Breaking Bad с Климом Жуковбергом — второй сезон, восьмая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

01.12.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Попросили всех свиней. Я думаю, для каждой шутки должны быть разные свиньи.

Клим Жуков. Чёрная шутка, мрачная. Весёлая шутка.

Д.Ю. Итак, какая?

Клим Жуков. Вернувшись из Таиланда…

Д.Ю. Там чёрные свиньи.

Клим Жуков. Да, там у нас есть любимая музыкальная свинья на полную ставку: там приезжаешь, есть такой храм, где монахи кормят мартых непрерывно, и там очень много мартых, но мартых я не люблю, а там всё время, вот которые в четвёртый раз сюда уже приезжают, там на одном и том же месте лежит здоровенная свинья, если её потрогать ногой, она хрюкает. Это вот свинья в натуральную величину, можно сказать, работает на полную ставку.

Д.Ю. Чёрные хорошие, мне нравятся. Раньше, говорят, их из Вьетнама эти... и не только из Вьетнама, американцы волокли домой, и все рассказывают, что они такие умные, такие умные!

Клим Жуков. Американцы?

Д.Ю. Свиньи, блин, вьетнамские! Для меня вот каждый раз такое открытие, прямо. Ну, лошади тоже умные, и собаки умные. Вот у меня собак, например, корейские родственники едят, и не только они, а русские свиней жрут умных – как-то вот это… очень странные примечания.

Клим Жуков. А некоторые негры американцев ели умных.

Д.Ю. Да, умные, блин!

Клим Жуков. И делались всё умнее.

Д.Ю. И не захрюкали от этого. Итак?

Клим Жуков. У нас восьмая серия второго сезона наступает. Она замечательно начинается, собственно, у нас же в этой серии появляется адвокат Сол Гудман, «хороший человек» значит – «гудман».

Д.Ю. Гудман, да. Хорошевский.

Клим Жуков. Хорошевич.

Д.Ю. Хорошевич, да.

Клим Жуков. Соломон Хорошевич.

Д.Ю. Кстати, в Москве есть такие заведения – «Гудман», где стейками кормят.

Клим Жуков. А, да, есть.

Д.Ю. В нескольких был – отличная еда! И официанты за сорок – это отдельно приятно. Хорошие.

Клим Жуков. Начинается всё, естественно, что дебил Барсук находится на тяжёлой и опасной работе – не покладая рук продавая наркотики окружающим.

Д.Ю. Эта ОПГ восторг вызывает.

Клим Жуков. Да, просто прекрасная вообще! И Барсук-то выглядит, прямо скажем, пипец как стрёмно, а к нему подсаживается мальчонка, который выглядит ещё более стрёмно. Чем Барсук, хотя, казалось бы, это уже…

Д.Ю. Это непросто, да.

Клим Жуков. Тут нужно сильно постараться. А сидят-то они все на лавочке, на которой написано: «Better Call Saul» - и фотография этого самого Сола Гудмана, адвоката.

Д.Ю. Это он так себя рекламирует?

Клим Жуков. Да, это реклама на скамеечке приделана.

Д.Ю. «Сол» - это, видимо, «Соломон»?

Клим Жуков. Соломон, конечно, Шлёма.

Д.Ю. Шлёма Гутма́н.

Клим Жуков. Гудма́н. Потом-то выяснится, конечно, что он никакой не Соломон Гутма́н, а очень даже совершенно обычный ирландец-картофелеед.

Д.Ю. Я уж думал Михаил Шантахович какой-нибудь, нет?

Клим Жуков. Не-а.

Д.Ю. Ирландец?

Клим Жуков. Да. «Псевдоним я взял, чтобы евреи не мешали вести дела – они не любят посторонних в этом бизнесе. Правильно делают!»

Д.Ю. «Аве всем говорит, что он еврей».

Клим Жуков. «Это помогает вести бизнес». В случае с бриллиантами это в самом деле помогает вести бизнес.

Д.Ю. А ты смотрел этот «Better Call Saul»?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Хороший?

Клим Жуков. Я в ярости, потому что очередной сезон должен был выйти в августе, а его перенесли где-то на декабрь, не то вообще на 2020-ый год.

Д.Ю. Там кто-нибудь кого-нибудь изнасиловал из съёмочной бригады или кого-нибудь за жопу потрогал – в чём причина переноса?

Клим Жуков. Молчат пока.

Д.Ю. Ну скоро узнаем.

Клим Жуков. Скоро узнаем. Там, наверное, Харви Вайнштайн, вырвавшись в пампассы, с сатанинским хохотом перетрогал всю съёмочную группу, и она теперь лечится, завернувшись в одеяло, как положено у американцев при стрессе.

Д.Ю. Он пришёл тут на какую-то вечеринку, Харви Вайнштейн, тут же подбежала какая-то бабища к нему, начала ему орать в рожу, чтобы он не смел вообще приходить туда, где собираются приличные люди, и всякое такое. Вайнштейн пытался ей что-то рассказать про свободу, и проч., но вот тебе твоя свобода. Меня так веселит, я когда смотрю все эти «Me too», и проч. – пока разваливали близкий нашему сердцу СССР, я просто устал от этих воплей, как КПСС…

Клим Жуков. Подавляла свободу.

Д.Ю. …лезла ко всем в постель. Был хороший анекдот, как француженку спрашивают: «А вот если вам муж изменит, что делать будете?» Она говорит: «Изменю ему два раза». – «А два раза изменит?» - «Изменю ему три». – «А три?» - «Да я уйду уже к тому времени, и ни о чём». Англичанку спрашивают: «А вот муж изменить – что…?» - «Да я вообще молча сразу уйду». Негритянку спрашивают: «А ты что сделаешь?» - «Отрежу ему 10 сантиметров». – «А второй раз?» - «Отрежу ещё 10 сантиметров». – «А третий?» - «Да кому он в Африке с 40 сантиметрами нужен-то? Несерьёзно». Русскую спрашивают: «А вот если муж изменит, что сделаешь?» - «Пройду в профком». – «А два раза?» - «Пойду в обком». – «А три раза?» - «Я за свои 7 сантиметров до ЦК дойду!»

Ну и вот эти хождения до ЦК – как это вот я на заводе трудился, как на заводе выглядело: профком, собрание, даже без профкома, но он всё равно присутствует, вот Сидоров, мерзавец, аморальный образ жизни ведёт. «Сидоров, расскажи, почему так получилось?» Сидоров весь красный, зелёный от стыда, глядя в пол – перед людями-то неудобно. «Ну, Сидоров, в общем-то, больше так не делай, так нельзя себя вести. Сидоров, иди работай. Знай, что коллектив за тобой смотрит». Ну и чего? Это всё, собственно говоря. А тут человеку, как этому – наш любимец Кевин Спейси – всю жизнь об колено, карьеру…


Клим Жуков. Выяснилось, что ошиблись.

Д.Ю. Не виноват. Вы в своём… вы что делаете вообще?! Т.е. людей просто растаптывают – за что? За то, что вы сами лезете к ним в койку – вот взять и растоптать? А тут ещё наш любимец Роман Полански, который в своих США 13-летнюю девочку отымел анально, за что до сих пор его вся полиция США ловит – поймать не может.

Клим Жуков. Ловкий!

Д.Ю. А он в Европе прячется, да. А баба какая-то заявила, что сорок лет назад он её изнасиловал, вы представляете? Он, оказывается, преступник. Доказательства? Не надо. Свидетели? Не надо. Экспертиза? Не надо.

Клим Жуков. Какая через сорок лет экспертиза, к лешему?

Д.Ю. Да. А что надо? А надо, чтобы какая-то дура показала пальцем и сказала, что он её изнасиловал. Причём там изнасилование – ну как обычно: «Он меня пригласил в ресторан, а потом мы приехали к нему домой, и вдруг случился акт изнасилования. Сорок лет я молчала, а сейчас уже не могу удержать в себе».

Клим Жуков. «Не могу больше, оно вырвалось внаружу!»

Д.Ю. «Да, разрывает меня, вот оно вылезло». Что это вообще такое, блин?! Вы про какие законы-то говорите? Куда общество катится?

Клим Жуков. В средние века, что характерно, века до 14-го… до 13-го, вру, изнасилование считалось изнасилованием только в отношении девственницы, потому что однажды сломанное сломать ещё раз невозможно.

Д.Ю. Есть в этом что-то здравое, да.

Дементий. Логично.

Д.Ю. Извините, отвлёк. Так? Сидит на лавке он, там…

Клим Жуков. В общем, Барсук – он же длинного размера, а стрёмный молодой человек ему примерно по сосок, вот такой вот, и конечно, молодой человек спрашивает ожидаемое: «Есть чего?» А Барсук говорит: «Это же «красный», ё-моё, «краснопёрный». Смотри – видишь там фургон «Цветы»?». Говорит: «Вы что, серьёзно? Наружку спрятать в фургон «Цветы»?» - «Вам натурально нужно купить мусоровоз – нет, я не с целью оскорбить, а в том смысле, что никто вообще никогда не догадается, что мусора могут сидеть в мусоровозе». Конечно, мелкий тощий обижается, показывает ему, что у него нигде нет никаких микрофонов, ну и дальше уже, наверное, всем понятно, что это точно милиционер, ну и дальше идёт разводка: «Вот как ты мне докажешь?» - «Как я тебе докажу, что я не «красный»?» Он говорит: «Ну, даже не знаю…» - Есть идея: в американской Конституции написано, что если к сотруднику полиции обратиться с вопросом: «Где ты работаешь?», он обязан будет ответить, что в полиции. Ну-ка спроси меня, я в полиции работаю?». Он говорит: «Вы работаете в полиции?» - «Нет». Ну всё, тут же ему выдаёт «двушку» метамфетамина, получает обратно деньги, и тут же подъезжает фургон «Цветы», т.е. он правильно всё заметил.

Д.Ю. Т.е. эта ОПГ ещё даже лучше, чем о ней можно подумать было, да?

Клим Жуков. Гораздо лучше! Не, ну а фургон «Цветы» зато распознал.

Д.Ю. «Это что же получается – вы мне солгали?»

Клим Жуков. Да-да! Потом он скажет, что «я просто не люблю, когда Конституцию нарушают». Словом, приехала милиция, руки ему за спину, и с размаху бросили в чёрный воронок. (с)

А Уолтер Уайт в это время у Джесси Пинкмана считает бабло на мега-машинке, там: фрррррр! Заставляет раздолбая Джесси для дисциплины по два раза всё пересчитывать, чтобы точно всё было. Однако, деньги тоже должны учитываться, понятное дело. И выясняется, что чего-то не хватает. Ну конечно, мистер Уайт спрашивает: «Кто не донёс?», памятуя, что совсем недавно одного хлопнули бегунка – Дохлого Пита, а теперь опять денег не хватает, значит, кто-то не донёс – опять хлопнули? Джесси отметает такую возможность и говорит, что Барсук, видимо, спит после тяжёлого трудового дня, точнее, ночи. Значит, надо ему дозваниваться – трубку не берёт. Начинают дозваниваться до коллег по опасному бизнесу, и выясняется, что Барсука приняла милиция, и он уже сидит. И тут перед организаторами охеренно продуманного бизнеса встаёт пренеприятная перспектива сесть следом потому что малолетний дебил, естественно, один в тюрьму не пойдёт, а расколоть его на то, чтобы он сдал подельников, видимо, это какая-то не сильно трудная задача.

Д.Ю. Ну, либо 8, либо 3, если всех сдашь – там без затей. В этом мире чистогана к совести никто не взывает. Помнишь, уже вспоминали, наверное, х/ф «Стукач» со Скалой Джонсоном…?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. …где там мерзкий подросток своему другану прислал таблеток почтой, и только почтарь ему посылку вручил, он её на столе открывает, тут этот самый SWAT со всех сторон – и всё. Так он специально послал – как это у нас говорят: «палку срубить». Вот «палку срубить» послали и тут же приняли, блин. Круто.

Клим Жуков. Я даже не знаю такое у них по-настоящему бывает или только в кино?

Д.Ю. Бывает гораздо хуже, т.е. если смотреть кино – это одно, редчайший фильм тебе какие-то там… Помнишь, был такой х/ф «Детки», где там мальчик трахаться хотел, как умалишённый, и влупил девочке со СПИДом в конце концов?

Клим Жуков. А, да.

Д.Ю. Не мог удержаться просто. Омерзительнейшее кино.

Клим Жуков. Фу!

Д.Ю. Ну, такое редко бывает, в отличие от какого-нибудь «Крепкого орешка» и ещё чего-нибудь, т.е. социальные темы поднимаются, а зачем их поднимать, если на этом деньги не заработать? А можно вместо этого почитать книжки американских уголовников, они регулярно их пишут – там картина разворачивается совершенно другая: всех постоянно бьют, постоянно в полиции избивают самым немилосердным образом пытают всё время, подкидывают всякое, ну т.е. идёт нормальная человеческая жизнь. Это в тупом совке в милиции ничего подкидывать не надо было, а сейчас-то раздолье, мы тоже теперь нормальная страна.

Клим Жуков. Ну да, явно.

Д.Ю. У нас всё хорошо, да. Ну и короче, боятся, что сдаст.

Клим Жуков. И не зря боятся, потому что мелкий детектив допрашивает Барсука на киче в околотке, ну и предлагает ему как раз тот самый незатейливый вариант, что сдавай поставщика, сдавай подельников, ну и тебе будет, в общем, скорее всего, учитывая, что попался по-серьёзному первый раз…

Д.Ю. Скощуха выйдет.

Клим Жуков. …скорее всего, скощуха полная выйдет. И тут наконец появляется Сол Гудман, который сообщает: «Я не понял, вы чего всё мельче и мельче? Вас что теперь прямо из детского сада берут?» Говорит: «Вали отсюда. Сделай вид, что уважаешь закон – вали отсюда и попей сока перед сном».

Д.Ю. Советы бывалых, да.

Клим Жуков. Да, ну и конечно, дальше офигенный был монолог, когда он раскладывает из дипломата всякое перед глазами у офигевшего Барсука и говорит: «Так, мастурбация в общественном месте – кафе «Старбакс». Я, конечно, не лезу к тебе с советами, а чего дома было не продрочить на 50 каналов порнухи? Надо же, - говорит, - подумать только: кафе «Старбакс»!» Этот пытается что-то сказать, но этого Сола Гудмана перебить невозможно вообще. Говорит: «Да я нет, я про торговлю метамфетамином». Он говорит: «Упс! Мне кажется, произошла транспозиционная ошибка». Транспозиционная, сука!

Д.Ю. Угу, перепутали.

Клим Жуков. Да, просто говоря, перепутали, но я теперь тоже постоянно говорю: транспозиционная ошибка.

Д.Ю. Попутал.

Клим Жуков. Это гораздо лучше, чем «попутал»! Умнее звучит. Ну и что – и, конечно, говорит Сол Гудман: «Вот тебе моя визитка, тут на 4,5 тысячи долларов сумма, вот тебе телефон, номер счёта – пускай твоя мама, папа, кто-нибудь переведут на мой фонд «Полярная зебра»… - аааа! – денег». Только он как-то интересно говорит: «Наличностью, хорошо – чек, лучше кредитная карта, только не Американ-экспресс». Почему, интересно, он Американ-экспресс не любит?

Д.Ю. Не знаю.

Клим Жуков. Там, видимо, какие-то у них особенности. Ну я…

Д.Ю. Может, пасут как-нибудь особо зорко?

Клим Жуков. Может пасут, да. Словом, «Американский экспресс» не хочет он ни в коем случае. С «Американским экспрессом» у меня тоже одна смешная история была связана: давным-давно, в 1992 году, когда мы переводили книжку «Оно» Стивена Кинга, мы не знали вообще ничего про кредитные карты, банкоматы и, в принципе, не видели их никогда в жизни, и даже не слышали про них ничего. И вот попадается предложение: «И тогда он передумал платить наличными и расплатился «Американским экспрессом»». Надо ли говорить, что я так и перевёл? Было смешно.

Д.Ю. Ну а чего?

Клим Жуков. А чего? Что не так?

Д.Ю. У меня был другой пример: в игре «Quake» была масса модификаций самых разных, а натуральный «Quake» назывался «Vanilla Quake», ну т.е. это обычный «Quake». Почему «Vanilla», я до сих пор не знаю. Когда я переводил х/ф «Криминальное чтиво», и там говорили: «Что, ты будешь - «ванилла коук»?» - я: «А мне просто Колы» - на что мне сделали массу замечаний: «Это же ванильная Кола». Загадка!

Клим Жуков. Интересно. Словом…

Д.Ю. 4,5 штуки – огромные деньги!

Клим Жуков. Да вообще огонь просто – отмазать этого дебила. Караул! Это, считай, 1/9 того, что зарабатывает квалифицированный педагог в школе – товарищ Уолтер Уайт.

Д.Ю. Ну это он, видимо, нагло зарядил, или как думаешь?

Клим Жуков. Бог его знает – нагло, не нагло, но факт в том, что эти-то побежали его отмазывать именно с 4,5 штуками. Ну, им-то деваться некуда. А этот адвокат-то, видимо, понимает, что это не папа с мамой его отмазывать будут, скорее всего.

Д.Ю. Конечно, а люди, у которых есть деньги.

Клим Жуков. А значит, с них можно их взять!

Д.Ю. Поэтому столько и заряжает, да.

Клим Жуков. Да, там интересно, конечно, как они сталкиваются с агентами ОБН, которые идут допрашивать Барсука, и адвокат их спрашивает: «Чего это федералы взялись за мелкого обсоса? Зачем он вам нужен?» Такой: «Ага, что-то тут не так, если за мелким обсосом пришли сразу два федеральных агента» - сделал себе зарубочку. Это молодцы, для развития сюжета непосредственно сцена нагрузки не несёт вообще, её можно было смело убирать, а вот для экспозиции отличная сцена, потому что, во-первых, у этого появилась какая-то идея насчёт того, что это бегунок-то не простой, а торгует чем-то таким особенным, а значит, отсюда вполне логичным будет выход на знакомство с авторами этого самого необычного метамфетамина. Очень хорошо сделано, на мой взгляд. Я прямо, когда в первый раз смотрел, я аж местами всякие приёмы записывал, как можно самому так сделать, когда что-нибудь пишешь. Очень сильные специалисты, прямо скажем, вообще!

Мистер Уайт-то и Джесси Пинкман объезжают адвокатские конторы, и конечно, Джесси привозит мистера Уайта к офигенному офису Сола Гудмана, у которого на крыше пляшет такой человечек, сделанный из силиконовой трубы, в которую поддувают снизу воздух, и он там вот так вот болтается. Кстати, для меня это вообще загадка, я не понимаю, нахрен это надо – это выглядит настолько чудовищно!

Д.Ю. Просто внимание привлекает.

Клим Жуков. Мерзко выглядит.

Д.Ю. Именно чудовищностью. Он же как человек, только ломаный.

Клим Жуков. Я видел это в американском кино, а теперь это у нас в Питере регулярно наблюдаю, а особенно зимой это просто так выглядит – о-хо-хо!

Д.Ю. Да-да-да, зимой они особенно хороши.

Клим Жуков. Там с него грязища во все стороны херачит, она так внимание привлекает классно, вообще огонь!

Д.Ю. Ну, из этого следует вывод, что Сол Гудман – человек необычный. Творчески подходит.

Клим Жуков. Там ещё офис такими пластмассовыми колоннами – такая кичуха! Да, ну конечно, Джесси разводит Уолтера Уайта, чтобы он пошёл деньги отнёс, там опять его с монеткой того, прокинул. Он его постоянно с монеткой прокидывает, видимо, умеет что-то с ней делать. Мистер Уайт надевает такие очки чёрные, как у двух Джеймсов Бондов, чисто не привлекая вообще никакого внимания! В офисе делается понятно уже при посещении приёмной, что человек занимается всем: там какие-то дети бегают орут, какие-то мексиканцы сидят, отпизженный сидит тут же с этим нашейником гипсовым под головой – в общем, огонь!

Попадает в офис, как раз ему мистер Гудман рассказывает, что всё просто: сдал всех – и на свободе, не сдал – и там… надолго. Мистер Уайт в силу того, что он раковый больной по лёгким, непрерывно кашляет, безостановочно. Мистер Гудман-то мистера Уайта сразу запомнил, именно по кашлю – это важно. А когда мистер Уайт попытался предложить ему не 4,5, а 10 тысяч долларов, ну чтобы он некоторым образом отмазал этого самого Барсука, ну конечно, Сол Гудман сказал: «Я сейчас полицию вызову, уходи». Адвокат умный: просто кто это пришёл, что это?

Д.Ю. Вообще, с другой стороны, странно: напугался, наверное. С одной стороны, сам какую-то чудовищную сумму пытался отжать, а когда предлагают больше, ещё и напугался. Непонятно.

Клим Жуков. А вдруг полиция какая-нибудь? Там очень интересно было в смысле перевода…

Д.Ю. Тут не знаю.

Клим Жуков. Когда приехали к этому гениальному офису, конечно, мистер Уайт, который взрослый человек, он привык, что адвокат выглядит несколько иначе, и офис адвоката тоже выглядит несколько иначе, а тут такой кошмар кичёвый, на что ему Пинкман говорит, что если уж попал в такое дело – дальше перевели замечательно: «Тебе нужен не криминальный адвокат, а «криминальный» адвокат», хотя там сказано совершенно точно: «You don't need a criminal lawyer. You need a lawyer criminal», т.е. «Вам нужен не уголовный адвокат, а адвокат-уголовник».

Д.Ю. Ну, мастерство перевода на должном уровне, да.

Клим Жуков. Вот, а это как раз адвокат-уголовник.

Д.Ю. Это как в «Хрониках Риддика», помню: Риддика в очередную тюрьму сажают, к нему подходит русский уголовник, говорит: «Есть заключённые, и есть заключённые» - Риддик должен догадаться. А он ему на самом деле говорит: «Есть inmates, а есть convicts». По-английски «inmate» - ну это как по-нашему «заключённый», только не заключённый, точно так же зовут пациентов дурдомов.

Клим Жуков. Т.е. придурки?

Д.Ю. Т.е. поэтому им, да, им обидно, когда их инмейтами называют. А «convict» - это как по-нашему «арестант», поэтому когда у нас говорят: «Есть заключённые, и есть арестанты», то, в общем-то, понятно, что вот это бараны, которых администрация гоняет, а тут практически отрицалово, приличные люди – арестанты, сами себя они называют арестантами. Ну вот «есть заключённые и заключённые», поэтому «уголовный адвокат и уголовный адвокат», да. Словом, непростая задача для переводчика.

Клим Жуков. Хотя уже, по-моему, что проще: «уголовный адвокат» и «адвокат-уголовник», там дальше на это всё будет намекать – что он преступник тоже.

Д.Ю. Да-да-да, ну и? Так?

Клим Жуков. Ну, в силу того, что он преступник, он, конечно, предпочитает лишний раз не «палиться», потому что это же фактически ему взятку предлагают – а если это милиционер взятку предлагает в качестве контрольной?

Д.Ю. Вся карьера коту под хвост.

Клим Жуков. Вот, а он боится, и поэтому, конечно, чего он: 4,5 тысячи за представительство в суде, вполне законное – нормально. Хотя, конечно, деньги безумные какие-то за этого дебила, а 10 штук непонятно от кого? Так он потом сам говорит: «Я, извините, взятки беру только у знакомых людей» - очень тонко!

Д.Ю. Вот мы уже и знакомы.

Клим Жуков. Да: «Взятки я беру только у знакомых людей». Да, там, конечно, очень интересно, когда они общались с мистером Гудманом, Уолтер Уайт, притворявшийся дядей Барсука, говорит: «Если он застучит, эти люди очень опасны! Я слышал, их главарь убил человека, раздавив голову банкоматом». Он говорит: «Ха, как все любят присваивать себе чужие заслуги! Это уже давно всё известно, что это не он, а его жена» - т.е. адвокат-то просто вообще обо всём в курсе. Там одно непонятно: он сразу сообразил, кто это, или просто что-то заподозрил? Ну уж после 10 штук, наверное, уже там…

Д.Ю. Конечно, да.

Клим Жуков. Да. Ну и конечно, что делать, что делать, что делать – решают: похитить адвоката, потому что с Барсуком делать-то надо что-то?

Д.Ю. Выручать Барсука, беду отвести, блин!

Клим Жуков. Вынимать с кичи – святое дело! Конечно, они надевают свои замечательные лыжные шапки с дырками для глаз, как в фильме «Святые из трущоб» фактически. Говорит: «Ты такой страшный!»…

Д.Ю. Шедевр, блин!

Клим Жуков. Да. И отлавливают Сола Гудмана, надевают ему мешок на голову, отвозят в пустыню, там уже, как положено, вырыта дырка в земле, его ставят на колени напротив дырки в земле и начинают требовать, чтобы он отмазал Барсука. Б…ь, вы что делаете?!

Д.Ю. Какой тонкий ход!

Клим Жуков. Они же просто гении оба, потому что он сейчас скажет: «Ну отмажу, конечно, не вопрос!»

Д.Ю. Конечно, да.

Клим Жуков. И уйдёт – и что дальше, после этого? Дальше он напишет заяву в милицию, что его похитили – всё, на этом всё кончится, а более того, для вас всё только начнётся.

Д.Ю. Вы же ненормальные. Пусть полиция разбирается.

Клим Жуков. Конечно. Не, ну этот, конечно, сначала начинает голосить, что «это не я, это Игнасио во всём виноват!» Ну понятно, что уже сообразил, о чём речь. Говорит: «О, мистер Мейхью, я узнал ваш кашель, можете снять шапочку. Положите мне оба в карман по одному доллару – таким образом мы с вами вступим в законные отношения, подразумевающие защиту информации адвокатом, не могу ничего разглашать». Ну всё, эти ему положили по доллару.

Д.Ю. Детский сад!

Клим Жуков. И вот они уже клиенты, прямо готовые клиенты Сола Гудмана. Дальше, конечно, Сол Гудман сообщает тоже очень замечательное – говорит: «Ну раз так, а раз вы не хотите «мочить» Барсука – кстати, вы точно не хотите «мочить» Барсука?»

Д.Ю. А в общем-то, надо бы.

Клим Жуков. «Если вы не хотите «мочить» Барсука, придётся сесть в тюрьму. Осталось решить, кто будет сидеть». Ну и дальше они решают нанять местного зиц-председателя Фунта, который профессионально сидит на тюрьме – некоего Джонни «Туда-Сюда».

Д.Ю. Взад-назад.

Клим Жуков. «Взад-Назад», который занимается со времён президента Клинтона только тем, что сидит за кого-то.

Д.Ю. Фунт.

Клим Жуков. Да, именно так – зиц-председатель Фунт, я и говорю. «А кто будет сидеть?»

Д.Ю. Кстати, проживающие в Китае товарищи говорят, что у них это очень распространено – когда кто-то вместо кого-то сидит. Это когда у нас восхищаются массовыми расстрелами коррупционеров, участники говорят, что всё выглядит несколько не так.

Клим Жуков. Короче говоря, вот есть Джонни «Взад-Назад». Ну естественно, дальше шикарная сцена в околотке, где агент Шрейдер «колет» прямо Барсука, «колет»!

Д.Ю. А Барсук?

Клим Жуков. А Гудман говорит: «Не давите не моего клиента, он и так уже испугался и готов сотрудничать. А ты готов сотрудничать?» Он говорит: «Да». Говорит: «Как звать вашего поставщика?» Говорит: «Все зовут Хайзинберг». – «Особые приметы?» - «Средний рост, средний вес». - «Цвет волос?» Он говорит: «А нет никаких волос, он лысее тебя». Там же Шрейдер весь лысый, ну и Уолтер Уайт тоже под станочек отфигачен. Ну и дальше тоже отлично – говорит: «А лет ему сколько?» Говорит: «Не знаю, много – 40 или 70».

Д.Ю. Ха-ха-ха! Американский интеллектуал, блин!

Клим Жуков. Я прямо почувствовал себя в той самой створке: 40 или 70 – много.

Д.Ю. «Семь-восемь, но не сто», да?

Клим Жуков. Не сто, не сто. Очень бодрая серия, потому что практически никаких жеваний соплей…

Д.Ю. А зачем он рассказывать стал, если адвокат уже присутствует, там, перетёр, видимо, уже с ним, объяснил, что к чему?

Клим Жуков. Не, ну всё правильно, потому что этот самый Джонни «Туда-Сюда» точно такой же: ему тоже 40 или 70, тоже лысый, и его вместо Хайзинберга сдают посидеть на тюрьме задорого. И чего – всё, совершается акт передачи наркотиков, и естественно, тупорылый Барсук не смог запомнить, на фотографии то что ему показывали, просто увидел…

Д.Ю. Ну, обстановка нервная.

Клим Жуков. …другого лысого мужика и, конечно подсел к нему, к постороннему лысому мужику.

Д.Ю. Дебил, блин!

Клим Жуков. Дальше всякая трикстерская штука, потому что. естественно, за всем мероприятием следит мистер Уайт и Джесси Пинкман из машинки, а с другой стороны полиция и ОБН из другой машинки с камерой смотрит за передачей. Когда стало понятно, что этот идиот сейчас всё провалит, мистер Уайт поставил вот так вот машинку свою напротив машинки ОБН и стал здороваться со своим свояком, говорит: «Хэнк, блин, я увидел твою тачку, сразу поехал к тебе поздороваться!» Говорит: … «Я понимаю, что я тебе мешаю. Ты что на работе? Ты что прямо сейчас на работе?» Там: «Иди отсюда! Мы на задании!» - «Ах! Да это я прямо… Извини, что помешал» - уезжает. В это время Джесси забежал, показал в другую сторону: типа, вон там. Тот – ну всё, короче говоря, благополучно милиция зафиксировала акт передачи денег и наркотиков и арестовала всех. Менты очень довольны! А специалисты по наркотикам…

Д.Ю. Не очень.

Клим Жуков. …не очень, такие говорят: «Что это? Кто это?»

Д.Ю. Трудно не знать таких людей.

Клим Жуков. Не, ну конечно, если он профессионально сидит за всех, ну и кроме того эти-то, которые по наркотикам, они в общем и целом, я так подозреваю, контингент представляют себе, кто это, что это, а этот явно не из их контингента, даже если они не знают, что это профессиональный сидун, ну так вдруг на память не в курсе, выглядит не так, как надо там, совсем не тот.

Д.Ю. Иначе кино бы не было.

Клим Жуков. Нет, ну я к тому, что всё равно там это шанс для мистера Шрейдера подавить косяка жуткого совершенно, облокотившись на машину, так: «Что это?» Вокруг бегает мелкий детектив, такой: «Да, взяли, взяли! Всё чисто прошло, как на учениях!» Такой: «Господи, чему ты радуешься?» Лица у них прямо очень хорошо играют у всех. Режиссёрская группа – молодцы, так заставить корчить физиономии по-ловкому по-всякому – это нужно уметь, потому что актёр в среднем, как и любой другой человек, норовит не работать, если можно, и конечно, не будет работать, если можно не работать, а тут, видишь, их прямо всех – ходили, что-то какую-то внутреннюю мотивацию, внутренний диалог им всем ставили, какие-то цели ставили непосредственные, чтобы было ради чего играть – очень круто!

Д.Ю. Для меня это всегда – это же всё в башке у режиссёра, в общем-то…

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. …кто как себя ведёт, какую рожу корчит, где стоит, как там – всё важно, блин. Такое в башке держать – да, большой специалист.

Клим Жуков. Я подозреваю, что именно для этого на кучу серий ставят новых режиссёров, чтобы у одного башка не «замылилась», потому что ладно, если ты снимаешь 2,5 часа фильм, это очень много всё равно, а если у тебя там 56 серий, и ты один?

Д.Ю. Ты даже чисто технологически не сможешь.

Клим Жуков. Это ж рехнуться просто можно, по-моему.

Д.Ю. Да, даже при наличии гениальности.

Клим Жуков. Тем более.

Д.Ю. Так-так?

Клим Жуков. При наличии гениальности шанс рехнуться резко повышается, резко – вон посмотрите на какого-нибудь Сальвадора Дали или Ван Гога.

Д.Ю. Я тут был на солнечной Майорке, и меня там повлекли…

Клим Жуков. Махорке.

Д.Ю. Махорке, да. Меня там повлекли в музей какого-то Жоана Миро…

Клим Жуков. А, ну да!

Д.Ю. …и сказали, что это второй художник в Испании после Пикассо. Я как-то это…

Клим Жуков. Кто это?

Д.Ю. Да, первая задача гражданина Миро – показать, что он не умеет рисовать вообще, вот вообще не умеет рисовать – это раз. А второе: он, по-моему, надо всеми просто издевался, вот откровенное издевательство – что это такое, блин? Ну, гениальный, вот.

Клим Жуков. Наш Вася Ложкин лучше рисует. Котов.

Д.Ю. У Васи смысл в котах присутствует. Привет! Моё почтение, коты!

Клим Жуков. Симметрично!

Ну дальше какой-то тухляк: развивается вот эта вот любовная линия Джесси Пинкмана и его лендлордихи, которая…

Д.Ю. Не очень-то.

Клим Жуков. …в этой серии… Ну как, она вот…

Д.Ю. Я про линию.

Клим Жуков. Линия-то важная очень, она прямо важнейшая, просто её очень тухло развивают. Её как-то можно было… ну я, конечно, ною, потому что общий накал-то зверский, а тут накал вообще в принципе как таковой отсутствует. Понятно, что там всё последовательно развивается, потому что Джесси в этой серии знакомится с отцом лендлордихи, собственно лендлордом, который фактический владелец этих домов под сдачу. Тётенька ему сообщает, что это: «А что вы хотели? Проходите мимо». Он-то уже всё, он уже доволен, он-то уже думает, что это его девушка, а девушка-то понимает, что перед папой таким лучше не светить. Тут же выясняется, что она наркуша – девушка, что, в общем-то, наверное, было понятно Джесси Пинкману сразу, он же своих-то чует, как все наркоманы, а эта уже 18 месяцев на излечении – эти «Анонимные наркоманы», и проч. А Джесси непрерывно её подбивает: «Ну там ладно – наркотики, давай хоть покурим, может, травки. Какие наркотики? Причём тут наркотики?» Ну эта пока держится, но уже прямо по лицу видно – опять же, сыграно очень хорошо, видно, что, ну блин, скучает она, надо бы дунуть. В принципе, ну что тут такого? Ну дунешь ты – и что? Ничего особенного.

Да, ну и тогда, значит, доходит до того, что наконец Джесси Пинкман купил себе кровать и спит не на полу, и они, естественно, на кровати начинают почпокиваться, что, впрочем, нам не показывают.

Д.Ю. А жаль!

Клим Жуков. А жаль, ну, короче говоря, вот так вот. Почему я говорю, что тухленько всё развивается – я говорю: накала никакого нет. На мой взгляд – это, опять же я ною – фильм-то замечательный, хочется, чтобы он всё время был замечательный, а на мой взгляд, для этого нельзя допускать снижения темпа повествования, потому что тут очень насыщенное повествование в криминальной части сюжета, а как только про личную жизнь – там пффф…

Д.Ю. Ну может, они специально: синусоида – всплеск-спад, всплеск-спад?

Клим Жуков. Не, ну конечно, просто ну хочется, хочется же, как зрителю, чтобы всё время было здорово, а тут любовная линия очень медленная, выглядит поначалу, это я прямо должен отметить, поначалу выглядит строго необязательной, просто чтобы забить хронометраж. Это когда весь сезон закончится, станет понятно, что она сделана просто очень нужно, важно и к месту, но это будет понятно только потом, пока ты первый раз смотришь, ты понимаешь, что это зачем сейчас вы?

Д.Ю. Скучновато, да.

Клим Жуков. Это 48 минут чтобы чем-то забить? Очень скучно выглядит. И вроде, повторюсь в третий раз, как-то оно бессмысленно. Зато потом, в конце серии с наполненностью событиями сразу всё делается прекрасно, потому что мистер Уайт сидит в школе, проверяет тетрадки – ох, какие там у него надписи-то на полях, прямо замечательные! Я уже сейчас всех не помню, он там довольно быстро пишет красной ручкой: «Это даже близко не так, что ты придумываешь?» - в общем, комментирует малолетних дебилов на полях красной ручкой прекрасно. А там где-то через открытую дверь уже виднеется Сол Гудман.

Д.Ю. Идёт к нему?

Клим Жуков. Да! Он такой: «О, привет!» Он такой: «Как ты меня нашёл?!» Он говорит: «Это хороший вопрос. Учитывая характер таких занятий, найти тебя должно быть гораздо труднее». Он говорит: «А всё-таки – как?» Он говорит: «Ну что – как: мой детектив нашёл тебя за 5 часов. Если учесть, что он берёт почасовую, наверное, справился за 2».

Д.Ю. И?

Клим Жуков. Конечно, мистер Уайт сразу предполагает, что его собираются шантажировать, но Сол Гудман гораздо умнее, и он говорит: «Хороший у вас товар. При этом этого, конечно, у вас замели, видимо, первым, но вот точно не последним, и вам нужен адвокат. Я, - говорит, - буду делать то, что делал Том Хейген для Вито Корлеоне». Мистер Уайт говорит: «Я не Вито Корлеоне». Тот говорит: «Это точно! Это точно – не Вито Корлеоне». Словом, предлагает…

Д.Ю. Консильери?

Клим Жуков. …да, быть консильери, чтобы осуществлять юридическую поддержку. Ну и говорит: «Я уверен, вы, наверное, испытываете сложность с тем, чтобы хранить деньги» - ну потому что Сол-то Гудман, увидев качество товара, сперва подумал, что денег у них прямо очень много. Это потом он выяснит, что у них там, по-моему, по 15 штук осталось или по 16.

Д.Ю. Научит, как правильно.

Клим Жуков. Да! Ну правда, с ними в непонятное попадёт в итоге, потому что с этими дебилами можно было понять только в непонятное или в могилу, одно из двух.

Д.Ю. Да. Конспираторы херовы!

Клим Жуков. Вот, словом, адвокат предлагает сотрудничество, потом что он же «lawyer criminal». Вот такая вот серия, очень динамичная, мне понравилась.

Д.Ю. Отлично! Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Стараемся. Будем рассматривать дальше.

Д.Ю. Ждём следующую. А на сегодня всё.


В новостях

01.12.19 13:03 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — второй сезон, восьмая серия, комментарии: 15


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк