытеснила гарвеевскую броню. Но немцы пошли ещё дальше, и сделали 2 стандарт. Это сложно, скажем так, сложнокомпонентная крупповская броня, т.е. там в состав её входи никель, марганец, хром, углерод, сера, в сложном сочетании, максимально эффективном, которое обеспечивало одновременно жёсткость и эластичность. И при этом её ещё и науглероживали. Она в книжках обозначается как KCA, Krupp Cemented Alloy, т.е. крупповский цементированный сплав. Кстати, когда читаешь книжки, ты понимаешь, что вот дерутся англичане с немцами, и ты понимаешь, что когда, вот описание немецкого корабля, и у него там 300 мм этого самого KCA на бронепоясе. Читаешь описание английского корабля, и у него этот самый КСА на бронепоясе. Делается понятно, что Крупп бы так просто не отдал бы свой патент, т.е. парни-то дрались, а Крупп получал патентные отчисления в это время.

Д.Ю. Капитализом.

Клим Жуков. Capitalism is bad, work is good. Но прогресс не стоял на месте. Вот эта Микаса, которая…

Д.Ю. А ты про снаряды ничего не говоришь. Вот стреляли ядрами…

Клим Жуков. Да, снаряды, разумеется, во-первых, гладкоствольные пушки сменились нарезными пушками, появились конические снаряды, у которые появились контактные взрыватели, которые могли при попадании одновременно срабатывать, что было очень важно, потому что так смог появиться фугасный снаряд, который при попадании в цель немедленно детонировал. И появились бронебойные снаряды, просто мощные стальные болванки, в которых самое главное было что – остроконечная форма, большая скорость вылета, и огромная масса, которая могла проломить мишень, и донный взрыватель, который был в донце, который с замедлением срабатывал. Т.е. снаряд сначала пролетал через броню, и уже потом внутри помещения взрывался, нанося чудовищные разрушения.

Д.Ю. Круто. Одно из самых ярких впечатлений детства – в военно-морском музее, там какая-то плита стояла…

Клим Жуков. Отстрелянная.

Д.Ю. С такими вообще дырами развороченными.

Клим Жуков. Такие же в музее есть, после стрельб, да. Собственно, с бронёй стало понятно, что от пушки на 100% защититься не выйдет. И поэтому броня нужна была для того, чтобы ослабить её воздействие, а не полностью парировать. Т.е. полностью парировать главный калибр было понятно, что не получится. Т.е. корабль, который выдерживает попадание главного калибра с любой стороны, он просто встанет на грунт и будет так стоять, как прекрасный памятник человеческому идиотизму. Да, но прогресс не стоял на месте.

Д.Ю. А вот эти 305 мм – это что-то уже…

Клим Жуков. 12 дюймов

Д.Ю. Двенадцатидюймовка, да.

Клим Жуков. Он, строго говоря, не 305, а 304,8. Но для краткости говорят просто 305. Да, и что ж тут получается. У нас Цусимское сражение, сражение на рейде Порт-Артура, это 2 очень мощных столкновения броненосцев, и, опять же, такого никогда не было, все ж смотрели на это, как на пример. И, конечно, все оказались под сильнейшим гипнозом Русско-японской войны, потому что на флотах и Японии, и России были наблюдатели всех ведущих морских держав. Все были в курсе всех приёмов, способов, ошибок, и, наоборот, удачных находок, которые были применены в ходе этих самых сражений. И как оказалось, вот оно, японцы же выиграли, нужно делать так же. Но был такой человек, которого необходимо вспомнить, говоря о Ютландском сражении, без него бы этого ничего не получилось, конечно. Это Джон Арбетнот «Джеки» Фишер, 1-й барон Фишер оф Кильверстоун.

Д.Ю. Забористо.

Клим Жуков. Джон Фишер по кличке Джеки. Он не просто смог сформулировать. Прожектёров хватало, он смог сформулировать и добиться финансирования абсолютно новой концепции постройки бронированных капитальных кораблей 1 класса. Ты же знаешь, что между тем, чтобы что-то придумать, и тем, чтобы что-то сделать – космическая дистанция лежит. Как и все британские адмиралы, он был фанатом лорда Нельсона, его Трафальгарской победы, конечно же. И он смотрел на то, что было, он смотрел на корабль «Виктори», флагман Нельсона, который же, он до сих пор сохранился, кто не было – обязательно съездите в Портсмут, не ленитесь, он там стоит. Впечатляющее зрелище, доложу я вам. А что такое линкор деревянной эпохи? Линкор деревянной эпохи проповедовал принцип only big guns, только большие пушки, т.е. корабль – это была гигантская плавучая батарея, набитая крупнокалиберной артиллерией. Т.е. вот то самое «Виктори», у неё самые маленькие пушки на верхнем деке, 12 фунтов. А 12 фунтов – это максимальный калибр полевой артиллерии. Т.е. по суше больше таскали какие-то адские осадные мортиры только что. А тут у него полная батарея лёгких пушек, которая как самая тяжёлая на суше. А на нижней палубе стояли 36-фунтовые пушки. Это вообще просто монстры какие-то.

Д.Ю. А какое отношение 36 фунтов к калибру имеют? Это сколько весит снаряд?

Клим Жуков. Это вес ядра, который можно закатить в данную конкретную пушку. Это так калибр мерялся, не по миллиметрам, а по весу выстрела. Ну и новые корабли на новом техническом уровне, по мысли Джеки Фишера, должны быть именно такие, т.е. должно быть много больших пушек. Это, в общем-то, по-моему, вполне очевидная вещь, но очевидное, как известно из Гегеля, не значит понятое, потому что после Цусимы родилась очень сильная тенденция, концепция кораблестроения. Новые проекты уже конкретно закладывались как корабль вооружённый преимущественно или только среднекалиберной артиллерией, никакого главного калибра. Главный калибр оставался в виде вспомогательных пушек, иногда 2 на корабль всего в 2 одноорудийных башенках. Потому что считалось, что очень сильно возросшая скорострельность среднекалиберной артиллерии, как правило, там 86 дюймов, обеспечивают такой шквал фугасных снарядов, что даже не утопив, не проломив брони, всё, что не бронировано, будет сметено буквально с корабля, и он перестанет иметь хоть какую-то боевую ценность просто потому, что его изуродуют фугасами. А уже главный калибр нужен будет для добивания или принуждения к сдаче, или вообще он не нужен, т.е. просто можно засыпать корабль большим количеством средних снарядов, которые дешевле стоят гораздо, пушки дешевле в производстве, одни плюсы. И да, адская скорострельность.

Но развивалась далеко не только средняя артиллерия. Развивалась артиллерия главного калибра и развивались торпеды, т.е. ещё одна метка этого страшного железного века 19 – начала 20, это самодвижущиеся мины Уайтхеда, как их тогда называли. Т.е. калибр там вырос с 450 до 530 мм, они стали ездить дальше, лучше, нести больше взрывчатки. И выяснилось, что близко подплывать опасно, потому что даже с линкора, я молчу про эсминцы и миноносцы, могут тебе под ватерлинию засадить килограмм так 300 взрывчатки, ты будешь иметь бледный вид. Они, конечно, были слабоприцельные. Но как раз на ближней дистанции это было место, где торпеда замечательно работала. Это во-первых. А во-вторых, новые электродвигатели, новые хорошие сервоприводы сделали возможным довольно быстрое перезаряжание орудий главного калибра. И Фишер ещё со своим другом Филлипом Уоттсом, кораблестроителем-конструктором, ещё в 1880 году предлагали проект 4-башенного 8-орудийного броненосца, вооружённого 406 мм орудиями. На что, конечно, молодым людям сказали, что вы немного Маниловы, успокойтесь. Но время шло и к 1904 году Фишер стал ни много ни мало первым морским лордом. И хочешь не хочешь, а с его маниловскими мечтаниями пришлось как-то считаться. Ну, первый морской лорд – это высший чин английского адмиралтейства со стороны ВМФ, потому что есть ещё первый лорд адмиралтейства, т.е. это тот, кто контролирует первого морского лорда со стороны гражданского правительства, чтобы тот весь бюджет страны не спустил в унитаз морской. Вот это главный военный человек со стороны ВМФ.

22 февраля 1905 года, это только что, буквально вот Русско-японская война у завершения где-то, а в это время после долгих споров о новом конкретном проекте в Портсмуте было заложено новое судно, построили его просто с фантастической скоростью для гигантского бронированного судна. 2 октября 1906 года его приняли в состав флота. Т.е. буквально год прошёл после окончания Русско-японской войны, а новое судно уже было в эксплуатации. Это было настоящее чудовище, просто по-другому его не назвать. 161 метр, 21 000 тонн полного водоизмещения, броневой пояс от 203 до 279 мм, ход 21,5 узлов (у Микаса 18, нужно сравнить, хотя они почти ровесники), и 10 12-дюймовых пушек в 5 поворотных башнях. И больше ничего, только 76 мм противоминная артиллерия. Назвали новый корабль «Dreadnought», т.е. «Неустрашимый». И бояться-то, в самом деле, на тот момент времени, ему было решительно некого. Потому что как только сошёл со стапелей «Дредноут», все броненосные флоты мира разом оказались второсортным устаревшим хламом. Даже корабли, которые построили буквально в 1904-5 году.

Д.Ю. Кошмар.

Клим Жуков. Т.е. все безумные деньги, которые были вбуханы в броненосные флоты, разом оказались потрачены впустую из-за одного единственного корабля, потому что «Дредноут» из-за того, что у него не было подводного тарана, он был первым кораблём капитального класса, который был без подводного тарана. У него были очень совершенные обводы и великолепная гидродинамика, плюс смешанное нефтеугольное отопление. Т.е. в боевом режиме он мог идти на нефти, которая давала больший КПД, гораздо больший КПД, и очень слабый выхлоп из труб, его было хуже видно, что очень важно при возросшей дальности стрельбы. Плюс артиллерия управлялась с единого поста. Т.е. 1 человек мог командовать огнём всей артиллерии, направляя её в нужное место, с очень совершенных дальномеров. И, конечно, да, валы приводились в движение не поршнями, а турбинами. Т.е. скорость 21,5 узел мог позволять ему выйти из любого боя, который был не выгоден, и навязать бой, который ему был выгоден. Ну а 10 305мм пушек, это значит, что он был в 2,5 раза мощнее любого броненосца.

Д.Ю. Обалдеть.

Клим Жуков. Т.е. он мог на выбор утопить 2-3 броненосца любого класса один. И если всё пойдёт плохо, просто удрать. Отныне ни одна страна, которая претендовала хоть на какую-то роль в мире, не могла считаться полноценной, если у неё не было дредноутного флота, именно дредноутного. Имя, конечно, стало нарицательным, естественно. И началась даже уже не гонка вооружений, а уже коррида, по-другому это не назвать, потому что чудовищные деньги, которые вкладывались в броненосные флоты, оказались просто ничем по сравнению с тем потоком золота, которое потребовали флоты дредноутов. Но тут дело было не только в нарастании напряжённости вполне конкретном перед Первой мировой войной. Именно это нарастание породило вполне определённую концепцию, которая всем очень понравилась.

Отцом концепции был американский адмирал, ещё ветеран войны Севера и Юга, Альфред Тайер Мехен. Может быть, ты знаешь, по его имени потом назвали целую серию эсминцев, Мехен. Он ещё в 1890 году издал книгу, которую сокращённо называют сейчас «Sea power», морская сила, в которой он впервые сформулировал вообще концепцию геополитики. Основные положения были такие – море это не барьер, а путь. Владение морем решает вопросы господства, потому что он приводил Наполеона, Ганнибала, Александра Македонского, которые всех побеждали на суше, но не владели морем, и поэтому их империи быстро развалились. Морская мощь, понятное дело, это ключ к морю, и основа морской мощи – на суше, в тылу, в мощной метрополии промышленной. Оборона берегов метрополии начинается у берегов метрополии противника, т.е. нужно нападать постоянно. И нападать нужно, вынуждая противника к генеральному сражению. Тоже был фанат Нельсона. Т.е. нужно собрать как можно больше кораблей, и разбить противника разом. Ну а крейсерская война против судоходства, это второстепенное нечто. Да, он же, по-моему, первым сказал, если не ошибаюсь, что кто владеет нефтью, владеет миром. Вот гад какой, а.

Д.Ю. Ну им тогда уже всё понятно было. И не просто так у них такой флот.

Клим Жуков. Да. Ну и эти идеи очень понравились в том числе товарищу господину мистеру Фишеру, который развил их, мало того, что он был очень толковый организатор производств и процессов у себя на флоте, он, в общем, первым сформулировал такое понятие как геостратегическая точка, т.е. он тоже был одним из отцов концепции геополитики современной. Т.е., если тебе нужно море, согласно этим концепциям, ты рано или поздно вступишь в генеральное сражение. А чтобы драться с дредноутом, нужен другой дредноут. И поэтому нужно было…

Д.Ю. Получше.

Клим Жуков. А неплохо бы ещё и 2 вместо 1. До нас дошёл единственный свидетель той поры, это дредноут «Техас» 1912 года рождения, понятное дело, американский. Вот картинка, можете посмотреть. Главный противник Британии это, конечно, была Германия, которая находилась на чудовищном экономическом взлёте. И вот вчерашняя нация поэтов и мечтателей, это я к тому, что есть такие национальные черты, которые, как все думают, неотъемлемые у нации. Так вот, вчерашняя нация поэтов и мечтателей..

Д.Ю. Давшая нам Шиллера.

Клим Жуков. Шиллера, Гёте, Гегеля, они отреагировали постройкой 4 дредноутов типа «Нассау» в 1909 году, т.е. через 3 года после «Дредноута» английского, вошёл головной корабль серии в строй и поднял вымпел с чёрным орлом.

Д.Ю. Уже серии.

Клим Жуков. Это первый корабль серии. Пошла, конечно, серия. За ним последовали «Westfalen» «Rheinland», и «Posen», и цена каждого колебалась в створе 36-37 млн золотых марок.

Д.Ю. Это тогда-то.

Клим Жуков. Для сравнения, броненосец «Ослябя» русский, который вот тоже был совсем недавно построен, стоил 11 млн 340 тыс. рублей. Это примерно 22,5 млн марок золотых. Т.е. разница драматическая, прямо скажем. И их нужно было строить много. У нас самый был меньший калибр артиллерии, 280 мм, как говорят немцы, 28 см пушка. Но она обладала куда большей скорострельностью, чем английские Мк-10 305 мм. 6 башен, 12 пушек, и вспомогательный калибр из 150 мм орудий, потому что от вспомогательного калибра всё равно уйти не удалось. Только теперь он был именно вспомогательный, в отличие от броненосцев, которые, которые возлагали на него из-за малой дистанции боя вполне конкретные тактические задачи. Ну и ход до 20 узлов, т.е. на полтора узла медленнее, чем «Дредноут». Зато великолепно бронирован. А англичане развили свой дредноут мало отличавшейся серией 5 башенных линкоров «Беллерофонт», это 3 корабля. И потом «Сент-Винсент» последовала серия, тоже очень похожий. Единственное, что «Сент-Винсент» был вооружён пушками уже Мк-11 с длиной ствола 50 калибров, в отличие от Мк-10, у которого длина ствола была 45 калибров. Дальше такие же пушки поставили на 2 дредноутах типа «Нептун», и 2 дредноутах типа «Колоссус», т.е. Колосс. Это были последние корабли Англии с 12 дюймовой артиллерией, потому что дальше, в результате чудовищного скандала, о котором расскажу чуть-чуть ниже, но скандал был просто конкретный, последовала постройка дредноута типа «Орион», который уже можно отнести к классу супердредноутов, а не дредноутов, потому что на нём в 1912 году стояли пушки Мк-5 калибром 13,5 дюймов, 343 мм.

Д.Ю. От души.

Клим Жуков. Т.е. увеличили сразу прямо с 305, считай, на 40 мм раздули. Стреляли они бронебойными снарядами весом 635 кг, прицельно на 21 км.

Д.Ю. А вот вопрос сразу. А вот в море же, там это, «а когда на море качка», то как попасть?

Клим Жуков. Стоял специальный аппарат, который выяснял при помощи несложного механизма, когда корабль встаёт на ровный киль, и подавалась автоматическая команда в центральный боевой пост, и происходило замыкание электроцепей, и пушки стреляли.

Д.Ю. И как у них с точностью стрельбы-то вот?

Клим Жуков. Как выяснилось, немцы умудрялись на 20 км стрелять как мастера спорта по городкам.

Д.Ю. Просто без промаха, да?

Клим Жуков. Конечно, с промахами. Но дальномер, обычно с очень большой базой, осуществлял, т.е. длиной трубы…

Д.Ю. Стереотруба.

Клим Жуков. Стереотруба. Осуществлял триангуляцию, и выявлял приблизительное расстояние до цели. После чего следовал пристрелочный залп, обычно одной пушкой. Следовал всплеск. На дальномер поступала информация, на каком расстоянии от корабля упал снаряд. После чего давалось превышение, следовал второй выстрел. Как правило, он ложился с перелётом.

Д.Ю. Брали вилку.

Клим Жуков. На дальномере смотрели, насколько он перелетел, и брали вилку. После чего 3 снаряд, по идее, должен был угодить куда надо. Тут самая главная была помеха только в том, что противник тоже брад вилку. И если ты не хочешь получить, тебе нужно маневрировать. А манёвр – это что? Отклонение по углу и увеличение, уменьшение дистанции. Т.е. артиллеристам постоянно приходилось перенаводиться. Ну об объективности огня я скажу позже. Одно могу сказать, что на эти самые 20 км вдруг оказалось выстрелить реально, и попасть.

Д.Ю. Я чувствую, они настолько сильны были в арифметике, там считать-то надо было со страшной силой.

Клим Жуков. Ну, там стояли, конечно, уже первые… Во-первых, да, артиллерист, который управляет огнём, он должен был считать как современный компьютер, в башке просто, при помощи логарифмической линейки. Их на это специально дрючили, потому что мало ли у тебя всё из строя выйдет, кто стрелять будет? Ты будешь стрелять. Т.е. главным вычислителем назначаешься ты, дорогой, вот так. Конечно, стояли механические вычислители, ими всё высчитывали. Но Германия ответила спуском на воду между 1908 и 12 годом 4 линкоров типа «Остфрисланд», т.е. сам «Остфрисланд», «Тюринген», «Гельголанд» и «Ольденбург». Кстати, «Остфрисланд» оказался в итоге первым дредноутом, потопленным авиацией. Его американцы использовали в качестве корабля-мишени, чему очень обрадовали адмирала Митчелла, который был одним из отцов концепции авианосец. Там одного не учли – экипажа не было, никто за живучесть не боролся. Все они были довольно тихоходные, зато очень хорошо бронированы.

Это вообще фишка немцев, которые восприняли французскую систему бронирования, и зашивали максимальную площадь дредноута бронёй. И были очень живучи, это вторая фишка немцев, у них была великолепно отработана система борьбы за живучесть. Ну и главное, калибр 10 штук, уже 305 мм орудий, с длиной ствола 50 калибров, в 5 башнях. В дальнейшем их развитием стали дредноуты типа «Кайзер», 5 кораблей, они отличались тем, что у них была очень большая скорость, они могли соперничать с «Орионами», до 22 узлов они катались. Ну и относительно слабые пушки, как у «Остфрисланда». Вслед за «Кайзером» последовали 4 дредноута типа «Кёниг» - «Маркграф», «Курфюрст» и «Кронпринц», которые встали в строй между 13 и 14 годами, т.е. уже практически во время войны почти. У них был чудовищно мощный главный бронепояс – от 80 до 300 мм.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. Причём это была именно настоящая крупповская цементированная сталь. Нужно понимать, это 600 мм обычной прокатной стали. Нужно было повеситься, чтобы такой добиться прочности.

Д.Ю. Я даже представить боюсь, каких денег всё это стоило.

Клим Жуков. А я сейчас скажу, каких денег это стоило.

Д.Ю. И я замечу, никакого Советского Союза…

Клим Жуков. Коммунистической угрозы.

Д.Ю. Коммунистической угрозы, да, а гонка вооружений это ж просто безумие.

Клим Жуков. Конечно. Причём это была страшная попоболь для всех правительств, потому что они, с одной стороны, понимали, что такие деньги тратить просто на вооружение, которое не задействовано ни в какой производительной роли, просто безумие. А с другой стороны безумие – не тратить, потому что все тратят.

Д.Ю. Сейчас тобой займутся.

Клим Жуков. Сейчас тебе, да, всё сделают нормально с твоей…

Д.Ю. В этой миролюбивой Европе.

Клим Жуков. Да. Ну и последний тип линкоров Германии в Первой мировой войне, в ПМВ, будет говорить сокращённо, стал «Байерн» и «Баден». Достраивали их уже в 15-16 году, а последующие 2 «Вюртемберг» и «Саксон», которые были запланированы, построить просто не смогли из-за войны. «Байерн» - это последний германский дредноут 2 Рейха и первый супердредноут, потому что, чтобы не мелочиться, немцы построили монстра длиной 179 метров, водоизмещением 31 000 тонн, бронепояса от 170 до 350 мм, ход при этом 22 узла, и 8 пушек в 4 башнях по 380 мм каждая. Чтоб ты понимал, вес каждого орудия с затвором, т.е. в полном сборе, 77,5 тонн, это один ствол с затвором, одна пушка, их две в башне.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. Длина орудия полная – 17,5 метров, 13 метров длина нарезной части ствола, т.е. это почти 5-этажный дом, если его торчком поставить.

Д.Ю. 9-этажный – 25.

Клим Жуков. Да-да-да. Снаряды – 750 кг, а скорость вылета – 800 м/с. Как с винтовки Мосина пуля летит.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. Чтобы добиться такой скорости, полный заряд карбида, которым выстреливали снаряд, был 277 кг. В картузах по 67,5 кг. И эта херня могла стрелять со скоростью 1 выстрел в 26 секунд.

Д.Ю. Охренеть. Это что ж там за механизм заряжания?

Клим Жуков. Во-первых, механизм заряжания, во-вторых, надрюченный экипаж, самое главное. Конечно, это не практическая скорострельность, это так часто никому не надо, но они могли так делать, если хочется.

Д.Ю. Медленнее можно, это не проблема. Это мне сразу напоминает художественный фильм с нашим любимцем Степаном Сигалом на пароходе «В осаде» или как.

Клим Жуков. «Миссури», «В осаде».

Д.Ю. Где там выкатывались, я сначала думал, что это головы сыра какого-то…

Клим Жуков. Это картузы шёлковые с карбидом.

Д.Ю. Да, пороховой заряд, там поршни какие-то жуткие, туда-сюда, атас. Впечатляет безумно.

Клим Жуков. Сил нет вообще. Я сам такой штукой пользовался у нас в Севастополе. Она, конечно, пожиже раза в полтора, но тоже очень круто выглядит.

Д.Ю. А какой сейчас, отскакивая в сторону, какой сейчас калибр самый большой?

Клим Жуков. Сейчас такого не делают, сейчас ракеты, зачем сейчас? Сейчас самый большой калибр это 406 мм – на американских дредноутах времён Второй мировой войны, типа как раз «Айова». «Айова», «Миссури», «Нью-Джерси», которые вроде как корабли-музеи, но в любую секунду могут поехать куда-нибудь пальнуть вообще без вопросов, потому что они в полном порядке содержатся. Их только мазутом заправь, снаряды все есть, экипаж и вперёд.

Д.Ю. Я помню, когда-то по советскому телевизору показывали, как кто-то из них лупил по Бейруту.

Клим Жуков. «Нью-Джерси» лупил по Бейруту, там у него 9 пушек 406 мм. Как даст – пипец вообще. Это ж снаряд, его бесполезно, там ПВО не собьёт, ничего не собьёт. Он как летел, так и летит. На 25 км как даст внутрь берега. Жуткая вещь.

Д.Ю. Круто.

Клим Жуков. НУ так вот, когда «Байерн», если «Байерн» стрелял со всего борта всеми своими пушками, это значит, что на промежутке 180 метров взрывалось 2 тонны карбида разом, чтобы это всё выплюнуть. И к цели уходило 6 тонн стали и взрывчатки. Это с чем можно сравнить, вот для сравнения – вот то самое «Виктори» моё любимое деревянное адмирала Нельсона, флагман 1775 года рождения, он с борта 50 пушками выдавал 512 кг чугуна.

Д.Ю. Немного.

Клим Жуков. А тут 6 тонн. Что могло сделать ядро 32 фунта, то самое. Очень впечатляюще погиб секретарь капитана Харди, Томас Уилл, около головы которого пролетело такое ядро, 32 фунта. Вихревой канал полёта ядра создал такой перепад давления, что у него просто высосало весь воздух из лёгких, и он задохнулся. Схлопывание лёгких, он не смог вздохнуть после этого. А фигня в 380 мм что сделает? В частности, вот что. На 25 кабельтовых, т.е. 4,5 км, пробивал 620 мм крупповской брони. Т.е. 4,5 км для него было в упор просто считай. А на 125 кабельтовых – 226 мм, тоже неслабо, на самом деле. И эллипс разлёта осколков от фугаса – это полтора километра на 500 метров.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. На самом деле, это не неплохо, а это поразительно, потому что вот ты прикинь, 1866 год, Битва при Лиссе, где все друг друга таранят носами, как на Саламинской битве. Это 50 лет всего прошло, и на воде вот такая фигня плавает. Гардемарины, которым было 15 лет во время Битвы при Лиссе, через 50 лет это 65 лет, это вполне ещё в силах нормальные взрослые мужики, и у них на глазах произошло вот такое, это же вообще кошмар. Да, англичане ни фига не отстали, потому что «Ориону» наследовала серия «King George the 5th», «Король Георг V», естественно, в честь победителя при Азенкуре. Это были «Аякс», «Центурион» и «Audacious», т.е. «Смелый». Фактически от «Ориона» они мало отличались, за исключением большего хода, там на 1 узел, и удачного размещения органов управления стрельбой. Мачту, на которой стоял дальномерный пост наблюдательный, вынесли перед дымовой трубой, допёрли, чтобы дым не попадал на дальномер.

Д.Ю. Глаза не резал.

Клим Жуков. Да-да-да. Следующий тип – «Iron Duke», т.е. «Железный Герцог», т.е. это имелся в виду лорд-протектор Кромвель, естественно, или, кстати говоря, Веллингтон, его тоже звали Iron Duke, не помню. Но не важно. Это были «Emperor of India», «Marlboro», «Admiral Benbow.

Д.Ю. Бенбоу.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Он кто такой был?

Клим Жуков. Ну это просто был флотоводец такой, англичане любили в честь своих адмиралов называть кого-нибудь, чего-нибудь.

Д.Ю. Ну это же кабак был…

Клим Жуков. Так он тоже в честь адмирала. Они встали в строй около 14 года, т.е. уже вот конкретно перед войной. Была усилена противоминная артиллерия со стандартных для англичан 102 мм до 152 мм.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. Это было очень непросто сделать, потому что первый морской лорд Джеки Фишер говорил, что вообще не нужно, там хватит 76 мм пушек, ну ладно уж, давайте 102. У вас вон какие огромные дуры есть, зачем вам эта фигня? Но к тому времени его ушли, и новый морской лорд припихнул установку 152 мм пушек, потому что наличие среднего калибра для решения второстепенных задач полезно. А 152 это лучше, чем 102.

Д.Ю. А они как – типа увидели мину, давайте её расстреляем?

Клим Жуков. Нет, это против миноносцев. Противоминный калибр – это против миноносцев. Мины расстреливали, если пытались её расстрелять, обычно из пулемёта Максим, или там Армстронг, Льюиса, прошу прощения, что-нибудь такое. Или из маленьких пушечек её пытались расстрелять. А, как правило, пытались увернуться. Кстати, один из супердредноутов типа Iron Duke, а именно «Emperor of India», для нас славен тем, что привёз неполживого Врангеля, без всякого опломбированного вагона. Никто не говорит, что он английский шпион, почему-то.

Д.Ю. Я надеюсь, ему памятник поставят, уже там что-то взгромоздили.

Клим Жуков. Уже пора. И заодно кораблю «Emperor of India», как раз на нём стоит на носу Врангель. Как свадебный пупсик.

Д.Ю. И это, безусловно, должно способствовать примирению с тварями, которые продали родину.

Клим Жуков. И единению державы, скрепы.

Д.Ю. Да, привели оккупантов, за это мы им должны…

Клим Жуков. А вот в 13-15 годах в строй флота встал абсолютно революционный тип «Queen Elizabeth», картинка. Из 5 супердредноутов, собственно, «Queen Elizabeth», «Variant», «Barham», «Malaya», «Warspite», боевая ярость. Корабли были поразительные. Queen Elizabeth, тип, должен был стать немного улучшенным Айрон Дьюком, чуть-чуть. Но лично тогда первый лорд адмиралтейства, т.е. гражданский чин на службе адмиралтейства, молодой сэр Уинстон Черчилль, вот он на экране перед вами, пропихнул создание суперкораблей, которые должны быль стать ответом немецким супердредноутам с калибром пушек 381 мм. И под такие пушки пришлось строить совершенно новый корабль, причём строить быстро. Так вот, эта, не побоюсь этого слова, дурра, была больше 190 метров в длину, 33 000 тонн водоизмещением, и пушки Мк-1 калибром 381 мм. Причём их построили 5, а немцы осилили только 2.

Д.Ю. Дорого.

Клим Жуков. Невероятно дорого. В дальнейшем успели построить ещё 5 монстров типа «Revenge» - Royal Sovereign, Royal Oak, Resolution, Ramiles, который достраивали, правда, уже под конец войны сразу в виде линейного крейсера, со схожими характеристиками. Помимо дредноутов, понятно, что это основной боевой корабль, их было больше всех, они рассчитаны на генеральное сражение, на новый Трафальгар. Все ждали войны, это было абсолютно всем понятно, что война будет вот-вот.

Д.Ю. Только Сталин не знал.

Клим Жуков. Да, а Сталин тоже не знал в это время, он сидел в это время в очередной раз, наверное. И всем было понятно, что будет новый Трафальгар. Кстати, англичане говорили просто – День. Т.е. день, когда они наваляют немцам. И даже поднимали тост for day, т.е. за день. Так вот, линкор – это круто, но у него всё-таки довольно ограниченная функциональность. Просто его тупо дорого использовать для всякой мелочи. А для мелочи нужно что-то использовать, и всем понятно, что это будет крейсер. Но как только ты отправишь свой крейсер гонять, например, какие-нибудь пароходики, приплывёт вражеский крейсер, и что из этого выйдет, одному богу известно. Поэтому нужно сделать такой крейсер, который бы нёс пушки чисто как у дредноута, но сохранял бы скорость крейсера. И появился новый тип – линейный крейсер.

Д.Ю. Линкор.

Клим Жуков. Линейный крейсер, не линкор. Потому что по-английски линкор – это battleship, а это battlecruiser. И тут, конечно, англичане были впереди планеты всей, потому что, опять же, их пропихивал энергичный бульдог Джеки Фишер. Он их очень любил, потому что это должны были быть гигантские корабли размером натурально с дредноут, но с более тонкой бронёй. Как говорил Фишер – скорость ваша броня. И в самом деле, очень быстрые, которые при гигантских этих размерах ходили со скоростью нетяжёлого крейсера. Т.е. они способны были догнать любой крейсер и гарантированно его утопить, таким образом, обеспечивая абсолютное господство на коммуникациях противника, т.е. он один мог справиться с любым отрядом крейсеров. При этом, он вёл свои крейсера, таким образом, захватывая господство на коммуникациях, позволяя своим крейсерам безнаказанно грабить всё, что можно было грабить. В Германии первым линейным крейсером стал Людвиг фон дер Танн, в честь военачальника 18 века. Большой корабль, 171 метр в длину, со скоростью 27 узлов. При этом, в отличие от англичан, он имел очень серьёзную броню, 250 мм. Ну и 280 мм пушки, 8 штук в 4 башнях. Он стал ответом на головной тип линейных крейсеров Англии, Invincible, Неуязвимый, да. Там было 8 пушек по 305 мм, т.е. они, в общем, казалось бы, сильно больше, чем немецкие, но повторюсь, немецкие пушки, невзирая на меньший корабль, были более скорострельные. Немцы, как одна из ведущих химических держав в мире, имела великолепные пороха, поэтому давление внутри ствола было очень большое, и меньший снаряд разгонялся до большей скорости, достигая сравнимых кинетических показателей. Ну и немцы очень точно стреляли. Забегу вперёд, немцы надрючивали свои экипажи до состояния полных роботов.

Так вот, у Инвинсибла, который был Неуязвимый, но броня у него была всего 152 мм в самом толстом месте бронепояса, на 100 мм меньше, чем у немцев. И скорость у него была около 26 узлов, 25,5 – 26 узлов, ещё и медленнее немцев был ко всему прочему. Всего было построено 3 корабля, включая «Inflexible», «Indomitable», Неутомимый, судя по всему.

Д.Ю. Несгибаемый.

Клим Жуков. «Inflexible» - Несгибаемый, да. Улучшенным Инвинсиблом стал Indefatigablе.

Д.Ю. Неутомимый, блин. Несгибаемый, Неутомимый.

Клим Жуков. Практически Indefatigable, которых тоже построили 3 штуки, включая Австралию и Новую Зеландию, причём они так назывались, потому что строились на деньги Австралии и Новой Зеландии и должны были быть переданы флотам этих государств. Австралии передали, а Новой Зеландии показали немножко кукиш.

Д.Ю. Но деньги, поди, взяли.

Клим Жуков. Ну, они же построили. Значит, взяли. Нормально же, всё в порядке. Как раз тут-то и был скандал, потому что изначально правительство заморозило средство на постройку, предложили ограничиться просто броненосным крейсером, вы и так уже понастроили всякой чуши, сколько можно. Но в 1908 году разгорелся скандал, когда были обнародованы планы Германии строить 4 капитальных корабля в год. Тут-то кабинет лорда Асквита…

Д.Ю. Тут и сел старик.

Клим Жуков. Тут и сел старик, да. Ну а руки в глине были. Зачесалися глаза, ну а руки в глине были, значит, вытереть нельзя. В общем, обосрались неслабо совершенно. Им пришлось мал того, что построить линейные крейсера те самые, которые были заказаны, им как раз тогда пришлось раскошелиться на постройку типа «Орион» с 343 мм пушками, дредноутов. И на кораблестроительную программу 1909-1910 года заложили ещё средства для постройки новых линейных крейсеров, ещё более мощных, которые были вооружены 343 мм артиллерией, как у супердредноутов. Это были знаменитые кошки адмирала Дэвида Битти – «Lion» и «Tiger», самые мощные линейные крейсера своего времени. А даже эти самые Инвинсиблы стоили по 2 миллиона фунтов. Т.е. это сразу нужно умножить на 10 и получится сумма в рублях. И на 2, и получится сумма в марках.

Д.Ю. Сильно.

Клим Жуков. Т.е. это получается около 40 млн марок каждый стоил, если на немецкие деньги пересчитать, это безумие совершенно какое-то. Т.е. это можно было, получается, построить 2 «Осляби» на 1 такой отдельный крейсер. Просто караул.

Д.Ю. Т.е. все понимали, что если не построим, нам кранты.

Клим Жуков. Потому что они-то построят.

Д.Ю. Вокруг друзья-товарищи. Все хотят друг другу добра.

Клим Жуков. Да. Но самое главное, что все эти корабли безостановочно плавали друг к другу в гости. Офицеры выпивали, закусывали. Собственно говоря, моряки, включая офицеров, друг к другу очень неплохо относились. В частности, Первая мировая война началась, эти все события начались тогда, когда открывали Кильский канал расширенный, тогда канал императора Вильгельма, и там в гости в Германии была английская эскадра, которой пришлось просто сниматься и валить оттуда, пока войну не объявили. И англичане с немцами замечательно дружили. Более того, среди немцев, именно моряков, не было какой-то жуткой англофобии, они англичан как моряков очень уважали. И, кстати, это было взаимно. Ну а что немцы? Немцы понимали, что нужно тоже строить линейные крейсера, просто как же так? И они построили линейный крейсер типа «Мольтке», которых построили 2 – «Мольтке» и «Гебен», с которым мы потом наплакались в Чёрном море. У них был 270 мм бронепояс в главном месте, это просто реально уже почти линкор. Для сравнения, у Микасы, у броненосца, 229 мм. А тут крейсер, и 270. И главный калибр, опять же, 280 мм. Планировалось оснастить их 305 мм пушками, но министр ВМФ сказал, что фиг вам, обойдётесь, потому что они стоили по 44 млн марок оба.

Ну и более мощным, самым мощным немецким линейным крейсером стал «Зейдлиц» с 300 мм бронёй. Это почти уже дредноут. И пушки у него были 305 мм, причём длиной он был больше любого дредноута, потому что он был 200 метров. А «Гинденбург» был 215 метров в длину. При этом скорость была, конечно, немножко меньше, чем у Зейдлица, но всё равно где-то около 26 узлов, т.е. эта штука ходила очень быстро, 55 км/час , считай. Там дом просто несётся, дом по морю. Ну а третьим… Да, собственно говоря, Дерфлингер, это как раз тоже очень большой корабль, который… это не Зейдлиц, прошу прощения, оговорился, это Дерфлингер, 200 метровый корабль. Ещё 2 его сестры, 2 корабля-сестры – «Гинденбург» и «Лютцов». И вот… я сразу говорю – не буду ничего говорить ни про подводные лодки, ни про эсминцы, потому что иначе мы будем говорить только про них, я могу бредить часами. И все эти линкоры, которые я указал, это суперупрощённая вещь, потому что линкор – это чудовищно сложная машина, в которой всё важно, буквально от заклёпок и броневых болтов, которыми скрепляются подвесные бронелисты, до механических вычислителей, приборов управления огнём, элементарно труб, по которым подаётся вода, конденсаторов, комфортных условий работы экипажа, потому что дредноут был первым кораблём, у которого в кочегарке можно было нормально находиться, а не как в аду. Т.е. экипажу стало гораздо комфортнее работать, он сохранял боеготовность и боеспособность на более длительном отрезке времени поэтому. Поэтому, вот я говорю, пушка, броня, скорость, это так, 5% от того, что составляет готовность линкора, конечно же. Хотя всем видно и впечатляет.

И вот началась Первая мировая война, как известно, в 14 году.

Д.Ю. Все приготовились.

Клим Жуков. Все уже, как мы видим, все готовились, только свист стоял. Это я ещё про австрийцев не рассказал, про русских и про американцев, там тоже было всё нормально, хотя, конечно, куда скромнее. И про итальянцев. Итальянцы строили очень красивые корабли. Наверное, самые красивые корабли, которые строили, строили итальянцы. Но они были не самые сильные при этом.

Д.Ю. Мастера дизайна.

Клим Жуков. У них такие красивые торпедные катера, это вообще сил нет. Любой Ламборджини современный отдыхает. Такое всё прямо офигенное.

Д.Ю. К вопросу о, про тренировку экипажей и эти самые Ламборгини, без джи. Там специально хэ нарисовали, но никто не обращает внимания. Как-то ездил я на соревнования Формула 1 неоднократно. В родной стране, в Сочах построили трассу. Заседал я там в ложе Феррари, понятное дело, и там сверху можно посматривать, как…

Клим Жуков. Что там на пит-стопе делают?

Д.Ю. Да. Так вот, яростный напрыг экипажа, который меняет колёса, и что-то там наливает керосин, я не любитель Формулы 1, не разбираюсь, как профессионал. Но когда за полторы секунды там откручивают 4 колеса, вставляют, 4 других прикручивают и оно уезжает, я вам честно скажу – я в советской армии неплохо служил, но таких боевых расчётов я не видел. А постольку поскольку всех победил Мерседес в который раз, то там прыгали ещё быстрее. Сурово, сурово, очень.

Клим Жуков. Не то слово. Ну, им платили за это, точнее, платят за это, я уверен, и отбирают премиальные каких-то просто племенных производителей, которые могут так скакать.

Д.Ю. Я думаю, там всё в комплексе, и деньги не самое главное. А вот как дрючат, чтобы ловко заряжали и стреляли, это серьёзно. Там стараться все должны, в первую очередь, надо стараться.

Клим Жуков. А когда в тебя будут стрелять 380 мм снарядом, это очень способствует тому, чтобы ты старался, очень способствует.

Д.Ю. Боишься, слон, за свой хобот?

Клим Жуков. Когда заговорит тяжёлая артиллерия.

Д.Ю. Итак, все приготовились.

Клим Жуков. Итак, все изготовились. Но тут выяснилась одна простая вещь, что все очень боятся.

Д.Ю. Ещё бы.

Клим Жуков. Потому что, во-первых, это безумная мощь, совершенно безумная мощь, и что выйдет из столкновения таких кораблей, ничего не понятно. Во-вторых, они просто очень дорого стоят, и потеря одного корабля стоимостью в 44 млн. золотых марок – это, прямо скажем, дыра в бюджете, потому что мало того, что он стоит, его же нужно ещё постоянно поддерживать в боевом состоянии, что просто как насос деньги выкачивает. Хочешь разорить страну, подари ей линкор.

Д.Ю. Наша любимая шутка про Ходжу Насреддина, где там слона на постой ставили.

Клим Жуков. А вот линкор. В Чили поставят линкор, и всё Чили такое …

Д.Ю. Загрустит.

Клим Жуков. Зачем нам такое? И вот ты его кормил, содержал, обеспечивал, строил, раз, его утопили. И чего?

Д.Ю. Ещё и экипаж.

Клим Жуков. А экипажи там по полторы тысячи человек.

Д.Ю. Ещё и социальные выплаты, пенсии вдовам.

Клим Жуков. Т.е. просто караул. И все стали очень сильно бояться, сидели и боялись. Построили эти корабли и принялись держать их у себя в базах, мало ли что. При этом, конечно, откровенно говоря, англичане боялись столкнуться с немцами, хотя английский Гранд-флит был самым мощным во всём мире. Он был самым большим, самым крупнокалиберным, самым толстобронным, всё было у него самое-самое-самое, но было отчётливо понятно, что если с немцами столкнутся лоб в лоб, сделав так, что немцам будет нечего терять, и они просто пойдут на размен корабль кораблём. Конечно, может быть, немцев мы и перетопим (кстати, не факт), но скорее всего, но потом-то что будет? Потом восстановить такой флот уже не удастся. И, таким образом, Англия из ведущей морской державы превратится во второстепенную морскую державу, уступив место американцам.

Д.Ю. Опасно.

Клим Жуков. Т.е. нужно было не просто победить, а ещё и флот сохранить, а это, извините, задача. Поэтому все стали дразнить друг друга при помощи крейсеров. Как обычно, вся тяжесть войны легла на маленькие дешёвые кораблики, которые принялись шакалить по всему миру, грабить рыбаков, отнимать у них селёдку, ну, одно из сражений, предшествующее Ютландскому, это как раз немцы выехали гонять рыболовецкие траулеры английские – при помощи линейного крейсера Зейдлиц.

Д.Ю. Успешно хоть?

Клим Жуков. Ну, это я потом расскажу. По всему миру буквально завертелась эта крейсерская война. Все рассчитывали, что кто-то первый не выдержит, и вытащит погулять свой флот в море. Так, что можно будет как-то его выгодно перехватить, и на выгодных условиях встретив, победить. И, конечно, была серия мелких дра. Битва, например, при Коронеле, когда немцы отловили и утопили 2 английских броненосных крейсера. Потом их самих около Фолклендских… А это около Чили, на побережье Тихого океана, Перу, прошу прощения, на побережье Тихого океана, они оплыли вокруг Южной Америки, и у Фолклендских островов, у побережья Аргентины, их уже поджидали англичане, которые были во главе с линейным крейсером Инвинсибл. Собственно говоря, они утопили 2 немецких крейсера, убили адмирала Максимилиана фон Шпее, в честь которого потом назвали карманный линкор. Сражение в Гельголандской бухте, опять же, там дерутся крейсера. Сражение у Доггер-банки, опять дерутся крейсера. А линкоры стоят в базах и скучают.

Д.Ю. Дорого.

Клим Жуков. Дорого. Сражения, да, там много стреляют, да, вроде как там, даже иногда линейные крейсера с линейными крейсерами издалека сталкиваются, но именно решительного столкновения нет. Немцы, конечно, тоже пошли на далеко идущие шаги, потому что они, во-первых, в нарушение всех законов войны, принялись высылать свои линейные крейсера в набеги на английское побережье, обстреливать мирные города. Это был ещё в 14 году набег на Скарборо знаменитый, когда там погибло какое-то безумное количество мирных жителей. Ну просто взяли мирный город ночью расстреляли из своих гигантских пушек. Опять же, в расчёте на то, что английский гранд-флит погонится за ними, их можно будет вытащить на свои главные силы. Не погнались. Набег на Ярмут – опять не погнались. Ну и, наконец… да, нужно сказать, что флот открытого моря Германии возглавлял адмирал фон Ингеноль. Так вот, он после сражения при Доггер-банки решился своего поста, кайзер просто его выкинул, потому что англичане вытащили известное количество своих кораблей первого класса, но не все. И флот открытого моря мог их расстрелять, буквально разом сократив отставание в кораблях, но он этого не сделал. Вместо этого потеряли броненосный крейсер «Блюхер», который утопили англичане, и уплыли назад. Ингеноль приказал поворачивать в базу Вильгельмсхаффен в Гельголандской бухте. И Ингеноля выкинули, хотя он всего лишь исполнял приказ кайзера, который запрещал использовать линейные корабли без его личного разрешения. Нашли стрелочника.

Д.Ю. Прикольно.

Клим Жуков. Нашли стрелочника, по-другому не назвать. Ну и, конечно, оставалась всегда опасность нового оружия, т.е. подводных лодок, потому что немецкая подводная лодка буквально в начале войны удачно утопила за 1 выход буквально 3 торпедными залпами 3 английских крейсера – Абукир, Хог, Криси.

Д.Ю. Хог – кабан в смысле?

Клим Жуков. Да. Они шли с абсолютными нарушениями всех вообще норм морали и нравственности, с зажжёнными огнями, тихим ходом, без противолодочного зигзага. Ну, они – подарок какой, взяли всем по 2 торпеды ниже ватерлинии, они все и утонули.

Д.Ю. Отлично.

Клим Жуков. Просто отлично. И да, ещё и подводных лодок боялись. Всем было понятно, особенно учитывая начало тяжёлой позиционной войны на суше, основная тяжесть ляжет на флот, т.е. кто-то доложен решиться на что-то. И флоты, штабы флотов разрабатывали сложный план по выманиванию противника в море, чтобы можно было резко напасть и сократить его поголовье до приемлимого. Чтобы потом можно было его или блокировать полностью в базах, или разгромить в генеральном сражении. Причём англичане при этом, конечно, имели инициативу, потому что их флот просто больше. И они предпринимали такую тактику как дистанционная блокада. Т.е. никто, кроме, конечно, лёгких сил, подводных лодок, не блокировал побережье, туда никто не ездил. Зачем? Все сидели у себя в бухтах, а именно в Скапафлоу и в Росайте, и посматривали на немцев. И как только кто-то появлялся в открытом море, его просто перехватывали, топили или брали в плен, и возвращались обратно. Т.е. не приближаясь, осуществляли фактическую блокаду. Т.е. немцам нужно было эту блокаду прорывать, была их задача – вывести флот открытого моря на бой в таких условиях, чтобы перетопить или всё, или большую часть, или нанести просто неоправданные потери. Ну, собственно говоря, с чем и были связаны все эти скотские бомбардировки мирных городов, в частности.

Д.Ю. Чтобы взбесить.

Клим Жуков. Чтобы люьо взбесить, да, оказать давление, в первую очередь, моральное. Одного, конечно, не знали немцы, что крейсер Магдебург выбросился на мель в Балтийском море, его взяли в плен наши, русские, и спёрли оттуда шифровальную тетрадь, которую, верные союзническому долгу, передали англичанам. После чего все немецкие шифрованные переговоры флота перестали быть шифрованными. Специально для этого сделали криптографическую комнату 40, через которую проходили все немецкие шифровки. Т.е. всё, что собирались делать немцы, что передавали шифром, развёрнутым текстом, англичане сразу перехватывали и переводили.

Д.Ю. Т.е. у них тогда шифры не меняли раз в неделю, нет? Не было такой традиции?

Клим Жуков. Нет, они меняли, но это в тетради же шифровальной, там все эти смены записаны. Т.е. нужно было полностью менять всю систему шифров. Это можно было бы сделать, если бы немцы допёрли, что их расшифровывают, потому что англичане тоже хамели, потому что они не реагировали на каждую шифровку, потому что понятно, что там у тебя 2 провала, а третий провал это уже статистика, нужно всё менять. Англичане выжидали того, чтобы можно было этот козырь использовать на полную катушку, чтобы не мелочиться, вот в чём дело. И тут-то, конечно, немцы молодцы, потому что когда они всё-таки решились на генеральное сражение, это очень важно, они не стали давать вообще никаких радиопереговоров. Был режим полного радиомолчания, а сигнал к выходу флота в море это был просто случайный набор цифр и букв, который просто передали в эфир, причём не на флот, а передали на радиостанцию в Вильгельмсхафене. И уже из станции в Вильгельмсхафене оно пошло по кораблям. У тех, кто перехватывает переговоры, было полное ощущение, что флот находится в бухте, а он на самом деле пошёл в море. Причём что означает это SS 45 526\3\01. Смысла в нём нет никакого. Это может быть «всем начать чистить глину», например. Проверка главкома. Поэтому когда немцы вышли на генеральное сражение, англичане до последнего не знали, что они вышли всем флотом. Что ужасно, об этом не знали не немцы.

Немцы долго планировали, как же вытащить англичан на драку. Было понятно, что драка неизбежна и нужно брать инициативу в свои руки, потому что кто первый ударит, тот, скорее всего, и победит. Дело в том, что у немцев, как известно, была очень хорошая система дирижаблей, которые использовали как для разведки, так и для бомбардировки. И в море должны были выйти несколько десятков дирижаблей, которые должны были точно сообщать, куда поедет гранд-флит и поедет ли он вообще. А к базам должны были выйти в режим ожидания подводные лодки, которые должны были сразу же торпедировать всё, что пойдёт мимо. Но тут дело такое. У немцев было поломано несколько кораблей, в частности, тот же самый Зейдлиц, которого после Доггер-банки отчаянно чинили, он там наполучал горячих, линейный крейсер Зейдлиц. И главком, адмирал Шеер, Ральхард Шеер, он совершенно не стремился выходить в море, притом, что его и так меньше, чем англичан, причём серьёзно. И ещё с недоделанными какими-то кораблями, которые останутся в бухте, когда их можно взять с собой. И поэтому операцию откладывали, откладывали, и ещё раз откладывали. Ну и дооткладывались, потому что стало очень сильно портится погода, а режим ожидания у подводных лодок, он же имеет вполне конкретный ограниченный ресурс, т.е. у них кончится еда, вода, горючее и воздух, им нужно будет уходить. И у них был до 1 июня всего лишь. В результате, когда немцы вышли в открытое море, ещё и погода испортилась капитально. Подводные лодки, когда навстречу им вышли всё-таки английские корабли, они никого не смогли торпедировать, им просто пришлось уходить. Причём они даже не смогли сообщить из-за ухудшившейся видимости, кто вышел-то из бухты. Конечно, кого-то они увидели.

Они доложили, что вышло из бухты 6 линейных крейсеров, посчитали, типа такого-то такого-то, так это же обычное дело. Это обычная реакция англичан на какую-то активность немцев. Высылают линейные крейсера, они отлично себя зарекомендовали, они столько уже перетопили немцев всяких замечательных. И несколько линкоров вышло, и точно, линкоров. И что ж тут такого? Для немецкой разведки (у них тоже всё в порядке было с разведкой), было абсолютно всем известно, что на базу линейных крейсеров, они отдельно стояли, линейные крейсера и дредноуты. Дредноуты были Скапафлоу, в Шотландии, линейные крейсера – в Росайте. Что одна из эскадр линейных крейсеров уехала в Скапафлоу, в удобную бухту, для манёвров. Чтобы не ослаблять эту самую группировку линейных крейсеров туда послали на смену временно эскадру броненосцев, там 4 броненосца. Они посмотрели – вот, отлично, вышли. И это же хорошо, потому что это стандартная реакция. И сейчас мы их накроем всеми силами флота, и сразу их перетопим. Таким образом, английский флот сильно сократится, и можно будет с ним бодаться уже лоб в лоб. Англичане при этом не знали, сколько немцев вышло, потому что, опять же, они сохранили полную секретность. И они тоже были уверены, что это очередной набег. Например, просто более крупный, чем обычно. Вот вышло несколько линкоров, вышли линейные крейсера. Так было уже много раз. И, опять же, как это здорово – сейчас можно их всех поймать и перетопить, таким образом, повторив Доггер-банку, только в улучшенном виде, для чего нужно вытащить весь флот в море.

Как писал один из участников, очень красиво, я, к сожалению, дословно не процитирую, забыл записать, он писал жене, видимо. «Дорогая, нет ничего более прекрасного. Из реки вышли 12 кораблей в тихую, лунную, ночь. Не было слышно ничего, кроме плеска волн». Это в самом деле было очень круто, потому что в бой собирался самый мощный броненосный флот в мире за всю его историю. Одновременно 24 дредноута, не считая всякой мелочи. Вот этот человек, который писал такие красивые романтичные строки, он не знал, что всего через несколько дней 8,5 тысяч человек, молодых здоровых мужчин, простятся с жизнью, в общем, не самым приятным способом из всех возможных. Немцы, конечно, были очень храбрыми людьми, потому что у них было значительно меньше кораблей во всех отношениях. Т.е. если сравнить по брутто масса нетто показателям немцев и англичан, понятно, что у немцев вообще никаких шансов нет. Т.е. даже соваться нечего, потому что основная сила открытого моря – это 3 эскадра линкоров, 7 дредноутов под командованием контрадмирала Бенке, и получается у нас… Первая разведывательная группа флота открытого моря, это адмирал Франс Хиппер, это линейные крейсера Лютцов, Дерфлингер, Зейдлиц, Мольтке, фон дер Тан, и 2 разведгруппа лёгких крейсеров – Франкфурт, Висбаден, Пилау, Эльбинг. Ну и т.д. Т.е. у нас, получается, с Шеером всего шли 16 дредноутов, всего 16 дредноутов, 6 броненосцев, старых броненосцев, которых вытащили для массы, чтобы быть не совсем так в отставании, 6 лёгких крейсеров и 31 миноносец. Да, к сожалению для немцев, Байерн как раз с его чудовищными 380 мм пушками, о которых я говорил, не успел войти в строй, он проходил испытания на Балтике, он в Ютландском бою не поучаствовал.

А англичане имели неоспоримое преимущество – 28 дредноутов против 16. Т.е., казалось бы, ловить вообще нечего. Линейных крейсеров – 9 против 5. Ну и опережение по миллиметрам, калибрам просто нечеловеческое. Т.е. там 380 мм, 356 мм, 343 мм против 305 и 280 мм артиллерии немцев. Но у немцев, конечно, был большой козырь – у них были гораздо лучше обученные экипажи, гораздо лучше обученные экипажи. Корабли великолепно бронированы и очень живучи, что как-то компенсировало отставание в калибрах. Да, и очень хорошая броня, очень хорошая броня, продвинутые системы защиты корабля. И они могли, таким образом, попробовать потягаться за счёт лучшей выучки и лучшей тактики, потому что немцы были уверены, что 1 на 1 любой их корабль сможет как минимум потягаться, а может быть и выиграть у любого корабля британцев. Т.е. нужно сделать так, чтобы британцы не сразу все навалились. И поэтому, конечно же, вперёд опять выслали эти самые линейные крейсера в количестве 5 штук.

Д.Ю. А у них там тогда локаторы уже были, или всё только на глаз?

Клим Жуков. Ну как, была радиосвязь вполне себе развитая. Правда, она далеко не современная радиосвязь, это она по тем временам была развитая. И, конечно, на глаз – летали дирижабли, гидросамолёты, бегали эсминцы, лёгкие крейсера в качестве разведчиков, чтобы определить, кто где. Я повторюсь, до последнего никто не знал, что вся эта чудовищная мощь вышла на драку. Все друг про друга думали только самое хорошее, что там чуть-чуть. Итак, ловушка из германских подводных лодок не сработала, и из Росайто вышли линейные крейсера адмирала Дэвида Битти, который был командующим линейных крейсеров Великобритании. А с другой стороны из Скапафлоу вышел, собственно, гранд-флит под командованием главкома ВМФ Британии Джона Рашфорда Джелика, тот самый человек, про которого после Доггер-банки Черчилль сказал, что этот парень может проиграть и войну за 1 день. На самом деле, очень интересный человек. Ему, кстати, как и Дэвиду Битти, на Трафальгарской площади 2 памятных бюста поставлено. Смотрят на колонну Нельсона. Корабли должны были соединиться около как раз, в районе примерно Доггер-банки, и повернуть к Ютландскому полуострову с севера на юг, чтобы выйти в атаку на выгодном ракурсе на какие-то немецкие корабли. Естественно, вперёд выслали разведку – Дэвида Битти с его линейными крейсерами, которым для усиления как раз были пригнаны ещё 4 линкора типа «Queen Elizabeth». Т.е., собственно говоря, сама Queen Elizabeth отсутствовала, а там были Малайя, Ворспайт, ну и 2 других корабля, о которых я уже говорил.

И вот 31 числа соединение Битти где-то в 14:00 шло со скоростью 19 узлов и ничего не подозревало плохого, когда на горизонте вдруг разведывательный корабль, лёгкий крейсер увидел дымы. А это всего лишь немцы, немецкие линейные крейсера тормознули какой-то датский пароход под названием «Фьорд» всего лишь. Посмотрите, что это, не разведчик, что это вообще. И пока пароход спускал пары, его увидели англичане, и увидели немцев, о чём немедленно стукнули Дэвиду Битти. Дэвид Битти тоже был фанатом Нельсона. У Нельсона была очень простая военно-морская тактика, он об этом всегда писал и говорил – какие манёвры, манёвр на флоте может быть только один – атаковать.

Д.Ю. Молодец.

Клим Жуков. Это, конечно, очень круто, но дело в том, что Нельсон плавал на немножко других кораблях с немножко другими огневыми возможностями. Тут нужно было сначала подумать, а потом атаковать, потому что Битти бросился в атаку. Т.е. 2 эскадра линейных крейсеров, 1 эскадра линейных крейсеров оторвалась от дредноутов под командованием Эвана Томаса, т.е. эти самые Куин Элизабеты, которые были пригнаны в качестве усиления. И даже друг от друга они оторвались, растянулись, и пошли в сторону предполагаемой будущей драки. Примерно в 14:51 с Галатеи, это лёгкий крейсер английский, передали по радио, что видят 7 больших дымов в окружении эсминцев, идущих на север. Подумали, что это как раз линейные крейсера. Это не были линейные крейсера, это была ошибка англичан. Но, тем не менее, Дэвид Битти, думая, что отрезает противника от собственных баз, повернул несколько раз, и в 15:30 на скорости 23 узла пошли на сближение. Примерно в 15:20 линейные крейсера всё-таки встретились, немецкие и английские, и увидели друг друга почти одновременно. И идя уже на боевом ходу, на полном ходу около 24-25 узлов, Битти попытался разрезать колонну противника, сделать так называемый кроссинг Т, т.е. охватить голову, что у него, впрочем, не получилось. Да, Дэвид Битти держал флагманский вымпел на линейном крейсере Lion, он очень любил этих своих больших кошек, Lion и Tiger. Адмирал Франц Хиппер не дал охватить себя, потому что был очень толковый тактик. Возможно, не самый инициативный командир, но тактик невероятно толковый. И он не дал сделать охват, и в 4 часа, приблизительно в 4 часа началась драка, т.е. линейные крейсера наконец сблизились настолько, что смогли уверенно поражать друг друга. Дистанция 16 км, всего ничего.

Д.Ю. Ну, если на 20 попадают. Погода хорошая, волнения не сильные?

Клим Жуков. Нет, погода была не очень, всем было понятно, что скоро начнётся шторм. Низкая облачность, постоянные куски тумана туда-сюда по морю мотались, нехороший ветер, сильная зыбь. Т.е. трясло и покачивало, погода была отвратительная, как у нас сейчас за окном, посмотри, как раз как тогда. Блин, меня это пугает. У нас всё-таки не совсем Северное море. Хотелось бы уже плюс 30, но не важно, отвлеклись. Тут англичане сделали тактическую ошибку. Они принялись обстреливать по 2 корабля на 1 вражеский вымпел. При этом, да, англичан было больше, их было 6 линейных крейсеров против 5 немецких. Линкоры, напомню, ещё не подоспели к этому времени, это были только линейные крейсера против линейных крейсеров. И они были, в общем, в среднем мощнее. Но они забыли стрелять по головному, по Дерфлингеру. Когда 2 или 3 корабля одновременно стреляют по 1 мишени, наступает нехорошая вещь, а именно – не понимаешь, чей всплеск твой, и по какому всплеску нужно наводить пушку. И поэтому англичане принялись безбожно мазать. Тут как раз выяснилось, что подготовка артиллеристов, прямо скажем, хромает. А Дерфлингер, никем не обслуженный, принялся бить на выбор в кого хочешь. Есть замечательные мемуары главного артиллериста Дерфлингера, которые называются «В Ютландском бою на Дерфлингере». Там у него буквально с таблицами, поминутно, в кого выстрелили, сколько раз выстрелили, попали – не попали, какой темп стрельбы. Мемуары я очень редко хвалю, тут у него, видимо, был бортовой журнал стрельб собственный, с которого он всё списывал. Ну не может быть, чтобы столько цифр человек держал в башке, это просто невозможно. И он бил на выбор в кого хотел, и постоянно добивался попаданий. В частности, он умудрился попасть во флагманский корабль Дэвида Битти «Lion», и угодил ему прямо в башню. У башни сорвало крышу.

Д.Ю. Болванкой жахнуло по башне.

Клим Жуков. В полном смысле слова, посмотрите картинку, у башни оторвало крышу, начался пожар. Пожар очень нехороший, потому что как по пороховой дорожке из башни пожар перекинулся вниз в крюйткамеру, где хранились заряды, к башне. И только героизм майора артиллериста, который затопил отсек, просто приказал срочно открыть кингстоны, чтобы забортная вода поступила в отсек, и он избежал взрывов, при этом лишился 2 ног сам, но корабль спас. Пожар потушили, воду откачали, дырку заделали, правда, у башни не было крыши временно. И тут-то фон дер Танн вступил, Людвиг фон дер Танн вступил в дуэль со своим визави Indefatigable, как раз собственно против которого он и строился. И 305 мм пушки англичан против 280 мм пушек немцев. Они принялись крошить друг друга буквально как положено. Но Индефатигабл мазал раз за разом, а фон дер Танн дал одно попадание, дал другое попадание, и пристрелявшись, попал чётко в боевое отделение, где хранились уже не заряды, а снаряды. Кстати, не очень понятно, как это произошло, потому что, возможно, он попал не в крюйткамеру, а возможно, попал он, опять же, около башни. А в башне у англичан творился бардак натуральный, потому что, во-первых, англичане хранили картуза… вот, собственно говоря, были шёлковые картуза с карбидом. Так как англичане всё любят делать очень быстро, быстрее всех и лучше всех, когда им приказали много стрелять, они взяли полуторные, а то и двойные боезапасы. Чтобы их куда-то распихивать, они хранились где попало, т.е. не только в штатных боеукладках. Опять же, приказали быстро стрелять, так, чтобы быстро стрелять, они держали сразу несколько картузов сразу в башне, что по немецким уставам было запрещено. А картуз-то шёлковый, его воспламенить – вообще делать нечего. И поэтому, возможно, загорелись несколько картузов, которые взорвались в башне. И уже взрывной волной, не огнём, взрыв ушёл в подбашенное отделение, уже к снарядам. И вот там рвануло. Индефатигабл сломался напополам и утонул.

Д.Ю. Сурово.

Клим Жуков. Осталось в живых 2 человека из 1200.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. Фон дер Танн его утопил. Драка продолжалась очень недолго. В 16:28 с Дерфлингера поступила запись как раз того самого артиллериста, что слышен сильный взрыв, над линейным крейсером «Queen Mary» дымный столб. Необслуженный Дерфлингер добился нескольких попаданий в «Queen Mary», и на «Queen Mary» начался пожар. А «Queen Mary» был один из мощнейших линейных крейсеров вообще всего британского флота. Начался пожар. Да, причём очень интересно, главартиллерист писал, что я приказал задробить стрельбу, чтобы немного рассеялся дым. И тогда он дал последний выстрел, который попал как раз в крюйткамеру. Взорвались снаряды, и «Queen Mary» утонула. Это было, получается, в 16:26. В этот момент Дэвид Битти, как записано в бортовом журнале «Lion», сказал свою знаменитую фразу – какого чёрта происходит с этими хреновыми кораблями, они тонут один за другим!

Д.Ю. What the fuck?!

Клим Жуков. What the fuck is going on with these ships?! Я думаю, немного облагородили, потому что моряк не мог сказать по-другому…

Д.Ю. «В чём дело?»

Клим Жуков. Словом, начало боя было крайне, просто крайне неудачное для англичан, понятное дело. Но тут стало понятно, что только что англичан было больше на 1 корабль, а тут стало меньше на 1 корабль, и у немцев есть серьёзнейшие шансы их вообще-то растрепать. Тут приехали линкоры, которые догоняли Дэвида Битти и, наконец, догнали. Тут тухло пришлось немцам, потому что они, во-первых, А - решились сразу численного превосходства, Б – это были уже не линейные крейсера, это были линкоры. Кстати, немцы приняли бой и с линкорами тоже, добились серьёзнейших попаданий, например, в линкор Warspite, накрыли его несколько раз, что, впрочем, линкору было гораздо менее страшно. Он был гораздо более серьёзно защищён. И немцам пришлось удирать. За немцами поскакал, выхватив шашку, храбрый Дэвид Битти. Там происходило несколько боевых столкновений до тех пор, пока Битти не увидел какие-то подозрительные сигналы какими-то подозрительными прожекторами, которые дают не те корабли, за которыми он гонится. Напоминаю, это уже вечер, падает темнота, уже к 6 часам время приближается вечера по тому времени, местному. И вдруг он понял, что он находится в очень нехорошем месте, а именно, он находится перед лицом всего hochseeflottе. И вот тут-то стало ясно, что это не рейд, это весь флот открытого моря находится на боевом курсе, после чего даже храбрый Битти сказал – упс! И приказал валить. Конечно, немцы его заметили, и Ральхард Шеер погнал hochseeflotte в атаку, потому что он тоже не знал, что гранд-флит английский тоже в полном составе находится неподалёку. И у Битти появился великолепный шанс сделать то, ради чего его и послали. Его послали не заниматься перестрелкой, его послали на разведку, и если что, моментально давать дёру к главным силам.

Д.Ю. Заманить туда немцев.

Клим Жуков. Да. Он получил великолепный шанс заманить туда немцев. Немцы за ним поехали. Битти как, опять же, толковый флотоводец, держал их всё время в зоне видимости, они периодически перестреливались. Вот выехали немецкие корабли в самое страшное место, которое могло быть для них вообще, они оказались 1 на 1 со всем гранд-флитом, их меньше, очень серьёзно меньше. Но их, конечно, спасло то, что они находились в камуфляжной окраске на фоне чёрного неба, а англичане находились на фоне заката, их было лучше видно, т.е. по ним было удобнее стрелять. И англичане под командованием Джерика не ожидали, что сейчас на них выползет такая армада. Они не успели перестроиться на идеальный артиллерийский курс. Они стали перестраиваться, да, стали стрелять, но это был не сокрушающий охват, который мог бы просто накрыть все немецкие корабли. Получилась серия локальных перестрелок, которые, конечно, в конце концов вылились в то, что все эти чудовищные пушки заговорили разом. Это продолжалось очень недолго, около 40 минут. Но как описывают очевидцы, ничего страшнее в жизни не было, потому что, опять же, дистанции боя были очень большие, это ж там не 1,5-2 км, когда можно рассмотреть в бинокль своего противника. Всё началось с больших дистанций, там около 10-15 км, в зависимости от конкретного участка фронта. И вот чёрное небо, и от горизонта до горизонта озаряется вспышками.

Д.Ю. Немедленно вспоминается художественный фильм «Boondock Saints» - и разразилась битва!

Клим Жуков. Firefight! Да-да-да. Я, кстати, хотел заорать, и забыл, спасибо, что напомнил. Звука-то нет, потому что это же свет, он быстрее звука, а потом прилетает грохот, и снаряды падают вокруг корабля, а иногда попадают в корабль. После чего такое впечатление, когда ты находишься на другом конце этого 200 метрового бронированного чудовища, такое впечатление, что лично тебе под задницу дали 100 мм доской. И тут работает твоя артиллерия, после чего ты сразу глохнешь, потому что это там, как я говорил, по 250 кг карбида в каждом стволе.

Д.Ю. Ну, там все уши затыкают.

Клим Жуков. Ну, они вообще на палубе не должны находиться во время стрельбы главного калибра. Но даже на боевых постах было очень громко.

Д.Ю. Даже Томми Ли Джонс упал, когда выстрелила пушка.

Клим Жуков. Да-да-да. На самом деле, если бы он находился на палубе там, где, он находился, около 16 дюймового орудия, и оно бы выстрелило, он бы не упал – он бы упал и не встал после этого никогда, потому что его убило бы, скорее всего, взрывной волной.

Д.Ю. Есть отличная фотка с воздуха, залп «Айовы», где там такие ямы в воде просто.

Клим Жуков. Целая коллекция этих фоток, разных самых. Да, причём только 2 пушками стреляет, потому что 3 пушками она не стреляет никогда. У них там по очереди стволы работают, чтобы прицел не сбивать. Но не важно. Немцам пришлось срочно маневрировать. Конечно, они попытались поставить вместо себя эсминцы, которых было, опять же, катастрофически меньше, чем у англичан, и лёгкие крейсера, и просто крейсера. Висбаден очень сильно пострадал в это время, и тут-то командир 3 эскадры линейных крейсеров, контрадмирал Хорос Хууд, в честь которого потом назвали известный линейный крейсер, Хууд…

Д.Ю. Горацио.

Клим Жуков. Который шёл в авангарде главных сил Битти, бросился на этот самый Висбаден, чтобы порвать его на клочки. И сделал очень зря, потому что он попал под огонь линкоров Hochseeflotte. И буквально после нескольких попаданий, там буквально то ли 5, то ли 6 попаданий, и линейный крейсер Инвинсибл, тот самый, который победил немцев около Фолклендских островов, сделал вот так. Есть хорошая фотка, где у него из всех щелей буквально вырывается огонь, и буквально в течение нескольких минут он разломился, остались торчать только корма и нос. И утонул. По-моему, то ли 6, то ли 7 человек выжило всего, там тоже полторы тысячи человек под нож пошло буквально сразу.

Д.Ю. Охренеть.

Клим Жуков. Да. И воспользовавшись некой неразберихой, от этого самого…. Самый большой дымный столб был ок Queen Mary, потому что после взрыва огненный столб был 2 000 футов, 600 метров. А дым поднимался до 8 000 футов, т.е…

Д.Ю. Атомный взрыв.

Клим Жуков. Весь корабль горел и дымил безостановочно. В общем, потопили ещё и Инвинсибл. После чего, воспользовавшись неразберихой, адмиралу Ральхарду Шееру удалось избежать контакта. Если сначала они бежали в одну сторону, то теперь они стали бежать в другую сторону. Теперь англичане догоняли, а немцы удирали, потому что было решительно ясно, что как только англичане построятся в правильный порядок, то их просто настолько больше, что ловить в самом деле нечего. Поэтому нужно как-то их вывести в неудобное положение. И уже практически ночью произошёл 2 бой линкоров. Правда линкоры оказались с обеих сторон настолько прочные, что по-настоящему утопить никого не вышло. Правда, конечно, в это время Лютцов, т.е. линейный крейсер немцев, наполучал таких горячек, что когда бой закончился, экипаж сказал – ну это чинить, знаете, наверное, уже не будем. И открыли кингстоны, и сами ушли на шлюпках. Лютцов утонул. Но он оставался на плаву, что самое главное. Он не поломался напополам, как Инвинсибл, не взорвался, как Queen Mary, ну да, он просто потерял всякий товарный вид, его решили выбросить.

Д.Ю. Видимо, в двигатель попали, да?

Клим Жуков. Там везде попали, потому что Зейдлиц, например, он вышел из боя и вернулся в базу. Это невероятно вообще, как настолько изуродованная руина может двигаться самостоятельно. Он, вот когда посмотришь на фотки, это огромный, просто гигантский корабль, который идёт с диффирентом на нос и левый борт, причём так, что даже ровное море практически вровень с фальшбортом. И вот так задранная корма. И вот всё это как-то умудряется двигаться, там живого места нет, изрублено буквально всё. Там работает, и то, насколько я помню, ограниченно, всего 1 башня и 1 пушка в башне. Но это как-то доехало, т.е., видимо, с Лютцовым было ещё хуже, но, опять же, он сам не утонул, пока его не утопил экипаж. Кстати, англичане не знали, что утопили Лютцов, потому что это же произошло не у них на глазах. И вот ночь, и происходит перестрелка линкоров. Шеер умудряется выполнить блестящий манёвр, он отправляет в атаку торпедные корабли, даже там линкоры выпускают торпеды и крейсера выпускают торпеды, и отворачивает настолько чётко, что, как говорили некоторые английские морские офицеры, они смогли бы сделать так только на тихой волне во время парада перед глазами первого морского лорда. Т.е. вот так – да, а во время шторма (начался шторм, что самое главное) в бою так чётко развернуться и синхронно уйти, они бы вряд ли смогли. А немцы смогли и ушли, после чего их догонять послали крейсера и эсминцы, т.е. то, что быстро катается. Немцы, конечно, послали отбивать свои крейсера и эсминцы, и, в общем, на этом горячая фаза боя закончилась, это была ночь 1 июня 1916 года. После чего англичане вернулись домой, где их уже ждало сообщение немецкой прессы, что немцы одержали сокрушительную победу.

Д.Ю. Главное – первыми выкрикнуть.

Клим Жуков. Да, заорать, что как мы их, как мы их! Видали, а?! А англичанам, т.к. они ничего не знали, и сохраняли режим известной секретности, им просто нечего было ответить. И это был просто жуткий шок для английского общества, для английского флота, потому что Англия же гордилась всегда тем, что у них самый сильный флот, а у Германии ещё вчера вообще не было никакого флота. Более того, ещё вчера не было даже Германии.

Д.Ю. И они не моряки, в принципе.

Клим Жуков. Да. Ещё вчера была нация мечтателей и философов. И поэтов. Ну и как бы внешний вид, который представляла из себя одна, другая, третья эскадра гранд-флита, говорил сам за себя. А что он говорил – потеряны линейный корабль «Queen Mary», 1266 человек погибло на корабле. Indefatigable – 1017 человек, Invincible – 1026 человек. Броненосный крейсер Диференс – 903 человека. Крейсер Warrior, Black Prince, лёгких крейсеров они не потеряли, зато потеряли лидер, т.е. это, скажем так, маленький быстроходный крейсер, который водил в атаку миноносцы, прикрывая их своей артиллерией. Типперери и некоторое количество эсминцев – 7 эсминцев.

Д.Ю. Жестоко.

Клим Жуков. Итого только на погибших кораблях было уничтожено 5672 человека буквально в течение 12 часов.

Д.Ю. Не самых тупых, специально обученных.

Клим Жуков. Специально обученных, кровь с молоком, цвет нации, потому что на флот какого попало болвана не пошлёшь никак. Они общаются со сложными механизмами, служат долго, их нужно вручную растить, при этом кормить и платить. При этом, конечно, немцы тоже огребли неплохо, но англичане же про это ничего не знали абсолютно. И вот они видят просто изрубленную эскадру, там лучшие корабли все в дырках, практически все, на берег сносят зашитые в парусину тела, это те, кто остался ещё, не утонул. Во все семьи и Капафлоу и Росайто идут телеграммы, что ваш сын, видимо, уже не приедет. Ну и что, нация в трауре была, просто шок. Как минимум, остался шок тогда, когда стало понятно, что ничего страшного в глобальном смысле не произошло. Все ждали 2 Трафальгара, а т.к. его не стало, это было просто гигантское разочарование, потому что они должны были немцев размолотить, и никаких вариантов других не допускалось просто потому, что их сильно больше. Немцы потеряли, собственно, крейсер Лютцов, там погибло 115 человек, старый броненосец Поммерн, помирание, Поммерн помер. Немцы, когда их главком потащил в бой эти броненосцы, они прямо откровенно говорили, что это корабль на 5 минут боя. Ну, так и оказалось. Как только старый броненосец попал под огонь дредноутов, вот его примерно на столько и хватило.

Д.Ю. Слушай, а этот Лютцов, я почему-то помню, что товарищ Сталин какой-то Лютцов…

Клим Жуков. Это следующий. Они там любили обезьянничать названия. Поммерн, погибло 844 человека, и лёгкие крейсера Висбаден, Эльбинг, Росток и Фраунлоб, а также 5 эсминцев. Всего погибло 2115 человек только на утонувших кораблях. Общие же потери в людях составили у британцев убитыми 6093 человека, включая повреждённые корабли, оставшиеся на плаву, раненых 674, и пленных 177. Итого 6945 человек. И немцы – убитых 2551, раненых 507, итого всё вместе 3058 человек. Раненых, понятно, в морском бою бывает сильно меньше, чем убитых, просто потому, что когда корабль тонет, там выжить почти невозможно. Ну, это бронированная цитадель, что происходит снаружи, ты вообще не знаешь, у тебя есть конкретные функции, как у механизма, которые ты должен выполнять. Вот ты сидишь ниже ватерлинии, и я не знаю, долбишь корабельным телеграфом что-нибудь, и больше ты ничего не делаешь, в общем-то, в жизни. И вдруг у тебя пол оказывается потолком, и за переборкой товарищи стучат, что полная жопа. После чего у тебя выбивает заклёпки, в отсек поступает забортная вода, и тут оказывается, что нужно было менять… Ну и, собственно, всё. Если выбросит за борт, то температура воды в Атлантике не способствует купанию вообще ни разу. Если тебя быстро не подберут, ты утонешь. Поэтому вот такие, в 10 раз отличаются у англичан потери в раненых и в убитых. Убитых в 10 раз больше.

Д.Ю. Жестоко.

Клим Жуков. Потому что флот – это элитная служба, но это и максимальный риск. Сражаешься ты редко, но если ты попадёшь под колотушки, есть серьёзнейшие шансы до госпиталя не дожить просто потому, что не придётся доживать до госпиталя. Ну а Ютландское сражение настолько всех напугало, что после этого дредноуты в эскадренном бою не участвовали никогда.

Д.Ю. Дорого очень.

Клим Жуков. Очень дорого, хотя следующее поколение суперсупердредноутов уже после Вашингтонского соглашения 20-х годов 20 века выпущенных, это были настоящие мастодонты бронированные, просто рассчитанные на какое-то невероятное артиллерийское противостояние. Они, конечно, стреляли друг в друга, но так, чтобы вот так – все против всех выползли в море, на это не решался больше никто, потому что риск был чудовищный, что Ютландский бой и показал вполне, когда даже почти в 2 раза более сильный английский флот просто по конкретным тактическим обстоятельствам понёс такие чудовищные потери в людях и технике. Так, что даже Дэвид Битти сказал what the fuck is going on with these bloody ships, holy shit!

Д.Ю. Ужас.

Клим Жуков. Ну а в заключении нужно сказать, что, в общем-то, это то, чем является капиталистическая эпоха в своём высшем развитии. Вот это она и есть. Никаких коммунистов нет, весь мир правильный, капиталистический, кругом рыночная экономика…

Д.Ю. Невидимая рука рынка.

Клим Жуков. И либеральные ценности. Кругом демократия.

Д.Ю. Права человека.

Клим Жуков. Только они. Правда, геев и лесбиянок ещё унижали в это время повсеместно, думаю, в этом причина. Если бы дали порулить геям и лесбиянкам, ничего бы этого не было. Все бы бросились друг друга целовать яростно. Помню, когда в 95 году выпустили фильм «Титаник» Джеймса Кэмерона, который стоил каких-то безумных денег, я аж локти себе сгрыз от обиды, что не выпустили такой же фильм, только про Ютланд.

Д.Ю. Ну, блин, это же совсем другое. В Титанике-то ничего не взрывается. Там если взрывать, то сильно дороже будет. Ну хотя теперь с нынешними технологиями, наверное, взрывать уже можно бодрее.

Клим Жуков. Англичане говорят (говорят), с 2008 года снимают художественный фильм про Ютланд. Что-то так до сих пор и не сняли. Я боюсь, что это будет такой ютландский «Викинг».

Д.Ю. Где англичане победят, я думаю, да.

Клим Жуков. Если подвести итог, то англичане, конечно, победили, потому что у них задача была ровно одна – не дать немцам прорвать блокаду. Они не дали. Т.е. кайзер испугался настолько, что больше hochseeflotte ни разу с англичанами шпагу не скрестил. Поэтому, в общем, да, англичане безусловно победили, поэтому я и говорю, что несмотря на все чудовищные потери, у англичан в глобальном смысле ничего страшного не случилось.

Д.Ю. Но всё равно, подводя, так сказать, итог, что лично мне больше всего понравилось – никаких большевиков, никакой России, ничего нет, здесь мы увлечённо режем друг друга за свои капиталистические интересы.

Клим Жуков. Да, конечно-конечно.

Д.Ю. Каковые в рамках их неразрешимых противоречий решаются только вот так. Рассказывать после этого, какие там где-то сидят мерзкие, противные, плохие, которые всем жить не дают, угнетая чеченских геев… Смотрел, кстати, как очередной финн там вылез – а как там у вас с геями в Чечне? Мария Захарова немедленно предложила – давайте, свяжитесь с Рамзаном Кадыровым, езжайте, посмотрите, как там.

Клим Жуков. У нас с геями в Чечне всё отлично.

Д.Ю. Всё отлично, да. Это всё, уже никуда не поехали. Ну, прекрасно, да. Очень познавательно и информативно.

Клим Жуков. Причём 44 млн золотых марок на корабль, который предназначен ровно для одного, у него никаких других задач нету – чтобы утопить другой такой же корабль, или напугать до поноса всех остальных, чтобы тебе сразу сами отдали все свои деньги, нефть, уголь, бананы, что ещё там есть.

Д.Ю. А для этого можно стрелять по мирным городам по ночам и рассказывать о нарушениях прав геев в Чечне. Молодцы.

Клим Жуков. Да. Что характерно, эти люди до сих пор не изменились ни на 1 мм.

Д.Ю. Они и не могут измениться.

Клим Жуков. Вы посмотрите, чем они заняты сейчас – ровно тем же. Просто они этих кораблей красивых больше не строят, они строят другие красивые корабли.

Д.Ю. А вопросы решают те же самые.

Клим Жуков. Да, и корабли, я вас уверяю, предназначены ровно для того же, чтобы доплыть до вас и заставить вас бесплатно отдать все ваши деньги, нефть, бананы, что у вас ещё есть полезного.

Д.Ю. Со многими такое и произошло. Спасибо, Клим Саныч, неожиданно, не слышал про такое сражение.

Клим Жуков. Стараюсь. Я уверен, что был бы тут специалист, можно было бы 20 роликов про Ютландский бой записать, потому что каждый отдельный эпизод – это дико интересно. Я просто, т.к. за 1 раз, и нужно было ещё предысторию рассказать, обо всё так, широким мазком.

Д.Ю. Отлично, спасибо.

Клим Жуков. Старался.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

21.06.17 13:41 Клим Жуков про Ютландское сражение, комментарии: 239


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 10

Gerzzzz
отправлено 21.06.17 20:57 | ответить | цитировать # 1


Вот это подарочек! Спасибо комрады! Сейчас засмотрим!


Сильвин
отправлено 21.06.17 22:09 | ответить | цитировать # 2


Возможно, об этом уже написали, но из-за модерации прочитать до своего комментария не успел.

У Клима Александровича две существенные фактические ошибки.

Во-первых, не "D", а "Der Tag". Это немецкий, а не английский мем был. Об этом, кстати, сказано в дальнейшем самим автором ролика: англичанам достаточно было сохранять статус-кво, желательно без потерь в линкорах. А вот тевтонам без потопления вражеских дредноутов своими - никак.

Во-вторых, Фолкленды... Тридцать пять лет в этом году исполнилось!! Война Великобритании и АРГЕНТИНЫ (Аргентины, Карл!!!) за архипелаг в АТЛАНТИКЕ (какое Перу???!).


Jalaladin4
отправлено 26.06.17 02:11 | ответить | цитировать # 3


Здравствуйте, Клим Александрович, а можете как-нибудь рассказать про архитектуру средневековых крепостей? А то осады часто фигурируют, а как архитектуру и логику средневекового строения не знаем, может книжки какие грамотные существуют? А то, в интернете очень трудно найти самому.


Dmitriy2711
отправлено 26.06.17 23:32 | ответить | цитировать # 4


Клим Александрович, небольшое уточнение. Английская схема бронирования - максимальная площадь бронирования, развитое вспомогательное бронирование, а французская - толстая броня, и её участие в обеспечении плавучести (бронирование выполнено в виде "тонкой полосы" вдоль всей ватерлинии и сверху как крышка броневая палуба). Во время Цусимской битвы французская схема бронирования использовалась на русских кораблях.


Kornet107
отправлено 27.06.17 17:29 | ответить | цитировать # 5


В тексте встретилась досадная опечатка в слове "дифферент"

указанное слово употреблено в виде:

> "...с диффирентом на нос и левый борт,..."

В целом понравилось. Клим Александрович очень харизматично выступает.


Kasan
отправлено 29.06.17 22:32 | ответить | цитировать # 6


Радиоспектакаль говорите? По больше бы таких радиоспектаклей.


S1nz3T1c
отправлено 02.07.17 17:16 | ответить | цитировать # 7


а что можно почитать про данную тему?


StanislavSP
отправлено 02.07.17 23:56 | ответить | цитировать # 8


ШИКАРНО!!!! Надеюсь Климус расскажет по поводу подводных лодок также
Спасибо!


Macrolenes
отправлено 09.07.17 01:25 | ответить | цитировать # 9


когда первый раз узнал про этот бой - тоже не без влияния опера если не ошибаюсь, и было это почти ровно в его столетие, то был поражён его масштабами - до этого и не дуал что вообще столько линкоров и линейных крейсеров у кого-то было одновременно...


АртемФ
отправлено 18.07.17 10:40 | ответить | цитировать # 10


Здравствуйте, совсем недавно увлекся Вашими роликами, нахожусь в полном восторге, особенно замечательно когда еду в командировку на авто в течении 5-7 часов и рад что есть послушать полезного, одна просьба, если не трудно в начале роликов называйте дату записи, так как часть ваших шуток понятна в контексте происходящего в мире. С уважением, А.Федоров



cтраницы: 1 всего: 10

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк