Никита Долгарёв про секты и тренинги

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

11.03.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Никита, добрый день.

Никита Долгарёв. Добрый день.

Д.Ю. Представься, пожалуйста.

Никита Долгарёв. Я директор детективно-аналитического центра, называется он Центр психологической помощи и безопасности. Мы работаем по тому, что называется неочевидные преступления – сюда входят как совсем жестокие, вроде серийных преступлений, серийных убийств, так и попроще, но не менее важные дела – это мы работаем по сектам, по опасным тренингам и различным социальным вирусам, которые вовлекают детей и подростков в деятельность вроде известных «Синих китов». Сегодня как раз поговорим, наверное, почти обо всём, что я сказал, но будем основываться на том, как лично мы работали по этим делам, и наверное дадим некое предостережение нашим зрителям, чтобы они понимали, что такое секты, что такое тренинги, надо – не надо ходить. Ну и соответственно, если там останется время, поговорим о «школьных стрелках», о насилии, в частности, как оно распространяется в обществе.

Д.Ю. Сразу коварный вопрос: бывший мент?

Никита Долгарёв. Нет.

Д.Ю. А как к такому пришёл?

Никита Долгарёв. Путь был довольно долгий, я изначально начал работать просто в фирме, которая обеспечивала информационную безопасность, так получилось, что там работал с видео-контентом, на который попадали различные нелицеприятные вещи, в т.ч. там какие-то провокационные – якобы, там солдаты одной страны расстреляли солдат другой, надо было понять, по-настоящему это или нет. И со временем получилось так, что объединился с людьми схожих убеждений, взглядов и навыков, и вот мы организовали наш Центр, в который в т.ч. обращаются люди за помощью, если кто-то из их семьи попал в секту, или же происходит что-то непонятное на тренинге, что человек пришёл на тренинг, чтобы стать миллионером, а уже берёт пятый кредит по каким-то непонятным причинам. Такими делами мы занимаемся и, собственно, хотим сегодня об этом рассказать, рассказать объективно, без того, чтобы пугать, потому что сегодня слово, например «секта» больше используется для запугивания населения.

Д.Ю. А что такое секта?

Никита Долгарёв. Секта вообще, классическое определение – это ответвление от основной религии, т.е. там могут быть и еретики, и не еретики, но суть в том, что некая группа людей отклоняется от основной религии. А то, что сейчас понимается под сектой – это некие часто эзотерические собрания индуистского толка, вот такого плана, и правильнее это называть – новые религиозные движения, потому что формально это не является сектой, и «секта» стала стигматизирующим словом, потому что если мы говорим про кото-то, что он сектант, мы заранее считаем, что он сумасшедший. На самом же деле в сектах вполне себе обычные люди, сами по себе секты, они же новые религиозные движения, это такие небольшие собрания, там, по 50 человек, которые сидят, занимаются своими делами, попивают чаёк, рассуждают на тему...

Д.Ю. О высоком.

Никита Долгарёв. ...да, высших сил, эзотерики, если это рейки, то они пытаются магические пассы руками делать.

Д.Ю. Я состоял в паре таких сект – на мой взгляд, люди абсолютно безвредные, опасные только для себя. Все наши педагоги в настоящий момент находятся в дурдомах.

Никита Долгарёв. Ну про лидеров чуть-чуть попозже расскажу, но в целом оно так и есть – т.е. люди сидят, что-то там делают, и преследовать их не надо. В целом есть такое распространённое мнение, что, якобы, мы можем установить деструктивность секты, на самом деле такого термина, как «деструктивная секта», «тоталитарная организация», который используют для работы по каким-то организациям, не существует, юридически они нигде не оформлены, и ну как мы можем определить тоталитарность какой-то организации? Школа – это тоталитарная организация, например?

Д.Ю. Ну безусловно. Армия – самая тоталитарная организация, где отдаются приказания, и они исполняются.

Никита Долгарёв. Ну, на мой взгляд, самая тоталитарная – это успешная огромная корпорация, потому что там...

Д.Ю. Достаточно почитать биографию Стива Джобса – типичный тиран.

Никита Долгарёв. Да-да-да. Любой, тот же Павел Дуров известен своей такой эксцентричностью, непримиримостью, и в целом, наверное, для развития бизнеса это хорошо. Возможно, что-то подобное может быть в новых религиозных движениях, но... ну и что? Где криминал-то? Поэтому, собственно, имеет смысл закрывать, например, подобную организацию или же считать её опасной только в том случае, если там действительно есть криминал. Есть, конечно, и более тонкие вещи, когда, например, люди начинают брать кредиты, но это довольно трудно доказать, и здесь у нас есть опыт по выводу таких людей из подобных организаций, здесь мы следуем простому правилу: если данная организация может вовлекать человека туда, то мы такими же спокойным, не давящими методами можем его оттуда вытащить.

Д.Ю. Извлекать, да.

Никита Долгарёв. Да, и в этом ничего такого нет – ни нарушения закона, и сама организация обычно не страдает. Ну довольно часто мы в процессе находим там криминал, обычно связанный с налогами, с сексуальными домогательствами – это что касается лидеров подлобных организаций.

Д.Ю. Ну это жизнь, это к секте никакого отношения не имеет.

Никита Долгарёв. Да, т.е. это не имеет прямого отношения к идеологии. Понятно, что бывают идеологии, которые очевидно экстремистские – ну например там ИГИЛ, ныне...

Д.Ю. Запрещённый!

Никита Долгарёв. ...запрещённый, да-да. А в РФ там явный посыл, что как надо делать. Бывает ещё такая трудность, что вот мы находим криминал, например, в секте, ну грубо говоря, человек уклоняется от налогов или намеренно доводит до самоубийства, до причинения травм себе, но мы не можем доказать, по сути, это связано как-то именно с идеологической составляющей или же просто сам руководитель сумасшедший. Здесь мы как раз довольно много работаем, потому что когда мы консультируем полицию по таким делам, у них возникает идея: сейчас мы зашлём туда ваших людей, поставим им микрофончики, всех прослушаем, юридически это всё оформим, но опыт показывает, что нужно знать, когда прослушивать, потому что если просто поставить микрофон на человека, запишется столько всякой ерунды, что никогда не разгребёшь, навряд ли попадёшь. Поэтому по таким организациям, конечно, имеет смысл работать довольно долго, тщательно, понимая, кто лидер, составляя психологический профиль лидера. Это можно сделать без тестов, просто понимая его деятельность примерно, тогда мы можем понять, когда лучше подойти с микрофончиком, записать что-то, или же просто взять свидетельские показания, потому что... ну на моей практике у нас не было такого, что запись сильно помогала, а вот люди, которые начинают беспокоиться внутри секты, если их опознаём мы, то с ними можно войти в контакт, они уже дадут такие показания, что это их беспокоит. В большинстве случаев прямо вмешательство полиции не нужно, мы сами выводим оттуда людей, они снова начинают жить нормальной жизнью, забывают всё, как страшный сон. Организация продолжает существовать, но нельзя закрывать, это иначе будут противозаконные какие-то действия, т.е. просто давление, и тогда опять начнётся в СМИ определённой политической направленности разговор о репрессиях...

Д.Ю. Ну оно же действительно, я не знаю, т.е. если некая условная секта готовит, так сказать, шахидов к террористической деятельности, там, к самоподрывам – это одно, а если они сидят и соединяются с высшим разумом, а при этом заносят деньги ещё в пользу, так сказать, своей организации – ну так в православную церковь тоже деньги заносят непрерывно, и если здесь нельзя, то почему тут можно – непонятно? А какой вред приносит – это только индивид сам по себе определить может.

Никита Долгарёв. Да, совершенно верно.

Д.Ю. Количество граждан, которые там отписывали квартиру – у меня есть такие знакомые, увы: я вот так вот вере предан, я вот считаю, что на наше общее дело, за мир во всём мире – я вот хату продал, вот вам деньги. Ну бывает. А сказать: а ну-ка верни – так непонятно, как. А как вернуть?

Никита Долгарёв. Так и суть в том, что здесь можно только работать так, чтобы человек не дошёл до этого. Это в основном члены семьи замечают, что что-то не то происходит, какие-то странные разговоры о Боге начинаются непонятного характера, о каких-то мистических магических силах, там упоминается тренер-гуру, ну не тренер, а лидер секты, про тренинги чуть-чуть попозже, это ещё интереснее. И непонятно, что вообще с этим можно сделать – только вытащить человека оттуда, очевидно, чтобы он не взял ещё пять кредитов, там...

Д.Ю. А закрыть нельзя, да?

Никита Долгарёв. Ну довольно трудно это сделать, если экспертиза, действительно, находит там какие-то вещи, которые могут навредить психике, но, на мой взгляд, если человек посещает новые религиозные движения, то он начинает немножечко отличаться всё-таки от обычных граждан хотя бы тем, что система становится замкнутой. Когда человек попадает в замкнутую систему, он очень плохо начинает анализировать...

Д.Ю. Об этом предупреждают – что ты лишишься всех друзей, знакомых и даже родных.

Никита Долгарёв. Да, это такой ход, чтобы не стало сюрпризом. Потом они говорят: ну мы же предупреждали, видишь, мы знаем, что как оно. Это плохо, но доказать, что это противозаконно, например, нельзя, поэтому надо либо проводить грамотную экспертизу, которая покажет, потому что всё-таки иногда даже если очевидного криминала нет, явные перегибы есть, что люди просто начинают там сходить с ума, допустим, вот у них плохое...

Д.Ю. Это тоже объясняют – что сумасшедшим он стал просто сам собой, это тебе кажется сумасшедшим, а на самом деле он к Богу уже пришёл, и вот через него вещает Высший Разум, а ты это просто не врубаешься, что он говорит. Там подо всё база подведена.

Никита Долгарёв. Ну тут с этим может добрый дядя-психиатр в халате поспорить...

Д.Ю. Со шприцом, да?

Никита Долгарёв. Да-да, скажет, где Бог, где не Бог. Бывает такое, что да, просто экспертиза проходит, и говорят: у вас идеология, атмосфера внутри вашей организации сводит людей с ума – и тогда такую организацию закрывают, и как раз то, как вы упоминали – лидер обычно едет в соседнюю палату со своими..

Д.Ю. Единомышленниками?

Никита Долгарёв. Да-да.

Д.Ю. А вот там кого больше попадает в эти организации: мальчиков, девочек, дяденьки, тётеньки - как?

Никита Долгарёв. Очень по-разному, т.е. в зависимости от организации. Есть организации, где люди, скажем так, за 50 ходят, возрастом за 50 – за 40.

Д.Ю. Это ж сколько ума нажито за 50 лет, что вот на такое ведутся?

Никита Долгарёв. Ну тут, опять же, смотря... нам же нужно понимать мотив, что движет человеком – может, человеку чего-то не хватает, в семье, например, что-то не так, хочется каких-то эмоций, а тут он приходит к условным Свидетелям Иеговы, его обнимают, все любят, говорят, как у нас хорошо, общаются с ним...

Д.Ю. И это правда – там действительно хорошо, когда ты вот так попадаешь.

Никита Долгарёв. Да, ну мы ходили по ним, довольно много у нас, просто люди, которые к нам устраиваются, стажёры, мы говорим: идите к Свидетелям Иеговы – вот отличная практика, посмотрите, как оно...

Д.Ю. На стажировку?

Никита Долгарёв. ...да-да-да, как оно выглядит: в общении милейшие люди, очень приятные, улыбаются, единственно, что такое субъективное ощущение – улыбка немножечко блаженная, но кто я такой, чтобы судить? Ну и соответственно, получается, что ну вот ходит он туда по каким-то своим причинам, там же приятно ему, хорошо. Что касается: почему, например, закрыли всё-таки Свидетелей Иеговы, несмотря на то, что они такие хорошие, добрые – наша организация не очень согласна, что они прямо экстремисты какие-то, что там в их текстах есть какие-то призывы там к чему-то, потому что экстремизм – это всё-таки призыв к каким-то конкретным действиям. Там такого нет, единственно, что в их идеологии и структуре больше всего напрягает – это, конечно, что они постоянно ждут конец света, что вот-вот прямо скоро...

Д.Ю. На днях, а может быть, даже раньше.

Никита Долгарёв. Да, мы интересно очень, наблюдали когда за ними, благо у нас довольно много людей по всей стране к ним ходят в приходы, и чем ближе был момент, когда их прижмут правоохранительные органы, тем чаще они начинали говорить о конце света, вот ближе, ближе – знали, видимо, чувствовали, ну обыски, наверное, были, что-то такое было, и тем больше людей от них уходило, т.е. какие-то люди, которые приходят, думают: «Так, я понял, пойду там, где поспокойнее». А люди, которые давно ходят, они, конечно, там оставались. Это первый пункт, который беспокоит, скажем так, в их идеологии, второй – это то, что они очень дисциплинированные. Дисциплина – это хорошо, но там переходит в не совсем, на мой взгляд, разумное послушание. Грубо говоря, если завтра, а по-моему, у них штаб-квартира в Бостоне находится, скажут, что, мол, пора выходить на улицы, и совсем не убирать их от снега, а делать какие-то другие вещи, то довольно большая часть этих людей выйдет, просто потому что всё равно сейчас будет конец света, они будут спасены. Ну вот это такой пункт. Ну и третье, значит – то, что штаб-квартира находится в Бостоне, и все личные данные граждан РФ понятно, куда уходят.

Д.Ю. Филиал ЦРУ, короче.

Никита Долгарёв. Ну, непонятно, нельзя доказать это, у меня нет данных о том, к ним ходят ЦРУшники, но я бы на месте ЦРУ, конечно, пользовался, потому что очевидно, что любые религиозные организации, там, новые религиозные движения, старые религиозные движения – их можно использовать, как очень эффективные каналы для шпионажа, разведывательной деятельности, я и нашим спецслужбам рекомендую крайне подобное использовать, потому что это очень эффективно, и в целом прижать такую организацию довольно трудно, потому что всегда встаёт вопрос у нас, например, о защите чувств верующих, в других странах там свобода вероисповедания – в общем, по-разному можно...

Д.Ю. Странно, что нет закона о защите чувств неверующих – ну да ладно!

Никита Долгарёв. Ну, по-моему, у вас на канале с Климом Санычем уже было подобное осуждение, и в целом добавить к тому, что там было сказано, нечего.

Д.Ю. Ну т.е., пардон, опять вернусь обратно: т.е. нет такого, что единая картина – девочек больше, чем мальчиков, такого-то возраста больше, чем такого? Потому что я не имею ничего абсолютно против нашей Православной Церкви, Православная Церковь, как и всякая древняя организация, в ней методика работы с гражданами давным-давно отработана, получается у них, на мой взгляд, я не экспорт, лучше всех, но тем не менее в церковь когда заходишь, ну там в основном тётеньки – это то, что я вижу, тётеньки от сороковника и старше. Когда жизнь тебя уже фактически об колено поломала, и тебе некуда просто идти: «муж давно сбежал, родственники козлы, я в этой жизни одна, и к кому мне прислониться, я вообще не знаю». А церковь – там опять-таки, как уже сказано, нормальные люди тебя окружают, с добром, хотят тебе помочь, община, и всякое такое. Там, ну мне так видится во всяком случае, что там тётенек сильно больше. С другой стороны, Россия – женская страна, наши тётеньки в ряде аспектов гораздо главнее нас, дяденек.

Никита Долгарёв. Ну в целом даже наш опыт подсказывает, что не только тётеньки, а в целом женский пол работает намного лучше нас, по крайней мере в организации женщины у нас справляются намного лучше. Парни почему не справляются, я не могу объяснить. Что касается новых религиозных движений, то, например, всякие эзотерические привлекают молодёжь всякого творческого плана – там очень любят художники зависать, они прямо ходят по ним в поисках энергии какой-то. У меня есть знакомые, которые любят всё это тоже там, рейки занимаются. У меня знакомая, мы смотрели как-то кино и пульт не могли найти от телевизора. Я говорю: «Может, рейки поможет найти как-то его – хоть какая-то польза?» Говорит, что оно всё не так работает.

Д.Ю. Ну такие мелочи не срабатывали.

Никита Долгарёв. Да-да-да.

Д.Ю. Я помню – у нас в уголовный розыск зазывали там всяких этих экстрасенсов, которые там: усилитель поломался – я тебе рукой... я этому учился – рукой повожу над схемой и скажу, что это вот... я не понимаю в радиотехнике, но вот здесь холодно, а значит, поломалось вот тут. А дайте мне карту Ленинградской области – вот двое убитых детей закопаны вот здесь. Можно представить, что испытывают родственники, которым говорят, что детей убили, и они закопаны вот здесь. А через два дня они домой возвращаются, потому что дети решили сбежать из дома спасать индейцев или негров в Африке, а тут не доехали никуда и вернулись. А дорогой экстрасенс вот сказал... Я к этому вообще – если бы у вас действительно были какие-то... у экстрасенсов какие-то действительно экстрасенсорные способности, все бы вы были уже на учёте в КГБ и в ЦРУ и там бы работали. Ну или в ОНБ, я не знаю, что у них там главнее. Не может такого быть. Если ты так ищешь трупы, то ты, может, и результаты лотереи можешь угадать? Или хотя бы...

Никита Долгарёв. Или сам эти трупы закопал.

Д.Ю. ...чемпионата мира по футболу? Все бы миллиардерами были.

Никита Долгарёв. Ну, на мой взгляд, как раз-таки проблема экстрасенсов серьёзнее, чем проблема новых религиозных движений, потому что экстрасенсы лезут туда, куда не надо, их показывают по очень крупным каналам – вот эти шоу, на мой взгляд...

Д.Ю. Ну это безумие! Вообще.

Никита Долгарёв. Абсолютно... Т.е. если брать, например, один телеканал, который у нас очень любит показывать, как экстрасенсы что-то там разгадывают...

Д.Ю. Битва, да?

Никита Долгарёв. Да-да-да, бьются между собой, хотя я битву экстрасенсов немножечко по-другому представляю – это что-то вроде «Звёздных войн» должно быть, у них...

Д.Ю. Хотя бы «Властелин колец».

Никита Долгарёв. Да-да, у них, конечно, немножечко поскучнее, и на мой взгляд, вот как раз-таки тот такой идеологически-информационный посыл, который идёт от этой передачи, гораздо серьёзнее сказывается на населении чем новые религиозные движения...

Д.Ю. Ну естественно. Такому охвату можно только позавидовать – какому количеству народа вы бошки набекрень сворачиваете сразу.

Никита Долгарёв. Я даже не знаю, есть ли у нас, т.е. покрывает ли у нас, допустим, РПЦ, есть ли у неё такой охват, как у «Битвы...»?

Д.Ю. Канал «Спас» смотрят, наверное, сильно меньше, чем Рен-ТВ.

Никита Долгарёв. Я думаю, да, и даже «Царьград» меньше смотрят.

Д.Ю. Да.

Никита Долгарёв. Ну это реальная беда, и с одной стороны, мы не можем просто сказать им: «Прекратите показывать эту ерунду», потому что что хотят, то и показывают, по сути, но с другой стороны, вред довольно очевиден, и хорошо, что соседние каналы начинают выпускать передачи про всех этих экстрасенсов, разоблачения – ну так непонятно, что перевесит.

Д.Ю. Я это, вот упомянутые художники, творцы, которые хотят что-то там увидеть, узнать – ну есть два известных способа: номер один – это глубинные медитации... Номером один назвать нельзя, это вот медитация, сосредоточение и копание в самом себе, а номер два – это употребление самых разнообразных веществ начиная от водки и кончая неведомо чем, голодание, там, изнурение себя всяко, лишение сна и прочее. Там даже без наркотиков, если не поспишь трое суток, там такое в башке происходить начинает – туши свет! Когда ты не спишь, а просто моргнул, и ты моргнул, а башка просто взрывается – там такие сны начинаются... ну не сны, а видения такие, настолько это всё круто, что если ты головой-то слаб, оно ничего хорошего тебе не принесёт. Ну а я, в свои 57 лет внимательно всё это опробовав... вот с моей точки зрения, это абсолютно никакой пользы в реальной жизни тебе не принесёт. Никакой, абсолютно никакой – ни развития каких-то интеллектуальных способностей, ни развития творческих способностей, ничего. Если ты хочешь развиваться, то первое – надо крепко спать, вставать рано утром, делать зарядку, как следует, чтобы с тебя пот тёк, а после этого общаться с себе подобными – в этом ключ, когда вокруг тебя люди твоего увлечения, уровня, там, и интересов, ты с ними общаешься. Ну это как либо ты ходишь в ПТУ, где дети сильно пьющих родителей, либо ты в университете, где люди изо всех сил тянутся к знаниям, там в каком-то поколении уже. Ну есть разница в общении с одним и с другим? Вот это да, это несёт конкретную пользу – здоровый образ жизни, спорт и интеллектуальное общение, а вот это – нет. Это как известная хохма про гражданина, который, съев неких веществ, записал мудрейшую мысль, которую прочитал наутро: «Банан большой, а кожура ещё больше». Зачем это вам – вообще непонятно?

Никита Долгарёв. Ну тут опять же – а хотят ли эти люди жить в реальном мире, потому что... ?

Д.Ю. Ну как разновидность эскапизма – да.

Никита Долгарёв. Что касается, опять же, новых религиозных движений, то там проблема такая, что когда мы замыкаемся вот в этой небольшой группе людей, как я уже говорил, мы изолируем себя от другой информации, и т.к. мы всё время слушаем нашего гуру, особенно если он такой харизматичный, нарциссичный, стремится к власти, к управлению, то люди там становятся очень инфантильными и начинают верить абсолютно всему – и вот это тоже очень большая проблема, но, опять же, за инфантильность сажать, как известно, нельзя.

Д.Ю. Это – перейду к привычным примерам – как тюрьма: 7 лет отсидки приводят к тому, что даже взрослый человек адаптироваться назад к обычной жизни не может. Ему там объясняют, что делать, как делать, в какое время делать, будят, кормят, укладывают спать, платят деньги, ещё чего-то там, и он внутри этого настолько уже привычен, что взрослого через 7 лет выпусти на волю – практически никто не может: «Лучше я обратно сяду, там хотя бы всё понятно, а здесь у вас фигня какая-то». Ну и вот это вот подчинение непрерывное начальникам, на мой взгляд, приведёт ровно к тому же.

Никита Долгарёв. Да, но если в тюрьме такой чётко выраженной идеологии нет, там скорее...

Д.Ю. А как же «воровской ход»?

Никита Долгарёв. Ну это скорее как свод правил некий такой, как законы такие своеобразные, которые в целом внутрь личности, на мой взгляд, не лезут, они просто корректируют поведение. А так если ты в тюрьме художник, то, насколько я понимаю – пожалуйста.

Д.Ю. Наоборот хорошо.

Никита Долгарёв. Да, рисуй. То здесь может привести к тому, что рисуй то, что..., скажем, рисуй своё просветление. Но, опять же, с этим особо ничего не поделаешь, только если есть у нас экспертиза, что люди реально начинают сходить с ума в новой религиозной организации, либо же откровенный криминал, в остальном надо просто аккуратненько – как он туда зашёл, так его оттуда и вытащить. Вот это единственно, что бывает довольно долго, вытаскивается такой... маленький секрет приоткрою, что вокруг человека начинает разыгрываться спектакль, т.е. ему начинают додавать то, чего ему не хватало, из-за чего он ушёл, потому что семья всегда ближе, своя рубашка ближе к телу, поэтому там через полгода человек начинает уже отходить, особенно если в этой организации есть наш человек, который с ним подружится, подталкивает его к каким-то мыслям, т.е. здесь важно мягко подталкивать людей к выходу из организации, не спорить – мы родственникам сразу говорим: спорить не надо, потому что только укрепит, более того, есть интересные исследования, что... ну вот считается, что, якобы, люди, которые находятся в сектах, у них там множество когнитивных искажений, они как-то что-то не так понимают – на самом деле это обычные люди, они точно такие же, как мы, но есть такой эффект, когда люди себя вводят в осознанное такое невежество, особенно когда касается каких-то долгосрочных негативных событий, они говорят: «Нет, я об этом ничего не хочу слышать». То же самое бывает и с позитивными событиями – когда, например, люди не хотят знать пол своего ребёнка, ну просто не хотят, потому что они хотят, чтобы это было нечто особенное для них. То же самое касается негативных событий – 70% людей просто говорят: «Нет, я ничего об этом не хочу знать». Поэтому люди, зная, например, что такое финансовая пирамида, т.е. они не дураки там сидят, они же думают, что сейчас я вовремя соскочу, а когда ему говоришь, что вовремя никто почти не соскакивает, а соскакивают в основном те, кто знает, когда всё это закроется, они просто осознанно, надо подчеркнуть, что это осознанная изоляция от таких негативных стимулов, т.е. это не какие-то подсознательные тайные манипуляции, как это у Фрейда – Ид, то, что Оно называлось. Ничего такого, человек осознанно себя заводит, и тут важно понимание того, что люди, и все, кто приходят, осознанно, это их осознанное решение, они не дураки далеко, а может, и поумнее тебя, если ты с ним споришь, ругаешься зачем-то, хотя очевидно, что это всё хуже делает. Поэтому тут, конечно, выводить можно только одним способом – работать с этим человеком внутри организации, если требуется, и работать в семье, только так он выходит.

Д.Ю. Я замечу, кстати, что и способы заманивания зачастую... вот, например, у суфиев в Азии точно такие же выстраивания спектаклей вокруг тебя постоянные, потому что всё, что тебе говорится словами, абсолютно бесполезно – и это правда, а вот когда события разворачиваются, вот так и ты, будучи участником изнутри – да! Это как анекдоты про Ходжу Насреддина – это они с нашей точки зрения анекдоты, на самом деле это не анекдоты, это обучающий материал, внутри которого тебе подстраивают ситуации, чтобы ты пришёл вот к таким выводам, либо глубоко задумался над сказанным.

Никита Долгарёв. Приведу пример, как мы помогли выйти... скажем так, вытащить человека из организации, очень похожей на финансовую пирамиду, ну по сути она такой и была – там очередной кредит, естественно, и мы просто... Ну естественно, человек рассчитывал, что сейчас заработает сейчас будут миллионы, и мы организовали всё так, чтобы родственники представили, что у них закончились деньги – всё, типа, тебе надо идти работать. И тогда он почувствовал, что вообще-то пирамида ему денег не приносит...

Д.Ю. Вот ведь!

Никита Долгарёв. Да-да, и ждать вот этого счастья не стоит. Вышел оттуда, пошёл работать – нормально, всё хорошо.

Д.Ю. У меня очень умный товарищ, очень умный в МММ «влетел» на 70 тысяч баксов и до сих пор говорит, что просто вот он чуть-чуть не успел.

Никита Долгарёв. Не повезло, да?

Д.Ю. Ну там действительно ряд граждан вынул гораздо большие деньги, но это, видимо, как я считаю, это какие-то причастные граждане, которые понимают, когда всё это закроют. Построено оно ими и для них.

Никита Долгарёв. Да, причём чем ближе к верхушке, тем лучше зарабатывают. Что касается МММ, это вообще интересный феномен, потому что дважды... Он, кстати, ещё... а, он же уже всё, отчалил из этого мира, но перед тем, как уйти к праотцам, он же в Нигерии, где-то там в Африке...

Д.Ю. Зажёг, блин!

Никита Долгарёв. Да-да, в Африке то же самое организовал, и есть очень потешное, конечно, видео оттуда... Опять же, я просто слышал такое вещи, что, мол, ему повезло со страной – страна дебилов.

Д.Ю. Сейчас!

Никита Долгарёв. В Африке точно такие же люди, это не говоря уже о том, что...

Д.Ю. И в Америке точно такие же.

Никита Долгарёв. Да-да, я сейчас как раз интересную историю хочу рассказать: тоже новорелигиозная организация, там, христианского толка, как обычно, там пляшут, кричат, кувыркаются по земле – всё как положено, и, в общем, двух их, скажем так, лидеров уличили в том, что они купили дорогой частный самолёт, Суперджет.

Д.Ю. Так?

Никита Долгарёв. Вот, есть очень смешное видео, оно длится около 15 минут, на английском, где они сидят и объясняют, зачем им нужен этот самолёт, с точки зрения их идеологии, и под видео, конечно, можно найти множество комментариев, которые говорят: «Молодцы, так и надо...»

Д.Ю. Правильно! Совершенно очевидно – самолёт нужен.

Никита Долгарёв. Да. И логика там... ну для нас она будет смешной, но для участников, которые внутри, безупречна – они говорят, что мы когда летали на обычных самолётах или, не дай Боже, ездили на поезде или автобусе между нашими штатами, мы очень времени много теряли, а так мы летим в самолёте, меньше теряем времени, а самолёт – он повыше, и Бог, как бы...

Д.Ю. Поближе, да.

Никита Долгарёв. ...поближе, да. И множество комментариев говорят: «Классно, молодцы! Вот наши настоящие лидеры».

Д.Ю. Я когда-то давно... давно в СССР был такой подростковый журнал «Ровесник», где коммунистическая партия под правильным углом освещала всякие западные события, ну например, всякую разнообразную рок-музыку. Других источников не было, это был единственный. Заметки, я до сих пор практически всё там наизусть помню – всякие дам «Дип Пёрплы», «Квины», Лед Зеппелины», и прочее. Других источников не было. И как-то раз...журнал был интересный, т.е. несмотря там на несогласие с коммунистической идеологией массы граждан, тем не менее основные события там преподносились абсолютно правильно. И как-то раз я прочитал очень интересную заметку про какого-то виднейшего сектанта из... не буду углубляться, заметка, короче, глубока запала – там про то, как он вот такой индус, страшно продвинутый, в Англии обученный, университетов каких-то назаканчивал и отправился в США проповедовать, организовал там секту, где люди отписывали дома, земельные участки, там всё имущество вообще, а он, значит, ежеутренне выезжал на «Роллс Ройсе», там общее построение этой секты, и он на «Роллс Ройсе» их объезжал, там, помахивая рукой. Ну и короче, потом его там потравили чем-то в США, вроде как таллием отравили, он там облысел, чуть не помер, убежал обратно к себе в Индию, ну и организовал общину в Индии. Ну и как-то прочитал тогда, это такое странное - у нас-то такого, Боже упаси, нету. Прошло много лет – много! – и вдруг в перестройку начинают показывать: там какой-то наш талантливый певец Крылов, который это: «Дева-дева-девочка моя», Леонтьев, там, ещё кто-то – и оказывается, что это некий гражданин по кличке Ошо такой, Раджниш, что у него община в Пуне, и вот там толпы народу, там какой-то полумонстырь-полу-не пойми что, все везут горы бабла, а дедушка, он настолько благообразный, так прекрасно выглядит – вообще: там борода, как старик Хоттабыч, только умный, чалма там, брульянт какой-то в лбу. У меня скуплено вот столько от пола, наверное, его книг, и не побоюсь сказать: я их все прочитал. Дядька исключительно неглупый, исключительно! Но там же всё то же самое абсолютно: иди продай дом, хату, землю, неси сюда деньги, вот здесь на огороде будешь тяпкой махать, чтобы через труд познать там... Мне всё время так весело – сходите вон в Советскую Армию, там так хорошо вот с этим бесплатным трудом, бить всё время будут ещё, тоже очень качественно. И следом за этим у нас начали печатать Карлоса Кастанеду, которого я тоже усиленно изучал – там был прекрасный...там тоже, кстати, дон Хуан непрерывно выстраивал всякие ситуации, внутри которых Кастанеда мог поступить только определённым образом: жрать кактус-пейот, ещё чего-то. И там был замечательный пассаж про то, что для того, чтобы отковать себя, как воина, надо найти тирана и к тирану в подчинение устроиться. Дон Хуан ему рассказывал, что раньше-то, говорит, было хорошо нам, ацтекам, ольмекам, тольтекам – раньше была испанская оккупация, когда просто всех рубили, там, налево-направо, это были настоящие тираны. Сейчас хорошего тирана уже не найдёшь, хороший тиран – большая редкость. И вот он на какой-то плантации, ухитрился найти плантацию, где там какой-то зверский совершенно надсмотрщик, который с «волыной» ходил, кнутом всех лупил, и не убежать было, и задача была, что ловко психологически ситуацию извернуть так, чтобы его ликвидировать, как тирана, а ты вот, без рук, без ног, там, без побоев, без ничего, а ты вот выйдешь из ситуации победителем. Читать страшно весело было, я аж, помню, всё это меня привело к одному выводу – что все эти шаолиньские монастыри, куда ты приходишь, осознанно записываешься, там тебя бьют палкой, заставляют бесплатно работать годами – в Советской Армии честнее, в Советскую Армию тебя, как морковку, выдернули, ты неосознанно туда идёшь, бить начали сразу, заставляя работать, а дальше уж как у тебя мозг устроен. Большинство оттуда как идиотами приходят, так идиотами и уходят, но если башка на месте, из этого можно извлечь чрезвычайно полезный опыт. Отвлёк, извини.

Никита Долгарёв. Я хотел затронуть как раз тему вот этих писаний: если, например, взять Кастанеду или Ошо, они пишут очень интересно, очень занимательно, т.е. прямо настоящая хорошая литература, не обделены были они талантом, и как есть шутка: не так страшен Кастанеда, как его последователи, то что касается таких организаций, что иногда вводят в ступор – написано всё очень нелепо, очень неинтересно, т.е. всё-таки Кастанеда и Ошо – это скорее...

Д.Ю. Таланты.

Никита Долгарёв. ...исключения, да, в основном всё очень так прямо, без литературных изысков. Кстати, было исследование психологов, они вот изучали – нигерийский спам, слушали о таком?

Д.Ю. Да. конечно. Мне регулярно приходит – наконец-то мне повезло!

Никита Долгарёв. Значит, для зрителей и непосвящённых: нигерийский спам – это когда вам приходит совершенно невероятное какое-то, нелепое сообщение о том, что либо вы стали миллионером, но надо перечислить столько-то долларов куда-то, и тогда наследство вашего неизвестного родственника в Африке перейдёт вам. А недавно было, что надо спасать космонавта...

Д.Ю. Свежо!

Никита Долгарёв. Дескать, космонавт застрял там на орбите, и он сам пишет. Нам кажется, что это полное безумие.

Д.Ю. Ну?

Никита Долгарёв. Абсолютная ахинея какая-то, ещё и деньги просят перевести – куда, зачем? Но психологи посмотрели, они прикинули, что настолько бредовые вещи отсеивают людей хоть с каким-то критическим мышлением, и причём не стоит думать, что те, кто, опять же, ведутся на это, они какие-то дураки – ну они вот наивные просто люди, по неизвестным нам причинам почему-то доверились такого рода ерунде. То же самое касается сект – конечно, оттуда быстро отсеиваются люди, в т.ч. потому что там часто бывает такое, что на публику надо рассказывать какие-то свои тайны, вот такого рода вещи, и люди многие не хотят этого делать, и они уходят, они отсеиваются, поэтому и кажется, что, якобы, те, кто остаются в секте, они какие-то не такие. Так вот, те, кто отсеиваются, они могут перейти в другую секту и там как раз-таки уже побыть. Ну «секта» - плохое слово, просто мы привыкли доносить до публики, что это такое – новое религиозное движение, прошу не обижаться товарищей сектантов на меня. Что касается вещей, которые, на самом деле, сейчас поопаснее, чем секты, потому что секты...

Д.Ю. Дай чуть-чуть подведём итог: т.е. это организации, которые, если я правильно понял, не являются деструктивными, хотя их так характеризуют – ну в массе, бывают, наверное, какие-то – люди идут туда по своей воле и, как я понимаю, большинство там себя неплохо чувствует внутри этого. А вы действуете по заявкам граждан, т.е. когда конкретные люди просят оказать помощь конкретному человеку, не ликвидацию структуры организовать, а вынуть оттуда некоего персонажа, да?

Никита Долгарёв. Да, т.е. у нас не... есть такое антисектантское движение, т.е. мы в целом сторонимся всего «анти», потому что, на наш взгляд...

Д.Ю. То же самое, да?

Никита Долгарёв. ...любой радикализм – это равно терроризму, на мой взгляд, потому что всё равно общество должно резонировать между собой, а любая радикализация всегда приводит к известным вещам: поджигают там машины из-за выхода кинофильмов, хотя, казалось бы, вроде как свои нормальные православные ребята – не в обиду, опять же, сказано. Что касается сект – есть действительно деструктивные, но доказать это довольно сложно, только экспертиза может показать, и то там должно быть чётко указано, что именно приводит, и в целом имеет смысл закрывать подобные организации, только если там есть явный криминал, а криминал там бывает довольно часто, но большинство организаций подобных, где-то 90% существуют недолго, пока лидер не исчерпает свою харизму, и соответственно, это просто такой кружок по своим делам.

Переходя к тому, что, на наш взгляд и на наш опыт, сейчас несёт больший вред обществу, чем новые религиозные движения – это, конечно, современные тренинги, на которых люди постоянно личностно растут...

Д.Ю. А что они этим словом называют вообще?

Никита Долгарёв. Любую абстрактную хрень, которую они рассказывают у себя внутри этих тренингов. Почему именно от новых религиозных организаций к тренингам перехожу – потому что довольно похожие вещи, и часто люди, которые ходят пор тренингам, их знакомые все называют: «Да ты сектант». Это в целом недалеко от истины, но ключевое отличие здесь в том, что если в секте, пускай даже сумасшедший, лидер верит в то, что он говорит, очень часто такое бывает, то тренера, и можно найти это видео, не буду называть имён этих замечательных людей, но они готовят других тренеров, это тренинг для тренеров – ну это такое специфическое явление, они в своём мире где-то живут, они прямо так и говорят: «Наша задача – достать из человека все деньги, и даже чтобы он взял в долг, чтобы он к нам ходил». Этому прямо учат. Называть я этих «хороших» людей не хочу, но это вот так и есть. Это очень крупные, самые крупные, которые обучают бизнесу, якобы. В таких организациях люди, как из примера выше понятно, лидеры сами не верят в то, что они говорят, их главная задача – обещать некое светлое будущее тем, кто к ним ходит, поэтому нельзя просто прийти на тренинг у них, чему-то научиться и жить спокойно счастливо, потому что на тренинге всё устроено таким образом, что приходим мы туда, и нас, дескать, обучают продажам.

Д.Ю. Я ходил – действительно, обучают. Ну т.е. я не ходил, к нам в контору призывали этих граждан, и они там всякое объясняли.

Никита Долгарёв. Нет, это... я не говорю, что все такие, т.е. продажи – это ещё такой пример, где реально можно найти людей, которые этому обучают.

Д.Ю. Не-не-не, я про то, что, во-первых, это не плохо, во-вторых, если ты не продавец, а большинство же этой специальностью не владеют – ну да, тебе азы там разъяснят, покажут, ты узнаешь то, чего не знал раньше, сможешь делать вещи, какие не делал раньше, и всякое... Ну как в анекдоте про паренька, которого жена послала в магазин за прокладками, а он купил там удочку, лодку, джип, чтобы на рыбалку ездить – вот этот хороший продавец! Такому надо учить, да.

Никита Долгарёв. Да, но, опять же, если приходит такой товарищ и действительно учит, например, «холодным» звонкам, как обзванивать – это хорошо. Такие тренера, действительно, есть, но я говорю немножко о другом контингенте – это когда мы приходим, нам что-то рассказывают о продажах, в основном мы танцуем, прыгаем.

Д.Ю. Танцам нас не учили. А что, они там пляшут?

Никита Долгарёв. Да-да, это...

Д.Ю. А зачем?

Никита Долгарёв. Чисто как смысловая нагрузка – в этом нет, но как создание эйфории это имеет смысл, кстати, попозже про эйфорию расскажу. И там чуть-чуть что-то рассказывают о продажах – дескать... ну на уровне: «Если вам отказывают, попробуйте обойти отказ» - вот такой совет даётся. Но самое замечательное, что когда человек уходит с этого тренинга, он уходит с ощущением, что он знает намного меньше, потому что ему говорят: «А вот у нас ещё есть тренинг, посвящённый этому, этому, этому, этому...», и соответственно, если вы это всё не посетите, а каждый следующий, естественно...

Д.Ю. Дороже.

Никита Долгарёв. ...дороже, да, и танцев там, наверное, тоже больше, то вы ничему и не научитесь. И если посмотреть видео подобных тренеров, получается очень интересная картина: например, у них есть такая практика – они постоянно заставляют поднимать руки. Это просто...

Д.Ю. Обе или как в школе?

Никита Долгарёв. Одну. «Кто был на моём прошлом тренинге?» - ползала поднимает. «Кто был на таком-то тренинге?» - ползала поднимает. Казалось бы, если бы вы уже обучились, чего вы снова приходите?

Д.Ю. Ну, видимо, ничему не обучились.

Никита Долгарёв. Ничему, потому что...

Д.Ю. Или чего-то не хватает ещё.

Никита Долгарёв. Ну я думаю, что скорее, потому что сейчас хождение по тренингам превратилось в некое хобби – поиск волшебной таблетки, это вот люди этим занимаются, поэтому они ходят по тренингам. А что такое личностный рост...

Д.Ю. Я в соцсетях, там какое-то безумие просто – все, ну кто помладше меня, конечно, всем буквально: «А я здесь была...», «А я тут был...», «А я вот на это...», «А ты ещё попробуй вот это...». Понять не могу одного: я, во-первых, не вижу никакого... ключевой, на мой взгляд – я не вижу никакого роста личного благосостояния, хотя если речь про бизнес, то это же в первую очередь про деньги, ты платишь за то, чтобы тебя научили зарабатывать ещё больше денег, чем у тебя сейчас – этого категорически не происходит. Само вопросы: личностный рост – ты про что? Вот где личностный рост, вот тут мы рисуем, я там какие-то способности в себе раскрываю – а здесь мы пляшем, поём песни, ещё что-то... Вы совсем обезумели? Это в школе надо ходить в кружок ИЗО, там, я не знаю, песни и пляски, ещё что-то... Что это тебе даёт? «Ну вот я становлюсь раскованнее, там, ещё что-то...» И тут ключевой вопрос: а ты работать не пробовал, раскованный, ёлы-палы?! Что это такое, зачем? Не могу понять. Вымогательство бабла только.

Никита Долгарёв. Простой эмпирический метод: если столько людей посещает бизнес-тренинги, то у нас должен быть какой-то невероятный взрыв...

Д.Ю. Ваканда у нас уже должна быть ...

Никита Долгарёв. Да-да, мы должны процветать уже, потому что столько бизнесменов у нас должно быть. Даже если взять, что, допустим, только у 10% людей из них есть что-то получится...

Д.Ю. Это много!

Никита Долгарёв. Это очень много, то мы всё равно должны жить уже просто при царстве... Я сейчас попробую заменить все бизнес-тренинги: бизнесу можно научиться одним способом – заниматься бизнесом. Здесь можно либо самому что-то пробовать, что рискованно, но пускай, либо же прицепиться к другому бизнесу, посмотреть, как это делается, уйти и сделать самому.

Д.Ю. Самое верное.

Никита Долгарёв. Потому что... ну вот я попробую привести пример: например, открываем мы с вами тренинг по тому, как надо создавать видеоблоги.

Д.Ю. Я могу научить, да.

Никита Долгарёв. Но вы-то чему будете учить: камеры, контент, подготовка, там, смотреть, что за гости. А мы будем учить замечательно сидеть перед камерой, вот так, например. Вот этому мы будем учить.

Д.Ю. Я бы в конце ещё добавил: а потом херачить лет пять бесплатно, без какой бы то ни было гарантии на успех, и может быть – может быть! – у тебя что-то получится, несмотря на то, что ты там талантливый, ловко всё снимаешь, красиво монтируешь – никаких гарантий.

Никита Долгарёв. Ну разве это заманчивое предложение?

Д.Ю. Нет, а жизнь – она вообще не заманчивая.

Никита Долгарёв. Да, поэтому, соответственно, там, на таком тренинге, условно, по созданию видеоблога не будут учить тому, как действительно создавать видеоблог. Просто зрители не видят, но здесь всё несколько сложнее, чем кажется на камере.

Д.Ю. Я замечу – и денег стоит немалых, ёлы-палы!

Никита Долгарёв. Да, т.е. никто не скажет о вложениях, а будут учить улыбаться, например, что если ты улыбаешься – это замечательно, значит все твои... «Воронка продаж» обязательно надо сказать, «масштабирование» - вот они любят такие термины.

Д.Ю. Не, ну тут, конечно, безусловно, я это... никаких споров: вот нынешний телефон, который, в общем-то, я не знаю, уже во сколько раз он мощнее моего первого компьютера, который я приобрёл в 1996 году, и он стоил тысячу долларов – только блок с процессором. Чудовищные деньги по тем временам были! Вот телефон, он на порядки мощнее, в нём есть видеокамера, его можно поставить на стол, там есть микрофон, всё на свете, ты можешь кривляться в свой этот телефон, и если ты действительно чем-то там кому-то интересен, у тебя создастся некая, так сказать, группа последователей, единомышленников. Как, опять-таки, в этих книжках известных пишут: если ты сможешь нагнать себе хотя бы тысячу человек, которые готовы тебе по рублю засылать, ну некую сумму, то не надо рот очень широко открывать, этого тебе, в общем-то, на жизнь и твои вот эти занятия будет достаточно, не станешь миллионером, но жить с этого можно и заниматься тем, чем тебе интересно, тоже можно. Это правда, никто никого не обманывает, но может же быть и такое, что ты, во-первых, никому не интересен, что бы ты ни делал и что бы ты ни говорил. Ну неинтересно, будут ходить пять человек, и всё. Это раз. Во-вторых, ну вот не нужен ты, и всё. Почему-то никто ж не рассказывает в ходе бизнес-тренингов, что 80% этих стартапов разоряется в первый же год, а 20% - во второй. Никто ж не рассказывает, что выживают единицы, что умение пробивать башкой стены для людей нехарактерно, лучше пойти туда, где тебя будут любить, гладить по голове и говорить, что ты хороший, и ты вот тихо там в своей норке этот самый свой инфантилизм пестовать. Можно, учить можно, безусловно. Я, кстати, отвлекаясь ещё в сторону – это всё из Америки тащат, там же всё это давно схавали и извергли из организма. Наверняка слышал – есть такой автор Кийосаки, который там строчит книжки «Богатый папа, бедный папа»...

Никита Долгарёв. «Семь шагов эффективности».

Д.Ю. Да. Наши дети почему-то считают, что это какие-то там откровения этот Кийосаки выдаёт в этих книжках – это не так, книжки эти, во-первых, никаких откровений не выдают, они – это как... «приманка» - неправильное слово, но это первый этап: ты почитал книжку, а после этого надо идти на тренинг. А когда ты походил на тренинги за хорошие деньги, то с тобой надо заниматься индивидуально, и вот тут... Ну там вот десятка баксов – это старт, когда тебе в индивидуальном порядке начнут объяснять, что это, как это... Вот приезжал к нам этот Роббинс, как его...?

Никита Долгарёв. Тони Роббинс?

Д.Ю. Тони Роббинс – то же самое, да: вот здесь ты можешь прийти послушать, как там на огромном стадионе чувак там всех накачивает, так сказать, и многим нравится, даже за 500 тысяч рублей. А деньги зарабатывают там, где с тобой работают индивидуально. Во-первых, не все попадут, но это как в футболе – игры реже, деньги те же. Вот. Ну и наши тянут всё то же самое, я считаю

Никита Долгарёв. Ну оно в целом... этим оно и плохо - то, что эта модель вот этих тренингов, особенно якобы мотивационных, я объясню, почему это совсем не мотивация, нее совсем подходят под наш менталитет, потому что мы больше похожи на европейцев, которые вообще-то поспокойнее себя ведут, т.е. это не как американцы. Т.е. американцы – это такой бравый... ну стереотип – бравый парень, очень ушлый, умелый, хитрый, своего добивается. Европейцы чуть поспокойнее, т.е. у них это всё по-другому. Не знаю, как там у них с тренингами личностного роста, на мой взгляд, примерно та же картина, что и у нас, т.е. ходят какие-то тони роббинсоны, люди танцуют... Тут плохо вот что: во-первых, подобные тренера внушают иллюзию, что мир определён. Т.е. мы живём в мире неопределённостей, и поэтому, как вы говорите, вот тысяча человек тебе пускай скидывает, ты постепенно развивайся, рот не раскрывай, не зазнавайся, спокойно работай дальше, что-то новое открывай. Это то, что называется эвристика достаточно хорошего. Эвристика, для тех, кто не знает – это такое правило, которое всё упрощает, убирает лишнее, оставляет только самое важное. В неопределённом мире мы не можем получить лучшее, потому что мы не знаем, что это такое, а подобные бизнес-тренера обещают лучшее, что, дескать, будет свой бизнес, и представляют его очень странным образом: вот вы, например, бизнесмен, есть ли у вас в Инстаграме, в социальных сетях фотографии рядом с машинами и женщинами? Может быть, вы кичитесь богатством?

Д.Ю. Ну, внутри машины... нет, не кичусь, внутри машины бывает. С женщинами – только не с семьёй, так скажу, т.е. у меня к этому специфический подход. Если на этих смотреть – да: вот я здесь, вот я тут, я здесь отдохнул, я вот сюда съездил, вот я сожрал что-то такое, еда у меня дорогая, посмотрите...

Никита Долгарёв. Шевелится?

Д.Ю. ...да, шмотьё, и проч. Ну т.е. это демонстрация. Нет, лично я не демонстрирую.

Никита Долгарёв. Вот, и наверняка ваши знакомые бизнесмены, большинство из них таким тоже не страдают, потому что ведение бизнеса становится со временем как самоцель, т.е. то, что ты ведёшь бизнес – это уже хорошо, а шмотки, тачки и прочее – это дополнительный бонус такой, в то время как подобные тренера подменяют немножечко реальность, потому что они думают, что шмотки, тачки, фотографии в Инстаграме...

Д.Ю. Это самое главное?

Никита Долгарёв. ...это и есть оно самое.

Д.Ю. Ну для большинства же это так?

Никита Долгарёв. Опять же, тот, кто приходит в бизнес, у него со временем это всё из головы выветривается, потому что на такую ерунду в голове места не остаётся, если человек разумный. Да, бывают успешные бизнесмены, которые хвастаются, хвалятся, но тут опять же два варианта есть: это просто некий такой кич, т.е. они привлекают внимание, как – я не знаю, можно сказать? – Олег Тиньков, например, он такой немножечко скандальный, т.е. он везде светится, но это личный бренд его, опять же, поэтому может делать, что хочет, и он такой как бы один, в то время как все тренера думают, что... ну, может, сами и не думают, потому что они-то арендуют эти машины, это естественно, не их, потому что они столько не зарабатывают, сколько говорят, они вот подменяют реальность реального труда на некий такой симулякр ...

Д.Ю. Я, извини, перебью, не могу не перебить: у нас есть некоторое количество разнообразных блогеров, ну вот, например, можешь играть в игрушки – это к вопросу, как денег нажить в интернетах и Ютубах – сидишь, играешь в игрушку, там, стрим организовал, а тебя там огромное количество народу смотрит, и тебе денежку закидывает. И соответственно, все друг другу рассказывают, что это какое-то безумное бабло. Ну, безумное бабло там, где безумное количество денег, например, в США, страна чудовищно богатая, и поэтому там можно на всём зарабатывать. Хороший пример из детства – что все британские группы в 60-ых, 70-ых, 80-ых – это в основном всё было из Британии, задача №1 – это гастроли в США. Британия, Европа нафиг не нужна, все в Америку – вот там бабло, там становятся миллионерами. Ну есть какой-нибудь там, если правильно произношу, персонаж по кличке Пьюди Пай, у которого там 20, 40 миллионов подписчиков...

Никита Долгарёв. Восемьдесят.

Д.Ю. Восемьдесят уже? Ну он крут, безусловно, да. И все остальные тоже хотят, и я тоже хочу, это даже к тренеру ходить не надо. И вот там сидят, наяривают и постоянно рассказывают, что они какие-то там немыслимые миллионы зарабатывают. Мне всё время интересно: если ты вот живёшь в каком-то городе Кемерове, я не знаю, может, у тебя дом в городе Кемерове – там не такие дома дорогие, как у нас тут в Москве, в Питере? Нет? Ну может, хату свою купил? Нет? Ну уж край – шмотье-то на тебе сколько стоит? Там какие-нибудь, я не знаю, бренды написаны. Тоже нет? Деньги-то где, расскажи? Я в родной стране людей, которые вот это внезапно богатеют и: вот у меня часы, вот у меня очки, шмотьё – посмотрите, какой я красивый, я не просто фоткал возле машины, я сам живое свидетельство того, что у меня вот всё замечательно – нет. А деньги где тогда? Куда ты их деваешь? Может, у тебя их всё-таки нет? Может, ты врёшь постоянно, фотографируясь возле чужих?

Никита Долгарёв. Судя по опыту, деньги уходят на тренинги. Тут, опять же...

Д.Ю. А почём они берут в среднем, эти самые тренеры? Вот сколько это стоит?

Никита Долгарёв. Ну например, на мастер-класс какого-нибудь тренера мы можем сходить за 1,5 тысячи рублей...

Д.Ю. Недорого.

Никита Долгарёв. Часовой, недорого. Но мастер-класс – это же ничто, это же не сделает из тебя великого бизнесмена, поэтому мы устраиваемся на двухдневный тренинг уже за 20 тысяч рублей...

Д.Ю. Неплохо!

Никита Долгарёв. После двухдневного тренинга мы, значит, на недельный интенсив устраиваемся за 80 тысяч рублей, т.е. цены очень варьируются в зависимости от... ну несколько факторов есть: один фактор – это то, насколько, конечно, известные тренера, и второе – это то, насколько тренер внушает доверие, потому что есть тренера, которые выглядят просто мошенниками, ими и являются, ну например...

Д.Ю. Не таясь, да?

Никита Долгарёв. Да, есть один тренер, тоже не буду называть его имя, это очень смешно – он выглядит лет на 15, ему на самом деле около 20, уже залысины, худой, выглядит, как нежный школьник такой, но он утверждает, что он долларовый миллионер и живёт, конечно же, в Дубае.

Д.Ю. Молодец!

Никита Долгарёв. Естественно, это всё не так, и даже по тому, как он это рассказывает, это видно, потому что когда человек даже в голове у себя не может вообразить, что такое миллион долларов, он об этом даже плохо говорить будет, и это очень забавно. К такому, конечно, идёт наименее критичная аудитория, в то время как на других разрекламированных могут пойти и довольно умные люди, т.е. на Тони Роббинсона – ну не сказать, что целый стадион дебилов пошёл, ну нельзя такое сказать.

Д.Ю. Нет, далеко не дебилы, нет.

Никита Долгарёв. Вот, потому что если у тебя есть...

Д.Ю. Пол-лимона потратить вот на это? Что-то ты на дебила не тянешь.

Никита Долгарёв. Да-да, но при этом, опять же, для меня остаётся загадкой, потому что если вложить, эти полмиллиона разделить на три и вложить в недвижимость, акции и там ещё во что-нибудь, то тебе это принесёт гораздо больше пользы, чем...

Д.Ю. Я подозреваю, что это не последние деньги просто.

Никита Долгарёв. Ну, в таком...

Д.Ю. Мне кажется, что это просто статусное, это знаешь, мы с тобой встретились: «Никита, ну ты, это, был?» - «Был». – «Пол-лимона». - «И я пол-лимона». И мы с тобой уважаемые люди сразу.

Никита Долгарёв. Да, но я сужу с такой более рациональной точки зрения: да, действительно, скорее всего, это просто как некая такая тусовка, в принципе, вот этот форум, который организует всё это, это очень странное место на мой взгляд, не могу однозначно прямо сказать, насколько люди сами верят в том, что они делают. Но, с другой стороны, кто-то же отдаёт и 30 тысяч рублей.

Д.Ю. Ну это тоже немало, в общем-то!

Никита Долгарёв. Да, а если это зарплата...?

Д.Ю. Как скажет ряд моих знакомых: за 30 тысяч можно купить билет в жаркие страны и пару недель там отдохнуть. Что интереснее – вот это или посидеть там 1,5 часика что-то послушать?

Никита Долгарёв. Я даже думаю так, что если хочется реальных навыков, за 30 тысяч можно устроиться на нормальные курсы, которые реально чему-то учат: программирования, допустим – легко за 30 тысяч, спокойно, супер-программистом не станешь, но поймёшь базу языка Python, например, поймёшь, что это такое. Ну а на такое – это поиск волшебной таблетки, это, опять же, говорит об инфантилизации в целом общества, и вот этим эти тренинги, как и битвы экстрасенсов, они этим и плохи, потому что делают общество крайне инфантильным: во-первых, люди начинают думать, что мир – это очень предсказуемая штука, если я сейчас сяду и сделаю то-то – то-то, у меня будет бизнес. На самом деле бизнес – это на 90% импровизация.

Д.Ю. Будет, но недолго.

Никита Долгарёв. Да-да-да. А экстрасенсы, соответственно, просто, на мой взгляд, разжижают мозг, что по всем фронтам у человека какая-то просадка происходит, т.е. если человек реально верит в то, что происходит на «Битве экстрасенсов», что это 100%-ная правда, то очень многое можно только по этому факту о человек понять, что что-то не так у него пошло. А вот что касается тренеров, как я и говорил, что это сейчас превращается больше в какую-то такую тусовку что ли, какое-то полутеатральное такое представление, потому что пользы никакой не несёт. Наверное, в завершение темы тренингов, помимо ваших вопросов, хочу порекомендовать, как понять, нормальный тренинг или нет: нормальный тренинг предполагает обучение. Обучение – это всегда тяжело, это всегда преодоление себя. Я вот немножко учусь информационной безопасности, некоторым особенным таким аспектам, которых не знаю, и честно говоря, голова болит, но это нормально, так и должно быть, потому что учимся, преодолеваем себя. В нормальном тренинге нет никаких ступеней непонятных, якобы вот пройдёшь этот курс – дадим доступ к этому. Если они есть, то тебе объясняют, зачем они есть. Ну например, если ты плохо включаешь компьютер, не стоит садить за Linux, пока рановато, поэтому на первом этапе учим включать компьютер, шевелить мышкой, потом что-то там уже более серьёзное. На нормальном тренинге всегда конкретные знания. Как вы говорили, пришёл тренер по продажам, скорее всего, он чётко сказал, что он будет учить «холодные» звонки, будем обходить...

Д.Ю. Возражения.

Никита Долгарёв. Да, возражения.

Д.Ю. «Вилки» строить, там. Всё правильно рассказал, да.

Никита Долгарёв. Причём, скорее всего, и пример сразу мог привести какой-то, т.е. он не скрывал...

Д.Ю. Практик, да.

Никита Долгарёв. ...нет ощущения, некоторого тайного знания, потому что если ты владеешь какими-то знаниями, и тебя уже позвали, то тайну из этого делать – это очень странно. К нам тоже когда там иногда просят научиться, якобы, там как анализировать людей, как за ними смотреть, я говорю: почитайте Гордона Оллпорта, Альберта Бандуру – это такая мощная научная психология...

Д.Ю. Наука.

Никита Долгарёв. Да-да, пожалуйста, если что-то не поймёте, можете возвращаться. Но не все хотят ... читать , потому что всё-таки там и выжимка есть, т.е. в зависимости от целей человека, то в таком абстрактном тренинге, конечно, такой конкретики не будет, потому что они ну в лучшем случае с первых трёх ссылок Гугла просто расскажут, что они там начитали – это 10 минут от тренинга займёт, остальное вы будете плясать, танцевать и слушать обещания о светлом будущем.

Дальше есть такой аргумент, что подобные тренинги дают мотивацию – мол, человек сходил на этот тренинг и такой: ну мне, конечно, рассказали ерунду, я же не дурак, я это понимаю, но я вот замотивирован, пойду что-то сделаю. Я спешу разочаровать, потому что это не мотивация, это эйфория. Т.е. эйфория – это неоправданное эмоциональное возбуждение, которое обычно происходит после таких событий эмоциональной раскачки.

Д.Ю. Достаточно быстро заканчивается.

Никита Долгарёв. Да, ну в особых случаях месяц длится, человек ходит с такими глазами, потом, конечно же, всё плохо заканчивается, особенно когда первую какую-то неудачу человек терпит – всё, эйфория заканчивается. Мотивация – это немного другое, мотивация – это некоторые внутренние и внешние стимулы, которые двигают поведение человека. Это немножко другое, сюда входят и волевые качества человека, и наработки каких-то навыков, и как раз-таки сопротивление неудачам, т.е. если человек мотивирован, его неудачи не только не ломают, а зачастую ещё больше мотивируют, потому что он понял, как обойти в следующий раз эту ошибку. Вот это есть различие, и мотивация может длиться долго, более того, мотив часто может пропадать сам по себе, и человек уже просто занят процессом, ему важен сам процесс становится. Поэтому бизнесмены постоянно работают – то один бизнес откроют, то другой. Его спрашивают: зачем? Уже всё есть – потому что он так живёт, это его образ жизни, и в целом у него другого ничего нет. Ну вот по тренингам...

Д.Ю. За себя могу сказать: т.е. вот меня регулярно озадачивают вопросами об истории т.н. успеха – ну, с точки зрения массы граждан, я достаточно успешен, а поэтому – это вот то, что я сразу вижу – я знаю какой-то секрет. Ты знаешь, вот я знаю какой-то секрет, и если меня ловко расспросить, то можно узнать, что же ты такого вот хитрого сделал, что вот чик – и всё у тебя стало вот так? Поскольку человек взрослый, то никакого «чик» нету, вообще нет никакого «чик». Вот там... в основном это про переводы спрашивают: «Как это ты так ловко раскрутился?» Когда начинаешь объяснять, что первое кино я перевёл в 1995 году, а к коммерческой части подошёл в 2009-ом, ну сначала в 2005-ом, а потом через 4 года в 2009-ом я этим занялся уже, так сказать, как это... имея, так сказать, имя, и проч. Обращаю внимание: прошло 14 лет, в течение которых никаких денег мне никто за это не платил, я этим занимался так, чисто из любви к искусству и радуя друзей и товарищей. А там – да, вот когда уже промышленная часть пошла, там много денег, но речь-то не про личностный рост, что я при этом плясал, рисовал, там, и ещё что-то делал – причём тут это? Ну рисуй и ещё там занимайся чем хочешь. Конкретная профессиональная деятельность требует конкретных профессиональных навыков. Вот есть толковые книжки, где объясняют, что на освоение любой специальности надо потратить 10 тысяч часов – это долго, но в результате ты станешь специалистом, в общем-то, ну если стараешься, конечно. А вот переводчик – чем должен заниматься переводчик? Наверное, учиться переводить, т.е. непрерывно переводить, заниматься профессиональной деятельностью. Ну вот ты и занимаешься, а при этом есть какая-то литература – для меня, например, это очевидно – и её надо читать, книжки по своей специальности, их достаточно много выходит, читай, там люди поумнее тебя, имеющие гигантский опыт и гораздо большие способности, объясняют, как делать вот это, как делать вот это, как делать вот это. Не херню всякую читать надо, типа, автора Акунина, а книги, которые повысят у тебя уровень развития и профессиональные качества. Вот ты их читаешь ежемесячно, желательно, вот ты профессионально, это не какой-то дурацкий личностный рост... Я не знаю, это речь о чём? Вы высшее образование получили в своей области, например? Нет? Рисовать для его получения бесполезно, по-моему, абсолютно.

Никита Долгарёв. Если ты не художник.

Д.Ю. Да, ну а попутно, вот ты получаешь профессиональные качества, дальше некая социализация – лезь туда, лезь сюда, где наиболее, так сказать, сладкие места по твоей профессии. Этому не учат в кружках этой йоги, и прочее, тебя учат уходить в себя, а здесь надо выходить наружу, между прочим, общаться с людьми, представлять себя, куда-то там забираться, и проч. Всё лежит на поверхности вообще, а они всё время хотят – вот, про волшебную таблетку: «Вот ты чего-то знаешь такое, но не говоришь, вот где-то есть вот это «чик» - и ты уже миллионер». Может быть, у кого-то и есть, я таких людей, честно говоря, не встречал, но некоторое количество там это, в прессе, там, в книжках бывает, что у человека там выстрелило – не надо на это надеяться, это случай, какое-то нечеловеческое везение, а вот 80% разорившихся в первый год – это жестокая реальность. Ну так тут, опять-таки, упомянутое – это из разряда «встань и иди», дали по морде, упал – это не значит, что надо лежать и выть.

Никита Долгарёв. Плакать...

Д.Ю. Да, вставай, ещё дадут, не переживай!

Никита Долгарёв. Ну здесь ещё в качестве предостережения хочу рассказать наш кейс, как модно говорить – кейс, ну в общем, нашу практику, как мы работали по одному ныне ликвидированному тренингу. Говорить можно, потому что судебное дело идёт, тренинг закрыли – тренинг назывался «Зеора», в Санкт-Петербурге довольно популярный, тоже личностный рост, если почитать сайт, там сделают из тебя чуть ли не Господа Бога. Естественно, всё это сдобрено такой антинаучной психологией. Значит, тут опять же вопрос: а вот если просто тренинг не имеет смысла, вот якобы он безвредный, то, возможно, ты с ума и не сойдёшь, скорее всего, но всё равно картина мира у тебя в голове немножечко в минус уйдёт, потому что она не будет соответствовать реальности. Та психология, которую они рассказывают, она, конечно, не относится к реальности. Значит, работали мы по этому тренингу так: к нам обратился пострадавший от этого тренинга, потому что он начал себя плохо чувствовать, постоянно какое-то давление эмоциональное, раскачка, заставляют там рассказывать секреты – вот такого плана, странные вещи, казалось бы – вроде человек пришёл учиться. Выяснилось, что по этому тренингу уже работают «органы», мы с ними вступили в контакт, обменялись опытом того, что там происходит. В общем, всё пришло к тому, что тренера, двух тренеров самых главных – Ольгу Маркелову и Виктора Маркелова арестовали, я имена называю, потому что всё в открытых источниках есть, это не какие-то секреты, и посадили под домашний арест. И казалось бы, замечательные видео с домашнего ареста, как они на даче с детьми играют в снежки, ну просто...

Д.Ю. Муж и жена, да?

Никита Долгарёв. Да-да, мол, нельзя покидать их участок. И, как говорится, на видео Виктор Маркелов – это одно, а в жизни это человек совершенно другой. Надо понимать, что основное, в чём его обвиняют, кстати, не доказано, что он это совершил, т.е. я не...

Д.Ю. Обвиняют, да?

Никита Долгарёв. Да, я не говорю, что он виновен, суд ещё не завершён, возможно, мы ошиблись, да, ну например?

Д.Ю. Бывает, да.

Никита Долгарёв. Почему нет? Это доведение до самоубийства, т.е. ни много ни мало, целенаправленная травля человека, которая привела к его самоубийству. Что там произошло, рассказывать не буду, но в целом картина не очень приятная и выглядит так, что человек сошёл с ума, более того, дневник косвенно это подтверждает. И несмотря на то, как Виктор Маркелов говорил о преодолении себя, преодолении трудностей, из-под домашнего ареста он сбежал в Германию.

Д.Ю. А как его выпустили?

Никита Долгарёв. Вот такой хитрый.

Д.Ю. Как ловко, а?!

Никита Долгарёв. Да, и надо понимать, что, конечно же, истории о его домашнем аресте сопровождались рассказами о репрессиях в России.

Д.Ю. «Кровавая гэбня», да?

Никита Долгарёв. Да-да, значит, что, якобы, они готовят лидеров, они готовят людей свободно мыслящих, а государство в лице, наверное, гаранта...

Д.Ю. Ему нужны рабы.

Никита Долгарёв. Да-да, гаранта Конституции, он лично посмотрел, говорит: вот эти ребята...

Д.Ю. Очень опасные!

Никита Долгарёв. Да-да, соответственно, не нужны такие люди, поэтому начинаем прессовать все тренинги свободных людей. Рассказывал про какие-то ужасы о том, как его ФСБ чуть ли не пытает.

Д.Ю. Зачем, хотелось бы узнать?

Никита Долгарёв. Мне неизвестно, потому что он сидел под домашним арестом и, насколько я понял, к нему относились в целом как к вменяемому человеку, что он сидит под домашним арестом, мы расследуем.

Д.Ю. Ну чтобы пытать, наверное, надо в следственный изолятор хотя бы.

Никита Долгарёв. Хотя бы.

Д.Ю. Или пытки на дому теперь?

Никита Долгарёв. Я, честно, не знаю, но, возможно, он и сидел в изоляторе, потому что как только дело дошло до правоохранительных органов, мы, честно говоря, о нём забыли, потому что всех, кого надо, передали, все дают показания, всё хорошо. Пока не начало бурлить, мы и не вспоминали. Всё это подавалось под политическим, естественно, соусом, и после того, как он сбежал в Германию, он, естественно, выкладывает фотографии, ну на мой взгляд, со странноватой улыбкой такой, блаженной, и рассказывает о том, что, дескать, вот в Европе меня тут ценят, любят...

Д.Ю. Конечно, да-да-да. Он выбрал свободу.

Никита Долгарёв. Да-да, вот он на свободе, но главный вопрос остаётся: как связано то, что говорит этот человек о преодолении, развитии, и то, что он оставил вообще-то жену и детей здесь и сам сбежал.

Д.Ю. В заложниках фактически.

Никита Долгарёв. Да-да.

Д.Ю. Если здесь такой ад, как же ты их бросил?

Никита Долгарёв. Нужно понимать, что после того, как он сбежал, уже даже очень хороший адвокат с большим трудом его оправдает, даже если есть, за что зацепиться, пускай он и виноват, бывает такое, что адвокаты ловко манипулируют этим, никакой судья уже без подозрения на это действие уже не будет смотреть. И что самое интересное – что на жену начинает оказываться колоссальное давление уже реальное, т.е. её начинают спрашивать: «Как сбежал? Куда сбежал? Какие связи там?»

Д.Ю. Ну естественно, да. «А ты не знала, да?»

Никита Долгарёв. Да. «Как давно эти связи с Германией?» - потому что вот почему не в Белоруссию, например – в братскую бы страну сбежал – а в Германию? До сих пор оттуда не вернулся, несмотря на то, что если он обладает действительными этими навыками, он должен быть практически сверхчеловеком, должен всё быстро разрулить. Это вот предостережение, в какие тренинги можно попасть, если они рассказывают абстрактную какую-то ерунду.

Д.Ю. Странно, что в Германию убежал – оттуда же выдают обратно, бежать надо в странны, из которых не выдают. Непонятно, зачем это.

Никита Долгарёв. Ну, видимо, не хватило могущества.

Д.Ю. Ну я, это, как некоторым образом причастный – это данное деяние создаст только такое количество проблем, что туши свет, сливай масло.

Никита Долгарёв. Причём всем – у него же здесь, надо понимать, дочки есть, замечательные милые дочки, которые там...я просто так поделюсь: в своё время довольно сильно рассмешило, что они внезапно подумали, что это мы закрыли их, хотя мы просто, как бы, консультировали «органы», и закрыть просто так – вы можете себе представить, что вот я прихожу, говорю: «Ну закройте, мне они не нравятся»? И меня очень рассмешило, как тренера Санкт-Петербурга стали делать посты такие, типа: вот, Центр...

Д.Ю. Началось?

Никита Долгарёв. Да, Центр психологической безопасности в лице Никиты Долгарева всех прикрывает – что дальше будет с тренерами? И мне знакомые в личных сообщениях писали, и все как один либо выпускники этой самой «Зеоры», которую прикрыли, либо тренера очень похожего толка. Что-то я ни разу не видел, чтобы человек, который преподаёт действительно настоящие знания на тренинге, как-то опасался того, что что-то у него там может приключиться, потому что если человек преподаёт высшую математику, у него ничего не будет происходить странного. Вот, это такой забавный случай. А почему в Германию – ну, мне кажется, просто какие-то связи там были, ну и всё. Наверное, так.

Д.Ю. Так оттуда выдают – я только про это.

Никита Долгарёв. А откуда не выдают, наверное, связей не было.

Д.Ю. Вдогонку выкрикнуть про эти самые тренинги – есть, ну я не знаю, на мой взгляд два примитивнейших примера: если мы пойдём учиться играть в шахматы, вот в шахматный кружок пойдём и запишемся, станем ли мы чемпионами мира или хотя бы, я не знаю, гроссмейстерами? Что-то я сильно сомневаюсь.

Никита Долгарёв. Поздновато.

Д.Ю. Да, это как у китайцев: занимающихся, как шерстинок на корове, а достигших – как рогов. Ну, хочется вам, если вы готовы платить за шахматный кружок, там я не знаю, по 30 тысяч рублей в месяц непонятно зачем, может, у тебя способностей к этому нет, опять-таки, ты сходи к психологу, поинтересуйся, к чему у тебя профессиональные наклонности.

Никита Долгарёв. Ну, с психологами, опять же, нынче сложно, потому что рассказывают...

Д.Ю. Все такие же?

Никита Долгарёв. Все, да, потому что вообще для многих будет открытием: психолог вообще не должен вести тренинги. Тренинг вести должен человек, который обладает соответствующими навыками в той области, про которую он рассказывает.

Д.Ю. Ну, педагог, по всей видимости?

Никита Долгарёв. Ну не обязательно педагог, т.е. люди, которые рассказывают про информационную безопасность, они могут вообще образования в этой сфере не иметь, но они имеют богатый практический...

Д.Ю. Опыт

Никита Долгарёв. ...опыт, да, и только это, по сути, является мерилом. И сейчас такой маленький лайфхак – тоже как анализировать можно различных тренеров и в целом людей, к которым можешь пойти учиться. Анализировать надо двумя вещами: первое – это компетенция, это то, чем человек занимается, т.е. не на бумаге, что он там написал, поэтому когда тренер рассказывает, что у него 50 бизнесов – это не шутка, некоторые действительно рассказывают, что у них 50 бизнесов – но при этом находит время на тренинги, причём на очень большое количество тренингов, мы понимаем, что его компетенция – это стоять и рассказывать что-то. И второе – это мотивация, чем движим человек? Помимо очевидной – ну если мы кого-то обучаем за деньги – финансовой мотивации многие пытаются это подать под соусом, что «я хочу, чтобы все в России были бизнесменами, я такой благородный, раздаю свои знания», в то время как нормальный тренер говорит: «Столько-то – столько-то, научу этому, этому». Другое дело, что он действительно может любить своё дело, это обычно видно – когда человек любит то, чем он занимается, потому что он об этом и говорит, и в речи у него даже какие-то интересные метафоры всегда встречаются по поводу своего дела какого-то, о котором он рассказывает. Это вот две вещи: первое –компетенция, второе – мотивация, чем мотивирован человек, который об этом всём рассказывает.

Просили меня рассказать, почему же по тренингам, т.е. такая беда с экспертами у нас, потому что тренер – он эксперт. На самом деле, это касается почти всех областей наших, в т.ч. и людей, которые консультируют правительство, «органы», потому что они... как вы сказали – обратиться к психологу, но зачастую не знаешь, куда пойдёшь, потому что нынешние эксперты, например, по сектам, деструктивным культам, как они называют, они занимаются двумя вещами – заседают за круглыми столами, что-то рассказывают и дают интервью. Всё, это две вещи, которые они делают. Поэтому, естественно, людей, которые действительно заняты какой-то работой – в Санкт-Петербурге, например, есть мы и раньше называлась Молодёжная служба безопасности, как сейчас называется, я не помню, но очень классная организация, они прямо по интернету хорошо работают. Мы и ещё одна, получается, организация, и отдельные какие-то психологи, т.е. довольно трудно их найти, поэтому нынешние эксперты, которые даже консультируют правительство по этим вопросам, в большинстве своём они толкают почти такие же тренинги.

Д.Ю. Печально!

Никита Долгарёв. Пример из практики: к нам обратилась из реабилитационного центра, очень хороший в Иркутске есть центр, там очень грамотные психологи, всё у них хорошо, и к ним приехал некий эксперт по детским суицидам – ну сегодня эту тему не успеем уже затронуть, но косвенно коснёмся. Вот приехал и рассказывает, дескать, у девочки молитвой вылечил голоса в голове, и это он как бы на научном форуме. Другой говорил, что дети, которые склонны к суицидам по каким-то причинам, они эгоистичны, не любят родителей – там прямо такой пункт какого-то отморозка. Т.е. это эксперты, и надо понимать, что эти люди, например, просто втёрлись в доверие губернатору, который хотел вообще-то как лучше, ну по сути, он же не знает, что человек сумасшедший, и с такими экспертами тоже надо бороться, потому что они точно такие же мифы запускают, как и «Битва экстрасенсов», и мы просто дали совет в Иркутске: пишите губернатору, что к вам приехал сумасшедший, втёрся в доверие. Ну они написали коллективное письмо – вроде как больше этот товарищ в Иркутск не приедет.

Д.Ю. Ни ногой, да?

Никита Долгарёв. Да-да, не приедет. Ну отсюда такие проблемы.

Д.Ю. Ну и не могу не выкрикнуть, опять-таки, применительно к этим самым тренингам и шахматам: вот мы с Дементием когда-то ходили в каратисты, мы были молодые, и там, естественно, всем объясняли: ну как, карате – ты сам понимаешь, ты уж там человек пять-то положишь сразу. Что тебе ещё там, я не знаю, в 17 лет надо? Ну да, ходишь, тренируешься, местами ты и одного положить не можешь, и до сих пор не можешь, несмотря на возросшую массу, силу и мощь. Заниматься можно, ходить, наверное, только надо к каким-то нормальным людям, а лучше всего сначала хорошо учиться в школе, потом хорошо учиться в вузе, а дальше профессионально расти, именно профессионально. Зачем вся эта чушь, я не понимаю?

Никита Долгарёв. Ну иногда бывает такое, что хочется сменить сферу деятельности, но тогда надо идти на нормальные курсы, которые обучают чётким вещам, а не танцевать, потому танцевать надо идти в школу танцев.

Д.Ю. А у вас ресурс в наличии какой-нибудь?

Никита Долгарёв. Ресурс в наличии, оставим ссылочку...

Д.Ю. Под роликом.

Никита Долгарёв. Да, под роликом, там будут две методички, самое интересное – на темы, которых мы сегодня не коснулись, но хотелось бы. Это важные темы, первое – это методичка по детям, которые играют во всякие непонятные игры в интернете, то, что раньше называлось «Синими китами», в основном вред преувеличен, но всё равно она довольно полезная – там много научных ссылок и источников. Дальше методичка состоит из огромного множества переводных статей, в т.ч. и отдела расследования ФБР по «школьным стрелкам» - что это такое, откуда они берутся. Зачем эти методички, чем могут быть полезны: во-первых, избавят от мифов в голове, которые... после любого инцидента появляются сумасшедшие, которые говорят, что это заговор ФСБ...

Д.Ю. Само собой, да.

Никита Долгарёв. ...они сами себя постреляли – вот от этого избавят, да и в целом научную нормальную литературу почитать всегда полезно. По сектам у нас можно почитать просто в группе, там тоже, наверное, ссылочку оставим, вбив элементарно «секта», «новое религиозное движение» - можно почитать много чего интересного.

Д.Ю. Тогда ждём вторично, уже про «Синих китов», да?

Никита Долгарёв. Да.

Д.Ю. Спасибо. Интересно и познавательно. Надеемся, для многих принесёт пользу. Читайте методички, смотрите ролики. На сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

11.03.19 10:49 Никита Долгарёв про секты и тренинги, комментарии: 35


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк