Максим Приданников о российском императорском флоте

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

19.07.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Сегодня мы поговорим о российском императорском флоте: о судостроении, тактико-технических характеристиках и вообще об общей подготовке флота к Первой мировой войне, для чего пригласили знающего человека – Максима Приданникова. Макс, привет! Рад тебя тут видеть.

Максим Приданников. Здорово! Два года звал.

Клим Жуков. Два года упорно звал и дозвался.

Максим Приданников. Да-да, но я специально сходил в архив, подумал, написал «рыбу», чтобы не забыть каких-то важных тем, посмотрел, так сказать, конкурентов, чтобы какие-то интересные стороны...

Клим Жуков. Отрастил бороду.

Максим Приданников. Снова, да. Ты не забывай, что когда я вам подавал железки на Средневековье, я был с бородой.

Клим Жуков. Да, я помню хорошо.

Максим Приданников. Так что я в этой студии второй раз, нам самом деле.

Клим Жуков. Кто не помнит: Макс вот тут у нас был, подавал нам металлические доспехи. На самом деле он не просто подавальщик доспехов, он подавальщик доспехов, который много знает про флот. Сейчас мы про него и поговорим.

Максим Приданников. Ну, в начале выступления мы постараемся рассказать обзорную какую-то... источники – откуда мы берём это знание, как мы это оцениваем, вообще, в принципе, какие-то мои подходы, Жуков, наверное, прокомментирует, т.к. он профессиональный историк, а я – человек, которого называют в архиве гордым словом исследователь, т.е. я любитель, который пришёл к каким-то результатам, которые не стыдно показать.

Клим Жуков. У нас таких в археологии называют шмотковед, т.е. который сам не копает, но исследует. Вот я шмотковед, а ты исследователь.

Максим Приданников. Да, возможно, да. Но если я нырну к каким-то российским кораблям, которые сохранились с Первой мировой войны...

Клим Жуков. Ты тоже будешь шмотковед.

Максим Приданников. Да, я потрогать смогу.

Клим Жуков. И будешь шмотковед.

Максим Приданников. Да, безусловно. Ну вот, а самая главная интересная вещь – это то, что мы живём в городе Санкт-Петербурге, а т.к. это бывшая имперская столица... ну в принципе, она не бывшая, она имперской столицей так и осталась. Империя перестала существовать, и...

Клим Жуков. А столица осталась.

Максим Приданников. Да, и большинство органов управления флотом российским императорским нашим находилось здесь, т.е. это различные Морведа флота структуры, это управления акционерных обществ, которые взаимодействовали с различными..

Клим Жуков. Ну, структурами флота.

Максим Приданников. Да, структурами флота, между собой: это контрагенты, подрядчики – различные такие темы. Безусловно, тут остались архивы, связанные с деятельностью самого Морведа, потому что Морское ведомство, сокращённо Морвед, оно в Российской империи ... периода последнего царствования т.н., т.е. царствования Николая Второго и, в принципе, подготовка к Первой мировой войне, участие и где-то пост- – это где-то до 1924-27 года, пока эта кутерьма не закончилась. Надо понимать, что самый большой массив различных документов сохранился именно здесь в России – в Петербурге, потому что тут были склады, архивы, вот все бумажки. Российская империя к тому моменту – это была очень структурированная бюрократия, и было, действительно, много различных положений: как оформлять документы, вахтенный журнал, правила заполнения вахтенных журналов – это документы высокой отчётности, правила заполнения различных отчётов о боевых действиях, планирование, отчёты различные о личном составе. Т.е. в большинстве своём люди интересуются флотом – то, что у меня дед служил на флоте, мне интересно, где он был. И ты приходишь, и до сих пор существует структура в архиве, которая позволяет найти своих предков, если ты хоть что-то можешь сказать из ... информации.

Также сохранились различные артефакты, т.е. флот-то всё-таки материальная структура. Самый большой артефакт – это крейсер «Аврора».

Клим Жуков. Конечно!

Максим Приданников. И менее известный артефакт, за который сейчас идёт борьба – это один из мониторов, причём постройки 19 века 60 годов, он в Кронштадте в виде плавмастерской стоит, сильно переделанный, и не знают, что с ним делать, и прочее...

Клим Жуков. Музеифицировать – что с ним ещё можно делать?

Максим Приданников. Ну вроде как в парк «Патриот» кронштадтский его хотят отдать, и безусловно, он самый старый корабль боевой, который относительно... в составе флота даже, т.е. это плавмастерская, и она обслуживает действия флота, ну обслуживала, сейчас, наверное, уже нет.

Ну и как бы к делу сохранится всё. Первое – это РГА ВМФ, Российский государственный архив ВМФ, у него 2 площадки – это... ну 2, которые меня интересуют, на самом деле их больше, потому что первая площадка – это до 1917 года, вторая площадка – это с 1917 года по начало Великой отечественной войны, потом Гатчина, как ты знаешь – там война уже Великая и частично в Москве уже дальше там московское хранение, и там я не знаю, это не мой период. Немало документов есть, безусловно...

Клим Жуков. Ну кто не знает: у нас специально для военно-морского архива в царские ещё времена было построено здание Центрального военно-морского архива ровно напротив Эрмитажа.

Максим Приданников. Нет-нет-нет, это Государственного архива.

Клим Жуков. А, Государственного архива.

Максим Приданников. Да, на Миллионной.

Клим Жуков. Да, она же Халтурина.

Максим Приданников. А хранился архив Морского ведомства в Адмиралтействе. В Адмиралтействе, в принципе, была сосредоточена вся власть над флотом, это был, там сидел во времена Первой мировой Морской генеральный штаб, там была квартира министра морского, который подчинялся непосредственно императору. Ну вообще, как бы, достаточно удобно: вроде бы ты сидишь в Адмиралтействе, и пошёл...

Клим Жуков. Через площадь перешёл – и там это...

Максим Приданников. ...перешёл... Ну правда, Николай Второй в Эрмитаже редко появлялся. В нынешнем Эрмитаже, а тогда в Зимнем дворце.

Потом у нас есть такой отличнейший архив, очень большой и самый нагруженный – это ЦГИА, Центральный городской исторический архив, где хранится заводов документация, АО и прочего, причём даже и казённых, потому что Морское ведомство имело свои заводы, на которых производило вооружение – это Обуховский сталелитейный, один из громаднейших заводов, которые мы знаем, это Адлмиралтейский завод, который до сих пор подводные лодки строит, который вот у нас рядом с Новой Голландией, его до сих пор видно, что он там занимается военным судостроением. Там, на самом деле, ещё много других заводов, но...

Клим Жуков. Мы Новую Голландию пролюбили.

Максим Приданников. Новая Голландия, кстати говоря, тоже территория Морского ведомства.

Клим Жуков. Конечно! Там же был испытательный бассейн адмирала Макарова, и чего там только не было.

Максим Приданников. Крылова.

Клим Жуков. Ой, прошу прощения, Макарова... – Крылова, да, Крылова.

Максим Приданников. Да-да. Вот. Там, если кому непонятно, там в бассейне с различными условиями делали большие достаточно – в 1/10, 1/25 – модели судов, корпусов кораблей, и гоняли их по всякому, выясняя, насколько они могут выдержать условия и скорости, сопротивление и прочие штуки. Это научная база флота была, там недалеко от Новой Голландии сидело вообще Управление кораблестроения, которое принимало решения и вело... Главное управление кораблестроения, которое принимало решения и вело строительство, присылая своих представителей, подписывая контракты и прочие интересные вещи.

Дальше у нас есть общий архив, который на Ладожской, как он там называется, я забыл?

Клим Жуков. Российский исторический архив.

Максим Приданников. Да, самый большой, там есть правление некоторых АО общих, типа больших наших громадных «Рапида», «Доброфлота», частично обществ коммерческих, занимающихся судостроением и пароходством в основном, коммерческими перевозками морскими. Но именно эти 2 структуры – «Рапид» и «Доброфлот» - в мобилизационных мероприятиях дали, наверное, максимальное количество кораблей для флота, боевых, и судов – разница есть: суда, корабли...

Дальше у нас есть отличнейшее хранилище документов, и сейчас, на самом деле, после переезда, и артефактов в первую очередь – это Военно-морской музей, который сейчас после переезда реально стал очень хорошим политехническим музеем мирового уровня, потому что у него, действительно, безусловно, богатая коллекция, и они её наконец выставили, достав из подвалов Биржи. Ну в принципе, у них и тогда было богатое собрание, но при этом надо не забывать, что любой музей – это ещё и фонды, и документы из фондов, которые в Военно-морском музее есть – у них там есть оружейный фонд, в котором не только стволы различные, ну от пушек до пулемётов и прочих, там у них есть документация к артиллерии, всякие различные книги, потому что Морское ведомство Российской империи – это реально большое... агломерат всего, и у них была своя типография, которая печатала наставления, спецификации, различные там правила. ГОСТов-то не существовало в тот момент, это уже советская заслуга, но в то же время правила по электротехнике какие-нибудь были вот прямо, которым следовали при постройке кораблей, заказе, и проч. Вот я контракт привёз небольшой, первую страничку подводных лодок, чуть попозже пообщаемся.

Потом у нас есть Военно-морская библиотека, в которой тоже много различных тоже документов, она очень старая, и там, действительно, очень богатая библиотека – от петровских времён, заканчивая современностью. Я там работал, там...

Клим Жуков. Где она у нас находится?

Максим Приданников. Она была в Инженерном замке, её перевели на Кожевенную линию. Т.е. для исследователя, может быть, стало тяжелее дальше ходить, но они выехали из аварийного помещения в хорошее помещение, есть и полюсы, и минусы, и об этом можно спорить долго и бесполезно.

Клим Жуков. Ну самое главное, что она есть.

Максим Приданников. Да, она существует, её сохранили, вообще в принципе музейные работники, архивные работники, с которыми я работал, они, во-первых, профессионалы, а во-вторых, они очень доброжелательны и могут исследователю начинающему, т.е. я пришёл – вообще ничего не знаю, у меня оказались вопросы, которые книги и люди не могут решить, и в интернете нет ответов, и я понял, что единственная возможность – это идти дорогою добра в архив.

Клим Жуков. У нас, к сожалению, оцифровка архивов находится где-то на уровне начальной ступени эволюции, где-то около трилобитов.

Максим Приданников. На самом деле, за время, когда я работаю, а где-то я с 2008 года работаю, 2008-9 года – вот так вот, рывки произошли серьёзнейшие просто, т.е. в Архив военно-морской, потому что это 80% информации, которая у нас есть о флоте: о боевых действиях, о личном составе, о каких-то там сложных судебных делах, о переписке с международными, с внутригосударственными структурами, потому что т.к. Российская империя, действительно, сложное образование государственное, т.е. там стык Морского ведомства и Министерства торговли и промышленности, Судебного ведомства, городового, потому что, например, я видел такой... много курьёзных документов, это можно даже поговорить, чтобы было интересно: например, как мы знаем, во время Первой мировой был «сухой» закон. У нас есть наш любимый ДЛТ, который был на Конюшенной улице, которое было Гвардейским экономическим обществом и построено, там, 1910-е годы, которое торговало всем, включая...

Клим Жуков. ДЛТ – «Дом ленинградской торговли», такой очень большой универмаг.

Максим Приданников. Красивый. Сейчас там можно заплакать от страха...

Клим Жуков. Над ценами? У меня у телефона меньше цифр, чем там цены.

Максим Приданников. Да-да, там даже не пишут, на самом деле, цены, чтобы не вгонять в депрессию. Ну вот, и там торговали в т.ч. вином. И оказалось, что для вахт подводных лодок, которые находятся в стрессовой морской среде, в брызгах всего этого необходимо увеличенная порция алкоголя в строго утверждённых по приказам, по всем регламентам, включая медицинскую службу флота, которая сказала: вот столько нальём – он будет выполнять, не замёрзнет, а вот столько нальём – он, короче, упадёт за борт или захочет отлить и упадёт за борт. Кстати говоря, а такой эпизод...

Клим Жуков. Стянут за струю.

Максим Приданников. Я такой эпизод видел, когда один из человеков, которые занимались ремонтом подводной лодки, пошёл – и буль-буль, и его там героически доставали. Ну и в этом деле оказалось, что «сухой» закон – опечатаны погреба Гвардейского экономического общества, и они лежат без дела, а Морскому ведомству нужны порции винные и прочие для подводных лодок, потому что они ходят в боевые походы, экипажи изнашиваются, и надо их как-то... людей не хватает, потому что в отличие от Российской императорской армии флот понёс меньшие потери: из 6 тысяч где-то офицеров человек, наверное, 250 погибло, ну потому что в основном Российская...

Клим Жуков. Они таких интенсивных боевых действий не вели, как армия.

Максим Приданников. Ну они вели боевые действия, просто у них другая специфика работы.

Клим Жуков. Я и говорю: интенсивность меньше гораздо. Они же на Ютландский бой каждый день не выходили там все вместе.

Максим Приданников. Да, и как бы надо сохранять это дело. И написали запрос в управление Общества, что пожалуйста, выдайте. И его визировало Министерство торговли и промышленности, правление градоначальника Петербургского, потому что он следил за выполнением сухого закона, и плюс это всё, как бы, это цепочка сложная: Министерство торговли и промышленности, т.е. это как бы, в принципе, коммерческая структура во многом – Гвардейское экономическое общество , и вот как-то за деньги и с визированием многочисленным были выделены. Это вот если понимать, что даже самые простые – ну вроде как бы, чуваки, ну дайте нам бухла, чуваки за Родину там здоровье оставляют, надо их укрепить – а тут вот такая сложная..., прямо запросы определённой формы на определённых бланках, т.е. как бы всё серьёзно.

Благодаря этому Российская империя, действительно, оставила до фига... других – прошу прощения за бытовые такие... сленг – документов, потому что многочисленные документы, тем более важные, перепечатывались на машинках и они, в принципе, хорошего качества. Какая-то часть типографировалась – это копия контракта на подводные лодки, мы чуть попозже про него поговорим, и поэтому, несмотря на серьёзнейшие потери в документах, которые мы понесли с 1917 года, когда практически все крупные базы флота были заняты откровенным неприятелем, до 1924 года, когда продолжалось активное время боевых действий, немцы, например, в ... Севастополе просто начали серьёзную выемку документов по оперативной части. Они не трогали документы по делопроизводству – им не нужны были ни сапоги, сколько денег кто получил, им не нужны были, а вот оценки анализа боевых действий, кто как ходил, они забрали, включая фотографический архив флота Черноморского. Куда это делось, сложно сказать.

Потом надо сказать, что наши вообще музейщики и архивисты во многом святые люди, потому что во времена блокады сохранить эти архивы – они же гниют, их жрут мыши, их надо как-то отапливать, собирать, всё остальное... Ну ты просто можешь, как бы, замерзаешь – пожёг какой-нибудь вахтенный журнал: ну кому он нужен? И это было сохранено. Это вот серьёзная тема.

И надо понимать, что ещё не прекращается работа по упрощению доступа исследователей и каталогизация, т.е. никогда не прекращается перекладывание, создаются новые фонды на основании старых, выделяются по каким-то причинам, чтобы исследователю было удобно. Ну в основном архив, конечно, хранением занимается и введением в научный оборот.

Кстати говоря, у российского Архива ВМФ отличный сайт, на котором проходят виртуальные выставки, профессионалами оформленные, поэтому я всем рекомендую: там, например, по поводу Ледового похода и революции – 2 выставки с выборкой каких-то интересных документов, копий. В архиве хранятся не только документы, в нём хранятся и фотографические акты различные, можно зайти и пойти как на виртуальную выставку – это же очень удобно: сидишь в трусах с чаем и смотришь настоящие документы эпохи.

Клим Жуков. Только в мундире такое делать можно, в трусах не тот уровень доступа.

Максим Приданников. Ну, это так... Есть у нас ещё совершенно шикарная бывшая Императорская публичная библиотека, в ней тоже есть издания от Морведа, которые иногда по каким-то причинам в других местах... ну какой-нибудь дядя Петя вырезал где-нибудь, потому что у нас, как бы, вредительство... ну, вредительства это, наверное, меньше, но не сохраняется, потери какие-нибудь бывают, и поэтому вот у тебя есть 3-4 архива в Питере, библиотеки 2, одна специализированная, другая общеспециализированная, но тем не менее громадная, и можно там что-то найти.

Плюс у нас есть ещё отличнейший Архив кинофотодокументов, где, действительно, большое количество оригиналов... ну там, на самом деле, сложно, и фотосрач – это одна из самых известных... как это: среди любителей кораблей, как говорят у нас – шипловеров, кто кому какой корабль купил, кому принадлежит право на негатив – вроде уже все умерли, а с другой стороны... т.е. принадлежит народу, если все умерли. А с другой стороны, купил какой-то придурок за 150 баксов и считает, что это его. Ну и там выяснения такие достаточно сложные. Вот в КФД есть государству принадлежит – фактически тогда народу, наверное?

Клим Жуков. Ну, казалось бы, да. Вообще, конечно, все эти копирайтские темы меня бесят до ужаса, потому что, с одной стороны, конечно, понятно, что какое-то здравое зерно в этом есть: ну например, я тут писал статью пару лет назад по поводу голода в 1890-е годы и в 1930-е годы, мне нужен был всеподданнейший отчёт Г.К. Победоносцева Священного синода. Ну вот я захожу на сайт, где он опубликован, а мне говорят, что по обращению правообладателя закрыт. Я думаю: блин, Победоносцев умер уже 100 лет назад...

Максим Приданников. Российской империи нету, которая...

Клим Жуков. Российская империя давно уже тоже приказала долго жить – нет, откуда-то Победоносцев вылез и предъявил свои права. Ну ты понимаешь, какой кошмар?!

Максим Приданников. Да. Ну т.е. вот такие есть архивы. В принципе, что-то есть в Москве, там потому что московские содержались, и есть локальные архивы. Ну понятное дело, что где-нибудь на Чёрном море, где немцы 2 года хозяйничали, там мало совсем, они... Севастополь полностью погиб во вторую оборону, это которая 1941-44 год, немцы его основательно раздолбали, и наши очень упирались.

Клим Жуков. ... 1942-ой.

Максим Приданников. И наши очень упирались. Ну, в 1944 его отбили обратно, наши же там...

Клим Жуков. Да, ну я имею в виду: с 1942 по 1944-ый.

Максим Приданников. Да-да-да, 1942-44. Ну и бомбили в 1941-ом, так что все равно...

Клим Жуков. Ну да, конечно.

Максим Приданников....главная база флота – досталось ей, короче. С другой стороны, у нас, например, есть Архангельский архив, который отвечает за одну из самых важных флотилий войны.

Клим Жуков. Это Северный флот.

Максим Приданников. Да, флотилия Северного ледовитого океана. Это, на самом деле, одна из самый интересных тем, может быть, мы поговорим, потому что я ею занимался – это организация этой флотилии, и всё-таки царские закупки за рубежом, вот держалась за счёт этого Российская империя, не держалась, ну со стороны разреза Морского ведомства, потому что я занимался закупками Морского ведомства за границей с 1914 по 1917 год и могу что-то про это сказать по документам...

Клим Жуков. А что по поводу Тихоокеанского флота?

Максим Приданников. А там флотилия Сибирская была, и она, на самом деле, использовалась во многом, как донор, для как раз флотилии Северного ледовитого океана, и много что оттуда перешло в Романов-на-Мурмане, в 1916 году основанный, ну и в Архангельске, и прочие темы. Они даже понесли достаточно серьёзную потерю – погиб крейсер «Жемчуг», причём погиб из-за того, что просто халатность командования... личного состава, командования крейсером. И они обеспечивали перевозки, потому что часть всё-таки благодаря построенному Транссибу таскали через Тихий океан – там, какие-нибудь ж/д вагоны, бронекатера фирмы «Мулинс» были поставлены для Российской империи, для войны как раз через Владивосток, и потом по железной дороге тащили.

Надо сказать, что разные документы есть, ну т.е. много их печатных, и вообще слава Богу, что они печатные, потому что сам, Жуков, знаешь, что бывают люди с совершенно отвратительным почерком...

Клим Жуков. Да, это ужасно.

Максим Приданников. Я видел человека, у которого были такие просто полуовалы все без пробелов, т.е. у него буква «б» - это полуовал с крышечкой, буква «р» - полуовал с крышечкой снизу, и вот он просто вот такой Мистер Осциллограф, очень был такой...

А т.к. Российская империя уже достаточно развитая, и это бюрократические темы, и я смотрел всякие снабжения – на большинстве кораблей основных классов была печатная машинка, т.е. икона, портрет государя-императора, ну в различных вариациях там, может быть, 2 иконы, потому что большой... у больших кораблей вообще был иконостас и...

Клим Жуков. Ну храм походный.

Максим Приданников. Да, храм, ну не походный уже, но по размерам с походный. Портрет обязательно с Августейшей Семьёй и печатная машинка, различная посуда, и это всё, там, одеяла, грелки – люди живут там на корабле.

Это, возвращаясь к нашим документам – есть ещё фотографические материалы, т.е. это очень, на самом деле, шикарная вещь, потому что это важные документы, которые тебе дают однозначную трактовку, потому что в документе можно наврать бумажном, а фотографию... ну конечно, есть ретушёры, но...

Клим Жуков. Не, ну в любом случае фотография не одна, можно сравнить всегда. Вот у вас там сфотографировал какой-нибудь «Императрицу Марию» линкор, вот ты видишь, что у неё 3 пушки в башне, башен 4, это тебя не обманет уже никаким образом.

Максим Приданников. Ну там на самом деле как раз именно... ты поднял правильно тему исследования вооружения Российского императорского флота, ну потому что оно менялось в зависимости... война очень сильно поменялась, и оттого, что они зависели... думали и зависели от этого тактико-техническое требования с заказчику и проектировщикам, они изменились...

Клим Жуков. Практика всё поправила.

Максим Приданников. Конечно, Первая мировая поправила практику так – это первая война для флота, которая шла во всех средах, т.е. серьёзная угроза была с воздуха, вода и подводные лодки. Понятное дело, что в Русско-японской уже опасались подводных лодок, но чтобы вот так вот серьёзно поменять тактику и начать чесаться и создавать специализированную структуру по борьбе с ней и комплекс мероприятий...

Клим Жуков. Ну ещё бы: после того, как немцы утопили «Хог», «Кресси» и «Абукир» – сразу 3 крейсера одной подводной лодкой, ну просто по причине разгильдяйства экипажей этих самых крейсеров, все так сказали: оппа, что это было?

Максим Приданников. У нас в дозоре «Паллада» так же погибла, её недавно финны подняли, так что я могу как раз вот этим щупальщиком нырнуть и посмотреть. Все темы оказались, что крупные, дорогие корабли, которые являются во многом... тяжёлые артиллерийские корабли этой эпохи – это во многом имиджевые корабли, т.е. дредноуты чаще всего стояли на базах после всяких этих штук и давили авторитетом. И оказывается, что у тебя имиджевые потери, если эта штука поломается, это куча денег, очень много денег, потому что на то время военный корабль какой-нибудь основного класса, крупный...

Клим Жуков. Первого ранга.

Максим Приданников....да, первого ранга – это, наверное, самое сложное инженерное сооружение на Земле.

Клим Жуков. Ну сложнее не было, дредноут какой-нибудь там, господи, какой-нибудь «Байерн» немецкий, сколько он там – 11 млн. марок стоил, это же какая-то сумма абсолютно безумная.

Максим Приданников. Ну, когда воюют, деньги уже не особо считают.

Клим Жуков. Нет, ну это всё-таки до войны всё ещё строилось в основном.

Максим Приданников. Наши в основном да, тут, на самом деле, я хотел об этом говорить, обратить на это внимание, у меня есть какие-то мысли свои. И т.е. у тебя сразу же имиджевые потери, финансовые потери, потеря человек 700, а там от 700 до 1000 человек потери квалифицированнейшего персонала, потому что на крупные корабли выбирали самых лучших...

Клим Жуков. Ну да, туда дурака-то не поставишь.

Максим Приданников....специалистов. Ну они самые сложные, т.е. там наиболее квалифицированные, самые лучшие, толковые люди. Плюс, т.к. Российская империя во многом была всё-таки сословная, и пробить какие-то вещи в сословиях не удавалось, это факт, кораблями морские офицеры командовали, которые являлись элитой того общества.

Клим Жуков. Безусловно, потому что там и у тебя генерал-адмирал флота – это, как правило, был...

Максим Приданников. Генерал-адмиралов в Первую мировую уже не было.

Клим Жуков. Ну в любом случае это Великие князья, лучшие дворяне из древнейших династий, причём же, насколько я помню, и офицерство флотское было во многом вообще просто династическое, т.е. папа – офицер флота, сын, скорее всего, будет тоже офицер флота – это тянется с Петра Первого, условно.

Максим Приданников. Ну это, как бы, есть исследования серьёзные, есть специалисты, они занимаются людьми – я железом занимаюсь, это жаргонная такая тема, техникой. И там действительно, что офицерский корпус Российского императорского флота – это во многом такая кастовая замкнутая система, в отличие от армии той же.

Клим Жуков. И в общем, короче, линкор утоп, 1000 человек пошло на дно, и это, во-первых...

Максим Приданников. Царь расстроился.

Клим Жуков. Царь расстроился, и всем ещё пенсии платить после этого.

Максим Приданников. Ну да, там есть такая тема, связанная с поддержкой по потере кормильца, уже тогда была, ну т.е. можно было выхлопотать по-различному. И когда погибла «Паллада» в дозоре в Финском заливе, наши начали принимать различные и меры испуганного, и меры планомерного выщемления различного – тоже опять прошу прощения за жаргонизм. Т.е. первое, что сказали – что всё, дредноуты наши 4 штуки, которые на Балтике мы с трудом построили, без личного указания царя мы в море не пускаем.

Клим Жуков. Прямо как кайзер Вильгельм тоже...

Максим Приданников. Ну там я не...

Клим Жуков....в Вильгельмсхафене оставил дредноуты, которые никуда не ходили без его личного распоряжения.

Максим Приданников. Ну я не могу сказать – я не являюсь специалистом по этому. Т.е. у нас есть, как я говорил, документы, фотографии, по которым мы замечательно ... Фотографий на самом деле много, они есть прямо такие бренды, типа, «Постоль» или «Е.Иванов в Ревеле». Ревель – это Таллин, у меня есть некоторая профдеформация: для меня Гельсингфорс...

Клим Жуков. Он же Хельсинки.

Максим Приданников....Ревель, там, различные балтийские называния, и Николаев, а не Мыколаев, или как они там называют – ну, имеют право. Дальше есть, к сожалению, у нас есть такая печаль, что наш знаменитый Прокудин-Горский, который фотографировал цветные снимки, до боевых кораблей не добрался.

Клим Жуков. Да, это печаль.

Максим Приданников. Потому что споры по поводу того, как был окрашен пароход, особенно среди судомоделистов, очень распространены, и я лично только один раз нашёл какую-то выкраску и инструкцию по покраске. Но в то же время есть, например, очень много хозяйственных приказов и отпусков, что, типа, такого-то патента 20 пудов, такого-то 20, 30 пудов, киновари столько-то, медного листа столько-то – ты как-то можешь прикинуть, какие материалы...

Клим Жуков. А «Аврору» когда отреставрировали, её правильно покрасили?

Максим Приданников. Скорее всего, правильно, знаешь, почему, Жуков? Тут всё просто: ты идёшь промозглым... по нашему мосту, ведущему на Петроградскую сторону...

Клим Жуков. Смотришь в сторону «Авроры» и не видишь её.

Максим Приданников. И не видишь, да.

Клим Жуков. Это шаровая краска, боевая раскраска хорошая.

Максим Приданников. Значит, всё правильно. Если бы она в условиях Батики была видна, я думаю, что неправильно окрасили. Ну это с точки зрения формальной логики.

Дальше что у нас есть: у нас есть карты различные, они, безусловно, подсказывают, как выход на атаку, выход торпедный, различные штуки и прочие темы. У нас есть вещь, которую я дичайше люблю, но которая требует изучения и анализа – это чертежи машиностроительные, и надо понимать, в принципе, как с ними работать. Это сложно, т.е., в принципе, все документы, включая даже чертежи и карты, они не были созданы для исследователя, они были...

Клим Жуков. Конечно, это рабочие документы.

Максим Приданников. Рабочие документы для каких-то определённых рабочих целей, не для того, чтобы я пришёл и узнал, как там корабль выглядел, и поэтому чаще всего не сохраняется общего вида, а есть куча чертежей и фотографий гаек, болтов, различные вещи ... что нерабочее, по ним делали 2 тысячи заклёпок. Есть такие прямо чертежи рабочие – «Заклёпка». Ты сидишь, думаешь: о, какой чертёж, не атрибутировано, написано: «Крейсер «Богатырь»» - надо посмотреть. Крейсер «Богатырь» - да, крейсер «Богатырь», основание машинного фундамента.

Клим Жуков. Т.е. ты изучил только что заклёпку от основания машинного фундамента крейсера «Богатырь»?

Максим Приданников. Ну, не изучил, ты посмотрел и понял, что тебе это не очень надо.

Клим Жуков. Тип «Очаков» – крейсер «Богатырь»?

Максим Приданников. Нет, это «Очаков» - тип крейсера «Богатырь».

Клим Жуков. А, да, правильно.

Максим Приданников. Это, грубо говоря, если так у нас любят говорить: лицуха немецкая. Но в творческой российской переработке – это надо понимать. Я написал книгу, которая со временем, наверное, всё-таки выйдет, там тоже было, что вот контракт по подводным лодкам типа «Нарвал» - там тоже это «Голланд», наши решили: а чего мы будем придумывать? Что-то... обратимся к лидерам... И на самом деле, вторые... третьи построенные для Императорского флота подводные лодки типа «Голланд» - «АГ» т.н., они стали лучшими подводными лодками Российского флота, и они даже во Второй мировой участвовали

Клим Жуков. Это немецкие подводные лодки?

Максим Приданников. Нет, это «Голланд», это американцы, «Электробот», которые ... и сейчас, насколько я помню, и они участвовали во Второй мировой, что говорит об их шикарном исполнении, потому что к тому моменту очень быстро между войнами поменялась техника, и старенькая подводная лодка, которая является серьёзным оружием – это значит, что она очень удачна.

А «Нарвал» - это как такой предтеча «Голландов», и даже один из офицеров флота Монастырёв считал, что... они все сидели как раз на «Нарвалах» - чтобы на «Голланды» попасть, а «Нарвалы» им казались не очень удачными. Но это, на самом деле, очень интересная тема по причине того, что Российская империя... ну вообще, в принципе, какой основной срач про Российскую империю в интернете? Значит, что всех это интересует: насколько она состоятельна с точки зрения инженерии. Т.е. что в Россиюшке строилось, а что строилось всякими буржуями, и наши покупали, потому что дебилы.

Я вот как раз, Жуков, тебе принёс контракт и подчеркнул, можешь прочитать – это контракт как раз на подводную лодку «Нарвал» вот там вот.

Клим Жуков. 1912-ый год, «контракт с товарищем Невскага судостроительнага механическага завода на постройку 3 подводных лодок для Чёрнага моря, тип 31А, в 621 тонну водоизмещения каждая». Вот у нас статья первая, из неё вычеркнуто: «Работы по постройке лодок должны быть произведены контрагентом – русскими рабочими правильно, прочно, чисто и самым тщательным образом из русских материалов самого лучшего качества, удовлетворяющих требованиям Главнаго управления кораблестроения во всём, согласно утверждённым тем же комитетом чертежам, спецификации с техническими условиями, приложенными к настоящему контракту».

Максим Приданников. Вот. Чем, кстати говоря, контракт более... тут где-то 40 страниц контракта, чем более сложный контракт, на катер – 5.

Клим Жуков. Ну понятно – катер меньше, чем подводная лодка.

Максим Приданников. Легче. Проще. Ну и тут вроде как написано: «русскими рабочими», «из русских материалов», а проект-то американский. Ну вот там такой курьёз получился, что проект – это же, в принципе, технологическая полная оснастка, как это делать с приспособлениями различными тяжёлого машиностроения, и под материалы, имеющиеся на рынке, как это сделано американцами – у них всё дюймовое, футовое, и поэтому весь проект пришлось в течение нескольких месяцев экстренно переделывать под российские меры, потому что такого железа листового, различных бронз и прочего не существовало на рынке, и нельзя было их достать. Это вот... ну тут вот не написано, а дальше – вот так копнул и заплакал. Плюс тут, конечно, написано всё, и про «Нарвалы» в книжке тоже написано, а вот я пошёл и некоторые вещи смотрел по «Нарвалам», по «Барсам»: во-первых, наши закупали перископы, причём у итальянцев. Такая фирма есть «Officine Galileo», она до сих пор жива...

Клим Жуков. Да, хорошую оптику делают.

Максим Приданников. Самое известное и срачное, что было они выпустили – они грузинские танки Т-72 модернизировали, которые в 08.08 воевали. Т.е. до сих пор живы. Ну у нас, в принципе, оба завода, которые делали что «Барсы», подводные лодки», что «Нарвалы» - Невский и Балтийский, они живы тоже.

Клим Жуков. А на заводах какие-то документации сохранились, свои архивчики есть?

Максим Приданников. Они всё в ЦГИА сдали.

Клим Жуков. Всё передано, да?

Максим Приданников. Ну в основном да. У них что-то есть, но не так много. Вот. Российская империя по какой-то причине, я не понимаю, плохо всё было с трубопрокатом, т.е. всякие воздухохранительные-то баллоны, грубо говоря, они же делаются из труб запрессованных – почему-то считали, что надо закупать, и всякие трубы красной меди для некоторых воздухопроводов, которых на подводной лодке больше всего, их тоже закупали. Различные забавные вещи, которые я никогда бы не подумал – электрическая кухня. Ну в принципе, что там делать-то – спираль, чайник. Потом, правда, купили, но тем не менее. Всякие сирены, опять же, у итальянцев купили зачем-то прожектора.

Вообще, в принципе, жалко, что некоторые документы есть благодаря только людям, которые болели за своё дело, и по некоторым проектам, когда ты разбираешь темы, есть такие документы, по некоторым нет. Так вот по лодкам «Барс»... «Морж», вернее, «Морж» - это первый тип, из которого вырос «Барс» - есть человек, который взял и написал: почему мы закупаем каждую вещь за границей, с обоснованием. Написал: мы компрессоры электрические покупаем, потому что предыдущие компрессоры готовят только такие-то наши фирмы, они менее мощные, и серьёзные сомнения, что они более мощные построят. И таких вот много, на самом деле, и тема расписана. Тут дальше различные приборы закупали, причём некоторые вещи, которые ты понимаешь: вот перископ – это сложная оптическая система, сложно её сделать, хотя наши вроде начали налаживать стёкла на Императорской гранильной фабрике, где-то тут пытались наладить, оптику-то делали вообще, в принципе, но вот перископы – нет, у русских не было. Двигатели машины, основные дизели заказали в Германии – ну, мы готовимся к войне с Германией и заказываем там практически ко всем подводным лодкам Российской империи, строящимся по Малой судостроительной программе, они все были заказаны в Германии. 2 крейсера лёгких заказаны были... ну, не лёгких... да, лёгких для Сибирской флотилии и очень много всяких механизмов, особенно турбинных, для эсминцев типа «Новик». Ну и как бы понятное дело, что началась война, и у нас был ай – коробки-то построили, корпуса, но корабль-то – это не коробка же.

Клим Жуков. Не только коробка, скажем так.

Максим Приданников. Ну, да-да-да. И начались экстренные перезаказы, наши проявили, на самом деле, расторопность в этом деле, изобретательность – взяли и на часть подводных лодок сняли с амурских башенных броненосных канонерских лодок, которые у нас проще называются мониторы, дизели своей конструкции русской и поставили на часть лодок. Часть заказали в Америке, часть заказали в Англии, «Виккерс». Самое забавное, что все не очень мощные, т.е. там рассчитывали на тысячу с чем-то лошадиных сил, а поставили там спарку, счетверёнку под 250.

Клим Жуков. Т.е. 4 двигателя под 250 получается?

Максим Приданников. Ну да, или как-то так, я врать сейчас не буду, но меньше и с синхронизацией проблемы. И т.к. наше... техническое бюро Голланда на 31А вообще извратился – они сделали электротрансмиссию, чтобы 2 по 160 электродвигателя на вал не убивали винт и всё остальное колебания, они сделали, что они работают на электричество, и электромотор крутит вал и винт. Ну как бы, это сейчас модно на «Приусах» такое, ну приблизительно такая тема, а тогда это сделало так, что лодки совершили на 3 корпуса 30 боевых походов, и мучились они с ними все дичайше.

Ну т.е. наши закупали, много, но корпуса и потихоньку-потихоньку начинали своё производство. Т.е. к балтийским лодкам на Выборгской стороне Людвиг Нобель сделал дизеля, два по 1320 ЛС рабочих, но правда, к 1917 году.

Клим Жуков. Не вдруг.

Максим Приданников. Ну как бы да, когда у тебя война, и лодки нужны прямо сейчас, а у тебя они что-то как-то не очень успешно ковыряются. Потом там Харьковский паровозостроительный подключился, Коломенский, т.е. наши дизели делали, но думали, что не получится. А там, на самом деле, так получилось, что есть достаточно серьёзная переписка – ну как бы, чем больше скандалов, тем больше переписка.

Клим Жуков. Ещё бы – тебе претензию выдвигают, а ты отбрёхиваешься. Стрелки переводишь, опять же.

Максим Приданников. Ну да: это не мой, это горело, я дёрнул, и побежало, и все умерли.

Клим Жуков. Это был не я.

Максим Приданников. Вот фирма «MAN», которая «Машинная фабрика Аугсбург-Нюрнберг», и фирма «Krupp», Германия, заказали нам... наши там заказали у немецкого качества отличные дизеля для подводных лодок в стране, которая просто до сих пор у обывателя ассоциируется с подводными лодками.

Клим Жуков. А вот готовились же мы к войне именно с Германией, все же знали, что война будет именно с Германией, они на что рассчитывали – потом это... ОК, поставили бы нам MAN-овские шикарные дизеля – а запчасти откуда брать? Кто их обслуживать будет?

Максим Приданников. Сами бы научились. Запчасти не так сложно...

Клим Жуков. Это недальновидно.

Максим Приданников. Ну там недальновидно оказалось, что когда вагончики не успели пересечь осенью 1914 года – вот это, Жуков, недальновидно. И есть прямо серьёзная переписка наблюдающего, там у него прямо штамп есть: «Наблюдающий за постройками механизмов лодок «Морж» и «Нарвал»». И оказалось, что немецкого качества не существует – брак на браке, т.е. там ненадлежащего качества материалы, нарушения в изготовлении... технологии отливок, всякие каверны и прочие штуки, которые не позволяют... И человек был упорный, у нас вообще, в принципе, людей, которые за Отечество страдают и болеют, и являются специалистами, всегда было много, и человек постоянно там с ними ругался, писал, что не так всё...

Клим Жуков. Это мы уже от документов перешли к подготовке к войне?

Максим Приданников. Ну нет, мы... на самом деле, я люблю отвлекаться на интересные штуки.

Клим Жуков. Да, это хорошо, отвлекаться мы любим. Ну что у нас получается с источниками – мы разобрались с источниками, основные архивы перечислили, основные типы источников тоже перечислили. Можно резюмировать, что это, собственно говоря, документальные источники, это фотоматериалы...

Максим Приданников. И кино...

Клим Жуков. Кино-фото-, конечно, материалы – кино уже начали снимать к тому времени.

Максим Приданников. У нас целых 2 больших фильма, один хонженковский по Балтийскому флоту, чуть ли не 40 минут, как там крутят, как называется – башнями, орудиями. Его любят по телевизору иногда показывать вставочками. И второй большой достаточно отличный фильм, в Красногорске оба лежат, это у нас второй ... кинофотодокументов в Подмосковье, там есть по Черноморскому флоту времён Первой мировой войны уже – и дредноуты, и турбинные эсминцы, всё, что по большой и малой программе построено, плюс там есть отличная тема, как пластуны...

Клим Жуков. Программа большого судостроения и малого судостроения.

Максим Приданников. Да, ну сейчас мы тут чуть-чуть об этом поговорим, я там выписки сделал. И десант высаживается в Трапезундской наступательной операции на Чёрном море, и там всё очень интересно с точки зрения исследователя, потому что они маленькие тазики сняли. Ну т.е. есть как бы есть большие горшки, которые всем интересны – ну там «Императрица Мария» интересна, подводная лодка «Барс» интересна, там, «Единорог» - отлично вообще, «Новик» - просто все знают. Это вот тут недавно нашли, бегали с ним, и оказалось, что, во-первых, Жуков, ну смотри, вот с твоей точки зрения, я тебе задам вопрос: погиб он в 1941 году при Таллинском переходе. Он назывался «Яков Свердлов». Т.е. не могли найти «Новик», нашли «Яков Свердлов» всё-таки?

Клим Жуков. Ну а в чём вопрос?

Максим Приданников. Ну т.е., как бы, а почему его «Новиком» называют?

Клим Жуков. Затрудняюсь сказать.

Максим Приданников. Ну т.е. мне кажется, что это некорректно.

Клим Жуков. Не, ну как: если уж нашли корабль с новым официальным названием...

Максим Приданников. Который погиб с ним.

Клим Жуков. Именно что! Который с ним погиб.

Максим Приданников. Нашли «Яков Свердлов».

Клим Жуков. Конечно, уж извольте называть то, как он официально назывался, или говорите: «Яков Свердлов», бывший «Новик».

Максим Приданников. Да. Плюс ещё надо понимать, что тут длительный разговор о том, что непрофессионализм у нас, к сожалению, часто где, сейчас интернет даёт иллюзию того, что ты можешь за 2 минуты разобраться в сложнейшем вопросе, что многие журналисты крейсер «Новик» 2 ранга, который погиб в Русско-японскую...

Клим Жуков. Да, потому что и тот «Новик», и этот «Новик» - ну какая разница?

Максим Приданников. Ну и как бы, у нас, вот я сказал, что в Военно-морском музее лежат чертежи «Якова Свердлова», переделки – он достаточно серьёзно был отремонтирован, да, модернизирован, т.е. он отличается. Т.е. вот «Новик», а вот «Яков Свердлов», и они, как в детских картинках: найди 9 отличий, там, или 15.

Надо ещё сказать, про чертежи: чертежи – достаточно интересная тема, как и документы, в принципе. Во-первых, они... я как и сказал, что они для других целей, и чаще всего на чертежах не написано «Крейсер «Новик»» или ещё что-то, но написано: «Крейсер в 5 тысяч тонн», там, условно говоря, или «Судно № 52», или «Эскадренный миноносец 34-узловой скорости». Т.е. это типа вот так вот: один эскадренный миноносец 34-узловой скорости, а тут 35-узловой скорости – ты сидишь и думаешь, ну если у тебя фотографии есть, ты можешь как-то примерно понять, но если этот документ работает, 34 – это Балтийский, 35 – это Дерптский, типа, на Чёрное море. Вот такое бывает, и надо понимать, что куча проектов чертежей, и ты, работая с ними, т.е. ты вначале анализируешь все шапки – откуда это, потому что есть с заводов штампы, это всякие штампы «Утверждено делать», плюс там ещё бывает, что комиссия когда принимает, т.е. завод сдаёт, а комиссия, грубо говоря, Госконтроля, ну не Госконтроля, а Морского ведомства... Госконтроль тоже присутствовал, Госконтроль на тот момент – это финансовая организация, выясняющая различные связанные с деньгами и со снабжением...

Клим Жуков. Сколько потырили?

Максим Приданников. Это очень серьёзный вопрос, я даже, честно говоря, его поднимали, но я не знаю, как его исследовать. Единственный вариант – это есть такая комиссия по злодеяниям 1917 года февраля бывших министров, она следственная, и они там пытались выяснить, кто сколько где...

Клим Жуков. Попятил.

Максим Приданников. Да-да, есть, документы есть. А Жуков, как ты вот узнаешь, если люди умерли, документов не сохранилось... ?

Клим Жуков. Самое главное, что если ты серьёзно собрался что-то попятить, ты никогда по этому поводу чеков оставлять не будешь, если ты, конечно, умный человек. И если нету персонажа, которого конкретно можно выспросить, это всё пропадёт навсегда, потому что ну ты же не будешь говорить, что я собираюсь утырить 9 млрд., как полковник Захарченко. Я уверен, что он чеков нигде не оставил. Вот сейчас он помрёт через 50 лет – всё, откуда он взял 9 млрд., никто не узнает.

Максим Приданников. А если его не нашли? Как ты узнаешь, какие были нарушения при заказе какой-нибудь брони через 100 лет почти?

Клим Жуков. Не, ну только одним способом – если человек заказывает, ну к примеру, заказывает броню за, условно, 1000 рублей, когда можно заказать такую же за 500...

Максим Приданников. Без обоснований.

Клим Жуков....и без всяких обоснований, значит, что какую-то разницу он себе наверняка положит в карман. Такая практика существует со времён Римской империи.

Максим Приданников. Вообще чертежи – возвращаюсь – их много разных типов, они есть прямо шедевр инженерного искусства, начерченные рукой пером на кальке, и с другой стороны акварельной слегка системы подписаны, подрисовано – отмывка называется. Ты смотришь – у тебя прямо произведение искусства. Они есть такие РГА ВМФ и есть в Военно-морском музее, они иногда даже выставляют, чтобы показать, какие у нас есть интересные вещи.

Плюс по чертежу можно по всяким... при приёмке писали: «С подлинным верно. Контр-адмирал Белоголовый» какой-нибудь или там Данилевский, а Данилевский контр-адмирал – это человек, которые занимался всей приёмкой со стороны Морского ведомства в Первую мировую войну Черноморского флота всех кораблей. Он председатель практически большинства комиссий по приёмке от десантных барж, заканчивая дредноутами. Если он написал: «Верно. Принимаю», значит, это чертёж, скорее всего, является...

Клим Жуков. Верифицирован, совпадает с оригиналом.

Максим Приданников. Не то, что верифицирован, а то, что он... что было в реальности на корабле, то и на этом чертеже отображено. Ну и плюс самое главное – это, конечно, всё-таки мы людям-то верим, но фотография, т.е. посмотрел на фотографию: тут пушечка и тут пушечка, а тут вот так и тут вот как-то изгиб – ну всё понятно.

Вообще с документом всегда прикольно работать, потому что это, на самом деле, тяжёлая... ты сидишь, и много всякой не связанной с твоим профилем и интересом информации пытаешься переварить в краткие сроки, потому что ты ограничен во времени исследования всегда. Сидишь читаешь, а там какая-нибудь переписка скучная совершенно: «Давайте передвинем шпангоут вот туда вот, а вот здесь вот поставим каюту для радиста». – «Нет, мы тут не можем – тут дырка, отверстие технологическое». Или кто-нибудь... Сидишь и умираешь. А иногда написано: «Мы не можем принять, как он называется, ватерклозет подводного образца, потому что надо сделать 50 интенсивных качков таким – там пневмо такая штука, которая нечистоты за борт... А даже у самого сильного человека из комиссии хватило на 25 интенсивных качков». Ты сидишь – и смешно же.

Плюс ещё всякие забавности, типа, учёт лошадей, и одну лошадь звали Желудок.

Клим Жуков. Хорошо кушала.

Максим Приданников. Да, или наоборот не ела. Потом отличная была... начало... ну как бы, как сказать: начало советской власти, когда уже Гражданская война закончилась, там плавбатарея на морских ... моря на Севере у нас, и человека так блохи довели до...

Клим Жуков. Плохого состояния.

Максим Приданников. Да, что он поджёг матрас с блохами и устроил пожар, как он называется, на казённом судне. Есть совершенно отличные эпизод, когда одна из наших важнейших флотилий – Вторая, тоже обе появились... Дунайская, там были такие импровизированные канонерские лодки, сделанные из баржи десантной, куда поставили большую-большую пушку – 152, иногда 203, и она... так серьёзно подготовились, т.е. инженерно сделали, чтобы она могла вести более.. на дальние дистанции огонь, чтобы она не особо видна была, её палубу дёрном обложили, и она в камышах, её не видно, сверху тоже не видно – на ней трава растёт. Причём оказалось, что дёрн сохраняет микроклимат, а все эти темы с артиллерийскими проблемами, что боеприпасы могут при ненадлежащем хранении, нарушении температуры и влажности бабахнуть – это же одна из версий гибели «Императрицы Марии».

Клим Жуков. Да, отпотел тротил, или что у них там было?

Максим Приданников. Я не знаю, есть, недавно вышла хорошая книжка относительно С.Е. Виноградова по «Императрице Марии», всем рекомендую, там все версии документально рассмотрены наиболее беспристрастно. Очень много прямо рассмотрено причин гибели, от диверсии, кончая всяким разгильдяйством. Человек, действительно, много изучал, там серьёзные потери были, очень резонансное дело, как раз поэтому мы и говорили: Россия как раз потеряла во время войны 1 дредноут совершенно новый.

Клим Жуков. Причём не в бою, что обидно, просто взяли и потеряли.

Максим Приданников. Причём частично его пришлось топить, чтобы он не бабахнул, и всё остальное не повредило, потому что в Российской империи взорвался «Барон Дризен» - это пароход такой, который в Архангельске как раз с взрывчатыми веществами подорвался и снёс приличное количество, нанёс серьёзный инфраструктурный ущерб порту.

Клим Жуков. А как в Канаде бабахнул корабль?

Максим Приданников. Ну тут вообще, конечно, бабахнул, а вот у нас свои были.

Клим Жуков. В Канаде-то в каком там году он бабахнул?

Максим Приданников. В Галифаксе он бабахнул.

Клим Жуков. В Галифаксе, я просто не помню, когда.

Максим Приданников. Во время Первой мировой.

Клим Жуков. Вот я год запамятовал. Ну там бабахнул натурально как атомная бомба. Я видел фотографии: город Галифакс до того, как корабль приехал, и после того, как корабль приехал – там вот натурально вообще ничего не осталось около берега.

Максим Приданников. В советское время книжка была такая – «Как пароход погубил город».

Клим Жуков. Да, я читал её, конечно.

Максим Приданников. Так вот, к чему мы возвращаемся – а, про смешные документы: ну вот эта вот импровизированная канонерская лодка ещё и для эффективности стрельбы, потому что он стрелял дорогими снарядами, дорогие снаряды, всё дорого, флот дорогой, ещё для Российской империи, которая во многом не перешла из...

Клим Жуков. Феодализма.

Максим Приданников. Ну не то, что феодализма, а какой-то сельскохозяйственной...

Клим Жуков. Да от феодализма, феодализма. Производственная база феодализма – это сельское хозяйство. Производственная база Российской империи – это было сельское хозяйство. Я помню, читал, сколько стоят снаряды для кораблей, ну вообще для пушек 152 мм – так там получается, что один выстрел этой пушки это выстрел годовым доходом средней крестьянской семьи. Просто вот крестьянская семья год работала, а его за один раз взяли и бахнули.

Максим Приданников. Как в нашем любимом Средневековье цены на доспехи, наверное.

Клим Жуков. Да, типа того.

Максим Приданников. И там человек очень-очень хорошим почерком, надо понимать, что отчёты после боя о бое писались обычно человеком на нервах куском карандаша, сидя на каком-нибудь лафете и сильно находящимся...

Клим Жуков. В невменяемом состоянии.

Максим Приданников....в изменённом состоянии психики, и он по ней писал: «Мы туда стрельнули, попали, ааа...» А тут человек красивым почерком, каллиграфическим с завитушками, всё видно, пером написал, что мы... вывел свою батарею, поставил здесь. Вот тут такие-то погодные условия. Прикинули. сделали 1 выстрел, вызвали корректировку, потому что батарея иногда, действительно...

Клим Жуков. Из закрытой позиции бахал?

Максим Приданников. Из закрытой бахал, безусловно, по болгарам, которые нам нифига не братушки, как в Первую мировую оказалось...

Клим Жуков. И во Вторую потом ещё раз.

Максим Приданников. Ну, мы говорим про другой период. И за счёт корректировщиков, с которым была по телефону связь, и всё нормально, т.е. как в лучших домах Европы... Кстати говоря, это не шутка, потому что приглашали на Дунайскую флотилию как раз французских товарищей офицеров, которые имели опыт как раз импровизированных канонерских лодок во время боёв 1914 года во Франции в районе рек этих – Марны, там, и ещё что-то, у них были такие штуки, и вот они наших частично учили. Или наши их учили, потому что наши, как оказалось, умели научить, наши, например, минному делу учили американцев. Чертежи мин, тралов и всего остального предоставляли британцы, потому что наши были, действительно, если не одними из самых, то в каких-то там лидерах частично.

И пишет, что первый выстрел сделали туда, второй туда, третий туда, четвёртый туда. Ничего не смогли подавить, почему – а потому что корректировщик по телефону слышал какой-то треск, визг, брань и (и так в кавычки взял и написал) «различные фразы типа «о-ло-ло-ло», «бу-у-у», «о-о-о». Он всё это записал буквами, причём это такой рапорт-рапорт, ты сидишь, читаешь – так интересно, интересно, а потом начинаешь ржать, потому что там, действительно, вот прямо все эти словосочетания человек, которые слышал, те и записал. Серьёзный документ, война, дорого, кому-то, может, больно было, но не тем, кому надо, а человек вот так вот записал.

Вообще, в принципе, много чего интересного документов даже можно сейчас благодаря архивам, наши все практически питерские архивы оцифровали описи, ты можешь, действительно, сидя из дома, работать...

Клим Жуков. Прикинуть, что ты собираешься смотреть, когда придёшь в архив.

Максим Приданников. Да, составить план, по некоторым даже послать им на электронную почту: я вот такой вот человек, хочу вот эти рассмотреть – они тебе присылают, типа... по их внутреннему распорядку, с их шаблонами, но тем не менее присылают, что вот здравствуйте, уважаемый, мы вас на 21-ое число записали, приходите, готовы будут дела вам. Не надо бегать 3 раза, никаких левых походов в архив, и прочее.

Клим Жуков. Стало удобнее.

Максим Приданников. Да. А названия дел просто отличные есть, например, такое: «О необходимости назначения постоянного представительства от военного ведомства в комиссию для наблюдения за бродячими женщинами в Кронштадте».

Клим Жуков. Ох как!

Максим Приданников. Ну т.е. дикие, наверное, какие-то?

Клим Жуков. Проститутки, имеется в виду, понятное дело.

Максим Приданников. Да это понятно. Ну т.е. а бродячих мужчин не было.

Клим Жуков. Слава Богу. Тогда мы ещё не совсем...

Максим Приданников. А то бы армию пришлось бы задействовать в комиссию. Причём, понятное дело, что надо знать какой-то язык делопроизводства и всего остального. Вот эти все... вроде как советская мода на модные сокращения – там замкомпом... и прочее, на самом деле это телеграфные коды и телеграммные, потому что проще написать «генбор», «коргук», и телеграмма или ещё что-то пошла к назначению быстро. Есть прямо такие телеграфные во многом справочники, там ... бывают разные, ну телеграфная связь всё равно, и там написано: «Командование округа такое-то, так называется, командование армией такое-то, командующий армией такой-то, командующий флотом так-то называется, такие-то структуры такого-то ведомства вот так вот называются».

Как исследователь, кроме документов человек обязательно должен знать, что выходит из актуального, и как-то отличать – важно, не важно, и прочее. В принципе, вообще из...

Клим Жуков. Литературу.

Максим Приданников. Да, конечно.

Клим Жуков. Это мы таким образом от источников переместились к историографии?

Максим Приданников. Да, ну это, в принципе, тоже источники, только они менее...

Клим Жуков. Это не источники – заявляю обоснованно: литература не может быть источником до тех пор, пока она не осталась глубоко в прошлом, тогда это будет вторичный источник. Документ – это источник, а литература – это исследование.

Максим Приданников. Ну, ты профессионал, а я любитель, вот тут вот как раз и есть. У нас, как оказалось, что до сих пор самая важная работа по Первой мировой войне – это «Флот в Первой мировой войне» 1964 года издания.

Клим Жуков. Это очень хорошая книжка.

Максим Приданников. Это, понимаешь, советская школа – она серьёзная, и в советское время, чтобы какой-то простой кусочек человеческого знания описать, для нас кажущийся, всегда писал академик, который съел на этом собаку, кошку, корову, таракана...

Клим Жуков. Самое главное, что писал он не один, писал творческий коллектив серьёзных людей.

Максим Приданников. Да, плюс ещё редколлегия была научная, и прочее.

Клим Жуков. Во-первых, был главный редактор, который труд многих людей, которые сильно разбирались в своей работе, он сводил в нечто цельное.

Максим Приданников. И не пропускал...

Клим Жуков. Ну и не пропускал дурости откровенные, потому что все люди могут ошибаться, естественно, даже очень серьёзные, а нужен кто-то со стороны, который будет тоже разбираться в теме, может быть, не так глубоко, как ты в твоей конкретной теме, но просто понимать проблему, и если ты там написал что-то такое, что вообще в ворота ни в какие не лезет, ты этого можешь не заметить, а он наверняка заметит и скажет: «Палыч, вот это нужно переписать, хоть ты тресни».

Максим Приданников. А сейчас можно написать полную научную историю, когда ни один архив и не пострадал, вот прямо там спокойно. Есть ещё 5-томная «История судостроения», такая чёрная, где-то в 90-е годы издавшаяся – там очень всё хорошо, там такая плеяда авторов написала, российского, отечественного судостроения. И из таких книжек, которые лично мне нравятся и греют, есть такая – Никита Кузнецов «Российский флот на чужбине», там он, в принципе, по Гражданской войне, по участию, но человек расписал систему управления флотом кратко, но достаточно для изучения – что во флоте есть морской министр, он подчиняется императору, есть товарищ морского министра, во флоте есть судебные учреждения, медицинские учреждения, какие-то интендантские учреждения, архив Морского ведомства, Главное гидрографическое управление, какие-нибудь спасательные службы. Тут так, там чтобы получилось, офицеров столько-то было, готовили там Морской корпус, офицеры такой-то примерно состав, такие-то потери, и это 20-30 страниц, и всё сжато, можно как-то расширить другими источниками, но если тебе надо получить представление, это отличная книжка.

Клим Жуков. Я помню, в советское время выходили очень хорошие книжки, мне в детстве они страшно нравились и до сих пор они у меня все дома хранятся – это писал Рафаэль Мельников: «Рюрик» был первым, «Крейсер «Варяг»», «Крейсер «Аврора»», «Крейсер «Очаков»»...

Максим Приданников. Там не все его.

Клим Жуков. Да, не все, согласен, но много.

Максим Приданников. «Октябрьская революция» - точно, например, Цветков написал, инженер.

Клим Жуков. Да точно, точно – Цветков написал.

Максим Приданников. Это издательство «Судостроение», для которого я сейчас...

Клим Жуков. Именно так, отличные были книжки, к сожалению, всё-таки это давно издавалось, поэтому не очень хорошая бумага, не очень хорошие фотографии, но всё равно кое-что видно. Ну там так было очень интересно – она не очень большая, там страниц 300, скажем, 350: как корабль заказывали, как мучились с этим заказом...

Максим Приданников. И мучили.

Клим Жуков. И мучили, потом кого мучили, кто мучился, потом как заказы перешли к постройке, как его строили...

Максим Приданников. А там ещё больше мучений было.

Клим Жуков. А там сплошные мучения, и это же всё натурально расписано, а потом его боевой путь. Очень интересно.

Максим Приданников. Или гражданский какой-нибудь.

Клим Жуков. Ну или гражданский – неважно. Очень интересно!

Максим Приданников. Да, безусловно. Плюс у нас ещё есть достаточно широкий спектр эмигрантской литературы, которая воспоминания офицеров флота, которые помнят, хотя вот хорошая тема про мемуары – это я писал работу по катерам американским на службе в Российском императорском флоте, и там...

Клим Жуков. Недавно же у тебя вышла, вроде?

Максим Приданников. Да нет, давно уже вышла. Я сейчас просто пишу, перешёл на новый уровень – я по типам начал писать...

Клим Жуков. Ага, понятно.

Максим Приданников. ...а тут только одни были. И там человек вспоминал, что как-то, знаешь, у нас на Чёрном море прорвался немецкий, который сейчас называют германо-турецкий, крейсер «Гебен»...

Клим Жуков. «Гебен» ... «Явуз».

Максим Приданников. ... и он много зла, на самом деле, нам сделал, и флот, к сожалению, не смог даже минимизировать его присутствие ...

Клим Жуков. Слишком быстроходный.

Максим Приданников. Ну вот как раз это понятие, почему... прямо отличная иллюстрация к тому, что готовятся к одной войне, а всё по-другому получается: наши на «Императрицах Мариях» сознательно пошли на понижение скорости, потому что они готовились к бою с другим противником.

Клим Жуков. Конечно, все готовились к бою с другим противником – все готовились к Цусиме очередной, что там куча артиллерийских кораблей тяжелобронированных выплывет и начнут друг друга кромсать просто вот до последнего патрона.

Максим Приданников. А оказалось, что в основном это в Первой мировой войне морская операция разнородных сил, и наши, кстати говоря, как лидеры, т.е. тяжёлые артиллерийские корабли, прикрытие, какой-то десант идёт, авиационное прикрытие, лодки наводят, и всё такое, всё вообще серьёзно. Как называется, про что-то мы там... а – эмигрантские издания, и человек рассказывает, служивший на этом катере, командир, и он номер перепутал.

Клим Жуков. Бывает

Максим Приданников. Ну вот так вот.

Клим Жуков. Не, ну это мемуарная литература, это самый ненадёжный источник из всего нарратива, который только есть...

Максим Приданников. Это надо напомнить людям, потому что у нас много кто любит писать по мемуарам, и эти темы...

Клим Жуков. Вот у нас первые мемуары, которые известны, которые именно мемуары-мемуары – это 15 век, Филипп де Коммин написал книжку, которая так и называется – «Мемуары», т.е. воспоминания. Это эталонный мемуар, просто эталонный, потому что он очень точный, потому что писал не просто человек, который там что-то помнил – это писал дипломат, один из высших дипломатов Франции 15 века, ну уже начала 16-го, у которого просто был доступ к документам, он не опирался только на свою память, он опирался на конкретные документы, к которым он имел доступ, и всё равно у него столько вот просто того, что он просто наврал, не знаю – сознательно, не сознательно. Есть такое выражение: врёт, как очевидец, потому что если ты не имеешь тем более доступа к массиву документов, просто пишешь из памяти нечто, то неизбежно человеческая память запоминает далеко не всё, а то, что она запоминает, запоминает искажённо.

Максим Приданников. Да, к сожалению, это правда. Плюс важное: это уже во многом научное, хотя люди, которые этим занимались, не были учёными, они были офицерами флота – у нас была такая комиссия по разбору опыта Первой мировой войны флотского – Мориском. Этот фонт в РГА ВМФ лежит, частично архивисты его даже какие-то работы издают, которые не успели издать тогда, и в 20-е годы различные с отличными названиями, которые я очень люблю – там, «Подготовка флота к империалистической войне», ну такие вот они все ... Действительно, хорошие работы там: «Операции флота против берега», ещё что-то там, «Повреждение и живучесть» - тоже где-то в 20-е годы была «Борьба за живучесть» Пузыревского такого. Это серьёзные работы, и когда я с некоторыми...

Клим Жуков. Кстати, Пузыревского очень хорошая книжка.

Максим Приданников. А там несколько.

Клим Жуков. Я читал их, наверное, все.

Максим Приданников. Ну может быть, там с подрывами, от подрывов, от артиллерийского огня, ещё от чего-то – её переиздавали относительно недавно.

Клим Жуков. Году в 2006-ом точно совершенно их переиздавали – такие вот небольшие книжки с красивой картинкой такой на обложке.

Максим Приданников. Да-да, и там, я когда сравнивал, Пузыревский, например, просто взял некоторые документальные отчёты: вот у тебя документ есть, Пузыревский его просто переписал, прямо вот слово в слово.

Клим Жуков. Что и требуется.

Максим Приданников. Ну, он частично какую-то выдал обработку, но тем не менее... Ну как бы вот такие штуки. Надо ещё сказать, что наша история, изучение истории Российского императорского флота, это история техники, и большинство людей, которые писали что-то серьёзное, были судостроителями, инженерами, а не историками, к сожалению. Ну может, и к счастью, но вот есть такая особенность, потому что какой-нибудь... что такое магнитный детандер или разобраться в трубопроводах и в чём тут удобство вот этого использования, а вот этого неудобство использования, наверное, человеку с историческим образованием сложно.

Клим Жуков. Не, ну тут должны быть, конечно, межведомственные исследования, т.е. должен быть инженер, который просто понимает, что там написано, и историк, который может некую аналитику сделать историческую.

Максим Приданников. Ну и мы переходим к подготовке, т.е. мы вот так поговорили в целом с какими-то офф-топами уже и про участие, и про источники...

Клим Жуков. С иллюстрациями, скажем так.

Максим Приданников. С иллюстрациями, да. Ну после 1905 года, после разгрома мы поняли, что мы что-то делаем не так...

Клим Жуков. Это имеется в виду – в Русско-японской войне, кто не понял.

Максим Приданников....и начали реформировать Морское ведомство, которое потерпело просто разгром, другого слова нету – все погибли практически крупные корабли, кроме изолированного Черноморского флота. Надо понимать, что у нас большая страна, и разные флоты абсолютно изолированы, особенно если учитывать опыт последних... 20-го века последних двух серьёзных войн, и манёвр между театрами сложно получается.

Клим Жуков. Ну т.е. Тихоокеанский флот находится в таком месте, что до Чёрного моря он точно не доедет.

Максим Приданников. Не, он доедет, но его турки не пустят, и до Балтики не пустят, потому что Тихоокеанский флот усиливал оба раза... Тихоокеанской флот и Сибирская флотилия оба раза усиливала Северный флот, причём иногда даже какие-то там... через проводку, ну уже во Вторую мировую войну, ... ледоколом. Т.е. у нас ещё холодно и замерзает.

Клим Жуков. Конечно.

Максим Приданников. И поэтому у нас реально необходимо серьёзное обеспечение. Зимой мы особо не воюем, ну Российская империя особо не воевала, т.е. как бы у нас...

Клим Жуков. Кроме Чёрного моря, наверное.

Максим Приданников. Чёрное море – да, конечно, Чёрное море, частично Дунай, хотя на Чёрном море лёд тоже есть, и замерзает оно хорошо, и Владивосток замерзает, хотя они вроде потеплее, и ледоколы там тоже были, обеспечение. Причем они, достаточно забавно – они не флотские были, их мобилизовали, они забавно назывались: они назывались «Ледокол 1», «2», «3», «4». А на Балтийском море присутствовал серьёзнейший линейный ледокол, по нынешней классификации – «Ермак», а на Северном флоте, ну флотилия Северного ледовитого океана, которую... внезапно как-то оказалось, что надо снабжаться с союзниками, её как-то быстро организовали из кораблей: из одного корабля, который был, на тот момент он занимался охраной промыслов и прочих штук – это посыльное судно «Бакан». Ну это посыльное, разведывательное, сторожевое судно, это такой транспорт, на самом деле, фактически...

Клим Жуков. Вооружённый транспорт.

Максим Приданников. Вооружённый транспорт, да, ну не всегда, но вот «Бакан» как раз он и есть. А потом быстренько пригнали туда, купили у японцев часть кораблей бывших своих, погибших в Русско-японскую, и начали у англичан заказывать, но англичане как-то не очень хотели, и только самый критически важный класс кораблей позволили заказать – это ледоколы и тральщики. Это мы дальше поговорим, а мы пока говорим про то, что нас разгромили, и у нас проблемы с театрами и вот такие вот есть особенности театров, которых у других, на самом деле, нету. Ну т.е. у немцев тоже, в принципе, какие-то проблемы со льдом есть, но не такие значительные, как у нас.

Клим Жуков. У них нет Тихоокеанского флота отдельного.

Максим Приданников. Ну да, поэтому когда нас считают, что Российская империя построила 7 дредноутов – ну т.е. надо понимать, что тут 4, тут 3, и т.е. это не 7.

Клим Жуков. 3 на Чёрном море, 4 на Балтике.

Максим Приданников. Это не 7, а считается 7. Там ещё по времени, как бы, сложная тема вступления в строй. И начали понимать, и первое, что сделали – конечно же, поменяли подготовку флота, офицеров, начали как-то их серьёзнее мотивировать, какие-то программы изучать, изменили управление флотом – образовали Морской генеральный штаб (МГШ) и начали с 1908 года разрабатывать, что же нам надо. Ну вообще не с 1908-го, а с 1906-го, к 1908 году уже поняли. На самом деле, надо сказать, что Российская империя и главный руководитель, который за всё отвечал – у нас же абсолютная монархия, т.е. главный руководитель – император Николай Второй, он отвечает за всё. В принципе, он даже отвечает за гибель империи, потому что он капитан. Ну потому что абсолютная монархия.

Клим Жуков. Конечно.

Максим Приданников. Т.е. нету других людей, которые... Они начали обосновывать перед правительством необходимость после того, как их здорово...

Клим Жуков. Отколотили.

Максим Приданников. Да, что надо денег дать, много, и может быть, даже больше. Т.е. наши к 1913 году вышли чуть ли не на 8% бюджета морского, ну 8% от общего бюджета занимали расходы на постройку и содержание флота – это очень много!

Клим Жуков. Ещё бы!

Максим Приданников. И как-то, думаю, благодаря тому, что, действительно, царь – это все говорят историки и какие-то современники в воспоминаниях – он любил флот, он им интересовался, имел какое-то даже своё понимание, как это должно быть, часть вещей утверждал лично, я даже видел – названия он любил утверждать: зачеркнул карандашиком, говорил: нет, вот «Париж» не хочу, а вот «Императрица Мария» мне нравится, «Александр Третий» в честь бати – да, тоже ничего.

И первое, что захотели построить – 4 линейных корабля для Балтики, это т.н. Малая судостроительная программа 1908-12 года, 3 подводных лодки, 14 эсминцев, и для Чёрного моря... там, на самом деле, они сложные, и они с 1908 по 1912 по 3-4 акта в нескольких этапах реализовывались, и не всё реализовалось даже так, как хотели, потому что для Черноморского флота хотели построить 3 линкора, 9 эсминцев, 6 подводных лодок, но часть потратили денег на ремонт, т.е. они, например, модернизировали на эти деньги старый-старый викторианского типа... не викторианского типа, но он английского такого типа, по образцу английских – броненосец «Три Святителя». Его сильно очень модернизировали, срезали часть казематов, поставили... количество пушек увеличили. На самом деле, после Русско-японской войны Морвед понял, что часть вещей, которые у них есть, это бесполезный хлам, и начали мелкокалиберную артиллерию, которая не годилась для борьбы с возросшими миноносцами у противника, снимать, часть торпед убрать, потому что они уже не поражали крупные цели, и отчасти уже от старых кораблей начали избавляться, приводя их в какие-нибудь учебные суда и блокшивы для плавучей базы флота.

И потом начали с 1912 по 1916 год делать Большую судостроительную программу – это 4 линейных крейсера для Балтики, «Измаилы». Очень интересная тема, опять же – как нельзя выбирать контрагента: в частности, в Австро-Венгрии выбрали...

Клим Жуков. Удивительно. Опять же, с ними же точно было понятно уж к 1912-то году, что война-то будет именно с ними.

Максим Приданников. Да. 4 лёгких крейсера, 36 эсминцев и 12 подводных лодок, и для Чёрного моря добавили линейных кораблей, которых предыдущий бюджет сожрал, 1... ну, на самом деле их там добавили... т.е. их там 3 типа Императрица Мария» и 1 ещё добавили «Николай Первый», потому что Турция активно вооружалась, и только помощь Англии, которая конфисковала дредноуты, уже построенные и частично оплачены, прямо перед уходом в Турцию, уже экипаж турецкий сидел в Англии, сделала так, что...

Клим Жуков. Полегче стало?

Максим Приданников. Полегче стало, но зато они как-то прошляпили «Гебен», и стало опять тяжело. Вот: 8 эсминцев и 6 подводных лодок дополнительно. Для этого реально беспрецедентно модернизировали, да чтобы это выполнить, это очень много, это новые корабли нового типа, т.е. к 1906 году, когда начали проектировать к 1908-му дредноуты – это вообще качественный скачок и количественный...

Клим Жуков. Ну только что в 1906 году вышел в серию в Америке... в Англии дредноут вышел, собственно говоря, и все вдруг...

Максим Приданников. В 1905-ом, да.

Клим Жуков. Ну он в 1906-ом вступил в строй флота, и все вдруг сказали, что ух ты ж, что ж теперь делать-то?

Максим Приданников. И всё устарело мгновенно, что было – все эти коллекции броненосцев эскадренных стали слабее. Для этого надо было...

Клим Жуков. Ну ещё бы – дредноут: 10 пушек главного калибра и, считай, больше ничего нету, зато адская броня, большая скорость, ну для своего времени, конечно. Все перепугались.

Максим Приданников. Да, и начали... потому что это престиж.

Клим Жуков. Конечно, конечно! Один, считай этот дредноут, у которого 10 пушек, получается в 2,5 раза мощнее любого эскадренного броненосца, у которого 4 пушки главного калибра.

Максим Приданников. Это иногда 4, а иногда по-разному, у нас тоже были там 6 у ещё более старых. Ну там неважно. Для этого была проведена, для того, чтобы это реализовать, беспрецедентная просто модернизация казённых заводов – это Обуховского, который строил артиллерию, это Ижорского, который строил в основном бронепрокатом, он сталью занимался, т.е. они много чего делали, на самом деле, но вот для жёсткого этого много... Балтийского завода, Адмиралтейского завода. И начали частично там строить селитровый завод, или какой-то... взрывчатые вещества – в Грозном, или модернизировать. Ну т.е. как бы дредноут – это же система базирования вообще, в принципе, т.е. там обучение личного состава, снабжение, т.е. у него должны быть уголь какой-то определённого качества, какие-то смазочные масла определённого качества, и самое главное – что это снабжение флота должно запасать, чтобы корабль мог просто выходить в боевые походы, чтобы он был снаряжён. Плюс это обучение личного состава, я, по-моему, уже говорил, ну там различному, плюс это снаряды.

Клим Жуков. Да, расходный материал.

Максим Приданников. Раньше такой снаряд был, стал потом здоровый, он совершенно другого типа, и прочее.

Клим Жуков. 305 мм, но он стал длиннее, чем был, если не ошибаюсь.

Максим Приданников. Да, и взрывчатого вещества добавилось, и он дальше лететь стал. Там, на самом деле много...

Клим Жуков. Потому что стало длинноствольное орудие, вместо старого 40-45-калиберного стали делать 50-, даже иногда 52-калиберные. Вот у нас были очень длинные пушки на «Императрицах Мариях» и «Николаях».

Максим Приданников. Они и везде, на всех дредноутах были.

Клим Жуков. Ну да, я имею в виду – на дредноутах.

Максим Приданников. Потом надо сказать, что частному капиталу дали дорогу, причём зачастую каким-то откровенно спекулятивным, хотя они частично и построили. У нас есть такой на Выборгской стороне завод, который сильно поковыряли, несмотря на то, что наша мощное градозащитническое общество за него сражалось – «Лессенер», торпедное оружие для Императорского флота делал. А есть ещё там заводы Людвига Нобеля. И вот они создали союз...

Клим Жуков. Картельный сговор.

Максим Приданников. Ну, кстати говоря, в Российской империи это норма была.

Клим Жуков. Конечно, это не только в Российской империи была норма, это я ответственно заявляю.

Максим Приданников. Я имею в виду, что именно так в том времени Россия много где рынки поделила. Нобель и Лессенер, они лодочки строили.

Клим Жуков. Подводные?

Максим Приданников. Да, типа «Барс». Для этого... в основном, конечно, здесь в Питере были заводы, и они в основном казённые были, то «Императрицу Марию» и компанию строило 2 частных судостроительных этих... Частных, да, совсем. Ну это надо понимать, что эта фирма... государство дало такие гарантии, что вы впрягаетесь, создавая общество заводов Николаевских верфей.

Клим Жуков. На Чёрном море?

Максим Приданников. Да, оно до сих пор живо...

Клим Жуков. Было живо до недавнего времени.

Максим Приданников. Да, и строило самые крупные и советские корабли. А сейчас там оно, может, ещё живо формально, но я не знаю, что там происходит. И это, т.е. беспрецедентные тебе гарантии, что ... будет заказ, т.е. если ты построил 3-4 больших, крупных корабля, дорогущих, ты сделал верфь – а что тебе дальше с ней делать?

Клим Жуков. Ну, большая верфь – это хорошо, у тебя большие мощности.

Максим Приданников. Да, и в основном-то...

Клим Жуков. Причём для дредноута нужен абсолютно уникальный сухой док такого размера, какого в принципе до того никто вообще не строил никогда, потому что он самый большой корабль в мире – дредноут.

Максим Приданников. Да, ну это вот как раз мы упираемся в систему базирования Российского императорского флота и уязвимость, потому что на Балтийском море это был только один док – в Кронштадте, а на Чёрном море ещё один док, который способный... т.е. у нас, действительно, было много плавдоков. Я документ видел, к сожалению он неполный, по Балтийскому морю все перечислены доки: какие в Свеаборге были... Т.е. у нас есть док, есть плавучий док, ну док – это в смысле инфраструктура, которая где-то в земле или камне сделана, есть плавучий док – это железная такая вещь, которая опускается, туда заводится...

Клим Жуков. ...заводят корабль...

Максим Приданников. и он это... А есть ещё Мортонов эллинг – это когда корабль на берег вытаскивают, ... как-то делают. Т.е. у нас были в Ревеле/Таллин, частично в Свеаборге и Гельсингфорсе. Свеаборг – это Суоменлинна сейчас, это военная крепость, прикрывающая Хельсинки. И вообще, в принципе, когда говорят: «Флот в Гельсингфорсе», это немного некорректно, потому что именно учреждение Морского ведомства...

Клим Жуков. В Свеаборге?

Максим Приданников....он назывался командир военного Свеаборгского порта, т.е. он... Хотя оно, понятное дело, что на фотографиях как раз видно, что и в Хельсинки стоят боевые корабли, но самые крупные дредноуты базировались на свеаборгском рейде, они дальше не заходили – они большие.

И вот для этого много чего было модернизировано для выполнения этой программы, но надо сказать, что всё-таки в Российской империи были конкурсы, и никакие-то блаты, серьёзно обсуждались проекты всякие, заседания созданных комиссий, коллегий Адмиралтейства. Коллегии обсуждали различные варианты, и прочее, и приглашали совершенно без смущения всяких немцев – ну понятно, что они противники, там проект какой-нибудь фирмы «Блом унд Фосс», англичан...

Клим Жуков. «Блом унд Фосс» - это которые двигатели делали?

Максим Приданников. Они дредноут хотели... нам проект предоставили. И наши во многом именно в артиллерии и судостроении сотрудничали с англичанами, т.е. какие-то... я, честно говоря, не сильно копал, но которые построились в Севастополе дредноуты – это русский проект с серьёзной технической помощью, технологической, английской.

Клим Жуков. Пушки, насколько я понимаю, там были какого-то такого очень близкого к англичанам типа вообще?

Максим Приданников. Не могу сказать, сейчас вроде как обещали работу к выходу по русской 12-дюймовке.

Клим Жуков. Т.е. 305 мм?

Максим Приданников. Да-да, с развитием. Всё остальное, что сейчас есть, это части каких-то книжек – частично там Цветков писал, и после там написано есть по «Севастополям» такая в «ИСТФЛОТе» - самарское такое издательство было «ИСТФЛОТ», и там они издавали. Как-то так, не буду врать. Они в просторечье «арбузовками» зовутся, потому что главный редактор Арбузов.

И самое главное, что... т.е. каждый конкурс обсуждали, что вот этот проект хорошо проработан и финансово хорошо проработан, но нам не нравится. Этот не очень проработан, мы его не будем рассматривать. И вот отдавали предпочтение, после этого уже заказ выдавали, и верфь начинала по кредитам каким-то делать. Заключался громаднейший контракт, где писалось, какие условия, какие спецификации, какое снабжение, как он будет покрашен – в 3 слоя или в 5, дерево будет лакированное или крашеное, заклёпки какого вида будут использованы, какие стали, какие кораблестроительные элементы, какие мореходные элементы – там же есть достаточно серьёзная теория корабля: как он будет себя вести с нагрузкой, опрокидываться не опрокидываться, какую скорость он будет выдавать в зависимости от...

Клим Жуков....гидродинамики, нагруженности и т.д.

Максим Приданников. Да-да, в зависимости от всех этих штук разных, т.е. он там же есть...

Клим Жуков. По поводу контракта сразу анекдот вспомнился: помнишь, как МО РФ не утвердило новый проект безоткатной пушки? Спрашивают: «Почему – пушка плохая?» «Нет, - говорит, - пушка хорошая, название слегка напрягло».

Максим Приданников. Да, есть такая тема. Ну вот, и плюс самая главное-то, в принципе – сроки, когда это всё должно...

Клим Жуков. Сроки всегда все были продолбаны.

Максим Приданников. Да-да-да. К сожалению., можно сказать, что Российская империя строила медленно, и вот эти вот самые известные, самые дискуссионные корабли типа «Севастополя» - они отличные для первого поколения дредноутов, но их долго строили.

Клим Жуков....

Максим Приданников. Если бы их построили в какой-то определённый срок, они бы первое поколение всё достаточно серьёзно бы... демонстрировали превосходство, а они вступили в строй, когда уже второе и третье поколение достраивалось, и там есть некоторые определённые нюансы, что вот тут не так...

Клим Жуков. Когда у нас достраивались эти самые корабли, у англичан там уже всякие разные «Айрон Дюки» были в строю с 343-миллиметровой артиллерией.

Максим Приданников. Да-да. Надо сказать, что вообще так забавно и у нас как-то плохо обращают внимание на этот факт, что в Первую мировую войну Российский императорский флот вступил с 1 современным кораблём – это минный крейсер, а по новой классификации это эскадренный миноносец типа «Новик», сам «Новик», который недавно нашли.

Клим Жуков. Под названием «Яков Свердлов».

Максим Приданников. «Яшу» нашли. Погиб, к сожалению, на мине. И вот строили, и оказалось, что Первая мировая началась, Российский флот понёс достаточно серьёзные потери, у меня где-то тут записано... Надо сказать, что тут есть сложность в том, что периодизация, потому что вроде бы война продолжалась, и это Российский императорский флот, и не сильно изменилось, но это уже Февральская революция – и вроде бы не императорский флот.

Клим Жуков. Но тем не менее преемник однозначно, поэтому можно посчитать всё равно.

Максим Приданников. Ну т.е. где-то до 1918 года он потерял 1 линейный корабль – это «Императрица Мария» подорвалась на внутреннем рейде Севастополя в Южной бухте, там недалеко совсем... Или нет – что-то там на входе в Южную бухту, недалеко. Один эскадренный броненосец – знаменитая «Слава», которая полностью оправдала своё название, т.е. вот как ты назовёшь корабль, так он и поплывёт – «Слава» оказалась «Славой». Потеряли 3 крейсера, ну и всё остальное поменьше, и неприятным тут есть – вот, например, транспортов 54. Это я взял одну работу К.Б. Стрельбицкого и почитал, там у него есть такая – «Потери Российского императорского флота», и оказалось, что 2 основные темы, которые оказали влияние – это потеря дредноута... ой, потеря «Паллады», броненосного крейсера, который потопило, и наши сразу же испугались и запретили дредноутам выходить в море, плюс начали, как я и говорил, охоту за подводными лодками.

Клим Жуков. А «Паллада» - это «Паллада-Диана...»?

Максим Приданников. Нет-нет, в честь... «Паллада» того времени погибла в Порт-Артуре.

Клим Жуков. А, точно же! Конечно.

Максим Приданников. Это броненосный крейсер типа «Баяна»...

Клим Жуков. Всё понял.

Максим Приданников. Отличная иллюстрация, как нельзя строить корабли: к Русско-японской войне тип «Баян» был не очень сильным, а к Первой мировой войне зачем-то построили ещё 3.

Клим Жуков. Т.е. они уже вообще не котировались к тому времени?

Максим Приданников. Вообще. Непонятно вообще, зачем построили... На самом деле, есть у Сергея Евгеньевича, опять же, Виноградова по нему монография, там есть причины, можно посмотреть – там достаточно долго и много по документальным источникам, именно по документам объяснено, почему.

Начали это строить, и оказалось, что не то надо, война началась – не то надо. Нужны всякие тральщики, потому что мин много, нужны минные заградители, потому что...

Клим Жуков. Нужно выставлять много мин.

Максим Приданников. Накидывать, да. Нужны крейсера, потому что если мы готовились к войне и понимали, что воевать на Балтийском море придётся с очень сильно превосходящим противником, и все понимали, что оборонять будут какими-то батареями береговыми, плюс минными заграждениями и ударами серьёзной торпедной флотилии эскадренных миноносцев. А потом уже как-то вылезут наши 4 дредноута и попытаются с остатками подраться, ну потому что если они вылезут до этого и попытаются подраться, будет результат неприятный, потому что немецкий флот много больше...

Клим Жуков. У немцев немножко больше, чем 4.

Максим Приданников. Много больше, поэтому готовились к войне с 1912 года по минно-артиллерийским позициям, Центральную немцы даже не пытались форсировать, один раз попытались, подорвались, и всё, а вот Ирбенскую – это ниже, которая Ригу прикрывает и всё остальное, там ещё у нас есть частично Або-Аландская, которая прикрывает Финляндию ...

Клим Жуков. Або-Аландская.

Максим Приданников. Або-Аландская, да. Так вот, немцы Ирбенскую 2 раза прорывали – в 1915 году и прорывали в 1917 году, когда вот этот Пикуль знаменитый...

Клим Жуков. «Моозунд».

Максим Приданников. «Моозунд», да, хотя там это всё-таки произведение, можно сказать, сказочное.

Клим Жуков. Ну как у Пикуля почти всё.

Максим Приданников. Но зато много кто пришёл к серьёзным исследованиям через него.

Клим Жуков. Безусловно.

Максим Приданников. Писатель хороший, я читал с удовольствием.

Клим Жуков. Я недалеко от него на даче проживал в Вырице, был знаком.

Максим Приданников. Т.е. появилось реально серьёзное изменение в тактике войны – что тебе нужны противолодочные катера, авиация очень серьёзная, и оказалось, что некоторые ситуации, когда наши, действительно, сосредоточили оперативное управление в МГШ, смогли оперативно реагировать, но в то же время, т.к. у нас в основном всё устаревшее было, любой был поход к немцам в Балтику, куда они контролировали, это серьёзный риск. И крейсера так и не достроили, ни один из лёгких крейсеров всех программ, ни Малой, ни Большой не были... по-моему, по Большой, там, Малой не закладывали, не достроили. Они потом в советское время некоторые были достроены и себя достаточно неплохо показали на Чёрном море.

Зато построили большое количество турбинных эсминцев, т.н. тип «Новик», как я... это вот тоже странное понятие: если тип подводных лодок «Барс» - они все относительно по одному проекту развития друг другу, т.е. «Морж», «Барс», «Лебедь» - прямо видно, что это папа и дедушка, и сын, то эсминцы типа «Новик» - «Новик» это построенные на добровольные пожертвования вообще вне Малой и Большой программы, там плюс с ним ещё построили некоторое количество эсминцев, которые начали развиваться добровольцами. Т.е. «Новик» - это турбинный, один из первых наших флотских кораблей больших артиллерийских и минных, ну в первую очередь, торпедных, минных. Дело в том, что в Российской империи считалась торпеда самодвижущейся миной.

Клим Жуков. Так везде считалось, по-моему. Мина Уайтхеда и мина Шварцкопфа – это немцы так, видимо, хотели пошутить, потому что когда англичане изобрели самодвижущуюся мину Уайтхеда, торпеду, немцы ответили им самодвижущейся миной Шварцкопфа, т.е. «белоголовка» и «черноголовка».

Максим Приданников. Я, честно говоря, не знаю...

Клим Жуков. По-моему, Шварцкопф первый немецкий был.

Максим Приданников. Я вот в этом не специалист ни разу.

Клим Жуков. Было всё равно смешно, когда Уайтхэд с одной стороны, а с другой стороны Шварцкопф. Решили побороться с «белоголовкой» - «черноголовкой».

Максим Приданников. И как бы получается, что вот это всё построено, оно сидит на базах, и за них очень боятся.

Клим Жуков. Страшно.

Максим Приданников. Да. Плюс ещё Балтийский флот подчинили во время войны Первой мировой командованию армии, и там которые не очень разбирались, что там с ним делать, но спасало немного, что у нас до 1915 года был очень энергичный командующий Балтийским флотом Николай Оттович Эцен, в честь него сейчас...

Клим Жуков. Эссен.

Максим Приданников. Фон Эссен.

Клим Жуков. Да, из Остзейских ливонских немцев.

Максим Приданников. Ну практически наш.

Клим Жуков. Коллега чуть-чуть.

Максим Приданников. Да, чуть-чуть, образно говоря. Оказалось, что надо как-то действовать на коммуникациях, оказалось, что созданная служба связи, ну т.е. наши поняли, что во время Русско-Японской войны наши... не очень флот понимал, в каком театре они находятся, и что происходит, и начали делать службу наблюдения связи, усиливать, наблюдая за своими передвижениями, осваивая свой театр военных действий, плюс сигнализация различная служба связи, частично она разведкой наблюдалась, занималась, и у них там достаточно забавные темы были, я поднимал, потому что сейчас вот выйдет статья третья, ну не выйдет – я её сдал, выйдет она, наверное, в августе...

Клим Жуков. В общем, скоро.

Максим Приданников. «Моторные катера службы связи». Поэтому я поднимал дела по службе связи, организации, т.к. они занимались наблюдением и связью, они делали оптическую связь, различные телефонные, телеграфные, кабельные...

Клим Жуков. Оптическая – это что-то вроде прожекторной сигнализации, когда они азбукой Морзе балакали?

Максим Приданников. Да, фонарь Ратьера с решёточкой такой. Плюс ещё, понятное дело, что в бинокль можно было рассмотреть сигнальщика, флажки, голубиная почта, и самое смешное из того, что видел в документах – это на Чёрном море тоже, на всех театрах, где был наш флот развёрнут и флотилии, было организовано своё управление службы связи: служба связи Балтийского моря, служба связи... или Балтийского флота, служба связи Чёрного моря, там, Тихого океана, и на Чёрном море было написано: «Для экстренной доставки донесений с одного поста на другой имеется средство – велосипед».

И вот это вот всё оказалось, действительно, полезным, наши люди даже в 1915 году навели, служба связи, на немецкую операцию силы флота, и частично было разгромлено немецкое соединение, и минный заградитель «Альбатрос» попал под раздачу благодаря радиоперехвату. Надо сказать, что...

Клим Жуков. Немецкий минзаг?

Максим Приданников. Да, немецкий. Надо сказать, что у нас было 2 таких подарка судьбы за время войны: один подорвался, а другой вылетел в качестве навигационной ошибки – крейсер «Магдебург» немецкий, и они забыли там уничтожить...

Клим Жуков. Шифровальные книги?

Максим Приданников....шифровальную книгу. А сейчас выйдет в «Яузе» моя книжка по крейсеру «Прут» – это бывший турецкий «Меджидие», он решил пострелять в составе немецкой... немецкое командование с турецким решило обстрелять Одессу, и подорвался на нашей мине тоже заграждения, утонул.

Клим Жуков. Наши его забрали себе.

Максим Приданников. Наши забрали его себе – вот про это книжка у меня выйдет, ну во всяком случае, релиз был на прошлой неделе, пока не знаю, что там как происходит. И там тоже была шифровальная книга, поэтому мы частично знали планы немцев и могли читать их радиопереговоры, и планы турок.

Ну вот, к сожалению можно сказать, что Российский императорский флот, имея такой серьёзный потенциал, не до конца себя реализовал всё-таки и не до конца выполнил задачу, поэтому идут дискуссии: всё-таки моонзундскую позицию прорвали немцы, а обеспечить безоговорочное господство на Чёрном море не получилось. Немцы выходили и наносили какие-то... ущерб за счёт своей быстроходности, несмотря на то, что у наших было гораздо более... большое количество кораблей, и они в целом даже помощнее были. Т.е. если в 1914 году эскадра устаревших додредноутов вела бои на грани фола с новейшим кораблём, и он уходил, т.е. можно сказать, что это заканчивалось победой... Ну тут спорно, конечно: потери больше были у наших, немцы получили меньше снарядов и потеряли, но они оставили поле боя.

Клим Жуков. Ну там 1 корабль против, скажем, 2-3 эскадренных броненосцев что может сделать – ничего.

Максим Приданников. Которые хорошо стреляют внезапно. Вот прямо вот так. Знаешь, вот ты приходишь к соседу, который у тебя только что какому-то узкоглазому проиграл войну с таким треском, что вообще, и ты думаешь: сейчас я ему дам! А сосед за эти 10 лет боксом занялся, короче, и в тяж перешёл, в тяжёлый вес – так получилось, да. И артиллерийские бои Российского императорского флота в целом, в отличие от торпедных атак подводных лодок, можно оценить на высоком уровне.

Самая забавная торпедная атака была... ну, не забавная, это, в принципе, трибунал – наши турбинные эсминцы вышли в атаку на свой же дредноут на Чёрном море.

Клим Жуков. Не узнали?

Максим Приданников. Ну там же это сейчас кажется с постзнанием, что это просто, это большой корабль, там, его как не узнать?

Клим Жуков. На море элементарно ошибиться, в общем-то.

Максим Приданников. А тут такая плохая видимость, шторм, и тут чпок – и из мглы разорвало, и тут вылезло что-то непонятное. Сейчас мы его, короче, ликвидируем. Да-да, вот.

Дальше что: т.е. вот такие реально серьёзные изменения в тактике войны – служба связи... Служба связи вообще, в принципе, у нас почему-то незаслуженно забыта, а из неё вышла наша военно-морская авиация, потому что разведка, самолётики, и в начале особо никто не предполагал, что они смогут стать ударным средством, а вот разведывательным – отлично! И долгое время, года до 1916-го она подчинялась, авиация флота, службе связи, даже несмотря на то, что были уже корабельные отряды и отряды защиты, например, Свеаборга, там отряд был, это гидроавиация, т.е. это летающие лодки, которые взлетали с поверхности моря. Т.е. даже когда на Чёрном море организовали дивизион т.н. гидрокрейсеров, хотя на самом деле они числились посыльными судами, вспомогательными крейсерами, но по факту это были авиаматки т.н.

Клим Жуков. А дирижабленосцы... как это, не дирижабленосцы – ворздушношароносцы?

Максим Приданников. Нет, в Русско-японскую пытались, после этого эксперименты делали, какие-то дирижабли закупали, но не очень всё получилось, и у флота Черноморского, вроде они даже пытались думать, как это с подводными лодками сделать, потому что у дирижабля есть серьёзная тема – он долго висеть может, по сравнению с первыми аэропланами – это же кошмар, как они выглядели, и люди, которые на них летали, вполне справедливо у нас считались не очень психически здоровыми. Или дико храбрыми.

Клим Жуков. Немцы-то дирижабли вполне себе употребляли.

Максим Приданников. Да, и бомбили, и всё такое.

Клим Жуков. Конечно – на Лондон там летали бомбить, долго уже.

Максим Приданников. Так и на наших пытались. Ну и как бы вот службы связи, гидроавиация, а потом оказалось, что она может удары наносить, и с них можно корректировать. Наши пытались флотские экспериментаторы как-то флажками, дымами наводить при обстрелах, ну это Чёрное море, Чёрное море вообще у нас такое более перспективное было с точки зрения различных нововведений, на Балтике не до...

Клим Жуков. Не до грибов было, потому что немцы слишком серьёзный противник, турки всё-таки послабже.

Максим Приданников. Ну там Чёрное море – это скорее сам театр сложный: штормовое, и всё такое, большое. И там, действительно, дымами, а потом уже даже радио – радиосвязь, т.к. гидросамолёт с радиостанцией, с пилотом сидел, и ему там пытались как-то передать, наладить. И в РГА МВФ есть отличные фотографии бомбёжки Констанцы, там чуть ли не фотография, где человек вот так бомбу кидает, потому что там бомбодержателей нету. Ну т.е. там бомбы нету особо, там прямо горящее после этого скидывания – чел полетел на задание с камерой и как-то фиксировал. А Констанца всё-таки хоть и румынская была, и это союзник, но они очень вступили в войну неудачно, и Констанцу пришлось оставить, оставив там и достаточно серьёзные запасы нефти.

Клим Жуков. Подожгли в итоге?

Максим Приданников. Да, ну там в основном отличился один из крейсеров Черноморского флота, который обстрелял, там есть достаточно серьёзные рапорты про него. Он уничтожил артиллерийским огнём, причём рискуя, потому что напороться на мины вообще просто. Т.е. у них там недавно, или в это время, я сейчас врать не буду, много подрывов было крупных кораблей на минах, и таки люди как бы... Плюс подводные лодки. Т.е. настолько подводные лодки нервировали любое командование, не только наше, что начали принимать меры, как я уже третий раз говорю, и сейчас я...

Клим Жуков. Противолодочные?

Максим Приданников. Да, различные. Во-первых, начали забавно красить пароходы. У нас так...

Клим Жуков. Специальную...

Максим Приданников....искажающую окраску, да.

Клим Жуков. ...искажающую окраску. Там ой много типов было!

Максим Приданников. Ну у нас, например, это по имени художника называлось Шпажинского. Но на Балтике один из крейсеров... ну он не крейсер, это так назывался, потому что он принадлежал совершенно другому ведомству, как это... таможенники они, короче, были, я не помню, как они называются – пограничная стража. И т.к. он моторный, занимался крейсированием, его назвали крейсер, хотя это фактически посыльное судно, он попал... Его достаточно интересно закамуфлировали, плюс его ещё исказили силуэт всякими надстройками и гоняли, а с крейсера «Богатырь», по которому ... или «Олег» однотипный, смотрели и пытались... его гоняли разными курсами и пытались понять: определяется скорость, не определяется скорость? И всякие такие интересные эксперименты...

Клим Жуков. Опыты?

Максим Приданников. Да. И оказалось, что эта окраска никак... Качественный сигнальщик серьёзного этого всё понимает. И поэтому наши перестали этим заниматься. Это вот из экзотики, не экзотика – это понятное дело, что...

Клим Жуков. А западные наши друзья так и красили.

Максим Приданников. Ну они богатые.

Клим Жуков. Там постоянно у них эти – куча типов самого камуфляжа, он там развивался как-то до конца войны вообще.

Максим Приданников. Да-да, даже наши транспорты, которые от добровольческого флота мобилизованные, которые работали под контролем и управлением западных союзников, они были покрашены, есть вот такие фотографии.

Плюс начали наши серьёзно просто обстреливать и бомбить базы подводных лодок на Чёрном море.

Клим Жуков. Т.е. упреждающие удары наносить?

Максим Приданников. Ну да, чтобы им там житья не было. Закидывать минами, ставить мины, ставить противолодочные ограждения сетевые, боны различные, причём с хитрыми... т.е. там противолодочная сеть – это не просто сеть, она ещё со всякими индикаторными вещами, которые говорят, что тут что-то непонятное произошло, плюс там маленькие для повреждения подводной лодки подрывные снаряды бывают. Вот, потом начали серьёзно использовать авиацию, глубинные бомбы. Наши были глубинные бомбы, плюс наши закупали их – прямо лично документы видел. Наши даже купили 2 или 3 гидрофона, ну т.е. была закупка, я документы видел, но я не знаю, добрались они до... это 1917 год, добрались до России – сложно вообще...

Клим Жуков. А скидывать глубинные бомбы с аэропланов стали когда?

Максим Приданников. Так вот авиационные и есть.

Клим Жуков. Так когда – с 1916-17-го?

Максим Приданников. Года с 1916-го. Т.е. как бы серьёзные... Во-первых, он... ввели такое дело, как какие-то охраны рейдов тогда ещё были, но с бонами, с разводами, плюс самолёт вылетал, когда флот выходил, и смотрел, и часть даже... был документ, что один из офицеров отказался выходить в море без авиационной разведки, где там лодка, нигде. Плюс конвой начали делать, но наши конвой...

Клим Жуков. Кто не понимает: сверху лодку можно хорошо рассмотреть, потому что с корабля её из-за искажающего эффекта воды просто по-другому не видно, а сверху если над ней пролететь, то её можно даже на приличной глубине засечь, ну по крайней мере при спокойной воде.

Максим Приданников. Если она ещё к тому же пытается за тобой наблюдать и находится на какой-нибудь глубине...

Клим Жуков. Перископной.

Максим Приданников. ...позволяющей ей вытянуть средства наблюдения.

Клим Жуков. Я говорю – на перископной глубине она идёт, её вообще сверху видно замечательно.

Максим Приданников. Дальше: т.е. наши закупали... ну т.е. вот это изменение тактики в войне мы обсудили, дальше мы идём – как мы пытались ... флот. Как? Ну, во-первых, понятное дело, программы военного времени – ускоренного судостроения. Представляешь, Жуков, ни одного линкора ни одного крейсера..

Клим Жуков. Тоска какая!

Максим Приданников. Никаких там лодок... ну, подводные лодки там немного есть, а вот в основном это сторожевые суда, ... катера, катера-тральщики, тральщики, различные плавбазы, потому что внезапно оказалось, что надо торпеды где-то хранить, минные заградители скороходные, быстроходные...

Клим Жуков. Вообще казалось, что война – дело страшно скучное, особенно на море, а оказывается, нужно столько всего купить или построить, совершенно не боевого, а такого, чтобы просто обеспечивало флот в море – ужас!

Максим Приданников. Баржи, санитарные какие-то темы. Я вон достаточно интересный документ видел, что подходила переоборудованная баржа под названием «Санитар» к борту судна на Чёрном море, и она... полностью закупоривали какие-то отсеки на корабле, где завелись крысы и всякая такая нехорошая тема...

Клим Жуков. И травили их.

Максим Приданников. Газ, да, т.е. у них, действительно, труба была, они куда-то там в вентиляцию подсоединялись и газами травили их, а потом вылавливали и крыс предоставляли с учётом, типа, что в ходе операций было...

Клим Жуков. 523 крысы.

Максим Приданников. Да-да-да, потом их ещё, может быть, куда-нибудь в санфлот отправляли: нормальные крысы или что-то там на них было?

Клим Жуков. Ну т.е. не переносят ли заразу?

Максим Приданников. Да-да, конечно, всё-таки на флоте люди живут в не сильно гигиенических условиях, потому что вода солёная, для мытья она плохо подходит, на самом деле.

Клим Жуков. К тому же замкнутое пространство. Творческий коллектив находится постоянно друг с другом в непрерывном общении, и эпидемии – это очень нехорошо.

Максим Приданников. Ну и боевой корабль достаточно для другого строился, и условия обитания части российских кораблей, особенно маленьких каких-нибудь подводных лодок, оставляли желать лучшего. Есть такое упоминание документа, вахтенного журнала подводной лодки, одной из типа «Нарвал», что они вышли в боевой поход и потопили шхуну турок, которая занималась военной контрабандой, т.е. у нас всё было документально. Призовая партия до определённого момента смотрела, везут что, и если везли какую-то вещь, которая... топили или захватывали и ещё что-то, а если нет, ну как бы ты... Ну в основном, понятное дело, что турки занимались военной контрабандой, потому что какой-нибудь там уголь – стратегический продукт, ещё что-то.

Клим Жуков. Почти всё, что угодно: еда тоже стратегический продукт.

Максим Приданников. Ну конечно, безусловно. И они вышли, а турки быстро просекли, что наши не очень хотят брать турок на борт, и первое, что делали – это... и топить, если... Они ломали шлюпку, т.е. наши обычно сгружали команду в шлюпку и топили.

Клим Жуков. Турки понимали, что мы их не хотим брать на борт, и поэтому ломали шлюпки, чтобы мы не могли их на шлюпки высадить никуда?

Максим Приданников. Да-да, и оказывалось... ну иногда наши говорили, что ну что это за тема: взяли себе на борт, и взяли... А на лодку брать 30... ну не 30 – 5 голодранцев турок или 10 не очень радостно. И в одном из рапортов там было написано: «Турки, увидев наше приближение, сломали шлюпку. Т.к. мы начинали только наш боевой поход, и нам не радовало...»

Клим Жуков. Количество пленных?

Максим Приданников. «...количество пленных, пришлось их наказать».

Клим Жуков. Вот интересно – как?

Максим Приданников. Да я думаю, их там просто...

Клим Жуков. Отмутузили? «Пришлось наказать»...

Максим Приданников. Ну там так и написано: «Пришлось их наказать» - прямо в официальном документе. Т.е. эти закупки... часть закупок всё-таки построили важных тем, и мы даже, как петербуржцы, одной из важных тем военных можем любоваться – это ледокол «Красин», вот он у нас там стоит и радует глаз любого любителя истории техники вообще в целом, потому что он с 1916 года...

Клим Жуков. Туда бывают экскурсии.

Максим Приданников....с 1917 года, вернее, Родине отработал годов до 80-ых.

Клим Жуков. Я и говорю: туда экскурсии водят, там очень интересно. Кто не был – обязательно сходите на ледокол «Красин».

Максим Приданников. Он сильно переделан.

Клим Жуков. Всё равно.

Максим Приданников. Надстройка вообще не то, двигатели дизельные – не паровые, ничего. Часть тральщиков закупили, громадное количество различных хитрых вещей... Ну хитрых – в смысле, хитрых вещей – это всякие приборы, какой-то хай-тек, какие-то морские двигатели для гидросамолётов, что это французская тема, ну там чуть по-другому, но закупали в основном, как это – противолодочное имущество, авиационных бензин много закупали для флота именно, и закупали всякое старое говно, которое никому не нужно было, а нам нужно было. Причём нет – так закупали от серьёзных интересных кораблей до непонятно чего. Т.е. для Северного флота большая часть купленная. Т.е. часть пришло – 4 эсминца с... 6 с Сибирской флотилии, один из них даже отличился – «Грозовой», он в бою потопил немецкую подводную лодку, это единственный случай Российского императорского флота, когда он так сделал, когда в серьёзном бою лодка была чуть ли не таранным ударом... причём она много сильнее была, чем этот эсминец, который помнил о ...

Клим Жуков. Ого! Ничего себе!

Максим Приданников. Да, вот кто-то из них – «Властный» и «Грозовой», французы такие. Их называют иногда «форель», потому что у нас было переименование ещё до Русско-японской войны, и они назывались вначале всякими «рыбными» именами, а потом стали прилагательными, ну и традиция до сих пор идёт, что у нас эсминцы называются прилагательными: «Дерзкий», «Пылкий», «Пронзительный», «Смелый».

Клим Жуков. Буксир «Вонючий».

Максим Приданников. Не, буксир – буксир, и причём не один. Прямо: буксир – буксир, а чего там? Пароход «Труд», он же коммерческий пароход, трудится.

Дальше закупали... ну вот построили тральщики, такой типа бомбардир, частично закупили даже в Аргентине, купили в Аргентине часть тральщиков.

Клим Жуков. Ну я так понимаю, что аргентинцы купили их когда-то у англичан, например, а потом перекупили...

Максим Приданников. Ну да, наши перекупили, но это не тральщики, это были в основном тральщики, но они ходили с тралами, но не рыбу ловили. Наши купили громадную яхту «Лизистрата» газетного магната во Франции, и стала она совершенно красивая очень, посыльным судном «Ярославна». Т.е. наши очень любили почему-то на Северном... с флотилии Северного ледовитого океана называть какими-то былинными именами: «Людмила», «Ярославна» там были, потом там «Соколица», «Злата», «Млада», «Рогдай».

Клим Жуков. Видимо, обстановка располагала.

Максим Приданников. Ну да, а ледоколы называли всякие «Соловей Будимирович», «Микула Селянинович»...

Клим Жуков. «Ермак».

Максим Приданников. Ну «Ермак» - это не Северный, там Балтийский флот.

Клим Жуков. Ну да.

Максим Приданников. Ну а на Северном флоте вот тоже там всякие... Ну и часть ледокольных пароходов назвали «Георгий Седов», там, «Владимир Русанов» - наши товарищи, которые сделали серьёзный вклад в исследование Арктики. Логично, в принципе.

И частично наши закупали артиллерию и какие-то там... причём даже серьёзно крупную.

Клим Жуков. У французов – «Кане» всякие пушки?

Максим Приданников. Нет, закупали в основном у англичан «Виккерс», часть там – точно 130-ки и 102-шки закупали для эсминцев и для крейсеров. Врать не буду, но, по-моему, и крупные совсем закупали. Закупали 240 и прочие для батарей. Закупали у японцев очень много – 120, 76 мм. Японскими пушками 76-миллиметровыми были укомплектованы все подводные лодки Черноморского флота, прямо вот две 76 мм, в начале одна...

Клим Жуков. Япония у нас была в Первую мировую войну вдруг союзник.

Максим Приданников. Так и золотом расплачивались, есть даже фотография, где с минным заградителем «Монгугай» рядом стоит японский корабль, и с него ящички перекрывают.

Клим Жуков. «Варяг» мы у них забрали, они подняли его и передали нам.

Максим Приданников. Да-да, «Полтаву», «Варяг», которая стала «Чесма», потому что «Полтава»-то уже дредноут, это вторая «Полтава» - что делать? А, давай-ка «Чесмой» сделаем. Взяли «Пересвет», который, к сожалению, у Порт-Саида подорвался на мине и серьёзно потеряли в личном экипаже, в личном составе. Это вот такая вот... Ну т.е. с закупками серьёзно организовали вот эту основную флотилию, самую важную, которая обеспечивала доставки пулемётов, артиллерийских снарядов, химической темы, авиационной темы – это всё обеспечивала серьёзная ледокольная флотилия, которую в 1915 году уже развернули, и обеспечиванием против немецких вспомогательных крейсеров и подводных лодок, которые могли прорываться с Северного моря, проводкой сначала англичане помогали, а потом наши уже все развернули, т.е. тральные работы в первую очередь, ледокольные работы, ну и плюс боевые какие-то корабли.

А «Ярославна», про которую я рассказывал, была переименовала в «Воровский» после революции и дожила годов, наверное, до 50-ых, охраняя морпогранохраны НКВД и всех остальных этих с вязанных структур, которые переименовывались, до 50-ых годов вообще во Владивостоке, на Дальнем Востоке. Т.е. корабль послужил много.

Клим Жуков. Было интересно. У нас, к сожалению, флешка кончается, вон там Дементий показывает часы. Надо перенести на следующий раз разговор, потому что разговор интересный, я думаю, не только одному мне, и сделать наши встречи касательно Русского императорского флота несколько более регулярными с частотой чуть чаще, чем раз в 2 года, потому что раз в 2 года – это категорически неподходящий темп.

Максим Приданников. Хорошо.

Клим Жуков. Договорились. Спасибо, что зашёл. Ждём ещё.

Максим Приданников. Рад тебя увидеть был.

Клим Жуков. Взаимно. На сегодня всё.

Максим Приданников. Пока.

Клим Жуков. Всем пока.


В новостях

19.07.18 13:50 Максим Приданников о российском императорском флоте, комментарии: 18


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк