Никита Попов о восхождении на Эльбрус

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - География | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

09.09.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Сергей Ивановский. Всем добрый день. У нас в гостях Никита Попов. Директор клуба космонавтики имени Ю. А. Гагарина и директор лагеря “Шумгам”. В прошлой беседе мы немного поговорили и про лагерь, и про поездку на Байконур. До этого у нас были ролики, в которых мы рассказывали про квадрокоптеры, про детскую космонавтику. О чем будешь говорить сегодня?

Никита Попов. Я пришел рассказать про то место и те соревнования, где я оказался в мае этого года. Для многих известна самая высокая точка, как некоторые говорят, Европы, это Эльбрус. Сбылась моя давнишняя мечта, чтобы взойти на Эльбрус. И заодно поучаствовать в соревнованиях, которые называются “Red Fox Elbrus Race”. Коротко о горах, о том, как взобраться на этот замечательный Эльбрус. О том, как некоторые люди не просто туда забираются, туда забегают. Обычные с виду люди могут с 2 тысяч метров за несколько часов подняться на 5600. Вот об этом как раз и будет рассказ. О рекордах в нашей замечательной России.

Сергей Ивановский. У меня есть, минимум, два знакомых человека, которые поднимались на Эльбрус. Они друг с другом не знакомы, но при этом каждый из них в своих компаниях поднимался. Но это было не соревновательное. Не то, о чем будешь говорить ты.

Никита Попов. Я не дошел до вершины. Тем не менее, я считаю, что это еще более ценный опыт. Я очень хотел там оказаться. В этот раз я дошел до седловины получается. По моим прикидкам, и то, что мы смотрели по GPS, это 5200 высота. Но об этом я тоже расскажу. Это мечта, которую стоит когда-то выполнить. Еще одна замечательная цель. Может быть, привлечь к этому еще кого-то из своих знакомых. Что такое горы? Это то место, где можно морально себя перезагрузить, обновить. Где можно насмотреться такого, о чем пел Высоцкий. Это почти космос. Когда ты там находишься ночью, огромное количество звезд. Меня позвали ребята из конторы “Red Fox”, которая шьет для наших ребят и военных. У них куча замечательной одежды. Наверняка кто-то из тех, кто нас смотрит, этим пользуется. Позвали помочь провести соревнования, которые много лет проходят у нас на Эльбрусе, около Эльбруса. Называется все это “Red Fox Elbrus Race”. Пусть меня простят за то, что, может быть, я буду ошибаться, если упомяну какую-то фамилию, точные цифры. Я постараюсь вам передать дух этого действа. Объясню, зачем стоит идти в эти замечательные горы. Почему имеет смысл, если вы мечтаете где-то высоко оказаться, может быть, не совсем мечтать об Эвересте. Где, по моим прикидкам, конечно интересно, классно. Но у нас есть Эльбрус. Я бы хотел, чтобы многие из нас там оказались. Представьте себе ситуация, что вы привыкли бегать. Как у вас с бегом?

Сергей Ивановский. Я люблю бегать. Нам постоянно давали беговые тренировки. Ускорения, на выносливость, длительные дистанции.

Никита Попов. Теперь представьте, что вы бегаете в условиях кислородного голодания. Это раз. Во-вторых, пересеченной местности. И она не то, что в Ленинградской области, где ты бежишь и более-менее мягкая почва. Это камни, или наоборот, снег, где нога проваливается. Это нагрузка у тебя, ты поднимаешься все выше, выше и выше. Обычную нагрузку можно умножать на два, как минимум.

Сергей Ивановский. В свое время бегал по наклонным плоскостям. Ускорение вверх и спуск вниз легкий получается. Бежать вверх было невероятно тяжело. Кроме того, у меня была собака, стаффордширский терьер, крайне спортивная порода. Я ей кидал игрушку вверх и вниз. Даже она, через определенное количество подъемов вверх, в гору, сильно уставала. А тут у тебя получается постоянный многокилометровый подъем.

Никита Попов. Скажу больше. Для многих бывает открытием, что бежать вниз, там другие мышцы работают, по-другому нагрузка перераспределяется. Для многих это открытие, кто дает себе такую нагрузку первый раз. Представьте себе людей, которые собираются каждый год и устраивают эти соревнования. Меня позвали туда в качестве ведущего. Мы взяли с собой комплект звука, микрофоны. Задача была... Перед вами “говорящая голова“, которая в микрофон болтает какие-то приятные вещи на открытии, например, фестиваля. Как-то поддержать спортсменов, когда они финишируют или стартуют. Я заодно квадрокоптером снимал все, что вокруг происходит. Эльбрус тот же Сергей Рязанский неоднократно снимал из космоса. Мы решили попросить ребят на МКС попробовать поймать момент старта. То есть, на склоне должно было находиться 350-400 человек в ярких куртках. В принципе из космоса эту точку можно было видеть, но там по времени были расхождения. Потому, что мы стартовали настолько рано, что на МКС это была глубокая ночь.

Вы приезжаете в Приэльбрусье. Уже на поляне Азау. Это откуда обычно стартуют спортсмены, откуда обычно ходят канатные дороги. Уже там высота 2300. Там уже пониженное давление, совсем по-другому “варит” голова, и ты себя чувствуешь. Мы обосновались в небольшой гостинице. Постепенно к нам приходили ребята-спортсмены, регистрировались. Было несколько дисциплин, где участвовали. Самые основные... Во-первых, была “Экспедиционная гонка по ски-альпинизму Elbrus Ski Monsters Expedition Race”. Стартовали команды, насколько я помню, с поляны Азау. Потом задача была на лыжах добраться наверх и обратно спуститься. Лыжи особенные. Если кто-то хоть раз на лыжах ходил, он понимает, что если вы идете вперед, она у вас замечательно идет назад. А там специальное покрытие, и вперед она идет, а назад не съезжает. На таких лыжах вы можете подниматься все выше и выше. Общий маршрут составил для этих команд 35 километров по безумно пересеченной местности. Набор высоты, насколько я понимаю, если все вместе складывать, около 4-5 тысяч метров. Не все команды дошли до финиша, но те, которые дошли, это в моих глазах, герои. Из восемнадцати команд только семь дошли до финиша.

Очень много было у нас спортсменов из Росгвардии и министерства обороны. Было приятно все это посмотреть. Одно дело лыжи, но самое интересное, было смотреть, когда ребята уже побежали. Там был у нас первый разогревочный вертикальный километр. Ты понимаешь, что люди побегут налегке, по склону. И погода. Если кто-то из вас собирается на Эльбрус, например, летом... Оптимальный сезон, как я понял, это июль-август. Погода совершенно разная. Нужно понимать, что от яркого солнца, где вам пригодится защитный крем, с таким фактором, это 50 я взял, хотя я видел у ребят фактор 75, 90. Он вам пригодится потому, что днем там может быть температура плюс 30-35. На высоте 2500, на высоте 4000 метров, там уже совсем другой загар. Если кто-то мечтал о быстром загаре, буквально минут 10-15 без защитных масок. Кожа от этого страдает. И там бывает очень холодно, там не зря лежит снег. Там может быть температура до минус 30. Умножайте все это на ветер 15-20 метров в секунду. И ты понимаешь, что твое снаряжение, если ты рассчитывал на легкую прогулку, летит в тартарары и тебе нужно совсем другое.

Сергей Ивановский. А вот горная болезнь бывает там?

Никита Попов. Да, все приезжают, проходят акклиматизацию. Бывают такие уникумы... В основном, это туристы, которые приезжают на 1-2 дня. Ему говорят: “Парень, ты быстренько заберешься на Эльбрус и обратно спустишься”. Но это чревато тем, что ему будет плохо в какой-то момент. Даже есть небольшие шансы летального исхода. Потому, что чаще всего горная болезнь возникает, если ты не успел пройти акклиматизацию. Как у меня происходила акклиматизация? По опыту и из общения я понял, работает простой принцип: “Ходи высоко, ночуй низко”. То есть, твоя задача днем набрать максимальную высоту, прогуляться, подышать, проверить, что происходит с органами, мозгом, с остальными частями тела. После этого спуститься, уже нормально дать организму отдохнуть внизу. Финальная часть, когда ты идешь на штурм Эльбруса, финальную тысячу метров ты обычно поднимаешься с высоты примерно 4000-4200 метров. Это “Приют-11“. Плюс к этому тебе помогают, ты можешь за деньги подняться, на снегоходе тебя поднимут повыше, метров 300-400 тебе сэкономят. И дальше ты уже идешь пешком. На что может быть похожа горная болезнь? Это безумно болит голова, бывает, кого-то тошнит, бывает, кому-то тяжело дышать. Это начинается с высоты примерно 4000 метров. Именно поэтому важно, когда ты проходишь акклиматизацию, подниматься на хорошую высоту. Там 4500, скалы Пастухова, например. Если ты в хорошей физической форме, если хорошо бегаешь в городе, не факт, что горной болезни у тебя не будет. Были случаи, когда такие бравые ребята, казалось бы, все должно получиться... Вершина для них закрыта. Это особенности организма, сосуды, легкие и прочее. Это надо все проверять и смотреть.

Про вертикальный километр. Туда чаще всего приходят ребята-спортсмены, которые до этого где-то бегали. Я вам больше скажу. В призерах есть дама из Санкт-Петербурга. Казалось бы, какие у нас есть возвышенности? Скорее всего, проводят они сборы где-то в горах. В том же Крыму. Вертикальный километр с высоты 2450 до 3450. Это у нас станция “Мир”. Участников было 388 человек, из 17 стран мира. Лучший результат показали в этом году, у мужчин это 45 минут 31 секунда. С одной стороны это километр вертикальный. Если мы понимаем, что мы бежим, то это у нас явно будет трасса и сама дистанция побольше. Когда ты видишь, как выкладываются люди... У меня была безумная идея с квадрокоптером пройтись с ними хотя бы первые 200 метров. Нет, пока...

Сергей Ивановский. С какой скоростью идет подъем?

Никита Попов. Если переводить в горизонтальную плоскость, это как будто бег трусцой. И стабильно ты идешь и идешь. В принципе я не видел, чтобы спортсмены отдыхали.

Сергей Ивановский. Можно предложить для сравнения просто подняться в метро по ступенькам. Через сколько у человека ноги “забьются” при подъеме шагом по ступенькам.

Никита Попов. Хороший тест. У нас Санкт-Петербург, насколько я помню, один из самых глубоких метрополитенов в мире. Насколько я помню, станция метро “Пролетарская” могу посоветовать. Вот, пройдитесь наверх весь эскалатор. Что будет с вашим дыханием? Говорили мы с вами, что концентрация нужна. Интересно было смотреть, как люди готовятся. Бывает, воду сладкую кто-то у нас берет. А когда мы делали забег на самую вершину, там в ход идет чай, энергетические батончики. Про одежду. Все организаторам выдавали такие замечательные куртки разных цветов. Это хорошая спортивная мембрана. Идеальная куртка в том плане, что внутри я могу быть в термобелье, если я сверху ее одену, то все потоотделение выводится, но внутрь ветер не проникает. Это очень хорошая мембрана, которая позволяет нам чувствовать себя уверенно при любых климатических условиях. Это нам очень помогло.

Сергей Ивановский. А вот здесь есть для воздуха...

Никита Попов. Да. Если нам нужна гипервентиляция. Здесь бесшовные технологии. Здесь швы проклеены. Это ваш маленький скафандр. Если что-то на снегу произойдет на склоне, с квадрокоптера я вас замечу. Про женщин стоит сказать. У них 56 минут. Должен сказать, что девчонки молодцы. Я лелею идею, что в следующем году мы договоримся с москвичами, Институт медико-биологических проблем. И мы попросим кого-то, кто у нас показывает хорошие результаты, мы хотим на них повесить то оборудование, которое иногда вешают на космонавтов. Мы хотим посмотреть, что происходит с пульсом. По кислороду в крови, по дыханию, очень интересно замерить. Потому, что, наверное, это одни из самых больших нагрузок, которые можно дать у нас в атмосфере. Не знаю с чем можно сравнить.

Сергей Ивановский. Наверное, где-то уже есть подобные эксперименты.

Никита Попов. Наверняка есть. Ребята из Санкт-Петербургского университета брали у нас кровь, смотрели на насыщенность кислородом. В Санкт-Петербурге, это бралось у нас за нулевую отметку. Далее у нас отметка 2350, по-моему, это поляна Азау. И дальше, на станции “Мир”, совсем близко к вершине, смотрели, что происходит. Насколько мы хорошо и правильно дышим. Кстати говоря, в смартфонах некоторых сейчас есть правильные камеры, правильные датчики, которые позволяют вам посмотреть насыщенность кислорода в крови сквозь кожу. Что еще? У нас самое основное, что происходило, это скоростное восхождение на западную вершину Эльбруса. К этим соревнования, в основном, все и готовились. Это основное, для чего там собирается столько спортсменов. Стартуют все с высоты 2350. И максимально забегают... Западная вершина, это у нас 5642 метра. Это первый этап кубка России по скайраннингу. Кубок Победы. Как раз здесь у нас кульминация и произошла. Были первые у нас майские числа. Именно 7 мая, насколько я помню, и был этот большой забег. Очень долго к нему готовиться. Во-первых, проставляются вешки, чтобы было понятно куда бежать. Назначено какое-то время, именно тогда будет старт. Надо сразу отметить, что в этом году спортсмены до вершины не добрались. Потому, что судьи их на седловине разворачивали и отправляли вниз. Потому, что здесь психологически было опасно. Понятно, что там есть и медпункты и аптечки, где вам смогут оказать первую помощь. Но лучше предотвратить все эти несчастные случаи, которые могли бы произойти.

И судьи смотрят по погоде. Погода была безумная. То есть, ветер, был снег. Основные опасности, это трещины, которые могут под снегом прятаться. В снаряжение спортсмена у нас входили ледорубы, которыми нужно уметь пользоваться. Много судей было по всей трассе. Каждые метров 15-20 были маленькие флажки. Выдавались такие небольшие рюкзачки спортсменам, и порядковые номера. Это мне подарили ребята-спортсмены. Я был больше ведущим, моя задача болтать. Я поднимался отдельно, своими силами. У меня оставалось время, несколько дней, на то, чтобы сделать несколько акклиматизационных выходов и оставить две ночи, два дня, с запасом, чтобы взойти на вершину.

Сергей Ивановский. Настолько это было тяжело? Сколько времени у тебя это заняло?

Никита Попов. Не могу сказать, что я человек очень спортивный. Да, я могу подтянуться. Да, я могу пробежать хорошую дистанцию. Но восхождения для меня достаточно сложны. При этом я очень люблю крымские горы. По Крыму я гулял много. Совсем недавно мы с другом поднимались на Ай-Петри. Это 1200 метров. Хорошо нагрузки ложились, но тут надо понимать, что там нет кислородного голодания. А здесь... Во-первых, я хорошо подготовился по одежде. Я купил хорошую обувь. Непромокаемую, которая может выдержать в снегу до нескольких часов. У меня была хорошая мембранная куртка, несколько слоев одежды. Хорошие штаны. Под ними термобелье. Все вместе, это такой “бутерброд”, он позволяет тебе выдерживать совершенно разные температуры. Когда я заходил, самое простое, наверное, было добраться до приюта, который на высоте 4100. Одышки не было, все было хорошо, стандартно. Это был звоночек о том, что организм хорошо себя ведет. Потом я поднимался на скалы Пастухова. Это 4500-4700. Тоже себя все хорошо вело.

Почему не получилось подняться? Когда мы ждали 7 мая, уже тогда было понятно, что на нас двигается хороший большой циклон. Этот циклон не позволит ребятам-спортсменам дойти до вершины. Было понятно, что будут обморожения, будет опасно там находиться. То есть, на адреналине ты можешь туда зайти, но тебе надо еще спуститься. Это очень важно понимать, горы таких ошибок не прощают. То же самое было у меня. Я понимал, что у меня есть две ночи, оставшиеся для подъема. Я ночевал уже там, в приютах наверху. Поговорив с инструктором, я понял, что то самое окно, которое есть... Рассеялись тучи, примерно в 2 ночи я стартую... Стартуют очень рано, чтобы застать красивый рассвет на склоне. Твоя задача часов за 5-6 добраться до вершины. Это будет 7-8 утра. Потом часа за 2-3 спуститься обратно. Это оптимально, хорошо. Ты успеешь сделать красивые фотографии.

Что со мной произошло? Встал хорошо, поднялся до нужных высот. Поначалу я думал, что буду один на склоне. Если кто-то представляет себе Эльбрус, что это дикие места, где никого нет, должен вас разочаровать. Когда хорошая погода, очень многие идут на Эльбрус. Я думаю, что есть дни, когда не вершине бывает и по сто, и более человек. Но тут была такая плохая погода и такое маленькое окно, что я думал, что буду один. Хотя в какой-то момент за мной были видны фонари снегоходов, которые забросили спортсменов повыше. Всего на склоне было порядка десяти человек. В этот раз со мной злую шутку сыграл ветер. Я ожидал, что будет минус 10, минус 15. Ну, минус 25. Когда я шел, я впервые в жизни понял, что такое обморожение. Большие пальцы, пятки, вся стопа... В какой-то момент я перестал их чувствовать. Ты идешь, ты понимаешь, что можешь пройти подальше. Хоть и часто бьется сердце, у тебя тяжелое дыхание, но по факту организм тебя еще слушается. Но ты понимаешь, что заработаешь эту вершину тем, что можешь остаться без своих каких-то конечностей.

Что творилось с температурой? Прогноз погоды. Ночью было минус 35. Когда я и стартовал. И ветер, чем ближе я поднимался к вершине, был 20-25 метров в секунду. Что такое ветер 25 метров в секунду? Вот ты идешь во всем обмундировании и у тебя палки, которыми ты утыкаешься. Если взять палку за ремешок, то ветром ее сносит, она уходит в горизонталь. Если ты хочешь сделать красивый кадр своим любимым смартфоном, батарейка “умирает” на такой температуре быстро. Те моменты, когда я снимал перчатки на несколько секунд, чтобы сделать кадр, это как раз заморозило мои пальцы.

Сергей Ивановский. То есть, они не отогреваются потом?

Никита Попов. Ты пытаешься их отогреть, но при такой температуре потеря твоего тепла кардинальная. Там были ребята, которые зашли, но они были экипированы как на Эверест. Это не как у меня несколько слоев. Это толстые пуховые куртки, мембрана, несколько слоев термобелья... Это огромные, технологичные... Их можно назвать валенками, сапогами. Конторы, которые их делают, говорят, что используют космические технологии. Они готовы выдержать температуру, я думаю, до минус 50. Они тяжелые, не всегда удобные, но это твой кокон. Возвращаясь к скафандру, ты идешь, ты забываешь о температуре. Твоя задача передвигать ноги. Не торопиться, не спешить. В этом случае можно дойти. Хотя при хорошей погоде можно зайти на Эльбрус. Я думаю, можно поискать какие-то фотографии в интернете. В шортах, в кроссовках. Есть безумцы, которые подобное делали. Кстати, о безумцах. Надо понимать, что люди у нас изгаляются... Туда заносили гантели, гири... Естественно, туда ребята заходят со сноубордами. Там кампания “Red Fox” в какой-то момент отделала спасательный приют на седловине. Там есть опасный момент, когда ты поднимаешься наверх и в какой-то момент тебя, например, накрывает снежная буря... Гора Эльбрус каждый год забирает нескольких туристов, есть фатальные случаи. Что чаще всего происходит? На тебя не падает льдина, ты, чаще всего, не замерзнешь. Но ты или теряешься... Снежная буря, ты не понимаешь куда идти. Бывает даже так, что GPS перестает работать. Или банально выключается батарейка. Ты идешь мимо тропы, спускаешься на какой-то неправильный склон. Например, снежная лавина, или ты сам катишься. Все. Потом долго будут искать родственники и спасатели. Или, например, трещины, которые образуются в ледниках, закрываются снегом. Ты идешь, ничего не подозревая, куда-то наступаешь... И в этот момент проваливаешься. У меня, например, с собой был специальный спот, который дает каждые пять минут точку: ”Я здесь, я здесь...” Чем еще хороши соревнования? Тем, что путь до вершины проставлен флажками.

Сергей Ивановский. Кто проставляет флажки?

Никита Попов. Классика жанра. Я всегда, когда смотрел документальные фильмы, например, про того же Беара Гриллса, я думал: ”Парню, конечно, тяжело, но как тяжело оператору, который с собой таскает это все оборудование”. То же здесь. С одной стороны есть спортсмены. С другой стороны всю эту трассу проставляют судьи. Люди, которые делу отдаются целиком и полностью. Люди, которые любят высоту. Им нравится то, чем они занимаются.

Сергей Ивановский. Последовательно. Часть дистанции один, потом другой. Можно на снегоходе...

Никита Попов. Завозят повыше, и дальше твоя задача пройти, сделать так, чтобы от вешки до вешки все было видно. При большой буре все равно можно было все это наблюдать. Их потом не забирают, это трасса, которая проставлена до вершины. Твоя задача идти по этим флажкам. Это очень упрощает жизнь, особенно для начинающих. Сразу скажу, что не стоит в одиночку туда ходить. Сейчас много групп, к которым можно присоединиться. Или себе собрать какую-то команду. Вдвоем, втроем... В советские времена на Эльбрус привозили пионеров. Много интересных историй, связанных с Приэльбрусьем, с горами. О том, как там себя ведет организм. Многие туда приезжают лечиться. Надо понимать, что там сверхнизкое давление для человека, особенно на высотах больше 3000. И это дает иногда пагубные, а иногда положительные... Возвращаясь к моему восхождению. Когда я понял, что я могу дальше пройти, но это повлечет необратимые последствия, я себе сказал: ”Ты сегодня был молодец”. Мне сейчас 35 лет, я понимаю, что с возрастом будут происходить какие-то необратимые последствия для меня, но сейчас я могу взойти на эту гору. Я хочу собрать туда друзей, команду. Я склонен говорить о том, что не ты покоряешь гору, а покоряешь себя, можешь туда зайти. Это одно из тех замечательных поражений в жизни, когда ты понимаешь, что оно намного ценнее победы. Я возвращался обратно с улыбкой, я насмотрелся на горы, на тучи. Ты идешь на такой высоте, где мало кто из твоих знакомых оказывался.

Сергей Ивановский. Вопрос такой. Я был в горах. Не так высоко, как ты. У меня было впечатление, что если мы находимся в комнате, наше боковое зрение видит, что здесь край и здесь край. А когда находишься в горах, боковое зрение не видит этого горизонта так, как мы видим это в городе. Ты можешь провести головой отсюда до сюда и там будет, как бы, прямая линия, а не закругляющаяся. Потому, что здесь стенка и здесь стенка. Там такие впечатления были? То есть, для тебя перспектива разворачивается и становится шире гораздо.

Никита Попов. Есть шансы, что это у нас искажение. Кажется, что у тебя глаза вывернуты. ”Рыбий глаз”, тот самый эффект. Немножко есть. Особенно поначалу, когда ты там оказываешься. Потом к этому привыкаешь. Кстати, напомню, на такой высоте вы не попьете обычный чай. На высоте 5000 температура кипения пониже. То есть, там кипяток, это не сто градусов. Там советуют правильно питаться. Как говорят, тебя гора может не пустить. По хорошей погоде это задача сложная, но выполнимая. По плохой погоде не надо туда лишний раз соваться. Я верю, что вы готовы на подвиги. При желании при любой погоде поставленную задачу выполните. Какой ценой и зачем это нужно делать? Природа при желании может вас перемолоть в труху. Интересно вернуться к космолекциям. Я, как только там оказался, понял, что хочу ребятам, судьям, организаторам рассказывать про космос. Все получилось. Что еще про спортсменов сказать и про горы? Если вы собираетесь оказаться на вершине Эльбруса, советую вам месяца за 2-3 совершать пробежки. Увеличивать дистанцию. Если вы чувствуете тяжесть здесь при ходьбе в городе, лишний вес тоже играет большую роль, это очень важно. Можно походить с теми же трекинговыми палками. Есть разные стили ходьбы. Хоть раз ходили, пробовали?

Сергей Ивановский. Финская ходьба?

Никита Попов. Да.

Сергей Ивановский. Я не пробовал.

Никита Попов. Сейчас это популярная тема. Там есть своя техника. Правильная, как ее называют. Я себе придумал особую технику. Там когда ты посильнее руками ”ходишь”. В том плане, что тренируешься, как будто идешь на вершину. Чтобы хорошо нагрузка на руки приходила.

Сергей Ивановский. Если беговые тренировки, то какие? Какие дистанции лучше выбирать?

Никита Попов. Я бы начинал с 1-2 километров.

Сергей Ивановский. Просто увеличивать дистанцию или с ускорениями какими-то бегать?

Никита Попов. И так, и так. Сначала с 1-2 километров начинать. Чтобы прислушаться к организму, как работает сердце. Я не совсем здоровый. Например, в детстве у меня была достаточно сильная бронхиальная астма. Но по факту сейчас я могу давать себе нагрузки. Я живой, здоровый, много бегаю, много хожу. Что еще бы я посоветовал? Можно дыхательную гимнастику, научиться ровно и хорошо дышать. Сейчас есть замечательные тренажеры. Мы говорили про эскалаторы в метро. Есть тренажеры, где ты поднимаешься. Есть маленькие эскалаторы, где ты поднимаешься, несколько ступенек. Некоторые советуют просто поподниматься по большим домам. Но так навскидку я не могу найти адекватных домов.

Сергей Ивановский. Я жил в 14-этажном доме. Лестница, если лифт сломан.

Никита Попов. Единственное, что меня смущает, чаще всего эти пролеты бывают...

Сергей Ивановский. Загажены.

Никита Попов. Да. И это не горный воздух. Можно и поподниматься. Если у вас 14-этажное здание, пять раз туда и обратно. И посмотреть, что с вами будет происходить. На вершину вы идете, мало того, что на вас слой одежды, вы еще берете с собой какой-то инвентарь. Например, у вас штурмовой рюкзак. Я с собой брал дополнительный аккумулятор для телефона потому, что было понятно, что при такой температуре достаточно быстро будет разряжаться. Я не стал брать зеркальную камеру. Она тяжелая, весит с объективом 1,5-2 килограмма. Я брал с собой термос с горячей водой. Очень помогает в какие-то моменты. Когда опускаются ноги, руки, ты делаешь глоточек и тебе хорошо. Можно с лимоном. Сладкий желательно сделать. Небольшие энергетические батончики. Что-нибудь наподобие ”Snickers”. Многие спортсмены советуют брать маленькие леденцы. Идешь, думаешь о своем, многие мысли приходят в голову. Я даже пытался записывать. Но потом от этого отказался. В какой-то момент ты становишься машиной, которая идет. Не торопиться. Сначала можно допустить ошибку и какими-то перебежками передвигаться, но такие импульсы не сильно хорошо сказываются на твоей подготовке. Иностранные группы часто идут зигзагами. Весь подъем на Эльбрус, это мероприятие минимум на неделю. То есть, ты приезжаешь туда. Первые 3-4 дня это акклиматизационные выходы. После этого у тебя день на то, чтобы подняться максимально высоко, обосноваться на высоте 4000, и после этого ждать удобного ”окна”. Погода, напоминаю. Для того, чтобы гора тебя пустила и ты оказался на этой замечательной вершине. Вершина. Многие думают, что это такой пик. А по факту, это площадка.

Про Эверест наверняка многие смотрели ролики, что по дороге, ближе к вершине, мало того, что мусор, кислородные баллоны, но там еще банально те самые покорители есть, которые там побывали и обратно не смогли спуститься. Их оттуда никто толком не может спустить. Но здесь, если что-то случилось, тебе помогут. Если идти в хорошую погоду, если идти с какой-то компанией, шансы на то, что тебя спасут очень большие. Группы, когда туда отправляются, они чаще всего регистрируются МЧС. Вы, естественно, говорите всем своим знакомым, куда вы собираетесь. Чтобы, если вы не выйдете на связь в установленное время, можно было тогда сообщить. И начнутся ваши поиски. Там очень хороший поисково-спасательный отряд, который тоже участвует в соревнованиях. Если кто-то интересуется, мне снегоход, который меня добросил... Пять минут снегохода, ну, десять, который меня забросил повыше к вершине, обошлось в пять тысяч рублей.

Сергей Ивановский. Экономия сил.

Никита Попов. Да. Но ты понимаешь, что это может пригодиться, особенно по такой безумной погоде. Приэльбрусье вообще, это система, там много замечательных гор. Кстати, говоря про телефоны и планшеты, вы можете поставить себе приложение. И вот вы смотрите на горизонт, у вас много пиков. Вы хотите понять, что там за пик и какая высота. Это, по-моему, приложение ”PeakFinder”. Есть бесплатная версия, есть платная, где больше информации. Достаете телефон, наводите на гору, сквозь камеру, по GPS, по всему остальному, понимает, куда вы смотрите. Я, когда шел, у всех спрашивал: ”Далеко ли до вершины?” При этом называешь какую-то гору ближайшую. Все на тебя смотрят: ”Парень, ты на Эльбрус идешь”.

Сергей Ивановский. Мы будем с тобой делать ролик следующий про приложения. Пользовался какими-то приложениями, где видно звездное небо? Потому, что там звезды, ты говорил, немного по-другому. Про это расскажи.

Никита Попов. По ощущениям, да. Это можно так передать, что за звездами нужно ехать куда-то в горы. Приложениями я тоже пользовался. Хотя можно поступить проще. Ложишься на землю, наблюдения можно начинать. Там особо не нужен телескоп. Надо дать глазам привыкнуть минут 15-20. Одеться так, чтобы было не холодно и насладиться всем тем величием...

Сергей Ивановский. Я часто бываю на Лемболовском озере. Это озеро. По бокам ограничение, это деревья. Когда солнце садится, ты видишь, что оно садится за деревья. Если ты ездишь на Финский залив, там ты видишь, что солнце уходит за горизонт. Как бы в воду оно опускается. На Ладожском озере, если ты в Коккорево, например, приезжаешь, там идет восход солнца, солнце поднимается из этого горизонта. Тем не менее, горизонт здесь заканчивается, с одной и с другой стороны деревья. Голову поворачиваешь, горизонт ограничен городом, засветками какими-то. В горах по-другому это смотрится?

Никита Попов. Да. Там есть дополнительные градусы, которые можно просматривать. Мое любимое занятие было, та же самая ”зеркалка”, ты ложишься, туда смотришь... Да, там тот самый эффект, который... Надо посмотреть, может, он связан с пониженным давлением. Тебе кажется, что как будто поменяли линзы. Так у тебя стандартное увеличение. А здесь, как будто ”рыбий глаз” поставили. Там ощущение, что ты сразу видишь Млечный путь. Но у нас в Ленинградской области, если выбрать правильное поле, если уехать подальше, например, в район Всеволожска, то можно похожее что-то... У нас сейчас в ”Шумгаме” была ночь наблюдения. Кстати, в горах, наверное, это тоже классно, когда метеоры к нам прилетают. Минут за 15-20 мы настолько привыкли к тому, что мы лежим, не видим краев горизонта, что по факту это очень похоже на то, что ты чувствуешь в горах.

Сергей Ивановский. Зимой на Ладоге гораздо горизонт шире. Зимняя погода меняет восприятие.

Никита Попов. Успокаиваются воздушные потоки. Смог тоже в городе мешает. Кстати, в этом году интересно было наблюдать за Эльбрусом. В том плане, что снег белый должен быть, а по факту до высоты 3500, примерно, снег был немного красновато-коричневатый. Что произошло? Пылевые бури долетели до гор. В этом году многие ругались на тему того, что была снежная буря наверху, внизу было мало снежного покрова. Спортсмены сначала бежали в таком месиве. Еще из соревнований был в первый раз проведен забег на снегоступах. К вашим кроссовкам крепятся площадки пластиковые, вы по любому снегу идете и не проваливаетесь. Там нужна своя техника. По факту там были те же самые победители, которые обычно прибегают в первой десятке в больших соревнованиях. Было интересно на это посмотреть.

Возвращаясь к путешествиям по России. Я очень рад, что у нас есть Санкт-Петербург, где ты оказываешься в европейской столице, дворцы, набережные, зашитые в гранит. Потом ты оказываешься там, где другой мир, горы. Все песни, которые ты слышал в детстве, ложатся тебе как в подготовленную формочку. Ты понимаешь, о чем это все пелось и зачем в горах бывать. Советую всем побывать в Кабардино-Балкарии, где Приэльбрусье. Советую всем испытать радость восхождения. Это та нагрузка, где с одной стороны вы не ставите безумных рекордов. С другой стороны, Эльбрус, это очень достойная, интересная цель. То, о чем вы сможете потом рассказать. Перед вами парень, который дважды пытался забраться на Эльбрус. Но я считаю, что это мое счастье, радость. Я буду там еще. И обязательно окажусь на этой вершине.

Сергей Ивановский. Я в твою защиту скажу следующее. У меня есть знакомый, это человек, которому порядка 86 лет. Я его спрашивал: “Вы спортсмен? Как вы так бегаете?” Мы с ним познакомились, когда ему было 72-76, точно не помню. Он говорит: “Нет. Я никогда спортсменом не был. Я на лыжи встал около 30 лет. Я познакомился с ребятами-лыжниками, вместе с ними стал ездить. Обычный бег, отжимания. Никогда свое тело не перегружал“. Сохранил себя в достаточно хорошей форме. Когда мы с ним познакомились, он катался зимой на лыжах, летом делал пробежки. Поэтому, может быть, и хорошо, что ты не бьешь какие-то рекорды. Прокачиваешь каким-то образом свое здоровье, тренируешь его.

Никита Попов. Про лыжи скажу, особенно про беговые. Тоже очень сильно увлекся. Этой зимой много пробежал. Всегда у меня с собой были в машине. В любой свободный момент, когда я понимал, что я около какого-нибудь парка, я обязательно вставал на лыжи. Замечательная физ. подготовка. В том плане, что работает все тело. Сложно сравнить это с бегом. Бег это другая динамика. Если кто-то хочет себя подготовить к горам, да, советую хорошие забеги 10-20 километров на лыжах.

Сергей Ивановский. Если у нас со снегом бывает не очень хорошо, то в сухую погоду есть “лыжи”, которые на роликах.

Никита Попов. Я себе в качестве бонуса купил нашивку. Как только заберусь, себе на рюкзаки, на наши куртки прилеплю. Здесь как раз написано про национальный парк “Приэльбрусье”, высота этой замечательной горы 5642. Там, напомню, две вершины. Те, ребята, которые покрепче, могут по седловине пройти и на вторую вершину. Увлекайтесь горами. Море, горы, это у нас есть в нашей замечательной стране. Мы с вами летим вдаль. Вселенная большая, но мы на этом камушке, который не такой большой, летим вдаль по космосу. Давайте хотя бы этот камушек мы с вами вместе исследуем.

Сергей Ивановский. Круто. Хорошая идея. Спасибо, что пришел.

Никита Попов. Да. Всем спортсменам большой привет.

Сергей Ивановский. Всем пока.


В новостях

09.09.18 16:20 Никита Попов о восхождении на Эльбрус, комментарии: 13


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк