Разведопрос: Анатолий Вассерман про мировую обстановку, социализм и Собянина

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

09.07.17







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Анатолий Саныч, добрый день!

Анатолий Вассерман. Здравствуйте.

Д.Ю. Как ваше ничего?

Анатолий Вассерман. Ну так, в общем нормально, работа есть, работы много, а это по нынешним временам самое важное. Ну а единственное, конечно, что огорчает – что пока не удалось найти возможность финансирования исследовательской программы по предстоящему социализму, ну так время есть, исследования займут 5-6 лет, а нужная для этого дела вычислительная мощность, по последним расчётам, накопится лет через 10, плюс-минус лапоть. Раньше я ожидал, что это раньше будет – где-то году в 2023-25, но в последние годы резко сократилась скорость роста тактовой частоты процессоров, причём это по причине, которую вы хорошо знаете – что раньше именно необходимость реалистичных картинок в играх тянула вверх производительность компьютера в целом и частоту процессора в первую очередь, а сейчас достигнут уже такой уровень реалистичности, что нет смысла его подстёгивать, причём мощность процессоров, которая для этого нужна, заодно достаточна и для большинства других задач. Поэтому сейчас растёт тактовая частота только процессоров для всяких спецприменений, а самые массовые остановились почти на одном уровне, из-за этого вычислительная мощность, нужная для управления всем мировым хозяйством, как единым целым, в реальном времени будет достигнута на несколько лет позже, чем я рассчитывал. Ну, как говорится, нет худа без добра – это даёт дополнительное время на исследования, так что будет возможность получше подготовиться. А в остальном всё нормально.

Д.Ю. Так это что же получается – большевики поторопились в 1917 году, если через 100 лет мощностей не хватает?

Анатолий Вассерман. Вы знаете, нет, не поторопились. Дело в том, что тогда номенклатура производства была на несколько порядков меньше нынешней, но вот сейчас общее число наименований продукции в мире порядка сотни миллионов – но это и то если откинуть всякие дублирующиеся названия, когда, скажем, одну и туже ацетилсалициловую кислоту выпускают под десятком марок, просто потому что каждая запатентована. Если вот такие рекламные дубли откинуть, порядка сотни миллионов, а век назад вся номенклатура мирового производства была меньше миллиона названий, а 1,5 века назад, когда Маркс с Энгельсом свои разработки вели, там было вообще всего несколько десятков тысяч. А тонкость тут вот в чём: число арифметических действий для построения оптимального плана пропорционально как раз числу названий в степени 3,5, т.е. если вы увеличиваете в десятеро число наименований – объём расчётов в 3 тысячи раз. Поэтому практически где-то до 1950-го года плановое хозяйство развивалось очень успешно, и то приходилось всё-таки подчинять единому плану только ключевые отрасли, на рубеже 1940-50 годов в Советском Союзе 9/10 объёма производства обеспечивали хозяйства, находящиеся в единой собственности и работающие по единому плану, а 9/10 разнообразия производства обеспечивали артели, т.е. хозяйства, принадлежащие тем, кто на них работает, и работающие, соответственно, по собственным планам. Так вот, что самое интересное – что, как показывает современный анализ математики управления, именно такой расклад наилучший, и в самых успешных экономиках мира, в частности, в китайской, соотношение примерно такое же, но, правда, в Китае, если смотреть в ценовом выражении, то доля продукции, выпускаемой частными предприятиями, выше, почему – потому что там большая часть частников работает на экспорт, и там средний уровень цен гораздо выше, чем в Китае. Если сделать поправку на вот это различие между внутрикитайскими и экспортными ценами, то получается, что там тоже примерно такое же соотношение, какое было у нас.

И всё шло хорошо до тех пор, пока Никита Сергеевич Хрущёв не поломал эту систему в конце 1950-ых годов: все промышленные артели и артели бытового обслуживания национализировали, причём даже не выплатили их работникам стоимость национализированных средств производства. Добрую половину с/х артелей тоже превратили в государственные предприятия, как тогда говорили – совхозы, т.е. советские хозяйства, а оставшимся колхозам, т.е. коллективным хозяйствам, вменили в обязанность выполнять почти все те плановые показатели, которые предписывались совхозам.

Д.Ю. Молодец какой! Не зря наша интеллигенция его так любит, а?

Анатолий Вассерман. Ну да. Вообще должен сказать: я уже не первый год анализирую разные решения Хрущёва и неизменно убеждаюсь: из всех вариантов, бывших в его распоряжении в какой-то момент, он всегда безошибочно выбирал наихудший.

Д.Ю. Талант!

Анатолий Вассерман. Да.

Д.Ю. А может, специально?

Анатолий Вассерман. Нет, думаю, он верил в это дело искренне. Надо сказать в его оправдание, что тогда вот эта вот математика планирования ещё была толком не проработана, ну т.е. то, что планирование сводится к решению систем линейных уравнений – это показал ещё Василий Васильевич Леонтьев в начале 1920-ых годов, но вот вычислительной сложностью этой задачи занялся Виктор Михайлович Глушков только в конце 60-ых, а до того как-то никто не задумывался над тем, что решить эту самую матрицу материального баланса – это в чисто вычислительном отношении большая и тяжёлая работа, поэтому не понимали, что из этого следует.

Ну а что касается реформы Хрущёва, в результате число наименований, которыми должен был заниматься Госплан, возросло в десятеро, т.е. объём расчётов увеличился в 3 тысячи раз. Понятно, что никто не мог с этим справиться, поэтому, в принципе, к тому времени Госплана не хватало даже на государственные предприятия, поэтому пользовались не точными расчётами, а приближёнными, но более-менее качественными. А тут пришлось пользоваться значительно более примитивными приближениями, и качество планирования резко ухудшилось. И вот с тех самых пор и начались у нас разнообразные проблемы.

Д.Ю. А вот помню такие вещи: в отличие от многих наших зрителей, слушателей и читателей, мы в Советском Союзе жили и многое помним, например, вот у нас никогда не продавалось авокадо, например, всякие тропические овощи и фрукты, да и наших-то овощей, будем откровенны, было не так, чтобы сильно много. С голоду никто не пух, но рацион был не шибко разнообразный – раз.

Анатолий Вассерман. Ну, с овощами мне было легче – я-то с Одессы.

Д.Ю. Да, вы-то на юге жили, там было попроще. Штаны: я был молод, мне хотелось носить модные штаны – штанов модных не было. Т.е. с голым задом никто не бегал, но, мягко говоря, изобилия никакого не наблюдалось. Бытовая техника: магнитофон, просто магнитофон купить было непросто, видеомагнитофон – надо было год в очереди стоять, он стоил 1200 рублей, при этом я за каким-то бесом должен был записываться в очередь, ждать, т.е. государству мои деньги были неинтересны. Мебель всю почему-то норовили купить либо югославскую, румынскую, ГДР-овскую, машин нету, и как-то вот с планированием-то не очень было.

Анатолий Вассерман. Ну как вам сказать: во-первых, большая часть того, что мы застали – это уже как раз тот период, когда планирование было техническим, затруднительным. Во-вторых, некоторые из решений, с последствиями которых мы сталкивались, были, с тогдашней точки зрения, обоснованы: например, личное автовладение не развивали сознательно, делали ставку на общественный транспорт, и теперь, когда личные автомобили есть почти у всех, видно, что тогдашнее решение было, в общем-то, разумным. По западной статистике, только если 4 человека из 5 пользуются общественным транспортом, для 5-го человека на личном автомобиле найдётся на улице место, иначе пробки нарастают катастрофически. Вот сейчас, кстати, в Москве многие проклинают Собянина за искусственное создание трудностей для автомобилистов, но это следствие того, что развитие общественного транспорта в 1990-е вообще практически прекратилось, а во многих городах его вообще поснимали, в Москве ещё большую часть сохранили, и теперь, чтобы вынудить людей снова привыкнуть к общественному транспорту, нужны вот такие силовые приёмы. Но, правда, я бы на месте Собянина начал всё-таки с резкого наращивания общественного транспорта даже ценой значительных дотаций, потому что это дотации всё равно дешевле, чем строить бесчисленные развязки и эстакады.

Д.Ю. Конечно! Я, с вашего позволения, дополню: был как-то в городе Париже, там тогда был мэр-гомосексуал, за что многие парижане его не очень… Так вот, мэр-гомосексуал: правая полоса, т.е. вот дорога в 4 полосы, самая правая – она для общественного транспорта, там ездят только автобусы и только такси, она отделена не разметкой, а «лежачим полицейским», который вдоль дороги. Там ездит общественный транспорт, вот ты можешь ездить в одной полосе левой, в одной! Дальше: светофоры стоят, ну просто, я не знаю, у меня отличные фотографии есть – там через каждые 30 м по светофору, т.е. там перемещаться на личном транспорте физически невозможно, притом, что тебе, естественно, негде запарковаться. Как же это так – вот злого Собянина нет, и вдруг такое? Как же это так, а, получается? По всей видимости, вообще никто не может с таким количеством справиться.

Анатолий Вассерман. Ну как вам сказать, у меня, конечно, к Собянину есть, так сказать, старые личные счёты, учитывая, что я 12 лет входил в одну из групп советников Лужкова, и естественно, меня замена московского мэра тюменским макетом изрядно огорчила, но тем не менее, должен сказать, что именно по части транспорта в городе как раз Собянин выполняет больше рекомендаций нашей группы, чем Лужков. Ну и понятно, почему – потому что Лужков, в общем, не хотел падения своей популярности, поэтому многие необходимые, но явно непопулярные меры откладывал, а Собянину терять было нечего.

Д.Ю. Я, как человек посторонний, в Москве бываю только наездами, как турист, естественно, бегаю не по Ясеневу, а где-то в центре, осмелюсь заметить, с точки зрения приезжего человека, город вообще другой стал, это настолько преобразилось, настолько стало лучше и красивее, что впору разинув рот ходить. Чем там кто не доволен, лично мне понять затруднительно. Я вот живу в райцентре – в городе Санкт-Петербурге, в центре в самом, осмелюсь заметить, что я всё время перемещаюсь только на метро, т.е. из моей подворотни до 8 часов вечера лучше вообще не выезжать, иначе можно наслаждаться свежим воздухом внутри своей железной коробки, послушать музыку приятно провести время. Смысла… никуда ты не уедешь.

Анатолий Вассерман. Ну и возвращаясь к советской власти, отмечу ещё одно решение, которое многих огорчало, но было, с тогдашней точки зрения, оправданным: почему у нас не производили джинсовую ткань?

Д.Ю. Так-так!

Анатолий Вассерман. Потому что стандарт запрещал делать ткани с линючей окраской.

Д.Ю. А-а. Красили бы, как следует.

Анатолий Вассерман. Ну т.е. иногда такое бывало, но только как производственный брак. А джинсы – там одна из главных фишек то, что в каких-то местах ткань быстро выцветает, в каких-то быстро вытирается добела, и т.д. Соответственно, такую ткань тогда у нас считали браком, причём, что характерно, считали не только в Госстандарте, но большая часть народа тоже относилась к такой ткани резко отрицательно, и ради сравнительно немногочисленных любителей джинсов никто не хотел менять стандарты.

Д.Ю. В нашем детстве ходил другой слух: что весь хлопок шёл на производство пороха – на штаны не хватало.

Анатолий Вассерман. Ну, действительно, среднеазиатский хлопок сравнительно коротковолокнистый, т.е. делать из него пряжу, конечно, можно, но пряжа получается слабее, чем, скажем, из египетского или американского хлопка – там выращивают длинноволокнистый, поэтому, действительно, у нас значительная часть хлопка шла на разную химическую переработку. Действительно, и основа пороха – нитроцеллюлоза значительно лучше получается из хлопка, чем из древесины, требуется меньше возиться с очисткой, и вискоза – это ацетилцеллюлоза, которая вытягивается в волокна, похожие на шёлк, её тоже из хлопка гораздо легче делать, так что, действительно, большая часть среднеазиатского хлопка у нас шла не на ткани, а на переработку, хотя, кстати, в самой Средней Азии с давних пор научились из этого хлопка делать очень интересные ткани, но для массового производства предпочитали всё-таки завозить египетский хлопок – с ним работать намного проще. Но в любом случае порох был не самой массовой продукцией из среднеазиатского хлопка, большая часть его перерабатывалась на этот самый искусственный шёлк - ацетилцеллюлозу.

Д.Ю. А вот вопрос сразу: вспомнили про Египет, а вот у нас рядом Сирия, а там война. А из-за чего война? Правду говорят, что там трубу хотят проложить, и тогда нашему газу кранты? За что мы там воюем-то?

Анатолий Вассерман. Ну, дело не только в трубе.

Д.Ю. Т.е. труба фигурирует, да?

Анатолий Вассерман. Да, ну, естественно, Катар стал главным спонсором террористов в Сирии именно в надежде таким образом пробить коридор для свой трубы.

Д.Ю. А у них много газа, в Катаре?

Анатолий Вассерман. Понятно, что он по разведанным запасам в первой тройке в мире, т.е. Катар, Иран и РФ, но поскольку геологоразведка продолжается, они всё время меняются местами внутри этой тройки, но в любом случае вся тройка с очень большим отрывом от любых других поставщиков газа. Так что Катар нам реальный главный конкурент.

Д.Ю. Конкурент. Ну т.е. речь о том, что если они через Сирию доведут трубу до Средиземного моря, они сразу начнут снабжать всю Европу и подорвут нам продажи, да?

Анатолий Вассерман. Ну, всю не получится…

Д.Ю. Но нагадят всё равно?

Анатолий Вассерман. …- в Европе сейчас структура газопроводов такая, что качать с севера на юг гораздо проще, чем с юга на север, но по крайней мере Балканы и Апеннины они совершенно точно будут полностью снабжать. Ну, во-первых нам это не так уж страшно – сейчас строится газопровод «Сила Сибири», и хотя, конечно, цена газа в Китае поменьше, чем в Западной Европе, ну так и расстояние перекачки меньше, так что нам хватит. А во-вторых, всё-таки это не единственная причина, очень важную роль сыграло и то, что американцы с саудовцами, кто там был инициаторам, а кто на подхвате, сейчас уже сказать трудно, но они поставили себе целью ликвидировать всю демократическую власть в арабских странах. Ну, вы же знаете, что знаменитая методичка Шарпа «От диктатуры к демократии» ведёт, на самом деле, от демократии к диктатуре, поскольку если попытаться применять эти рецепты против диктатуры, то вы успеете сделать максимум один из описанных Шарпом 120 шагов, второй трудно будет делать переломанными ногами. Но цель у них была именно ликвидация всех демократий в арабском мире.

Д.Ю. Начали с Туниса, который, вроде ж, приличный был совершенно.

Анатолий Вассерман. Тунис, ну, Египет – не совсем демократия, по западным меркам, поскольку там была запрещена деятельность «Братьев-мусульман».

Д.Ю. Надо срочно разрешить!

Анатолий Вассерман. Да, но в итоге таки «Братья-мусульмане» победили там на президентских и парламентских выборах и за год довели страну до такого состояния, что военные их свергли, и практически весь народ, в т.ч. и те, кто голосовал за «Братьев-мусульман», возрадовались до плеши, ибо суметь за год развалить экономику целой страны – это надо очень постараться.

Д.Ю. Ну, такие таланты – они ж везде, как я понимаю? Именно такие.

Анатолий Вассерман. В общем, да. Но недаром «Братья-мусульмане» запрещены практически по всему арабскому миру, кроме разве что Катара, ну и ещё в одной неарабской стране они в фаворе – это Турция. Нынешняя правящая Партия, если я не ошибаюсь, справедливости и прогресса – фактически это одна из политических организаций, отпочковавшихся от «Братьев-мусульман».

Д.Ю. А чего они хотят-то, эти «Братья-мусульмане»? В двух словах – что им надо?

Анатолий Вассерман. В двух словах – им надо жизнь строго по шариату, а то, что шариат составлялся в 7-8 веках н.э., и сейчас там многое уже, мягко говоря, не работоспособно, это их не волнует. Но в этом смысле самые крутые – это, конечно, салафиты.

Д.Ю. Они же ваххабиты, да, по-нашему?

Анатолий Вассерман. Ну да, у нас их называют ваххабитами по отчеству главного теоретика – Мухаммад Ваххабович Тамими в 18 веке довёл идею возвращения к заветам предков, салаф, до логического завершения, а именно он заявил, что любой мусульманин, не желающий жить так, как жил пророк Мухаммад и первые халифы, враг ислама и подлежит уничтожению.

Д.Ю. Молодец какой!

Анатолий Вассерман. Да, но ваххабиты, кстати, ещё при жизни самого Мухаммада Ваххабовича ухитрились даже разбить знаменитый Чёрный камень.

Д.Ю. Зачем?

Анатолий Вассерман. Ну знаете, тот – это метеорит, вмурованный в угол построенного в честь его падения кубического храма. Кааба – это, собственно, арабское произношение греческого слова «куб». Так вот, по их понятиям, поклонение каким бы то ни было материальным предметам – это многобожие.

Д.Ю. Повинен смерти.

Анатолий Вассерман. Да. Они поэтому уничтожают гробницы всяческих праведников, потому что люди обращают внимание на эти гробницы, а значит, отвлекаются от мысли о непосредственно Боге.

Д.Ю. Ну, азиатские кладбища, они же такие – т.е. я в Узбекистане наблюдал: кучка камней, а если авторитетный гражданин умер, то ему строят мазар, как склеп.

Анатолий Вассерман. Да, ну так вот эти самые мазары они старательно уничтожают. Но тогда, в 18 веке, их из Мекки вышвырнули, чтобы не подрывали бизнес, поскольку главные доходы Мекки от паломников, которые ходят поклоняться этому самому Чёрному камню. Более того, самого Мухаммада изгнали из Мекки в 622 году именно за то, что он говорил, что Бог на небе, а Чёрный камень, хотя и упал с неба, но сейчас он уже на земле, и особой святости в нём нету, вся улетучилась по дороге. За это его и выгнали. Потом он, прожив несколько лет по соседству, в Ясрибе, но сейчас это название вышло из употребления, его называют Мадина ан-Наби, т.е. Город пророка, чаще просто Мадина – город. Так вот, он там несколько лет прожил, собрал вокруг себя большую группу сторонников и пошёл силой возвращаться в Мекку, но там народ резко сплотился, опять же, чтобы не терять бизнес, и в итоге Мухаммад с ними договорился на том, что Чёрный камень заслуживает поклонения, как свидетельство всемогущества Бога, способного даже с неба камни кадить. На том и договорились. Кстати, в христианском каноне заповедь «Не сотвори себе кумира и всякого подобия» трактуется в том духе, что, конечно, молиться всяким иконам, статуям, могилам праведников можно и даже нужно, потому что это земные проявления благодати и святости, ниспосланной Богом.

Д.Ю. Полная растерянность – а что ж тогда «кумир»? Что это такое – «не сотвори себе кумира»?

Анатолий Вассерман. А кумир – это если вы, скажем, обращаясь к Николаю Мирликийскому, покровителю странствующих и путешествующих, будете просить его, чтобы он вас сохранил в путешествии, забывая о том, что он вас хранит не своей силой, а Божьей благодатью, ему когда-то дарованной.

Д.Ю. Однако!

Анатолий Вассерман. Однако. Т.е. в христианском каноне вы можете молиться любым земным проявлениям Божественного, но должны понимать, что это именно проявление, а не самостоятельная сущность.

Д.Ю. И вот у нас «Братья-мусульмане», так… Вахабиты.

Анатолий Вассерман. А «Братья-мусульмане»…А вот Ваххаб твёрдо заявил, что любое поклонение чему-то земному отвлекает от мысли о Боге, а посему все земные объекты поклонения должны истребляться.

Д.Ю. Молодец.

Анатолий Вассерман. Ну, в итоге его сторонниками остались на долгое время фактически только кочевые бедуины…

Д.Ю. У которых и так ничего нет, да?

Анатолий Вассерман. Да, но в начале 1920-ых годов, когда Англия с Францией перекраивали доставшуюся им часть Османской империи, самим туркам удалось отстоять Анатолийский полуостров и небольшой кусочек Балкан в непосредственной близости к Стамбулу, всё остальное Англия и Франция поделили, на Балканах кинули по кусочку грекам и югославам, а арабские земли поделили между собой.

Д.Ю. Т.е., как это теперь принято говорить, заложили атомную бомбу, да?

Анатолий Вассерман. Да, кстати, действительно, заложили. Тогда была возможность выстроить, скажем, отдельное курдское государство, отдельное государство арабов-суннитов, отдельное арабов-шиитов, отдельное даже для арабов-христиан, и внутри каждого этого государства была бы ну не то, что полная тишь да гладь, да Божья благодать…

Д.Ю. Но всяко поспокойнее, да?

Анатолий Вассерман. Да, поводов для конфликтов было бы мало. Но если нет повода для конфликта…

Д.Ю. А смысл?

Анатолий Вассерман. … то тогда никто не обращается к высшей власти, а живут своим разумением, поэтому арабский мир раскроили так, чтобы создать побольше поводов для конфликтов. И вот, в частности, Меккой и Мединой много веков правили потомки самого пророка, ну правда, он сыновей не оставил, но одна из его дочерей – Фатима вышла замуж за его двоюродного брата Али Абуталибовича Курейшина, и потомки от этого брака, причём потомки по прямой мужской линии, живы до сих пор. И вот много веков представители этого рода правили Меккой и Мединой. Но англичане расплатились с вождём кочевых бедуинов Саудом за то, что тот с подачи знаменитого английского разведчика Лоуренса поднял во время Первой мировой войны восстание против турок, ну и надо сказать, действовали эти партизаны успешно. Так вот, они отдали Сауду под управление Мекку и Медину, ну и несколько окрестных мелких королевств, а чтобы на них не обиделись все мусульмане за то, что они отняли владение у потомков пророка, они из земель, которые ранее обещали отдать евреям, восточную часть – Трансиорданию, т.е. то, что за рекой Иордан, отдали в управление вот этому самому семейству, его называют сейчас Хашимитами по имени кого-то из членов семейства, я не помню, чем именно прославленного. Создали королевство Трансиорданию, но потом, когда в 1947 году вступила в силу резолюция № 181 ООН, по которому землю между рекой и морем поделили на 6 секторов, и сектора эти через 1 отдали под 2 независимых государства – арабское и еврейское. Так вот, как только резолюция вступила в силу, сопредельные арабские страны тут же заняли земли, отведенные под арабское государство, и попытались занять земли, отведенные по еврейское, в частности, Трансиордания захватила небольшую полосу на западном берегу реки Иордан, и с тех пор называется просто Иордания. Ну а что касается остальных влиятельных арабов, то они тогда, в начале 1920-ых, согласились с тем, что Мекка и Медина попали под управление этих фанатиков, почему – потому что они знали, что ваххабиты в равной мере ненавидят все остальные течение я в исламе, а значит, не будут никому отдавать предпочтение при организации хаджа, будут впускать всех остальных арабов на равных основаниях, не препятствуя шиитам или алавитам, которых вообще не вполне ясно, к кому они ближе – к мусульманам или к христианам. Поэтому тогда все с этим смирились. Ну а более умеренные группировки салафитов, не провозглашающие, что любой, кто не с ними – враг, подлежащий уничтожению, эти группировки традиционно именуются «Братья-мусульмане».

Д.Ю. Полезные какие люди, а?

Анатолий Вассерман. По крайней мере они не стремятся убивать всех и сразу. Кстати, насчёт всех и сразу: было у меня несколько публикаций, где я писал, что независимо от того, каких политических взглядов в данный момент придерживался Лейба Давидович Бронштейн…

Д.Ю. Он же Лев Троцкий.

Анатолий Вассерман. … одно оставалось неизменным – он хотел всего, сразу, и любой ценой, и вот, поскольку, как я сказал ещё где-то, по-моему, в конце 70-ых, «любую цену» всегда платят из чужого кармана, то и вокруг него неизменно группировались те, кто хотел всего, сразу и любой ценой, поэтому Хрущёв независимо от своих политических убеждений в эмоциональном смысле классический образец троцкиста, поэтому знаменитая группа неоконов, новых консерваторов, которые при младшем Буше определяли практически всю политику Соединённых Государств Америки, они все в молодости входили в разнообразные троцкистские кружки и организации, и хотя потом из марксистов стали антимарксистами, но вот стремление получить всё сразу и любой ценой у них осталось.

Д.Ю. Удивительный случай имел в жизни: прибыл в город Сан-Франциско, собрался там посетить главное питательное учреждение под названием «Stinky Rose» - «Вонючая Роза». Почему-то я туда не попал, а за углом внезапно обнаружил книжный магазин – люблю. Зайдя в книжный магазин и пройдя вдоль 20 шкафов примерно, они все набиты троцкистской литературой. Я как-то это… вроде, наш коммунизм-то вовсе не про Троцкого, и Троцкий-то был признан массой народу нехорошим человеком, получил ледорубом по башке и скончался в конце концов. Откуда у них такая тяга к этому делу, почему именно троцкизм?

Анатолий Вассерман. Ну вот именно потому, что всё сразу и любой ценой, это очень американская мечта.

Д.Ю. А вот наш Анатолий Чубайс – он зачем фотографировался у могилы Троцкого?

Анатолий Вассерман. Ну, примерно по той же причине. Кстати, ледорубом по башке он получил не за инакомыслие, а за то, что в условиях уже начавшейся Второй мировой войны стало ясно, что кто бы ни напал на Советский Союз…

Д.Ю. Всех поддержит?

Анатолий Вассерман. Главное – что его обязательно объявят главной правительства в изгнании, а правительство в изгнании – это достаточно серьёзно. Напомню, что в числе мер, способствовавших нашей победе в Зимней войне, было то, что создали Рабоче-крестьянское правительство Финляндии под руководством Куусинена и сообщили в Хельсинки, что если вы с нами не договоритесь, мы будем договариваться с этим правительством…

Д.Ю. Как интересно!

Анатолий Вассерман. …а дальше действовать от его имени. Другой пример…

Д.Ю. Т.е. это придаёт некую легитимность действиям, да?

Анатолий Вассерман. Другой пример: поляки в 1919 году вторглись в западные области России на основании приглашения, подписанного Верховным атаманом, или не помню, как он тогда назывался – он несколько названий поменял, Семёном Васильевичем Петлюрой. Правда, к тому времени, естественно, никакой власти у Петлюры не было, никакие территории он не контролировал, но поскольку ещё недавно он считался главой Украинской народной республики, то поляки пошли занимать запад России на основании соглашения с ним, и это, действительно, помогло в том смысле, что в международной политике это польское нападение на Россию не считалось агрессией.

Д.Ю. Сильно!

Анатолий Вассерман. Да, поэтому это было действительно, серьёзной опасностью. Ну, его сначала попытались предупредить – группа мексиканцев, до того воевавших в гражданской войне в Испании под руководством знаменитого художника Сикейроса, он тоже воевал в Испании и, судя по сохранившимся воспоминаниям, действительно, воевал храбро и даже более-менее умело, что для испанца и испаноязычных нехарактерно, воюют они обычно лихо, но вот именно умение воевать у них оказалось полностью растрачено уже к началу 19 века.

Д.Ю. Они как в футбол, по всей видимости – каждый обладает немыслимым индивидуальным мастерством, но командой действовать не могут.

Анатолий Вассерман. Примерно так. Так вот, эта группа ворвалась на виллу Троцкого в окрестностях Мексико, если не ошибаюсь, район Койякан, охране пригрозили пистолет-пулемётами, и та предпочла не сопротивляться. Они ворвались в спальню, расстреляли из этих самых пистолет-пулемётов все стены и шкафы, но не сделали не одного выстрела по кровати, где лежал сам Лейба Давидович с супругой.

Д.Ю. Я думал, они под кровать закатились.

Анатолий Вассерман. Вот, при первом же шуме они закатились под кровать, но понятно, что любой человек с мало-мальским боевым опытом понимает, какие возможны укрытия, и будет стрелять не только по шкафам. Т.е. это, скорее всего, была не ошибка, а последнее предупреждение.

Д.Ю. Акция устрашения. У нас есть улица Сикейроса, да.

Анатолий Вассерман. Да. Ну а когда он на это предупреждение не отреагировал, тогда уже пришлось убивать. Но что касается его самого, то, в общем, это человек с классическим революционным складом характера, который так и не смог найти себя в мирной жизни, хотя даже после отставки с поста народного комиссара по военным и морским делам ему нашли достаточно серьёзное дело – а именно: он возглавил Главную концессионную комиссию, т.е. он решал, кого из иностранцев в какие области экономики допускать.

Д.Ю. Неплохая должность!

Анатолий Вассерман. Да, но даже там он не удержался, опять кинулся в политику. Собственно, в 1927 году он добился-таки, что его предложение об экспорте революции вынесли на внутрипартийное голосование, но к тому времени у нас уже был довольно богатый опыт организации нескольких коммунистических восстаний, организаторами работали товарищи из Коммунистического интернационала, деньги на это брались из бюджета Советского Союза, и деньги, надо сказать, по тому времени громадные, поскольку страна только-только выходила из послевоенной разрухи, и денег не хватало ни на что, тем не менее, это дело финансировали довольно щедро и на долгом печальном опыте убедились, что экспорт революции не работает, что если в стране не дозрели внутренние условия, извне её не раскачать. Поэтому когда пошла партийная дискуссия, за предложение Бронштейна продолжать экспорт революции проголосовала примерно 1/200 членов партии, за всякие промежуточные предложения, типа финансирования Коминтерна продолжить, но участия советских граждан в зарубежных акциях Коминтерна не допускать, ну ещё несколько вариантов в том же духе – за это проголосовала ещё 1/200, а 0,99 проголосовали за предложение Бухарина и Джугашвили: об экспорте революции не думать, строить социализм только внутри Советского Союза, естественно, всемерно укреплять его для избавления от внешних угроз, но готовиться именно к обороне, а не нападению.

Д.Ю. А методичка Джина Шарпа им тогда бы помогла или нет, если бы вдруг такая у них оказалась?

Анатолий Вассерман. Ну, они попытались проделать нечто подобное: на праздничной демонстрации 7 ноября 1927 года большая группа троцкистов пошла отдельной колонной со своими лозунгами в Ленинграде…

Д.Ю. Так-то троцкистов у нас не было.

Анатолий Вассерман. Тогдашний… Ну, 1/200 членов такой большой партии – это тоже немало.

Д.Ю. Паршивая овца всё стадо портит.

Анатолий Вассерман. Пошли со своими лозунгами. Руководители Ленинградской парторганизации во главе с Первым секретарём областного комитета Радомысльским, он же Зиновьев, приветствовали их прямо с балкона Смольного, но этим дело и кончилось, потому что когда рабочие, шедшие в соседних колоннах, прочитали эти лозунги, они троцкистов просто на кулачках вынесли в сторону от демонстрации.

Д.Ю. Что ж это за лозунги такие были?

Анатолий Вассерман. Ну, всё те же – о мировой революции.

Д.Ю. Уже никому было не надо, да?

Анатолий Вассерман. Да. Кстати, насчёт выноса на кулачках: известно, что на Никейском соборе ариане пошли врукопашную и были побиты, но дело в том, что там был расклад примерно такой же – дискуссия на Соборе подержала позицию Николая и резко отвергла предложение Ария, и тогда ариане попытались силой выгнать с Собора своих противников в расчёте на то, что те были в основном люди постарше, и ариане надеялись, что в драку они не полезут.

Д.Ю. Не тут-то было!

Анатолий Вассерман. Зря надеялись. В частности, по церковному преданию, Николай нокаутировал Ария собственноручно.

Д.Ю. Крепок не только в вере был, да?

Анатолий Вассерман. А между прочим, спор-то шёл по очень серьёзному вопросу: в церковной традиции этот вопрос именуется «Единосущее или подобосущее», т.е. представляют ли собой Бог-Отец и Бог-Сын одну и ту же сущность или сущности во всём подобные, но всё же разные. Арий выдвигал концепцию «Подобосущее», а Николай – «Единосущное», а проблема тут вот в чём: ведь тогда всё-таки большинство населения империи составляли ещё не христиане, а многобожцы, или как в русской церковной традиции принято говорить, язычники, т.е. народники – имелось в виду, что простому народу непросвещённому ближе вера во многих богов сразу, и для того, чтобы понять, что всё, во что он верит, это только разные проявления единого Бога, нужно изрядное умственное напряжение, которое рядовому гражданину чаще всего не по силам. Отсюда и такое название многобожцев – язычники, т.е. люди из простого народа. Так вот, концепция Ария…

Д.Ю. А это они у нас язычники, они ж по латыни «pagan» – «поганые» это означает.

Анатолий Вассерман. «Рagan», т.е. «деревенщина» в переводе.

Д.Ю. Ага. А почему язычники? Причём тут язык?

Анатолий Вассерман. Потому что в те времена, когда устанавливалась русская церковная терминология, народы называли «языками» по главному отличию одного народа от другого.

Д.Ю. Надо же!

Анатолий Вассерман. Да. Так вот, предложение Ария значительно облегчало проповедь христианства среди многобожцев, потому что те могли в таком раскладе воспринимать Отца и Сына как разных богов, и психологически им легче было бы принять новую верпу. Но при этом они были бы в этой вере нестойкими: даже если поверить в двух богов, что мешает прибавить к ним ещё кого-нибудь? Собственно, в Риме такая традиция и была – там по мере расширения владений заодно расширялся и список богов, и была даже специальная процедура под названием «эвокация»,т.е. «призыв»: перед тем, как ввести войска на какую-нибудь новую территорию, т.е. перед тем, как начать войну, войска останавливались на границе, и жрецы проводили торжественный ритуал, где обещали богам той земли, которую Рим намеревался завоевать, всяческий почёт, уважение и сохранение всех ритуалов, за исключением человеческих жертвоприношений – у римлян человеческие жертвоприношения были строжайше запрещены, но, правда, заменой им послужили гладиаторские бои, которые выросли как раз из традиции боевого жертвоприношения на могиле полководца. Но за исключением человеческих жертв все остальные обычаи, принятые ради этих богов, Рим гарантировал сохранить и таки сохранял, поэтому, с точки зрения большинства римлян, «Подобосущее» означало всего лишь расширение списка богов, а вот «Единосущее» требовало принципиального изменения религиозного сознания, принципиального отказа от самой мысли о возможности многих богов. Соответственно, проповедь христианства была бы сложней, но зато те, кто обратился в христианство, были бы, действительно, единобожцами, а не многобожцами. И дискуссия на Соборе как раз и привела большинство собравшихся к этой мысли – что пусть лучше нас будет меньше, но мы будем крепки в своей вере. И именно поэтому большинство Собора отвергло концепцию Ария, т.е. это была не просто разборка, кто круче, это был именно спор о будущем развитии веры в стране.

Д.Ю. Непросто, непросто! Отъехали очень далеко, давайте вернёмся в Сирию – вот везде методичка Джина Шарпа сработала, а в Сирии Асад упёрся, и не сработало, но вместо этого получилась гражданская война, и в ходе этой гражданской войны – Асад-то, наверное, тоже не агнец божий – народу-то там завалили изрядно в ходе этого конфликта, да?

Анатолий Вассерман. Ну, естественно, дрались, когда дерутся уже 5-ый год подряд, жертв среди мирного населения с обеих сторон очень много, особенно учитывая, что террористы всего мира имеют привычку вести огонь из густонаселённых районов и даже густонаселённых зданий. Кстати говоря, киевские террористы оправдывают свою стрельбу по жилым районам Донбасса тем, что, мол, тамошние ополченцы ставят свои пушки…

Д.Ю. Затаскивают на крышу гаубицы.

Анатолий Вассерман. Ну, не на крышу, но ставят между домами. Но учитывая, что значительная часть киевского огня ведётся по объектам жизнеобеспечения, таким, как, скажем, водонапорная станция, крупные трансформаторные узлы и т.д., а эти объекты, как правило, стоят отдельно, и кроме того любой местный житель прекрасно понимает их значение и не будет их ставить под удар ни при каких обстоятельствах, плюс замаскироваться около них, как правило, невозможно, именно потому что они стоят на открытых местах, понятно, что Киев врёт и в этом тоже.

Д.Ю. В общем-то, самое разумное – это детские сады, больницы, школы, там надо располагать свои эти самые огневые точки.

Анатолий Вассерман. Ну, скажем так… И боевики тех земель, которые сейчас называют Палестиной, они, в общем, довольно часто это практикуют.

Д.Ю. «Побольше цинизма, Киса».

Анатолий Вассерман. Но Израиль нашёл выход из положения, разработали сравнительно маломощные высокоточные боеприпасы – это, конечно, дорогое удовольствие, но экономика Израиля пока выдерживает, соответственно, они ухитряются выводить из строя те самые гаубицы на крыше, не повреждая саму крышу. Но это только в последние годы они освоили эту технологию.

Что же касается Сирии, то гражданская война там идёт в классическом виде, когда значительную часть боевых действий ведут не регулярные войска с обеих сторон, а с одной стороны более-менее организованные наёмные группы, с другой стороны ополченцы. Вот несколько лет назад западные средства массовой рекламы, агитации и дезинформации дружно возмущались действиями подчинённых Асаду террористических групп «Шабиха», но потом замолкли, потому что в конце концов все, кто вообще интересуется событиями в Сирии, полезли наконец в словари и посмотрели, что такое «Шабиха».

Д.Ю. Ну и что же это?

Анатолий Вассерман. Внутриквартальное ополчение, т.е. люди просто вооружались всем, до чего могли дотянуться, договаривались между собой и отбивали атаки террористов на свой квартал. Именно поэтому даже в момент высшего расцвета этих террористических группировок, когда они контролировали 4/5 территории Сирии, они контролировали всего 1/5 населения Сирии, т.е. они занимали в основном сравнительно малонаселённые пункты, где могли обеспечить подавляющий численный перевес, а вот, скажем, в Алеппо им удалось внезапным налётом захватить часть города, и всё, и дальше они за 3 года не продвинулись.

Д.Ю. А вот вопрос…

Анатолий Вассерман. И большая часть жителей Алеппо, хотя сам город был изрядно разорён, в основном вот этими самодельными ракетами из газовых баллонов – такая дура летит, куда сама захочет, но заряд в ней такой, что разносит вдребезги целые дома. Так вот, город был сильно разорён, значительная часть оттуда просто бежала, но те, кто остались, даже до того, как подошли наконец, как войска сумели создать в Алеппо заметную группировку, даже чисто вот это народное ополчение террористов не пропустило. Что они в первый день захватили неожиданно, то у них и осталось.

Д.Ю. А вот сразу вопрос: война – это в первую очередь не столько стрельба, сколько снабжение и обеспечение этой самой стрельбы. Надо же откуда-то всё это тащить – вооружение, боеприпасы, надо, соответственно, где-то всё это покупать, и если с государством хотя бы всё понятно, то с бандюками, которые являются т.н. оппозицией – у них-то откуда столько оружия, откуда столько боеприпасов?

Анатолий Вассерман. Ну, большую часть оружия им поставляют Катар и Саудовская Аравия.

Д.Ю. Не скрываясь?

Анатолий Вассерман. В общем, нет, поскольку они, естественно, рассказывают, что вооружают умеренную оппозицию, а уже та вооружает неумеренную.

Д.Ю. А так можно? Т.е. это руководствуясь неким международным правом: вот есть какой-то законно избранный президент внезапно у него образовалась оппозиция. У нас вот тоже оппозиция есть, может, её тоже можно снабжать уже оружием?

Анатолий Вассерман. Американцы объявили, что с того момента, как Асад расстрелял мятеж в каком-то из своих городов, не помню точно, в каком, он тем самым противопоставил себя народу и утратил право считаться законным правителем.

Д.Ю. А это определяет США – кто законный правитель, а кто незаконный? Как это вообще выглядит?

Анатолий Вассерман. Да, они считают, что их слово в этом вопросе решающее.

Д.Ю. Хотелось бы понимать, на основании чего – они же такие яростные любители законов, всё должно быть по закону. Англосаксонская цивилизация – это сплошной закон.

Анатолий Вассерман. Во-первых, как раз у англосаксов писаных законов сравнительно немного.

Д.Ю. Живут по понятиям?

Анатолий Вассерман. Почти, основным источником англосаксонского права считается прецедент, т.е. если какой-то судья принял решение по конкретному делу…

Д.Ю. В 1750 году.

Анатолий Вассерман. … да, то по всем аналогичным делам должны приниматься аналогичные решения, и там главная забота юристов – определить, какое дело можно считать аналогичным. Соответственно, если когда-то какой-то диктатор расстрелял мятеж, то с того момента любой, кто расстреляет мятеж, по англосаксонским понятиям считается диктатором. Это, кстати, даже притом, что, скажем, Европейская Декларация по правам человека считает, что гарантия права на жизнь не распространяется на подавление бунта или мятежа.

Д.Ю. Какая-то шизофрения.

Анатолий Вассерман. Кстати, забавно, что там употреблены оба эти термина без разъяснения, считается, что и так каждый поймёт, чем бунт отличается от мятежа. Ну, насколько я понимаю, бунт – это когда просто хотят свергнуть действующую власть, не особо задумываясь о том, что будет дальше, а мятеж – это силовые действия конкретно с целью захвата власти. Поэтому, кстати, английский политик времён Елизаветы Первой, сейчас, как же его фамилия – нет, не помню, к сожалению, мы знаем его слова в переводе Маршака: «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе».

Так вот, Европейская конвенция по правам человека считает, что право на жизнь не распространяется на бунтовщиков и мятежников, но тем не менее, они считают, что Европейская конвенция действует только в Европе, в за пределами Европы, опять же, они сами определяют, действует ли законный правитель против незаконного бунта или незаконный правитель против законного бунта.

Д.Ю. А вот вызывает интерес: вот Асада непрерывно обвиняют в том, что он не то уже применил химическое оружие, не то вот-вот применит химическое оружие. Вот зачем Асаду, которому вообще ни к чему привлекать к себе внимание зарубежных государств, особенно США, на кой чёрт этому Асаду надо кому-то пулять химическим оружием? И замечу, кстати, что химическое оружие в том виде, как это потом преподносят – там всё время страдают дети массово. Почему не солдаты?

Анатолий Вассерман. Да, было очень эффектно, когда эксперты Организации по запрещению химического оружия, не побывав в Шейхуне и вообще не заехав на территорию Сирии, объявили, что в Хан-Шейхуне правительственные войска применили зарин. При этом на всех фото и видео этой самой «химической атаки», так сказать, в Хан-Шейхуне чётко видно, что у всех якобы поражённых ядом зрачки расширены до предела. Одна из особенностей зарина, вообще большинства т.н. нервнопаралитических газов – то, что при их применении зрачки до предела сужены, буквально с булавочную головку.

Д.Ю. В Советской Армии меня учили: зарин, заман, фосген, VX…

Анатолий Вассерман. Нет фосген совершенно другого действия – фосген вызывает ожоги и отёки лёгких, но на нервную систему не действует.

Д.Ю. … нервнопаралитический газ, он в первую очередь отключает ЦНС, т.е. человек тупо перестаёт дышать, в результате чего умирает. И вот беготня посреди этих обработанных зарином, поливание их водой – а там вода-то чему-нибудь поможет, нет, вообще? Или это реклама автомоек «Керхер», я не знаю?

Анатолий Вассерман. Естественно, … На самом деле единственное, что помогает при отравлении нервнопаралитического газа – это инъекции атропина – он действует на нервы противоположным образом, и значительная инъекция атропина даёт надежду на выживание. Но во всяком случае, если на фото видно, что зрачки расширены, то никаким нервнопаралитическим газом там и не пахнет.

Д.Ю. Да там все фото – только что он лежит при смерти, весь засыпанный этой мукой каменной, следующая фотка – он уже с братвой там, ещё не отмывшись, уже позирует: нормально мы тут… Зачем Асаду это надо – химическое оружие?

Анатолий Вассерман. Асаду это, естественно, совершенно не нужно. Более того, даже когда у Сирии ещё было химическое оружие, когда она ещё не присоединилась к международным соглашениям о его запрете, сирийские политики и военные вполне официально заявили, что они, не задумываясь, применят это оружие в случае попытки вторжения извне, но, разумеется, гражданам самой Сирии можно не опасаться этого оружия, потому что ни один сумасшедший не попытается использовать его внутри страны.

Химическое оружие вообще по сути крайне малоэффективно, т.е. для военных уже давным-давно разработаны средства борьбы с этим оружием, вплоть до того, что в каждую солдатскую аптечку входит несколько шприц-тюбиков с атропином и его производными, т.е. военные могут защититься от отравы достаточно легко, по военным понятиям, тогда как рядовые граждане, не знающие, как себя вести в условиях применения химического орудия и не располагающие защитными средствами, гибнут массово, и именно поэтому от химического оружия в конце концов отказались, именно потому что в военном смысле оно малоэффективно. И понятно, что Асаду не было смысла это оружие применять. С другой стороны, террористы разных стран очень любят химическое оружие, поскольку задача террористов – запугивать, «террор» это, собственно, и значит «страх». И задача – запугать народ, чтобы он не оказывал им сопротивления, и химическое оружие для этого очень популярно. Кстати, секта «Аум Синрикё» запрещена в Японии именно после того, как её члены применили вот тот самый зарин в токийском метро, и это, кстати, напоминает о том, что зарин довольно несложно сварить в домашних условиях. И сирийские террористы тоже неоднократно уличены в применении того же самого зарина, именно потому что их задача – максимально запугать народ, ну и действовать по принципу, провозглашённому примерно век назад одним из теоретиков создания украинской нации: наша власть должна быть жестокой и беспощадной, даже если мы убьём половину народа, важно не это, а то, что остальные станут украинцами.

Д.Ю. Господи! Кто это такой умный?

Анатолий Вассерман. Если не ошибаюсь, Дмитрий Донцов.

Д.Ю. Голова! Живут по заветам. И вот мы туда встряли – а нам-то это зачем? Ну вот кроме трубы что ж там ещё-то такое, что нам это настолько интересно, что туда надо послать войска?

Анатолий Вассерман. Ну, во-первых, войск мы туда послали немного, и, как отметил, если не ошибаюсь, то ли Шойгу, то ли Рогозин, затраты на кампанию Сирии идут из бюджета, выделенного на военные учения, потому что лучших учений, чем боевые действия, всё равно не существует.

Д.Ю. Была когда-то шутка про советский контингент в Афганистане: ограниченный, но большой, временный, но надолго. А там как?

Анатолий Вассерман. Ну а там в пиковые моменты было что-то порядка сотни боевых самолётов с соответствующим обслуживающим персоналом, плюс к тому…

Д.Ю. Это сколько – 2 полка, 3?

Анатолий Вассерман. Я не помню точно, сколько это полков, но сейчас уже меньше, сейчас большая часть дальних ударных самолётов оттуда вышла и действуют в основном штурмовики СУ-24 и СУ-34, которые в большей степени штурмовик, чем истребитель.

Д.Ю. Вертолёты?

Анатолий Вассерман. Вертолёты, т.е. сейчас идёт уже сравнительно маломасштабная работа с небольшой бомбовой нагрузкой, поскольку гоняются уже за мелкими целями. Есть там, конечно, и сухопутные силы, но это в основном силы разведывательные, они выясняют на местности, действительно ли в том или ином месте есть объект, заслуживающий удара. Это попутно оказалось ещё и прекрасной рекламной кампанией.

Д.Ю. Вооружений?

Анатолий Вассерман. Да, и закупки наших вооружений резко возросли. Ну, как известно, по суммарной цене продаваемого оружия мы на 2 месте в мире после всё тех же СГА, но, во-первых, они большую часть вооружения продают странам, связанным с ними соглашениями о взаимной обороне, а мы продаём большую часть своих вооружений в страны, имеющие возможность свободно выбирать, где что купить, а во-вторых, учитывая разницу в ценах американской и российской военной продукции, по физическому объёму продаваемого вооружения и техники мы их уже давно обогнали.

Д.Ю. Ого! Ну т.е.получается, что военная операция в Сирии мало того, что не затратна по деньгам, она ещё и прибыль приносит?

Анатолий Вассерман. Кроме того, мы продали Сирии довольно много нового вооружения и главное – боеприпасов к уже существующему, ну т.е. у Сирии был большой запас в расчёте на какую-нибудь новую войну с Израилем, но войны с Израилем не случилось, хотя время от времени израильские военные обстреливают те объекты, которые, по их мнению, используются группировкой «Хезболла», т.е. «партия Бога». Эта группировка создана в Ливане, это арабы-шииты, естественно, они ориентированы на Иран, естественно, они очень не любят Израиль, в основном за то, что Израиль в своё время попытался вмешаться в гражданскую войну в Ливане, и, с точки зрения Израиля, они террористы. Но Израиль, скажем, не воспользовался случаем отогнать сирийские войска подальше от Голанских высот, занятых Израилем в 1967 году во время 6-дневной войны. Ну понятно, что Израиль не отдаст эти высоты, потому что там находится исток реки Иордан – по сути, главного в Израиле источника пресной воды. Собственно, естественный источник почти что единственный. Но также понятно, что сирийцы не согласятся с абсолютным контролем Израиля над Голанами, поскольку там же находятся и источники нескольких сирийских рек.

Д.Ю. Ох, каша заварена!

Анатолий Вассерман. Да. В принципе, по-хорошему им следовало бы договориться о совместном использовании этой территории и просто следить, чтобы ни одна сторона не попыталась отводить себе чужую воду, но драки за воду всегда жёстче драк за землю.

Так вот, похоже, что всё-таки мы каким-то образом воспользовались своими хорошими отношениями с Израилем, чтобы попросить его не вмешиваться в эту драку слишком серьёзно. Ну и понятно, что Сирии мы сейчас поставляем оружие и боеприпасы в кредит, но учитывая, сколько раньше мы вложили в Сирию, мы сейчас ещё и защищаем эти свои инвестиции, такие как, например, военно-морская база Тартус. Ну а кроме того, в войну в Сирии мы влезли ещё и потому, что американцы слишком глубоко влезли в гражданскую войну на Украине, судя по всему, они рассчитывались, что мы там вмешаемся, и они смогут нас объявить агрессорами, подавляющими ни в чём не повинных украинцев, ну а мы вместо этого пошли в Сирию. Влезать в оба конфликта достаточно глубоко американцам сложно, хотя они, конечно, пытаются – созданная под их руководством террористическая коалиция из 60 с чем-то государств, где реально физически что-то делают 2 или 3, наносит время от времени авиаудары по сирийским населённым пунктам и вооружённым силам, но в очень ограниченных пределах.

Д.Ю. Выглядит какой-то глупостью, можно только приурочить, как они там, что-то там они крылатыми ракетами-то долбили, когда Си Цзиньпин приехал в США: «Что вы об этом скажете – мы вот сейчас жахнули?» А вот Владимир Владимирович поедет на эту G-20 – они там ничего не устроят, нет? Химическую атаку какую-нибудь очередную.

Анатолий Вассерман. Скорее всего, действительно, постараются утроить что-то в этом духе, поскольку значительная часть американских военных сейчас руководствуется не столько указаниями Верховного главнокомандующего, сколько указаниями того, кто ещё недавно был Верховным главнокомандующим, и я не исключаю, что будут какие-то крупные провокации, но уж террористы, несомненно, устроят химическую атаку и будут кричать, что Асад опять применил химическое оружие.

Д.Ю. Подгадал к встрече G-20, да.

Анатолий Вассерман. Кстати, замечу, что химическое оружие из Сирии вывезено под американским контролем для уничтожения на американском специализированном предприятии. Более того, Нобелевскую премию мира за 2013 год получила Организация по запрещению химического оружия, чьи специалисты выполняли эту техническую работу. Ну т.е. понятно, что премию следовало дать, исходя из прецедентов, президенту Путину, министру Лаврову и президенту Асаду, но где же это видано, чтобы Нобелевскую премию мира давали кому-то, реально сделавшему что-то для мира? Последний раз такое было, по-моему, где-то в 1960-ых годах, если не раньше.

Д.Ю. А вот в прошлом месяце внезапно все ополчились против Катара. Если там 2 государства, действующих заодно – Саудовская Аравия и Катар, то чего они там делят-то? Это ж какой источник финансирования всем сволочам отвалится сразу? Или не отвалится?

Анатолий Вассерман. Есть предположение, что в данном случае ключевую роль сыграл Трамп и таким образом попытался отомстить Катару за колоссальные вложения в предвыборную кампанию госпожи Родэм, которая по мужу Клинтон, хотя он, кстати, тоже не Клинтон.

Д.Ю. А кто?

Анатолий Вассерман. Он Блайт, Клинтон он по отчиму.

Д.Ю. Интересно.

Анатолий Вассерман. Ну и не только в предвыборную кампанию – Катар изрядно подбрасывал деньги CNN за выгодные для него сообщения. Кстати, в последние месяцы в Америке набирает популярность фраза: «Это правда, или вы это видели на CNN?»

Д.Ю. Тут возникает сразу вопрос: вот они всё время про какие-то там вмешательства в выборы говорят – а это нормально, что зарубежное государство никаким боком к вам вообще не причастное, спонсирует кандидата в президенты или даёт деньги ведущим СМИ? Я что-то как-то… если у нас программу «Время» начнёт финансировать Катар, я как-то не совсем представляю, как это возможно.

Анатолий Вассерман. Ну, до недавнего времени добрая половина наших СМИ сидела на зарубежном финансировании.

Д.Ю. Ну, это-то сомнений не вызывает.

Анатолий Вассерман. Да, а когда это финансирование ограничили, американские фонды скупили сейчас добрую половину региональных интернет-порталов, так что…

Д.Ю. Прикольно! Это вообще интересно: вот мы заняты каким-то интернетом в стране родной, заняты сугубо самостоятельно – я не в плане, там, пострадать, поплакаться – я самодостаточный мне ничего не надо, но вот американцам почему-то надо скупать интернет-порталы, вкладывать деньги, осуществлять какое-то руководство, а родной стране ничего не надо вообще.

Анатолий Вассерман. Более того, когда американцы вмешиваются в политические дела по всему миру, они это считают нормальным.

Д.Ю. Абсолютно, да.

Анатолий Вассерман. А когда возникает подозрение на то, что кто-то другой вмешался – немедленная реакция: а нас за що?

Д.Ю. Т.е. ближайший пример: когда у президента Ельцина рейтинг был 6% или меньше, то с помощью американских специалистов он на выборах победил – вот мы, посмотрите, как хорошо! А ваших специалистов нам не надо.

Анатолий Вассерман. Ну, не только американских – я, кстати, тоже тогда в соответствии со своими тогдашними убеждениями работал на Ельцина.

Д.Ю. Да я подозреваю, что там неважно, как проголосуют – важно, как посчитают. Наверное, так это работало.

Анатолий Вассерман. Ну, в принципе, и это не исключено, но и агитации, основанной на искреннем убеждении, тоже было много. Но, к сожалению, я только… вот в 1990-ом я «подсел» на либерализм и «соскочил» только где-то в 2005-ом.

Д.Ю. Ну, к сожалению, на всё надо время и приложение усилий.

Анатолий Вассерман. Да. Так вот, что касается вмешательства Катара во внутренние дела, то при Обаме это рассматривалось, как нечто совершенно нормальное, надо сказать, что многие американские республиканцы считают Обаму скрытым мусульманином.

Д.Ю. И тайным коммунистом.

Анатолий Вассерман. Ну, насчёт коммунистов не знаю…

Д.Ю. Хотя бы социалистом.

Анатолий Вассерман. … но в исламе, действительно, есть несколько течений, которые открытым текстом разрешают своим приверженцам маскироваться под приверженцев какого угодно другого верования, лишь бы добиться своих целей, так что теоретически такое не исключено.

Д.Ю. Криптомусульмане, да?

Анатолий Вассерман. Но практически просто вот так сошлись интересы тогдашнего руководства Соединённых Государств и нескольких арабских стран . Ну, во-первых, понятно, что арабским монархам просто неприятно видеть рядом с собою демократа, во-вторых, с точки зрения американцев, демократические страны неудобны, поскольку их правители действуют в интересах своего народа, а не американского. Кстати, помните, был у нас одно время популярен лозунг: «Суверенная демократия», а потом я уже не помню, кто – то ли разработчик этого лозунга Сурков, то ли сам президент Путин сказал, что выражение «суверенная демократия» не имеет смысла, потому что если она не суверенная, то она уже не демократия, поскольку она уже не демократия, поскольку она действует в интересах не своего народа, а какого-то другого. Так вот, именно поэтому американцы при всех своих призывах к демократии очень старательно разрушают именно демократические государства, и методичка Шарпа, я уже говорил, помогает разрушить именно демократию и установить диктатуру, хотя названа «От диктатуры к демократии», и совместные американо-саудовские и американо-катарские действия против демократических государств, ну в общем ни для кого не секрет, что боевиков в Ливии оплачивал Катар, а правительственные войска бомбили хотя не американские войска, а английские и французские, но бомбили именно американскими бомбами, поскольку запасы высокоточного авиационного вооружения самих Англии и Франции исчерпались где-то в пределах первой недели боевых действий, и им пришлось срочно затариваться у американцев. Это всё не то, что единый план, но единый стиль поведения, основанный именно на том, что чем демократичнее государство, тем меньше шансов, что оно будет жертвовать своими интересами ради американских.

Д.Ю. А вот, памятуя о методичках, если переместиться поближе к нам, я зайду издалека: где-то по весне или в конце зимы произошёл случай, когда в Петрозаводске, по-моему, какой-то маленький мальчик из игрушечного автомата стрелял по машинам проезжающих граждан, и один из граждан развернулся, стукнул мальчика бампером, схватил за шиворот, бросил возле машины, вызвал полицию (про это забывают), с полицией поехал к родителям, туда-сюда. Разобрались на месте, отпустили. В интернете поднялся дикий вой, совершенно нехарактерный. Я насторожился сразу. Т.е. там: беспредел, ребёнка, там, туда-сюда… Попытки что-то сказать, что, в общем-то, это, давайте – вот полиция разберётся, что можно, что нельзя, можно ли мальчику стрелять по проезжающим машинам, чем это закончиться вообще может (слава Богу, мальчика не задавили). Записал ролик. Внезапно, ну я вижу, сколько народу приходит регулярно, внезапно там просто безумный всплеск каких-то дегенератов откровенных совершенно, с матерными оскорблениями: ты, там, тварь, вообще пропагандируешь бандитские понятия. Попытки объяснить, что ты живёшь в стране, которая руководствуется в ряде аспектов бандитскими понятиями, ну, граждане руководствуются, и что с этим как-то приходится жить и справляться – это всё мимо, я пропагандист бандитских понятий. Совершено адское нападение на ребёнка, чуть не убили, этого надо расстрелять, машину сжечь, семью повесить – весь, так сказать, спектр. Вот просто горбом на графике. Вижу – кто-то действует по свистку. Это вот люди, которые там рассказывают про каких-то «ольгинских троллей», ещё чего-то там – вот видно: поступила команда – вы прибежали сюда гадить. Дальше: затихли, после этого какой-то мальчик читает Гамлета на Арбате, мальчика забирают в полицию – истерика ещё страшнее, опять вой крики, вопли. Тут начинают вырисовываться эти, «онижедети» - что-то вы на детях какие-то зацикленные. И следом 12-го числа выводят толпы детей. Только что они, значит, орали там, когда им объясняешь, что вот эти вот дети, которые возле памятника Пушкину несут какую-то ахинею, они кричат: не только дети! Чем объясняется такое радикальное снижение возраста тех, кого пытаются затянуть в государственный переворот?

Анатолий Вассерман. Ну, очевидно, оно объясняется тем, что вообще-то в акциях Навального люди со стороны участвуют 2 раза: первый и последний, т.е. человек, пришедший 1 раз туда, довольно быстро понимает, как его используют. Некоторые, правда, находят способы коммерциализации участия в этих акциях, они остаются, но большая часть уходит, сами уходят и другим не советуют приходить. Соответственно, приходится раз за разом брать людей, которые ещё не имеют такого опыта и не слыхали о нём от своего окружения, т.е., действительно, как в известном анекдоте: так мы до мышей дотрахаемся. Но кроме этого опыт лозунга «онижедети» признан, по-видимому, весьма положительным, и сейчас пытаются раскручивать эту тему в надежде на то, что можно будет объявить «кровавой гебнёй» всех, кто попытается противодействовать. Кстати, наткнулся я недавно, когда комментировал этот самый налёт молодых хулиганов на фестиваль реконструкторов на Тверской, я попутно обнаружил видеоролик в YouTube, где показано, как, с какими словами обращалась полиция к участникам аналогичного незаконного шабаша в Питере, когда им 10 раз простыми и доходчивыми словами объясняли, что они участвуют в незаконном мероприятии, что вот буквально в 2 шагах место, где их выступление будет совершенно законным, что там приготовлено для них горячее питание, что уже обозначен маршрут, как туда пройти, а кому тяжело идти, для тех автобусы припасены, и т.д., и т.д., т.е. очень показательный текст, после которого о «кровавой гебне» говорить невозможно. Так вот обнаружил я, что этот ролик, который я просмотрел, так сказать, по горячим следам, уже на следующий день был с YouTubа удалён, как там сказано: «на основании претензии правообладателей». Ну есть такой популярный приём: если где-то в нежелательном материале мелькнуло, скажем, несколько нот из чьего-то приёмника или даже слышен рингтон телефонный, то можно обратиться на YouTube с заявлением, что эта музыка нарушает…

Д.Ю. Авторские права, да?

Анатолий Вассерман. Ну, не авторские права – правообладательские. Сейчас у нас правами на результаты творческой деятельности обладает кто угодно, кроме самих творцов.

Д.Ю. Ну это у нас, в Америке несколько иначе.

Анатолий Вассерман. В Америке практически так же, но…

Д.Ю. Больше скажу: если ты пожалуешься, то и разбираться не будут – там робот всё это забабахает. Пока разбираться будешь, там месяц пройдёт – утратит актуальность.

Анатолий Вассерман. Во всяком случае очень многие видеоматериалы, не соответствующие интересам страны пребывания штаб-квартиры YouTube, выпиливают именно с пометкой «удалено за нарушение прав собственника».

Д.Ю. Ну, если законный повод есть – почему бы нет?

Анатолий Вассерман. Вот. Так вот, что касается конкретных случаев: ну то, что мальчик на Арбате попрошайничал, и то, что находившаяся поблизости его мачеха отказалась сообщить о своём родстве, а потому мальчик по закону должен был, как беспризорный, направиться в ближайшее отделение полиции и там оставаться до выяснения личности и места жительства…

Д.Ю. Прибытия родителей, да.

Анатолий Вассерман. …да, это было понятно буквально с первых же секунд, и чтобы обвинять в чём-то полицию, надо либо не знать законов, либо считать, что законы «этой» страны вообще не подлежат исполнению.

Д.Ю. Мальчик заорал так, что видно – тренировали очень долго.

Анатолий Вассерман. Ну так это стандартная тренировка для любых попрошаек – навидался в своё время. Ну т.е. я, естественно, не правоохранитель, но попрошайки ко мне приставали не раз. А в случае с мальчиком, стрелявшим из игрушечного автомата: ну, во-первых, как человек, коллекционирующий всевозможные макеты оружия, в т.ч. и страйкбольные приводы, совершенно однозначно скажу, что стрелять даже из такой заведомо безопасной штуки, как страйкбольный привод, по автомобилю или по человеку нельзя ни в коем случае, хотя бы потому что при всей маломощности глаз повредить всё-таки можно, и этого уже достаточно, чтобы отобрать у этого мальчика оружие. Сбивать его автомобилем – это, конечно, тоже нарушение закона, хотя, на мой взгляд, по известным мне видео понятно, что водитель пытался затормозить изо всех сил, и тут уж трудно сказать, хотел он мальчика ударить или просто неправильно затормозил – с этим как раз должны заниматься специалисты, но это в любом случае нарушение. То, что он этого мальчика задержал и передал в полицию, это он, вообще-то, обязан был сделать, именно потому что действия мальчика были общественно опасны.

Д.Ю. Ну, для многих это загадка.

Анатолий Вассерман. Ещё раз повторю: страйкбол – это, конечно, игрушка, но игрушка, предназначенная для боевых тренировок, в этих тренировках люди обязательно надевают специальные очки, защищающие глаза. Для всего остального тела страйкбол, действительно, безопасен. Я как-то раз, чтобы показать, что он безопасен, буквально в упор себе в ладонь выстрелил – даже синяка не было, но вот для глаз он опасен, и действия мальчика реально представляли общественную опасность, и то, что водитель его задержал и сдал в полицию – это то, что он обязан был сделать. Вообще у нас очень часто забывают о том, что законопослушный гражданин не только вправе, но во многих случаях и обязан пресекать правонарушения, происходящие на его глазах. Ну я, естественно, не могу наизусть перечислить те случаи, когда такая обязанность возникает, но она есть.

Д.Ю. Ну, оно ж в данном случае примитивное и элементарное: т.е. что бы там ни совершил этот гражданин, он тут же вызвал полицию. Приехала полиция, если мальчик травмирован – везите, снимайте, так сказать, травму в ближайший медпункт, подавайте в суд, и всё такое. Что-то родители никуда его не повезли вообще, разобрались на месте, отпустили. И только нашим подросткам, которые смотрят ролики в интернете, совершенно очевидно: мужика надо убить, семью повесить – и понеслось всё по нарастающей.

А что скажете, Анатолий Александрович, вот они выбежали 12-го числа, как обычно, так сказать – они же все анонимные, их никто не знает, поэтому они творить могут всё, что хотят. И вдруг оказалось, что нынешние камеры так хорошо снимают уже в HD, а, например, «вконтакте» есть специальная фича, которая по лицу на фотографии позволяет тебя найти в этом самом «вконтакте», и вдруг их принялись вызывать в ближайший околоток на предмет поговорить, а что ты делал на незаконной акции?


Анатолий Вассерман. Ну, должен сказать, что фича эта существует не только «вконтакте». Я, кстати, уже, наверное, лет 15 пользуюсь программой, позволяющей находить дубликаты в коллекциях изображений в пределах одного компьютера, ну я вообще коллекционирую очень многое, и довольно много дубликатов отфильтровал этой программой. В Гугле уже, по-моему, лет 5 существует такая возможность – найти подобные фотографии, т.е. удивляться можно не тому, что это делают, а тому, что этого не делали раньше. Это с технической точки зрения, а с точки зрения общественной: да, анонимность, действительно, провоцирует к совершению противоправных или антиморальных поступков, и именно поэтому лично я приветствую деанонимизацию и в интернете, и в офф-лайновых публичных действиях просто потому, что правило: надо либо базар фильтровать, либо за базар отвечать – должно работать всегда.

Д.Ю. Это мне немедленно напоминает последний, так сказать, очередной, как бы это приличным словом назвать – кипеж про какое-то там закрытие мессенджера «Телеграм». Крику, воплей: а вот там, а вот нельзя, а вот мы там секретно общаемся. Мне вот интересно, а вы чего там шифруете? Чего вы там прячете: подготовку государственного переворота, подготовку преступлений, вы там торгуете наркотиками, ещё чего-то? Вот мои эти самые, лично мои, первое, и оно же самое главное: ничего секретного писать нельзя, вообще нельзя, вот там где-нибудь ходи на ухо говори – это да, писать нельзя. Что вы там такое пишете, и самое главное: а что вы там такое прячете? Вот вам в башку не приходит, что, как это написано в известном источнике, рано или поздно всё тайное становится явным. Вам непонятно что это следы, что это уголовная ответственность – зачем вы это делаете вообще?

Анатолий Вассерман. Ну, насколько я могу судить, подавляющее большинство тех, кто ратует за анонимность в мессенджерах, руководствуются совершенно другими соображениями – они боятся, что кто-нибудь доберётся до их личных тайн, в конце концов, всем ещё памятны времена, когда налоговики «сливали» информацию бандитам, и те на основе этой информации «отжимали» бизнесы. Кроме того, с незапамятных времён по сей день, а скорее всего, в достаточно отдалённом будущем будут люди, опасающиеся, что их переписку с любовницей «сольют» супруге, и это тоже обернётся множеством разных потерь, шантаж никто не исключал. И вот, большая часть нынешних страхов опирается на опасение, что правоохранители, получив возможность читать чьи-то личные секреты, в свою очередь станут шантажистами, рейдерами и т.д.

Но во-первых, насколько я могу судить, даже в «лихие 90-е» такие составляли среди правоохранителей ничтожное меньшинство, во-вторых, сейчас с этим борются давно, серьёзно и, вроде бы, достигли заметных положительных результатов. В-третьих, в нашем механизме следствия и суда предусмотрено достаточно возможностей для сохранения личной тайны, т.е. если вас, грубо говоря, начнёт шантажировать какой-то правоохранитель, вы можете с ним бороться законным путём и не опасаться…

Д.Ю. Достаточно эффективно, да.

Анатолий Вассерман. … что эти тайны будут разглашены.

Д.Ю. Ну оно странно, вообще, с точки зрения сотрудника: смотреть за всеми – это физически невозможно, просто физически невозможно – это раз. Во-вторых, для того, чтобы смотреть за кем-то конкретным, надо, извините, ряд документов, и всякое такое, т.е. взять, залезть – это если товарищ оперуполномоченный, зная сегодняшние пароли, позвонит в адресное бюро, там надо представиться и сказать, кто ты и что ты. Если ты интересуешься личностью, это зафиксируют, кем ты интересовался. Если его убьют или что-то с ним случится, ты первый в списке. Если ты интересуешься автомобилем, недвижимостью, ещё чего-то – это всё фиксируется непрерывно, что ты интересовался, а с какой целью, это мы узнаем, когда что-то произойдёт, и неприятностей ты получишь столько, что я как-то очень сильно сомневаюсь, что какой-то неведомый баран может быть интересен со своей любовницей или ещё чем-то. Если ты к ней ездишь на машине, все дорожные камеры записывают, куда ты ездишь, твой телефон показывает, где ты был, и автомобиль твой…

Анатолий Вассерман. Да, помните, когда Олланд ездил к любовнице на мопеде, его сопровождали представители чуть ли не всех основных телеканалов Франции и потом радостно демонстрировали: вот какой у нас скромный президент – на мопеде ездит.

Д.Ю. Приведу пример: вот вечер рабочий день заканчивается, я залезаю в автомобиль – телефон немедленно через блютуз коннектится с автомобилем и немедленно выдаёт мне сообщение, что до дома тебе ехать вот столько километров, загрузка трассы вот такая, и доберёшься ты вот за столько времени. Езжу я всё время по одной дороге, она одна там вообще, другой нет. Ну вот приехал, он знает, куда я поеду. Вот я приехал, поставил машину, иду домой, а он мне следующий месседж присылает, что машина запаркована вот тут. Я, между прочим, ни о том, ни о другом не прошу. И вот эти люди, которые там ратуют за какую-то псевдоанонимность, они вообще в вакууме живут или что? Всё же уже не так. А там камеры ещё стоят на дороге, которые скорость мою меряют и попутно записывают, где я ехал.

Анатолий Вассерман. Помнится, ещё лет 10 назад, когда только-только начались споры о том, как жить в эпоху, когда каждый твой шаг где-нибудь документируется, я поучаствовал в обсуждениях на эту тему, и у меня рекомендация была простейшая: если хочешь не иметь неприятностей – не ищи их, старайся не нарушать закон.

Д.Ю. Известный тезис из художественного фильма «Берегись автомобиля»: «Тебя посодют, а ты не воруй!» Ну и что ещё можно сказать? Я не знаю.

Анатолий Вассерман. Ну, примерно так. Кстати, должен заметить, что я в своём ЖЖ запретил писать анонимам не потому, что меня интересует, кто конкретно пишет, а потому что проследить ход спора, в котором участвует несколько анонимов, невозможно, и это плохо прежде всего для самих анонимов, потому что они не имеют истории высказываний и, следовательно, не могут ни авторитет набрать, ни рассчитывать на то, что собеседник посмотрит их предыдущие сообщения и на этом основании поймёт, что говорится сейчас, т.е. анонимность в большинстве случаев самому человеку невыгодна.

А что касается деанонимизации мессенджеров, тут картина такая: даже если ты готовишь преступление анонимно, то непосредственно в ходе самого преступления ты всё равно оставишь столько следов, что тебя найдут, и надеяться на безнаказанность благодаря тому, что ты обсуждаешь это преступление через «Телеграм», не приходится.

Д.Ю. Ну, остаётся только пожелать парням заняться хотя бы примитивным самообразованием, дабы получить хоть какое-то понимание о том, что как работает, где их видят, кто видит, а самое главное – какой это повлечёт результат. Спасибо, Анатолий Александрович, поговорили про всё на свете, но всё равно мало. Флешек у нас, к сожалению, хватает только на 2 часа. Заезжайте к нам ещё. Спасибо.

Анатолий Вассерман. Постараюсь.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

09.07.17 15:31 Анатолий Вассерман про мировую обстановку, социализм и Собянина, комментарии: 77


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Kasan
отправлено 11.07.17 10:08 | ответить | цитировать # 1


Вот буквально совсем не давно поиграл в замечательную экономическую стратегию Crisis in the Kremlin, от туда узнал про ОГАС, а заодно что Кибернетика это не только и не столько аргументированные руки и микропроцессоры в головной коробке. Выяснилось что для советских людей еще в 70-тых годах, с их тогдашний вычислительной техникой, было совершено очевидно что цифровые технологий это путь к коммунизму. Сейчас про это не вспоминают.

Совсем не уверен что в мире победит социализм, равенство и братство. Но то что будущие без вариантов за плановой экономикой сомнений нет не каких. Это следующий шаг развития хозяйствен-экономической деятельности человека. В 15 веке, можно сказать еще в самом в расцвете феодализма, уже были полноценные капиталисты которые в своих городах государствах уделывали окружающие их средневековье по всем экономическим показателям как советский стратегический межконтинентальный раке́то-носи́тель какую небуть экспериментальную фау-2. Так и в современной историй есть СССР в период индустриализация и Северная Корея сейчас на чьем примере наглядно видно - плановая экономика это следующий шаг развития человеческой цивилизаций.

Наши далеки потомки будут еще читать про Анатолия Вассермана и его исследованиях в учебниках историй. Очень рад что нашли такого интересного гостя. Всегда с интересом читал публикаций. Особенно про СГА. Обязательно зовите еще. И я не знаю, может провести акцию? Сбор средств на покупку дополнительных флэшок? Хотя нет, Дементий их наверное специально ломает что бы хотя бы не ночевали в студий.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк