Разведопрос: Дмитрий Егорченков о политическом прогнозировании

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

20.10.17







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Дмитрий Александрович, добрый день.

Дмитрий Егорченков. Дмитрий Юрьевич, здравствуйте.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Дмитрий Егорченков. Егорченков Дмитрий Александрович, директор Института стратегических исследований и прогнозов Российского Университета Дружбы Народов.

Д.Ю. Прогнозы это не от Ванги случайно, нет?

Дмитрий Егорченков. Нет. Прогнозы от Ванги это гадания; прогнозы политические строятся обычно на научной базе, с одной стороны, а с другой стороны на методологическом изучении тех процессов, которые происходят в настоящий момент. У политологов, надо сказать, работа тяжёлая, потому что если историк обладает историческим постзнанием, он понимает, как всё развивалось примерно; главное – знает, чем всё закончилось. Политологи этого не знают, они видят бесчисленное количество линий, которые одновременно (и тенденций), которые развиваются одновременно, и какая из низ возобладает – вот это и есть прогнозирование. Понять, какая из этих линий чем закончится и к чему приведёт, а какие умрут в процессе эволюционном.

Д.Ю. Часто ли сбываются прогнозы?

Дмитрий Егорченков. К сожалению, часто, к сожалению, часто. Классический пример подобных сбыч прогнозов это ситуация в Ираке, например, сегодняшняя. Я в свою первую длительную загранкомандировку летел в 2002 году. Ещё не было мюнхенской речи Путина, ещё ситуация была принципиально другая, ещё Саддам Хусейн был живой. И когда уже тёмные силы над Ираком стали сгущаться, мы нашим партнёрам американским говорили – ребята, вот будет так, так и так. Они кивали головами и говорили – нет, так не будет, будет демократия. В итоге наши прогнозы все практически сбылись, и даже тот референдум в иракском Курдистане, который сейчас вот-вот происходит, тоже предсказывался ещё тогда, в 2002 году.

Д.Ю. А они почему этого не понимают? Потому что у них нет таких мегааналитиков, или им плевать вообще на всё, они делают что хотят, то, что они считают нужным, то, что выгодно для них?

Дмитрий Егорченков. Называется вторая версия, потому что аналитики у них есть, в тот же довоенный Ирак приезжали в том числе американские очень крупные аналитики, такие как Строуб Талботт, например, он возглавляет сейчас один из крупнейших американских мозговых танков, как они это называют «think tanks», вот. Я с ним разговаривал, другие люди с ним разговаривали. Они всё прекрасно понимают.

Дело в том, что происходящие события их в целом устраивают. Им нужно хаотизировать регион, распилить его на маленькие, подконтрольные иногда боевым каким-то полевым командирам структуры, и начать с ними работать. Так же проще значительно, чем с каким-то центральным правительством, оно может кроме того, чтобы задуматься о том, как договориться лучше американцами, начать ещё, не дай Бог, национальные интересы отстаивать, что совершенно недопустимо.

Д.Ю. А если вот примитивизировать, им что там надо, нефть или что?

Дмитрий Егорченков. Нефть, транспортные пути, да и вообще, в целом, контроль. Потому что кроме нефти там же ещё есть много чего хорошего и вкусного.

Д.Ю. Например?

Дмитрий Егорченков. Например, огромное количество других полезных ископаемых – фосфаты, уран, ну, дальше по Ближнему Востоку если идём, чего только нет. Там производится пшеница, там производится хлопок в огромных количествах, это я сейчас перечисляю статьи дохода Исламского государства, запрещённого в РФ. Они же всем этим торгуют на международных рынках, в итоге, с огромным дисконтом. Кроме всего прочего, там есть ещё и такой, почти неосязаемый момент, это возможность направлять людей из этих хаотизированных регионов, канализировать их, в регионы другие, которые не так просто хаотизировать, например, в Европу. Беженцы же побежали? Побежали. Что в Европе происходит сейчас, значит. Наблюдается, во-первых, замятня политическая…

Д.Ю. Извините, перебью. Сразу вот, когда начинают рассказывать про несчастных беженцев, почему-то никогда не говорят, кто им устроил войну, от чего они бегут-то.

Дмитрий Егорченков. Вот-вот.

Д.Ю. Это первое. А второе всегда интересует – вы хоть мало-мальски-то представляете, нет, какие деньги нужны для того, чтобы добежать до Европы? Т.е. это какая котлета евро должна лежать в кармане. У кого они есть? Уж точно могу сказать – не у баб с 7 детьми, а у молодых, здоровых. А тут вопрос – может, им деньги кто-то даёт, чтобы они туда бежали, нет? А если даёт, то зачем? А когда они прибегут, то что они там будут делать? Ждать сигнала или действовать самостоятельно? Зачем это всё? И самое главное – это же кто-то всё подпихивает, подпихивает, подпихивает.

Дмитрий Егорченков. Координирует, прежде всего. Это целая структура работает. Я уж не говорю о том, что по имеющейся информации есть и приложение для телефонов специально для беженцев, в которых подробненько весь маршрут, как идти, с кем договариваться, кому заносить, чтобы тебя через море перевезли, например. Поэтому да, это всё скоординированная история, и старик Каддафи-то был прав, когда говорил о том, что вы сейчас Ливию снесёте, и что будет? Ливия стояла порогом большим таким, серьёзной стеной на границе всех этих беженцев и иммигрантов не только с Северной Африки, но и в значительной степени из чёрной Африки.

А теперь Ливии нет. Но зато есть очень хороший бизнес по перевозке беженцев, действительно, в котором, с одной стороны, участвуют различные террористические группы – Исламское государство, опять же, запрещённое в РФ, а с другой стороны, например, сицилийская мафия, которая работает и зарабатывает очень хорошие деньги. Притом туда везут беженцев, обратно везут оружие, потом обратно везут исторические памятники. Просто.

Д.Ю. Как работорговля – в 3 конца, и кругом деньги.

Дмитрий Егорченков. Да-да-да. А ещё люди, которые приезжают, они же работают на плантациях потом за очень смешные деньги. А ещё им поступает помощь из структур Евросоюза, приличная помощь, которая до них, как правило, не доходит.

Д.Ю. Я помню, там публиковали какой-то кадр, там на свою семью чуть ли не 700 000 евро получил. Прелесть какая. И вот они в Европе, и теперь они дестабилизируют Европу. Американцам надо дестабилизировать Европу?

Дмитрий Егорченков. Надо, как ни странно.

Д.Ю. Они ж вроде друзья.

Дмитрий Егорченков. Ну, дружба в политике дело такое, вот. Для американцев европейцы самые серьёзные конкуренты, и конкуренты с одной стороны экономические, а с другой стороны технологические. А основная задача американцев сейчас – обеспечить себе первое место как раз в технологическом рывке. Вот этот переход на новый технологический уклад; американцы понимают, что им нужно туда сделать шаг первыми, потому что они тогда будут определять основные направления этого развития, формировать там технологические большие пулы и группы, и зарабатывать с этого.

Ну, как получилось, собственно, с интернетом, с интернет-технологиями, со всеми вещами. Кто первый начал заниматься, тот и молодец. А остальные бегут уже в догоняющем режиме. Поэтому европейцев нужно аккуратненько потушить. Кстати, тоже можно подумать немножко на эту тему, что украинская эта история, она, конечно, против нас, но и против Европы тоже. Потому что это фактически горячий конфликт, гражданская война прямо в Европе.

Делают ли они только это для европейцев, для нас? Оказывается, нет. Оказывается, с Китаем они ровно так же себя ведут. События в Бирме-Мьянме, вот это напряжение неожиданное вокруг Северной Кореи. Можно же было избежать этого всего. Но почему-то не нужно.

Д.Ю. Ну, там вообще непонятно. Я такое впервые в жизни вижу, слышу, т.е. всё время преподносился как какой-то вообще мегамонстр, Н.С. Хрущёв, который якобы там стучал ботинком, кричал «мы вам покажем кузькину мать!», и как там было, сказал «мы вас похороним». Это тупой переводчик неправильно перевёл, а они до сих пор это цитируют. Даже Стинг в песнях поёт «Mr. Khrushchev said we will bury you». Брехня полная. И вот Корея, и вот Трамп выпрыгивает на трибуну ООН, и говорит, что он их уничтожит. 25 млн. уничтожит. Молодец. В ООН. Красота вообще.

Дмитрий Егорченков. Ну, очередной президент мира. Все американские президенты, как мы помним, приходят с обещаниями прекратить войны, занять внутренними вопросами. Потом, видимо, им приносят папку…

Д.Ю. Приходят в себя, да.

Дмитрий Егорченков. Приносят папку, он, значит, её листает так – нет, похоже, миром не удастся заняться.

Д.Ю. Я думаю, даже немножко не так. Я думаю, что для выборов им надо активно лицемерить, бегать улыбаться, обещать неведомо что, а потом переходи сразу к привычным делам.

Дмитрий Егорченков. Это одна сторона. С другой стороны, он мог искренне верить, что зачем он туда… Вот пока он не ознакомился со всем комплексом документов, в т.ч. разведывательных служб и т.д., пока у него доступа к этому не было, он да, мог вполне себе представлять, что давайте мы как-то займёмся внутренней политикой, своими дорогами, мостами и т.д. А потом оказалось, что заниматься мостами и дорогами без того чтобы везде всё по кругу бомбить, невозможно. Потому что прямая зависимость.

Д.Ю. Откуда деньги тогда?

Дмитрий Егорченков. Деньги откуда. Поэтому приходится ехать в Саудовскую Аравию и говорить – ребят, либо бомбы, либо вы нам платите.

Д.Ю. Это прекрасный, кстати, момент. Если они такие добрые, хорошие, и живут за океаном в полной безопасности ото всех, зачем такая армия, такой флот, и настолько чудовищный военный бюджет? Тут же давайте рассуждать, что там капитализм, всё устроено сообразно, разумно, рационально. Вот эта вот рациональность, применительно к армии, она зачем? Зачем на неё тратить такие чудовищные деньги? И тут же ответ – наверное, оно деньги приносит обратно. Здесь мы бомбим, а оттуда бабло течёт, вот так хорошо.

Дмитрий Егорченков. Тут есть ещё одна интересная ветка размышления. Ведь когда Советский Союз был фактически уничтожен нашими западными партнёрами, американцами в первую очередь, мы же отовсюду ушли. Кто туда пришёл? Туда пришли американские компании в значительной степени, везде, по всему миру, worldwide что называется, и вот на этом приходе, и на повторной колонизации этих территорий, в т.ч. и европейских, американская экономика просуществовала 90-е – начало 2000-х годов. Очень себе неплохо просуществовала. Ну, например, через разрушение всех возможных конкурентов. Съездим в Литву, посмотрим, что там осталось от промышленности.

Д.Ю. Ничего.

Дмитрий Егорченков. Ничего не осталось.

Д.Ю. Ну как и везде во всех остальных.

Дмитрий Егорченков. Как и везде, как в Чехии…

Д.Ю. Как и у нас, по большому счёту.

Дмитрий Егорченков. В значительной степени как и у нас. Т.е. мы сейчас что-то пытаемся делать, наконец-то поняли, что дружба на международной арене всегда заканчивается одинаково. Из двоих дружащих остаётся, как в фильме «Горец», только один. Поэтому… И главное, что этот процесс не заканчивается никогда. Дождаться такого момента, когда у нас вдруг с Америкой всё будет вообще замечательно и дружба, или даже с Китаем, или даже ещё с кем-то, невозможно, не будет такого. Всегда есть высокая конкуренция.

Тем более, сейчас, когда у нас про глобализацию уже очень много говорили, оказалось, что глобализация не работает. Конкуренция всё равно жесточайшая остаётся между вот этими региональными центрами силы, гравитационными центрами – США, Китай, часть Евросоюза, Россия (в догоняющем, конечно, немножко режиме, но тем не менее).

Д.Ю. Я когда-то читал книжки про историю Италии. Италия, как известно, не смогла организовать единое государство, это ж были такие мелкие княжества вокруг…

Дмитрий Егорченков. Ну, им невыгодно было до определённого момента.

Д.Ю. И не надо, да. И не только невыгодно, а глядя на то, у меня вот в голове сложилась картина, что это территория, на которой растут пузыри. А в пузырях сидят люди с ножами, значит. И вот как только один пузырь начинает надуваться больше всех, то из соседних пузырей его сразу начинают тыкать-тыкать, ты давай это, слышь, аккуратнее. И пузырь приспустился. И тут приспустился, и тут, и вот много-много пузырей. А сделать так, чтобы из этого образовался один огромный пузырь, могучий, они вот в силу внутренних обстоятельств не смогли. А маленькие пузыри всегда слабее, чем один большой, несмотря на то, что до поры до времени вам там весело и уютно. А может прийти чужой пузырь, который вы не проткнёте, и он вас сожрёт просто-напросто.

И вот мне всегда интересно, что наши сограждане в массе, они считают, что конкуренция в бизнесе это замечательно, это ведёт к снижению цен, увеличению производительности и всякое такое. А между государствами нет никакой конкуренции, государства добрые. Задаёшь вопрос – почему ты считаешь, что они добрые? – Ну, потому что они так говорят, они добрые. И вот уже Обама Нобелевский лауреат, развязав 3 война, убив немыслимое количество народу. Какая-то шизофрения в головах у граждан.


Дмитрий Егорченков. Ну, причина этой шизофрении понятна. Мы на каком-то этапе, ну, нам объяснили, что идеология не нужна и вредна, что идеология это что-то страшное. Даже в Конституции записали, что ни одна идеология не может быть государственной.

Д.Ю. Кроме антисоветизма.

Дмитрий Егорченков. Про это на тот момент вообще умалчивалось. Это сейчас мы начинаем постзнанием понимать. А у наших коллег-то с этим всё нормально абсолютно. Они на каком-то этапе думали, когда они с Советским Союзом, значит, бодались, они действительно говорили, что идеология – плохо, идеология не нужна. А потом оказалось, даже все теоретики американские начали говорить – знаете, идеология это плохо, когда это догма. Общество не может развиваться без системы целей каких-то определённых, и плана выполнения каждой из этих целей, чёткого плана. У американцев этот план, мне кажется, есть.

Д.Ю. Какой? Как он выглядит?

Дмитрий Егорченков. Этот план по-прежнему выглядит так, как его обозначила госпожа Хиллари Клинтон, crooked Hillary, как её называет Трамп, такая скрюченная Хиллари.

Д.Ю. Оно многозначное – и жуликоватая.

Дмитрий Егорченков. И жуликоватая, да, при этом. Вот. Она же сказала, что наша основная задача – сохранить лидерство любой ценой. Они понимают, что это лидерство под угрозой, его надо сохранять. Но цена при этом не важна. Насколько не важна для Хиллари как для важного представителя американской элиты эта цена, мы можем вспомнить по тому, как она реагировала, например, на убийство Каддафи. «We came, we saw, he died», и дальше ржание было такое.

Д.Ю. Лошадиное.

Дмитрий Егорченков. Лошадиное при этом, да, абсолютно.

Д.Ю. По всей видимости, она христианка, ещё что-то.

Дмитрий Егорченков. Конечно, конечно. Образованный человек. Абсолютно в этом смысле выражающий те принципы, которые внутри голов американской элиты сидят. Не надо здесь никакими заблуждениями страдать. Поэтому сохранять они лидерство будут любыми возможными средствами – военными средствами и не военными, т.н. мягкосиловыми средствами, про которые вот, кстати, у меня в книжке очень много написано.

Д.Ю. Позвольте взглянуть. Дмитрий Егорченков, «Необъявленная война. Россия в огненном кольце». Так-так. Про что книжка? Про всё?

Дмитрий Егорченков. Ну, почти все книжки про всё, потому что автор излагает всё что у него в голове обычно.

Д.Ю. В стиле акын?

Дмитрий Егорченков. Но в данном случае не совсем так, книжка про то, как невоенные средства борьбы на международной арене активно используются и будут использоваться против нашей страны в частности. Было тоже некоторое сомнение у людей, особенно когда Трамп приходил сейчас к власти, говорили, что всё, цветные революции закончились, их больше не будет, Трамп же обещал. Он обещал, что больше цветными процессами заниматься не будет. Но оказалось, что тоже – как с войной, так же и вот в этой сфере не получилось.

Д.Ю. Зарекалась свинья известную субстанцию не есть.

Дмитрий Егорченков. И оказывается, что на бюджет 2018 года, есть такая структура американская, BBG, это совет по информационной политике, который возглавляет официально госсекретарь, Тиллерсон в данном случае. Там целый список людей уважаемых внутри. Вот на борьбу с российской пропагандой и с Россией в целом, и на работу таких структур BBG как «Радио Свобода», «Голос Америки» в России, выделяется больше на 80 с небольшим миллионов долларов на следующий год. Т.е. не меньше, а больше. Интересно, случайно это не связано с выборами президентскими в нашей стране? Совершенно случайно.

Д.Ю. Даже как-то не задумываешься. На самом-то деле они хотят нам добра.

Дмитрий Егорченков. Конечно, но в своём понимании.

Д.Ю. Как известно, хотят, чтобы у нас было лучше.

Дмитрий Егорченков. Вот. Поэтому все эти процессы продолжаются, они продолжаются и на федеральном уровне, что самое опасное, на региональном уровне, потому что после известных Болотных событий есть такое понимание, что американцы зареклись только в одно место бить постоянно, и вспомнили пример Советского Союза, когда у них получилось через территориальные окраины, национальные окраины Советский Союз растащить. Примерно то же самое, видимо, они планируют и против нас.

Д.Ю. Замечательно у них получается в городе Екатеринбурге. Там есть такой либеральный мэр, Евгений Ройзман, известный борец с наркоманией, который готов всё американцам сдать, поддержать их во всём, и вообще там красота. Лёха Навальный туда ездит.

Дмитрий Егорченков. Да, постоянно. И вот сейчас в марте тоже там были очередные попытки, значит. Они тренируются.

Д.Ю. Это такие, независимые лидеры общественного мнения, независимые, ведут нас к добру.

Дмитрий Егорченков. Абсолютно независимые. Потом начинаешь смотреть, оказывается, половина из них напрямую на бюджете, половина опосредованно на бюджете. При том те, которые напрямую на бюджете, они же здесь у нас обычно пытаются не палиться, потом американцы публикуют документы, у них же отчётность строгая.

Д.Ю. Да что ж ты будешь делать! Ведь я же свой, я же буржуинский.

Дмитрий Егорченков. Про Екатеринбург в книжке тоже довольно много написано. Я как раз на примере Екатеринбурга показываю, как самые разные механизмы используются – это и общественные организации, и различные, и работа с элитами в т.ч., например, через Генконсульство США, когда людей приглашают просто на разговор. И что-то им говорят, никто, правда, не знает, что.

Д.Ю. Что-то сомнительно, что никто не знает. Туда же всякие люди попасть могут.

Дмитрий Егорченков. Ну, по крайней мере да, в публичном поле это не светится. Но задачку свою американцы пытаются вот так решать теперь. Ну и, кстати, совершенно справедливо тот же Лёха Навальный ездит сейчас по регионам. Не с особым успехом, надо сказать, у него поездка прошла. Про это наш товарищ Илиас Меркури очень любит рассказывать, но вот тем не менее.

Д.Ю. Как-то Лёха засбоил в последнее, после выпуска дурацкого фильма «Он вам не Димон», какого-то уж совсем ничем не подкреплённого. Я 10 раз давал советы, что почитать, с чем ознакомиться, как проводить журналистские расследования. Ничего не слушает. У меня сложилось такое впечатление, что он делает то, что ему сказано делать, а не так, как надо. В результате изготавливаются какие-то дурацкие поделки, которые получают, вызывают прямо противоположный желаемому эффект. Ну, наверное, именно такой эффект и нужен. Потому что приход на митинг 700 человек это как-то не смешно в масштабах страны и даже какого-нибудь уездного города.

Дмитрий Егорченков. Города-миллионника, например.

Д.Ю. Миллионника вообще молчу, статистическая погрешность прибыла.

Дмитрий Егорченков. Ну, он действительно, наверное, вынужден как-то отчитываться по общим схемам. Интересный очень пример мне буквально днями коллега рассказал. Коллега вообще к политике отношения не имеет, друг мой. Он египтолог вообще-то. И как-то давно они делали общий проект, им «Радио Свобода» предложило совместный проект – рассказать про историю развития науки в России, египтологии в частности. Одним из пунктов в городе было написано – показ негативного отношения к СССР. Египтологам. Зачем египтолог в своей работе должен показывать, казалось бы.

Д.Ю. Например, строительство Асуанской ГЭС вызвало массовые протесты этих филлахов или как их там, восстание. Круто.

Дмитрий Егорченков. Круто заходят. Поэтому да, т.е. машина американская продолжает работать. Они вроде бы боролись все с Советским Союзом, а потом Советский Союз вроде бы прекратил существование, а красная угроза вроде как осталась. Некоторые сенаторы американские до сих пор путаются в показаниях.

Д.Ю. А там, мне так кажется, что они не путаются, т.е. не все… как-то пока разваливали Советский Союз, не всем заметно было, что изначально на окраинах создавались народные фронты. Как только речь про т.н. народ, ну, в сознании обывателя народ это что-то настолько прекрасное, настолько непогрешимое, оно не может сделать ничего плохого, только добро от народа идёт.

Дмитрий Егорченков. Это Аристотель ещё говорил.

Д.Ю. Да. Правда, если посмотреть на начало становления Советского Союза, где была настоящая народная власть, которая офицеров на штыки, генералов в петли. Это кто вчера нас по мордам бил, на конюшнях порол, ты, что ли? Иди сюда. Вот это называется народная власть. Все как-то это, от этого отстраняются. Но, возвращаясь. Вот народный фронт. Народный фронт, все эти народные фронты вокруг по республикам нашим бывшим, они все были сугубо националистические, все. Все эти литовские, азербайджанские, бери любой от Европы до Азии, они все были националистические. И растаскивали страну именно по националистическому признаку.

Но при этом всё время говорили, что жизнь им испортили гады-коммунисты, что только коммунистическая партия довела их до такого немыслимого существования. Там был минус – они не могли себя сравнить. Поскольку был железный занавес, они не могли сравнивать, как живут они, и как живут граждане за кордоном. Они смотрели голливудское кино, и мнения складывали вот из этого. Очень удачно развалили. Это был первый шаг избавления от коммунизма. Шаг номер 2 – все коммунисты-то, оказывается, русские были, вы что, не в курсе, что ли? Этих русских, гоните их отсюда, режьте, убивайте, гоните.

И рассказы про то, что бросили за границей 25 млн. человек – вы забыли сказать, сколько их там убили, из этих 25 млн. человек. Как в известных республиках русское население сократилось до нуля вообще. Как это так получилось, интересно? А вы считали, сколько убежало, а сколько не смогло? А вы их опрашивали? Мемуары, может, какие выпустили? Нет? Ничего нет. А дальше, дальше, постольку поскольку содеяли это с Советским Союзом, и дальше надо сделать то же самое с Российской Федерацией – ну, давайте тут татарам объясним, что они тоже, в общем-то, независимые, что вот эти русские им постоянно что-то навязывают.

И теперь уже КПСС-то нет, а русские остались, и оказалось, оказалось, что русские, они природные носители коммунизма, в них на генетическом уровне вбиты коммунистические идеи, потому что наша известная общинность, на этих территориях в одиночку нельзя сделать ничего.


Дмитрий Егорченков. Абсолютно невозможно.

Д.Ю. Только собравшись в кучу и победить, так сказать, всем миром.

Дмитрий Егорченков. Ещё наши оппоненты обычно говорят, что вы знаете, Советский Союз, он сам развалился…

Д.Ю. Я, пардон, довершу, что в итоге битва-то не с коммунистами, битва всё время идёт с русскими. А под каким соусом вы это преподносите, это абсолютно вторично. Это битва против русских как нации, которая держит эту огромную территорию, на которой закопано столько всего полезного, что эти русские тут вообще быть не должны. Советский Союз, забегая вперёд, с моей точки зрения, покончил с собой самоубийством.

Дмитрий Егорченков. Ну, ему помогали.

Д.Ю. Конечно.

Дмитрий Егорченков. Ему вешали петлю, ему табуреточку подставляли.

Д.Ю. Табуретку несли, Горбачёва приводили табуретку выбивать, и всякое такое.

Дмитрий Егорченков. Да если бы только Горбачёва. Ведь те национальные фронты, про которые вы говорили, они же… там где-то в подполье, может быть, и сидели какие-то лесные братья, и что-то там, значит, в маленькую тетрадку писали какие-то воззвания. Но потом начинаем уже (с исторической точки зрения) поднимать информацию, оказывается, что небезызвестный товарищ Джин Шарп, который «198 методов ненасильственных действий», это такой планировщик цветных революций, человек, по методичкам которого большинство цветных революций происходило. Он же работал с «Саюдисом» напрямую. Об этом говорит он, об этом говорят представители «Саюдиса» литовского, притом говорят они это на камеру, не стесняясь совершенно.

Д.Ю. А чего бояться-то теперь?

Дмитрий Егорченков. Да. Потом они говорят, что знаете, а мы после того как в Литве всё это сделали, мы поехали делиться опытом на Кавказ, в Среднюю Азию, у нас же франшиза теперь. Нас научили, по франшизе дали, мы работаем.

Д.Ю. Как в известной песне – «чтоб совместно творить зло потом, поделиться приехали опытом».

Дмитрий Егорченков. Да. А дальше начались Балканы, началась Сербия с «Отпором», где методички эти совсем уже стали видны. Когда люди ходят все с одинаковым кулаком, нарисованным на плакате, это странно.

Д.Ю. Когда-то это было сугубо коммунистическое приветствие. Даже это украли.

Дмитрий Егорченков. Да. Они серьёзно изучали опыт теоретиков классических – и Ленина, и Троцкого в значительной степени, потому что как раз из троцкистских ячеек эти люди, очень многие из них вышли. Поэтому они понимали, о чём речь.

Д.Ю. Я вот, кстати, как-то был в г. Сан-Франциско. Будучи яростным любителем книжек, я всё время хожу по книжным магазинам, забрался там в книжный магазин, и вдруг к собственному удивлению обнаружил, что я хожу между полок с коммунистической литературой. Ну как, одно дело, понятно, когда в Гаване ходишь, и там продают иностранцам Конституцию Кубы на испанском языке, это (утирая ностальгическую слезу) до такого догадаться могут только вот коммунисты.

А тут Сан-Франциско, цитадель фактически, и сплошняком, шкафами стоит коммунистическая литература. Да что же это такое? Принялся там посмотреть, поглядеть, а она вся (вот вся) от начала до конца троцкистская. Там нет никакого ленинизма, никакого сталинизма, только Лев Троцкий. Как это так? Почему они его так любят? Если отвлечься, в чём причина?


Дмитрий Егорченков. Ну, им очень близка версия о том, что революция не имеет конца, и что в ходе революции надо последовательно освобождаться от всего вообще. Как американская пресса же свободная, она в рамках этой свободы освобождается последовательно от всего. Сейчас уже от правды освободилась. Потом, видимо, начнут…

Д.Ю. Был просто потрясён, что это такое. Потом увидел фотку Чубайса на могиле Троцкого, а это к чему, интересно?

Дмитрий Егорченков. У нас ещё сериал выходит в этом году про Троцкого, говорят.

Д.Ю. Так.

Дмитрий Егорченков. К. Хабенский, по-моему, играть его будет. Он после Колчака решил за Троцкого взяться. Поэтому… А, кстати, по поводу национальных окраин начали говорить. Тем Уральской республики опять оживает. Она в начале 90-х жила…

Д.Ю. Совсем недавно там был какой-то сибирский язык, который на русский не очень похож, сибирская автономия, и вообще по Уралу всё надо отколоть, потому что зачем эта Москва, непонятно.

Дмитрий Егорченков. Не нужно совершенно. А, например, на «Радио Свобода» создаются отдельные редакции, которые вещают, например, на башкирском языке. «Idel. Свобода» там, тра-та-та. И на татарском, например, ещё на каких-то, на региональных языках различных наших самых.

Д.Ю. Ну, это ключевое, мне так кажется, для разъединения вы все должны говорить на разных языках, все. Ну а с другой стороны, ну как, если какой-нибудь Ющенко, если я правильно помню, начинает орать, что русский язык это язык блатняка и матершины, вот бандитские песни и чернейшая брань, а вам не надо на нём говорить. Ну, наверное, это объединению-то не способствует. Запрет преподавания русского языка в украинских школах, повсеместный, что характерно. Ну, давайте, а здесь татарский язык начнёт у нас расцветать, а здесь ещё чего-то.

Дмитрий Егорченков. Потом можно будет переводить на латиницу.

Д.Ю. Да. А тут весь ужас-то, на мой малопросвещённый взгляд, в другом, что есть т.н. культурная гегемония, когда вы создаёте какой-то настолько мощный культурный продукт, ну, как в Советском Союзе было, там Мосфильмы, Ленфильмы, они такие фильмы снимали, что… Узбекфильм с этим боролся с трудом. Его спонсировали, он там что-то делал, но вот шедевров такого калибра как Мосфильм он физически производить не мог, не было творцов такого калибра. А это задавало культурную повестку всей стране. Все смотрели именно эти фильмы, именно их обсуждали, на них равнялись, и прочая, и прочая.

А что теперь? Всё что снимает Мосфильм, оно вызывает отторжение даже внутри России. Вот какой-нибудь помойный «Викинг», например. Обращали внимание, кстати, там равноапостольный князь Владимир, который постоянно бухой, обожравшись мухоморов, кого-то там насилует, у православных…


Дмитрий Егорченков. Не снимая штанов и сабли.

Д.Ю. Не снимая штанов и не отстёгивая саблю. У наших православных никакого, так сказать, это резонанса не вызвало. Вот какая-то очередная мелодрама в стиле «сопли с сахаром» «Матильда», ну это костюмированная мелодрама ни о чём, мягко говоря, вызывает взрыв каких-то эмоций, это лишь бы про Октябрьскую революцию никто ничего не говорил. Такое чувство, что всё заранее продумано, поставлено – истерика, скандал, взрывы, поджоги. Только про дедушку Ленина не вспоминайте, каяться надо, каяться.

Дмитрий Егорченков. «Матильда», сериал «Троцкий», и сериал «Парвус» ещё тоже планируется.

Д.Ю. Это как на чьи деньги Ленин устроил революцию, да.

Дмитрий Егорченков. Якобы. Не будем вспоминать эти фразы Ленина, что с Парвусом ни в коем случае мы встречаться не должны, с этим человеком.

Д.Ю. Ну, зачем такое вспоминать? Сейчас виднее, кто с кем встречался и всякое такое. Ну так если российская, или уж совсем, так сказать, русская культура не может дать никакого образца для подражания, она неспособна просто ничего выдать – ни фильмов, ни книг, ни сериалов, ни песен – всё это отторгается даже внутри России – то а к чему эти национальные не окраины, а самая сердцевина как Башкортостан, Татарстан, и прочая, а к чему они стремиться должны, что нас должно объединять-то, если общего даже культурного пространства нет, не говоря про идеологию.

Дмитрий Егорченков. Да. И здесь тоже встаёт вопрос, а у наших партнёров, оказывается, есть такое пространство, и, оказывается, Голливуд регулярно снимает патриотические фильмы.

Д.Ю. Я вам страшное скажу, Дмитрий Александрович, что Голливуд не просто патриотические фильмы снимает, Голливуд снимает фильмы, которые хавает весь глобус. Не важно, где показывают Арнольда Шварценеггера и Брюса Уиллиса – в Малайзии, Австралии, или в Папуа Новой Гвинее – все видят, что А. Шварценеггер прекрасен, и Брюс Уиллис прекрасен.

И если Арнольд с Брюсом Уиллисом бегают по территории чужой страны, как, например, в х/ф «Неудержимые», которого вышло 3 части, по-моему, где ветераны спецслужб, не будучи государственными службами, но по заданию американского правительства вторгаются незаконно на территории суверенных государств, без суда и следствия убивают там тех, кого они считают нужным.


Дмитрий Егорченков. Пачками.

Д.Ю. Да-да. Кого считают нужным убить. А все зрители в Папуа Новой Гвинее, например, смотрят и восторгаются – как здорово, спецэффекты, слова какие, фразы, записывай, цитируй, туда-сюда. А на вопрос - а это вообще как, нормально, да, вот происходящее – суверенное государство, внесудебные расправы, расстрелы какие-то непонятно кого непонятно зачем. Х/ф «Рэмбо 4», где Сильвестр из крупнокалиберного пулемёта там бошки грузовиками солдат просто отстреливает, это как вообще, это нормально? – Ну он же хороший, и Сильвестр, и Брюс, и Арнольд, они же хорошие, а значит, они делают доброе дело.

Вот, так сказать, корень. Смотрят по всему земному шару, это не какое-то дурацкое этническое кино, интересное в 2 аулах, потому что они понимают, о чём речь. Это суровый культурнейший код, который понятен всем. А идеи внедряются такие, какие надо.


Дмитрий Егорченков. Потом ещё выходит оскароносный Морган Фримен и говорит – знаете, Россия на нас напала.

Д.Ю. Извините, их 241 год демократии он бы сидел голый до пояса хотя бы, с железным ошейником на шее и с цепью, и рассказывал бы о том, как они демократию, shining example.

Дмитрий Егорченков. Ну, они, конечно, проговорились в этом ролике. Ролик сняли, напомню нашим зрителям, Комитет по расследованию России. Вот не действий России, не вмешательства, а просто по расследованию России. Они проговорились о том, что Советский Союз был разрушен, и теперь агент КГБ Путин решил отомстить Соединённым Штатам. Уже проговорочка, кто разрушил. Если Путин вдруг начал мстить США, кто разрушил-то тогда, с чего бы это всё?

Д.Ю. Свобода слова – великая вещь. Дай дураку рот открыть, он сам про себя всё расскажет.

Дмитрий Егорченков. Вот. Конечно, это всё очень смешно, но при этом очень печально, потому что уезжая первый раз на Ближний Восток, я видел и Ирак довоенный, я видел и Ливию довоенную, и Алжир, Тунис и т.д. Сейчас большинство из этих стран отсутствует, в принципе. Они на карте ещё есть географической, на политической нет.

Д.Ю. Я не во всех бывал, ну, понятно, на рай на земле нигде не похоже, в общем-то. Но, наверное, это было всё-таки лучше, чем война и массовые убийства, и какой-нибудь, я не знаю, ИГИЛ, халифат, и прочее, когда людей на камеру стреляют и режут, привозя Камазами. Так это на съёмки. А без съёмок сколько убили. У вас кто-нибудь там считает, нет? Это, по-моему, знаете, Саддам Хусейн, давайте пусть он будет свирепым тираном, убийцей, ещё чего-то. Наверное, там можно сосчитать, сколько Саддам человек убил. И как-то это вот будет настолько несопоставимо, сколько убили вы. Ради чего?

Дмитрий Егорченков. Ради того чтобы интересы американских, глобальных американских компаний удовлетворялись в полной мере. Притом, если они вдруг в результате первой цветной революции или подобного действия не удовлетворяются полноценно, то можно вторую провести, как на Украине. Ну, не удовлетворили первый раз до конца. Давайте до конца теперь дожмём, а что будет с людьми, совершенно неважно, никто их не считал, как говорится. У американцев в этом смысле они напрямую говорят – так какая вам разница, это же вот…

Д.Ю. В смысле?

Дмитрий Егорченков. Говоришь с американскими политологами, говоришь – что вы сделали на Ближнем Востоке, там же люди умирают. Они говорят – умирают, они там всегда умирали. Цинично, просто. Зато мы сейчас там устроим, всё перевернём, устроим так, чтобы они перестали, наконец, между собой воевать. Знаменитая статься полковника Петерса «Кровавые границы» 2006, по-моему, года, о том, что надо все границы на Ближнем Востоке перекроить, полностью все, и тогда, может быть, они воевать перестанут между собой, потому что у них не будет никаких противоречий. Но перекраивать будут по американским лекалам, вот как американцам это кажется правильным.

Д.Ю. Какая прелесть.

Дмитрий Егорченков. Карта опубликована к этой статье.

Д.Ю. До этого границы были проведены как было надо французам и англичанам.

Дмитрий Егорченков. Да. Теперь у нас новая волна колониализма началась. Старые колониальные державы умерли, и американцы пытаются всё переделить, как им это интересно. На этих картах, например, уполовиненная Турция. Турецкие военные, когда эту карту увидели в Риме в американском натовском центре – а им преподавали это, они же тоже в НАТО – они настолько удивились. Там просто Курдистан как раз создан. В т.ч. за счёт территорий Турции, всех восточных провинций, Диярбакыр и т.д.

Д.Ю. Как в известном анекдоте, знаете, как рыбак сидит, подлёдный лов, у него палаточка, лунка, он сидит, ловит, рядом пёс его сидит. Вдруг раз, из лунки лошадиная голова вылезает – мужик, курить есть? Он из кармана ей папиросу, поджог, она – спасибо, и опять нырнула. Рыбак смотрит на собаку – а что я? Я сама обалдела! Вот это турки.

Дмитрий Егорченков. Да. Потом мы удивляемся, что Эрдоган себя ведёт так, как он себя ведёт сейчас.

Д.Ю. Очень тихо ведёт, надо заметить. Если знать, о чём речь… Сдержанный политик.

Дмитрий Егорченков. Очень. Когда основной его политический оппонент сидит в США и оттуда, значит, строчит…

Д.Ю. Ну, это ж, даже, я не знаю, это не кровавая баня, это вообще туши свет, что устроят. Всё ж, как обычно, как мне кажется, немедленно скатится к этническим разборкам.

Дмитрий Егорченков. Ещё и межрелигиозным.

Д.Ю. Да.

Дмитрий Егорченков. К конфессиональным разборкам.

Д.Ю. Кто-то куда-то успеет убежать, огромную часть зарежут. Сначала тех, у кого не такой нос и разрез глаз, после этого тех, кто женат или замужем не за тем, у кого не такой нос и разрез глаз. И оно же бесконечное.

Дмитрий Егорченков. А потом будет, как в Ирландии, война начнётся, когда люди начнут мстить за то, что их родственников убили.

Д.Ю. Так точно, да. У нас есть рядом кровавый пример, как турки убивали армян. И что? Спроси любого армянина, как он к ним относится, там уже больше 100 лет прошло. Я доброго слова не слышал и, уверен, не услышу никогда вообще. И как это предполагается? Последствия-то какие? Т.е. вот этот вот вечный раздрай и никакого мира, а мы вот за океаном сидим и радостно смотрим.

Дмитрий Егорченков. Они называют это управляемым хаосом. Правда, насколько он управляем, для них, в принципе, неважно. Он управляемый на стадии создания. Дальше это просто хаос, в котором можно с каждым конкретным полевым командиром договариваться. А как они там друг друга режут, совершенно неважно в этом смысле. Можно кого-то временно поддерживать – как обычно, более слабого против более сильного.

Д.Ю. А не предполагается, что они могут объединиться?

Дмитрий Егорченков. А вот для этого надо делать всё, чтобы они не объединились как раз, чем они, собственно, сейчас и занимаются, поддерживая различные оппозиционные группы в той же Сирии, про Исламское государство. Вот я посмотрю сейчас – ещё, видимо, нервы заканчиваются у наших военных (в хорошем смысле слова), они начинают потихоньку публиковать вещи о сотрудничестве американских спецслужб с Исламским государством.

Д.Ю. Для многих открытие.

Дмитрий Егорченков. При этом самое главное доказательство этого сотрудничества, оно уже давно опубликовано. Город Мосул был такой, который сейчас буквально недавно героически штурмовали.

Д.Ю. Взяли, кстати, нет? Я так и не услышал.

Дмитрий Егорченков. Как-то так тихо взяли, то ли взяли, то ли не взяли.

Д.Ю. Ну, видимо, там тысяч 30 убили.

Дмитрий Егорченков. А там ковровыми бомбардировками просто это делали.

Д.Ю. Или просто не считали, а что их считать?

Дмитрий Егорченков. А когда этот город попал в руки Исламского государства за 1 ночь, оттуда просто вышли иракские военные, подготовленные американскими службами. Притом вышли без оружия.

Д.Ю. Заботливо оставили?

Дмитрий Егорченков. Да. Как иракские генералы, которых начали свои же иракские потом политики спрашивать, сказали – нам и центра в Багдаде пришло указание выйти без оружия. Они там оставили оружие и материально-техническое обеспечение на пехотную дивизию. Танки, всё-всё-всё-всё. После чего Исламское государство невероятно поднялось в военном смысле.

Д.Ю. Оно из кого вообще состоит? Это бывшие иракские военные или какие-то религиозные фанатики? Или это одно и то же?

Дмитрий Егорченков. Там серьёзный такой конгломерат уже сложился. С одной стороны, действительно, есть военные иракские саддамовской армии, офицеры прежде всего, которые там оказались не потому, что они такие поклонники исламистских идей, а потому что когда американцы Саддама Хусейна скинули и повесили, в стране началась, вы не поверите, дебаасизация. Что-то напоминает нам очень.

Д.Ю. Партия БААС.

Дмитрий Егорченков. Да, партия БААС, основная партия. Все люди, которые были в партии, а военные, офицеры все были в партии, их никуда на работу не брали, например. А они все люди военные и с оружием. Там ещё до войны у каждого в доме лежало по 2 автомата почти официально, и люди начали искать себе применение, семьи надо было кормить. А тут приходят люди, говорят, мы вам возьмём на работу, вы хорошие специалисты, вы обучались в т.ч. в советских ВУЗах, у вас правильное представление о стратегии, тактике и организации военных действий. Значительная часть этих людей пошла.

Дальше туда сбежались всевозможные «террористы», которые в регионе были. Их много было. Прежде всего, суннитские, конечно, мы про них говорим. Люли приехали, там если посмотреть карту, откуда люди приехали в Исламское государство, это весь регион – от Марокко до Центральной Азии и наших республик в том числе. Приехала часть европейцев, которые часть приехали воевать, притом и европейцев-европейцев, и потомков иммигрантов из арабских стран.

Как правило, это 2 поколение людей, которые уже забыли, зачем они в Европу приехали, их потянуло на приключения, с одной стороны. А с другой стороны, они тоже себя не могли там найти в рамках той экономической системы, им надо было заработать, тем более что деньги давали. Они приехали работать иногда там сантехниками, какими-нибудь специалистами, медиками и т.д. Все эти люди там собрались.

Дальше к ним приехали советники, судя по всему. Если мы поглядим на ролики, которое Исламское государство снимает, это же хорошее голливудское качество, это там закат, море, хорошая техника. Приехали эти люди тоже, часть за деньги, часть по поручению, я так подозреваю. И всё это начало работать. Такой терроризм 2.0., который ещё вышел на самообеспечение по итогам. Ведь им сначала, конечно, такими подгонами как в Мосуле, помогали.

А дальше они начали зарабатывать с тех территорий, на которых они, собственно, были, которые они захватывали. За счёт контрабанды нефти, контрабанды органов, вот вся линейка целиком. Даже, наверное, краснокнижные животные тоже попадают. Продавать всё активно, что есть на территории, просто снимать и продавать. В Алеппо, например. Алеппо же был промышленным центром Сирии очень серьёзным, там почти всё оборудование было демонтировано и продано, в Турцию, в основном. Турки тем самым и оборудование за полцены получили, и ещё убили себе конкурента фактически в области лёгкой промышленности. В Сирии хорошая была лёгкая промышленность.

Люди начали зарабатывать очень серьёзно, зарплаты по местным меркам сумасшедшие были у всех, а у хороших специалистов вообще сумасшедшие. А с ними ещё, представляете, борются американцы, несколько лет подряд борются, ничего сделать не могут. Вот что ты будешь делать? Потом выходит доклад, в прошлом году, по-моему, в конце года вышел доклад Конгресса о том, что у США нет концепции и стратегии борьбы с Исламским государством. Пишут открыто. По борьбе с финансированием Исламского государства, не понимают, как.

А дальше наше Минобороны говорит – знаете, почему-то там спецназ американский на позициях Исламского государства присутствует, вот материалы…

Д.Ю. Никто не знает, а спецназ там.

Дмитрий Егорченков. Да. Почему эти люди там, и на этот вопрос можно ответить. Американцы же готовили оппозицию сирийскую условную на базах в Иордании, в Турции. Вооружали, готовили, забрасывали в Сирию. Из них процентов 98 уходило сразу в ИГИЛ, в Исламское государство с оружием, со всеми делами. Наверное, среди них были и завербованные люди, в чистом виде завербованные, ЦРУ, например, у которых тут, кстати, юбилей 70 лет.

Наверное, через этих людей можно было передать приказ на атаку российских полицейских в Сирии сейчас. Наверное, можно, никаких проблем с этим нет. Так что терроризм международный тоже стал одним из инструментов внешней политики США, можем сейчас об этом говорить вполне откровенно.

Д.Ю. Как-то круто получается. Раньше, я не знаю, несмотря на всю мерзость, но какие-то края были вообще, и как-то все старались придерживаться. Уж если помогали афганским душманам, которые у нас теперь внезапно стали моджахедами. Моджахеды это, если я правильно понимаю, борцы за веру, да?

Дмитрий Егорченков. За веру. Притом джихад в большей степени душевная вещь, чем борьба с оружием.

Д.Ю. Да. Вот душман это по-русски враг, в общем-то. Душман мне как-то гораздо ближе. Никакие они не моджахеды. И вот там тихонько как-то помогали. Какой-нибудь Савик Шустер, будучи, по всей видимости, кадровым сотрудником ЦРУ, шастал там. Потом прибыл в Россию, тут нас просвещать. Дальше убежал на Украину, где участок поважнее. Збигнев Бжезинский, любимец моего детства, к сожалению, подох безвременно тут.

Дмитрий Егорченков. Но книжки хорошие у него.

Д.Ю. Да, такие интересные вещи. Мечтатель, конечно, с одной стороны, ну а с другой стороны многое намечтал абсолютно верно. Вот они там как-то в Афганистане тихонько помогали, при этом тихарились очень сильно, т.е. покупая советские автоматы в дружественном Египте, и отправляя их в Афганистан. Это не М16, обратите внимание, нет. Ну, с минами сложнее было. Хорошие итальянские всё-таки, поэтому итальянские давайте будем продавать.

А теперь не таясь вообще, никаких приличий, ничего. Этим помогаем, тем помогаем, какие-то безумные марионетки уже. Уже и верёвки оторвались, а марионетки всё прыгают, прыгают, и прыгают, и чем дальше, тем злобнее, и все вооружены до зубов. Вы чего хотели-то, непонятно. А как же обещанная демократия, где же она? Выборы из 2 и более кандидатов.


Дмитрий Егорченков. Ну, демократию уже мы понимаем как выборы из 2 и более кандидатов и т.д. Американцы, может быть, воспринимают демократию в классическом понимании, они же говорят, что они потомки римлян и т.д., у них вся система по римскому образцу выстроена. А там демократия была немного другая. Или древнегреческая демократия, например. Далеко не все голосовали, далеко не всех пускали.

Д.Ю. Только рабовладельцев, да.

Дмитрий Егорченков. Да. Вот вам вариант демократии. С душманами да, вообще никто не скрывался, тот же Збиг ездил туда, фотографировался с этими всеми товарищами, с Усамой в том числе. Они все там познакомились на этих американских тренировочных базах в Пакистане, эти люди. Воевали против Советского Союза, потом Советский Союз закончился. Они все тренированные, с оружием, привыкли получать деньги хорошие. А американцы говорят – знаете, вы больше не нужно.

Д.Ю. Что значит не нужны?

Дмитрий Егорченков. Как не нужны? – Дальше сами. Они в 90-е годы попробовали сами. Тот же Усама бен Ладен уехал, например, в Судан заниматься, как он говорил, строительными проектами. Там, правда, тоже почему-то совпало, в это время резня шла страшная. Занимался строительными проектами. Потом оказалось, что есть другие люди, которые готовы платить за реализацию своих фантазий внешнеполитических. Например, из стран Персидского залива. У них денег много, ума они тоже поднабрались в американских, британских ВУЗах, и почувствовали себя – ну как, деньги же решают, значит, надо под себя выстроить систему. Тем более что американцы не особенно против. Там плотные связи между элитами саудовскими, катарскими, американскими, никто их никогда особенно даже не скрывал. Начали работать. Потом случайно оказалось как-то вот в расследовании, значит, следователь вышел сам на себя.

Д.Ю. В ходе следствия. Раскрываете милицейские тайны.

Дмитрий Егорченков. Оказалось, что они могут ещё и грохнуть башни-близнецы, да. А дальше оказалось, что с ними бороться-то можно, но лучше всё-таки опять попытаться поставить их под контроль, чем, видимо, американские спецслужбы и занялись. Притом разные спецслужбы начали ставить, у них же много разных структур, у американцев, начали ставить свои структуры под контроль. И в Сирии бывали моменты, когда представители ЦРУ с представителями АНБ вели прямые боестолкновения, получается так. Ничего не попишешь, у всех разные интересы, в т.ч. финансовые.

Д.Ю. Осваивают бюджеты.

Дмитрий Егорченков. Конечно.

Д.Ю. А вот наши туда ездят, из наших этих, представители наших мусульман, причём достаточно много, это уже десятки тысяч человек. А потом они едут обратно к нам, оснащённые передовыми знаниями и умениями. А чем это нам грозит?

Дмитрий Егорченков. Я думаю, что именно это понимание стало одним из решающих при принятии решения, что всё-таки их там надо на месте уничтожать, в т.ч. наших, которые туда приехали. Потому что если все эти люди приедут назад, мало не покажется никому. Для того, чтобы устроить лоукост-теракты, или какой-то регион поднять на уши, не нужно десятков тысяч. Достаточно десятков иногда, ну, сотен, хорошо, человек.

Поэтому, чётко представляя себе, что эти люди там, они там получают опыт, они там получают финансирование, они учатся просто, как надо воевать, наше руководство приняло решение, что надо в Сирии всё-таки помочь уже наконец-то Асаду, и уничтожить, заодно уничтожив вот этих всех товарищей. Которые с неизбежностью просто пойдут на Центральную Азию, если они победят там, им надо расширять. Они уже карту свою Исламского государства нарисовали с Испанией, Крымом, и всем нашим Северным Кавказом и т.д. Поэтому расширяться они всё равно будут.

Д.Ю. Поволжье входит?

Дмитрий Егорченков. Да, на некоторых картах и Поволжье как раз тоже захватывают. Поэтому начали их там уничтожать. А у нас же с Центральной Азией, со Средней Азией история-то какая – у нас границы-то с ними есть, конечно, но они проходят по границам Советского Союза, а дальше, считай, если эти люди пересекли границу в Таджикистане, то они, в общем, довольно спокойно могут двигаться дальше, на север. Малыми группами, по одному, никаких проблем нет. Транспорт, поехали. Если они в Европу приезжают, и никто их там особенно не…, то через Среднюю Азию они пройдут легко совершенно.

Из Сирии они уже сейчас передвигаются активно в Афганистан, готовят себе, значит, лежанку. В Сирии как бы уже не получилось, и американцы их, в общем, перестали, по большому счёту, поддерживать. Ну, зачем на проигрывающую сторону ставить, это какая-то бессмысленная трата ресурсов. Поэтому будут искать другие варианты. Американцы, кстати, себе вариант в Сирии нашли, судя по всему. Они решили сыграть на вековой мечте курдского народа о независимости.

Д.Ю. Теперь им деньги давать будут и оружие.

Дмитрий Егорченков. Уже дают, уже советники приехали, уже базы открываются. Курды – ребята боевые, у них даже девчонки с автоматами воюют, в т.ч. против Исламского государства. Но мечта о независимости у них действительно есть. Их европейские товарищи очень сильно обидели, когда делили Османскую империю, в общем, вполне осмысленно. И потихоньку-потихоньку, но курды надеются, что у этих чуть-чуть помощи получили, у этих, у этих, но всё-таки свою задачу выполнили, прекрасно понимая, что ими манипулируют. Они тоже отдают себе в этом отчёт.

Те же самые иракские курды, которые уже 20 лет под американским зонтиком сидят, и сейчас вот снова референдум решили делать, наконец. Им все уже говорят, кроме Израиля, конечно, что референдум не нужен. Израильтяне говорят – давайте-давайте референдум. Но курды понимают, что если сейчас они быстро это дело не сделают, то потом неизвестно. Потом война прекратится в Сирии, потом в Ираке тоже как-то всё наладится, и уже никто серьёзно с ними разговаривать не будет. Им пока американцы говорят – а давайте мы в ООН начнём обсуждать вопрос Курдистана. На что курды резонно отмечают – вы про палестинцев уже сколько разговариваете в ООН?

Д.Ю. Проку ноль.

Дмитрий Егорченков. Да, нам такая история не подходит. Но, тем не менее, это очень опасно, потому что вроде Исламское государство заканчивается, но вот новая точка болевая.

Д.Ю. Замена.

Дмитрий Егорченков. Да, подмена. Можно будет курдам помогать, можно будет аккуратно через них решать вопросы, тем более что курды – ребята, в общем, довольно светские, с ними проще, чем с этими бородатыми фанатиками. Им на одну тему давить, что мы вам будем государство помогать строить, помогать вам налаживать экономические связи со всеми и т.д. Мы же американцы, мы же должны это делать, и можем, и у нас силы есть.

Д.Ю. А вот упомянутое близкое всем нам государство Израиль. А с ним что теперь? Вот Советского Союза не стало, и Израиль как форпост США на Ближнем Востоке, где вся эта возня между ими и нами происходила, он им больше, как я понимаю, как-то не так интересен стал. Раньше железно поддерживалась любая инициатива, пытки, похищения, расстрелы, бомбёжки, всё отлично было. Как-то вот моя, так сказать, эта, если отвлечься от всяких этих самых, кто такой еврей в представлении советского человека – очкарик, с носом, ушами, скрипка, арифмометр.

Дмитрий Егорченков. В Израиле всё по-другому.

Д.Ю. Учёный, ещё чего-то. Когда все убежали в Израиль, внезапно оказалось, первое – кроме того, чтобы пилить на скрипке и сверлить зубы, кто-то должен рыть канавы. И внезапно посреди евреев образовались специалисты по рытью канав. Дальше оказалось, что надо воевать. И вдруг вчерашние эти скрипачи с арифмометрами проявили себя как я не знаю кто вообще. Свирепые военные, отлично обученные, подготовленные, хитрые, потому что евреи. И вдруг государство…

Дмитрий Егорченков. Они же многие ещё были офицерами советской армии.

Д.Ю. Так точно, да. И вдруг государство Израиль там во все стороны ощетинилось, не подходи, и вообще весь этот Ближний Восток держит в ужасе. А потом как-то вдруг всё поменялось, и какой-нибудь Элтон Джон или какой-нибудь Роджер Уотерс из группы «Pink Floyd» сообщает – а я туда не поеду, там нарушаются права человека. Я чуть вместе со стулом не упал, когда первый раз такое услышал. А дальше какой-нибудь шведский филармонический оркестр заявляет – и мы не поедем, там нарушение прав человека.

Лично мне это не видится как инициатива отдельных персонажей, это всё строго по щёлчку – сегодня у нас политика поменялась, мы вас больше не любим, ваш Израиль и вас вообще. А с ними-то что теперь? Вот явно же как-то повернулась американская политика в отношении их, не так их любят, не так им помогают. А у них вокруг друзей-то никаких нет. Что там будет?


Дмитрий Егорченков. Ну вот ту картинку, которую вы описали, это очень похоже на позднего Обаму. Это действительно демократическая администрация обамовская, она отношения с Израилем испортила совсем. Сейчас ситуация начинает выправляться. С израильтянами вроде бы Трамп договорился. Он в рамках ближневосточного турне, где он в Саудовскую Аравию и в Израиль съездил, с основными союзниками в регионе поговорил.

Израильтяне, видимо, с ним выстроили некую модель на будущее, примерно выглядящую следующим образом: мы постараемся сами решить палестинский вопрос. Вы нам, конечно, будете как-то помогать на политическом поле, но мы постараемся по-нашему решить. А вы нам, пожалуйста, гарантируйте, что Иран не будет двигаться в регионе никуда, чем американцы немедленно и занялись. Трамп тут же заявил о том, что Иран теперь основная угроза. При Обаме это не звучало нигде. Теперь снова подняли на щит иранскую историю.

А вот буквально днями в Израиле военную базу американскую открыли, первую в истории. Не было до этого. Так что связи между Вашингтоном и Тель-Авивом будут укрепляться в ближайшее время и в дальнейшем. И, конечно, американцы так просто не бросят Израиль, тем более что известное всем еврейское лобби в США, оно продолжает активно работать, в т.ч. внутри администрации Трампа, как мы знаем. У него половина родственников из этого лобби, уж на то пошло если.

Но Израиль потихонечку и с другими выстраивает отношения соседями. С Иорданией, с Египтом вполне себе уже нормальные выстраиваются отношения. Думаю, что они пытались с турками поиграть, но турки оказались эвона какие.

Д.Ю. Многие думали, они хорошие, да.

Дмитрий Егорченков. Да. А турки вспомнили про Османскую империю вдруг, что, конечно, всем не понравилось в регионе. Как-то память историческая не только у армян и у болгар осталась, но и у всех остальных народов Ближнего Востока историческая память об Османской империи не самая хорошая. Поэтому израильтяне… израильтяне делают очень правильную вещь: они сделали ставку на 0 проблем с соседями (по возможности) и на развитие высоких технологий внутри страны, притом самых разных – и IT, и военных технологий, и активно работают с американцами в рамках контрактов самых различных, прежде всего военно-промышленных.

Конечно, при такой глубокой увязке американцы их не дадут в обиду точно совершенно, да и мы не дадим, у нас тоже очень хорошие отношения с Израилем в итоге сложились сейчас. Они, в общем, себя обезопасили, как мне кажется. Хотя их беспокоит, беспокоит сильно, что когда Исламское государство будет в той или иной форме уничтожено, те люди, которые принимали участие в его уничтожении, а это сирийская армия и отряды «Хезболла», они вдруг могут повернуться и в сторону Израиля.

По факту же действительно получается, что когда война закончится, сирийская армия окажется самой опытной и самой мощной в регионе в целом. С учётом российских советников, с учётом того передового опыта, как они сейчас бодро форсировали Евфрат.

Д.Ю. Вообще поразительно. Вроде совсем недавно там даже личный состав, говорят, закончился, некого призывать и некому воевать, и вдруг такая бодрость.

Дмитрий Егорченков. Потому что планирование правильное есть, достаточно малыми группами идти. Если российские военные советники объяснили, как правильно форсировать реки шириной до 100 метров, то это можно сделать, оказывается. И израильтяне немножко по этому поводу напрягаются, конечно. По крайней мере у них не получится так бодро. Ну, опять же, российские комплексы всякие стоят ПВО, которые Сирию прикрывают.

Д.Ю. Что-то как-то они не очень прикрывают.

Дмитрий Егорченков. Ну, мы же не будем сбивать израильские самолёты.

Д.Ю. Это было бы политической близорукостью, я бы сказал. Ну а, с другой стороны, а против кого они, против ИГИЛа, что ли? У них самолётов нет. А вот американские ракеты прилетели, там какой-то никчёмный аэродром разбомбили. Понятно, что они аэродром бомбили не для того чтобы что-то там уничтожить, а просто чтобы показать – хотим куда-то стрелять, и будем стрелять, а вы ничего не сделаете.

Дмитрий Егорченков. Это пиар-акция была.

Д.Ю. И ведь ничего не сделали. Или так и надо. Или мы подождём, когда полетит что-то серьёзное, и тогда собьют?

Дмитрий Егорченков. Ну, если будет угроза прямая нашей военной базе, сирийским правительственным объектам серьёзным, а не аэродрому, пардон, в пустыне, наверное, тогда да. А так – во-первых, зачем выстреливать в пустоту, каждая ракета дорогостоящая штука вообще-то. А с другой стороны – зачем напрягать и без того напряжённую обстановку в регионе. Надо реагировать всегда в каждом случае по ситуации.

Д.Ю. А вот возвращаясь к книжечке, ещё разок всем показываю книжечку. Вот «Необъявленная война», вот, я так понимаю, вы там расписали технологию, по которой всё происходит.

Дмитрий Егорченков. Да.

Д.Ю. А что же делать-то, чтобы такое не произошло, там есть, нет?

Дмитрий Егорченков. Ну, во-первых, на этот вопрос частично отвечает вообще ситуация, отвечает подзаголовок, который мы долго с издательством выдумывали, про огненное кольцо. Все же про огненное кольцо помнят, но это же часть стихотворения Демьяна Бедного вообще-то, которое звучит, 1 четверостишие звучит следующим образом:

Ещё не все сломили мы преграды,
Ещё гадать нам рано о конце;
Со всех сторон теснят нас злые гады.
Товарищи, мы в огненном кольце.

Дмитрий Егорченков. Демьян Бедный точно знал.

Д.Ю. Ну, в общем-то, да, базы НАТО, они практически по всему периметру России. Раньше Советского Союза, а теперь России.

Дмитрий Егорченков. И всё ближе-ближе.

Д.Ю. И если раньше они были дальше, то теперь вот хохлы рвутся в НАТО изо всех сил, эти, ну, я не знаю, природные предатели, наверное, которые ими руководят в настоящий момент, их, так сказать, народные избранники. А нам-то что делать?

Дмитрий Егорченков. Ну, первое, что нужно делать, это не втягиваться в прямое, как мы уже сказали, военное противостояние с ними. Бессмысленно. У нас разные ресурсы, разные масштабы, нам надо отвечать, как президент говорит, ассиметрично. Что мы и делаем. Развивать новые технологии, в т.ч. военные, совершенно не скрываясь, зачем? Все в мире делают это и нам надо делать, иначе мы отстанем. Но это полбеды.

А вторая часть – нам нужно заниматься активно собственной экономикой, потому что значительная часть этой войны необъявленной, она идёт в экономической сфере. И как только мы подумаем, что мы уже американцев догнали, например, вот тут-то мы и отстанем. Нужно постоянно, т.е. модернизация не заканчивается никогда. Только при таком понимании можно идти в ногу – чтобы стоять, надо очень быстро бежать, примерно так мир сегодня и развивается.

Для этого нужно, может быть, подумать о том, чтобы вообще пересмотреть внутреннюю структуру развития российской экономики. Например, подумать о том, что… просто как сделали в своё время южные корейцы – прекратить вывоз капитала из страны. У них же тоже была эта проблема: когда Южная Корея развивалась на первом этапе, у них тоже местный олигархат начал активно деньги отправлять. Потом их собрали, объяснили, что так делать не надо. А кто не понял, тот выпал из окна.

Д.Ю. Многие не в курсе, что всё это время в Южной Корее была жесточайшая военная диктатура, и никто вообще никого ни о чём не спрашивал. Экономические чудеса обеспечиваются вовсе не свободой слова, не демократией, а упорным и тяжёлым трудом.

Дмитрий Егорченков. Да, каждодневным. Следующая ветка это работа с собственным обществом. Потому что если у тебя нет своей идеологии и своей пропаганды в хорошем смысле слова, у тебя будет чужая неизбежно. Это может быть Голливуд, это может быть что угодно, либеральные ценности, гей парады, что угодно. Поэтому эту идеологию нужно вырабатывать. Она необязательно должна на государственном уровне указом Президента – с завтрашнего дня у нас чучхе. Вот этого не надо.

Но мы должны чётко понимать, в каком направлении движется страна, какие основополагающие принципы развития страны, справедливость это, ещё что-то. Нам нужно прекращать бороться с собственной историей, это очень важно, потому что наши западные партнёры в этом поле работают в полный рост. Они будут клинья нам вбивать во все наши исторические щели, которые есть, и в советский период, и советский царский. Потом окажется, что и Пётр I не в том направлении нашу страну вёл.

Д.Ю. Безусловно. Если вы хотите затеять десталинизацию, как у нас известные личности делали, Карабановы всякие и прочие продвигали, если я правильно фамилии помню. Сначала у вас будет десталинизация, потом у вас будет депетризация, потом деиванизация, и… она вся плохая, российская история, это же очевидно, она плохая. Есть сияющие эти примеры, нам Морган Фримен тут подсказывает, есть сияющие примеры, а вы грязь, и вообще вас тут быть не должно.

Дмитрий Егорченков. Потом окажется, что князь Владимир был наркоманом и…

Д.Ю. Убийцей. В фильме убедительно показано.

Дмитрий Егорченков. Да, убедительно.

Д.Ю. Который не вызвал никаких протестов среди наших православных, что огорчительно лично для меня. Как-то наоборот должно было быть. А вот возвращаясь к пункту первому – вот для меня это всё время вообще загадка, про военные технологии. Ну, вот в Германии строят «Мерседесы», а у нас строят «Жигули», и я очень сильно сомневаюсь, что мы вот раз, и с ровном места научимся строить «Мерседесы», вот очень сильно сомневаюсь. На это десятилетия нужны минимум.

Зато танки у нас лучше всех за такую цену. По соотношению цена-качество лучше наших танков нет. И в чём вообще смысл сокращения каких-то военных производств, это зачем? Играть надо на тех площадках, где места не заняты, вот она, наша ниша, давайте оружие продавать. Оно у нас прекрасное, дешёвое, эффективное, замечательное. Главное не слушать Андрея Макаревича, который рассказывает, сколько человек убили из автомата Калашникова. Андрея Макаревича надо отвести к памятнику полковнику Кольту, например, чтобы он там порыдал под памятником, сколько же невинных людей убито из револьверов Кольта без суда, без следствия, без ничего.

Когда вот цитируют идиотские поговорки, что Бог создал людей, а полковник Кольт всех, понимаешь, уровнял. Как милиционер, могу сказать – процесс уравнивания в основном происходит со спины и выстрелом в затылок.


Дмитрий Егорченков. Через вычитание. Уравнивание через вычитание.

Д.Ю. Они почему-то не стесняются оружие по всему миру продавать, несмотря на демократию, а мы зачем-то какие-то выкрики о каких-то идеалах и прочее. Нет, никак нет. Есть космическая техника, где мы впереди планеты всей, спасибо известным персонажам из Советского Союза. Есть вооружение, отлично продаётся и то, и другое, и как-то не знаю. По-моему, надо сосредотачиваться на самых сильных своих направлениях.

Дмитрий Егорченков. Ну, как все и делают в мире, на самом деле. Никто не пытается что-то вдруг… Мы вот чем раньше занимались всю историю, например, экспортом природных ресурсов самых разнообразных, это же не только Советский Союз этим занимался. И империя занималась этим, и до этого мы занимались этим. У нас есть своя специализация внутри международного разделения труда. Да, эту систему нужно улучшать, нужно вводить новые технологии, нужно, может быть, думать о более резонном, логичном распределении доходов от этой продажи.

Не надо говорить о том, что мы сейчас полностью должны уйти от нефтяной привязки, нам вообще это не нужно, мы этим заниматься не будем, мы начнём что-нибудь новое у себя делать. А почему вы решили, что вас на этот рынок нового пустят? Там уже места заняты. Там другие люди этим работают и занимаются. У нас есть военные технологии, у нас есть экспорт природных ресурсов, у нас есть сельское хозяйство тоже в какой-то степени. Давайте идти по этому пути, давайте развивать то, что у нас хорошо получается. Если я не умею фуэте делать, наверное, учиться мне поздно.

Д.Ю. Ну, накопится бабла с того, что хорошо продаётся, наверное, можно где-то за углом начать с чем-то экспериментировать. А так – крайне… Что-то никого не удивляет, что Норвегия, например, всё благосостояние построила на добыче. Она на нефтяной игле сидит. Никого не удивляет, никто не говорит о том, что Норвегия это самая нищая страна Северной Европы, и жить нормально начала только тогда, когда начала с шельфа качать нефть. Это плохо, что ли? Наоборот, по-моему, гигантский бонус для развития, расслабляться только не надо.

Дмитрий Егорченков. Про Персидский залив вообще молчим, что там было до.

Д.Ю. Да там и сейчас-то, будем откровенны, местами страшно выглядит. А, собственно, ещё разок, для утверждения. А эти самые цветные революции, вот у нас под боком Украина, и казалось бы, просмотр того, что там происходило, по телевизору, как мне казалось – ну, всё время чего-нибудь тебе в этой жизни кажется. Как нашим, например, со всем уважением, христианам, что явился Христос миру, есть у нас Евангелие, которое любой здравомыслящий человек может прочитать, и ряд вещей в себе, в окружающем мире осознать и хотя бы не вести себя так, как он вёл себя раньше.

Тем не менее, 2000 лет читают, я не могу сказать, что результат нулевой, но количество жертв в каждой последующей войне между христианами, оно всё больше и больше, больше и больше. Ну, так и тут, посмотрев на этих, осатаневших вообще, скачущих, жгущих, казалось бы, серьёзная прививка, а вот неделя прошла, и тут уже вокруг Казанского собора бегают с жовто-блакитными шариками, они уже поддерживают то, что там происходит. Не то местная диаспора, не то ещё кто-то. Т.е. это откровенная зараза, которая несёт смерть государству, безо всяких этих самых. Это смерть государства. А смерть государства это всегда гражданская война. Что делать, чтобы этого не произошло?


Дмитрий Егорченков. Ну, во-первых, перестать мучиться таким предположением, ни на чём не основанном, что у нас такого быть не может. Очень часто говорят – ну, нет, это же Украина, у нас-то не может быть такого.

Д.Ю. Это мне всё время интересно – вот эти люди, которые заявляют, что мы один народ, вы в зеркало смотритесь, ёлы-палы, это вы, уж если на то пошло, вы сами это утверждаете, это вы, это у вас происходит, в вашей стране, которая волею судеб просто искусственно отрезана. А у вас, значит, не может быть. В нашей стране чудес, по-моему, может быть абсолютно всё.

Дмитрий Егорченков. Да может и покруче быть с учётом этнического, конфессионального состава нашей страны и т.д. Это первое. Второе, конечно, нужно серьёзно, и этим, в общем, сейчас, мне кажется, начали довольно заниматься системно, работать с основным контингентом этих цветных революций, а это, конечно, молодёжь. Это студенчество, это школьники. Притом работать начали одновременно и государство, и с другой стороны начали. Тот же Алексей, который работает теперь со школьниками. У него не получилось с креативным классом, теперь надо попробовать на школьниках. Это же очень опасная тенденция. Он себе выращивает фактически боевые отряды, которые не сегодня, но лет через 10 могут выстрелить.

А это нас возвращает к теме о серьёзной молодёжной политики. Молодёжной политики, которая не ограничивается исключительно важными и полезными, но недостаточными форумами различными международными, студенческими и молодёжными, или там внутренними форумами, региональными какими-то, а системной работой через создание, например, системы молодёжных организаций серьёзных. Не будем говорить, что это должна быть пионерия и комсомол, но что-то в этом есть, честно говоря. Наверное…

Д.Ю. Есть известная карикатура, где известный персонаж стоит перед пожарным щитом (это не наша карикатура, вражеская), ну как пожарный щит, ящик красный, закрыт стеклом. На стекле написано – в случае опасности разбить. А за стеклом висят серп и молот. Печальная карикатура, но очень жизненная. Вы ничего нового-то не придумали. Обратите внимание, что никакие эти «Наши», «Ненаши», «Идущие вместе», которые ушли неведомо куда все вместе, нагло назвавшие себя «Молодой гвардией», ещё чем-то, это меня вообще просто, я не знаю.

Дмитрий Егорченков. Это разрозненные структуры, которые не имеют общей цели. А общество, лишённое цели, и цветовую дифференциацию штанов не может правильно выстроить.

Д.Ю. Да-да-да. Что, кстати, не смешно. Многие не понимают, но это не смешно. – А вы что будете делать – а мы будем на них плевать. – А зачем плевать? – Молодой, не понимает.

Дмитрий Егорченков. Да, фильм очень серьёзный, на самом деле. Вот. Ну и параллельно создавать то, чего у нас тоже сейчас мало и не хватает, это системы популяризации политических и научных знаний активно. С одной стороны, просто научных знаний, потому что тот уровень фальсификации истории, фальсификации физики, биологии, антропологии и всему прочего…

Д.Ю. Плоская земля.

Дмитрий Егорченков. Да, плоскоземельцы, вот эти все люди, это одна часть проблемы. А вторая часть проблемы, что люди с таким кастрированным сознанием, они дальше начинают в политической сфере себя вести адекватно их представлениям о плоской земле. Поэтому распространение политических знаний, пусть даже через уроки политинформации в школе. У меня, например, были ещё уроки политинформации, я поскольку пионером успел побывать, я не могу сказать, что я много помню из этих уроков политинформации, но я совершенно точно знаю, что я после этих уроков школьных политинформации начал воспринимать газеты, например, и читать, что там написано, очень внимательно. Может быть, раз в неделю, но что-то читать. И начала система в голове складываться.

Нас никто в школе не заставлял, это уже был поздний Советский Союз, само собой, там какой-то мощной идеологической проработки не было, но нас потихонечку приучали к тому, что ты очень молодой человек, но ты живёшь в рамках общества. В этом обществе есть вот такие принципы, вот такие моральные, этические, политические взгляды. И это общество должно самопродуцироваться, постоянно обновляться.

Д.Ю. И общий интерес.

Дмитрий Егорченков. И общий интерес, разумеется. Если оно не обновляется, начинается то, что происходит на Украине, когда часть элиты, сегодняшней элиты молодых людей, элиты я не в таком смысле, что это люди, которые лучше кого-то, а люди, которые занимаются конкретными вещами какими-то, очень серьёзными, а рамках общества, потому что общество всегда идёт вперёд за кем-то. Вот часть этой элиты была обработана как лампой ультрафиолетовой.

У меня есть пример из моей жизни, когда я общался, переписывались мы с девочкой на прозе.ру, был такой ресурс в своё время, из Украины. Очень хорошая молодая писательница была, писала хорошие, неплохие женские рассказы. Но её перекодировали примерно за полгода в нацистского такого человека с бритой головой, с ботинками нацистскими и со всеми делами.

Д.Ю. Не все помнят, у нас в начале 90-х было абсолютно то же самое, абсолютно вот, один в один. Ничего другого. Я, собственно говоря, первый раз глядя на вот эти беснования на майдане, только тогда до меня дошло, что родной отец испытывал, глядя на то, что творили с Советским Союзом при его крушении. Раньше было непонятно. А так, ну вот я трудился на Литейном, дом 4, метро Чернышевская. Выходишь, там стоит РНЕ в полном, так сказать. Они там – чёрная форма, портупея, башмаки.

Вокруг них бегают подростки, подростки не в форме ещё, не положено, но а там вся улица Каляева, известного террориста, а ныне Захарьевская, она, с одной стороны там мрачные узилища, а дальше училища военные идут. А в военных училищах там тиры, спортзалы. И вот эти подростки в ботинках-берцах, они все бритые, значит, у них там специальная одежда каких-то этих, идиотских брендов, которые они одобряют. И через одного у них там какие-то белые шнурки в ботинках, которые символизируют убийство кого-то, видимо, расово неверного.

А они идут в спортзалы, они там тренируются, стреляют, дерутся, какую-то там примитивную тактическую подготовку проходят. Всё было, всё было ровно то же самое, и как там нас по краю пронесло, вообще непонятно. Ну, дети, они не помнят, они не видели ничего, в общем-то. Да даже если и видели, большинство ничего не поймёт. Ну, как-то печально. И всего-то и надо, её же не пытками, эту девочку, не электрическим током били.


Дмитрий Егорченков. Пару книжек, да, и всё.

Д.Ю. Просто поговорили вот убедительно. И вот ты уже мерзкая нацистская харя.

Дмитрий Егорченков. Я вчера в книжном магазине в г. Ленинграде видел книжку, знаете, как называется? «Ариец и его социальная роль». Вот такой толщины, красивое издание, очень классно.

Д.Ю. Я тут был не так давно, пару недель назад, в Москве на книжной ярмарке, там масса стендов, есть даже уголок «Чёрной сотни». Там сидят крепкие парни, предлагают продукцию. Я настолько заинтересовался, что даже ни одного названия запомнить не смог, так удивился. Ну, тоже вот представлено, да, в наличии.

Дмитрий Егорченков. А при этом внятной другой повестки мы пока представить не можем обществу.

Д.Ю. Возвращаясь к пионерам – ну, хорошо, хорошо, да, пусть пионеры будут плохие, потому что они будущие коммунисты, пусть они плохие. А что вы дали? Хотя бы что-то ну вот минимально полезное, а может быть, лучше. Оказывается, вообще ничего – ни полезнее, ни лучше, ни хуже, вообще ничего нет. А как это вы совершенно верно заметили, весь этот вакуум мгновенно будет заполнен какими-нибудь помоями, и заполняется. Я вот непрерывно с детьми в интернете общаюсь, ну, дети – это, в моём понимании, до конца института, примерно лет до 25, пока они работать не начнут, деньги зарабатывать, детей не нарожают, это должен…

Дмитрий Егорченков. Столкнутся с реальной действительностью.

Д.Ю. Да. Должен пройти, какой-то жизненный опыт приобретёт, тогда он начинает думать как человек, а не как малолетний дебил. Ну, вот с ними общаешься, это же караул, это же вообще ничего в головах нет. Там не то что дерьмо налито, там абсолютная пустота, и беготня за козлом-предводителем. А мне нравится, что Вася говорит, я Васе доверяю. Ну, круто. Этому ты не доверяешь, этому доверяешь, а почему? – Мне нравится, что Вася говорит. Ну, круто. А чем это… они там всё время – а пруфы, есть у тебя пруфы? А у Васи-то какие пруфы? Ну, Вася так интересно рассказывает, как Лёша, например. Вот интересно рассказывает.

Кругом воры, понимаешь, вот воры, у нас ничего не происходит, все кругом воры, менты за 3 копейки всех арестовали, кругом бандиты, их подослали, ещё чего-то там. Ну, как-то это, парни, хотя бы зачатки критического мышления есть? Нет. Никакого. Плоская земля, вера в Господа, ещё чего-то там. Всё свалено в одну кучу и ни малейших проблесков лично я не вижу просто. Никто ими не занимается, никому они не нужны. Есть, скажем так, вот, например, если взять небезызвестный нам YouTube. Там есть т.н. лидеры общественного мнения, ломы. Лом сокращённо, да. Как правило, это вот какой-то чудовищный дегенерат, я даже не знаю, приличного слова нет.

Вот школьный класс, в нём разные дети, у них всегда сообразно выстраивается иерархия. Есть умные, есть сильные, кто-то кого-то угнетает, кто-то что-то может сказать, кто-то не может. Они там вот ранжирование, уважение, туда-сюда. А тут вот такое чувство, что это дети, вылезшие вообще из под шконок откуда-то, которые никогда нигде не имели права ничего говорить, никто их никогда не слушал, а тут они вылезли, так сказать, получив выход на публику. Несут такую ахинею, всё это там перемежается трёхэтажным матом, каким-то скотством неприкрытым. И это да, а дети ещё, они же все в протесте всё время.


Дмитрий Егорченков. Ну, это нормально.

Д.Ю. Отрицая взрослых. А что им может предложить родное государство? Ничего.

Дмитрий Егорченков. Я довольно много общаюсь с молодыми ребятами, студентами. Сейчас летом несколько раз был на «Территории Смыслов» на Клязьме, там тысячные аудитории. Основные вопросы, которые приходят от людей, там выступаешь, что-то рассказываешь про внешнюю политику, про всё это. Основной вопрос – вы нам скажите, а что делать-то нам?

Д.Ю. Так точно.

Дмитрий Егорченков. Для молодого человека очень важно понимание, что он должен делать, в какой системе координат он живёт. Книжка «Что делать?» была написана не просто так. Там для молодёжи того времени кратко и ясно объяснили, как надо думать, потому что в том, особенно перенасыщенном информацией мире, в котором мы живём, молодой человек, чисто физически ему очень тяжело выбрать какую-то правильную линию.

Д.Ю. Тут у взрослых мозги отъезжают.

Дмитрий Егорченков. У взрослых закипают. А для молодого человека это почти нерешаемая задача. И если он из авторитетов видит только вот подобных ломов, которые с грацией американских пасторов что-то вещают периодически, просто вот эмоционально, он и привыкает верить именно таким людям, а не людям, которые готовы аргументированно ему что-то доказать, во-первых.

Сейчас, конечно, никто на веру не будет принимать твои слова, в основном. Но доказать так, что он А - это понял, и Б – не убежал в ужасе от этого, потому что, к сожалению, очень часто люди, выходя перед молодёжной аудиторией, начинают, сейчас расскажу ближневосточный анекдот, в советское время ещё приехал лектор общества знаний в Йемен выступать перед йеменскими коммунистами. Вышел, по-русски говорит – товарищи йеменские коммунисты, Бога нет. Переводчик говорит – я не буду это переводить. Как по-арабски будет «Бога нет»? Я не буду это переводить. – Ну как? - Аламафи. – Товарищи коммунисты, Аламафи. Товарищи коммунисты встали и вышли йеменские все. Лектор общества знания тоже в 24 часа уехал, конечно.

У нас очень часто подобная ситуация, когда выходит человек перед молодёжной аудиторией и вот сообщает что-то подобное. А люди просто встают и уходят. Всё-таки нужно пытаться не на их языке разговаривать, но на понятном им языке. И говорить о тех проблемах, которые для них важны, для молодых людей. А это далеко не всегда совпадает, скажем, с нашими проблемами, которые у нас с вами.

Д.Ю. Категорически не совпадает, да.

Дмитрий Егорченков. И, прежде всего, очень важно ещё отвечать на их вопросы, диалоговость крайне важна. Вы абсолютно верно отметили, что этой диалоговости не хватает. Молодёжь тянется к общению, тянется к возможности задать вопрос, пускай неправильный, пускай глупый с нашей точки зрения, но если они не будут получать ответы на эти вопросы, они пойдут искать ответы в интернете, и я вас уверяю, они их там найдут, совершенно точно найдут. Но нам с вами они не понравятся. Вот как-то так.

Д.Ю. Первый раз всегда получается сумбурно, т.е. попытки объять необъятное, они, естественно, не могут его объять. Но, тем не менее. Книжечку, я надеюсь, оставите для зачитки?

Дмитрий Егорченков. А я вам её даже подписал.

Д.Ю. Ох, ловкач! Зачитаем. Ну, лично мне было очень интересно. Не знаю, публика, как правило, разделяет мои интересы. Долго никак встретиться не могли, извиняйте, жизнь такая. Надеюсь, это только первый раз, дальше уже будем двигаться по неким вполне конкретным темам.

Дмитрий Егорченков. Да, можем про международные отношения по частям говорить, по регионам, по теории.

Д.Ю. Я кофе попил, поэтому я много говорю. В следующий раз пить не буду, говорить буду сильно меньше, будем слушать вас. Спасибо, Дмитрий Александрович, очень интересно.

Дмитрий Егорченков. Спасибо.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

20.10.17 16:25 Дмитрий Егорченков о политическом прогнозировании, комментарии: 46


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 3

Азат
отправлено 20.10.17 21:08 | ответить | цитировать # 1


Уважаемый Дмитрий Юрьевич, сегодня впервые в разведопросе появилась фамилия такого деятеля, который позиционирует себя как историк, публицист , философ и писатель а именно господина Карабанова , который не первый год окормляет неприкаянные души на сайте Агенства русской информации. Признаюсь, что и сам попал в свое время под его обаяние. Но через некоторое время стал понимать , что идеи Карабанова тянут откровенным фашизмом. Хотелось бы послушать авторитетное
мнение Клим Саныча или Бориса Витальевича прежде всего на исторические инсинуации по счет происхождения русских(никаких славян не было, это были рабы балтского происхождения при русах, потомках скифов, сарматов и готов) роли ленинского мавзолея( древнехалдейский зиккурат с терафимом внутри)Особенно меня поразило объяснение взлета Британской империи, оказывается Исаак Ньютон с помощью то ли трансмутации, то ли алхимии наделал такое количество драгметаллов, что экономика старой доброй Англии просто взмыла ракетой.


BaBaH
отправлено 26.10.17 18:25 | ответить | цитировать # 2


Кому: Азат, #1

сам некоторое время послушал этого Карабанова, о потерянном времени теперь жалею.
он же явный шизик, на голубом глазу про рептилоидов вещает.
зачем разбирать настолько заболевших? таких вопщем то и самому несложно, историки все таки о более серьезных мифологах говорят.


EVY
отправлено 12.11.17 21:08 | ответить | цитировать # 3


Очень интересный гость! Спасибо!



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк