Сергей Ивановский о танцевальных направлениях и хастле

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

03.12.17




Сайт школы танцев
Группа в Контакте
Канал на Youtube



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Сергей, добрый день.

Сергей Ивановский. Добрый день.

Д.Ю. Представься, пожалуйста.

Сергей Ивановский. Меня зовут Ивановский Сергей. Мы собрались здесь поговорить на тем у танцев, ну вот про это и поговорим.

Д.Ю. Многие мальчишки уже насторожились: какие такие танцы?

Сергей Ивановский. Ну вот сейчас потихонечку про это и расскажем. Я начну, немножко о себе расскажу, буквально чуть-чуть: я по роду своей деятельности, по образованию абсолютно не танцор, и с самого детства я занимался сначала математикой, математическую школу закончил, университет ЛЭТИ по профилю «микроэлектроника», потом второй университет по профилю «экономика и управление на предприятии», занимался карате, порядка 8 лет до карате у меня был большой теннис, т.е. с танцами никак вообще не был связан абсолютно. После института пришлось работать, работал в строительной компании, параллельно, пока второе высшее образование получал, и так сложилось, что я понял уже, что на карате уже не судьба, и надо пойти попробовать что-то другое каким-то образом. Естественно, ситуация загнала понятная, потому что время на женщин абсолютно никак не уделялось, общению и т.п., навыков поставленных чётких не было, и я подумал, что танцы – это отличный способ как-то познакомиться с кем-то, ещё что-то, вроде не сложившаяся какая-то история… И начал заниматься уже непосредственно, после чего вот эта вся история начала развиваться в спортивную составляющую, и здесь стоит, наверное, уже сразу начать говорить о том, что за танцы, и для чего они.

Т.е. то, с чего можно начать – это как танцы классифицировать. У нас есть понятные какие-то вещи про танцы, это что такое – это балет и бальные танцы, ну, народные танцы, допустим – это та система, которая с советского периода была поставлена, у нас есть институт культуры, который готовит танцоров в т.ч. по указанным профилям, есть для детей очень много развивающих вот таких, типа Дворец пионеров, у меня сёстры народными танцами занимались там. Но то, о чём мы говорим, это то, что можно назвать соушел-танцы, т.е. это танцы в паре, и они в учебно-образовательных учреждениях не представлены никак.

Откуда оно всё взялось? Естественно, оно взялось с Дикого Запада…

Д.Ю. С проклятого!

Сергей Ивановский. С проклятого Запада.

Д.Ю. Чуждое нашей культуре.

Сергей Ивановский. Чуждое абсолютно, не славянское.

Д.Ю. Не православно, я подозреваю.

Сергей Ивановский. И это тоже. Люди где-то смотрели, где-то выбирали для себя эти танцы, и вот у нас есть один такой человек, я не буду упоминать его имя и фамилию, но в своё время он показывал, такой учебничек у него был, где был описан вид танца и его какие-то базовые шаги. И он говорил, что они танцевали хастл, это то направление, о котором сегодня пойдёт речь, ещё в 70-ых годах, и якобы они даже его танцевали в фильме «Жена инженера Гарина», или что-то вроде такого, я забыл, как фильм точно называется. Ну кто-то, видимо, их позвал, и вот они как-то ещё с 70-ых пытались как-то научиться, посмотреть, как в паре можно двигаться. Все слышали про свинг, но не понимали, что это такое, ну и как-то по наитию. В итоге в Москве сложился какой-то коллектив, какая-то группа лиц по интересам, или как там это происходило, к сожалению, я не знаю, и они начали называть то, что они танцуют, хастл. К сожалению, я не очень силён в этой истории. Я не знаю, может быть, есть люди, которые прямо помнят истоки, но этот человек – не я. Но это не суть важно. И в Москве стала образовываться какая-то группа лиц, танцоры, которые развивали направление, сделали какую-то свою ассоциацию, и оно стало формироваться в рамках определённых правил, понятных другим людям, и они, и выступающие танцоры, судьи, и всё. И второе направление, о котором тоже сегодня чуть-чуть пойдёт речь, это West Coast Swing – это вид свинга, который сюда уже пришёл именно из США, т.н. свинг Западного побережья, это тоже соушел-танец.

Стоит поговорить о том, что значит вот это слово – соушел-танец. Мы подразделяем и определяем их следующим образом: «соушел» подразумевает «для людей», т.е. это для простого человека.

Д.Ю. Я тебя, извини, перебью: с моей точки зрения, оно всё делится пополам: есть балет и, я не знаю, ансамбль песни и пляски, где мега-профессионалы скачут. Есть отличный ролик – под какую-то негритянскую музыку Just Night Jazz они там поют, и там воинский ансамбль скачет, 2 группы, у них там танцевальный баттл, положена музыка – они чудовищно плясали! Это ещё при проклятом Сталине они так умели. Т.е. это для того, чтобы мы с тобой пришли в зал, сели и посмотрели. А то, что ты говоришь – это где ты лично можешь принять непосредственное участие, пообщаться с девчонками, похватать их за всякое.

Сергей Ивановский. Ну я так понимаю, что при СССР были отведённые места, где можно было похватать…

Д.Ю. Были, конечно – никто не учил. Ну т.е. были, конечно, какие-то, где учили, но массовости это не имело никакой. Ну и на танцы, с моей точки зрения, ходить было опасно, потому что там другие группировки держали это дело, морду начистят – там как-то не очень уютно я себя чувствовал.

Сергей Ивановский. Но, тем не менее, всё равно люди приходили и танцевали как-то.

Д.Ю. Конечно, да-да-да.

Сергей Ивановский. Здесь, да, действительно, история такая, условно для массового потребления, если можно так сказать, но на самом деле она тоже не имеет широкого представления. Вот она потихоньку формируется. Может быть, мы вовлечём какую-то часть зрителей в это движение. Суть заключается в следующем: у нас есть музыка, которую мы слушаем в повседневной жизни, у нас есть правила, по которым строится сам танец, т.е. это какие-то базовые шаги и базовые движения, которые знаю я и которые знает партнёрша, и соответственно, слушая музыку, деля движения под эту музыку, мы начинаем танцевать, т.е. вот некая объединяющая что-то, чтобы получился танец, должно быть 2 составляющие. Я научаюсь чуть лучше, я лучше владею музыкой, я лучше её слушаю, воспринимаю, я лучше владею фигурами с периодом времени, я могу эти фигуры уже укладывать так, как я считаю нужным, т.е. не заготовленным способом, а вот я услышал, я по какому-то наитию понимаю: я сейчас танцую так. Ну вот представьте: человек, который танцует сам по себе где-то в клубе, он же не заготовленную композицию танцует, а он, скорее всего, как слышит, так и двигается. Ну здесь примерно то же самое, только ты двигаешься и сконцентрирован не на своих движениях, а на том, как тебе крутить и направлять куда партнёршу.

Д.Ю. Я тебе коварный вопрос задам – извини, перебью: вот есть, естественно, ещё бальные танцы, это соревновательные, и вообще это вид спорта, по-моему, потому что там все такие прямо это! А вот они же всё время там какие-то адские позы принимают, там фиксированное такое, в конце и так, и так, красиво, там, походка, всякое такое – в этих самых соушел тоже надо так уметь или не обязательно?

Сергей Ивановский. Ну там немножко с этим другое и другая направленность. Бальные танцы изначально, вот я… всё-таки пришлось заниматься, осваивать немножко, базу ставить, и мне мой тренер рассказывал, что бальные танцы изначально выходили точно так же, как соушел, по крайней мере, латиноамериканская программа. Мы знаем, что бальные танцы делятся условно на 2 части – есть европейская программа, которая, наверное, ближе к балам средневековым, а латиноамериканская программа – это немножечко такая: ча-ча-ча, самба, румба, и мой тренер мне рассказывал о том, что это тоже было когда-то соушелом, т.е. это что-то, что можно было потанцевать просто так. Но, естественно, формат стал конкурсный, и естественно, у них выросли требования, т.е. они должны показывать свою технику, показывать своё взаимодействие, владение собой, партнёршей, владение этими позами, которые они принимают и фиксируют, и там выстроено всё до миллиметра, там инструктора работают часами с парами для того, чтобы всё выглядело идеально.

Соушел-танцы, о которых мы сейчас говорим, подразумевают под собой немножко другое, потому что мы сюда вовлекаем людей не с детства, а взрослых людей, как правило, так получается, и люди, которые танцами этими занимаются, по большей части некоторые из них тоже начали заниматься, не обладая какой-то базой танцевальной с самого детства. Есть люди, которые занимаются этими танцами и обладают этой базой с детства, ну т.е. человек занимался бальными танцами, в итоге он пришёл попытать счастья в хастле, допустим, освоил хастл, какое-то время это всё равно заняло, и дальше уже мы смотрим, что может быть вообще само по себе, т.е. человек может научиться двигаться для себя просто, научиться и применить это где-то, допустим, на какой-то дискотеке, вечеринке, в своей танцевальной школе, где он практикуется, на каких-то самоподготовках, там, где это можно пробовать. Либо он может уже встать в свою пару в какую-то конкретную.

Вот, допустим, пришёл человек, с кем-то он познакомился и сказал: давай пойдём на конкурс, есть соревнования для начинающих, и мы можем выйти и на своём уровне («на своём уровне» - ключевое слово) посоревноваться с другими людьми, которые примерно как мы. И соответственно, там идёт уже рост. В принципе, система, похожая на бальные танцы, но отличие заключается в том, что есть ещё другой формат – когда ты может выступать с человеком, которого ты не знаешь. Т.е. на паркет в бальных танцах приглашают пары сразу, у нас есть формат, когда на паркет приглашают, если мы о соревновательной сейчас стороне говорим, приглашают танцоров по отдельности: заход 10 партнёров, 10 партнёрш, их перемешали, и они должны станцевать друг с другом хорошо. Кто хорошо двигается, тех проводят дальше, кто не особо, не остаются в этом кругу, всё – один раз станцевал, и готово. Это формат т.н. джек-н-джилл, и история заключается в том, что мы можем танцевать с любым человеком, и формат конкурсный как бы немножко просто формализован. В результате всё равно я научился, вы научились, научились какие-то наши знакомые барышни, мы пришли в отведённое специально место, и соответственно, с кем нам интересно двигаться, танцевать, с тем мы и танцуем. Как правило, люди уже в этой среде друг друга знают хорошо, где-то видели, как правило, если не видели, то это не проблема – познакомиться и потанцевать. Естественно, концентрация внимания идёт сначала на обучении и на танцах, а потом уже на применении этого где-то. Ну там, проходит уже месяц, два, три, в зависимости от того, как человек подготовлен, и уже можно куда-то выходить и пробовать это делать. Т.е. всё-таки практическое применение самого танца диктуется обучением в школе, ну и отведённым местом, где можно танцевать.

Если говорить про пары, мужчина и женщина, они пара, они научились вместе, они могут, естественно, танцевать где-то в другом месте, там, где играет музыка и подходящий пол, т.е. поскольку они знают правила, они уже немножко более свободны в выборе того, где это применять.

Насколько я знаю, в западных странах с этим проще. У меня были ученики, пары какие-то разного возраста, и они приходили с конкретным запросом, они говорили: вот, мы были, допустим, в Швеции, во Франции или в Финляндии, и вот там наши ровесники, т.е. там одна пара была уже такие возрастные люди, вот они там в паре могут просто выйти и потанцевать, и там это нормальным считается. И они говорят: мы хотим примерно так же научиться. Ну вот они какое-то время учились по причине того, что они это где-то видели.

Ну здесь явное отличие, конечно, в менталитете людей – у нас это не принято так, как на Западе это принято, и наверное, вот это как раз таки то, что оттуда потихонечку можно перенимать. Собственно говоря, оно и перенимается.

Наверное, как раз таки сейчас можно поговорить о том вообще, как оно сюда приходит, потому что, естественно, эти виды танцев поддержки какой-то специальной государственной не имеют, т.е. это энтузиазм конкретных людей. Самая такая сильная тусовка, если так можно выразиться, она в Москве, т.е. у нас в Питере немножко она послабее, но тем не менее тоже уже есть свои какие-то чемпионы, которые себя заявили каким-то образом. Но всё это интерес и желание это направление развивать вполне конкретных людей, которые сами тренируются, выступают и пытаются развивать это направление.

Д.Ю. Ну а суть-то вообще в выступлениях или в том, что ты просто хорошо проводишь время?

Сергей Ивановский. Ну вот на самом деле, суть, наверное, во всём, т.е. частично и то, и то, почему – ну потому что вряд ли ты будешь проводить время там, где тебе неинтересно, а то, что человека цепляет, это уже те вещи, которые я по роду своей деятельности пытался долго копать, поскольку я являюсь руководителем школы, мне нужно периодически делать новые наборы, и мне всегда было интересно: а как же человек принимает решение, почему он пошёл на танцы? И вот мы с Пашей Перцем записывали небольшой ролик и там пытались немножко об этом говорить. У меня есть ответ такой, что все эти вещи далеко не очевидны, т.е. человек принимает решение по-разному, отталкиваясь от каких-то обстоятельств, которые над ним довлеют. Конечно, самый, наверное, ключевой момент – это отношения мужчин и женщин, и вот это является какой-то такой характерной чертой, потому что… Ну можно копнуть совсем сначала: вот есть у человека музыка, человек слушает какую-то музыку. Музыка подразумевает способность человека слушать, воспринимать. Раз он слушает музыку, значит, следующий этап за этим что – ну, какое-то движение под эту музыку. Музыка задаёт ритм, и человек как-то вынужден или хочет, у него есть какое-то к этому… даже если многие люди говорят: это совсем не моё, даже если человек так говорит, но всё равно где-то, когда никто не видит, наверняка он…

Д.Ю. Врут! Это всегда заметно по младенцам: когда родитель народил младенца, для него кругом открытия, и вот в телевизоре заиграла – «наш-то, ты видишь, какой способный, пляшет!» Пляшут все абсолютно, и то, что в детстве ты себя не сдерживаешь, то взрослый ты по совершенно каким-то психологическим причинам, комплексам себя сдерживаешь. А так плясать хочется всем, а приняв некоторое количество веселящих напитков, не удержаться – ноги пускаются в пляс.

Сергей Ивановский. Да, наверное, от этого и стоит отталкиваться, почему – потому что дальше начинают вот то, о чём вы и сказали сейчас, т.е. наслаиваться какие-то социальные представления о чём-то. А так человек под музыку, которая ему очень нравится, чуть-чуть, даже если он там полный ноль, но чуть-чуть подвигаться он захочет.

Я сам не танцевал, я начал – где-то около 23 лет мне было, т.е. это уже прошло порядка 10 лет, и я вспоминаю, что у меня сёстры танцевали, ну где-то я пытался, на каких-то дискотеках, чего-то… Я помню, одна злобная девочка сказала мне, что не умеешь – не берись, так сказать.

Д.Ю. Ой-ой-ой!

Сергей Ивановский. Да, ну я, так сказать, взял паузу и долгое время никак не танцевал, ничего не делал, занимался спортом – отсюда пошли какие-то мои другие замещения, что ли, вот этого всего, поскольку я занимался очень много спортом, я думал: ну вот я спортом занимаюсь – какие танцы? Танцы это тоже какая-то спортивная дисциплина, и поэтому оно не совсем моё. Но в итоге получается, что если ты берёшь какой-то базис: музыка, движения – дальше это движение требует какой-то реализации. И что человека подталкивает к тому, чтобы он принял решение: да, мне пора научиться – это абсолютно разные вещи. Кто-то говорит, что надо отдохнуть психологически от работы, меня всё задавило, жизнь давит, и я должен каким-то образом разгрузиться. Т.е. человек уже принимает решение о том, что он не пойдёт разгружаться в бар, подкрепляясь алкоголем, а пойдёт двигаться, и таких людей достаточно много. Кто-то там, я не знаю, на йогу, на какие-то дисциплины, кто-то походники, я знаю, вот у нас там есть ребята, ну в т.ч. и это. У кого-то там, допустим, отношения не складываются, вот человек работает, трудится, но вот подходит к девчонкам – девчонки ответа не дают. Такие истории могут быть. Интересный момент там у женщин тоже, т.е. девушки тоже бывают, сейчас такие крамольные немножко, конечно, такие высказывания должны быть – т.е. у нас женщины красивы по определению, но тем не мене всё равно: быть красивой перед зеркалом – это одна история, а красиво двигаться, и если вы весь этот марафет навели, то его нужно преподнести, т.е. когда ты начинаешь ходить где-либо, по улице – это тоже определённые навыки, и навыки абсолютно физические, и приобретают их люди, как правило, именно на танцах, т.е. именно движения..

Д.Ю. Осанка.

Сергей Ивановский. Осанка, шаги, ноги. Т.е. вот что такое каблук – каблук подразумевает то, что человек пытается удлинить ногу свою, стать немножечко выше и создать линию ноги более прямую, вытянутую. Но когда человек начинает ногами перемещаться, часто бывает, что в движении всё это немножечко скрадывается: человек недовыпрямил колено, не хватило голеностопа, чтобы удержать этот 10-сантиметровый каблук, и мы видим: женщина на высоких каблуках еле-еле идёт.

Д.Ю. Муки принимает.

Сергей Ивановский. Да, ради красоты. Но посмотрим на девчонок из тех же бальных танцев: там каблук достаточно большой, но насколько люди изящно пользуются ногами, пользуются своим телом, руками, пользуются какими-то жестами, какими-то там приёмами, я не знаю. Там правила, определённые рамки – она должна это уметь делать.

Д.Ю. Во-первых, как мне кажется, когда ты этому делу обучаешься, тренируешься, это с тебя снимает ряд зажимов т.н., потому что в обычной жизни ты вот так никогда не сделаешь, а тут, когда ты умеешь и так, и так, и в обычной жизни ты действуешь по-другому. Ну то, что девочки двигаются совершенно иначе, я на мальчиков не очень смотрю, меня больше девочки интересуют – девочки двигаются совершенно иначе. Я когда в нашем кровавом тоталитарном детстве, у нас в этих жутких советских школах были уроки ритмики.

Сергей Ивановский. Ритмика – очень важно.

Д.Ю. Дети, понятно, их ненавидели все, ну потому что это, я считаю, от педагогов зависит, у нас бестолковый, например, был, я не понимал, чего от меня хотят. Но в целом-то – это ж как у самурая: не только саблей махать и из лука стрелять, надо ещё стихи сочинять, грамотно их читать, плясать и всё такое. Есть комплекс вещей, которыми, как мужчина, так и женщина, он ими должен овладеть. Это полезно – смотреть, как мне кажется, на ряд занятий, которым дворяне обучали своих детей, пляски туда входили в обязательнейшем порядке, потому что я, честно говоря, не знаю, но вот с женщинами ближе, чем в танцах, нигде пообщаться нельзя.

Сергей Ивановский. В обычной жизни.

Д.Ю. Да, мне вообще кажется, что танец – это некая прелюдия к известном делу. Так ли это, нет?

Сергей Ивановский. Есть такое расхожее, очень популярное: танец – это вертикальное выражение горизонтальных желаний. Ну отчасти да, что тут лукавить, и мы как раз таки тоже и с Пашей это немножко затронули – что да, действительно, это система, которую мы переняли, ну как он выразился, большевики переняли из военных училищ российских, царских, и наверное, это не самое худшее, что оттуда…

Д.Ю. Надо заметить, что подавляющее большинство этих большевиков было выпускниками этих училищ, ничего они не перенимали – это было их.

Сергей Ивановский. Да, наверное, будет так точнее. И соответственно, люди умели танцевать и тогда, видимо, и в СССР тоже, т.е. у меня есть подборочка любимых фильмов советского периода, чёрно-белых, где мы видим – там люди танцуют вальсы, например, или есть вечера. У меня мама рассказывала, что мой дед очень хорошо танцевал, и она периодически, когда была молодой, они могли станцевать танго, например. Но это те танцы, которые были адекватны тому времени. Ну видимо, всё-таки, раз я родился, значит, танцы могли и этому поспособствовать на определённом этапе.

Сейчас танцы поменялись немножко, естественно, музыка поменялась, но всё равно, если переходить к тому с чего начали, танцы способствуют сближению людей, безусловно.

Д.Ю. Конечно!

Сергей Ивановский. Конечно, т.е. это и общение, и какой-то интерес. А каким образом ты можешь ещё проявить себя где-то? Ну там, сидишь ты в кафе, допустим, понравилась тебе какая-то женщина. Т.е. это уже такая история, наверное, ближе к пикапу, когда людей учат, как нужно подобрать слова, подойти, что нужно сделать для того, чтобы вот прямо проявить себя на 100%, чтобы зашло, я не знаю, определить как-то, что человек сейчас с тобой вступит в какой-то контакт дальше. Это такая, наверное, грубая продажа, и может случиться так, что не очень хорошего товара.

Д.Ю. Ну, всяко в этой жизни бывает, да.

Сергей Ивановский. Ну если говорить о мужчине для женщины. На танцах, естественно, человек себя немножко на другой уровень выводит, т.е. мы делаем шаг в сторону как минимум от пошлости какой-то и пытаемся проявить себя в другом аспекте – в том, насколько мы двигаемся, как мы хорошо владеем собой. Если вы пришли на танцы, то это значит, что в вашей голове всё-таки уже нейрончики по-другому как-то работают, что человек, возможно, как-то более развит интеллектуально. Причём здесь речь даже не про образование, потому что не обязательно иметь высшее образование, чтобы прийти в итоге и решить заниматься танцами, хотя у нас очень много людей именно с высшим образованием, которые почему-то пришли на танцы. И естественно, люди дальше начинают общаться, они понимают, что для того, чтобы прийти на танцы, нужно как минимум выглядеть неплохо, т.е. это значит, нужно заранее озадачиться вопросом того, как ты будешь выглядеть.

Д.Ю. Возможно, даже помыться, надеть чистую одежду.

Сергей Ивановский. Ну вот это мы смеёмся…

Д.Ю. Это не смешно! Меня сегодня как раз пытали по телефону, там, видимо, какой-то праздник метрополитена, не то надвигается, не то ещё чего-то…

Сергей Ивановский. «Алё, здравствуйте. Вы помылись?»

Д.Ю. Да, а что вам не нравится? Вот мне, например, больше всего не нравится запахи сограждан – они, по всей видимости, считают, что поскольку они русские люди, у нас традиционно каждую неделю баня… Осмелюсь заметить, одной помывки в неделю мало, а любимую одежду нельзя носить месяцами, её тоже нужно менять хотя бы раз в неделю. Тут, кстати, на ум ещё приходит: помню, как-то в журнале «Химия и жизнь», был такой хороший журнал, во времена перестройки публиковали какую-тот памятку – она для эмигрантов, прибывающих в США. В первых строках написано, что футболки эти менять надо ежедневно, мыться надо ежедневно, пользоваться дезодорантами. Т.е. это не только наша беда, но гражданам, да, полезно. Ну всё-таки, когда собираешься общаться с девочками, как-то помыться, постричься, надеть хорошую одежду – это святое.

Сергей Ивановский. У нас был открытый урок – немножко в сторону шагнём – пришла группа людей, все незнакомые, естественно, все без пар, т.е. как-то... ну, может быть, 2 человека в паре пришло. Мы их выстроили, как обычно: преподаватель в серединке, вокруг него ученики, и мы ходим с партнёршей и думаем: что-то не то… Т.е. она ходит, я смотрю – как-то она ведёт себя напряжённо, и я такой думаю: я чувствую запах какой-то. Я уже так в сторонку отошёл – не может быть…

Д.Ю. Не я ли?

Сергей Ивановский. Не может быть! Т.е. как всегда говорят – начни с себя, я начал с себя – оказалось всё в порядке. В итоге мы прошли по залу, я вижу – мужчина босиком. Мы выявили, значит, причину, т.е. он просто сорвал мероприятие, этот подлец сорвал мероприятие просто потому, что у него были, видимо, его одежда была…

Д.Ю. Кличка «Ароматный», да?

Сергей Ивановский. Да, т.е. вот такое бывает, и это, на самом деле, далеко, как говорил мой профессор, «неочевидный эффэкт»: помыться, сменить одежду, прихорошиться – это надо уметь, знать, и если вы пришли на танцы, будьте любезны, пожалуйста. Барышни тоже приобретают определённые навыки одежды, почему – потому что, здесь, на самом деле, нужно уйти немножко в 90-е: я – ребёнок, который рос в 90-е, и у нас, ну вот моя мама, ей надо отдать должное, она меня отдавала на большой теннис, и всё-таки навыки физического развития какие-то на раннем этапе моего детства я получал, а очень много людей, которых никто никуда не отдавал, и получается, что люди не занимались ничем, и отсюда навыки выглядеть, навыки как-то соответствовать какому-то мероприятию получал не каждый человек. И здесь, с одной стороны, это проблема конкретного человека, а с другой стороны, это отголоски того периода времени, в которое мы жили – он был непростой, надо отдать должное. Были люди, которых отдавали на танцы, всё-таки там балетные классы, бальные танцы – они жили всё-таки, потому что ещё система там не рухнула, и образование всё-таки такое достаточно крепкое. Но бальные танцы всегда были для среза общества достаточно обеспеченного, т.е. это дорогие уроки, это дорогие выступления, это дорогие костюмы. Естественно, люди, которые ими занимались, они этой наукой в какой-то степени обладают, и мужчины, и женщины. Для мужчины это не менее важно – уметь выглядеть, уметь себя держать, потому что любая женщина всё-таки хочет быть с мужчиной, и для неё мужчина – это не тот, который с цигаркой, так сказать, и крепко выражается, а тот человек, который умеет себя преподнести правильно.

Д.Ю. Ну как в известной песне: «А я люблю военных, здоровых, обалденных». А чем военный отличается из толпы? Не только извилиной от фуражки, но, в общем-то, его видно – как у него спина держатся. Говорят, большевики именно так всяких этих белогвардейцев вылавливали – по осанке, что ты не так выглядишь. А это откуда происходит? Ну, не считая того, что тем, кто не умел спину держать, им доску привязывали к башке и к спине, достаточно было день юному дарованию так проходить, чтобы больше таких вопросов к нему не возникало, на всю оставшуюся жизнь у него была прямая спина. Ну так танцам учили абсолютно всех вообще офицеров.

Сергей Ивановский. Офицеров, да.

Д.Ю. И вопрос…

Сергей Ивановский. Кто настоящий-то мужчина?

Д.Ю. Да. Ну, возможно, это какие-то признаки мужественности: если ты мужчина, то ты здоровый, физически крепкий, держишься раскованно. Это, кстати, помогает от вот этой вот зажатости. Достаточно посмотреть вокруг – большинство граждан, у них осанка вот такая вот, т.е. там спина горбом, шея вперёд, подбородок задран. Кроме того, что кровь в мозг, и так плохо работающий, не поступает, так там ещё целый комплекс развивается.

Сергей Ивановский. Психологически, да.

Д.Ю. Надо ходить прямым, все должны быть обучены.

Сергей Ивановский. Ну вот тоже затрагивали тему психосоматики, что всё равно это влияет каким-то образом на твой тип мышления, на то, как ты себя воспринимаешь. Очень много людей: я не люблю фотографироваться, допустим.

Д.Ю. О боже!

Сергей Ивановский. Т.е. откуда это идёт? Казалось бы, это мелочь – какая разница? А вот возьми сфотографируйся! Т.е. ты себя чувствуешь некомфортно, ты боишься, что ты как-то не так выглядишь, что в тебе что-то не то.

Д.Ю. Ну, корень, да…

Сергей Ивановский. Может быть, с этим имеет смысл поработать.

Д.Ю. «Я себе не нравлюсь» - вот.

Сергей Ивановский. «Я себе не нравлюсь», да. Ну это какие-то психологические вещи такие. Мы не психологи, мы не будем, сюда копать сильно не стоит, я думаю, т.е. всё-таки мне кажется, здесь задача преподавателя танцев уже работать с чем-то, т.е. если человек пришёл, значит, он уже понял, почувствовал, что есть что-то, с чем надо поработать, от чего нужно оттолкнуться.

Ну и соответственно, вот про военных мы говорили… А кстати, вот тоже интересный случай, там кто-то, я не помню, кто рассказывал, но где-то я слышал, скорее всего на вашем канале, что подкладывали в ботинок камешек, чтобы изменить походку, и чтобы это выглядело естественно. Потому что то, что человек приобрёл, видимо, вот эти навыки ровно ходить или как-то ходить, так просто ты их усилием воли не изменишь. Ну соответственно, когда человек научается и уже двигается правильно, он имеет ряд преимуществ относительно обычных граждан.

Можно вернуться дальше к танцам непосредственно: вот у нас есть разные виды соушел-танцев. Какие они бывают? Самый популярный вид танцев, наверное, про который слышал любой человек, это сальса. Ну вот она на слуху как-то, я не знаю, вам не знакомо, видимо, нет?

Д.Ю. Слово знаю, конечно, но на что похож танец, отличить сальсу от мамбы я, наверное, не смогу. Название знаю, конечно, да.

Сергей Ивановский. Ну по крайней мере, видите, в терминологии силён уже. Очень тяжело говорить на словах, что это, но неважно, скажем, что оно есть – вот есть сальса, вот вы упомянули мамбу, есть вариант, например, бразильский зук – есть такой вид танца.

Д.Ю. Ламбада.

Сергей Ивановский. Ну, ламбада да, наверное, но, по крайней мере, её так явно, не знаю, не слышал, чтобы танцевали. Хотя, возможно, я могу не всё знать. Аргентинское танго, т.е. мы знаем, что есть такой вид танца – аргентинское танго, и там тоже строится всё на том, что мужчина ведёт женщину под определённую музыку, и там есть определённый канон и правила, как люди должны вместе двигаться. Ну вот и те виды танцев, про которые я достаточно неплохо осведомлён – это хастл и вест кост свинг, то, что у меня представлено в студии.

В чём основное отличие и объединение, то, что эти танцы объединяет, и почему мы все можем их каким-то образом обобщить и классифицировать? Отличие основное в музыке, т.е. есть разные регионы, в которых эти танцы формировались, и соответственно там была какая-то музыка, национальная или, скорее всего, по какому-то национальному признаку формировалась, т.е. культурная основа ко всему этому подведена. И от музыки отталкиваясь, от ритмики, какую задаёт музыка, формируются шаги этой музыки и правила, по которым люди взаимодействуют под эту музыку. Но в чём отличие, например, хаслта и вест кост свинга – в том, что танцуется уже под западную музыку, т.е. то, что мы ежедневно слушаем, под это можно, оказывается, танцевать в паре, а не просто слушать или не просто дёргаться на дискотеке по одному. Это самая такая отличительная черта. Т.е. если вам вдруг какая-то музыка понравилась, вы уже пытаетесь найти, а каким образом под эту музыку можно подвигаться. Ну там, рок, хэви метал, наверное, я не уверен, что под это можно танцевать, но, например, под рок-н-рол…

Д.Ю. Только башкой об сцену биться.

Сергей Ивановский. Но для этого нужна большая шевелюра или как минимум парик. Но, например, под рок-н-рол можно двигаться. Мы знаем, например, акробатический рок-н-рол, т.е. это спортивный вид танца под рок-н-рол, но там какие-нибудь блюзы или джазы – это виды свинга, есть танцы, которые называются буги-вуги, или инди-хоп – это вот именно Элвис Пресли, такой яркий типичный пример, который сразу на ум приходит. Это тоже соушел-танцы, под которые есть свой базовый шаг, он соответствует вот этому ритму, он там очень быстрый в этих танцах, а соответственно, например, в хастле и вест кост свинге ритм заметно меньше, ну потому что у нас музыка чуть-чуть медленнее.

Мы знаем, например, в бальных танцах, что можно танцевать, там есть разные виды танцев, и каждый вид танца определяется музыкой, под которую люди двигаются, например, ча-ча-ча – вот там очень яркий ритм: ча-ча-ча, 2,3, па-па-пам, пам, пам – и этот ритм является базовым, и он задаёт весь характер движения. Есть мы слышим музыку самбы – и мы сразу слышим: пам-пабам, пам-пабам, пам-пабам. И соответственно, танец уже становится другим немножко. Ну, румба – медленный танец, танец любви, он очень медленный, такой тягучий, он весь в позах, очень интересный танец. Есть джайв – джайв, опять же, это вариант свингового танца, и он танцуется под очень быструю музыку, под рок-н-рольную, допустим.

Соушел-танцы позволяют танцевать и быстро, и медленно, при этом сохраняя правила движения, т.е. , скажем, румба имеет свои правила, ча-ча-ча имеет свои правила. Ча-ча-ча быстрый танец, румба медленный, и чтобы станцевать медленно, нужно уметь танцевать румбу, чтобы станцевать быстро, нужно уметь ча-ча-ча, самба или джайв. Мы можем танцевать, у нас есть правила танца, и нам включат быструю музыку – мы сможем станцевать быстро, нам включат медленную музыку, мы можем танцевать медленно, среднюю – мы сможем станцевать под среднюю, т.е. спектр того, как это применять, гораздо шире. То же самое, скорее всего, и в других видах танцев, я, к сожалению, не во всех силён, но подразумеваю, что примерно таким же образом строится и в других танцах.

Т.е. мы уже выделили, что у нас есть музыка, она есть разнообразная – быстрая, медленная, и она задаёт нам характер движения, т.е. если мы слышим какую-то очень медленную и классную песню, под неё хочется станцевать медленно и показать, что вот, так сказать, какой-то романтический танец, страстный, он диктует сам по себе. Быстрая, энергичная музыка задаёт движения такие очень агрессивные, жёсткие, и соответственно, хастл – он больше, наверное, к спортивному виду танца, особенно если это конкурсный вариант, ну и соответственно, в этом его прелесть. Вест кост свинг, опять же, там больше спектр музыки, поскольку он свинг, там можно танцевать под блюзы, под какие-то форматы джазов, но так и под современную музыку, поэтому здесь уже музыка диктует характер движений, это вот такой очень обобщённый тезис.

Как можно дальше двигаться, какие дальше есть форматы, допустим, что человек может делать: вы можете танцевать либо в своей паре, либо с разными людьми – тут уже зависит от предпочтений. Люди на входе пытаются, ну как-то многие сначала стесняются и говорят, что вот я пришла со своим…

Д.Ю. С ним и буду, да?

Сергей Ивановский. …вот будет здесь, значит, находиться. Или мужики, например, тоже такой авторитарный: значит, моя, чего пошла, куда? Но спустя какое-то время всё равно люди, ну есть те, кто с совсем не меняются, но есть люди, которые пришли, сначала боялись, но потом все со всеми познакомились, все поняли, что нету цели непосредственно на занятии кого-то каким-то образом совратить, или ещё что-то такое, увести, а люди просто занимаются, и все начинают меняться. Т.е. если 1,5-часовое занятие идёт, там группа 20 человек – 10 партнёров, 10 партнёрш, и каждый из них переходит к следующему партнёру каждые, условно, 2 минуты. Для чего это надо – для того, чтобы мы могли найти общий язык с любым человеком, т.е. танцевать, оказывается, в паре не обязательно только с одним человеком, как в бальных танцах. В бальных танцах люди готовятся на конкурсы, естественно, это их необходимость – они должны чувствовать малейшие какие-то движения своего партнёра, и это уже превращается, переходит в форму искусства, наверное, какого-то, мне кажется так. Я очень люблю смотреть на бальные танцы, и люди, которые занимаются с детства – это, действительно, владение телом потрясающее! Но когда мы говорим про обычную жизнь, я понимаю, что я никогда не буду такого уровня спортсменом, но я хочу танцевать, мне это нравится, и я могу это делать с разными партнёршами, я всех их знаю, мы знакомы лично, и мне хочется потанцевать и с этой девушкой, потому что она хорошо чувствует музыку, вторая девушка, допустим, мне больше нравится, как она ведётся, т.е. какие-то движения она выполняет более интересно…

Д.Ю. А мальчик всегда главный в этом деле?

Сергей Ивановский. Вот кстати… ну естественно, мальчик всегда главный, но там есть варианты для партнёрш, т.е. то, что называется стайлингом, т.е. когда девушка может остановить ведение сама. Т.е. вот она следовала, двигалась, двигалась, и вдруг она решила, что сейчас момент, когда она хочет проявить себя, свою какую-то индивидуальность. Есть определённые механизмы, когда она взяла, раз, ручку напрягла или наоборот расслабила, и может подвигаться сама и сделать какое-то своё движение. Партнёр должен это услышать и дать возможность этому реализоваться. В этом является интерес, т.е., с одной стороны, женщина как бы должна в идеале постоянно слушать партнёра, но она имеет какую-то степень свободы. Если мы говорим о джек-н-джилл, когда люди меняются и должны среагировать на другого партнёра на конкурсе, либо когда мы говорим просто о формате дискотеки.

Дальше, наверное, стоит немножко уйти в формат общения людей и привести примеры того, как люди реагируют на танцы. Вот, например, приходят пары, которые ещё совсем не знакомы с танцами, и по ним сразу можно определить, например, кто в этой паре доминантой является, т.е. это сразу видно – люди берутся за руки, и партнёр должен каким-то образом её вести, а партнёрша должна каким-то образом совершать шаги посредством этого ведения. И мы сразу видим, например: мужчина очень жёсткий, и он начинает сразу очень сильно дёргать, и ты понимаешь в психологическом плане, что он доминант и, скорее всего, он очень жёстко рулит всем. Видимо, примерно таким образом они договариваются и в обычной жизни. Или наоборот, когда женщина очень активна, а мужчина слегка пассивен, и она начинает уже сама подтягиваться и уже сама всё сделала, и, там – «чего ты меня не крутишь?», я не знаю. Т.е. понятно, что скорее всего здесь доминантой в отношениях является, скорее всего, женщина.

Т.е. танцы на начальном этапе могут проявить и показать то, что человек имеет на начальном этапе в отношениях именно. Дальше люди начинают друг под друга подстраиваться каким-то образом, и соответственно, это форма для того. чтобы люди искали общий язык непосредственно через тело, через те законы, которые диктует сам танец. И здесь, опять же, люди либо этот общий язык находят, либо на находят, и это немаловажная вещь, почему – потому что, то, как мы мыслим, скорее всего, так мы и действуем физически, и непосредственно в жизни, совершая какие-то действия, и непосредственно когда мы контактируем с другим человеком. Такие яркие примеры тоже, когда люди приходят, там человеку говорится, что нельзя руку сверху на плечо положить и чтобы держала партнёрша твою собственную руку, а ты, знаешь, как в деревне – здесь мафон, здесь девка, и цигарка ещё, и дым ей в лицо. Или она тоже с цигаркой.

Д.Ю. Пиво держит.

Сергей Ивановский. Пиво держит, да. Сбегай, да? Т.е. это вот как раз таки тот момент, который, наверное, перенимается больше с аристократических каких-то времён, когда девушка – это некая единица, которая двигается самостоятельно. Мужчина, скажем, предложил ей руку, и она может принять это предложение и двигаться с ним, но они двигаются, как бы, независимо, но вместе. В этом является интерес и, соответственно, какая-то подстройка, и люди этому учатся. Нас, к сожалению, в детстве этому не учили, вот меня никто этому не учил, и вот я вспоминаю, как я первый раз выбрался с девушкой куда-то там, в кафе в какое-то – для меня это было, конечно, испытанием. Т.е. я понимаю, что это уже не просто там какая-то Ленка, которая: «а, Ленка, здорово, дай списать!», а это уже девушка, к которой я прихожу с неким значением, и я должен, видимо, каким-то образом как-то себя вести, а как себя вести, с каким значением? Т.е. я же не могу ей сразу выкатить всё, что у меня в голове, да? Т.е. ты сначала должен каким-то образом просто двигаться и просто себя каким-то образом держать, и танцы, соответственно, именно про это.

Дальше люди начинают контактировать, и вот мы имеем варианты, например, пара пришла, мужчина и женщина, и они решили подладить какие-то свои, может быть, отношения или решить какие-то вещи, междоусобицы какие-то на танцах, и эти междоусобицы могут наоборот быть спровоцированы дальше, почему – потому что дальше нужно находить общий язык. Чтобы движение получилось, нужно, чтобы один человек делал шаги навстречу другому не в прямом смысле, а в переносном, т.е. когда он делает движение, может быть, он делает его, действительно, неправильно, но ты должна, видимо. ему дать возможность сделать его правильно. Или мужчина предъявляет претензии к тому, что девушка делает что-то неправильно, и значит, нужно подумать, поискать, спросить у тренера и найти то действие, которое будет правильно, и вы сразу почувствуете: ага, правильно повела, в ритм пошёл или не в ритм пошёл. Если люди не умеют договариваться в обычной жизни, вероятнее всего, в танцах это будет только усугубляться. Поэтому, если обращаться к парам: приходя на танцы, понимайте, что это может быть либо спасительным механизмом для того, что вы, действительно, договоритесь о чём-то и будете слушать друг друга в обычной жизни, либо это будет очередной крах какой-то, и вы скажете: о, какого-то мудака выбрала. Ну так сама же выбрала.

А бывает наоборот, когда люди… но я должен оговориться, что здесь ещё есть психологический момент: например, я встал в пару, у меня была партнёрша Лена, я надеюсь, она посмотрит этот ролик, мы с Леной, когда смотрелись в пару, это так называется, т.е. пробовали танцевать, я на тактильном уровне почувствовал, что мне комфортно её двигать, она двигается и делает то, что мне надо. За всё время тренировок, я нисколько не совру, мы не поссорились ни разу. Ну там был момент перетренированности, допустим, когда: давай сегодня отдохнём и не пойдём на тренировку. Но чисто психологически мы друг другу подходили очень хорошо, и это проявлялось и на физическом уровне, и в общении людей. И у меня была другая партнёрша, с которой просто туши свет, что творилось и на тренировках, и на соревнованиях, и вообще – т.е. крики, оры и т.п. Психологический момент, конечно, здесь играет немаловажную роль, и, опять же, он может быть выявлен на танцах.

Ну вот дальше люди готовятся к каким-то соревнованиям, допустим, если принято решение, что нам нужна не просто дискотека, или по фану, а вот хочется попробовать что-то посерьёзнее. И они начинают готовиться, они начинают выяснять, как лучше двигаться, как правильнее двигаться, и друг под друга подстраиваются, т.е. эффект общения является немаловажной и основной чертой, т.е. люди, мужчины и женщины, учатся договариваться друг с другом о чём бы то ни было, в частности, про движения какие-то.

Вот сейчас самая важная вещь: не факт, что вы со своей партнёршей должны обязательно вступить в какие-то отношения больше, начать с ней встречаться, не обязательно за ней ухаживать или приходить с цветами, почему – потому что и мужчины, и женщины получают определённые навыки, которые, вероятнее всего, они могут уже применить где-то в другой жизни, так сказать, за пределами зала, и могут быть в этом успешны, почему – потому что они примерно уже хотя бы понимают, как себя вести, вырабатывается определённый навык общения. Это, наверное, то, что должна делать школа, когда дети из-за парт могут пойти потанцевать и понять, что мужчина должен делать, что должна делать женщина.

Д.Ю. Там сложно, мне кажется: в школе все девочки дуры, их надо бить портфелем по голове. Это сложности в определённом возрасте.

Сергей Ивановский. Нет, определённый возраст наступает, я не знаю, 7-8 класс, уже люди понимают, что там уже есть какая-то девочка, которая тебе нравится всё-таки, или какой-то мальчик, который тебе симпатичен. И соответственно, люди должны подстраиваться.

Вот, например, на танцах что человек приобретает: мужчина понимает, с какой силой нужно давать женщине усилие, где-то он должен её, там, за плечо, где-то за руку, где-то потянуть – это же навыки, если ты никогда не танцевал, и вот ты встречаешься с женщиной, допустим, у тебя первая в твоей жизни любовь какая-то, т.е. человек, вот даже я вспоминаю себя: я же… а как – сильно, не сильно? Взял, допустим, неделю, 2 недели, 3 недели ходили, гуляли, пора приобнять - а – какой силой? Она говорит: ой, что-то ты сильно взял меня, схватил…

Д.Ю. 3 недели – очень долго!

Сергей Ивановский. Ну, я под порядочного кошу. Ну т.е. опять же, вот эти навыки, которые ты на танцах понимаешь уже, как минимум хотя бы с какой силой тянуть, потому что ты чувствуешь тело другого человека, не переходя на какие-то скабрезности, но вот эти навыки они приобретаются там, и естественно, люди, которые танцевали и чувствовали тело человека через физическое, спортивное какое-то действие, они примерно в жизни будут более, так сказать, проворны…

Д.Ю. Умелы.

Сергей Ивановский. Умелы, да, это действительно, так и, наверное, это как раз таки важный фактор, который стоит учитывать.

Можно перейти к такой теме, как творчество, т.е. мы в своё время думали, какие есть категории в танцах, и выделили такое слово – «творчество». Но творчество творчеству рознь. Здесь периодически выступает Игорь Леонардович, я с ним имел честь познакомиться и был даже на его семинаре – там речь идёт о творчестве в науке, есть целая теория творчества, и мы когда слушаем о творчестве в науке, это немножко, наверное, не бьётся одно с другим. К чему мы привыкли: творчество – рисовать, петь, музыка, т.е. нечто творить, а здесь вполне технические какие-то идут дисциплины, и оно называется почему-то актом творчества. Ну вот здесь как раз таки тоже проявляются именно технические какие-то вещи, почему – потому что, как правило, человек должен начать учиться слушать музыку. Музыка обладает определёнными законами – ритмика, её нужно уметь считать, как минимум, т.е. нужно понимать, что вся музыка – это математика своего… ну арифметика, т.е. вот начинаются удары, и ты можешь считать: раз, два, три, четыре, пять шесть, семь, восемь. Либо, там, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три – это тоже всё счета, в которые должно всё укладываться. Если немножко копнуть дальше, и сказать информацию такую, может быть, зритель не очень так воспримет, но тем не менее: музыка очень сильно форматна, т.е. если вы обратите внимание – любой трек, какой вы ни возьмёте, его можно поделить на условные части: есть какая-то фаза вступления, когда музыка не очень активна. После вступления начинается определённая фаза куплета, когда мы слышим куплет, и человек начинает петь определённый текст, там, я не знаю, пару четверостиший, не больше. Куплет иногда тоже делится на подкуплеты, их можно разделить, но не будем вдаваться сильно в подробности. Дальше начинается припев, дальше начинается опять куплет, дальше опять начинается пара припевов на конец, и какая-то концовка, финал. Т.е. по построению самого трека он форматен, и то, что там внутри происходит, можно просто-напросто посчитать по ритму, и получается, что когда ты начинаешь танцевать, ты можешь отталкиваться от своих способностей считать, даже если у тебя нету чувства ритма, даже если у тебя нет слуха.

Какие основные противоречия, которые человека останавливают от того, что он пойдёт на танцы: помимо, что «я некрасивая», или «я некрасивый», или «я корова», там, я не знаю, что человек обычно произносит, «у меня нет слуха» - чего я пойду на танцы, я вообще не понимаю, как это делать. Так вот, ответственно заявляю, что для начала можно просто считать и понять, откуда считать. Точка отсчёта – начало трека, и ты уже можешь понять, что у тебя было вступление: 1-2-3-4-5-6-7-8, несколько восьмёрок – две, может, три – оно занимает, и ты понимаешь, что это определённый отрезок времени, который ты подсчитал. Дальше у тебя есть шаги. У нас музыка считается по 8 счетов или по 4, и у нас есть в базовом шаге тоже 4 счёта, 4 шага, как это ни странно, и оказывается, чтобы быть ритмичным, как минимум, должен ритмично делать шаги по паркету, и первичный уровень музыкальности человека определяется именно тем, как он шагает ногами. Человек растёт и понимает, что есть движения, и все эти движения можно укладывать в ритм или в счета какие-то, и соответственно, их надо считать. «Счета считать» - ну хорошо… И соответственно, здесь получается, что человек начинает уже, у него есть подборка движений, и он начинает их укладывать в музыку, допустим, в какую-то конкретную, если люди там, не знаю, свадебный танец ставят или просто какой-то спортивный танец. И это уже немножко переходит из разряда вот такого умозрительного творчества в разряд конкретного подсчёта и вполне такой жёсткой конкретики, я бы даже сказал – аналитики, где нужно, действительно, хорошо, чтобы у тебя голова варила и связывала одно с другим.

И вот здесь уместно будет сказать, что очень много людей, которые танцами занимаются, это программисты, IT- сфера, инженеры, ну там, юристы, экономисты, т.е. там, где нужно принимать решения аналитические. Мне тут посчастливилось абсолютно случайно в магазине познакомиться с Климом Жуковым, просто вот случайно: человек шёл по магазину, я не смог пройти мимо, мы познакомились…

Д.Ю. За водкой, небось, нет?

Сергей Ивановский. Нет-нет-нет, у него было что-то приличное: кура, там, кефир – что-то такое. И даже где-то в ролике, я слышал, он говорил, что математика – абсолютно не моё, говорит, искы, я там что-то начал про уравнения, он говорит: это очень плохо, я, говорит, здесь ничего не понимаю. Но несмотря на его гуманитарное образование, у него логика выстроена просто железно, т .е. вот повествование, то, как человек держит мысль, то, как он выстраивает лекции – вот идут лекции, цикл лекций про революцию от неолита к современности – т.е. по мне, это верх логического мышления, когда всё очень чётко, всё очень выстроено и связно. Профессионалы могут, допустим, в этом найти какие-то там неточности или ещё что-то, но это уже дело профессионалов. То, как человек мыслит, это логично, поэтому когда мы говорим про какие-то гуманитарные дисциплины, когда человек говорит: я совсем не технарь, а гуманитарий – как раз таки юриспруденция, экономика и т.п., они на стыке находятся, и человек всё равно вынужден мыслить логически. И все мы в этом мире, к сожалению, мыслим логически…

Д.Ю. Может, к счастью?

Сергей Ивановский. Может… Надеюсь.

Д.Ю. Большинство, тоже к счастью, мыслить не умеет, поэтому среди них легче жить.

Сергей Ивановский. Кому-то… Поэтому, когда люди приходят на танцы, как раз таки для них является спасением навык мыслить логически, и они понимают, что они пришли не эфемерному учиться высокому искусству…

Д.Ю. А конкретике?

Сергей Ивановский. …а конкретике вполне определённой, и что эта определённая конкретика начинает работать вот таким-то способом: я не умел вообще ничего, сейчас я могу двигать ногами по определённым законам. Я не слушал музыку вообще, сейчас я слышу трек, и я понимаю, что там происходит, что это можно посчитать, я научился слушать ритм, или только учусь – и это можно назвать актами творчества, то, с чего, собственно, я начал. Т.е. творчество в танцах изначально подчиняется каким-то логическим законам, а потом уже переходит, наверное, на уровень интуитивного какого-то, когда человек должен в момент среагировать, услышать музыку.

Вот мы начали определять соушел-танцы определённым образом, и один из терминов, который их определяет, это импровизация. Т.е. что значит импровизация: когда мы имеем не заготовленный танец, как, например, в бальных танцах – там заготовленная схема, которую люди показывают. А в чём прелесть – в том, что эти движения, вы их, конечно, учили долго, их есть определённая подборка, но когда играет музыка, и у тебя душа поёт, ты можешь их переставлять, как угодно. Не очень, конечно, корректным примером в музыке является джаз, когда люди могут импровизировать музыкально. Это, конечно, верх совершенства, наверное: владение и музыкальным инструментом – раз, и когда коллектив единым потоком подхватывает. Т.е. я не знаю, как это происходит на самом деле, но я примерно представляю, что каждый из них филигранно владеет инструментом, и они друг друга чувствуют, и вот целый коллектив начинает играть музыку как бы хаотично, но на самом деле по каким-то своим законам. В танцах это гораздо все примитивнее, но суть примерно та же – т.е. партнёрша знает примерный подбор движений, партнёр обладает этим примерным подбором движений, есть музыка, есть ритм, есть правила ведения, и человек может эти движения укладывать под музыку так, как он эту музыку слышит, немножко из видоизменяя ритмически, где-то делая больше пауз, где-то меньше пауз, но в тот момент, когда он её будет крутить или как, она не знает, а он выбирает эти движения, и она должна среагировать в тот момент, когда он ведёт.

Т.е. вот, надеюсь, хотя бы так примерно я понятно донёс вот эту идею, и в этом является интерес основной, т.е. когда ты двигаешься не шаблоном, а тогда, когда у тебя душа начинает как-то вот условно петь, и ты… Ну, танцоры сейчас многие посмеются над этой фразой – «когда душа начинает петь», обычно говорят, что лучше, чтобы у тебя душа не пела, а делай конкретно и понятно. Но те люди, которые уже достаточно хорошо владеют собой, например, ребята, которые танцуют уже по самому высокому классу, и мы можем смотреть, как по годам видоизменялись финалы крупных конкурсов в формате джек-н-джилла, т.е. джек-н-джилл: человеку досталась случайная партнёрша, но это конкурс, и он должен, с одной стороны, показать, что он хороошо танцует, а с другой стороны, должен делать какие-то незнакомые движения. И вот, скажем, 3-4 года назад это выглядело одним способом – слишком люди пытались академично танцевать, а в какой-то момент люди стали вставлять какие-то более музыкальные фишки, неожиданные для зрителя, и неожиданные для судей, и сам формат немножко изменился, т.е. это стало выглядеть интереснее, потому что люди туда начали вставлять то, чего никто не ждёт от них, визуально. Т.е. когда мы смотрим бальный танец, даже если они заготавливают какое-то движение, такое фееричное самое, которое производит впечатление, это всё равно какая-то определённая заготовка, которая очень-очень долго тренировалась, то здесь есть такая же заготовка, но тем не менее, люди, вероятнее всего, её не делали раньше, и тем это интересно, т.е. мы видим на паркете что-то, что произошло спонтанно – в этом и есть, наверное, импровизация. Ну а когда речь уже о дискотеке, то там, естественно, человек имеет ещё больше свободы для того, чтобы сделать что-то интересное, но вот это, наверное, и может привлечь человека.

Д.Ю. А вот одному научиться, потому что дискотечно – это, вроде, сначала все по одному скачут. Этому как-то учат, нет?

Сергей Ивановский. Нет, по одному здесь это нужно разделять сразу, т.е. мы должны танцы поделить на 2 составляющие: есть сольные танцы, где человека учат двигаться самостоятельно, есть парные. Примеры сольных танцев мы видим, например, «Танцы на ТНТ» - т.е. там человек выходит, и он показывает то, как он двигается под музыку сам по себе. Иногда люди выходят в парах танцуют, но всё равно они расходятся, сходятся, они могут сделать какую-то поддержку, потом опять разбегутся, т.е. мы видим немножко такое театральное… ну, не театральное – постановочное такое действие, на что-то нацеленное, что-то они выражают, но они не контактируют друг с другом постоянно. А парный танец подразумевает, что любое действие партнёрши делается по ведению партнёра. Да, она может его прервать каким-то образом, вставить что-то своё, но всё равно потом люди возвращаются… это буквально несколько, может быть, секунд, или какое-то время очень короткое, но потом всё возвращается в рамки тех законов, которые диктует сам танец. Навыки отдельные для того, чтобы развить себя, для того, чтобы лучше двигаться в паре, люди идут и, например, дополнительно занимаются базой классической хореографии, где учат напрягать ногу, как выводить её, ставят спину, осанку, но дальше человек, как бы, получил определённые навыки, и он возвращается в рамки тех правил, в которых он учится, танцевать в паре, и опять же, всё нацелено именно на это. Поэтому по отдельности – это, наверное, просто другое направление танцев, т.е. вот как мы… Вопрос?

Д.Ю. А вот компьютерные игры не видел, где там одному скакать надо? Типа, тебе показывают движение, дальше на тебя камера смотрит, и ты там по всякому скачешь – полезное, бесполезное?

Сергей Ивановский. Ритмично, почему нет? Вот эти компьютерные вещи, мне кажется, как раз таки очень здорово… вообще технологии, мне кажется, я отношусь к ним, как к большому благу, т.е. это навыки ритмики, ну т.е., с одной стороны, это сделано для того, чтобы было поприкольнее, повеселиться человеку, но, с другой стороны, это нужно обладать, действительно, таким хорошим чувством ритма и владением, и реагировать в момент на какие-то вещи. Но это больше для человека одного.

Д.Ю. Мне кажется, это как караоке, т.е. тут дома тихо-тихо поорал, а потом на люди вышел – уже не стыдно микрофон в руки взять. То же самое и здесь: если ты под какую-нибудь там, как девочки-мальчики, там, какая-нибудь Рианна, я не знаю, под неё скакать научился, то прибежал на дискотеку – ты тоже красавчик уже!

Сергей Ивановский. Ну если на обычной дискотеке, где нужно танцевать по одному, то да, а если нужно…

Д.Ю. Многие стесняются просто, а тут уже с особым цинизмом: я уже умею, меня научили. Полезно, на мой взгляд.

Сергей Ивановский. Ну, я считаю, что ну да, как навык какой-то. Ну, на обычных дискотеках в паре же не танцуют, т.е. всё равно чтобы танцевать конкретный парный танец, нужно обладать навыками вот этими, хотя бы какими-то базовыми, поэтому всё равно всё идёт от обучения этим танцам. А так – конечно, да.

Д.Ю. Ну а как вот – ты вот смотришь, я не знаю, бываешь ли на подобных мероприятиях – у людей как, скилл в массе растёт, много умелых, мало умелых? Никто ничего не умеет или всё-таки больше и больше начинают…

Сергей Ивановский. Ну, специфика такая, мне не хочется, так сказать, явно прямой такой рекламой заниматься, но в общей…

Д.Ю. Похвально!

Сергей Ивановский. В общей массе люди, естественно, научаются. К нам приходят люди, которые не умеют вообще. Собственно говоря, в чём и преимущество-то такого рода школ, как наша, т.е. мы не одни, но тем не менее, в том, что, как правило, сами инструктора прошли через это – когда не умел ничего и возобладал духовностью, т.е. чему-то научился. И люди приходят – они не умеют сначала ничего, чуть-чуть научились, прошёл какой-то курс, прошёл ещё второй курс, вышли на конкурс, пережили первые стрессы: «я вообще не понимаю, зачем я сюда пришёл, какого хера?», т.е., там, и какие-то конкурсы. Вышел на паркет, адреналин схватил, возможно, там научился, возможно там даже занял какое-то место – уже в душе заиграли какие-то амбиции, т.е. возможно, я могу большего, возможно, я научусь чему-то дальше. Многие люди задерживаются дольше, т.е. если так говорить о статистике, на входе обычно больше женщин, но спустя какой-то период часто бывает, что становится больше мужчин, потому что когда мужчина берётся за дело, он берётся конкретно, и он если понял, что надо учиться, значит, он берёт и учится. Многие женщины срываются, так сказать: вот походила, не нашла партнёра, ушла.

Д.Ю. Может, она не за этим приходила?

Сергей Ивановский. Может быть, но тем не менее, чтобы проявить себя, показать себя, т.е. этого своего рода… у нас сейчас рыночные отношения всё-таки, чтобы себя на этом рынке, не будем говорить слово «продать», но хотя бы подать просто правильно, нужно показать в обществе, что ты, действительно, чего-то стоишь. Вот как сегодня был хороший пример про руководителя, который если сам работает с 8 до 9, то и все подчинённые за ним тянутся. Но наверное, если вы показываете, что вы, действительно, пришли, ничего не умели, и вдруг вот бах-бах-бах она старается, старается, росла-росла, что-то не очень, не очень, а тут вроде как уже стало появляться, естественно, люди вокруг на это обращают внимание, и может быть, невзрачная партнёрша изначально, просто по движению, может быть, вы даже внешне привлекательна, но вот танцевали не очень хорошо – вы стали привлекательны и в танце.

Есть такой момент, нехорошо так говорить, про женщин обычно так не говорят, но тем не менее часто бывает такое, у нас в школе такого нет, а, значит, бывает такое, что женщины приходят… внешне, скажем, она не так привлекательна, как другая, т.е. у нас полно девчонок, которые, ну вот по улице ходишь, смотришь, иногда думаешь: ну просто картинки, т.е. и ухоженные, и всё, ну я не знаю, там, и духи, и одежда – всё подобрано идеально, а есть девчонки, которые чуть-чуть проще выглядят, но эти девушки когда начинают двигаться или научаются двигаться, часто оказывается, что они лучше чувствуют партнёра, чисто физически, потому что, ну может быть, как-то человек стремится себя с другой стороны показать.

Д.Ю. Этому есть объяснение. Я, как ты, когда-то хаживал в карате, и там очень сильно заметно на мальчиках, например, что если у тебя сразу там всё получается, ну есть у тебя, ты там… не знаю, я вот адски агрессивный с детства, и, в общем-то, никаких проблем с известными действиями рукоприкладства никогда не испытывал, а у других не получается так, вот категорически не получается, и вот у тебя всё идёт-идёт, а у них со скрипом, и в результате у тебя хорошо получается, и ты не сосредоточен абсолютно – ну и так всё нормально, чего я тут на тренировках потеть буду? А этого в школе бьют всё время, и ему хочется, и в результате именно из них получаются чемпионы, а из тебя из такого талантливого не получится ничего.

Сергей Ивановский. На таких талантливых всегда находится кто-то постарше, которые могут воспитать хорошо.

Д.Ю. Да. Ну так и девочки: если она хороша собой, то ей это просто не надо.

Сергей Ивановский. Может быть, это не нужно, да.

Д.Ю. И так мужики вокруг скачут.

Сергей Ивановский. Да, есть такое. Да, такое есть, действительно, возможно, симпатичным девушкам просто, допустим, это не… Но здесь вопрос же такой: если в какой-то среде появляется…

Д.Ю. Я бы поправил: это надо всем и полезно всем!

Сергей Ивановский. Ну вот если, например, в среде появляются симпатичные мужчины, то на симпатичных мужчин, наверняка, захотят прийти посмотреть симпатичные женщины, т.е. здесь уже вопрос, как бы, того, что показывать, какие фотографии показывать в инстаграмме. Например, если те же бальные танцы брать – там, очень красивые женщины, которые очень хорошо двигаются, т.е. это может быть примером, так сказать, для подражания и мотивации для того, чтобы начать заниматься.

Но и вот в прошлый раз мы с Пашей затрагивали тему, он с этого начал, что танцами мужики занимаются только определённой ориентации сексуальной, пидоры т.е.

Д.Ю. Почему это он так решил?

Сергей Ивановский. Я не знаю. Нет, ну это, действительно, расхожее мнение, т.е. я когда занимался спортом, я тоже, ну я вспоминал уже эту историю: у меня была девушка, которая звала меня на танцы. Естественно, я не пошёл, но я-то не пошёл не потому, что я не хотел, а потому что, наверное, скорее всего, сыграли факторы, с одной стороны, страха, потому что я буду выглядеть, как дебил, т.е. человек, который боится, он не всегда боится непосредственно, как показывают в американских фильмах: «мне страшно, я в панике», а он наоборот какую-то агрессивную позицию занимает. И мы не пошли тогда с ней на танцы, я уже пошёл после, потому что я много занимался спортом, и это вот спортивное мероприятие – это для мужика, а танцы не для мужика. У нас сегодня был, конечно, хороший пример про военных, но тем не менее, если не брать западные страны, где бывает всякое, то для того, чтобы контактировать с женщиной, мне кажется, это как раз таки и есть основное место, где вы можете вот эти навыки приобретать, и где их нужно приобретать.

Опять же, я не зря уже вспоминал вот эти навыки пикапа – т.е. сколько мужиков тратят деньги на то, чтобы узнать о том, что нужно выглядеть хорошо, желательно потратить деньги не на бухло, а, возможно, на хорошую туалетную воду и хорошую одежду, и попытаться грамотно разговаривать. Т.е. это на каком-то, может быть, уровне, этаже пониже это играет роль, но на этаже повыше, где вы хотите показать, что вы нормальный человек, мне кажется, что вот это самое важное – что вы образованный человек, что вы хорошо, ну или нехорошо, но неважно, получали какое-то образование, что у вас в голове чуть больше, чем 3 извилины – 4 например. Т.е. как это, где это делать, кроме как не на танцах? И допустим, когда люди говорят, что это не моё – вот даже сейчас мы с барышней чуть-чуть пообщались, она говорит: что я только ни пробовала, но вот танцы, мне кажется, это не моё. Мужик говорит: танцы не моё, женщина говорит: танцы не моё – так а где же вы, ребята, познакомитесь-то тогда? Непонятно, как, да.

Д.Ю. Попробуй! Как в известном анекдоте: Мойша, ты хотя бы лотерейный билет купи!

Сергей Ивановский. Да. Поэтому, ну вот разные аспекты. Мы затронули аспекты спортивные, т.е. когда человек может заниматься танцами, как спортом, мы затронули аспект общения и отношений, мы затронули аспект творчества, мы можем затронуть аспект такой романтический, скажем так, потому что у нас подводилась определённая статистика, которая нам сообщила о том, что у нас достаточно много людей, которые на танцах именно познакомились и поженились, у которых есть дети уже, и эта история сработала. Она не массовая, т.е. нужно отдать должное, что если вдруг женщина думает, или мужчина, ну женщины, как правило, думают о том, как выходить замуж, то это, конечно, не 100%-ный, т.е. вы должны какие-то качества проявить сами…

Д.Ю. Да уже не все думают про «выйти замуж» - все финансово самостоятельные, всем хочется новых знакомств, нового общения, приключений каких-то.

Сергей Ивановский. Ну вот мне кажется всё-таки, что да, наверное, если люди состоятельные, вот мы сегодня обсуждали, что в многих ресторанах таких хороших много людей, но у нас же достаточно много людей среднего класса.

Д.Ю. Для них есть рестораны для среднего класса, и там их тоже много.

Сергей Ивановский. Ну, определённый бюджет, естественно, когда и муж, и жена, допустим, работают, и их общий семейный бюджет складывается из вклада одного и второго, и тогда, наверное, для них важно наличие этого мужа или жены, и психологическая поддержка идёт, и всё, поэтому, скорее всего, формирование вот этой вот ячейки общества должно где-то происходить, и мне кажется, что уровень общения на танцах – это один из… одно из мест, где люди, как минимум, могут попытаться, скажем так. Это не факт, что…

Д.Ю. А бывают какие-то заведения, куда мы можем прийти посидеть, выпить, закусить и тут же поплясать? Такие заведения… Я честно скажу – я таких не знаю вообще.

Сергей Ивановский. Ну вот обычно происходит так: когда люди занимаются танцами какими-то, определённым каким-то направлением, допустим, неважно – аргентинское танго, сальса, зук, хастл упомянутый или вест кост свинг – есть вечеринки определённые, которые специально и проводятся для людей, которые уже поднаучились чуть-чуть.

Д.Ю. А это как: снимается некое помещение, да?

Сергей Ивановский. Снимается некое помещение, вот например, то, что касается хастла – в Питере есть, условно, у нас какое-то количество клубов, мы дружим, мы общаемся с этими ребятами со всеми, и мы договариваемся, что мы организуем вечеринку в формате городской, берём большое помещение на всех, и все наши ученики…

Д.Ю. А где это территориально, как правило, бывает?

Сергей Ивановский. В разных местах, т.е. где договоримся.

Д.Ю. Ну например?

Сергей Ивановский. Например, вот у нас на Обводном канале тут недалеко, в Красном треугольнике там было большое помещение, такое достаточно интересное, и там проводили. Самое ценное, что для танцоров есть, это паркет, и там был очень неплохой паркет.

Д.Ю. Куда пропал?

Сергей Ивановский. Нашли другое помещение.

Д.Ю. А-а, а это осталось?

Сергей Ивановский. У других людей мы арендуем просто какое-то время. Есть во то, что, наверное, стоит рассказать, то, что я вот должен упомянуть точно – это ивенты. Ивент – ну как бы событие такое танцевальное, это…

Д.Ю. Погоди, закончи про это: и вот вы сняли помещение, вот вы там собрались. Это что – вы туда привозите оборудование, чтобы музыка играла, да?

Сергей Ивановский. Музыка играет, колонки, люди туда…

Д.Ю. Раз, да. Еда-питьё в наличии, нет?

Сергей Ивановский. Да когда как.

Д.Ю. Это не обязательно, да?

Сергей Ивановский. Это не обязательно, т.е. самое важное – чтобы был нормальный паркет и нормальный более-менее звук. Конечно, если это небольшие какие-то мероприятия, т.е. мы хотим немножко дальше двигаться, и естественно, это было здорово, чтобы было где-нибудь место, где можно, действительно, и заказывать напитки, и посидеть, и чтобы была при этом большая площадка, метров 300-400 квадратных, чтобы, действительно, много было. Т.е. когда люди двигаются в паре, по объёму, естественно, это площадь занимает гораздо больше, чем просто когда человек на одном месте как-то там…

Д.Ю. Топчется, да?

Сергей Ивановский. Топчется, да. Ну здесь логично будет перейти вот к этой теме ивентов, почему – потому что там, например, вот у нас моя партнёрша по клубу Ира Пузанова организует в Питере ивент, называемый NORD CUP, где собирается много танцоров со всех, с разных регионов, и чем это интересно – то, что у нас в разных городах и регионах страны танцуют вот этот танец наш хастл, либо вест кост свинг, и они съезжаются в одно место. Т.е., например, вот у нас была такая гостиница «Азимут», например, там люди заселяются в номера в пятницу вечером или днём, и вот пятницу, субботу, воскресенье там 3 дня, допустим, идёт этот ивент. Там происходят мастер-классы, обучение от разных преподавателей, причём не только ты замыкаешься на своих, у которых ты постоянно учишься, а людей много, преподавателей много, и вот они на этих ивентах учат людей. Дальше идут конкурсы, там есть конкурсы шуточные, когда люди как-то могут смешно танцевать, смешно переодеваться – развлекалово такое, скажем так. Есть такие конкурсы, номинации, где нужно уже серьёзнее себя вести, где люди долго-долго тренировались, пахали, и они на этих конкурсах показывают навыки в формате, вот как в бальных танцах, допустим, где нужно показать максимум своих умений. И там есть третий день, как правило, это формат джек-н-джилла, т.е. когда там уже мужчины и женщины вообще по отдельности зарегистрировались, там пара не играет роль, там примерно смотрят по гендерному балансу, чтобы было одинаково, и, соответственно, вот всех перемешали, и потихонечку они тур за туром проходят, и по всем классам от начинающих до самых продолжающих. Чем это интересно – тем, что люди, которые только начали танцевать, они могут смотреть на тех людей, которые танцуют уже давно, и это является одним из достаточно серьёзных мотиваторов, потому что ты понимаешь в принципе, может быть, конечно, ты так и не научишься, как вот этот парень, который там совсем хорошо занимается, но близко к этому ты можешь научиться, и это доступно.

Д.Ю. Уж всяко лучше, чем сейчас, да?

Сергей Ивановский. Ну, по крайней мере, да. И вот этот формат очень интересен ещё тем, что люди съезжаются с разных регионов, это очень здорово, это большие коммуникации достаточно тех, которых мы не имели возможность иметь вот до появления интернета в т.ч.

Д.Ю. Ролики записываете?

Сергей Ивановский. Всё, записываются ролики, да, естественно, это всё можно посмотреть. Ну вот является интерес в основном в этих коммуникациях, и соответственно, там общие какие-то группы «вконтакте», и т.п. Много очень эмоций у людей, как правило, после таких мероприятий, когда там такое… Ну там, возможно, где-то и алкоголь, и выпить, и повеселиться, и всё, но тем не менее хочется сделать акцент, что это не похоже на пьяные свадьбы 90-ых, я не знаю, когда там всё – фарш по полной программе, т.е. со всем, что там может быть, от драк, заканчивая, я не знаю, не будем перечислять.

Д.Ю. Поножовщиной.

Сергей Ивановский. Да, т.е., как правило, на таких событиях люди достаточно хорошо знакомы, т.е. есть люди, которые выпивают, веселятся, но очень много людей, очень значительная масса, которые всё-таки приходят туда именно за танцами. За обучением, за танцами, за каким-то развитием, какие-то амбиции свои закрыть. Например, вот я не так давно был на свадьбе у своего друга, и там чем было интересно – что там, на этой свадьбе было очень много непьющих людей, и это тоже IT-среда, т.е. люди очень развитые, и получается таким образом, что мы знаем очень много того, что является каким-то совсем трэшем, фейком и т.п., что в новостях там: кто-то кого-то побил, где-то нажрались, что-то произошло непотребное, и т.п. А у нас очень много людей грамотных, развитых, интересных, и эти люди могут реализовывать себя в таком формате. Это не значит, что всё, «сухой» закон, и никто не пьёт вообще, т.е. как и в любом сообществе, есть люди, которые такие жгучие гуляки, но даже это не выливается в то, что мы видим по телевизору, т.е. всё это как-то мягче, дружелюбнее, интереснее происходит. Вот важный очень фактор, для меня, по крайней мере, потому что я всю жизнь спортсмен, и с определённого возраста, как все, я, конечно, попробовал, но я не пью алкоголь, не курю, и т.п. Т.е. очень много мест, куда бы я мог пойти, для меня, условно, закрыты, ну т.е. я не буду шляться по клубам, где и наркотики, и всё, т.е. это не мой выбор немножко. Получается, что должен или сидеть дома, или ходить в музеи – это тоже…

Д.Ю. И то, и другое тоже неплохо.

Сергей Ивановский. Неплохо, да, но хочется-то немножко другого же людям. И такого формата люди, а их, как оказывается, немало, они могут заниматься чем-то, что для них будет реально подходящим, интересным выбором. Вот такой вот интересный тезис.

Можно ещё одну тему затронуть – тему здоровья, потому что немаловажная тема. Бытует мнение о том, что танцы сильно выправляют человека – это, действительно, так, но нужно понимать, что плюс к этому нужно заниматься и другими дисциплинами, которые позволят человеку себя физически раскрыть, поправить и т.п.

Д.Ю. Например?

Сергей Ивановский. Ну вот, скажем, я занимаюсь йогой, я не буду пропагандировать непосредственно этот вид деятельности, но, скажем, вокруг самих танцев всегда складываются какие-то вещи дополнительно – это навыки гибкости…

Д.Ю. Растяжка?

Сергей Ивановский. Растяжка, но это всё, что связано именно с ногами и стопами, как правило, тазобедренные суставы, способность ноги подниматься в разных плоскостях в разные стороны. Я в своё время тоже, когда начал заниматься танцами, был кривой сильно, ну я с детства кривой, карате тоже ровности не сильно мне добавило, и вот для меня появился формат йоги. Т.е. я выбрал какое-то направление, выбрал инструкторов, долгое время занимался там, закончил тоже какой-то преподавательский курс, учительский, и соответственно пытаюсь интегрировать в занятия телом некий микс, который является и йогой, и какими-то вещами, которые очень полезны с танцев, и поэтому дополнительный вот этот аспект, который каждый человек должен для себя понимать – что непосредственно на танцах, конечно, вас научат держать спину, но чтобы двигаться, чтобы получить реальный прогресс в том, чтобы поправить положение позвоночника физически, если там есть проблемы, то нужно заниматься непосредственно этим. Т.е. здесь это тоже такое расхожее мнение, которое хотелось бы сразу же развенчать: есть вероятность, что на танцах вы непосредственно спину не поправите.

Д.Ю. Атлетом не станете, да?

Сергей Ивановский. Атлетом не станете. Везде в рекламах пишут, что танцы – это отличный способ и похудеть, и поправить спину, и то, и сё. Наверное, будет правильнее сказать, что танцы – это отличный способ научиться танцевать, и все какие-то дополнительные очень важные и входящие в эти дополнительные дисциплины, которые входят в танцы. Если вы хотите именно поправить спину, поправить здоровье физическое, что связано с гибкостью, то нужно заниматься гибкостью. Другое дело, что когда вы приходите на танцы, оказывается, что эта гибкость вам необходима, и необходимо заниматься дополнительно и гибкостью, растяжками какими-то, и физически себя функционально в форме держать, т.е. если вы лишний раз пробежите какой-нибудь кросс, хуже от этого не станет.

Я сам столкнулся тоже с травмами определёнными, которые у меня были приобретены до танцев, и с этим пришлось работать достаточно значительно. Ну собственно говоря, в рамках нашей школы я этим и занимаюсь, потому что пытаюсь немножко поправить себя и дать это знание определённым людям, которые у меня занимаются. Но это уже тоже не совсем йога, а некий микс того, что человек может получить и от танцев, и от непосредственного знания, потому что у нас, конечно, большая зашоренность, связанная с философскими, религиозными какими-то вещами, которые вокруг этого всего строятся. Я не знаю, вот по мне, это не очень правильно, мы имели возможность это обсудить в начале, но это действительно так, т.е. у нас в 90-е годы люди часто не занимались ничем вообще, т.е. в школах…

Д.Ю. Не до этого было большинству.

Сергей Ивановский. Не до этого было, да. Скажем, образовался какой-то пробел, и сейчас этот пробел, естественно, заполняется, поскольку стало времени больше, и получается, что людям предлагается научиться всему: кройка и шитьё, продвигать свой бизнес…

Д.Ю. И эти доведённые до нищеты в нашей тоталитарной стране люди последние деньги тратят не пойми на что.

Сергей Ивановский. Да, и вот, в частности, и здесь, что касается развития тела, люди часто миксуют это с развитием каких-то философских знаний. Я не знаю, может быть получится так, что Д.Ю. соберётся, и я стану самым ярым зрителем тогда и этого – пригласить, допустим, профессоров с каких-то восточных факультетов университетов, которые будут, например, касаться и культуры, и Индии, и Китая, и всего, и смогут рассказать зрителю достаточно подробно и понятно. К сожалению, я не настолько владею аппаратом вот этим, хотя интересовался и знаю, но пытаться даже не стану, потому что вокруг этого строится очень много спекуляций на тему религий, индийский верований, и человек, с одной стороны, приходит на йогу, чтобы поправить здоровье, а потом оказывается, что там нужно принимать очень много Бога в себя, или там ещё какие-то вещи делать, обязательно вставать в 5:30, обязательно стать вегетарианцем надо, вот обязательно…

Д.Ю. Без этого ты неуправляемый будешь, если ты не выполняешь распоряжения сержанта, ты неуправляем. А вот когда ты управляем, ты деньги заносишь регулярно – это важно. Я, как некоторым образом специалист – извини, перебью – далеко не все японцы занимаются карате, кендо и ещё чего-то там, очень далеко не все, занимающихся мало. При этом, как в известной присказке, занимающихся – как шерсти на корове, достигших – как рогов. Далеко не все индийцы склонны к занятиям йогой, большинство этих самых йогов и религиозных учителей как раз для европейцев, потому что уровень жизни чудовищно разный, давайте к нам, везите бабки, и всё у вас будет хорошо. Оно, мягко говоря, не такое, как может показаться человеку, который расскажет про восточные штуки всякие. Ну есть, например, йоги в Гималаях, затаившиеся где-то там, но это не значит, что все индусы так живут. И не все китайцы чань-буддизм исповедуют, и там такой количество направлений и течений, что это безумие просто, объяснить такое невозможно, а на население, т.е. вот на огромную народную массу воздействуют, по-моему, совершенно другие вещи. Приведу пример, извини ещё раз: вот я ходил достаточное количество лет в йоги, ну там же оно во все времена одинаковое, в основном тебе…

Сергей Ивановский. А в какой период, кстати, если не секрет?

Д.Ю. В середине 90-ых, почти все. Там все мои педагоги в дурдоме отдыхают.

Сергей Ивановский. Действительно, вот это реально.

Д.Ю. Это закономерный итог, так я тебе скажу, исходя из собственного опыта.

Сергей Ивановский. Т.е. действительно, люди уехали, да?

Д.Ю. Конечно, да, там есть вещи, которые, на мой взгляд, трогать не следует. Ты с психикой со своей там такое соорудить можешь, что очень-очень странно. Тогда впервые вышла такая книжка Шри Ауробиндо «Путешествие сознания», многие так прониклись и так ушли вглубь, что так и не вышли оттуда уже. Но я про другое: т.е. занимаются сначала, естественно, на физическом уровне, не все понимают, что тело надо укреплять только для того, чтобы потом заниматься головой, иначе тело не выдержит этих умственных занятий. Ну и вот, занимались, ну сильно, скажем так, долго, я вообще отсутствием гибкости никогда не страдал, но ряд вещей, естественно, как любой человек, ты просто не можешь сделать. Долго, долго, долго, долго, а потом я это дело прекратил, мне на службе не до этого было, а достаточно через много лет я отправился в спортивный кружок, поскольку туловище требует всё время какого-то напряжения, и вдруг увидел там какие-то курсы пилатеса – а что это такое? Т.е. название какое-то дурацкое, непонятное…

Сергей Ивановский. Это фамилия человека.

Д.Ю. Я пошёл, посмотрел. Смотрю – там девочка, ну она, наверное, тётенька, скорее, других тётенек учит. Я решил, что мне тётеньки не нужны, и нанял её себе в индивидуальном порядке, а она оказалась отставная балерина, ну т.е. я бы сказал, что это спортивный специалист по всему тому, чему в йоге учат. Ну так я замечу, что она меня за 2 месяца научила гораздо большему, чем там за 2 года, поскольку там чайники, которые читают какие-то переводные книжки, тогда ещё никто не ездил к нам, а тут совершенная конкретика. Я бы порекомендовал гражданам, у которых плохо с растяжкой, в первую очередь в этот самый пилатес. Если там грамотный специалист и хорошие снаряды, там тебя растянут в 3 секунды, и результат просто, по сравнению с этими сельскими упражнениями, просто невероятный. Спортивные методики гораздо эффективнее, такое моё мнение.

Сергей Ивановский. Есть такое. Ну вот раз мы затронули, я тоже немножко выскажусь на эту тему: если мы говорим про развитие тела в таком формате, здесь тоже много достаточно спекуляций происходит, поскольку часто выходят люди не очень подготовленные теоретически и начинают пытаться перекладывать свой личный опыт на человека, который никогда ничем не занимался. С этим мы сталкиваемся и на танцах, и я непосредственно, как преподаватель йоги тоже сталкиваюсь. Ну, не хочется слово «йога» говорить, потому что у меня уже получается, что не совсем йога, но тем не менее. Человек, который не обладает гибкостью, и ему уже 20 с лишним лет, у него немножко тело двигается по другим законам, нежели это человек, который, соответственно… У меня было счастье, так сказать, работать с балериной – женщина, она танцевала в Мариинке всю жизнь, и мы начали работать именно по законам, которые диктует йога, скажем так. И там тоже есть определённые особенности, когда тело начинает перестраиваться, когда человеку уже за 30, даже несмотря на то, что человек всю жизнь танцевал, там были определённые механизмы, в результате которых гибкость у человека ушла, и были определённые проблемы и со спиной, и со всем. Работали с человеком, который занимается бальными танцами: несмотря на то, что этот парень тренируется каждый день практически по бальным танцам, гибкость – это совершенно другая епархия, и создать определённое движение или вытяжение позвоночника – это не то же самое, что танцевать, почему – потому что на танцах человек пользуется уже непосредственно мышцами и телом для того, чтобы реализовать какое-то движение, тело там это уже средство становится. В занятиях гибкостью целью является не движение, а вот сама гибкость и само упражнение. То, что мы сейчас говорили про пилатес – это тоже система, она в Америке, насколько я знаю, что она пошла из Америки, это некий Джон Пилатес, если я не ошибся в имени человека…

Д.Ю. Ну то, что фамилия – это точно.

Сергей Ивановский. Да, и человек выстроил некую систему, которая там, в Америке реально поднимает людей. Я имел честь общаться с человеком, который заканчивал институт пилатеса, и т.п., т.е. есть такие вещи – это тоже, там какое-то количество обучающих занятий, недель или сколько там, месяцев, где человека якобы научили системе. Т.е. это не то же самое, когда человек, например, занимается непосредственно исследованием тела много лет, сам, конкретно, где-то учился, есть подборка конкретных учителей, которые ему передавали определённые знания.

Д.Ю. Я страшное скажу – что главное было не пилатес, а балерина, которая, естественно, имеет за спиной гигантский опыт просто, и она понимает, что ты делаешь, как это надо делать лично тебе, и всякое такое.

Сергей Ивановский. Знание анатомии. Т.е. всё-таки отдать должное – место, где я учился, я считаю, оно одно из самых лучших в Питере, и мои учителя, которые давали мне базис в йоге, т.е. это начало было именно просто анатомия – как тело состоит, из чего состоит скелет…

Д.Ю. Сухожилия, мышцы.

Сергей Ивановский. Где он двигается, где может, где не может, что нужно делать. Т.е. это определённое знание базисное, ну и соответственно, твой личный опыт, который ты должен интегрировать, нельзя его непосредственно проецировать на человека. Соответственно, вот я получил травму в своё время, имею грыжу 8 мм l5 s1 в пояснице, и когда я с этим столкнулся, я понял, что то, чему я учился-учился, тоже не работает, к сожалению. Т.е. какие-то были сначала потуги с этим разбираться непосредственно на йоге, но оказалось, что не работает оно, и пришлось дальше копать. Поэтому благо, что есть у меня очень хорошая знакомая Тамара Шипкова, вот мы с ней общаемся регулярно, т.е. человек постоянно вращается в среде, человек постоянно изучает новое, постоянно общается с людьми, которые имеют непосредственно спортивное образование, она дополнительные там какие-то базисные знания по анатомии, потому что всё шагает вперёд. Например, вот приглашали в эту студию человека, который периодически в области медицины рассказывал – и про кофе, и про алкоголь, всё же это уже становится потихоньку известно, но специалистам. Поэтому вот, собственно говоря, задача отличная этого канала, что широкие массы могут хотя бы просто узнать, что нельзя взять и просто пойти на йогу и сесть на шпагат. Иногда это просто физически невозможно.

Д.Ю. Для многих – безусловно.

Сергей Ивановский. Нужно чётко определять те цели, которые ты хочешь достичь. Но для того, чтобы их определить, нужен человек, который тебе в этом поможет, например – хороший пример с выбором автомобиля, т.е. ты приходишь в автосалон и не знаешь, какие они бывают, и продавец должен, условно, по-хорошему бы не продать тебе, а объяснить, какие у тебя задачи, куда ты ездишь – на дачу, за город, ещё куда-то?

Д.Ю. Сначала определимся с суммой, сколько у вас есть, а исходя из этого…

Сергей Ивановский. Сколько у вас есть, да. Ну как минимум, может быть, то, что у тебя есть, оно не позволяет реализовать твои желания, так может быть, не стоит сразу тратить деньги. Если ты по ухабинам хочешь доехать до своей дачи, а денег у тебя только, я не знаю, на какой-то не очень дорогой автомобиль, который на это не рассчитан. Ну ты потратишь деньги и через месяц убьёшь себе на этих ухабинах автомобиль. Поэтому и здесь, т.е. люди должны правильно выбирать. Поэтому я ещё раз подбиваю Д.Ю. приглашать специалистов, может быть, в области знаний Востока, которые бы могли для начала выстроить людям понимание о том, что есть восточные учения, и они делятся по определённым каким-то категориям, законам, и есть люди, которые в этом разобрались уже, не надо верить на слово каким-то шарлатанам, которые будут говорить: верь в Бога, китайского или какого-то ещё, а послушайте людей со стороны научного знания.

Д.Ю. Всё сконцентрировано в короткой, не знаю, как это назвать: когда я начинал заниматься буддизмом, меня беспокоило 2 вещи: кто во всём этом виноват, и что делать? Я нашёл ответы: 1. Никто. 2. Ничего.

Подводя итог, вот у тебя есть студия – куда желающие могут побежать и записаться?


Сергей Ивановский. Да, есть.

Д.Ю. Потому что нужна конкретика. Вот мы поговорили, ты старательно избегаешь упоминания всего на свете – куда бежать?

Сергей Ивановский. У нас есть студия…

Д.Ю. Сайт в наличии?

Сергей Ивановский. У нас есть… «На сайте нашего канала…» - «А у нашего канала есть сайт?!» Да, в основном мы пользуемся группой «вконтакте», либо сайтом, у нас он недавно появился. Можно посмотреть видео, записаться. Т.е. в прошлом ролике в Паши многие жаловались на то, что мы не показали сами танцы – ну можно попытаться, конечно, вставить какие-то нарезки видеороликов, может быть, это и будет сделано, но я не думаю, что это прямо так вот необходимо. Конечно, если лень людям обычно тыкать и переходить, ну, это, может быть, было бы удобнее. Но вообще, если зайти в группу, вы там увидите видеоролики какие-то, в которых каким-то образом это всё представлено. Т.е. у нас там есть ссылка на YouTube-канал, где тоже это по каким-то логическим цепочкам разбито, какие виды танцев бывают и какие форматы этих танцев бывают, как люди танцуют непосредственно где-то там на ивентах, на дискотеках или на конкурсах, и отталкиваясь от видеоролика, человек, конечно, может принять решение о том, нравится ему это или не нравится. Отталкивайтесь от этого, т.е. нет желания всех затянуть в эту секту, и чтобы вы все там были. Самое важное – чтобы человек увидел глазами, визуально это воспринял и понял, что, в принципе, я бы хотел так, услышал музыку и понял, что под эту музыку я бы хотел. И тогда дальше уже вопрос выбора школы и выбора тренера, с которым ты будешь непосредственно работать, и это человек, который даст тебе путёвку в то, чтобы научиться непосредственно танцевать.

Что ещё можно сказать: ну вот интернет-ресурсы – именно, наверное, это YouTube-канал, сайт и группа. Есть другие направления, т.е. тоже зритель должен об этом знать, и стоит просто погуглить и посмотреть, что бывает, и выбрать то, что, соответственно, подходит. Что ещё можно сказать?

Д.Ю. Ну только выдать рекомендации юноше, обдумывающему житьё. Большинство мальчиков имеет серьёзнейшие проблемы в общении с девочками, вообще не знают, с какой стороны к ним подходить, как с ними разговаривать. Портфелем бить по голове уже нельзя, а что дальше делать, неясно. Я настоятельно рекомендовал бы ходить заниматься танцами…

Сергей Ивановский. Ну хотя бы чем-то.

Д.Ю. Да, это общение на совершенно другом уровне, ощущения совершенно другие. К вопросу про здоровье, я вдогонку к тому, что ты сказал: близость к женщине вызывает выброс гормонов, хороших гормонов, положительных, которые крайне положительно влияют на всё остальное. Мозг, опять-таки, тренируется, если ты интеллектуально развит, то туловище – это совершенно отдельный аспект интеллектуального развития, ничуть не менее полезный. Ну и возвращаясь обратно, как там у относительно древних было: и топором махать, и танцы плясать, стихи сочинять, и всё такое – всесторонне развитая личность, выражающаяся в советской присказке: и спляшет и споёт, и по морде надаёт. Надо будет проведать вашу организацию и посмотреть, как у вас там.

Сергей Ивановский. Вот это было бы интересно.

Д.Ю. Танго я не умею с розой в зубах, надо научиться. Спасибо, Сергей.

Сергей Ивановский. Рад был очень познакомиться. Я вдогонку всё-таки скажу про Д.Ю.: вот я уже смотрю, несколько лет я подписан на этот канал. Собственно говоря, может быть, это не совсем формат для… ну, формат людей не совсем, так сказать, выберет танцы, но тем не менее мне кажется, что формат людей, которые находятся здесь, это формат думающих людей, и наверное, Д.Ю. занял такую правильную нишу, которая объединяет разные течения, и тот, кто думает, возможно, он будет заниматься и танцами. Тот, кто не думает, он, наверное, и смотреть-то это не станет.

Д.Ю. Ему вредно.

Сергей Ивановский. Да. У меня всё.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

03.12.17 16:53 Сергей Ивановский о танцевальных направлениях и хастле, комментарии: 42


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк