Константин Анисимов и Верона Конрад о путешествии на острова Яву и Флорес

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - География | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

24.01.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Александр Соколов. Здравствуйте, друзья.

Константин Анисимов. Всем привет.

Александр Соколов. У нас в гостях замечательные путешественники. Костя Анисимов, который, наверное, уже известен зрителям канала Дмитрия Пучкова. Его невеста Верона, которая появляется здесь впервые, но, я надеюсь, не в последний раз. И послушаем ваш рассказ о путешествиях в экзотические страны. Я так понимаю, что вы вместе путешествуете. Костя, скажите, ваш образ жизни, связанный с путешествиями, это такое хобби или это профессия ваша?

Константин Анисимов. Во-первых, привет всем. Во-вторых, это хобби, естественно. Мы не пытаемся на этом что-то зарабатывать. Я думаю, это невозможно. Мы много работаем и поставили себе цель несколько лет назад, что мы хотим в отпуск ездить каждый месяц. Верона руководит стратегией, тактикой во время поездок. Она все бронирует всегда, покупает билеты. Потому, что я не умею этого делать. Ну, и собственно опыт у нас большой. О чем мы хотим сегодня рассказать? Мы столкнулись во время планирования наших поездок с такой ситуацией, например, что посмотреть в Турции в интернете много информации. Везде куча передач, везде куча отзывов. В Египте или в Греции то же самое. Но есть огромное количество стран, куда хочется поехать, а информации вообще ноль. Сегодня мы хотим рассказать, это у нас путешествие... Остров Ява, это Индонезия. Остров Флорес, это Индонезия. Ну, чуть-чуть мы захватили Бали. Бали все знают, поэтому я думаю, не стоит тратить время.

Александр Соколов. Сказочно.

Константин Анисимов. Да, сказочно. И Папуа. Вот “гуглили”: или вообще информации нет, или она очень противоречивая. Я думаю, очень уместно будет создать серию передач про путешествия по незнакомым странам. То есть, видео-инструкция: ехать надо сюда, смотреть надо вот это, это надо с собой брать, это с собой брать не надо.

Александр Соколов. Важный вопрос финансовый. Для жителей, допустим, Петербурга. Вам-то из Таиланда ближе туда летать и дешевле.

Константин Анисимов. Вот Верона у нас этим занимается. В смысле, что и деньги мы вместе зарабатываем, и она как раз все покупает. Верона, расскажи, сколько будет стоить наша поездка, если мы поедем из Москвы или из Питера.

Верона Конрад. Я проверила билеты... Мы как планируем путешествия? Мы сначала открываем карту местности, куда собираемся. Приблизительно выстраиваем маршрут, куда мы хотим поехать. И после этого выбираем первую точку, в которую мы прилетаем. Мы никогда не бронируем все билеты заранее, мы никогда не бронируем все отели заранее. Мы бронируем билет только в пункт назначения первый. И там же отель на одну ночь. Билеты из Москвы, например, в Джакарту, откуда начинаются все путешествия по Индонезии, стоит около 30 тысяч рублей туда и обратно. Можно взять билет только туда, можно взять с открытой датой. Как кому удобнее.

Александр Соколов. С открытой датой, это на обратный полет?

Верона Конрад. Да. Или просто поменять впоследствии какую-то дату. Почему мы не бронируем никакие гостиницы, не бронируем дальнейшие перелеты? Потому, что мы не знаем, что мы там увидим. Может быть нам там понравится и захотим остаться на несколько дней. А может, наоборот, там нечего будет смотреть и мы поедем тогда уже дальше. Мы всегда делаем страховку.

Константин Анисимов. Это обязательно.

Верона Конрад. Планируем месяц путешествий, например, на месяц мы страховку делаем. Если мы задерживаемся, мы ее продляем. Это очень важный момент, не нужно им пренебрегать, как очень многие русские делают. Потому, что случиться может все, что угодно. Страховка очень помогает.

Александр Соколов. Очень многие русские привыкли, что они приезжают в аэропорт, их там встречают, везут в отель, приходит гид. Все такое.

Константин Анисимов. Еще есть заблуждение, что если с тобой что-то случится в Индонезии, то тебе поможет русское посольство. Тебе оплатят лечение, обратные билеты. Этого не будет никогда. Это американское посольство помогает своим гражданам. Русское посольство выдает советы: “Ну, займите у кого-нибудь”. Расскажи, Верона, почему мы не бронируем все заранее.

Верона Конрад. Да. Мы не бронируем все заранее, как я сказала, возможно, там есть, что посмотреть. Мы задерживаемся дольше. Может быть, мы неправильно выбрали отель. Может быть он совсем не в той части города, где нужно или тяжело добираться. Мы часто встречаем в путешествиях людей, которые забронировали, особенно европейцы, любят бронировать все заранее, по датам. Чаще всего они с сожалением нам об этом рассказывают, что здесь много интересного, а им уже уезжать завтра. Или наоборот, они забронировали на неделю, а смотреть нечего. Они привязаны к датам. Нам нравится свободный стиль путешествия, и нам он больше всего подходит.

Константин Анисимов. На путешествие, о котором сегодня поговорим, у нас ушло три с половиной месяца общего времени.

Александр Соколов. Непрерывно?

Константин Анисимов. Мы заезжали два раза по месяцу и один раз полтора месяца. У нас-то рядом там. Это как у вас на дачу съездить.

Александр Соколов. Это тоже не каждый может себе позволить. Мягко говоря.

Константин Анисимов. Ну, я считаю, что Ява это очень насыщенное место. В плане, что там очень много всего, что посмотреть. И ехать на неделю смысла никакого нет. То есть, это ты дверь приоткрыл, в щелочку посмотрел и закрыл. Не то совсем. Давайте перейдем... По стратегии понятно, по нашей. Мы все решаем на ходу. Приехали, посмотрели. Интересно – остались. Нет – едем дальше. Билеты берем на ходу, жилье бронируем на ходу. Прямо пойдем по маршруту. Вот мы прилетели в Джакарту.

Александр Соколов. Я еще слышал такой отзыв, что Ява, это азиатский тигр, который не прыгнул. То есть, они пытались сделать такой экономический рывок, как другие азиатские государства, что у них не получилось. Что там стоят пустые небоскребы.

Константин Анисимов. Там очень много ископаемых. Ее еще называют “Азиатская Россия”. Там огромное количество нефти, золота, есть бриллианты промышленные. Есть самое большое в мире месторождение меди. Там никель, вольфрам, уран. Но правительство продает лицензии на разработку иностранным каким-то компаниям. Как и в известной стране, в которой мы сейчас находимся. И народу ничего не уходит. Живут там не очень бедно. У нас есть заблуждение, что там прямо все нищие. Мы общались с местными жителями. Допустим, школьный учитель получает где-то 500 долларов в месяц. Это небогатый человек по их меркам. Инженер цементного завода, у него зарплата 700 долларов. Гид, который возил нас по Папуа, он не гид, он учитель вообще школьный, он работает неполный рабочий день, три дня в неделю. Они все очень набожные, по воскресеньям он слово Господа до них доносит. Он получает 600 долларов в месяц. И он жаловался, что это очень мало, ему ни на что не хватает. Это поселок в горах. Его друг в городке, типа, как столица провинции, город Джайпура, на побережье, его друг получает 2 тысячи долларов. Он преподаватель на полную ставку в университете. Но тоже он не говорил, что прямо богатый друг. Уровень жизни невысокий, но и не низкий. Нищих, голодных людей мы там особо не видели. Средний уровень жизни.

Джакарта очень сильно застроена. Кварталы какие-то выглядят заброшенными. Тем не менее, богатых людей там много. “Мерседесы”, “БМВ”, “Феррари” там ездят. Ну, не столько, сколько в Москве, но довольно много. В городе смотреть нечего совсем. Поэтому и называем, для туристов, это “город - не мечта”. Музеи очень слабые в Азии вообще везде. Там обычно лежит много всего, датировки никакой нет, все смешано. Там, допустим, лежат копья, наконечники разные, написано: “Копья”. Там лежат ножи, написано: “Ножи”. И все. Поэтому на музеи нет смысла времени тратить. Мы заходили, спрашивали у местных, которые говорят хорошо по-английски: “Что посмотреть у вас интересного?” Выяснилось, что там есть мечеть. Старая мечеть, новая мечеть, большая мечеть, мечеть у вокзала и мечеть на площади. Это все. Поэтоу мы там не задерживались, сразу оттуда вылетели. Способ передвижения, расскажи, Верона, ты все организовывала.

Александр Соколов. Там пробки адские. И там непонятно, то ли все едут по правой стороне. Некоторые едут по левой. Или наоборот.

Константин Анисимов. Там по-всякому. Расскажи про пробки, как мы перемещались.

Верона Конрад. Я о пробках в Индонезии узнала еще много лет назад, когда училась в Оксфорде. У нас было много студентов из Индонезии. И они рассказывали нам, что они живут в этих пробках, пьют, кушают, ходят в туалет.

Константин Анисимов. Автомобильные туалеты возят. Первое место в мире по пробкам занимает Джакарта.

Верона Конрад. И я не могла представить, что можно прожить много часов в пробке. Но пробки действительно очень большие, дороги очень узкие. Все едут как попало.

Александр Соколов. Сколько населения в Джакарте вообще?

Константин Анисимов. Мы не помним, около 10 миллионов. Прилично. Но там проблема не в том, что людей много, проблема в том, что очень узкие дороги. Они когда строили город, не думали, что будет экономический рост, что все накупят кредитных машин. Но мы нашли способ перемещаться.

Верона Конрад. Да. Мы долго изучали вопрос. На самом деле Индонезия, это яркий пример того, как можно сделать передвижение по стране очень быстрым, удобным и, самое главное, недорогим. Самолеты. У них практически между всеми городами есть авиасообщение. Самолеты каждые 30 минут в разные части острова. Стоят билеты в пределах полутора тысяч рублей. И билеты всегда есть. Если ты не успел на один самолет, следующий полетит. Мы выбрали именно этот способ передвижения потому, что он экономит сильно время. Это просто, не нужно тратить время на пробки, на разбор, куда тебе поехать, на каком автобусе. Там, где не было самолетов, мы старались передвигаться на поездах. Опять же, экономит время. Автобусов мы избегали сразу же. Мы добирались то точки назначения, где собирались посмотреть что-то, брали мотоцикл в аренду и на нем передвигались. Очень удобно потому, что можно ездить везде, останавливаться, фотографировать что хочешь. И останавливаться в любых отелях.

Константин Анисимов. Почему еще удобен мотоцикл? Вот ты едешь по дороге, смотришь, свадьба, петушиные бои, похороны. На машине может быть такое, что ты не сможешь ближайшие три квартала найти парковку. Ты вынужден уехать. Мотоцикл ты везде припаркуешь. Слез, посмотрел, потусил. Тебя, может быть, позвали поучаствовать. Мы были на церемонии обрезания, например. Мальчика посвящали в мужчины. А на машине ты очень часто просто вынужден проехать.

Александр Соколов. Обрезание, это мусульмане?

Константин Анисимов. Да. Там все мусульмане, очень сильно, вся страна, везде мечети, тети в платках. Поэтому нет культуры пляжного отдыха. Совсем она у них отсутствует. Поэтому все пляжи без кафе, без магазинов, без шезлонгов и там везде мусор, очень много. То есть, пляжи для пляжного отдыха не годятся, местные приходят там посидеть. То есть, они приезжают, садятся, среди мусора сидят. Причем это не только на Яве, на Флоресе то же самое. Мы спрашиваем: “Почему бы вам сейчас не взять и не убрать?” – “Мы не знаем”. То есть, пляжного отдыха как такового, в нашем понимании, у них нет. Так вот, с Джакартой разобрались, там смотреть нечего. Мы ее проскакиваем.

Следующий город у нас был Богор. Я был еще школьником, смотрел передачу “Клуб путешественников”. Там рассказали, что город Богор первой место мире занимает по количеству гроз. То есть, допустим, 260 дней в году там гроза. Мы любим грозу, плохую погоду, пасмурную атмосферу. Мы поехали туда, и оказалось, что городок похож... Ну, как мы с тобой в Египте были. Все грязное, пыльное, горы мусора. Какие-то хижины. Мы буквально два часа провели там. Уехали дальше. В этом городе смотреть нечего.

И мы прилетели в городок, который называется Джокьякарта. Вот есть Джакарта, а есть Джокьякарта. В этом городе, если у кого-то есть время, стоит пожить. Ты вот собираешься на Яву, кстати. Да?

Александр Соколов. Мечтаю.

Константин Анисимов. Смотреть музеи. Саша собирается почему? Потому, что там очень много найдено всяких предков людей. Город Джокьякарта очень хорошо подходит для проживания. Потому, что это бывшая столица. Это такой центр культуры домусульманской, они стали мусульманами в XVI веке. Через торговлю с арабами. Там сохранились школы народного танца. Это все бывшая культурная колония Индии. Вот интересно, где Индия, где вообще Бали, Флорес, Ява. Но там “Рамаяна”, все танцы полностью поставлены по “Рамаяне”. Все барельефы, народные узоры, вся резьба по дереву, это все полностью “Рамаяна”. То есть, своего эпоса у них нет, нового какого-то мусульманского. И вот Джокьякарта это такая школа всех старых культур и наук. Индоарийских еще. То есть, там народные танцы, там же кукольный театр, театр теней. Там же петушиные бои прямо на улице. Там очень много людей образованных, интеллигентных живет. Там же разводят голубей. Нам давали голубку, мы ее держим. Выпускали голубя, он к нам летит, садится на плечо, они воркуют.

Александр Соколов. А потом жарят.

Константин Анисимов. Нет. Там с едой все нормально. В смысле, что она у них есть. Там же люди занимаются традиционным луком. Прямо семьями. Чемпионаты деревень, районов. Мы были на каком-то районном чемпионате.

Александр Соколов. Стрельба.

Константин Анисимов. Да. Деревянные луки, традиционные, то есть, не спортивные. Стреляют, проводят соревнования. Сейчас покажем тебе парочку фотографий.

Александр Соколов. Слушай, а антропологический тип, они какие вообще?

Константин Анисимов. Это пока полностью только азиаты. Как правильно вы их называете? Меланезийцы, кажется так?

Александр Соколов. Меланезийцы, это не совсем азиаты. Мы представляем себе монголоида. Но это уже с австралоидным таким...

Константин Анисимов. Да. У некоторых большие ноздри.

Александр Соколов. Да. Крупные зубы.

Константин Анисимов. Да. Мы просто ехали по улице, смотрим, мужики сидят, луки полируют. Вот у всех ножички традиционные. Полируют луки, стрелы точат. Мы спросили: “Что происходит?” Они сказали: “Послезавтра соревнования там-то, приезжайте”. Мы приехали. Точно также там есть бои на мечах. Такие щиты у них ростовые. Вместо мечей у них прутья, и они секут друг друга до крови, до рассечения кожи. Это такая национальная традиция. Плюс у них есть праздник, когда они друг за другом гоняются на лошадях, кидают друг в друга дротики без наконечника. Но до смертельных случаев доходит. Потому, что традиция такая, что нужно как можно больше ранить людей до крови, чтобы кровь упала на землю, тогда будет хороший урожай. Казалось бы, страна мусульманская, но вот в этом районе осталось все. Там можно очень долго жить и очень много всего осмотреть. Что обязательно к просмотру, что мы рекомендуем? Мы провели там, в общей сложности, недели четыре.

Александр Соколов. На Яве вообще или в Джокьякарте?

Константин Анисимов. В Джокьякарте. На Яве вообще мы провели около двух месяцев. Во-первых, обязательно нужно ехать на Черный пляж. Вот Вероне очень понравилось, расскажи, Верона.

Верона Конрад. Мы еще в самолете когда летели, увидели побережье, нам оно очень понравилось. Мы решили его найти. Сели на мотоциклы, поехали в ту сторону. То, что мы там увидели, меня поразило до глубины души. Мы не особые любители пляжа. Особенно туда никогда не ездим. Этот пляж был чем-то новым. Там песок черный. Он черный как уголь. Это песок вулканического происхождения потому, что там весь остров, это вулканы. Он магнитится. Она намагнитился сразу на сумку, на все магниты. На компьютере со всех сторон. Очень красиво, мы там гуляли, смотрели на это все. Посмотрели, как отдыхают индонезийцы, яванцы. Они все там замотанные ходят.

Константин Анисимов. Тети все с такими рукавами. Видно только лицо, это жара плюс сорок. И они сидят на пляже, просто смотрят на волны.

Верона Конрад. Там полторы кафешки. Особо ничего они не предлагают, никакой еды.

Александр Соколов. На туристов они не рассчитывают?

Константин Анисимов. Мы не видели ни одного иностранца в том районе.

Александр Соколов. Почему?

Константин Анисимов. Таких мест в мире очень много, где люди не путешествуют. Нет условий для путешествий. Нет кафе с меню на английском, например. Уже минус много туристов. Нет гостиниц нужного уровня.

Александр Соколов. Ну, понятно. Это же нужно развивать. Видимо, никто этим не занимается.

Константин Анисимов. Да. Туризм не развивают. Потом вот я привез ножичек такой. Это такая штука, традиционный нож, который должен быть в Индонезии у каждого мужчины. Если у тебя нет такого ножа, ты не можешь, например, жениться. На любой праздник все берут с собой эти ножи. Называется он “крис”. Они еще называют “кирис” его. Это очень древняя культура, ей много веков. Мы видели на барельефах, каменные сооружения VI-VII веков, там уже мужики с крисами. Они обязательно из “дамаска”, то есть, это слоеное железо, которое проковывают, накручивают, еще проковывают. Клинок волнистый обязательно. Зачем? Во-первых, красиво. Во-вторых, как пила. Эту волну загибают сюда, эту сюда. Получается, что когда в человека втыкают, он нашинковывает, как бы, тело человека. Вынимают, он опять нашинковывает. Это предмет культа. Они есть у всех дома, много старинных, их хранят. Ими обмениваются, продают, коллекционируют, им поклоняются. Там особая культура отношений. Вот его вынимаешь из ножен, нужно дотронуться до лба обязательно.

Александр Соколов. Их в бою использовали, такие штуки?

Константин Анисимов. Да. Они даже в “Рамаяне” танцуют, когда у них постановка сражений. Если индийская или шриланкийская версия, то там все из луков стреляют, а тут вот. Держат вот так его. Так колют друг друга. В танцах, понятно, у них пластмассовые или алюминиевые, а так они все использовали... Допустим, эти завитушки имеют церемониальное значение. Какие они, сколько их, какой они формы. Потом ручки бывают очень разные. Это вот красное дерево. А есть слоновая кость, серебро, золото, позолота. Вот колечко. Тоже старинное. Это драгоценные камни, настоящие, это не подделка. Конечно, они не очень хорошего качества, но все равно. Крисы у них проходят через все легенды, есть какие-то знаменитые. У нас меч-кладенец, у них там герой находит крис, который отковали ведуны, колдуны. Он там всех демонов порезал. Это я прикупил несколько штук, позже расскажу. У нас там история была интересная. Крисы обладают магическими свойствами. Они летают ночью по небу, убивают врагов, приносят домой деньги. Вот этот гипнотизирует противника. Противник оцепенел и все. Это целая индустрия. У них целые деревни кузнецов, которые все это куют так же, как ковали тысячу лет назад. У них разделение труда, что мне интересно. Есть деревни, где делают только вот эту обкладочку для ножен, чеканочку. Есть деревни, где делают сами ножны. Есть деревни, где делают ручку. Есть деревни, где делают лезвие. Есть деревни, где это все собирают. Есть еще деревни, где это все собирают. Деревни, где делают все - нет. Вот так. Это я купил, вроде как, старинный, но мы не знаем на самом деле. Бывают даже двуручные крисы, там лезвие вот такого размера. Оказывается, есть наука “крисология”. Там добился успеха, знаешь кто? Какой-то советский ученый, фамилию не помню.

Александр Соколов. Именно по этим мечам?

Константин Анисимов. Да. У него есть несколько книг по крисологии. И он в мире светило мировое именно по крисам.

Александр Соколов. Не так много специалистов готовы посвятить свою жизнь изучению этих крисов.

Константин Анисимов. Вообще тема очень интересная. Дальше. С пляжем разобрались. Вообще почти все пляжи на Яве, где мы были, мимо проезжали, там черный вулканический песок. Смотрится очень необычно.

Александр Соколов. А как там с чистотой этих пляжей?

Верона Конрад. Никак.

Константин Анисимов. Все грязные, все завалено мусором. Мировая ситуация какая? У нас были в других путешествиях истории, когда идем на яхте и говорим: “А можно причалить вот к тому островку?” Мы причаливаем. Это необитаемый островок. Сто на сто метров. Он весь завален мусором.

Александр Соколов. Его просто выносит волнами?

Константин Анисимов. Да. Потому, что если ты находишься на пляже, и там нет мусора, это значит, что там находятся туристы. Поэтому пляж убирают. Мечта русского человека: “Я поеду на необитаемый остров...”

Александр Соколов. Нетронутый человеком.

Константин Анисимов. Да. Ты будешь жить там в горах мусора. Когда ты путешествуешь, ты видишь, что реально мы планету уже загадили. Дальше некуда. И уже, может быть, точка невозврата пройдена. Очень грустно становится. Потому, что необитаемого острова с чистыми пляжами уже в мире не существует.

Александр Соколов. Ты же знаешь, про этот мусорный материк в Тихом океане.

Константин Анисимов. Да. Этого добились мы, цивилизованные люди. С пляжами тоже понятно. Мы катались вокруг этого городка, Джокьякарта. Как выглядит природа. Так как остров вулканический, ты выходишь из отеля, смотришь в любую сторону, там везде вулканы. Они все потухшие. То есть, активных нет. Склоны вулканов покрыты очень густыми джунглями. Причем я читал, что и на Яве, и на Папуа, и на острове Флорес зарегистрирована одна из самых быстрых, не знаю, как правильно сказать... Скорость роста деревьев и вообще растительности. Дерево, которое у нас вырастает за семь лет до какого-то размера определенного, там за год вырастает. То есть, в несколько раз быстрее, чем у нас. Поэтому все в джунглях, все заплетено лианами.

Александр Соколов. За счет чего?

Константин Анисимов. Очень влажно. Всегда тепло, всегда влажно. И очень плодородная почва. У них есть возможность, они ведут интенсивное сельское хозяйство. Они собирают рис каждые три-четыре месяцы. Вот они посеяли-собрали, посеяли-собрали. И вулканы накидали очень много минералов, они в принципе не заканчиваются. Земля, насколько я понимаю, вообще не истощается. Но мы не видели, чтобы ее удобряли. Потом очень достойное место, которое обязательно надо посмотреть, это Боробудур. Что такое Боробудур? Вообще на Яве была очень серьезная, крупная цивилизация. Почему-то в школе мы про это ничего не изучали. Вот про Египет, про инков, ацтеков, майя мы чего-то знаем. Про Ангкор Ват уже меньше знает людей. В Камбодже огромный каменный город, там была довольно мощная империя. Про то, что, оказывается, на Яве что-то строили, какие-то комплексы, там было каменное зодчество, мы часто не в курсе. Вот в данный момент Боробудур, это каменный комплекс, очень большой, он покрыт весь резьбой. Покажи сверху, Верона, его. Сейчас это самый большой буддийский храм в мире. Когда-то он был на втором месте, но потом китайцы в Тибете разгромили буддийский храм самый большой в мире. Теперь этот самый большой. Как это выглядит? Это постройка IX-X века. Ему более 1000 лет. Там огромная территория ступенями в несколько ярусов. Построена такая крепость-храм. Все покрыто резьбой. Очень круто все вырезано. Опять же там все мотивы индуистские полностью. То есть “Рамаяна”, Ганеша, Шива. То есть, индуистское влияние и культура. Ну, вот резьба, покажи. Очень красивая резьба. Очень высокое качество изготовления. Все из камня сделано.

Александр Соколов. С мечами.

Константин Анисимов. Это вот крисы. У них мечи, изогнутые наоборот, они с ними рубились. И получается Боробудур, и вокруг около десяти древних развалин больших, которые стоит посетить. Мы о них ничего не знаем вообще. Я когда впервые попал на Яву, я с удивлением узнал, что была крупнейшая цивилизация. Вход в Боробудур стоит долларов двадцать. Гостиницы в этом городке долларов по 20-30. Еда как в России стоит. Тебе будет, Саша, интересно. На территории Боробудура есть музей. Краеведческие музеи у них слабые все, но там есть музей, где стоит огромная лодка. Размером, помнишь, как мы в Египте видели?

Александр Соколов. Ладья Хеопса.

Константин Анисимов. Да. Оказывается, когда яванцы в XVI веке стали торговать, вести океаническую торговлю, они приплыли на Мадагаскар и поняли, что на Мадагаскаре коренные жители говорят на индонезийском языке. На том же, на котором говорили яванцы. Ты слышал об этом что-нибудь?

Александр Соколов. Слышал, но это сомнительная тема на самом деле.

Константин Анисимов. Как бы, по побережью восточному они между собой общались, понимая друг друга. И вот есть версия, что у них был океанический флот, они ходили на этих кораблях на Мадагаскар и частично его заселили. А почему сомнительная, кстати? Там даже анализ генома проводили, что у них до 20 процентов есть яванских генов. Я вчера только об этом читал. Там написано, что споры продолжаются и все такое. В общем, о чем музей. В Боробудуре на барельефах есть изображение этой лодки, на которой они ходили, якобы, на Мадагаскар. И какой-то мужичок, англичанин или американец, не важно, он построил эту лодку по этим рисункам, и они на ней сходили на Мадагаскар. Эта лодка стоит там, посмотреть ее действительно стоит.

Александр Соколов. Она парусная?

Константин Анисимов. Да. Она парусная, многопалубная, высокая лодка такая. Тримаран. То есть, три корпуса у нее. Очень крупного размера. Сопоставима с той египетской ладьей, которую мы смотрели.

Александр Соколов. По-моему, сорок метров была в длину.

Константин Анисимов. Эта также. Только она еще выше потому, что в океане волны высокие. Египетская была речная.

Александр Соколов. Она церемониальная. По Нилу. Предполагали, что она только для того, чтобы фараона после смерти везти. По другим версиям она все-таки на ней ходил.

Константин Анисимов. А это прямо такой матерый корабль, на нем ходили именно торговать через океан. И она так выглядит действительно. Он огромный прямо. Далее. Там же рядом есть такой комплекс, который древнее лет на 200. Называется он Прамбанан. Такое название запоминающееся. Если в Боробудуре буддизм и индуизм смешаны, то тут стоят такие башни. В каждой башне внутри стоит статуя. Шива, Ганеша, Гаруда. Это вот Боробудур, кстати. Вот так он выглядит. Вон люди.

Александр Соколов. Да, внушительно. Как пирамида ступенчатая.

Константин Анисимов. Да. И вот здесь уже стопроцентный индуизм. Довольно серьезный комплекс, очень много резьбы, есть чего посмотреть. На полдня можно туда съездить. Есть такой момент. Мы в такие места ездим только в сезон дождей, а русские туристы всегда его стараются избежать. Пишут: “Константин, подскажите, а случайно не будет сезона дождей?” Я говорю, что мы всегда ездим только в сезон дождей. Почему, сейчас расскажет Верона.

Александр Соколов. Потому, что вы не из Питера.

Константин Анисимов. Потому, что она фотографирует, она фотограф.

Верона Конрад. Смотри, какие фотографии. Потому, что когда просто солнечно, нет облаков, у тебя фотографии практически не получаются. У всех этих комплексов есть часы посещения. Начинается, например, с 9 или 10 часов утра. До 5-6 часов вечера. Солнце, если оно ярко, если нет на небе туч, то хорошие фотографии в это время просто не получатся. Мы специально выбирали. То есть, рано утром туда не попасть, на рассвете. Мы выбирали ближе к закату всегда. Там уже практически никого нет. Пасмурная погода помогает нам сделать какие-то атмосферные фотографии. Не жарко. Можно погулять, все рассмотреть. Можно несколько часов ходить, все внимательно рассматривать.

Александр Соколов. У вас просто менталитет другой. Там, где вы живете, жары хватает.

Константин Анисимов. Ну, дождь идет, он теплый. Лучше теплый дождь, чем жара плюс сорок пять и потеря сознания от перегрева. То есть, в Джокьякарте надо пожить, те места, которые мы перечислили, надо посмотреть. Там с одной стороны горизонта стоит огромный вулкан, называется Мерапи. Его видно за много километров, он очень высокий. Туда ехать не стоит. Он, во-первых, поросший лесом. Как это выглядит, восхождение туда. Ты идешь, идешь, по лесу и тебе проводник говорит: “Все, мы на вершине”. Ты в лесу стоишь: “Прикольно, пойдем обратно”. Он не извергается, активности нет никакой, смотреть в принципе нечего. Я просто знаю ребят, которые потратили день или два на то, чтобы туда зайти, а там ничего нет. Дальше у нас будут вулканы, на которые стоит зайти. Вот, с Джокьякартой в принципе все. Единственный вопрос, о еде. Мы тебе рассказывали не один раз в Египте про еду. Сейчас Верона расскажет.

Александр Соколов. Наслышан я.

Верона Конрад. Я хочу еще немного про вулкан Мерапи рассказать. И про комплексы Боробудур и Прамбанан. Они неоднократно разваливались после сильного извержения, из собирали, их надолго потеряли вообще. Их засыпало пеплом, их нашли в XIX веке?

Константин Анисимов. Да, под пеплом. Просто гора пепла. Раскопали, а там город.

Верона Конрад. Нашли, разобрали и начали заново собирать. То есть, их совсем недавно открыли. Собрали еще не до конца. А по поводу еды, мы в Джокьякарте последний раз хорошо покушали. Мы там немного расслабились. Там было много туристов, много отелей, кафешек. Разнообразная еда. Костя мне до этого рассказывал, что в Индонезии вообще еды нет, я ему не верила.

Константин Анисимов. Она думала, что я преувеличивал.

Верона Конрад. И когда мы там были, вроде бы все хорошо. Когда мы покинули Джокьякарту, мы поняли, что еды больше там нет вообще. Что все едят два основных блюда: “наси горенг” и “ми горенг”. Это жареный рис и жареная лапша. Есть еще курица, которую они сначала отваривают, потом жарят. До состояния такого, что ее можно на волокна разбирать и так вот чесаться.

Константин Анисимов. То есть, курицу реально надо грызть. Через две недели путешествия по Яве у тебя начинают болеть зубы потому, что ты грызешь постоянно курицу.

Александр Соколов. А если попросить их?

Константин Анисимов. Они не понимают.

Верона Конрад. Еще яйца. Мы не поняли, как можно так пожарить яйцо. Они сначала жарят, потом отваривают, оно твердое, невкусное.

Константин Анисимов. Вот как жареную яичницу разогреть в микроволновке через дня три. То есть, у меня сложилось мнение, что индонезийской кухни не существует в быту. Может быть есть рестораны высокой кухни из Индонезии, но в быту обычные люди питаются очень плохо, скудно, неразнообразно. Еды много, но она вся однообразная. Готовить не умеют вообще. То есть, если они жарят говядину, они берут сковородку, кладут туда говядину и жарят. То есть, про маринад, вымочить, соус какой-то, отварить, потом пожарить, у них нет такого понимания. Мы сидим с Вероной, грызем очередную курицу, не смогли ее сгрызть. Подходит хозяин кафе, говорит: “Что-то не так с едой, почему вы не скушали?”

Александр Соколов. “Плохо прожарено?”

Константин Анисимов. Я беру курицу, стучу по столу. Он: “А, суховата. Подождите”. Уходит, мы сидим сорок минут. Он приносит точно такой же кусок. В смысле он другой, но по уровню прожарки и сухости... То есть, они ее высушивают полностью. Рис. Рис можно пожарить по-разному. Есть страны, как Таиланд, Малайзия, Вьетнам, Китай, Япония, где рис готовят вкусно. Индия, Шри-Ланка. Есть у кого учиться, тем более, что они раньше торговали. Нет, они рис делают так, как будто он пролежал уже неделю, есть его невозможно. День-два нормально, но если ты месяцами питаешься рисом, становится грустно совсем. У них нет алкоголя, совсем. Нет десертов, никаких.

Верона Конрад. Фрукты есть, мы попали на фруктовый рынок. Там сидело человек пятнадцать и продавали бананы.

Константин Анисимов. Все пятнадцать человек.

Верона Конрад. Причем бананы зеленоватые. Есть еще десерт, называется “жареный банан”. Но он, как бы, жареный сверху, а внутри он еще зеленый.

Александр Соколов. Насколько я знаю, бананы это то, что они начали выращивать еще в незапамятные времена. Видимо, выращивают с тех пор.

Константин Анисимов. Получается, что Ява много веков подряд был мировым центром торговли специями. Казалось бы, у них должна быть богатейшая кухня, безумные сочетания, соусы. Нет.

Александр Соколов. Слушайте, а рыба?

Константин Анисимов. То же самое. Если они рыбу будут жарить, они высушат так, что ее надо будет грызть.

Верона Конрад. Мы один раз попросили, чтобы нам рыбу пожарили, мы устали есть курицу, рис. Они ловили рыбу, мы снимали это на камеру. Пожарили ее так, что там от рыбы ничего не осталось. Шкурка с одной стороны, шкурка с другой стороны, косточки и что-то вокруг них. Мы есть не могли.

Константин Анисимов. Расскажи про француза.

Верона Конрад. Мы остановились в гестхаусе, где хозяин был француз. Он очень обрадовался, с нами долго разговаривал, сказал, что индонезийская кухня просто потрясающая, сейчас он нас угостит вкуснейшим десертом.

Константин Анисимов. Хвалил очень долго. Принес банановые листья, в них завернуто... Если взять горох зеленый, только сырой, не варить, вымочить его, чтобы он стал мягким и потолочь, сделать из него шарики. Эти шарики были посыпаны сверху кокосовой стружкой.

Верона Конрад. Они были сварены в кокосовом молоке.

Константин Анисимов. Да. Мы откусили: “Спасибо, хорошо”. И через месяц такой диеты, только рис не очень вкусный, только рисовая лапша и курица...

Александр Соколов. А супермаркет?

Константин Анисимов. Нет. Джокьякарта, едешь дальше, там ничего этого нет. Там поселки, нет туристов. Ничего нет для туристов. Нет такого понятия, как “рестораны”. Там кафешки, забегаловки, где едят местные жители. Я вспоминаю советские годы. Мы ели картошку, вермишель, яйца и сосиски. И нам казалось нормально, разнообразно. Мы привыкли к более неразнообразной пище, чем сейчас. В рестораны мы не ходили. А сейчас: “Итальянский что-то надоел. Пойду в японский ресторан”. У людей намного уже кругозор в плане еды, они к этому привыкли, им больше ничего не хочется. Мы с одним мужиком разговаривали, жили у него на вулкане несколько дней. Говорим: “У тебя какая еда самая любимая?” Он: “Ребята, я вам сейчас расскажу. Наси раван”. “Наси” – рис, “раван” – говядина. И он нас повез в ресторан за много километров, где подают “наси раван”. Мы ехали, с Вероной обсуждаем можно ли это будет есть или сразу выкинуть. Как это выглядело. Белый рис, сваренный, горкой насыпан. Сверху кусочки говядины, которые невозможно прожевать в принципе. Я ее жевал минут пять, потом потихоньку выкинул под стол, чтобы не обижать. И залито все подливой... Если взять говяжье рагу, приготовить, помыть посуду. То, что стечет, пока ты будешь мыть посуду, смешанная подлива и вода. Вот такая ситуация. Это лучшее, что у них есть. Казалось бы мелочь. Нет, для нас это много значит. То, что ты не можешь купить чего-то сладенького, для мозга очень тяжело. Когда ты живешь в обычном городе, ты этого не понимаешь. Мы ели ложкой сахар в течении третьей или четвертой недели. Когда мы с пересадкой на Бали летели на Флорес, мы в “duty free” стоим: “Сникерсы. Это же сникерсы. Давай возьмем два, нет четыре про запас”.

Александр Соколов. Для туристов рекомендация – рюкзак сгущенки с собой.

Константин Анисимов. После этого путешествия по Индонезии мы всегда берем с собой что-то сладкое. На Папуа мы тоже так делали. Из Джокьякарты мы едем дальше. Дальше у нас что?

Александр Соколов. Давайте, про обрезание мне расскажите.

Константин Анисимов. Мы приезжаем на вулкан, Бромо. Это надо ехать в горы. Едем несколько часов в горы. Там сошел туман настолько сильный, что тебя бы я не увидел. Мы несколько дней ждем, пока туман уйдет. Погода нелетная, еды никакой нет. Едим жареную лапшу и жареный рис. И маленькие были куриные шашлычки такие. Причем вокруг плодороднейшая почва. Там растут помидоры, болгарский перец, капуста, редиска, огурцы. Это все каждый день мешками грузят, куда-то увозят, сами это не едят. Продают куда-то. И вот мы сидим в отеле, ждем погоду. Хозяин отеля мужичок образованный, был когда-то в Америке. Говорит: “А что это у вас, крис из сумки торчит?” – “Да”. – “А вам интересно?” - “Да”. – “Пойдемте”. У него там третий этаж, там люк. Открывает люк, там лестница. Мы залезаем туда, а там под крышей, на чердаке, сделана специальная комнатка. У него там семьсот крисов, коллекция. Он коллекционер. Есть крисы, которые в стеклянной колбе запаяны. Потому, что им по 800 лет, они проржавели так, что как фольга, в таком состоянии. И он там: “Этот крис – жемчужина моей коллекции”.

Александр Соколов. Он богатый очень?

Константин Анисимов. Да. И там нельзя их просто так смотреть. Надо зажечь свечи, поставить благовония, стать на колени, попросить разрешения у каких-то местных духов крисов, которые там живут. И мы уезжали, не могли остаться, он сказал: “Оставайтесь еще на три дня. Будет специальная церемония. Мы выносим все эти крисы, их смазываем специальными маслами, молимся. Поем песни, танцуем. И убираем на год обратно”. Как бы это все серьезно. И он нам показал все эти крисы. Мы говорим: “Чего тут делать? Скучно”. Он говорит: “Идите туда”. – “А что там?” - ”А там праздник”. Мы пошли на праздник. Вся деревня пришла полностью. В помещении сидит мальчик, очень красиво одетый в шелка. У него по индуистской традиции... Вот актеры, которые играют “Рамаяну”, они пудрятся очень сильно, подводят себе глаза и губы красят. Но это никакого отношения к нетрадиционной ориентации не имеет. Он очень красиво одет, весь напомажен, напудрен.

Александр Соколов. Сколько ему лет?

Константин Анисимов. Ему было лет 12. И он просто сидит, ничего не ест, не пьет, с ним все фотографируются на телефоны. Такой большой зал, разделен на две части фанерой. В этой части сидят женщины, заходят партиями, сели, поели, ушли. В этой части мужчины. И сцена, которая видна с обеих частей. Там пригласили местную группу. Местные жители, они поменьше ростом, такие маленькие смуглые. Метр шестьдесят, наверное, у них средний рост, совсем маленькие.

Александр Соколов. Волосы какие?

Константин Анисимов. Волосы прямые. Монголоиды, азиаты. Глаза узкие, но при этом очень смуглые они. И у всех такие усики маленькие. А на сцене стоят, естественно, актрисы должны быть красивые... Там вкусы какие. Тети все очень белые и очень пухлые. Как в советских фильмах показывают. У них руки такие, грудь, задница вот такая. И они там двое суток, с перерывом небольшим ночью, танцевали, пели. Это вот вхождение мальчика во взрослый возраст.

Александр Соколов. А сам процесс обрезания?

Константин Анисимов. Нам не показывали. Не скажу, что я сильно хотел смотреть. Мальчик сидел с крисом, кстати. Потому, что мужик без криса не может вообще никак. Потом распогодилось. Мы взяли у хозяина отеля напрокат мотоцикл. Там проблема такая же, где есть туристы, мы в Египте с этим сталкивались. Вот ты наймешь машину, тебя водитель повезет на вулкан. Он хочет домой как можно скорее, ты у него уже вот здесь. Ты ему деньги отдал, начинаешь спрашивать: “А можно туда подъехать?” – “Нет”. - “А туда?” – “Нет, там плохая дорога”. – “А можно еще два часа побыть?” – “Нет нельзя, дождь пойдет, мы не вернемся”. Поэтому мы стараемся избегать. За всю поездку мы брали только один раз водителя. И мы на этом кроссовом мотоцикле отлично поездили вокруг. Стоит вулкан. В радиусе пяти километров все засыпано огромным слоем пепла серого, на котором ничего не растет вообще. Ядерная зима. Вот такие пейзажи. Очень холодно. Вечером до 10-11 градусов падает температура. Такое заблуждение: “Мы едем на Яву в Индонезию. Тропики. Рядом экватор. Надо брать шорты, шлепки и, наверное, крем от загара”. Все вулканы, где мы были, там плюс 8-10 градусов.

Александр Соколов. Вообще, это горы.

Константин Анисимов. У нас в голове это часто не укладывается. Экватор. Даже в горах должно быть жарко. Поэтому зимние вещи с собой брать обязательно. Шапки, рукавицы. Потому, что плюс 10 градусов, вроде как, не холодно. Но при 95 процентной влажности это реально очень холодно. Если промокнешь, ты гарантированно заболеешь, если дождь пойдет. Мы вокруг покатались, брали с собой еду, воду. Полдня, наверное, гуляли, фотографировали. Решили взойти на сам вулкан. Тема такая, там внутри в жерле, живут духи. Если ты им скинешь монетку или цветочек, они выполнят твою просьбу или желание. Верона там что-то загадала, не знаю. Расскажи, что дальше было.

Верона Конрад. Мы туда стали подниматься. Поднялись до середины, и нас остановили ребята в форме и сказали: “Стоп, дальше нельзя”. По-английски они очень плохо говорили, но нам объяснили, что вообще никак. Мы расстроились.

Александр Соколов. Почему? Опасно?

Верона Конрад. Нам не смогли объяснить. Мы заплатили деньги за вход. Мы начали билетами махать: “Мы заплатили деньги, мы туда все равно пойдем”. Они за нами бежали, мы их в стороны отталкивали. Потому подошел более разговорчивый по-английски и сказал, что позвонили и сказали: “Приборы зафиксировали, началось извержение. Дальше опасно”. В этот момент у нас что-то переклинило, Костя говорит: “Мне кажется, что мы просимся на вулкан, который начал извергаться. Это нормально вообще?”

Константин Анисимов. Мы стоим, на них кричим: “Мы заплатили деньги, мы хотим посмотреть!” И тут из вулкана начинает валить дым. Я Вероне говорю: “Получается, там сейчас извержение. Мы кричим на людей за то, что они нас не пускают”.

Верона Конрад. Все убежали сразу же. Нам повезло потому, что мы успели вокруг поездить, пофотографировать. Как он извергался. На фоне вулкана, который извергается фотографироваться.

Константин Анисимов. Через два дня его закрыли на год. Год люди туда не попадали вообще потому, что извергался постоянно. Я даже не знаю, сейчас его открыли, не открыли. Закончили мы на вулкане, едем дальше. Дальше у нас цель была какая? Ява, он такой длинный остров. В восточной части национальный парк, там красивейшая природа. Там очень много древовидных папоротников. И там вулкан огромный, который называется Иджен. Вот такие папоротники, по пять-шесть метров высотой. Очень красивые там джунгли. Много животных всяких.

Александр Соколов. Прямо Палеозой.

Константин Анисимов. Да. Там нет охоты. И мы вот туда ехали. Вулкан называется Иджен, хотели на этот вулкан посмотреть. Там тоже все мусульмане, но там, почему-то, очень сильно развит шаманизм. А шаманизм, это одно из проявлений древней культуры, посмотреть интересно. У нас была довольно интересная история, как мы туда добирались. Мы выехали из Бромо. Нам нужно было попасть в город Проболинго. Оттуда брать такси и ехать на этот вулкан Иджен. Он огромный, он занимает, если брать поперечник острова, большую часть ширины острова. Это все национальный парк и это все основание вулкана. Чтобы его объехать по кругу, надо ехать несколько дней. И нам нужно было в городок Проболинго, мы ехали на поезде ночью и проспали нашу станцию. Как-то так получилось.

Александр Соколов. Будить не принято?

Константин Анисимов. Нет, там плацкартные, не было купе. Вылезли в каком-то поселке в два часа ночи. Таксисты очень непонятливые, мы им говорим: “Проболинго”. Они: “О’кей”. Мы: “Сколько стоит?” Они что-то на своем говорят, я включаю калькулятор на телефоне: “Напиши”. Он смотрит на телефон, дает его другу. Друг смотрит: “О, iPhone. Вообще отлично”. Отдает мне обратно. Мы вышли на дорогу, помахали руками. Остановился мужик военный, по-английски говорит: “Я вас отвезу в город, гостиницу ищите сами”. Это единственный случай, когда наша стратегия почти дала сбой. Мы вот сколько лет ездим, никогда не было, чтобы мы не нашли гостиницу. Часто люди боятся, что: “Если не заплатим заранее, где мы будем жить? Спать на вокзале?“ Не будет такого никогда. Но иногда приходится приложить усилия, чтобы найти. И, значит, мы приезжаем в этот город. Мы берем местное такси и говорим: “Hotel”. Подъезжаем к одной – полная. К другой – полная. Спрашиваем: “Что случилось?” – “Рамазан”. Неделя выходных, люди отдыхают. Потом говорит: “Я знаю одного друга, который нам поможет”. Мы едем, это три часа ночи, в городе темно, освещения нет городского. В темноте стоит, прислонясь к забору мужик, у него вот так кепка. Как думаешь, что он там делал?

Александр Соколов. Не представляю.

Константин Анисимов. У нас только одна версия, что это наркоторговец. Он его: “Иди сюда”. Мужик садится к нам, они между собой о чем-то говорят, мы едем. Водитель говорит мне через плечо: “Сейчас мы еще одного друга заберем и поедем гестхаус искать”. Я там: “Ребята, не надо друзей, нам нужен гестхаус”. Все нормально, останавливается, еще одного сажает. И мы забираем через некоторое время третьего. И куда-то едем. Они между собой разговаривают, куда-то звонят. Так как мы долго ездим, и мы привыкли, что могут возникнуть непредвиденные расходы, у нас с собой где-то двадцать тысяч долларов. Это их годовая зарплата. Я крис, который купил в Джокьякарте переложил из рюкзака на сиденье. У меня с собой еще был охотничий нож. Сидим, в машине включают свет, у одного шрам через все лицо, рожи уголовные у всех. Я жду, что будет дальше. Вот мы ездили, ездили. Одного, главного, звали мистер Анатоле. Он на английском говорил: “Ребята, вы наши гости, но мы вам не можем помочь, отеля нет. Сейчас мы стараемся вас выручить”. Мы: “Спасибо, ничего не надо. Можно мы выйдем?” А мы уже где-то в темноте едем, кусты заросли. “Нет, нет. Как же вы пойдете на улицу? Мы вам поможем”. Мы: “А куда мы едем?” – “Все хорошо”. И нас возили, возили, привезли в гостиницу за городом, поселили, попрощались и уехали. Такие там...

Александр Соколов. Мистер Анатоле.

Константин Анисимов. Да. Потом там утром один из этих мужиков приехал на машине за нами, отвез нас на вулкан, на вулкане мы поселились в гостинице. Хозяин такой: “А это кто вас привез? Это же друг мистера Анатоле”. Мы: “Ну, да”. – “Мистер Анатоле делал людям вот так, за это посидел в тюрьме очень долго. Но сейчас стал хорошим. У него есть туристическое агентство свое”. Вот такая история. В принципе наша тактика чуть-чуть не дала сбой, но “чуть-чуть” не считается. Дальше. Вулкан Иджен. Что мы про него хотели рассказать?

Верона Конрад. Мы хотели рассказать, что начали восхождение в 11 вечера.

Константин Анисимов. Во-первых, там очень богатая природа. То есть если туда ехать, не надо взойти на вулкан и уехать. Надо пожить в гостинице 2-3 дня и поездить вокруг на мотоцикле или на машине. Потому, что настолько красивые леса, все в лишайниках, все в папоротниках. Куча растений, которых я вообще никогда в жизни не видел. Мы не видели нигде такой природы. Там есть смысл задержаться, поездить. Плюс мы поехали, посмотрели, как выглядят шаманы. Ничего интересного для себя не увидели. Плюс там проживают такие животные, которые называются лювак. Это зверек, который похож на хорька, он такой длинный. Вот такой длины, коричневый , пушистый. Он не хищник, он ест кофейные ягоды. Он ими питается от природы. И существует, оказывается, самый дорогой кофе в мире, который называется “лювак-кофе”. На чем основан процесс.

Александр Соколов. Мне уже страшно представить.

Константин Анисимов. Этот лювак бегает по лесу, выбирает самые спелые ягодки, кушает. Ягодки перевариваются, оболочка, а зернышки проходят через него и выпадают. Оно ферментировано. Смысл еще и в том, что зерно прошло отбор. Он из всего, что было на деревьях, выбрал самое спелое. И они раньше ходили, собирали за люваками. И пачка такого кофе стоила от трехсот долларов. И его продавали чуть ли не с аукционов. А потом что они сделали? Они их посадили в клетки, стали разводить в неволе. Мы с Вероной наблюдали, даже на территории нашего отеля разводили. Они им сыплют любой кофе. А у тех выбора нет, они едят всякий: зеленый, розоватый. Качество конечно совсем не то. Собственно и кофе уже не так дорого стоит, но все еще остается самым дорогим.

Александр Соколов. Значит, должен быть бренд “органический”, этот лювак, который на свободном выпасе.

Константин Анисимов. Ну, да. А как ты разберешься, какой ты купил?

Александр Соколов. Неважно. Главное написать.

Константин Анисимов. И там с нами произошла вторая показательная история. На самом деле я в туризме довольно много лет проработал. У очень многих людей происходит эта история. Многие отчаиваются, не знают, что делать. Вот, послушайте нашу историю.

Александр Соколов. Дай-ка угадаю. У вас что-то сперли.

Константин Анисимов. Да. Надеюсь, никто не столкнется. Наша история, это такой образец, как себя нужно вести правильно. Мы пошли на восхождение, на этот вулкан, туда идти 4 часа. Как это выглядит. Ты выходишь в 11 вечера, едешь сначала часик на чем-то. Потому, что на территории этого комплекса нет гостиниц. Едешь, приезжаешь, там можно попить чаю, там же дают напрокат фонарики. У тебя полностью вся теплая одежда. То есть, пуховки, куртки, шапки, рукавицы, все нужно брать с собой. Потому, что наверху очень холодно. Внизу очень жарко, и ты об этом часто не думаешь. Наверху не продают никакой воды, никакой еды, вообще ничего. Все надо брать с собой.

Александр Соколов. Слушай, а там не стоит на последнем рывке какой-нибудь местный барыга с вязанными носками? Я это по Египту помню.

Верона Конрад. Только не на последнем рывке, а у подножия. Где дают в аренду фонарики, респираторы. Там же можно взять в аренду шапки и шарфы, по-моему.

Константин Анисимов. Но куртку и штаны – нет. Носки – я не видел, не помню. И ты четыре часа примерно идешь вверх. Это вулкан, там кратер. Кратер в диаметре – километр. Ты спускаешься где-то час вниз. Получается, если ты правильно рассчитал время, еще темно. Там, на дне, серное озеро, и есть несколько мест, где выход серы наружу и она загорелась когда-то очень давно, она горит уже тысячи лет. Как это выглядит? Это синее пламя, которое днем не видно. Вот этот столб, он метров пять высотой. Оно горит очень ярко, очень красиво, гудит.

Александр Соколов. Подходить насколько можно?

Константин Анисимов. Мы подходили метра на два. Там везде ядовитые пары. Поэтому все с респираторами.

Александр Соколов. Дохлые зверюшки не валяются?

Константин Анисимов. Там никого нет, там все умерло вокруг на большом расстоянии. Картинка просто нереальная. Синее пламя, огромные столбы этого пламени, сера горит. Это озеро, серная вода, там очень красиво. Там работают мужики, они эту серу колупают ломами, ее несут оттуда пять часов. Вот как это выглядит. Вот человечки. И вот эти мужики, они в респираторах, чтобы ожога легких не было. Потрясающее место. Наверное, одно из самых красивых вообще, где мы были. Вот кратер, вот это озеро. А там океан, там видно в хорошую погоду Бали. Озеро из кислоты. Забыли сказать. Джунгли вокруг, вот эти папоротники древовидные, там все заплетено. Там ручьи зеленого цвета потому, что они с серой. И ты идешь, зеленые джунгли, зеленая вода в ручьях. Естественно, ее никто не пьет.

Александр Соколов. Купаться нельзя.

Константин Анисимов. Купаться, конечно, нет. Можно искупаться один раз, но долго не проживешь. И как это выглядело. Были другие туристы, были индонезийские туристы. Мы спустились, все побросали рюкзаки, стали фотографироваться. Я, естественно, тоже бросил рюкзак, мы стали фотографироваться. А эти рабочие, которые добывают серу, это вредное производство. Кто туда идет работать?

Александр Соколов. Каторжане.

Константин Анисимов. Каторжане, уголовники. Да. Плюс мы совершили ошибку. Правило такое, паспорт с собой должен быть всегда. Но он должен быть всегда где? Или в кармане, или делают такую сумочку на шею и под футболку. А мы убрали документы в рюкзак, я его бросил. Верона захотела фотографироваться. Я ее фотографировал минут пятнадцать. Поворачиваюсь, рюкзака нет. Мы сначала думали, что я его где-то не там оставил. Побегали вокруг. Поняли, что у нас его украли. У нас там было 300 долларов денег, несколько телефонов и наши все документы. Что происходит, если у тебя украли или ты потерял документы где-то за границей? Тебе нужно ехать в полицию. В полиции тебе нужно взять справку, что совершено преступление или утерян паспорт. С этой справкой тебе нужно ехать в эмиграционную полицию.

Александр Соколов. В общем, отдых заканчивается плавно?

Константин Анисимов. Не только. Послушай дальше. В эмиграционной полиции справка о том, что ты недавно въехал в страну и у тебя не просрочена виза. Может, ты скрываешь, что у тебя виза просрочена. И потом со всеми этими справками надо ехать в посольство России, тебе там выдадут справку, по которой ты сможешь вылететь. В нашем случае посольство России было на другом конце острова. На самолет нам билеты не продадут, на поезд нам билеты не продадут. Значит, надо ехать на рейсовом автобусе. Это примерно, по индонезийским дорогам, две недели пути. Это единственный вариант, как мы могли поступить. У нас бизнес весь в Таиланде, а нас-то в Таиланд не пустят. Нам надо лететь в Россию и восстанавливать все документы. У меня был утерян, много лет назад, российский паспорт. Получается, мне надо лететь восстанавливать российский паспорт, потом заграничный, это минимум два месяца.

Александр Соколов. В общем, ты немного не подумал, когда оставил рюкзак.

Константин Анисимов. Когда мы посчитали с Вероной, сколько у нас получается финансовых потерь, и останется ли у нас бизнес после полугодового отсутствия... Мы, кстати, не паниковали совсем. Сели, стали думать, что делать. Ситуация в чем? Вот кратер, чтобы вылезти из кратера, ты должен час подниматься вверх.

Александр Соколов. Вор где-то здесь.

Константин Анисимов. Если бы кто-то шел с нашим рюкзаком туда, мы бы увидели. Значит, он где-то тут спрятан. Мы попытались поговорить с этими рабочими. Мы часа два на это потеряли, поняли, что они нам не скажут. Более того, мы поняли, что человек, который его украл, не будет его доставать до темноты. В темноте он его достанет, заберет все ценные вещи, все остальное просто кинет в огонь. Я бы сделал так. То есть, улики уничтожить.

Александр Соколов. Тут бы вам очень понадобился мистер Анатоле.

Константин Анисимов. Мы поднялись из кратера. Мы поняли, что до вечера наши вещи в безопасности. Вечером они исчезнуть навсегда. Мы поднялись из кратера, спустились вниз. У нас на это ушло где-то три часа. Пришли в управление этого национального парка. Мы выбрали две тактики одновременно. Я как раз в этот момент читал книжку “Записки Юлия Цезаря”. Когда они чего-то хотели добиться на территории германских племен или других племен, они прибегали к двум тактикам: подкуп и угрозы. Мы стали всем говорить, что знаем людей из правительства, людей с телевидения. Мы называли названия каналов, которые видели по телевизору. И мы везде, где были, с кем разговаривали, всем говорили, что мы обещаем награду в две тысячи долларов. По сравнению с потерями, которые бы мы понесли, если бы не нашли, это ничего вообще.

Александр Соколов. Как они отреагировали?

Константин Анисимов. Они очень спокойные были. Они с нами не ругались, они сказали: “Ребята, это уголовники. Они постоянно что-то воруют у туристов. У индонезийцев, у иностранцев. Многие туда устроились на работу, чтобы воровать. К ним в деревню много раз писали заявления. К ним в деревню много раз приезжала полиция. Никто, никогда ничего с них обратно не получил. Это нереально. Вы ничего не докажете. Уезжайте спокойно в Джакарту”. Мы: “Две недели на автобусе?” – “Да. У вас другого выбора нет”. Мы поехали написать заявление в полицию. Время-то идет, уже час дня. Через пять часов наши документы исчезнут. Время идет. Приехали в полицию, сказали, что нам нужно, чтобы с нами пошли и там все обыскали. Они прямо в открытую посмеялись над нами. Угорали всем отделом, типа, вообще больные. Мы поехали в соседнем городе в управление полиции, чтобы написать жалобу на тех. У нас приняли заявление, но тоже так: “Ребята, чего вы выпендриваетесь?”

Александр Соколов. Я такое сравнение приведу, это приехать на какой-нибудь Курский вокзал в Москве, положить на скамейку рюкзак со всеми вещами и пойти погулять.

Константин Анисимов. Ну, да. Примерно так.

Александр Соколов. У меня был опыт на Московском вокзале. Я оставил сумку на две минуты случайно, в ней лежали книги. Сумка осталась лежать на месте. Пустая.

Константин Анисимов. Серьезно? Профессионалы работали. Мы везде рассказывали, что знаем людей из правительства. Мы заехали на фабрику, которая эту серу обрабатывает. Рабочие с этой фабрики, эти каторжане. Там был директор генеральный, который прилетел второй раз за 40 лет существования фабрики. Из Джакарты сюда. Я уже был злой, я в него тыкал пальцем. Он спрятался в туалете, из туалета звонил, отдавал приказания подчиненным. Он говорит: “Я сейчас улетаю домой”. Я говорю: “Ты хочешь домой? Я тоже хочу домой. Давай, поехали искать документы”. Мы всех подняли на уши, на всех накричали, всем угрожали, обещали денег. И в пять вечера мы приехали в гостиницу очень сильно уставшие. Потому, что мы выехали из гостиницы в 11 вечера вчера. В 7 вечера нам позвонили со станции национального парка и спросили: “Можете назвать фамилии, кого вы знаете?” Мы: “Мы знаем всех!” В отель наш позвонили из Бали, сказали: “Осторожнее, у вас там какие-то серьезные люди, у них проблемы, надо им помочь”. Потому, что СМИ наедут, будет скандал.

Александр Соколов. Психическая атака сработала.

Константин Анисимов. Да. В 9 вечера нам позвонили опять оттуда, с вулкана, и сказали, что в жерло вулкана ввели полицию, подняли всех рейнджеров национального парка, ввели туда какое-то войсковое подразделение. В 11 вечера нам привезли наш рюкзак в отель. Причем, это были три человека. Начальник рейнджеров в форме, солдат главный, может полковник, не знаю, и спецназовец. Отдали нам рюкзак, мы при них все посмотрели, пожали им руки, дали потихонечку деньги. Они, кстати, отказывались, боялись брать. Мы сказали: “Пожалуйста, возьмите, мы очень благодарны”. С тех пор мы никогда не оставляем рюкзаки. Потому, что это очень серьезная проблема. Русское посольство никак тебе не поможет ни в одной стране. То есть, ни ночлег, ни еду, ни денег тебе не предоставят. Они могут только давать советы: “Ну, займите у кого-нибудь”. Как можно занять? “Western Union”. Как ты получишь в “Western Union” перевод без паспорта? Никак. Надо искать какого-то индонезийца, который получит за тебя и, возможно, тебе отдаст. Вот такое приключение было. Мы отдохнули пару дней, еще раз взошли на этот вулкан. Там пофотографировали. Там действительно все очень красиво. Мы брали с собой еду. У нас был обед прямо на бортике кратера. Наблюдали там какой-то интересный эффект. Когда облако находит, видимо потому, что пары серы в воздухе, появляется странный теневой эффект. Твоя тень разделяется на какую-то звезду. Сейчас фотографию Верона покажет, если найдет. Ну, и я говорил, что этот вулкан – одно из самых красивых мест, которые я видел в жизни. То есть, туда ехать надо обязательно. Туда, кстати, очень легко можно добраться с Бали. На Бали многие отдыхают, но, почему-то, на этот вулкан мало кто заезжает. Там очень красиво, дней пять там можно провести отлично.

Александр Соколов. Не оставляя рюкзак.

Константин Анисимов. Не оставляя рюкзак ни в коем случае, ни под каким предлогом. Все, с Явой мы прощаемся. Мы уехали на Бали. Про Бали я не буду ничего рассказывать. Расскажу два случая. Один будет тебе интересен, как профессионалу. Я с детства, как и все нормальные люди, много раз слышал, что дельфины очень умные, они умнее людей где-то в 90 раз. Люди используют 3 процента мозга, а дельфины 97 процентов. У них в языке миллиард пятьсот тысяч слов, а в русском всего 2 тысячи. И много всякого.

Александр Соколов. Они очень добрые, они улыбаются.

Константин Анисимов. Они очень добрые, они дружат, они спасают людей, они разговаривают. Самое главное, они очень умные. Вот с какой ситуацией мы столкнулись. На севере острова Бали есть такой городок, называется она Синхараджа. Там пляжик какой-то, мы отдыхали после наших приключений на вулкане. Там местные жители катают людей смотреть на дельфинов. Там платишь какую-то денежку и гарантия, что ты дельфинов увидишь 100 процентов. Мы поплыли. Как это выглядит. Лодка–катамаран плывет по кругу диаметром километр. Он руль заклинил, веревку намотал и она по кругу плывет. У него воздушный змей, очень высоко летит. К воздушному змею привязан какой-то поплавок. Он дергает воздушного змея, поплавок шлепает об воду. Получается звук, как будто тунец прыгает. И он по кругу плавает, ходит, как говорят моряки, а другие мимо провозят туристов. Потому, что за этим поплавком по кругу каждый день плывет стая дельфинов. Они сильно уставшие, запыхавшиеся, полдня по кругу за этим поплавком. Я на это посмотрел, мы пофотографировали, я говорю: “Давай рыбу”. Он говорит: “Какую рыбу?” Я говорю: “Им же надо бросать рыбу”. Он говорит: “Нет, программа расходов не предусматривает”. Я говорю: “Вы их не кормите разве?” Он говорит: “Нет. Если мы их покормим, они уплывут, а туристы что будут смотреть?” Они же плывут за этим поплавком потому, что они голодные. Там с ними дельфинята такие вот. Я сижу и думаю: “Если собаке показать еду, но не дать. Потом еще раз показать и не дать. Средняя собака часа через два уже понимает, что не надо ждать, надо валить в другое место”. Я спрашиваю: “А сколько ты здесь работаешь?” Он говорит: “Лет 25”. – “Каждый день?” – “Каждый день”. – “То есть, вы каждый день по кругу плаваете сколько?” Он говорит, что с 8 утра до 12 дня они плавают по кругу и дельфины толпой за ними. Потом они перестают это делать, не дают им никакой еды и дельфины уплывают. Я сильно разочаровался в интеллекте дельфинов.

Александр Соколов. Интересно было бы получить комментарий какого-нибудь специалиста. Есть Иван Затевахин, я бы его спросил, как он прокомментирует эту историю.

Константин Анисимов. Ладно день-два. Но они, получается, годами плавают.

Александр Соколов. Я обязательно его спрошу и тебе расскажу.

Константин Анисимов. Более того, если мы поедем, я могу тебя отвезти в этом место, ты можешь сам посмотреть. Это постоянный туристический аттракцион.

Александр Соколов. Я верю.

Константин Анисимов. Я не разбираюсь в видах, они маленькие, черненькие. Метра по полтора длинной, то есть, небольшие совсем. Детеныши такие маленькие были. Это странно. Вот такие они умные получается. Ну, и второй момент. Дальше вылетаем на следующий остров. Мы вы ходим из автобуса, и у меня вот эти крисы торчат, у меня их три штуки было, из рюкзака. И там местный, его звали мистер Юра: “Это крисы?” – “Да”. – “А вы интересуетесь ножами?” – “Да”. – “А старинными?” - ”Ну, посмотреть можно”. Он увидел, куда мы поселились. Утром на следующий день открываем номер, у нас возле номера сидит толпа мужиков на полу, человек 25, кто с чем. С ножами, кухонный ржавый нож, сломанный нож, крис, но какой-то странный, алюминиевый, театральный. И одни мужик сидит, у него старое, ржавое мачете, вот такого размера. Они там: “Мистер, купи. Мы видели у тебя ножи. У нас все старинное”. Я думаю, надо от них как-то отмазаться. Говорю: “Это мачете твое, что за мачете?” – “Оно антикварное. У нас была революция, этим мачете порубили 50 человек колонизаторов. Мачете борьбы за независимость. Оно очень дорого стоит, это наша семейная реликвия”. Я говорю: “Я все понимаю, но тут проблема. Оно мне в рюкзак не влезет, оно длинное”. – “Я сейчас пойду, мы обрежем его”. Такие предприимчивые люди. Ну, про Бали не будем рассказывать.

Александр Соколов. Про дельфинов я понял. Как то ты разочаровал.

Константин Анисимов. Не очень умные дельфины. Про Бали мы ничего не рассказываем, нет смысла. Там все были и так. Мы полетели на остров Флорес. В том числе потому, что ты нам сказал ,что нужно поехать туда, зайти в пещеру, где нашли хоббитов.

Александр Соколов. В 2004 году.

Константин Анисимов. Вот мы по твоему заданию были в пещере. К сожалению, там никаких выставок, ничего нет. И раскопки на тот момент там не велись.

Александр Соколов. А чего там было вообще хоть?

Константин Анисимов. Там была яма, накрытая клеенкой.

Верона Конрад. В пещеру нас не пустили.

Константин Анисимов. Там похоже на грот какой-то. Внутрь никого не пускали. Но сейчас там опять ведутся раскопки. Возобновили. Но почему мы на Флорес поехали? Это единственное место, из которого можно попасть на Комодо. На Комодо нет отелей. Там нельзя находиться, это национальный парк. Туда можно попасть только днем. Посмотреть и уехать. Где-то переночевать в другом месте.

Александр Соколов. Там те вараны, которые раньше жили на Флоресе и жрали хоббитов.

Константин Анисимов. Они и сейчас там живут, на Флоресе, в дикой природе, найти их посмотреть невозможно. То есть, это надо по лесу неделю бегать. Комодо островок маленький. Там можно их посмотреть вживую.

Александр Соколов. Красавцы какие, очень симпатичные.

Константин Анисимов. Ну, вот, слушай. Оказывается с Флореса до Комодо семь часов на лодке. Туда по океану и семь обратно. И мы поняли, что нам жалко тратить время. Оказывается, еще есть некий остров Рико, на котором тоже есть эти вараны, их там много. Островок маленький, их там живет много, это тоже национальный парк. Там можно заплатить денежку и пройти с рейнджером. Туда плыть часа 2-3.

Александр Соколов. А никаких там гидропланов?

Константин Анисимов. Нет. Мы поплыли туда. Нам повезло, кроме нас никого не было, мы были единственные туристы. Несколько домиков. Прямо возле домиков лежали эти большие, с которыми мы поначалу фотографировались. Причем он лежит, видимо покушал месяца три назад, глаз открывает, ага, его никто не трогает и лежит дальше. Я Вероне говорю: “Обойди сзади, потрогай его. Сфотографирую тебя”. Мы пофотографировались с ним, дальше идем. Нам выделили рейнджера, пошли гулять по острову. В процессе прогулки спрашиваем: “А что у того варана была такая желтая полоска у основания хвоста?” Говорит: “Это мы из баллончиков спреем помечаем агрессивных, которые уже нападали на людей”. А мы там с ним фотографировались.

Александр Соколов. Может, он пошутил.

Константин Анисимов. Нет. Они правда помечают так. Этот остров больше похож на саванну. Очень много без травы такого места.

Александр Соколов. Такое редколесье.

Константин Анисимов. Да. Там есть ложбинки. В ложбинках зеленые густые джунгли. А в основном, это выжженная саванна. Я был уверен, что на самом деле их кормят чем-то. Прямо в дикой природе они вряд ли живут. Оказалось - нет. Их ничем не кормят, они действительно охотятся. Островок совсем маленький. Там очень много оказалось кабанов, оленей, водяные буйволы дикие и обезьяны. И паренек, который с нами ходил... Им запрещено носить оружие, у него такая палка, на конце раздваивается, рогатина. Действительно они охотятся. Питаются животными дикими, их ловят. Мы ходили-ходили, нашли, олень сидит явно покусанный, трясется. И рядом в кустах два варана. На само деле они питаются таким образом. Мы там погуляли, посмотрели. Очень интересно. Они действительно очень крупные. Нашли кладку. Там такой холмик земли, там яйца лежат этих варанов. И мама в кустах там бдит. Причем интересно, когда она увидела нас, она же серая, трава серая, грунт серый, она просто открыла рот, а пасть у нее красная. Мы издали ее увидели и поняли, что лучше не подходить. Мы оттуда уехали, посмотрели там все. И на этом островке, там два аэропорта. Там то же самое, или несколько дней на автобусе, или 15-30 минут, не помню, сколько мы летели, на самолете. Этот городок как назывался?

Верона Конрад. Столица острова, Лабуан Баджо.

Константин Анисимов. Мы прилетели в городок Энде. Расскажи, Верона.

Александр Соколов. Это все на Флоресе?

Верона Конрад. Это все на Флоресе. Три, может быть, четыре аэропорта. Все местные говорят, что это самый быстрый способ передвижения. Причем он относительно недорогой, там по тысяче рублей перелеты. Мы прилетели в город Энде потому, что я вычитала, что там есть единственный в мире пляж с черным песком и голубыми камнями. Мы подумали, что это какой-то рекламный ход, но решили туда добраться. Там действительно большая гора с этими голубыми камнями. Ее за миллионы лет размыло. Получается, что только в одном небольшом местечке на пляж вымыло ярко-бирюзовые камни.

Константин Анисимов. Очень красиво. Он такой до горизонта пляж.

Верона Конрад. Черный песок, голубые камни.

Александр Соколов. С чего они такие?

Константин Анисимов. Вот гора, там такая порода. Там рядом гора, она из такого камня.

Верона Конрад. Местные собирают, сортируют по цветам. Там много оттенков голубого. Они их кучками выкладывают вдоль дороги, люди приезжают, покупают. Как нам сказали, многие покупают, увозят к себе выкладывать клумбочки, что-то еще. Там в принципе ничего особо интересного, просто красивое место пофотографироваться. Вокруг ничего нет, кафе тоже нет. Нужно брать все с собой.

Константин Анисимов. С едой то же самое, что на Яве.

Александр Соколов. Только духовная пища.

Верона Конрад. И второе место интересное, которое мы там высмотрели, это вулкан Келимуту.

Александр Соколов. Слушай, перебью, а там праноедение не популярно вообще?

Константин Анисимов. Просто скудная еда и все.

Верона Конрад. Мне кажется, что если бы мы там жили...

Константин Анисимов. Мы бы праной питались бы, наверное.

Верона Конрад. Вулкан Келимуту, это тройной вулкан, как это правильно сказать, я не знаю. Там у него получается три жерла. И там три озера в каждом жерле. Озера эти разного цвета. Местные жители считают это место каким-то особым, магическим. Они туда приносят дары.

Константин Анисимов. Животных убивают, сбрасывают. Раз в год у них большой праздник. Они танцуют перед этими вулканами.

Верона Конрад. Мы поселились в маленьком гестхаусе, недалеко от этого вулкана. Утром, на рассвете, туда начали восхождение. Пара часов, не очень долго. Но на все вулканы надо подниматься обязательно к рассвету. В принципе есть час, может меньше, пока это можно сфотографировать. Потом все затягивает туманом. Потом, при солнце, в тумане, вообще ничего нельзя сфотографировать. Потом уже закат. На вулкане было очень холодно. Плюс одиннадцать. Причем мы были в теплой одежде, но все равно замерзли. У меня замерзли руки, я даже не сразу смогла там все сфотографировать. Там два озера рядом, два кратера. И один чуть-чуть подальше. Местные жители считают, что один символизирует рай, другой ад. И третий чистилище. Как они считают, вода там меняет цвет. И это не легенда, это действительно так. Потому, что есть ряд фотографий, которые сделали с вертолетов, со спутников, откуда-то еще. Несколько лет назад.

Константин Анисимов. Вот это озеро было красным, это зеленым. А это черным. На момент, когда мы были, это было молочно-белым, это зеленым, это черное так и осталось.

Александр Соколов. То есть, это тоже вода?

Верона Конрад. Да, тоже вода. То есть, действительно меняет цвет. Местные жители говорят, что это какое-то предзнаменование. Что говорят по этому поводу ученые, мы не знаем. Мы не смогли найти по этому поводу никакой информации. Там мы встретили очень интересную пару, пожилую. Американцы они, по-моему, были. Может им по семьдесят, может, даже больше. Они бойкие такие. Там наверху продавали чай, кофе, горячие напитки. Бабуля забрала наш чай, начала его пить, размешала сахар.

Константин Анисимов. Она спутала. Заказала чай, там стоял мой. Я: “Спасибо, что сахар размешали”. Она: “Это мой чай, я буду его пить”. Разговорились. Конечно, очень грустно, когда сравниваешь с нашими пенсионерами. Они с дедулей: “А мы чего-то поехали. Индия, Шри-Ланка, Таиланд, Вьетнам. Сейчас летим на Филиппины. Месяцев шесть мы уже ездим. Пенсия как-никак”. Мы: “Нормально”. Они: “Ну, а чего, мы сдохнем скоро, ничего этого не увидим. Надо поездить, посмотреть”. И, кстати, на Флоресе мы уже увидели папуасов настоящих.

Александр Соколов. Они же не только на Папуа живут. Архипелаг Бисмарка, они там должны быть.

Константин Анисимов. Кучерявые, черные, губастые, как нужно. Там много традиционных деревень сохранилось. Но, в отличие от Папуа, там люди не живут, это больше как музей под открытым небом. Раз в году они съезжаются туда всем племенем, совершают какие-то обряды, отмечают праздники. Очень интересно в одной деревне. Архитектура довольно приличная. Это не хижины какие-то из соломы. Это такие дома в нашем понимании. Толстые стены. Прочная древесина, серьезная такая. Очень интересная резьба там была. Увеличь немножко. Куры, это везде. А тут видишь, на входе, по сторонам

Александр Соколов. Это то, о чем я подумал?

Константин Анисимов. Да. Женская грудь, вырезанная из дерева. С этой стороны и с той стороны от двери. Для чего. Это символизирует достаток. То есть, полная грудь молока, в доме все хорошо, как-то так. То есть, на каждом доме по четыре груди висит обязательно. И на входе вырезаны из дерева ружья. Типа тоже они отпугивают злых духов. Оружие стреляет, страшно. Вот, собственно, это мы очень быстро пробежали Яву и Флорес. На Флоресе больше смотреть нечего. Там просто красиво, можно покататься посмотреть. Но на этом все. Папуа мы откладываем на вторую часть.

Александр Соколов. Это, наверное, будет самая экзотическая часть вашего путешествия.

Константин Анисимов. Забегая вперед. Все, что мы думали про Папуа - это полная фигня. На самом деле все по-другому вообще. Все, к чему мы готовились, оказалось, не надо было. Надо было по-другому готовиться. Поэтому, я думаю, наши советы будут ценными для тех, кто туда соберется. Насколько я знаю, ты тоже туда собираешься ехать.

Александр Соколов. Мечтаю. Жалею, что не поехал с вами.

Константин Анисимов. Ничего страшного. Мы разработали новый маршрут. Поедем обязательно еще раз. Вот, в следующей части про Папуа рассказываем. И показываем, какие артефакты мы с собой привезли.

Александр Соколов. Заранее для затравки можно показать. Каменный топорик. Настоящий. Отлично. Спасибо, Костя. Было крайне интересно. Спасибо, Верона.

Константин Анисимов. Спасибо, Саша.

Александр Соколов. Костя, буду крайне рад участвовать в твоих путешествиях. Единственное что, это произойдет, скорее всего, после 11 февраля. Потому, что 11 февраля у нас в Питере VI форум “Ученые против мифов”. Я просто обязан присутствовать.

Константин Анисимов. А мы-то как будем рады. Мы обязательно тебя ждем с нами в следующую поездку. И мы постараемся приехать на форум обязательно. Такие мероприятия нельзя пропускать.

Александр Соколов. Я тебе пришлю ссылку. Будет бесплатная онлайн-трансляция. Не знаю, как у вас с часовыми поясами сдвиг.

Константин Анисимов. Саша, мы живем на другом конце мира, но мы следим за всеми вашими делами, ничего не пропускаем, все смотрим. Очень познавательно. Огромное спасибо. Мы стараемся принимать какое-то посильное участие в борьбе с лженаукой. Держись.

Александр Соколов. Отлично. Но буду надеяться, что когда-нибудь ты лично посетишь наши форумы.

Константин Анисимов. Спасибо большое. Все, всем пока.

Александр Соколов. Спасибо, Костя.


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 3

EVY
отправлено 24.01.18 23:35 | ответить | цитировать # 1


Спасибо! Очень интересно про Яву и Флорес. Бали объездила вдоль и поперек, а вот дальше не добралась, нужно восполнить пробел))
Когда рассказывали про еду, стразу вспомнила Таити) Были там чуть меньше 3х недель, за это время видела всего раза 4, чтобы продавали фрукты, хотя их там, как вы понимаете, завались!) В отелях ни фрукты, ни соки не подают (м.б. в больших сетевых отелях они есть, но мы в крупных отелях принципиально не останавливались). После того, как мы поняли, что фруктов не дождемся, делали так - днем, гуляя, заходили в лес, набирали там себе манго, папайю, ананасы... , приносили это в отель, отдавали хозяевам и они нам на завтрак приносили уже резанные наши фрукты))) Была забавная история на Бора-Бора, там есть один ресторан (в прямом смысле один!) и, поскольку, делать там вечерами нечего (в прямом смысле нечего!), мы ходили туда ужинать. Есть на Таити такая рыба Маха-Маха (мясо типа тунца, но белое и суше гораздо), они ее очень любят и она везде, в ресторане, кроме рыбы (вида 3, не больше) ничего нет, Маху эту они просто варят или жарят, приносят кусок этой вареной/жареной Махи и какие-то овощи, никаких, соусов, приправ не прилагается. В какой-то день, устав уже есть пустую вареную рыбу, мы спросили можно ли сделать какой-нибудь соус? Они очень любезно ответили, что соусов нет никаких, тогда мы спросили, что вообще есть?, они говорят - масло растительное и перец, мы говорим - Отлично! Смешайте пожалуйста, масло, перец и лимон, получится отличный соус! В итоге, нам принесли три малюсенькие плошечки, в одной из которых было налито масло, во второй насыпан перец и в третей нарезанный лимон!!))) ))К слову сказать, на Маупитти нам хозяева хозяева приготовили отличную рыбу (которую мы сами ловили в открытом океане)) абсолютно чудесным по простоте и результату способом! Про Таити, конечно, можно рассказывать часами..)) Вообще, с Таити ситуация такая же, как вы говорили про Индонезию - информации мало, а если есть, то часто сильно отличается от действительности(( Ярчайший пример Бора-Бора (остров ни о чем!) у меня скулы сводит, когда я вижу как его раскручивают и пытаются "впарить" за бешеные деньги, причем, зачастую подкладывают фотографии с других островов(( В общем, если нужны будут лайфхаки по Таити, обращайтесь, есть, что рассказать))


EVY
отправлено 25.01.18 00:05 | ответить | цитировать # 2


Админу!
Хорошо бы на сайте сделать функцию, чтобы можно было ставить какую-нибудь пометку на ролике (типа избранное) и потом уже искать по своим отмеченным. А то, я вот соберусь на Яву, а ролик не найду в дебрях..) У меня уже много таких роликов, которые хотелось бы пометить. Или может эта функция все-таки есть, а я не знаю, куда смотреть?)


Logical
отправлено 26.01.18 21:41 | ответить | цитировать # 3


Кому: EVY, #1
Мечтаем поехать в тот регион, поделитесь лайфхаками. Вот уж никогда не думал, что на тропическом острове будет проблема с фруктами :)) В общем пишите: goodluck999@mail.ru. Можете статью написать в лайвджорнал и дать ссылку, а я поделюсь с друзьями, многим возможно пригодится.



cтраницы: 1 всего: 3

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк