Эпоха викингов, часть 1: У истоков эпохи викингов

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

12.03.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет! Мы наконец все из отпусков синхронно вернулись.

Д.Ю. Да. Ты где был?

Клим Жуков. Я был в королевстве Сиам.

Д.Ю. По ленинским местам?

Клим Жуков. Практически.

Д.Ю. А я был в Цюрихе.

Клим Жуков. Ого! Тоже по ленинским.

Д.Ю. Да. Я сначала пошутил, что мне срочно организуйте экскурсию по ленинским местам – все заржали, а потом привели к дому-квартире, где была табличка, что там жил дер фюрер чего-то там коммунистише революсьон. Посмеялся. Экскурсовод сказал, что плохое место, что Владимир Ильич жил крайне скромно, что там нормальные люди не жили – это под рассказы про Швейцарию, Цюрих, там, и всякое такое.

Клим Жуков. Ему велосипед подарили.

Д.Ю. Да?

Клим Жуков. Да, местная братва подогнала ему велосипед, и это, видимо, явный маркер того, что ему Ротшильды помогали.

Д.Ю. Точно! Вот на чьи бабки-то и на чьём велосипеде…

Клим Жуков. Въехал в рай фактически.

Д.Ю. …сделана революция, блин! И вот мы отдохнувшие, полные сил, за кого мы примемся теперь?

Клим Жуков. Так мы же составили перед Новым годом…

Д.Ю. Коварный план?

Клим Жуков. Отставить – перед моим уездом в отпуск, это же было 15 января, коварный план по захвату половины галактики – мы договорились наконец углубиться в эпоху викингов.

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. Ну, надо углубляться.

Д.Ю. С чего начнём?

Клим Жуков. С викингов.

Д.Ю. Ну они же не сразу были викинги?

Клим Жуков. Нет, конечно не сразу. Вообще начать нужно, как водится, с постановки проблематики, потому что что такое эпоха викингов, что такое вообще викинги, нужно понять, о чём мы говорим, какова хронология, потом уже дальше бросаться. Во-первых, по поводу самого термина «эпоха викингов»: это, конечно, историографический конструкт, типа Киевской Руси, потому что эпоха викингов – это, в общем, довольно искусственное образование, которое, конечно, имеет под собой конкретные основания логические, но вот это 793-ий год, атака на монастырь святого Кутберта на острове Линдисфарн в Нортумбрии, это начало, и окончание – 1066 год, 25 сентября, битва у Стемфорд-Бриджа, где погиб Харальд Сигурдсон Хардрада, дружбан нашего Ярослава Мудрого.

Д.Ю. Это меня всегда радует, когда это какое-то абстрактное, а как только начинаешь, что в это время было у нас, и оказывается, кто-то с кем-то дружил, где-то каких-то детей воспитывали, и проч. Он был, как бастард Джон Сноу, при дворе у Ярослава или в авторитете всё-таки?

Клим Жуков. Сначала как бастард, а потом он оказался настолько толковый военный, что даже то ли совозглавлял, то ли возглавлял войска Киевской Руси, которые ходили, например, в Польшу всех бить.

Д.Ю. Какое западло для русских патриотов – какая-то Хардрада возглавляла наши войска!

Клим Жуков. Да, если посмотреть на…

Д.Ю. Характерный момент – извините, перебью – что монастырь Линдисфарн расположен в Нортумбрии, многие не в курсе, что это Северная Умбрия итальянская, между прочим, и что-то никто не парится, что там легионеры стояли, и даже название оставили.

Клим Жуков. А вот стоило бы русскому патриоту запариться, что посадником в Ладоге, в Альдейгьюборге, вот в это же время, когда процветал режим Ярослава Мудрого, там сидел скандинав.

Д.Ю. Вот гад!

Клим Жуков. Вот.

Д.Ю. Это всё, чтобы нас унизить, было.

Клим Жуков. Всё.

Д.Ю. Так-так, и что же эпоха?

Клим Жуков. Если поинтересоваться его именем, то… В общем, вот тогда почему-то это русского националиста не парило совсем, а теперь почему-то очень нервно воспринимают. Посмотрите направление Роснефти – там половина варягов. Вот. И тогда…

Д.Ю. Многие тоже жестоко страдают.

Клим Жуков. Да. Так вот, эпоха: многие склонны говорить, что это вообще очень глупая, чисто искусственная периодизация, но всё-таки я считаю, что есть у неё основания, почему – потому что это эпоха, когда вот эти самые викинги самым массивным и самым материальным способом вручную влияли на политику и экономику огромного региона от Скандинавии до Северной Африки и от Волги, прошу прощения, до Северной Америки. Вот пока такое влияние есть, ну почему бы не назвать это эпохой викингов? Хотя одновременно процветала эпоха Каролингов, например, они вместе практически процветали. Поэтому, конечно, эту эпоху выделить можно, но само явление викинга появилось, конечно, гораздо раньше, и я не знаю в силу того, что с письменными источниками у местных скандинавов довольно плохо из ранней эпохи, но я уверен, что сам термин «викинг» появился гораздо раньше 8-го века, потому что ещё Григорий Турский, известный автор франкский 6-го века, родился в 538 году, описывает в «Истории франков», десятитомном своём произведении, как какие-то нортманы атаковали северное побережье Франкского королевства, ещё в 6 веке!

Д.Ю. Уже тогда в силе были.

Клим Жуков. Т.е. набеги нормальные были, причём именно морские набеги, т.е. если тех парней они звали викингами, я очень сильно удивлюсь, но эпохи викингов тогда ещё, конечно, не было просто в силу того, что они… ну да, они беспокоили северные границы королевства франков – ну так а кто их не беспокоил? Много кто беспокоил – какие-нибудь там саксы, славяне, чёрта лысого… В общем, истоки были заложены уже тогда. А окончание, вот битва при Стемфорд-Бридже 1066 года, потом через две недели битва при Гастингсе – а в 1070 году скандинавы снова нападают на Англию, чем это отличается от похода Харальда Хардрады, я не знаю. Ну правда, их теперь встретили свои же родственнички, которые уже захватили Англию, ничего у них не вышло, а до 13 века…

Д.Ю. «Здесь уже занято!»

Клим Жуков. «Извините!» Захвачены Оркнейские острова, север Шотландии – так и до 13 века оттуда набеги происходили тех же самых скандинавов. Т.е. вроде бы и в 1066 году ничего не кончилось, да, более того, термин-то «викинг» вообще никуда не пропал, у него коннотация однозначно стала негативной, т.е. раньше она была скорее негативной, а дальше «викинг» - это был просто синоним бандита, разбойника, мелкоуголовного элемента. Неприятная личность, короче говоря, даже среди своих скандинавов.

Д.Ю. Так они же и своих грабили.

Клим Жуков. Естественно. Поэтому, конечно, можно говорить об эпохе викингов в широком смысле слова, когда викинги вообще как явление существовали, а можно в узком смысле слова, собственно, что теперь и принято называть эпохой викингов – это вот с 8-го по вторую половину 11-го века. Правда, конечно, тут есть момент, что почему выделяют 793 год – потому что за несколько лет до этого, за 4 года конкретно, в 789 году викинги нападали на Англию и до того, на Дорсет.

Д.Ю. Но это всё-такие не церковь, так сказать, не монастырь, где писать умеют, и это злодейство какое-то невероятное.

Клим Жуков. Однако англичане сохранили воспоминания и об этом в источниках. Поэтому можно сказать так: вот чтобы не привязываться к датам, хотя, конечно, это очень яркий маркер, чтобы не привязываться к датам, это где-то вторая половина 8-го века и вторая половина 11-го века, вот так вот, это вот эпоха викингов в узком смысле слова, собственно, о которой мы им будем в основном говорить. Что такое «викинг»? «Викинг» происходит вполне очевидно от слова «вик», т.е. «бухта», т.е. «человек из бухты».

Д.Ю. Из залива.

Клим Жуков. Да, бухтарь.

Д.Ю. Есть ещё другой вариант, что «вик» - это «уклонение», т.е. он уклонист от нормального образа жизни.

Клим Жуков. Тут дело в том, что «викингр» - это существительное мужского рода.

Д.Ю. Не глагол, да?

Клим Жуков. А «викинг» без «р», если я не ошибаюсь, конечно – это, собственно, глагол…

Д.Ю. Ушёл в викинг?

Клим Жуков. Да, имя существительное породило и некий глагол, т.е. это вот «поход с целью грабежа». Т.е. это вот да, морской разбойник, пират, грабитель, который изначально базировался в некой бухте, в вике.

Д.Ю. А может, он в бухте всех грабил, нет?

Клим Жуков. Тоже может быть и это, вполне…

Д.Ю. Ух ты, мы вышли из бухты!

Клим Жуков. Это вполне обыденная практика, которая в источниках широко отражена – когда они вместо того, чтобы ездить в далёкую Англию, ждали тех, кто вернётся из далёкой Англии с добычей, и уже шваркнуть их.

Д.Ю. В известной книге «Драконы моря» отражён данный эпизод.

Клим Жуков. Данный приём тактический. Но подумаешь – пираты, вон у арабов тоже были пираты, и они тоже живали в бухтах. Почему это не викинги? Даже, прошу прощения, эстонцы имели своих медленных пиратов, и, например, Олаф Трюггвасон, небезызвестный персонаж скандинавской истории, когда был младенцем, попал в плен именно к эстонским пиратам.

Д.Ю. И Эгиль Скаллагримссон там тоже отличился.

Клим Жуков. Так точно. А эти почему не эстонские викинги? Вон в 11-ом веке, ну, в конце 10-го, видимо – 11-ом веке наши друзья полабские славяне с Рюгена тоже ураганили, однако они тоже почему-то не викинги.

Д.Ю. Может, у них язык другой, они так себя не называли?

Клим Жуков. Дело в том, что викинг – это довольно специфическое явление. Дело в том, что, да, морской разбойник, грабитель, пират, но это не только… Да, викинг обязан быть пиратом, но это не только пират, это необходимое, но недостаточное условие, потому что викинг – это, во-первых, это профессия, это профессиональное обозначение или даже скорее обозначение некого состояния, потому что викингом можно было быть перестать влёгкую совершенно – т.е. ты перестал заниматься вот этой мерзостью и стал нормальным человеком тут же после этого, ты уже не викинг, завязал. Так вот, викинг – это состояние, которое подразумевает морской грабёж параллельно с торговлей и колонизацией, т.е. викинг – это такой военизированный культуртрегер в очень широком смысле слова, потому что если он этих функций не выполнял, как мы теперь можем это вычленить в определении, – это уже не совсем викинг, это просто разбойник.

Д.Ю. Я бы с тобой не согласился насчёт того, что это мерзкое занятие, потому что если обратиться к нашей любимой «Саге об Эгиле», где Эгиль семилетний поругался с соседским 11-летним мальчиком и прорубил ему башку топором. Тут же прибежали взрослые с той и другой стороны, ещё человек семь зарезали, я уж не помню точно, то мама Эгилю сказала: «Ты молодец! Вырастешь – куплю тебе корабль, будешь викингом». Мама не может плохого пожелать сыну.

Клим Жуков. Ну дело в том, что уже в 8-9 веке слово «викинг», конечно, не подразумевало под собой ничего хорошего. Мама Эгиля имела в виду, что сын настолько буйный, что лучше его это…

Д.Ю. Того… канализировать куда-нибудь.

Клим Жуков. Когда он в силу войдёт, лучше ему корабль и, в общем, уезжай. Кстати говоря, очень говорящая сага, мы на ней остановимся отдельно, и на ней, и на такого рода примерах, причём уже в этом ролике об этом нужно будет сказать. Словом, викинг – это не только пират, этого недостаточно, чтобы сейчас мы могли назвать с полным основанием некое явление викингом, потому что это, как я и говорю, это торговец, колонизатор. Потому что викинги, те же самые викинги, вот ровно один в один, они в одном месте грабили, в другом месте наоборот они защищали торговые пути от других грабителей, они тоже грабили, конечно…

Д.Ю. Немножко.

Клим Жуков. ...где-нибудь на стороне, потому что вполне очевидно, что если ты занимаешься торговлей, то в некоторых местах буйствовать нельзя, потому что это вредит бизнесу ужасно, поэтому нужно наоборот вести себя прилично и сохранять стабильность в регионе.

Д.Ю. И ещё тебя могут привести в чувство, наверное, в некоторых местах.

Клим Жуков. Да-да, потому что там просто неудобно воевать: или у тебя слишком большое плечо подвоза от метрополии, т.е. если будешь плохо себя вести – ну понятно, что у тебя есть шансы не вернуться. Кстати говоря, викинги довольно регулярно не возвращались и из прямых грабительских походов, потому что они сильно зарывались, уходили слишком далеко и в итоге возвращались не все или вообще не возвращались, как, например, из набега на Севилью, который осуществили некие росы, наши будущие родственники, как из набега на Бердаа на Каспийском море – вот где Скандинавия и где Каспийское море? Однако, нет, доезжали и безобразничали. И как описывают местные источники, это заканчивалось ровно тем, что они слишком далеко уходили от своих кораблей, слишком много добычи брали, их местные окружали и убивали. Правда, викинги сопротивлялись отчаянно всегда, и поэтому перебить всех не всегда удавалось часть сбегала, вместе с награбленной добычей, как правило, и захваченными пленными. В общем, вот такой термин «викинг», о конкретных функциях его мы отдельно поговорим, потому что это безумно важно.

Д.Ю. А это как-то вязалось с воинской культурой, там, что мы вот бьёмся во славу Одина, и хороший человек – это тот, кто от сабли там, или от топора погиб, а вот сдох в коечке – это безобразие, поэтому мы вот все такие крутые собрались и прекрасно себя чувствуем.

Клим Жуков. Конечно, это одно из наполнений вообще культуры не только викингов, а вообще воинской культуры скандинавов, такого последнего отголоска великого переселения народов, которое пережило это самое великое переселение народов очень сильно на много веков. Т.е. в этом отношении викинги вообще никак не отличались от древних германцев. Т.е. вот то, что описывал Тацит в 98-ом году н.э., вот то же самое абсолютно можно применить и к скандинавам раннего Средневековья, в этом отношении не поменялось ничего, и это было характерно не только для викингов, повторюсь, а для скандинавов вообще, потому что в Скандинавии того времени, если мы говорим о 8-ом веке, наверное, совокупно в Дании, Норвегии и Швеции проживало где-то около миллиона человек, может, полутора – Бог его знает, переписи-то не велось. В общем, с одной стороны, немного людей, а с другой стороны, много, и все они викингами быть не могли, потому что разбойник – это всегда надстройка, точнее, часть надстройки над обществом, т.е. они должны были базироваться на твёрдом материальном базисе, в т.ч. и культурном, потому что любой нормальный военный скандинавский жил точно так же, с точно такими же установками. Ну для викингов это было просто очередным оправданием: почему мы так себя плохо ведём – да потому что нужно, чтобы нас в конце концов до лет семидесяти успели где-нибудь «грохнуть», потому что иначе в рай не попасть.

Д.Ю. Немедленно вспоминается анекдот: платформа, поезд отходит, и на платформу врывается муж с двумя чемоданами, а за ним жена. Бегут, бегут, бегут. Жена падает, муж через неё, чемоданы в разные стороны. Муж вскакивает и жену по морде – хрясь! Она: «За что?!» - «А что делать? Что делать?!» Так и тут – что делать-то?

Клим Жуков. Вот, и тут мы, конечно, плавно переходим к ещё одному вопросу, который нужно в начале затронуть, а у нас сегодня всё-таки открывающий ролик, и мы договорились о постановке проблемы, а постановка проблемы-то, самое главное, в чём: какого лешего их понесло из этой самой Скандинавии куда-то вообще ещё, и почему это в такой массированный военный натиск-то вылилось? Что им там-то не сиделось, вот почему? Тут нужно немножко даже не отскочить в сторону, а просто подскочить вверх и посмотреть на карту Европы, географическую, физическую и экономическую: что такое Скандинавия? Скандинавия – это один из двух больших полуостровов европейского континента – понятно, Пиренейский полуостров и Скандинавский полуостров, абсолютно огромные образования территориальные, которые с севера и с юга ограничивают Европу со стороны Атлантического океана. Скандинавия очень зонирована климатически, климатически и, я бы сказал, агрокультурно, потому что крайний север Скандинавии – это очень суровая природа, это тундры чуть-чуть в сторону Финляндии, очень много леса, и там до сих пор, в общем-то, нельзя похвастаться большой плотностью населения, там в общем люди не живут. И в то время там какие-нибудь совсем дикие охотники жили или наоборот охотники, которые приходили из Скандинавии с целью промысла того или иного зверя, в первую очередь, конечно, пушного зверя. Примерно посередине Скандинавия разделена горами, которые отделяют зону севера от южной зоны. При этом сами горы, естественно, тоже очень тускло населены, до сих пор, опять же, потому что что в этих горах делать? Там в эпоху железного века начали добывать хорошую, качественную железную руду, и до сих пор добывают.

Д.Ю. Это у шведов, да?

Клим Жуков. Да. Ну тогда не очень было понятно, у шведов или у норвежцев – в общем, у этих самых скандинавов. Тут же, если мы переместимся за горы…

Д.Ю. Там, кстати – извини, перебью – характерный момент, что у них все домики, например, такие бордовые, как назвать, не знаю, такого темно-красного цвета, все дерево красят – вот это как раз из этой самой железной руды делают.

Клим Жуков. Да, краску. При этом если мы переместимся на юг, там мы увидим совершенно другую климатическую зону, там, откровенно говоря, тепло, там мягкий океанский климат, там довольно прохладное лето, не жаркое, и относительно мягкая зима, потому что там течёт Гольфстрим, и вот там-то сосредоточено основное население. Притом, что да, там довольно тепло, там относительно скудные земли, т.е. там сложно что-нибудь выпахивать. Можно, но земли тяжёлые и малоплодородные, т.е., во-первых, нужно к ним много усилий прилагать без гарантии серьёзного результата.

Д.Ю. Зона рискованного земледелия?

Клим Жуков. Ну там не совсем, конечно, так, но всё равно усилия для обработки этой земли нужны большие, и что самое главное – этой земли не так много, т.е. вот именно на юге, в южной Швеции там не очень большие условия для внутренней колонизации, там мало резерва этой самой земли, даже если мы говорим про раннее Средневековье, когда народу там жило совсем немного. Но если мы переместимся на запад Скандинавского полуострова, мы увидим замечательное место – Сконе…

Д.Ю. По-русски ошибочно именуемые «Скания», да?

Клим Жуков. Скания. Так вот это Сконе – там как раз наоборот: в силу того, что у нас в Европе довольно странно зонируется климат – у нас теплее не на юг, а на запад делается, вот там Гольфстрима ещё больше, там уже гораздо лучше земли, там много именно хорошей плодородной земли, и если мы дальше через острова, а там огромный архипелаг, переместимся в Ютландию, т.е. в Данию – там масса заливных просто земель, которые просто очень плодородные.

Д.Ю. Там натуральная Украина вообще.

Клим Жуков. Даже лучше.

Д.Ю. Да, всё растёт и тепло.

Клим Жуков. Да, потому что в Дании и, собственно говоря, в Сконе у них даже сейчас изотерма января-февраля – это где-то 0º – 1ºС, т.е. земля у них не промерзает. На Украине такого нету, на Украине земля промерзает почти везде. Может быть, там в Крыму где-нибудь, на побережье Чёрного моря нет, ну а в Дании, хотя, казалось бы, она гораздо севернее, там теплее. При этом мы говорим сейчас про раннее Средневековье, т.е. про начало средневекового климатического оптимума, когда где-то градуса на 4 было теплее, ну примерно. Т.е. тогда было ещё теплее.

Да, конечно, острова, масса бухт, всё побережье буквально изрезано этими самыми бухтами и шхерами, т.е. когда бухты закрыты островами, т.е. там очень удобно заниматься, собственно говоря, морским промыслом любым, потому что можно всегда от шторма спрятаться в эту самую бухту, что для раннего Средневековья было кардинально важно в силу того, что корабли были, сами понимаете, не как сейчас. Т.е. это было кардинально важно – поехать за селёдкой и иметь возможность очень быстро при наступлении того или иного нестроения с погодой, что на Балтике бывает регулярно, очень быстро уйти туда, где тебя не утопит волной.

Д.Ю. Многие не знают, но вот у нас в Ладожском озере примерно так же…

Клим Жуков. Да не примерно, а просто так же.

Д.Ю. ...в связи с тем, что погода такая же. Так вот ещё Пётр Первый вдоль Ладоги прорыл канал, потому что там никого не разбивало, а в Ладоге – добро пожаловать, всё утонет.

Клим Жуков. Так там и одно из любимых мест подводных наших всяких разных археологов и водоглазов – постоянно ныряют и что-то находят. Там и железные корабли тонут, и деревянные – всё тонет. И вот на Балтике ещё страшнее в силу того, что больше гораздо, там ветру есть где разгуляться, можно наддать очень серьёзную волну. Поэтому именно наличие этих самых виков и шхер располагало к мореходству, и скандинавы и вообще северные германцы ещё с времён до нашей эры, как мы знаем точно из археологии и из сообщений, кстати, того же Тацита, были не чужды этому замечательному занятию.

Д.Ю. Шхеры, кто не знает – это такие маленькие островки, которых много-много-много, от них происходит хорошее слово «зашхериться».

Клим Жуков. Т.е. «уйти за шхеру». И вот мы посмотрели на Скандинавию – там античные авторы располагали утробу мира, потому что это была земля Ultima Thule, где она, в общем, очень плохо себе кто представлял, там никто не был, они только слышали, и оттуда, как думали римляне и вообще античные авторы, как раз и выходили те самые германцы, которые потом доставляли всем столько головной боли. Что характерно – в самом деле, выходили, теперь археология нам об этом говорит вполне однозначно. Т.е. они там не сразу образовались, они сначала туда ушли, а потом оттуда выпрыгивали, и потом, кстати говоря, возвращались домой иногда, как, например, герулы, которые туда ушли частично в итоге.

Кто такие эти самые северные германцы, которые потом породили викингов? Это люди, напрямую связанные с ясторфской археологической культурой – это культура, которая генетически происходит от ещё более древней культуры боевых топоров – такое замечательное название, ну просто потому что она маркируется тем, что там очень много боевых топоров находится. Кстати говоря, одно из… наверное, не одно из, а просто излюбленное оружие наших любимых викингов – не меч, а именно топор, в силу того что он дешевле гораздо, а значит, им можно всех вооружить. Меч, ты знаешь, поди ещё купи!

Д.Ю. А он отличался от топора, которым дрова рубили?

Клим Жуков. Очень отличался. Ну про вооружение мы будем отдельно говорить, пока же просто обозначим. Ясторфская археологическая культура сама по себе была довольно бедной, т.е. не нищей, отставить – не нищей, но она не была, по крайней мере, в своём начале – это где-то 7-ой век до н.э., очень сильно развитой.

Д.Ю. А чем богатство определяется?

Клим Жуков. Ну, богатство однозначно определяется богатством раскопанных поселений – этого мы не видим, и богатством погребального инвентаря, т.е. что у тебя есть столько прибавочного продукта от разных занятий, что ты можешь покойного в последний путь по языческому обряду отправить с самым богатым инвентарём, чтобы это ему пригодилось там в загробной жизни.

Д.Ю. Сабля?

Клим Жуков. Там сабля, лошади какие-нибудь, украшения – вон посмотрите, как кельты своих вождей хоронили, там же просто кошмар!

Д.Ю. А если лежит в лаптях с перочинным ножом, то…

Клим Жуков. Это не значит, что они вообще сильно бедные сами по себе, это значит, что они не сильно богаты, т.е. они не могут, просто не могут даже ради такого душеполезного дела оторвать от семьи слишком много добра, чтобы, извините, его просто зарыть. Т.е. это такое расточительство, которое за пределами разумного. Лепная керамика, довольно бедные украшения. Но они соседствовали, что очень важно, с носителями латенской культуры железного века, т.е. с кельтами или с их непосредственными соседями, которые от них переняли нечто. А латенская культура – это вообще начало изготовления серьёзного металлического оружия в Европе в т.ч.

Д.Ю. А лепная керамика – это что такое?

Клим Жуков. Лепная керамика – это не гончарный круг, это руками когда лепят. Если ты подписан, а ты вроде бы подписан, на замечательный канал Primitive Technology, где один австралийский, даже не знаю, не человек – какой-то мутант инопланетный при помощи говна и палок строит дома какие-то, печки доменные строит…

Д.Ю. Палок не было, поэтому вот!

Клим Жуков. Да. Вот он там горшки лепит совершенно замечательно, это вот как раз лепная керамика, если интересно, можно посмотреть.

Д.Ю. А они их обжигать умели?

Клим Жуков. Конечно, умели. Они умели их обжигать ох ещё… как только люди научились вообще лепить глину, они сразу догадались её обжигать. Это отстоит на тысячелетия от предмета нашего обсуждения. Как иначе им пользоваться-то, если он не обожжённый? Он же как пластилин.

Да, так латенская культура – это начало серьёзной металлургической обработки на севере Европы, это самые лучшие мечи, самые лучшие шлемы, у которых даже римляне потом не постеснялись всё это украсть. Ну так и носители ясторфской культуры не постеснялись, что характерно.

Д.Ю. Вообще-то это подразумевало, что они отличают руду от не руды…

Клим Жуков. Да, знают, что с ней делать.

Д.Ю. …могут разрабатывать, плавить, да, и изделия…

Клим Жуков. Потом ковать изделия – как, собственно, оружие, так и…

Д.Ю. Это значит, у них были наковальни и пассатижи.

Клим Жуков. Молотки разнообразные.

Д.Ю. Молотки, да.

Клим Жуков. Одного, кстати говоря, молотка не хватит, кто не знаком с кузнечным производством ручным…

Д.Ю. Я же некоторым образом кузнец когда-то был и, зачитав в какой-то книге, как, по-моему, там в озере каком-то ну или в какой-то помойке нашли комплект кузнечных инструментов скандинавских, он, по-моему, в этом…

Клим Жуков. Это Нидам, Шлезвиг.

Д.Ю. Не помню. В музее, где корабли стоят, в Осеберге или где-то. Там вон представлено…

Клим Жуков. Нет, это про другое речь, да.

Д.Ю. Ну всё один в один, как сейчас.

Клим Жуков. А что там можно придумать-то ещё?

Д.Ю. Ничего.

Клим Жуков. Там вопрос в том, что должна быть здоровенная, очень тяжёлая металлическая чушка с идеально гладкой поверхностью, чтобы можно было по ней долбать сверху молотком. Собственно, всё. Но до этого не сразу допёрли, что характерно, это очень непростое изобретение.

Д.Ю. Наковальня, мне кажется – мы с тобой, по-моему, это обсуждали – наковальня раньше в американских мультфильмах, которые там 40-ых – 50-ых годов, типа «Том и Джерри», где все непрерывно друг друга дубасили чем попало, там всё время бросались наковальнями. Это, видимо, как раз с пароходов, где последний уже, так сказать, аргумент – это швыряться наковальней в наступающую братву.

Клим Жуков. У меня один мой друг, который проживает в районе Белгорода, сейчас нас он, наверное, слушает – привет, Паша! – рассказывает… а он кузнец, причём настоящий такой колхозный, сельский кузнец, замечательный, кстати говоря, оружейник. Он коллекционирует наковальни, он их тащит отовсюду. Это значит, он где-то, скажем так, взял 84-килограммовую наковальню и ночью пёр её по родному селу домой, в обнимку.

Д.Ю. Крепок, блин!

Клим Жуков. Он мастер спорта по гире, поэтому, да, будьте уверены – он крепок, плюс кузнец, т.е. работает тоже довольно специфически. И тут увидел впереди, ночью, конечно же, у него впереди два огня, к нему приближающихся по улице. Он довольно быстро понял, что это УАЗик, и конечно, решил, что это милиция, после чего он сделал наковальню так – фух через забор, и только: «Блин, если там кто-то стоял…». Подъезжает УАЗик – оказывается, два его приятеля ему помогать ехали. Паша тут же подверг их проклятью Семи Преисподен, полез через забор вытаскивать наковальню.

Д.Ю. Наш Дементий, он, конечно, не мастер спорта по гире, но когда-то работал сварщиком – да, Дементий?

Дементий. Волшебником голубого огня!

Д.Ю. Властелин металла был, да. И как-то раз Дементий украл кислородный баллон. За ним бросились в погоню, но Дементий с баллоном убежал.

Клим Жуков. Утёк. Ха-ха-ха!

Дементий. Настоящий викинг!

Клим Жуков. Вот! Вообще… Короче говоря…

Д.Ю. Вот таких набирали.

Клим Жуков. Да, я уверен, уверен. Это очень грузоподъёмные и скоростные люди. Да, латенская культура – что-то мы отвлеклись… Латенская культура – это значит, что и этих самых северных германцев научили, как работать с металлом, а скандинавские совсем северные германцы ещё ко всему прочему имели отличную руду, которую потом даже Гитлеру не гнушались поставлять, потому что она в самом деле очень хорошая! И там началось это самое вот металлическое производство, не только оружия, а вообще в широком смысле металлическое производство, причём оружие – это на самом деле второстепенно, самое главное – это инструменты, и самое главное – это в итоге гораздо позже, но всё-таки появился железный лемех для плуга. Это сейчас чуть-чуть позже до этого дойдём.

От латенской культуры эти самые северные германцы очень плохо воспринимали украшения. Кельты же любили там себя по-всякому…

Д.Ю. Красиво.

Клим Жуков. Да, вот, а германцы: да, инструмент, оружие – это они почерпнули, украшения – очень плохо. Т.е. как правило, латенские украшения, именно настоящие латенские украшения в этих германских поселениях, захоронениях просто купленные, отнятые или украденные, а не произведённые на своей местности, потому что когда они у себя произведены, просто откровенно сразу видно, что это не кельтское производства, поплоше, гораздо.

И вот эта самая ясторфская культура просуществовала до первого века до н.э., собственно говоря, её последних носителей на грани веков описывал как раз Тацит. Вот эти люди, живя у себя в Скандинавии, дожили до того момента, когда Римская империя из региона ушла. В первую очередь это, конечно, маркер – 407 год, когда легионы покинули Англию, и вдруг оказалось, что этот прекрасный остров – вот он!

Д.Ю. Ничей!

Клим Жуков. Ничей, более того, там местные бритты, т.е. кельты передрались и пришли вот буквально через пролив к англам, саксам и ютам, обратившись к двум браткам – Хенгисту и Хорсу со словами, что «земля наша велика и обильна, придите и володейте нами», тут тем более ваши родственники постоянно на нас набеги устраивают, нужна защита. Они переправились, тут выяснилось, что «чего их защищать? Давайте их просто себе заберём». И забрали.

Д.Ю. Тут важный тоже момент для русских патриотов – что и англы, и саксы – это фактически немцы, т.е. древние германцы, каковые не имеют никакого отношения к населению Британских островов.

Клим Жуков. Т.е. вообще не имеют!

Д.Ю. Прибывшие, ладно, они были приглашённые, превратились в оккупантов. Обращаю внимание, что т.н. васп, который WASP - White Anglo-Saxon Protestant, вот англо-саксон – это никак не британец.

Клим Жуков. Нет, не брит.

Д.Ю. Что-то никого не парит это в этой самой Британии, наоборот это круто – быть англосаксом. Немце-немцем.

Клим Жуков. Да, эти немце-немцы, поселившись, принялись очень свирепо отбиваться от своих родственников, которые лезут и лезут.

Д.Ю. Куда вы лезете?!

Клим Жуков. Да, остров-то не резиновый!

Д.Ю. А бритты, позвавшие их, они ещё и убежали во Францию, где организовали…

Клим Жуков. Бретонь.

Д.Ю. …провинцию Бретонь, да.

Клим Жуков. Тоже, кстати говоря, по родственным связям в Галлию свалили.

Д.Ю. От таких гостей.

Клим Жуков. Да. Но не все, конечно, они там растворились. Да, при этом кельты оказались настолько свирепые, местами, что в Уэльс и в Шотландию англосаксы пролезть не смогли, хотя сильно пытались, и допытались в конце концов, что пришлось захватывать военной силой от 13-го до 17-го века, и потом ещё восстания давить постоянно.

Д.Ю. Неплохо, да.

Клим Жуков. Так что кельты тоже были молодцы со всех сторон. Ну а в Ирландии до сих пор, извините, ничего не закончилось, а когда всё началось – вот тогда, это прямая связь, между прочим, они помнят уже на каком-то генетическим уровне, что англосакс – это плохо.

Д.Ю. Несмотря на то, что они им Дублин построили.

Клим Жуков. Да, но Дублин построили датчане, не англосаксы.

Д.Ю. Ну всё равно.

Клим Жуков. Дублин – это как раз викингское производство непосредственно. Так вот, римлян-то нет, в регионе из-за великого переселения народов всё перетряхнулось, буквально всё перетряхнулось, и… это что это – излёт Римской империи, она чудовищно богата, просто чудовищно богата, но при этом совершенно уже не хочет воевать, потому что экономический базис уже трещит по швам, правящий класс задолбал уже всех хуже маргарина, воевать за него вообще никто не собирается, поэтому нужно нанимать кого-то или откупаться от набегов. И на север Германии, как на крайнюю точку вообще Европы, устремляется поток настоящий сначала серебра, а потом и золота, потому что, если я не ошибаюсь, с 4-го века римляне производят золотую монету солид. Эти вот монеты, просто лом драгоценных металлов хлынул на север – об этом говорят клады, которые иногда достигают 12 кг золота.

Д.Ю. А вот его зачем – это в каких-то религиозных целях закапывали?

Клим Жуков. Очень по-разному, потому что – сейчас мы об этом ещё поговорим более предметно – это и религиозное вотивное действие, т.е. посвящение богам какое-то, это может быть и какой-то… кубышка на будущее, скажем так, а может быть, и то, и то, потому что вот ты богам отдал, они вроде идею этого золота себе забрали, а золото-то никуда не делось, можно повторно использовать – очень удобно!

Д.Ю. Рациональные парни.

Клим Жуков. Кстати говоря, когда имеется в виду только посвящение богам, его топили в болоте, чтобы достать уже было точно нельзя. Это, кстати, утопление в болоте у северных германцев было так распространено, что археологи до сих пор рыдают от счастья, потому что озеро Нидам в Шлезвиге нам дало около тысячи предметов вооружения.

Д.Ю. Охренеть!

Клим Жуков. Т.е. там лет 300 топили всё: корабли, мечи, шлемы, щиты, копья…

Д.Ю. Болото-то славное какое, а?!

Клим Жуков. Вот, и его как начали осушать – это офигеть просто!

Д.Ю. И хорошо сохраняется?

Клим Жуков. Ну так в силу того, что, да, не поступает кислород совсем, там всё прямо вот в идеальной сохранности.

Д.Ю. Круто.

Клим Жуков. Вот. Там одних мечей, если я не ошибаюсь, около 200 штук.

Д.Ю. Обалдеть!

Клим Жуков. Т.е. притом, что каждый из них, конечно, не как сделан из золота, но всё равно очень дорогое изделие. Это вот топили в дар богам.

Д.Ю. Это уже богатые были.

Клим Жуков. Это, как правило, военные трофеи топили, не своё, естественно. Т.е. награбили неплохо, удачный поход, большая победа, и это всё, значит, туда… Ну не всё, часть, естественно, потому что надо уважить Тюра и Одина, а то как же – они же помогли? И вот в болоте это точно будет не достать. Да, так вот, устремляется поток золота…

Д.Ю. Почему – их в наёмники нанимали или что?

Клим Жуков. И откупались от набегов. Вот опять же я говорю – часть герулов туда ушла, утащили с собой всю добычу из Римской империи, которую награбили. Т.е. регион получает абсолютно немыслимый сверхдоход, буквально в течение жизни полупоколения, а если посмотреть на чуть боле широкой дистанции, то, конечно, поток золота получился не внезапный, он же постоянно туда шёл, просто на какой-то момент начался шквал этого самого поступления драгоценных металлов, и появилась возможность, просто в силу того, что много денег, потратить эти самые деньги… в широком смысле, конечно, денег – ресурсов, потратить эти ресурсы на некую концентрацию, потому что это неизбежно: как только появляется много ресурсов, требуется концентрация этих ресурсов, а значит, обеспечивающие эту концентрацию средства, т.е. государство. И образуется государство, которое описано в «Круге земном», в «Хеймскрин-гле» бесподобном Снорри Стурлуссоном государство инглингов. Это, конечно, когда представляют себе государство, там президентский дворец, там Совет Федераций, двух палатный парламент – забудьте, этого ничего не было, это было просто вождество, которое, конечно, было крайне непрочно…

Д.Ю. Дер гроссе фюрер!

Клим Жуков. «Дер грoссер кениг, дас шведишен кенигрейх, занде мих. Зайнен трейен динер, цу инен, цар…»

Д.Ю. Иван Васильевич.

Клим Жуков. «…и фелики кнезе усарусса». Вот. Инглинги оставили нам, во-первых, потрясающей мощи эпос, это от них происходит, от них и напрямую связанных с ними англосаксов и ютов, которые оказались в Англии, потому что «Беовульф» - это великолепная поэма, она была написана именно англосаксами, уже христианизированными, но тем не менее которые помнили свои корни, однозначно совершенно. И мы видим, как появляются совершенно эпические захоронения в Англии, которые напрямую связаны не с чем-то на континенте, а только со Скандинавией, ну опять же, включая Данию и Шлезвиг-Гольштейн, т.е. южные земельные границы Дании, может, Фрисландию, потому что вот это королевское захоронение из Саттон-Ху не имеет никакого отношения вообще ко всем континентальным, даже языческим, обычаям захоронений.

Д.Ю. Это откуда шлём?

Клим Жуков. Откуда происходит знаменитый шлем с личиной, там найден корабль, собственно говоря, найдена масса оружия, великолепно украшенный щит, и вот ещё один маркер этой прекрасной героической эпохи – это кроваво-красное оружие, всё в гранатах, в перегородчатой эмали, буквально залитое золото красным цветом – это вот оно, потому что если мы почитаем «Беовульфа» и посмотрим на материал захоронений из Саттон-Ху, мы поймём: это про этих людей, потому что там оно всё украшено сценами из «Беовульфа».

Д.Ю. Немедленно вспоминается мультик «Поллитровая мышь»: губная гармошка облита золотом, обваляна в бриллиантах, снова облита и ещё раз обваляна.

Клим Жуков. Вот так вот.

Д.Ю. Важное примечание: инглинги – а небезызвестный гражданин Толкиен, у него был кружок инклингов, «ink» - от слова «чернила», «чернильников». Смешно.

Клим Жуков. Он прикалывался так, умно. Словом, появилось первое протогосударство, вождество этих самых инглингов, которые оставили по себе… Концентрировались они в основном в районе Старой Уппсалы – это средняя Швеция, недалеко от озера Меларен, ну там не очень далеко, скажем так. И они оставили по себе самые эпические королевские курганы, которые вообще есть – там их три гигантских кургана, будете в Уппсале – обязательно зайдите, там потрясающий совершенно музей рядом, и несколько поодаль. Например, Оттар Эгильсон, который упоминается в «Беовульфе», похоронен неподалёку от Венделя, хотя не принадлежит собственно к вендельской эпохе ещё.

Д.Ю. Как узнали, что это он? Предания?

Клим Жуков. Так там даже курган называется «Оттаров курган» до сих пор. Ну конечно, предания, хотя, конечно, судя по всему, именно королевские курганы под Уппсалой – это те самые курганы тех самых королей инглингов, о которых написано в «Круге земном», просто потому что они такого размера, что чьи, кроме как королей, они могут быть, и там такое количество инвентаря было спрятано? Ну больше ничьи.

И вот государство инглингов, конечно, просуществовало очень недолго, потому что где-то в районе 550-го года оно распалось в результате военной междоусобицы, в силу того, что, опять же, это вождество, оно не имеет под собой твёрдого материального основания, поток золота и серебра в таком размере, какой он поступал из Римской империи, прекратился, потому что прекратилась Римская империя, больше некого было так здорово грабить, плюс там точно такие же парни на континенте ураганили – пойди ещё их ограбь! Они сами тебя ещё ограбят. Т.е. стало не хватать, чего делить, поэтому… а делить приходилось в силу того, что рождались новые такие же буйные германцы в этой Скандинавии, и началась усобица. По этому поводу в «Песне о Хлёде» из «Эдды» есть очень показательный диалог между молодым знатным воином и конунгом, т.е. королём. Молодой герой заявляет буквально следующее старшему товарищу: «Я хочу половину наследия Хейдрека, доспехов, мечей, скота и приплода, сокровищ казны, жерновов скрипящих, рабов и рабынь с их детями вместе. И лес знаменитый, что Мюрквид зовётся, на готской земле могилы священные, камень чудесный в излучинах Данпа, кольчуг половину, у Хейдрека бывших, земель и людей, и блестящих колец!» А конунг, конечно, немножко обалдел от такого заявления и говорит ему: «Скорее расколется щит сверкающий, и с холодным копьём столкнётся копьё, и воинов много падёт на траву, прежде чем Тюрвинг начну я делить или дам тебе, Хумлунг, долю наследства!»

Д.Ю. Т.е. по-нашему это фактически: «Что за лошадиные предъявы, блин?

Клим Жуков. Да-да-да. И да, началась война, причём война междоусобная такой жестокости и накала, что примерно в середине 6-го века пропадает лет на 50, т.е. на длительность двух поколений, знаменитый звериный стиль или, как его называют в науке, первый звериный стиль в северной Германии и Скандинавии – просто некому стало делать и не для кого. Но, что характерно, т.е. даже такая жестокая междоусобная война, эта вот усобица внутри державы инглингов не привела к запустению. Наоборот появилось очень много укреплённых поселений, потому что стало от кого обороняться, потому что раньше-то было не от кого обороняться, вроде там всех этих в Уппсале парни крышуют, поэтому, если вы соберётесь безобразничать, вас тут быстро угомонят. А теперь – ничего подобного. И в это время складывается новая – это вот конец 6-го, 7-ой, 8-ой век – складывается новая культура, наверное, не менее блестящая, чем культура эпохи инглингов – эпоха Венделя. Это эпоха, когда скандинавы поделились вместо одного большого вождества на несколько более мелких вождеств, каждое из которых замкнуло на себя местные потоки средств. Вендельская эпоха – вот тогда, видимо, начинается внутренняя эпоха викингов, потому что они стали, естественно, грабить друг друга со страшной силой, ну и куда там доедешь по Балтийскому морю.

Д.Ю. Сколько можно на это смотреть всё вообще?

Клим Жуков. Да, не могу смотреть на ваше благополучие.

Д.Ю. Да, больно!

Клим Жуков. Да, больно, больно смотреть. В это время, опять же, происходит очень много важных вещей, потому что в этот момент появляется наконец железный лемех плуга, который позволяет обрабатывать тяжёлые земли даже вот этой самой средней Швеции. Складывается, очень важно…

Д.Ю. А это серьёзный прорыв, да?

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Т.е. вот была деревянная соха, а …

Клим Жуков. Да, тяжёлый плуг

Д.Ю. У гражданина Броделя это отражено там как-нибудь?

Клим Жуков. Ну, гражданин Бродель про гораздо более поздние времена рассуждал, поэтому про это-то нет, но это в археологии однозначно прослеживается, и отсюда происходит возможность, и, кстати говоря, прямая необходимость в силу того, что государство-то подробилось, разделить хозяйство на абсолютно новый стиль этого самого хозяйства – люди начинают селиться в небольших хуторах. Т.е. если там население в хуторе человек 50-70, это просто уже много, откровенно говоря. Эти вот небольшие хутора, где живут «могучие бонды», а это некое низшее отделение территориально-хозяйственной общины, т.е. они были самодостаточны и собирались только по родственным связям для решения конкретных проблем: законодательных ли, военных ли, просто устроительных – ну не знаю, нужно вырубить рощу, ну что делать, собрались все, стали рубить, потому что в одно жало такую работу не потянуть. Это, кстати, очень важно, потому что из этого родится эпоха викингов, в т.ч. из этого.

Т.к. появилась твёрдая материальная база в виде этого самого железного лемеха, появилось много скота, его стало возможно кормить, почему – потому что всё равно хоть и плуг-то железный, а на большей части Скандинавии не шибко плодородная почва, и её мало, поэтому складывается именно смешанный тип хозяйства, т.е. люди не только пашут, хотя, конечно, и пашут тоже, причём очень много, естественно, это одна из основ средневековой экономики. Ещё они вынуждены пасти скот и заниматься промыслами, в первую очередь морским промыслом – ловить рыбу и торговать. Поэтому именно смешанный тип хозяйства – это вот ещё один момент, который нужно запомнить, это тоже нечто, что дало старт в конце концов эпохе викингов в прямом смысле слова.

Д.Ю. А скотина у них какая была – в основном бараны или коровы уже были?

Клим Жуков. Овцы, коровы были, конечно, были бараны, козы. Кстати говоря, в этот момент появляется ещё одно важное новшество – около 7-го века появляется парус на лодочках. Причём парус-то, конечно, германцы знали и сильно раньше, они не могли просто его не видеть, но им было не нужно.

Д.Ю. Не очень далеко плавали?

Клим Жуков. Да, т.е. однозначно совершенно у них был вопрос дальнего плавания – это вот переехать через Ла-Манш – ну так это можно и на вёслах, там не так далеко, что там – ну ты день посидишь…

Д.Ю. Тридцать километров.

Клим Жуков. Да. Вот у тебя там смена есть, 15 км ты прогрёб, 15 товарищ – всё. Ездили недалеко. И вот появляется парус, а почему он появляется? Потому что… о кораблях мы вообще отдельно поговорим, потому что появляется очень важное новшество – появляется килевой корабль. Если одна из самых ранних ладей, которые найдены в Скандинавии, ну вообще в северогерманском регионе, это ладья 3-го – 2-го века аж до н.э. из Хьёртшпринга – «Прыжок оленя», замечательное место, Хьёртшпринг. Это судно практически без киля, т.е. да, есть основной брус, с которому потом пришиты доски борта, но он не выдаётся вниз, и доски борта довольно невысоко торчат над водой. Т.е. настолько низкобортную ладью парусом оснащать нельзя, потому что её просто может перевернуть порывом ветра.

Д.Ю. Загребать будет.

Клим Жуков. Да. Суда из Нидама – это уже рубеж веков, начало первого века н.э. Да, что важно: они сшиты лыком, т.е. в досках пробиты дырочки, и они сшиты лыком, т.е. там нет никаких заклёпок. А вот уже суда из Квальзунда сбиты на заклёпках, т.е. они стали жёстче, стало возможно нарастить борт над водой, и появляется киль в этот момент, т.е. основа лодки, на которую потом набирался силовой набор шпангоутов, выдавался вниз, т.е. он придал поперечную устойчивость лодке, стало возможно поставить на неё парус. И как только появляются паруса…

Д.Ю. Для малограмотных, извините: киль – это то, что идёт вдоль, а шпангоут – это как рёбра торчат, а доски…

Клим Жуков. Да, на них уже нашиваются доски бортов. Так вот, как только появляется парус – есть блестящая статья по этому поводу, с совершенно неожиданной стороны, я как-то даже и не думал по этому поводу: вычисляется нагрузка на сельское хозяйство – как только появляется парус, там сразу же начинаются какие-то безумные траты льна и шерсти, из которых паруса ткались, потому что парус даже на небольшую лодку, 15-18 м, просто огромный, это вам не штаны сшить. А раз такая нагрузка, это значит, что очень много этих парусов сразу потребовалось. Парус, конечно, был примитивный, прямоугольный, это не латинский косой парус, но тем не менее для своих целей он вполне подходил, почему – потому что, естественно, скандинавская ладья, скандинавский корабль и вообще северогерманский корабль – это довольно примитивное судно, самое главное – которое не имеет носа и кормы. У тебя вот...

Д.Ю. В обе стороны плавает.

Клим Жуков. В обе, т.е. ты сейчас пересел в другую сторону на лавке, у тебя тут же поменялся нос и корма местами. Да, и они, конечно, небольшие, потому что самые большие драккары – это вот знаменитый гокстадский драккар, он чуть больше 23 метров в длину всего, включая сильно выдающиеся эти самые штевни, на которых расставили драконы, почему он и драккар, и дублинский драккар – это уже вообще середина 11 века, он что-то порядка 28 метров.

Д.Ю. Говорят, что это было связано с длиной ствола, из которого…

Клим Жуков. Да, дубового ствола, т.е. нужно было найти дуб порядочный, из которого можно было бы сделать вот такой киль, потому что связывать тогда нормально эти самые деревья они друг с другом не умели, это просто было непрочно. Поэтому вот какой длины дуб найдёшь…

Д.Ю. Такой корабль и будет.

Клим Жуков. …корневище и верхняя часть отрубается – и вот такой у тебя будет корабль, вот не больше и не меньше, всё. Вот здоровенный этот корабль, там около 28 метров, вот туда можно было посадить человек 70 максимум.

Д.Ю. Это в смысле – не на вёсла, а на вёсла и вообще?

Клим Жуков. А вообще всего напихать, да. Гокстадский драккар – у него там 32 вёсельных порта, т.е. там сидело 32 гребца.

Д.Ю. 16 и 16?

Клим Жуков. 16 и 16, так точно. Стало быть, ну ещё, может быть, человек 10 там было, вот не больше, т.е. там 45 человек, может быть, а остальные заметно мельче.

Д.Ю. Крепкие люди были! Сейчас смотришь на пацанов, которые в академической гребле – рост, плечи, мышцы и всякое такое.

Клим Жуков. Да, ну конечно, главным движителем-то стал именно парус – это важно, потому что под парусом можно идти просто вечно пока ветер дует. Вёсла нужны для экстремальных ситуаций, т.е. для боя – для боя мачта складывалась, парус убирался, шли, конечно, только на вёслах. Для манёвра во время шторма, например, для причаливания в бухте – вот там, да, вёсла были нужны, т.е. парус просто увеличил радиус действия этого самого корабля до бесконечности, потому что ты в любой момент можешь пристать, отфуражироваться, взять воду и поехать дальше, отдохнуть, в конце концов. Пока дует ветер, этот корабль едет, а как только не будет ветра, можно сесть на вёсла и дождаться, пока будет ветер, тоже не прекращая двигаться. Это чудо, на самом деле настоящее, это сопоставимо, наверное, у нас с изобретением двигателя внутреннего сгорания или даже с полётом в космос – появление этого паруса у скандинавов. Кстати говоря, из-за этого всегда плакались, потому что это ещё одна причина появления викингов, в принципе.

Н и вот, собственно, пришли мы к самим причинам появления викингов – откуда они вообще выпрыгнули? Тут, конечно, существует масса идей по этому поводу в историографии, в частности, говорят, это одна из первых вообще гипотез – гипотеза перенаселения, т.е. столько появилось людей лишних, что нужно их было куда-то деть, и вот придумали, учитывая их особенности культуры северных германцев, применить вот так – они поехали всех грабить и вернулись, понятное дело, не все.

Д.Ю. Я думаю, оно само получилось. Так не бывает, чтобы такие коварные замыслы были, да ещё и реализовались…

Клим Жуков. Не, ну понятно, что это… имеется в виду, что это некто-то придумал, а это просто главная причина. Есть идея и другая – это идея экономического кризиса, т.е. этих людей, ко всему прочему, ещё и стало нечем кормить. Но замечательный скандинавский археолог Хольгер Арбман сказал, что это, между прочим, вы всё прекрасно придумали, но мы в археологии вообще не видим следов экономического кризиса, ровно наоборот – стали жить лучше, чем жили до того.

Д.Ю. Я бы, с вашего позволения, с ним согласился, потому что для того, чтобы строить корабли, нужна могучая экономическая база.

Клим Жуков. По крайней мере, твёрдая экономическая база.

Д.Ю. Валить лес, волочь его к морю, там обрабатывать, делать корабли, после этого набирать братву, вооружать её…

Клим Жуков. Самое главное – чтобы пока вы всем этим занимались, вас никто не убил из соседей, они же могут.

Д.Ю. Да. Нагрузить жратвы, потому что до Испании, пока мы Севилью ограбим, мы там сожрём, я не знаю, сколько за поход, и удастся ли ещё пограбить на берегу? Это серьёзное экономическое мероприятие.

Клим Жуков. Да, так вот Хольгер Арбман говорил, что ничего подобного, нет следов кризиса экономического, ровно наоборот. Ну и мы, конечно, понимаем, что, как любая миграция такого размера, это гигантский комплекс причин, который, только сложившись вместе, может породить такое явление. Вот мы перечислили: это образование твёрдого экономического базиса, что важно – да, чтобы строить корабли, нужны средства, это разделение людей на довольно маленькие территориально-экономические общины, да, которые пока ещё «крышевались» королями Венделя, это – дальше нужно сказать очень важное – это вообще тип наследования, тип распоряжения землёй в Скандинавии. В это время складывается знаменитый одаль – это нечто похожее, но не идентичное европейскому континентальному крестьянскому аллоду, т.е. безусловное держание земли, наследственное, безусловно, держание земли. Это, конечно, было связано с тем, что землю наследовал только старший сын, остальные сыновья должны были выделяться и уходить куда-то ещё. В силу того, что в Скандинавии очень, как я сказал, небольшой резерв для внутренней колонизации, с условием тех технических средств – ну да, земли стало очень быстро не хватать, и уже в эпоху… да собственно говоря, с этим был в т.ч. связан развал династии инглингов – эту землю просто стали делить и в Вендельскую эпоху делить продолжали, это была внутренняя эпоха викингов – они резали друг друга со страшной силой.

Ну и да, кстати говоря, вот этот одаль никуда не делся, существовал очень долго, и именно с ним связана невероятное для Средних веков, для патриархального общества невероятно уважительное отношение к женщине и наделение её очень большими правами. Это мы видим сразу же, даже не обращаясь к письменным источникам, в погребальном ритуале, потому что самый большой драккар из известных, один из самых больших драккаров из известных – гокстадский драккар это драккар, в котором похоронена именно тётенька. Т.е. невероятно гигантские средства для похорон знатной женщины были выделены. Женщина могла свидетельствовать в суде, т.е. она была полноправным членом общины, она могла подать на развод…

Д.Ю. Гадина, а?!

Клим Жуков. …что вообще-то для средневекового патриархального общества дело немыслимое – её, да, могли развести, но родственники, т.е. по мужской линии, сама она на развод подать – ну только если что-то такое уж там… невероятное стечение обстоятельств. А тут у неё были такие права. Она могла, более того, возглавлять страну, ну или территорию какую-то, женщина, вполне самостоятельно. Всё почему – потому что это вот твёрдое владение кусками земли подразумевало, что, если не будет наследника мужского пола, всё равно этой землёй кто-то должен управлять, чтобы она просто из рук рода не ушла. Ну женщина – так, хорошо, пускай женщина, ну что делать? Хотя всем понятно, что это что-то запредельное. И вот мы видим, как складывается смешанная экономика, о чём я попросил отметить в предыдущей части нашей беседы, смешанная экономика, т.е. невозможно прокормиться и получить, более того, изрядный прибыток только с одного какого-то типа хозяйства, например, с вспашки земли, или, например, с разведения скота, или только с рыбной ловли и торговли, это невозможно. Значит, каждая эта территориальная экономическая община должна быть предельно универсальна: она должна уметь и выставить корабль, хотя бы чтобы половить селёдку, она должна, соответственно, уметь этот корабль построить – это важно, и оснастить, она должна иметь и свой скот, и свою землю, своих землепашцев.

Т.е. таким образом, идёт временное стягивание экономического пространства на довольно маленькие объекты. Именно с этим связано падение и Вендельской эпохи, просто потому что вендельские короли – это почти инглинги, прямо скажем, материальная культура у них невероятная, потому что, наверное, красивее вооружения в истории просто не было, по крайней мере, у нас в Европе: это шлемы, кольчуги, наручи, поножи. Шлемы просто невероятной роскоши, я как-то раз их показывал, но мы, я думаю, приклеим ещё несколько картинок, чтобы вы увидели, как это выглядит. Это сложнейшие мечи, которые как производили на месте, так и ввозили с Рейна, украшенные так, что ну вот ни в сказке сказать, ни пером описать, причём когда наш великий археолог, автор замечательной книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» Глеб Сергеевич Лебедев, имел честь его знать, когда он писал, что это, конечно, парадное вооружение, я говорю: нет, это не парадное, именно это боевое вооружение, потому что если ты имеешь достаток, ты на войну должен идти самый красивый. Если товарищ там где-нибудь из какой-нибудь там Сконы одевается лучше тебя, так это ж нужно что сделать – одеться ещё лучше, чем он, чтобы ты никак не опозорил свой род, своё достоинство, свою удачу, в конце концов…

Д.Ю. И воинское звание.

Клим Жуков. В конце концов, это же не просто воинское звание, это ещё и то, как на тебя боги посмотрят, потому что если ты, гад такой, скупой, значит, ты никого не уважаешь, и нас, возможно, тоже не уважаешь. Поэтому уж извините, битва – это ещё и религиозное действие, тут нужно одеваться лучше всех. Кстати говоря, если тебя возьмут в плен в таком шикарном костюмчике, тебя, очень может быть, не будут убивать.

Д.Ю. Понятно, что у тебя бабки есть, да?

Клим Жуков. Да, т.е. ты можешь принести большую пользу для взявших тебя в плен, поэтому нет, конечно, во всей этой роскоши, в золоте, в серебре, в чеканных пластинах, с этими гранатами, с перегородчатой эмалью ходили именно воевать.

Д.Ю. Что такое гранаты?

Клим Жуков. Драгоценные камни – гранаты, их прямо вставляли в оружие. Не те гранаты, которыми кидаются, нет…

Д.Ю. Я понял, да. Я заволновался просто.

Клим Жуков. …а драгоценные камни.

Д.Ю. Я бы ещё вдогонку тебе выкрикнул про то, что тётенькам можно наследовать и тётенькам можно руководить – что это важно, что это не какое-то там продвижение феминизма, и это никакая не демократия, в рамках которой ты тоже человек, это борьба за своё материальное благополучие.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Чтобы от нас ничего никуда не ушло, и тётенькам тоже можно наследовать, завещать, и всё такое, и руководить. Это разное!

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Но несёт совершенно другие последствия. Так-так?

Клим Жуков. Естественно. Да, эпоха Венделя стремительно заканчивается из-за того, что просто эти вожди больше не могут концентрировать у себя в руках такое количество средств, чтобы позволить вот такую роскошь. Тут же, опять же, сказывается зонирование Скандинавии на экономические зоны, потому что в озере Меларен остров Хёльге, Священный остров значит, только какие-то дураки говорят, что вещий Олег-Хёльге – это никакое не скандинавское слово, потому что слово «святой» появляется только вместе с христианством – так вот это не «святой», а «священный». А «священный», прошу прощения, это может быть применено к чему угодно: может быть священный дуб, может быть священный вождь, запросто, Хёльге.

Так вот, это был ярко выраженный, никакой не агрокультурный, а именно торгово-ремесленный центр, т.е. каждая местность, конечно, во главе неё стоял некий вождь или, по крайней мере, не вождь, а наиболее могущественный род, он должен был окружающим непрерывно демонстрировать свою удачу, славу, ну это в материальном смысле выражалось в том, что у него должно было быть много денег, много средств, и из своей земли получить эти средства было невозможно, поэтому шла бесконечная война в Скандинавии, фактически бесконечная война, а т.к. никто не мог сконцентрировать решительного перевеса в ресурсах, он не мог нанять и вооружить больше солдат, эта война могла продолжаться тысячу лет. Закончилось бы всё тем, что они бы перерезали бы друг друга, и кто-нибудь бы их просто захватил.

Д.Ю. «Две тысячи лет война, война без особых причин…»

Клим Жуков. Да. Причины были железные совершенно – за деньги, а значит, нужно было получить внешний какой-то ресурс. Вариантов не было – должен был быть внешний ресурс, как бы мы сейчас сказали бы: быстрые деньги. Это можно было получить ровно двумя способами: прямым военным грабежом соседей и торговыми операциями с максимальным выхлопом в виде маржи, т.е. не просто там торгуешь – плюс 15-20%, а ты сразу привёз, где там 300, 500, 1000% навара, вот то, откуда можно получить сразу много денег и покорить своих соседей таким образом. И вот именно все эти слагаемые вместе и породили эпоху викингов: это, во-первых, да, повышение населения, т.е. появилось просто избыточное население, это повышение материальной базы, т.е. стало возможным строить корабли, т.е. отвлекать, прошу прощения, толпу людей от производства еды, потому что драккар строили, это мы хорошо знаем, бригады из 12 человек, т.е. 12 взрослых здоровых мужиков должны быть год обеспечены жратвой. Сколько за год смогут сожрать парни типа меня, например? Это же уму нерастяжимо, это же…

Д.Ю. Прилично. Или Дементий, который бегает с кислородными баллонами.

Клим Жуков. Вот-вот! Дементий бы бегал…

Д.Ю. Скрывается от погони.

Клим Жуков. Да, с дубом сразу на плече бы бегал.

Дементий. А бухло?

Д.Ю. Плюс.

Клим Жуков. Вот! Опять же, нужно отдыхать.

Д.Ю. Пиво.

Дементий. Бабы?

Клим Жуков. Пиво, бабы, т.е. всё вместе. Вот Дементий как про викингов сразу заволновался. Настоящий, вот я чувствую, был бы викинг! Так вот, да, их в это время неплохо бы ещё и как-то охранять, потому что пока они серьёзно работают, они не должны отвлекаться на посторонние какие-то занятия. Т.е. вот 12 человек. Твёрдый материальный базис, развитие научно-технического прогресса, т.е. появление килевых лодок, связанных заклёпками, и паруса. И наконец, внутрискандинавское экономическое оскудение державы, ну скажем так, территории в целом и стягивание конкретных материальных ресурсов в очень узких местах, конкуренция за главенство над регионом, конечно, за «крышевание» балтийской торговли. Необходимость получения ресурса для того, чтобы выиграть конкуренцию у соседей – и отсюда все эти люди начинают отправлять своих молодых людей на грабёж и на торговлю.

И вот на торговлю они идут куда – они в первую очередь, конечно, идут на торговлю туда, где можно получить сразу огромную прибыль. Это на север, на северо-восток Восточной Европы, т.е. на территорию будущей Руси. Очень мало кто понимает, когда рассуждают на тему норманнского вопроса, что как так, славяне не могли поставить над собой какого-то чужого скандинава – вот все эти люди… Привет! …упускают один важный момент – что скандинавы пришли на территорию Ленинградской области одновременно со славянами, это точно такая же их земля, как и наша, потому что славяне зашли сюда в конце 7-го – начале 8-го века, а скандинавы в начале 8-го – середине 8-го века. Они уже здесь просто жили, потому что одна из древнейших построек, хорошо датированных, Старой Ладоги – это 753 год, это скандинавская усадьба. А славянские постройки, хорошо датированные, в Старой Ладоге – это 770-780 годы, прощу прощения, на 20 лет позже. Поэтому мы, славяне, пришли сюда, на северо-восток будущей Руси вместе со скандинавами, т.е. не раньше, не позже, а практически одновременно.

Д.Ю. Какое унижение!

Клим Жуков. Они уже здесь жили просто, они здесь были такие же свои, как и мы, они здесь были местное население, колонизация была, т.е. мы, скандинавы, финно-угры. Понятно, скандинавы занимались торговлей, ремеслом, их было немного. Нас было гораздо больше, естественно, потому что мы сюда не торговать приезжали, а просто здесь жить, с семьями, бабами, детями, коровами, собаками, свиньями, пуделями всеми своими, телевизоры везли, холодильники.

Д.Ю. А коты тогда были?

Клим Жуков. Конечно, были, коты всегда были. Они раньше всех были. Котами.

Д.Ю. А находят котов?

Клим Жуков. Да обезьян находят, ты представляешь? У нас тут в Рюриковом городище нашли макаку. Это княжеский зверинец Ярослава Мудрого, там макака тусила. Вот все удивлялись, думали, что чёрт, наверное.

Д.Ю. Наверное, да.

Клим Жуков. Да, так вот, тут пушнина, в первую очередь, конечно, на север пошли за пушниной, потому что пушнина, выменянная у саамов, у финнов, конечно, что-то стоила, но она давала до 1200-1500% прибыли.

Д.Ю. Вот это да!

Клим Жуков. Т.е. можно было не просто навариться.

Д.Ю. Даже покруче.

Клим Жуков. Да, так это не «почти», это покруче героина будет, потому что где-нибудь во Франции – там же такого вообще не водится, а это признак статуса точно так же, как золото, брульянты, рубины и алмазы. И поэтому, в общем, покупая за бесценок, хотя, конечно, для финнов этот «бесценок» был не бесценок, это были просто какие-то космические прибыли, они продавали это в Европе и получали гигантский, титанический барыш. Ну а чтобы торговать, тут нельзя заниматься безобразиями, тут нужно наоборот чтобы был порядок, защищать местную территорию от набегающих сюда родственников, не давать местным ссориться…

Д.Ю. Не понимающих раскладов, да?

Клим Жуков. Да-да-да. Ну и тут же вдруг выяснилось параллельно, что с востока, а славяне же, извините пожалуйста, проживали от Болгарии до Старой Ладоги, естественно, они имели родственные связи, поэтапную торговлю, т.е. передавали друг другу товары и получали нечто взамен. А взамен, вдруг выяснилось, что они получают серебро, живые настоящие деньги из халифата. И вот тут мы подходим к последней причине эпохи викингов – потому что 8-ой век – это время, когда арабы завоевали Северную Африку и вторглись в Испанию, т.е. они полностью перекрыли Средиземное море и уничтожили находившуюся в очень развитом виде систему международной торговли, которая сложилась ещё в античности, начиная с бронзового века, заканчивая, конечно же, Римской империей.

Д.Ю. А для этого надо было выплывать через Гибралтар? А внутри?

Клим Жуков. Нужно было, во-первых, выплывать через Гибралтар, а во-вторых, нужно было, чтобы у тебя был надёжный контрагент с той стороны Средиземного моря, т.е. в Египте, в Карфагене, в Ханаане должны были быть твои пацанчики, чтобы можно было с ними нормально общаться. Арабы разрушили это совершенно, более того, они ещё и породили страшное пиратство на Средиземном море, а значит, сразу же возникла потребность в структурировании новых торговых путей, новых торговых связей, в первую очередь, конечно, главную роль стали играть речные континентальные пути – это, во-первых, Рейнский путь, это Волжский путь – ну это непосредственно в Каспий, удобнее всего, и это Днепровский путь. Да, ну и конечно, Дунай. Это вот то, что стало играть первейшую роль, потому что потребовались обходные пути, чтобы обходить Средиземное море, оно стало вместо источника богатства источником проблем.

Д.Ю. Оно стало токсичным.

Клим Жуков. Да. Т.е. последней каплей, почему эта вот волна викингов исторглась наружу – просто потому что…

Д.Ю. Где деньги, блин?!

Клим Жуков. …надо было забирать это самое серебро, потому что в Европе своего серебра тогда просто не было, его не добывали.

Д.Ю. А в Испании добывали?

Клим Жуков. Там в основном рудники были истощены ещё при римлянах. Ну конечно, что-то добывали, но у нас просто не хватало для возросших потребностей в монетарной массе, категорические не хватало. Нужны были источники этого самого серебря, ну и люди бросились туда, где это серебро есть. Соответственно, с одной стороны они его отнимали, а с другой стороны выменивали на товары, и вот у нас складывается такая вилка с двух сторон – с одной стороны скандинавы пошли в сторону Каспия, в сторону Чёрного моря по суше, естественно, в силу темперамента грабя окружающих, которые непосредственно с торговым путём не связаны, в конце концов поссорились даже с хазарами, и у нас Волжский путь надолго закрылся для нас. Пришлось основывать путь «из варяг в греки», вокруг которого и родилось государство Русь. И с другой стороны вокруг Европы, где они непосредственно грабили со страшной силой. И вот так началась эпоха викингов. Сначала это были какие-то робкие попытки, а потом уже они развернулись по полной программе. Прошу отметить, что торговать эти самые викинги к нам, и торговать, и колонизировать полезли раньше, чем грабить. Просто мы же все понимаем, что торговать – это гораздо спокойнее, и даже буйные в то время скандинавы отлично понимали, что гораздо спокойнее торговать. Но т.к. Рюрик Ютландский и его предшественники уже перекрыли для части своих сородичей этот путь, эту землю, то всем остальным ходить туда, где можно что-нибудь забрать.

Д.Ю. А что делать?

Клим Жуков. Что делать, что делать?! Англичане там так прекрасно живут – почему? А почему мы хуже?

Д.Ю. «Я смотрю, вы живёте богато, а мы – бедные мореходы с севера…»

Клим Жуков. И началась эпоха викингов, которая буквально перевернула карты Европы, конечно же, и закончилась она, по большому счёту, конечно, не в 1066 году, а последним эхом эпохи викингов стал Первый Крестовый поход – это, конечно, предприятие, которое было во многом организовано потомками викингов, не целиком, конечно, но они там приняли самое горячее участие.

Д.Ю. Ну как – все Боэмунды, Танкреды, Гюйскары, они же все норманны.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. А как же королевства Сицилийские и прочие?

Клим Жуков. Ну да, конечно-конечно.

Д.Ю. Мы только этим летом болтались по Неаполям, где Неаполитанское королевство, там у них на главной площади куча-куча стоит, там первый же – наш дорогой красавец, какой-то Роже чего-то там…

Клим Жуков. Роджер Гюйскар.

Д.Ю. Да, что значит «Хитрый», блин.

Клим Жуков. Да, хитрожопый.

Д.Ю. Гнида, блин!

Клим Жуков. Ну и собственно, последний вздох викингов закончил то, с чего всё началось, т.е. арабское завоевание Средиземного моря, т.е. получились порты в Святой земле, которые обнулили необходимость в обходных речных путях. Т.е., собственно говоря, движение викингов имело цель, и оно эту цель достигло. Ну а как именно оно достигло, я думаю, в следующий раз поговорим.

Д.Ю. Про что дальше?

Клим Жуков. Ну как – дальше? Дальше, т.е. викинги – это в первую очередь военные, надо поговорить про военное дело раннего Средневековья: как сами викинги воевали, чем их встретили на континенте, кто с какими пулемётами ходил, какие сабли имел.

Д.Ю. Это важно.

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. Топоры: чем отличались боевые от лесорубных, и вообще. Я-то всё время думал, что это лесорубный топор, просто что у меня есть, с тем я и пойду.

Клим Жуков. Ну конечно, так тоже можно, естественно, потому что на безрыбье, точнее, на бестопорье и плотницкий топор …

Д.Ю. Даже с отвёрткой, с шуруповёртом, блин.

Клим Жуков. Взззззз!

Д.Ю. Ой, блин… Готовимся к следующему. Книжку какую мы посоветуем по предшествующему? Вот гражданин Хлевнюк – я правильно фамилию помню, да? – «Дания до викингов», или что-то там такое.

Клим Жуков. В т.ч. неплохая книжка.

Д.Ю. Хорошая, да?

Клим Жуков. Да. Очень много книжек, я пришлю избранную историографию. Часть я знаю, где в интернете можно посмотреть, часть, уж извините, будете сами искать.

Д.Ю. Ты сайт Norrœn Dýrð / Северная Слава знаешь, не знаешь?

Клим Жуков. Да, конечно, знаю, отличный сайт!

Д.Ю. Хороший, да.

Клим Жуков. Там очень много полезного, они прямо публикуют источники, исследования в большом количестве.

Д.Ю. Там, кому интересно, есть линк под роликом. Спасибо Клим Саныч.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. С нетерпением ждём продолжения. Ну а все желающие смотреть дальше – ещё один линк под роликом, он же самый главный: готовьте бабки. На сегодня всё, до новых встреч.


В новостях

12.03.19 13:14 Эпоха викингов, часть 1: У истоков эпохи викингов, комментарии: 69


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

COPCK_BCB
отправлено 13.03.19 21:44 | ответить | цитировать # 1


ДимЮрич, хотелось бы узнать в следующих рассказах про "викингов" - привнесли ли они в английскую культуру название дней недели. Я слыхал, что:
Tuesday (вторник) - обозначает "день Тюра" - однорукого бога воинской доблести (сын Одниа и Фригг).
Wednesday (среда) - "день Одина" - верховного бога скандинавской мифологии. В древне-английском Wodnesdg.
Thursday (четверг) - "день Тора".
Friday (пятница) - "день Фригги" (или "День Фрейи")
так ли это ?
Было бы и познавательно, и "в тему"...



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк