Клим Жуков о крестовых походах, часть 14: Тевтонские крестоносцы Балтики

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

29.01.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день.

Д.Ю. Добрый.

Клим Жуков. Всем привет!

Д.Ю. Продолжаем.

Клим Жуков. Заканчиваем крестопоходы!

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. Вот теперь точно заканчиваем, а не как в прошлый раз. А что-то как-то я думал, что мы уж. наверное, с походами-то в Прибалтику за час, максимум полтора справимся, а оказалось…

Д.Ю. Не так всё просто, да.

Клим Жуков. …час 50 на одно, да, ещё и конь не валялся. В общем, теперь нам нужно посмотреть на крестовые походы туда же, но ближе к западу, т.е. в Пруссию. Только мы пограничную с нами Ливонию разобрали, ну по крайней мере в начальном этапе именно крестоносного движения туда, т.е. то, что можно именно назвать Ливонским крестовым походом. Существование Ордена там, понятно, до 16 века рассматривать не будем, потому что это, строго говоря, уже никакой не поход, они там уже жили – чего его рассматривать? Там Иван Грозный внимательно рассматривал: «Что это вы там делаете так долго?»

Д.Ю. «Что это вы там затеяли?»

Клим Жуков. Да, и главное: «Где деньги?»

Д.Ю. Школа Дементия!

Клим Жуков. Где деньги, интересовало Ивана Грозного.

Д.Ю. Хороший был царь, понимал, куда смотреть и к чему стремиться.

Клим Жуков. Да, смотрел на банковский счёт, стремился туда же. А теперь, значит, Пруссия, причём тоже, конечно, сразу анонсирую, что мы не будем рассматривать деятельность Тевтонского ордена в Пруссии, там, с 13 века до начала 16-го, ну потому что какой смысл-то – это не крестовый поход. Мы именно о крестовом походе в Пруссию, т.е. то, как там Тевтонский орден утвердился. Постоянно спрашивают, почему он Тевтонский, когда всех тевтонов ещё Гай Марий вывел?

Д.Ю. Немножко обнулил в их яростном порыве.

Клим Жуков. Это просто: нужно взять бумажку и написать слово «Deutschland», оно пишется как: «D», «e», «u»…

Д.Ю. …«tsch».

Клим Жуков. …«tsch», да, а раньше на Средневековщине оно писалось то же самое, только через «T»: Тeutsch… Это называлось «Тойч», а если взять первые буквы, то это «Теут», т.е. «Deutschland» - это «тевтонцы» как раз значит, Тевтонская земля, поэтому «Тевтонский орден» – это «Немецкий орден», если дословно перевести на русский язык.

Д.Ю. Не знал.

Клим Жуков. Ну вот, это «Немецкий орден» просто всего лишь.

Д.Ю. Я, кстати, все немецкие слова учил именно так: «Д, э, у, тсцх…», поэтому я безошибочно по-немецки пишу. Потом я и английский так же учил.

Клим Жуков. «Броугхт».

Д.Ю. «Цхрыслер», например – вот если ты говоришь «Цхрыслер», то «Chrysler» ты напишешь без ошибки, а если ты говоришь «Крайслер» - хер ты выучишь, как он пишется.

Клим Жуков. Да, не нужно выделываться. Будьте проще, пишите по буквам. Я вот так польские не могу учить слова, потому что пока их: «бржмышцждыштышчек» - ой, слишком много согласных.

Д.Ю. А потом оказывается – это что-то наше, примитивное и простое.

Клим Жуков. Конечно, да, просто оно написано латиницей – по-другому никак.

Д.Ю. Фигни какой-то навыдумывали, блин! Переходите на кириллицу нормальную, а ещё лучше – на русский язык, вам же легче будет.

Клим Жуков. Да-да-да. И нам, и вообще всем. Чего вы, поляне? Вы же поляне. Поляки – это поляне, т.е. украинцы. Ой!

Д.Ю. Ха-ха-ха! Неловко получилось.

Клим Жуков. Неловко. Ну в общем, вот: «Тeutsch…» - это как раз «Тeut», т.е. тевтонцы. Почему он Немецкий, мы это объяснили, когда рассуждали вообще о рыцарских орденах – ну просто потому что это был госпиталь Девы Марии Иерусалимской, т.е. госпиталь для немцев во имя Девы Марии Иерусалимской, поэтому вот он получился такой немецкий. И что характерно: в самой-то Святой Земле Тевтонский орден отличиться практически не успел. Ну да, они там построили несколько замков: построили, замок Монфор у них самый главный был, это французское название – Монфор, ну, как бы, наверное, и всё, т.е. они не успели по-настоящему прославиться в каких-то там боях, сражениях, походах ну просто потому что появились позже всех, у них шансов особенных не было.

Д.Ю. Опоздали к этому празднику жизни.

Клим Жуков. Опоздали, да. Это понятно, что иоанниты с тамплиерами там с самого начала, ещё неизвестно, кто раньше, эти всё успели застать, а эти ничего не успели, потому что появились только в Третьем крестовом походе, и всё.

Д.Ю. Тампоны всех обскакали!

Клим Жуков. И кочегары.

Д.Ю. Кочегарили тампоном, блин!

Клим Жуков. Во! Ха-ха-ха! Это ужасно!

Д.Ю. Весело у вас там, блин!

Клим Жуков. Точно. В общем, они всех обскакали, тевтонцы ничем не успели отличиться. Но при этом вот чем они точно успели отличиться, железно совершенно, вот они почти не отставали ни от иоаннитов, ну они, конечно, отставали от тамплиеров, но не очень сильно – в освоении земельных угодий где попало, т.е. далеко не только в Святой Земле, и в первую очередь уже не в Святой Земле, потому что если у тамплиеров с иоаннитами были иллюзии насчёт того, что они там навсегда, то тевтонцы так поздно появились и во время таких горячих событий, что никаких иллюзий уже не испытывали, было понятно, что мы тут ещё лет 50, и это повезёт ещё, если так получится, и всё, потом нас отсюда вышибут. Поэтому они сразу начали заниматься тем, что они принялись искать земли где-то ещё, потому что было бы жалко такую замечательную организацию бездарно терять, поэтому нужно сделать некую базу под этой организацией, для чего нужна, опять же, земля, крепостные крестьяне, податное население, неплохо бы ещё каких-то торговых путей оседлать.

Д.Ю. Чтобы абонентская плата поступала всё время?

Клим Жуков. Да-да-да, чтобы можно было всё время заниматься вот этой благотворительностью.

Д.Ю. Вот этот краудфандинг чтобы всё время шёл.

Клим Жуков. Да-да-да. И уж чего-чего, а уж с краудфандингом там люди были крепко дружны, потому что, во-первых, они не занимались поиском разрозненных земельных угодий. Т.е. понятно, можно же там взять у донатора, спонсора кусочек земли в Швеции, кусочек земли в Англии, кусочек земли в Италии, там вот такими вот заплатками – нет, тевтонцы всегда заселяли какие-то очень крупные земельные наделы.

Д.Ю. Делать – так по большому!

Клим Жуков. Да, причём сейчас более-менее, когда смотришь на карту распространения тевтонских комтурств и бальяжей, понятно, почему они располагались именно там – потому что теперь, слава богу, огромная масса документов опубликована, они в основном этих спонсоров искали ровно из тех мест, откуда происходят сами. Т.е. так получилось, что Тевтонский орден в основном, опять же это так вышло, там, наверное, процентов 50 высшего командного состава происходило из Тюрингии.

Д.Ю. Какие города рядом крупные немецкие, чтобы хотя бы граждане ориентировались?

Клим Жуков. Я думаю, я вам просто карту пришлю, и там прямо будет показано.

Д.Ю. Я, с вашего позволения, посмотрю пока, потому что я сам тупой, блин! Так?

Клим Жуков. Тюрингии. Потом следующая по количеству, численности – из Франконии, потом с Рейн-Пфальца. Т.е. есть землячества, и вот на территории этих землячеств Ордену вдруг, совершенно внезапно, начинают отваливаться некие земельные пожалования, прямо в Германии.

Д.Ю. Удачно!

Клим Жуков. Очень удачно. Т.е. это прямо вот всё было конкретно сделано по семейно-родственным земляческим связям.

Д.Ю. Границ не вижу, но, в общем, Лейпциг… Ляйпцигь, Хемниц, Цвиккау, Эрфурт – в общем, там. Айзенах.

Клим Жуков. Вот, кстати, Айзенах – это первое было пожалование Тевтонскому ордену вне Святой Земли. Они основали монастырь в Айзенахе, по этому поводу сохранились грамоты, как его пожаловали, кто пожаловал. Вот Айзенах – это было первое тевтонское владение на континенте, вне Святой Земли, и это было бы, в общем, неплохо, т.е. что такое земля: земля – это денежки, т.е. постоянно идёт прибыль, а раз есть прибыль, значит, на этом основании можно как-то существовать неплохо. Но это же ничего не значит, потому что если… ну да, хорошо, у вас монастырь в этом Айзенахе, владение под Эрфуртом есть – ну и что?

Д.Ю. Эрфуртский собор.

Клим Жуков. Это не государство.

Д.Ю. В нём был посвящён в сан Мартин Лютер.

Клим Жуков. О!

Д.Ю. Августинский монастырь, в котором Лютер дал обет монашества.

Клим Жуков. А ещё у Эрфурта, у города Эрфурт, герб в виде шиномонтажа, там колесо нарисовано. Сразу привет братскому клубу «Эрфурт»!

Д.Ю. Ну в общем, вот она, в самом сердце.

Клим Жуков. Ну я ж карту пришлю, и более того, я пришлю карту распространения орденских владений – где они там находились, там всё будет прямо отмечено.

Д.Ю. «Наряду с Саксонией одна из наиболее экономически развитых федеральных земель на востоке Германии».

Клим Жуков. Вот там у них и тогда было, видимо, всё в порядке с развитием экономики. Да, так вот, это же не государство, потому что ты находишься в подчинении у, например, ландграфа Тюрингского, ну потому что у вас монастырь-то на этой территории находится. Ну конечно, это всё-таки Орден, он находится, в общем-то, лично в подчинении у Папы, но это Великий магистр находится в подчинении у Папы, а если у вас есть территориальное какое-то владение, так оно же может находиться и не в подчинении у Папы, т.е. оно опосредовано будет. Словом, это не дело. Если тамплиеров, судя по всему, это вообще не парило, им наоборот нужно было – чем они более разрознены, тем лучше, потому что у вас как можно больше этих финансовых центров будет в разных местах. Наоборот удобно – зачем вам вот эти вот чудовищные какие-то земельные наделы? Вам нужен банк один, ну т.е. храм один, извините, монастырёк и там гостиничка при нём – всё.

Д.Ю. Да, тогда это так называлось.

Клим Жуков. Да, т.е. не нужно вам этих всех полей и угодий вокруг, ну только там по минимуму, чтобы можно было туда дорогу подвести, причал построить, где корабль будет причаливать. А тевтонцы имели в виду, что они именно государство хотят крестоносное, вот как в Святой Земле, только, ну видите, теперь не в Святой Земле, потому что что-то там не складывается. Ну да, в первую очередь, конечно, всё равно вся риторика Тевтонского ордена была направлена в первую очередь на Святую Землю или где-нибудь рядом, чтобы все понимали, что да, нас выкинули военной силой – случайность, мы сейчас соберёмся с силами и всё обратно отнимем, конечно же.

Д.Ю. Это не повторится.

Клим Жуков. И это уже точно навсегда, вот теперь навсегда, поэтому когда крестоносцев вышибли из Святой Земли, они на некоторое время попытались осесть на Кипре, но так получилось, что Кипр себе захотел германский император.

Д.Ю. Опять не сложилось!

Клим Жуков. Не сложилось. Поэтому вот дело доходит до времени правления четвёртого Великого магистра из Тевтонского ордена – Германа фон Зальца, подозреваю, тоже был из полян. Зальца, сальце…

Д.Ю. Или «Солёный» какой-нибудь, нет?

Клим Жуков. «Фон Зальца» – это «из», видимо, он же из…, это же не фамилия сама по себе, это обозначение места, откуда у него род происходит, т.е. из какого-то Зальцбурга, какого-то там, не знаю, Солёнбурга. Из Зальца, короче.

Д.Ю. Зельц.

Клим Жуков. Да. Герман фон Зальца, который правил с 1209-го по 1239 год, очень долго, т.е. это один из самых долгоиграющих магистров в Тевтонском ордене – 30 лет на руководящих постах, это немногие так вообще выдерживают. И он оказался настоящим создателем вообще орденского государства, т.е. дяденька был страшно толковый, очень качественный дипломат и дипломат, который: а) умеет ставить цели, и б) их последовательно добиваться и доводить до конца начатое – это тоже, кстати говоря, редкое качество.

Герман фон Зальца начал невероятно сложную дипломатическую игру, просто потому что, вот представляете, в Европе уже тогда в общем и целом всё было поделено. Понятно, что там уровень заселённости даже приблизительно до современного не дотягивал, но было ясно, что вот это у нас, значит, будет этот князь, тут у нас будет другой князь, значит, здесь Венгрия, здесь Польша, здесь Германия – и куда ты сунешься? В смысле, не поселиться, а создать новое государство, причём в Европе – как?

Д.Ю. Все уже заведены под крыши, всех окормляют.

Клим Жуков. Т.е. ты можешь к кому-то примкнуть, и ты уже член Священной Римской империи, в чём проблема-то? Но эти ребята захотели новое государство, которого раньше не было вообще, т.е. не выделиться из чего-то, например, по династическим соображениям, что вот у вас там была одна династия, вот она разделилась на две, и им какое-то герцогство или графство пополам порезали – ну да, это будут два новых графства или герцогства, но всем же понятно, что это на самом деле одно и то же, просто оно стало у каждого в два раза меньше. А вот ребята захотели абсолютно новую территорию.

Д.Ю. С чистого листа.

Клим Жуков. Да, и новую территорию, в общем, можно было найти только в двух местах, ну так, если уж по большому счёту, в Европе… ну, конечно, в трёх, не считая Ливонии, но там уже были люди, которые занимались тем же самым: это Венгрия, Трансильвания, и это Пруссия. И конечно, когда венгерский король Андраш Второй пригласил тевтонцев на защиту трансильванских границ от куманов, т.е. от половцев, которые от монголов туда ломанули и очень беспокоили венгров, то, конечно, тевтонцы с радостью согласились, и Герман фон Зальца организовал целый бальяж большой на территории Венгрии.

Да, сразу скажу: это была к этому времени обычная практика, потому что разные Ордена приглашали везде для решения разных задач. В Испании, мы знаем, свои Ордена организовались, и, кстати, там же тамплиеры работали против арабов местных в ходе Реконкисты. Забегая дальше, скажем: в Польше – в Польше! – работал испанский Орден Калатравы.

Д.Ю. Неплохо. И только у русских исключительно оригинально получилось, что позвали какого-то Рюрика. Нигде не свете ничего подобного не было, никогда. Поэтому такого не было.

Клим Жуков. Ну Рюрик – что это такое? Вот я понимаю, там – Калатрава, Сантьяго-де-Компостела! А тут Рюрик – нет, отставить, мы такое даже не будем рассматривать, это некрасиво.

Короче говоря, Ордена звали везде, это было очень популярно, ну потому что они доказали свою эффективность, сражаясь в Святой Земле – да, может быть, не всегда удачно, но это были крайне серьёзные постоянной готовности организации с дисциплиной, которые, все почему-то думали, что у тебя на твоей территории грабить не будут. Это, кстати, была ошибка, т.е. если всё остальное было правильно, то вот последний пункт – это было явно недомыслие.

Д.Ю. А чего мы ещё делать будем?

Клим Жуков. Да. Мы ради чего тут такие дисциплинированные? Ради упорядоченного грабежа, собственно, всё это делается исключительно.

Так вот, позвали венгры тевтонцев, и вот в этот момент как раз стало понятно, что вообще собирается предпринять Герман фон Зальца: что он собирается – землю он у тебя собирается хапнуть! Это даже, наверное, можно было бы специально не озвучивать, но мы озвучим ради ясности понимания, потому что, да, они отбивали куманов, держали границу, но они эти земли почему-то вдруг немедленно стали считать своими, и чтобы никто не сомневался, подали прошение одновременно Римскому императору и Папе Римскому, чтобы им кусок венгерской земли отдали в постоянное пользование.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. Причём, заметьте, не королю Венгрии.

Д.Ю. То-то этот Андраш охерел от такой удачи редкой! Позвал, блин!

Клим Жуков. А, опять же, тут же как: он не принадлежит к территории Священной Римской империи, но Священная Римская империя, мы же понимаем, что вообще везде. Это император, он главнее короля, а уж Папа Римский если тоже согласился – ну всё, придётся отдавать – а как?

Д.Ю. А венгры уже тогда верующие были? Тут всё как надо, да?

Клим Жуков. Да, конечно.

Д.Ю. Они тоже католики?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Так вот живёшь и не знаешь…

Клим Жуков. Нет, так это уже 13 век, они уже давным-давно окрещены были, там у них всё было в порядке. Да, но Андраш-то оказался молодец, потому что он не стал ждать, пока Папа и император это всё одобрят, утвердят – он просто прислал войска и вышиб их нафиг оттуда, этих тевтонцев.

Д.Ю. Толковый!

Клим Жуков. Ну просто пока не поздно, потому что если бы они там окопались, ну это уже непонятно, чем бы это всё могло закончиться. Т.е. конкретно как раз понятно – их бы потом оттуда дустом было бы не вытравить.

Д.Ю. Да, немедленно вспоминается анекдот про клопов: «Выкинь диван на мороз» - помнишь, про «четыре раза назад заносили»?

Клим Жуков. Ха-ха-ха! Вот, в общем, тевтонцам пришлось срочно уходить из Венгрии. Это было бы очень обидно, т.е. да, их эта вот трансильванская идея не удалась, но ровно в это же время, т.к. Герман фон Зальца был очень-очень толковый политик, он сразу занялся диверсификацией усилий.

Д.Ю. Т.е. другие подразделения действовали на других направлениях, да?

Клим Жуков. Да-да, и конкретно в Пруссии.

Д.Ю. Так, Пруссия – какие города рядом? Иначе ничего не понять.

Клим Жуков. Это конкретно Восточная Пруссия, т.е. это то, что теперь у нас частью Польши в основном является. Там у нас, получается, восточнее и южнее Данцига, вот так вот. Ну я, опять же, карту пришлю.

Д.Ю. Гданьска?

Клим Жуков. Да, я, опять же, карту пришлю, покажу, где это всё располагалось, чтобы не быть голословным. Да, так вот: Пруссия. Что такое Пруссия? Пруссия – это очень объект, прямо скажем, непростой, потому что что такое Пруссия: она с одной стороны граничит сверху с Данией и Шлезвиг-Гольштейном, с запада, разумеется, она граничит с Германией, ну а с других сторон – с Польшей.

Д.Ю. Какая-то мега-здоровая.

Клим Жуков. Не, ну это вся Пруссия сразу, потому что имеется-то в виду Восточная Пруссия. Опять же, я пришлю карту. А что такое Польша, вот например, потому что мы привыкли смотреть на Польшу с неких европоцентристских позиций эпохи модерна, т.е. как национальное государство мы Польшу воспринимаем, т.е. Польша – это, значит, там столица в Варшаве и есть вокруг ещё некоторые территории, с одной нацией, которая говорит на одном языке. А это ведь было не так совершенно, потому что, да, Польша на какой-то момент образовалась как единое государство, но, как и любое феодальное государство, оно, естественно, должно было пережить период раздробленности, каковая и не замедлила наступить. Продержались они, кстати, довольно долго, этому способствовало то, что у них, как и у нас, одна династия всем правила: у нас Рюриковичи, у них Пясты. Да-да, это у них где Пясты правили, но это как раз, да, на некоторое время задержало развал, но через это некоторое время именно оно и способствовало, потому что когда династия дробится внутри себя, на полном основании каждый родственник требует себе кусок земли.

Д.Ю. Дом, разделившийся внутри себя, не устоит.

Клим Жуков. И вот у нас Польша: одна династия, вроде бы, как кажется, говорят на одном и том же языке, но вот у нас сначала разделилась в конце 12 века Великая Польша и Малая Польша, причём это не в смысле размеров, как мы понимаем. Малая Польша, как и Малороссия, это калька с греческого «микро-Руссия» или «микро-Поландия», т.е. она «микро» не в смысле, что она маленькая, а в смысле того, что из неё всё растёт изначально.

Д.Ю. Надо же. Никогда бы в голову такое не пришло. А что такое «микро» по-русски?

Клим Жуков. Ну, «микро» - «маленькое» т.е., но оно маленькое почему – потому что из него большое потом вырастает.

Д.Ю. Неочевидно.

Клим Жуков. Вот неочевидно, но это факт, потому что Малопольша и Великопольша – это вот изначальная Польша и последующая Польша.

Д.Ю. Сейчас мы договоримся, что из Малороссии выросла Россия.

Клим Жуков. Ну а потому что у нас же Киев и назначен был «матерью городов русских».

Д.Ю. Метрополией.

Клим Жуков. Да, «метро-полис», т.е. «материнский город». И вот у нас, пожалуйста, Украина Малороссией называется, потому что это греческое название данной земли, т.е. «исходно-Россия», а почему она исходно-Россия для греков – так понятно, потому что они столицы в Новгороде никогда не видели, ну потому что они не знали, где Новгород, а с нашими стали общаться на постоянной основе, только когда столицу перенесли в Киев. Ну потому что это юг, к византийцам ближе, походы первые на Византию именно из Киева, и поэтому они данную территорию называли Малороссией, Микроруссией.

И вот, значит, Микропольша и Макропольша, да. Потом Малопольша разделилась… И Силезия, конечно, отделилась. Три части отделились.

Д.Ю. «Микроруссия» звучит гораздо обиднее.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Надо использовать.

Клим Жуков. Согласен. Потом из Малой Польши выделилась ещё и Мазовия, где тут же уселись мазовецкие Пясты и силезские Пясты, малопольские Пясты, великопольские Пясты, а ведь рядом ещё ко всему прочему находилась Померания, т.е. Поморяния, т.е. это славянские земли, которые, да, родственные польским полянам, но всё-таки не совсем они, и там не было Пястов, и поэтому от Польши ещё эта Померания отвалилась.

Д.Ю. А почему помаранчевый цвет - оранжевый?

Клим Жуков. Не знаю.

Д.Ю. Странно.

Клим Жуков. Вообще я не думаю, что это хоть как-то связано с Поморьем.

Д.Ю. Тоже не понимаю, да.

Клим Жуков. Да, ну понятно – это поморские славяне, т.е. прибалтийские славяне, причём это не все прибалтийские славяне, потому что там если мы изымем территорию, которую занимали балты и финно-угры, т.е. пруссы, литва и эсты всякие, чухна, то вся эта территория Южной Балтики была заселена славянами долгое время. Так вот, Поморье – это не вся территория, которая заселена славянами, а узкая, ну относительно узкая часть, которая граничит с одной стороны с Пруссией, а с другой стороны со Шлезвигом, т.е. южнодатскими владениями. И вот там… это было причём, заметьте, католическое герцогство, хотя там жили славяне, там, всякие Святослав Второй, Богуслав Первый – все католики при этом.

И да, есть Пруссия, которая, повторюсь, с прошлого раза мы это выяснили, это последний анклав вообще язычества и, условно, дикости на территории Европы, это последняя неосвоенная земля, которую нужно осваивать, для чего – для торговли, постройки городов как торгово-ремесленных центров, для сельскохозяйственного заселения. И всю Балтику, в т.ч. и Пруссию, конечно, начинают постепенно осваивать, а пруссы не то, чтобы были этому сильно рады.

По самым смелым подсчётам этих самых пруссов на территории Пруссии проживало тысяч 200 всего, притом что они все были подроблены внутри себя на кучу племенных союзов, т.е. там не было такого, что есть 200-тысячная Пруссия, вообще. Там у них были территории Пруссия, Самбия и много-много разных других, т.е. если там в каждом племенном союзе проживало тысяч по 25-30, это хорошо, но завоевать их никто не мог вообще. Так они присоединяться сами не хотели. Т.е. пока шла торговая экспансия, проблем не было никаких. Ну понятно, что этого купца могли зарезать – так его могли в любом другом месте зарезать.

Д.Ю. И дома, да.

Клим Жуков. И дома, понятно, поэтому если ты купец, не будь дураком, води с собой охрану и веди себя прилично…

Д.Ю. Или сам кого-нибудь зарежь.

Клим Жуков. …будет с тобой всё хорошо, если есть большая охрана, и ты прилично себя ведёшь, скорее всего, останешься цел, здоров и с прибытком. Но Европа того времени – это же очень интересное место, потому что к 12-13 веку из-за в т.ч. климатического оптимума, который, да, уже шёл на спад, но ещё имел место, очень сильно выросло население, прямо очень сильно, его нужно было куда-то девать, притом что внутри Европы были колоссальные объёмы земли для внутренней колонизации, т.е. не было в Германии такого, что просто некуда ехать, потому что всё заселено – нет, это ерунда, внутри самой Германии, ну, любой из германских земель, было куда поехать, но там нужно было леса корчевать немедленно, болота осушать, потому что именно освоенная земля начинала кончаться. И да, мы видим, как в Европе одновременно, синхронно идёт внешняя колонизация, т.е., например, походы на Балтику, и внутренняя колонизация причём внутренняя колонизация, конечно, была гораздо больше, потому что, ну представляете, из Франции какой-нибудь поехать – куда? – в Пруссию Восточную!

Д.Ю. Обалдеть.

Клим Жуков. Зачем, если можно внутри… Ну конечно, внутри там тоже не сахар, прямо скажем – какие-нибудь болота осушать, но это же, в конце концов, просто ехать не так далеко, вот и всё. Но был… собственно, зачем в т.ч. лезли в прибалтийские эти дикие совершенно земли, а это были именно дикие земли с очень трудными природными условиями – а вот затем, с чего мы начали, говоря о Тевтонском ордене: там не было господина, это было дикое поле типа Запорожской Сечи, куда можно было сбежать, и над тобой никого не будет. И поэтому там шло ползучее заселение, в т.ч. польскими, в т.ч. немецкими колонистами, которые просто туда, как казаки, уезжали. И они, что ужасное самое, они перемешивались с пруссами, и там далеко не всегда уже и в 12-ом, и в 13-ом, и даже в 15-ом веке было понятно, кто из вас прусс, кто из вас славянин, кто немец, потому что я вот видел документ 1446 года, где из города как раз Данцига собирались выгнать некоего бюргера, т.е. лишить его гражданства за скотское поведение, и специально было отмечено, что он славянин. Звали его Ганс Шварц, т.е. охренеть, какой славянин, вообще!

Д.Ю. Т.е. это что, лишать гражданства А.И. Солженицына – это не большевики придумали, что ли?

Клим Жуков. Не-а.

Д.Ю. Неужели и это из цивилизованной Европы?

Клим Жуков. Да-да, это ещё из античной цивилизованной Европы – лишать гражданства.

Д.Ю. Все норовили избавиться от всяких мразей? Вот ведь!

Клим Жуков. Не, ну этого-то Шварца – Чернова, значит, таким образом – лишали, судя по всему, гражданства…

Д.Ю. Чернышевского, блин!

Клим Жуков. …Чернышевского, не потому что он был Чернышевский, а потому что он что-то там очень сильно плохо себя вёл. Но вот смотрите, как вот мы можем, например, изучая просто перепись населения или деловые документы какого-нибудь Любека или Данцига того же, или Эльбинга, отличить просто по именам славянина от прусса и от немца, если они все называются как угодно вообще? Потому что есть немцы, например – причём, опять же, скорее всего, именно немцы – со славянскими фамилиями.

Д.Ю. Т.е. если Шинтахович, то уже всё понятно?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А вот если Розенбаум – уже не совсем.

Клим Жуков. Уже не совсем, да. Опять же, талант глубоко как упрятан! «Иван Иванович, а фамилия как?» - «Рабинович». – «Как талант глубоко упрятан!» Или: «Иван Иванов, а фамилия как…?»

Д.Ю. Дедушки.

Клим Жуков. Да, «Исаак Израилевич» - вот. «Как талант глубоко упрятан!» Да, так вот, есть люди, у которых фамилии явно прусские, т.е. Пройсен, Пройсиш и проч. Есть сильный соблазн посчитать их пруссами, т.е. местными, которые натурализовались вместе с немцами – просто фамилия такая хорошая. Но мы… во-первых, так это тоже бывает, это точно, но одновременно бывает, что это, например, немцы или поляки получали такую фамилию, почему – потому что они поселились в Пруссии, потому что у них же фамилий тогда вообще не было, фамилия тогда была привилегией высшего сословия, которые владеют землёй и по этой земле называются так или иначе, а переселенцы, о которых я сейчас говорю, кто это – это же быдло, опять же, быдло не в ругательном смысле, а в прямом смысле, т.е. податное сословие, у которого фамилий быть не может, и поэтому, например, когда они поселяются в городе, основывают город, и у них чисто в деловом смысле уже нужны фамилии, это, как правило, были просто старые клички. Т.е. Дитрих Пройсен – это значит «Дитрих, который поселился в Пруссии», так может быть запросто. И кстати, это Дитрих может быть вообще не немцем, это может быть просто пруссак местный, балт. Очень сложно их отличить, они стали сразу перемешиваться и, повторюсь, пруссы к этому относились нормально, просто потому что это никак не угрожало их, в первую очередь, конечно, нарождающейся родоплеменной аристократии, доходам, а даже ровно наоборот – это доходам было строго в плюс, потому что больше народу – больше работы, больше прибыли. Всё очень хорошо, к тому же все переселенцы на приличных языках разговаривают, через них торговлю вести удобно.

А вот вслед за ними, конечно, полезли миссионеры, и это тоже, конечно, пруссов первое время никак не напрягало, потому что ну миссионеры и миссионеры – и что? Но среди миссионеров были яркие представители, которые занимались не просто убеждением пруссов, что нужно правильно молиться, а основанием кафедр на их землях, а раз они основывали кафедры на их землях, то понятно, что они брали эту землю в собственность и начинали эту собственность куда-то распространять, потому что вера, повторюсь – это всегда вопрос собственности в Средние века, да и не только.

Д.Ю. Кто бы мог подумать?!

Клим Жуков. Да, потому что вот как…

Д.Ю. Дело-то богоугодное.

Клим Жуков. Не, ну во-первых, непонятно, как ты определишь, вот по какому основанию эту самую землю чьей считать? А тут смотришь: это всё католики, и земля, значит, католическая – очень просто. Ну или православная, или мусульманская – неважно. И вот тут, конечно, родоплеменная аристократия бывала недовольна, и как минимум с 10-го века там убивают, причём зверскими способами, епископов, которые вот таким вот образом пытались кого-то крестить. Т.е. как минимум два прусских мученика мы знаем, которых там выпилили.

Да, конечно, с учётом того, что это были средневековые язычники-варвары, убивали, как правило, интересным способом. Ну, чтобы так-то просто, чего, топором его стукнул – ну это же просто… ну что, ну как так? Это вот как в прошлый раз-то мы обсуждали, как проповедник пошёл на кладбище, а местные чухонцы сразу стали спорить: его просто убить и сжечь в церкви или утопить?

И естественно, вот уже не просто миссионерской деятельности, а колонизационно-миссионерской они стали яростно сопротивляться, и, оказалось, не зря, потому что прямо вслед за миссионерами, которые собирались там себе земли отжимать, пошли войска тут же. И спасло их, естественно, ровно одно: кто их будет завоёвывать? Вот у вас если бы там Польша была в том виде, как мы её сейчас знаем, ну конечно, все эти прусские племена продержались бы года два, может, там, десять лет, но на этом бы точно всё закончилось. Но вот мы видим, во что превратилась Польша – это куча княжеств, которые даже в мыслях не держат помочь кому-то против язычников, наоборот, они ревниво смотрят, чтобы, разбив очередное прусское племя, ты его территорию не занял, потому что тебе жирно будет. И тоже самое в Германии: в Германии, если мы посмотрим на 13-ый век, немцам было чем заняться, ну, на этой территории, конечно, потому что они воевали с Данией за Северную Германию, был вопрос: кто будет владеть Шлезвиг-Гольштейном, и где конкретно пройдёт немецко-датская граница? Там была постоянная резня, я уже молчу о том, что вот мы только что смотрели, как в 12 веке немцы друг друга резали. У кого-у кого был полный порядок с феодальной раздробленностью, так это вот у немцев, у них было даже интереснее, чем на Руси, и кстати, гораздо дольше.

Так вот, немцы явно тоже не могут завоевать, и поэтому пруссы очень долго держались и как раз демонстрировали своё язычество как политическую программу. Естественно, о прусском язычестве мы знаем только и исключительно из немецких документов, потому что немцы уже тогда любили порядок во всём, и поэтому когда они заставляли пруссов отрекаться от язычества, они любили в грамоте точно написать, как именно их собираются заставлять отказываться от язычества, и от чего именно вы собираетесь отказаться – там буквально по всем пунктам, поэтому, да, кое-что мы об этом знаем. Ну и конечно археология, но я имею в виду – письменные данные нам в основном немцы предоставили, в этом, конечно, есть некоторый, наверное, плюс их этой прусской миссии.

Да, вот, например, непосредственно с Пруссией граничили земли Конрада Мазовецкого, т.е. князя Мазовии, и если мы как раз посмотрим на то время, когда Андраш Второй выгонял тевтонцев из Венгрии, то мы обнаружим, что в это время Конрад Мазовецкий страшно страдал от пруссов, которые мало того, что не пускали его к себе, так ещё и регулярно совершали набеги на Мазовию. Тут, конечно, сейчас любая литература, такая польско- и немецкоцентричная, она – редкий случай – звучит в унисон: Мазовия страдала от набегов пруссов. Но послушайте, а Пруссия от мазовчан…

Д.Ю. Не страдала?

Клим Жуков. …вообще никак не страдала? Давайте-ка уж откровенно: эта игра в обе стороны играет, потому что как… Конрад Мазовецкий вообще не скрывал, что он собирается всю Пруссию забрать себе, он об этом неоднократно говорил, просто не получалось. А как он её пытался забрать? На переговорах G-20 что ли? Да конечно, нет, он туда с войсками ходил. Это заканчивалось убийством, мародёрством, грабежом и проч. А пруссы язычники, у них обычай кровной мести – они в обратную сторону тут же ходили.

И вот Конрад Мазовецкий решил пойти по проверенной дорожке, а именно по дорожке рыцарского Ордена, и он создаёт в городе Добжинь орден Добжинских братьев, куда вступает он и некоторые окрестные феодалы, вот у них получается такой свой Орден, который просуществовал крайне недолго, т.е. десяти лет, наверное, не прошло, как этот Орден…

Д.Ю. Не получилось да?

Клим Жуков. Ну, во-первых, его разбили пруссы, потому что там просто мало было людей. Т.е. то, что вы пытаетесь что-то скосплеить, не значит, что оно работать будет, причём скорее всего не будет.

В это время в Польше, повторюсь, работал Орден Калатравы, который тоже применяли против пруссов, т.е. кто – испанцы, натуральные испанцы воевали в Пруссии. Это же огонь!

Д.Ю. Оно как-то переводится – Калатрав?

Клим Жуков. Это же по местности по испанской … А потом, да, там же работали тамплиеры, там был диоцез тамплиеров, и они тоже вроде как там с кем-то воевали, но их было всех мало, т.е. там не было конкретно, чтобы была здоровенная земля, пограничная марка, на которой бы сидел этот Орден и полностью брал на себя функции охраны границы, наступательных военных действий. Короче говоря, не военная это организация, а Добжинский орден – вот, его разбили пруссы. Ну и что – а как раз тут свободные немцы образовались, которых вот прямо сейчас выперли из Венгрии. А кстати, у немцев у этих базы неподалёку, им удобно здесь будет, потому что у них, повторюсь, в Тюрингии уже есть собственные земли, т.е. они будут получать довольно быстро военную помощь. И Конрад Мазовецкий совершает страшную ошибку – он приглашает тевтонцев к себе, совершенно не посмотрев, что там только что было в Венгрии. Ну или он, может быть, думал, что у него-то будет всё гораздо лучше.

Д.Ю. Боюсь, очень умным себя считал.

Клим Жуков. Да, он-то умнее, чем Андраш какой-то там.

Д.Ю. А тевтонцы: «Ха-ха-ха!»

Клим Жуков. Нет, вроде как, это: «Подписывай контракт». – «Может, сначала прочитаем?» - «Не, ну посмотри – вроде нормальные ребята».

Д.Ю. «Хорошо написано».

Клим Жуков. «Вроде нормальные ребята». - «Стандартный клиентский контракт. Хи-хи-хи». И он им передаёт землю Хелмно для того, чтобы – опять же, вот да, он считал себя самым умным – чтобы немцы, во-первых, защитили Мазовию от прусских набегов, а во-вторых, захватили Пруссию для него.

Д.Ю. Толково.

Клим Жуков. А естественно, Герман фон Зальца имел в виду, что они Пруссию-то захватят, идея была именно в этом, только не для него, а для себя.

Д.Ю. «Не для меня…»

Клим Жуков. А мне совсем по-другому нравится петь сейчас. Знаешь песню эгоцентриста: «Из-за меня текут ручьи, из-за меня Дон разольётся, «Христос воскрес» из уст польётся из-за меня…»

Д.Ю. Хорошая песня, блин.

Клим Жуков. Вот, «из-за меня» - гораздо лучше. Так вот, и немцы тоже были эгоцентристы и решили, что воевать будут, а отдавать землю мазовчанам как-то, по-моему, жирно.

Д.Ю. Здраво!

Клим Жуков. Более того, пока Конрад Мазовецкий не чухнулся, они с остатками Добжинского…

Д.Ю. Конрад Карлович.

Клим Жуков. …они с остатками Добжинского ордена ещё соединились, ко всему прочему. Вот, и началась первая экспедиция на ту сторону Вислы. Туда переправилось несколько рыцарей, как это описывает наш главный нарративный источник по этому поводу, это Тевтонская хроника Петра из Дусбурга, написанная в 1320-ых годах, что несколько рыцарей переправились через Вислу и основали домик на дереве в местечке Торн.

Д.Ю. Так и написано?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Чисто Картман, блин.

Клим Жуков. Да, домик на дереве. Ну потом, понятно, что вокруг этого дерева построили деревянную крепость, потом каменный замок, теперь мы хорошо знаем этот город под названием Торунь, тогда это место называлось Торн. Это у нас 1231 год, начинается экспансия в Пруссии массированная, уже тевтонская военная экспансия. И вот пока братья-рыцари делают ровно то же самое чем занимались чуть-чуть раньше их Ливонские братья, причём будущие в прямом смысле братья, т.е. установка крепости, крещение всех вокруг, потом с использованием местной рабочей силы эта крепость превращается в каменную крепость, туда селится серьёзный гарнизон, и потом рядом основывается ещё одна крепость, и т.д. Ну конечно, половину сжигают, но они всё равно строятся снова, снова, снова. И постоянно нужно привозить крестоносцев, потому что Папа сказал, что это крестовый поход в Пруссию, причём именно в полном смысле слова: привозят паломников из Европы точно так же, как в Ливонский орден, причём ещё больше, просто потому что до ливонцев далеко ездить, а тут всё рядом, т.е. гораздо ближе, поэтому паломников в Тевтонский орден прибывает больше всегда.

Кстати, да, как Генрих Латвийский, так и его младший коллега монах Пётр из Дуйсбурга постоянно описывают этот маятник крестоносный: т.е. паломники прибыли – в Ордене всё хорошо, всех побили. Паломники убыли, остались только местные силы – всё плохо. И так год за годом. Но сама идея экспансии с опорой на долговременную фортификацию была очень здравой, потому что местные язычники не обладали технологиями производства требушетов, рытья подкопов, сокрушения долговременных каменных укреплений, поэтому, да, они эти замки брали во время постоянных восстаний, это просто была рутина, да, они их жгли, да, они вырезали гарнизоны, да, более того регулярно заманивали орденские и гостевые войска в какие-то непролазные дебри и там перебивали, но эта ползучая экспансия была просто неостановима. Она была очень небыстрой, но остановить её было никак нельзя.

Д.Ю. Ну силы совсем разные, да.

Клим Жуков. По поводу сил я чуть дальше скажу, это именно не силы, это методика. Методика оказалась…

Д.Ю. Нет, ну если ты построил каменную крепость, то что ж ты с ней-то уже сделаешь? А я всё время буду оттуда вылезать, вас бить и прятаться обратно. Что ты с такими сделаешь?

Клим Жуков. Это технология, технология и методика – они именно этим брали, а не прямой военной силой. Повторюсь: никаких возможностей прямой военной силой справиться с местными не существовало вообще.

Д.Ю. Почему? Нельзя было выйти в чисто поле?

Клим Жуков. Во-первых, местные не ходили в чисто поле – зачем им это надо? То же самое, что было в Ливонии: слишком много племён, непонятно, кого разбить, чтобы сразу все сдались. Т.е. такого центра нет, который можно разбить, захватить, уничтожить.

Д.Ю. Можно натравить их друг на друга.

Клим Жуков. А вот это можно, но в силу того, что, опять же, они примерно все, ну условно, равны друг другу по численности и силам, это натравливание будет долго происходить, потому что как только ты натравишь кого-то на кого-то и вместе с ним, конечно же, пойдёшь воевать, эти парни, с которыми ты будешь дружить, могут оказаться в победителях и усилятся, после чего они сразу восстанут против тебя, тут же.

Д.Ю. И как жить в таком случае?

Клим Жуков. Это постоянно бывало, но, опять же, это просто поэтому долго происходило, очень долго. Т.е. если мы смотрим, что в 1231 году начинается тевтонская экспансия, именно на постоянной основе, то заканчивается она через 50 лет с лишком.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Т.е. да, это успешная экспансия, но безумно долгая.

Д.Ю. Два поколения, да?

Клим Жуков. Да, и, повторюсь, именно этот-то успешный пример, потому что у ливонцев так здорово не получилось. Они, конечно, кусочек-то себе отхватили, но что у них вышло в итоге – конфедерация самая рыхлая, с которой ничего невозможно было сделать вообще, и очень слабое давление на Литву со своей стороны, т.е. если тевтонцы воевали много и хорошо, ливонцы мало и плохо, потому что силы оказались несопоставимы совершенно. Но тут всё равно, вот 50 лет, условно, до 1284 года это вот продолжалась без остановки, в большой или малой форме. Да, были реально огромные военные столкновения, а пруссы регулярно, повторюсь, эти тевтонские войска расколачивали, просто потому что, опять же, мы себе представляем ну совершенно неправильно любой Орден в Прибалтике, потому что всем кажется, что это ой, это кошмар, это какая-то сила, там эти люди с крестами на коттах, в «горшках», их там прямо… все в кольчугах, с копьями, их огромное количество, аж до горизонта – это всё такое штампованное, неправильное представление, которое имеет под собой легенды 19 века, вызванные лобовым прочтением, как правило, очень поздних нарративных источников, потому что что такое Тевтонский орден вообще в Европе? Это 452 рыцаря.

Д.Ю. Везде?

Клим Жуков. Всё вместе, это 452 орденских брата-рыцаря, причём их численность иногда была чуть больше, иногда чуть меньше, но в целом примерно вот так. Понятно, что это, повторюсь, орденские братья-рыцари, т.е. это люди, которые занимают командные должности: это, понятно, великий магистр, ландмейстер, великий комтур, комтур, казначей, бальи, фогт и т.д. Ну т.е. да, это не все воинские подразделения далеко, но давайте так: было остальных в 5 раз больше – ну это что, 3 тысячи человек у них получается, на весь Орден вообще, который есть?

Д.Ю. Небогато.

Клим Жуков. Т.е. они воевали-то в основном силами паломников, ну опять же, сезонно, и сколько, опять же, их приезжало – иногда много, иногда мало, иногда и вообще никого не приезжало – об этом нам хроника однозначно говорит – ну, например, Петра из Дусбурга или Генриха Латвийского – что в этот год паломников не было. Ну они там такие: «О-хо-хо! Что деется?»

Да, усилиями местного населения воевали с местными в основном, поэтому когда говорят: «Вот, разбили орденские войска» - и мы себе представляем, как стоит Александр Невский перед Великим магистром и говорит: «Лёд тронулся, господа рыцари» - и там все под пенопласт уходят немедленно в бассейне. Нет, отставить! Это местные расколотили местных, с которыми было там 150 человек немцев.

Да, и кстати говоря, уничтожение Тевтонского ордена: все почему-то думают, что поляки его уничтожили – нет, его уничтожили немцы, потому что они немцев задрали так, что именно немцы в первую очередь были недовольны этим самым Тевтонским орденом, т.е. своим немецким Орденом, как, собственно, и ливонцев-то немцы постоянно пытались придавить, а ливонцы, тоже, казалось бы, немцы, изо всех сил сопротивлялись. Это донациональная эпоха, всем было пофигу, какой ты национальности, главное – с каким ты гербом, вот это важно!

Так вот, что в это время делал фон Зальца, потому что, во-первых, да, была выдвинута идея, что это всё наши земли – естественно, он сделал сразу то, что и попытался сделать в Венгрии, но не успел, а именно обратился к императору Священной Римской империи Фридриху Второму Гогенштауфену по кличке «Stupor mundi» - мой любимец, «Удивление миру», и к Папе Римскому Иннокентию Четвёртому с целью того, чтобы вот это пожалование Конрада утвердили на постоянной основе и отдали Пруссию. Кстати, по поводу «отдали Пруссию» - смешно очень, потому что Пруссию ещё нужно было завоёвывать, а Конрад, узнав, что собираются у него Пруссию отнять, очень сильно обиделся, хотя, опять же, это очень смешно – ещё её никто не завоевал, но нет, они там уже: «Это моя Пруссия! Я тут буду её завоёвывать». Такой там: «Да у тебя же уже не получилось, чего ты ноешь? Мы её будем завоёвывать, но с тобой не поделимся».

Короче говоря, идея была именно такая, и это очень интересно по нескольким причинам: во-первых, это памятник средневековой вообще юридической казуистики, потому что в три приёма эти договоры были заключены. Крушвицкая грамота знаменитая – это вообще-то поляки однозначно говорят: это фальшивка, которую состряпали немцы, чтобы как-то обосновать свои права на эти земли, ну потому что если это не фальшивка, значит, выясняется, что в 1945 году немцев оттуда выгнали зря, потому что это их земля по праву. Но, опять же, это всё полная ерунда, это перенесение современных реалий на Средневековье, это чушь. То, что написана эта Крушвицкая грамота была не Конрадом Мазовецким, это почти однозначно, там такая лексика, которая, понятно, что это писали люди, только что приехавшие из Святой Земли, а ведь все эти орденские рыцари реально только что приехали из Святой Земли, там, наверное, 2/3 было ветеранов горячих точек в Палестине. Ну там пруссы называются прямо сарацинами.

Д.Ю. Чуркобесы, блин, да?

Клим Жуков. А вопрос-то не в том, кто состряпал эту грамоту, а в том, что Конрад Мазовецкий её подписал.

Д.Ю. А сарацин – он откуда? Понятно: басурман – мусульман, а сарацин – это что такое?

Клим Жуков. Очень сложно, на самом деле, потому что есть предположение, что это «потомки Сары».

Д.Ю. Сарин сын?

Клим Жуков. Да, «сарин сын».

Д.Ю. Так сказал бы нам Фоменко.

Клим Жуков. Но это вообще не факт, это тоже возможное объяснение, но вот нам сейчас люди, которые занимаются лингвистикой, говорят, что нет, это вообще не так, это переделка местного арабского слова, которое просто неправильно поняли, неправильно услышали. Ну, так или иначе вот обзывают пруссов сарацинами, но Мазовецкий-то подписал эту грамоту. И бог бы с ним, ну давайте предположим чисто в виде допущения, что это вообще фальсификат, и Мазовецкий ничего не подписывал, даже немцы ничего не составляли, это просто более поздний документ поддельный, который был сделан, ну например, теми же самыми тевтонцами, чтобы обосновать свои права на Хельмскую землю, но, во-первых, если бы это было сделано в самом деле в позднетевтонской канцелярии, они никогда не стали бы обзывать пруссов сарацинами. Там ребята уже 100 лет жили на этой местности, они отлично знали, как в Польше составляют бумаги, они с ними постоянно этими бумагами обменивались, поэтому они так палиться бы не стали, конечно. Но ведь кроме этого есть же ещё два важнейших документа – это папская Золотая булла из Римини, которая даровала права Тевтонскому ордену на Хельмскую землю и Пруссию, т.е. Папа утвердил этот проект, и есть такая же булла от императора, т.е. эти земли были пожалованы, да, условно сторонней силой, но, прошу прощения, Конрад Мазовецкий папского решения не оспорил, а т.к. он был католик, он обязан был с ним или согласиться, т.е. промолчать, или официально оспорить, а вот он не оспорил. Другое дело – и что бы было, если бы он его оспорил? Интересно, как бы это могло…

Д.Ю. Сыграло, да?

Клим Жуков. …повлиять на решение Папы Римского, что ой-ой, посмотрите, какой-то сейчас Конрад Мазовецкий оспаривать будет – и что? Но, да, им даровали эти земли, дали карт-бланш на завоевание Пруссии, но вы представляете себе, что это стоило Герману фон Зальца? Вот чего это вообще стоило? Это гениальный человек, я потому что когда смотрю просто на общий контекст, если бы я был вот просто не в курсе подробностей, но был в курсе контекста на уровне 1-2 курса вуза, я бы сказал: да этого быть не может, просто вообще это физически невозможно. Кто такой Фридрих Второй Гогенштауфен – это враг Папы Римского Иннокентия Четвёртого и вообще Папского престола, его в 1228 году отлучают от церкви, так на всякий случай, просто потому что он враг Папского престола настолько – ну всё, это просто все горшки побиты. И что? Как получилось так, что Папа и император, которые кушать не могли, как друг друга не любили, одновременно подтверждают права Германа фон Зальца, потому что положительное решение Папы – это однозначно, что будет отрицательное решение императора, и наоборот, это мы видим на десятках примеров. Но вот Герман фон Зальца – это человек, который умудрился выступать посредником между Папой и императором на протяжении всей жизни вообще.

Д.Ю. Ловко!

Клим Жуков. Т.е. Папа отлучает Фридриха Второго от церкви, а Фридрих собирается в крестовый поход, и Герман фон Зальца собирает войска Фридриха – опального, отлучённого от церкви императора, и при этом Папа не отлучает Германа фон Зальца. Он идёт с ним – вдумайтесь! – в Святую Землю, потому что как раз Герман-то фон Зальца реально герой крестового похода. Там Фридрих Второй покупает Иерусалим, как мы помним, вместо того, чтобы его, как дурак, там с катапультами и требушетами брать, он его просто покупает, и он там пытается короноваться в Церкви Гроба Господня, что, учитывая, что он под отлучением, было бы немножко дерзко. И именно Герман фон Зальца отговаривает Фридриха делать такую херню, чтобы окончательно не посраться с Папой.

Д.Ю. Не бесить чтобы.

Клим Жуков. Да-да-да. И вот выясняется, что именно этот человек умудрялся их непрерывно… ну, мирить – это уже было, конечно, невозможно, но сохранять видимость приличий, и поэтому оба ему страшно доверяли.

Д.Ю. Неудивительно, да.

Клим Жуков. Вот, т.е. как он умудрился это сделать, я вообще не знаю…

Д.Ю. Голова!

Клим Жуков. …просто. Т.е. он догадался…

Д.Ю. Я бы фон Зальцу палец в рот не положи́л.

Клим Жуков. Не поло́жил.

Д.Ю. Нет!

Клим Жуков. Нет-нет, этот дяденька был просто гений, конечно. Т.е. проскользнуть между таких двух акул, как Папа и император, не поссориться ни с кем и наоборот быть крайне милым обоим.

Д.Ю. Молодец!

Клим Жуков. Но тут же вспомним вот что: кто… сейчас немножко вспомним про миссионерскую деятельность, именно колонизационно-миссионерскую на территории Пруссии, и мы, немножко возвратясь в предыдущий ролик, да, правильно – в предыдущий ролик, мы вспомним такого прекрасного человека, как Христиан Прусский, мы как раз остановились на его работе в Пруссии. Христиан, епископ Прусский, который решением Папского легата вот в данной области Вильгельма Моденского, который вообще и в Ливонии, ты же помнишь, со всеми разруливал и вот в Пруссии тоже, он получил всю Пруссию в единое епископство, в единый диоцез. «Крести её всю, – сказал Вильгельм Моденский. – Крести её полностью!» И Христиан Прусский принялся крестить, более того, он выступал именно проводником идей Конрада Мазовецкого на данных землях, ну потому что ему же, Конраду-то Мазовецкому, тоже нужно же было верное местное население, а лучше всего его для этого христианизировать.

И тут прибывают тевтонцы, и Христиан Прусский сначала, как Конрад, радуется, а потом понимает, что, кажется, у него сейчас отнимут всё его епископство. И отняли.

Д.Ю. Ха-ха-ха!

Клим Жуков. И вот он-то в отличие от Конрада Мазовецкого у Папского престола яростно оспаривает права Тевтонского ордена на эти земли, яростно оспаривает! В чём это выражалось: он писал кляузы постоянно. Кляузы были вполне конкретные, причём мы не знаем точно, вот конкретно в то время Христиан Прусский оговаривал орденцев, врал ли, но в дальнейшем все эти кляузы на Тевтонский орден будут текстуально повторяться до 15 века. Т.е. видимо, всё-таки не совсем врал, ну или нужно признать, что врали непрерывно все – это всё-таки довольно смело, я не готов. А именно – что они занимаются не миссионерской деятельностью, это не паломники, у них есть фетва от Папы Римского на крестовое паломничество, но они не занимаются этим, они занимаются прямым порабощением местного населения. А Христиан Прусский тоже был не дурак, потому что он… кстати говоря, Вильгельм Моденский, судя по всему, от лица, по крайней мере, папы Римского, а может и по прямой консультации с Папой Римским это одобрил и что он запрещал порабощать местное население. Это было очень умно просто потому, что пока ты их не трогаешь, они воспринимают тебя как партнёра.

Д.Ю. Не тронь – оно и не воняет.

Клим Жуков. Да, а если ты будешь их загонять в какую-то крепостную зависимость, не дай бог, вообще в сервитаж – ну они же восстание поднимут, и поднимут точно, уже поднимали, даже не надо семи пядей во лбу быть, чтобы понять, что это закончится кровищей опять. Крестить их – так они же любопытные, им интересно. Ну давайте, хорошо, мы всё понимаем, что они с первого раза покрестятся ми ничего не поймут, ну мы и по 8 раз покрестим, и подарком им подарим, но главное, что мирно будет, тихо. И в этом отношении Христан-то Прусский был умнее их всех, вместе взятых, и кстати, Вильгельм Моденский. И он говорит, что «всё, что я делал на протяжении 20 лет (а он там уже почти 20 лет работал), всё разрушено за два года». Вот как только они появились здесь со своими крестами и мечами – всё, потому что уже больше никакой христианской проповеди никто не верит, потому что видят, что христиане – это поработители, и христианство – это символ порабощения, ну потому что куда загоняли местных сразу – бесплатно строить замок, плюс всё отняли тут же. Поэтому когда местные военные восставать приходят, все их тут же поддерживают, замок разбирают, всех убивают. И проповедовать им теперь невозможно, более того, с этими христианскими идеями ещё и соваться опасно, потому что все уже всё поняли: все вы тут одним миром… Эти пруссы же по-немецки плохо разговаривают, они не будут отличать – ты нормальный миссионер или ты вот с этими? Крест есть, по-немецки шпрехаешь или там по латыни шпрехаешь – всё, это… Топить, топить упрямую тварь. И он это вот… Да, и грабёж, и постоянный грабёж – это то, о чём пишет Христиан Прусский.

Немцы вообще не отстали, т. е. тевтонцы, потому что они, конечно, написали, что «Христиан Прусский вы думаете, что он хороший? Он вона какой, сейчас мы вам опишем, какой он: он занимается тем, что деньги, которые вы, дорогой Папа, отпустили на крестовый поход, разбазаривает, забрал себе и неплохо живёт, вообще-то, очень. Говорят, любовница, говорят, пьёт» и т.д. Ну в общем, короче, все молодцы там.

Д.Ю. «Католицкий носит крест и постами мясо ест!»

Клим Жуков. Вот, там все молодцы: немцы молодцы, Христиан – все молодцы! Но в конце концов Вильгельм Моденский от лица Папы Римского разделил Пруссию на 4 диоцеза, и Христиану Прусскому, как заслуженному деятелю, предложил забрать любой из четырёх. Ну, опять же, это очень смешно, потому что ещё ничего не было завоёвано. Но Христиан Прусский так расстроился, что пропал из источников – возможно, помер. Т.е. он неизвестно, какой диоцез принял и принял ли вообще, т.е. он просто исчезает. Ну ему было немало лет, и он прожил в самом деле очень тяжёлую напряжённую жизнь, поэтому может быть в самом деле от расстройства помер – неизвестно, но вот как-то так, да, исчез.

А немцы начали колонизацию. Да, во-первых, они, конечно, отбились от Конрада Мазовецкого, забрали эту землю однозначно себе, и колонизация… да, это вот как я описал, было военное усилие в основном при помощи местных союзников, наёмников, покорённого населения. Я не буду специально описывать военные перипетии, которые были, ну, скажем так, что в основном было три главных военных усилия в этом направлении. После первого, вот то, что называется как раз Прусским крестовым походом, после первого было довольно сильное восстание, и ещё одно… Да, причём вот его подавили просто зверски, т.е. там тевтонцы показали себя с наилучшей стороны, т.е. восставших пруссов – там вот как с эстами в Ливонии поступили, т.е. вот конкретно эти пруссы, которые граничили с Хельминской землёй, вот они уже не восставали очень долго, до 1274 года, потому что их там так вырезали! И следующее восстание – 1274… третье, получается, усилие, это второе большое восстание – 1274 год, которое тоже очень сильно и жестоко подавили.

Но тут нужно, опять же, обратить внимание, что жестокое подавление было очень недолгим всегда, т.е. зверства творились, как положено в Средние века, от всей души, но потом, опять же, это Средние века, это не Третий нацистский рейх, который был способен осуществлять постоянное планомерное зверство, просто потому что вот есть план: чтобы не было славян вообще – вот мы будем так делать пока не будет славян вообще, ну или по крайней мере не будет достигнут какой-то удовлетворительный результат после запятой. А в Средние века, во-первых, никто бы так делать не стал – зачем? Это было абсолютно не нужно, потому что уничтожение местного населения, конечно, выход, но спрашивается, а чего вы сюда пёрлись – чтобы всех убить? А работать кто будет? Этого нельзя делать ни в коем случае! А во-вторых, в принципе, на столь длительные и планомерные усилия ни одно средневековое государство было вообще не способно. Т.е. да, подавление – это год-два, на этом всегда всё заканчивалось. И что интересно: с местными прусскими племенами заключаются равноправные договоры.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Т.е. это не договор, скажем так, завоевателя с не до конца завоёванными, это совершенно равноправные договоры, т.е. пруссам выкатывается ровно одно условие… два, прошу прощения, которые, в общем, взаимосвязаны напрямую: первое – не бунтовать больше, т.е. жить мирно, второе – принимать католичество. Т.е.. как только вы не бунтуете и принимаете католичество, вы представляете… Пруссы вообще не рассматривались как покорённое население, потому что было бы логично предположить, опять же, с модерновых позиций, с современных евроцентричных позиций, что немцы, явившись в Пруссию, заселили всё немецкими колонистами и принялись угнетать местных – ничего подобного, потому что, повторюсь, немецким рыцарям было параллельно, какой ты крестьянин: немецкий, прусский, какой-нибудь куршский – какая разница? Они работают оба одинаково. Там ущемление происходило только в одном случае – если это неблагонадёжные. Т.е. если это язычник, он неблагонадёжный, если это христианин, пускай хотя бы для вида, повторюсь: важно, чтобы это было для вида, это была именно декларация, потому что язычество оставалось в Пруссии до 17 века, его фактически вывели до конца только после Тридцатилетней войны.

Д.Ю. Крепко держались!

Клим Жуков. А повторюсь: это было всё равно, если ты как политическую программу поддерживаешь христианство, во что ты веришь – это вообще никого не колыхало, совсем. Ну вот, если ты был язычник, у тебя надел, крестьянский, конечно, крестьянский земельный надел будет 2 хакена. Хакен – это мотыга, ну крюк хак.

Д.Ю. Гак.

Клим Жуков. Гак, да, древняя мера земли, связанная с нормой отработки за день, т.е. то, что можно за день мотыгой отпахать, усилиями одной семьи, т.е. это где-тот около 10 га – хакен. Ну, семья большая. Два хакена – это, стало быть… ну или там не за день, а за цикл сельскохозяйственный, конечно же. Два хакена – это 20 га.

Д.Ю. Крепкие были семьи!

Клим Жуков. Ну, большие семья, конечно, всегда. В это время христиане получали надел, ну опять же, получали – как получали: в идеале получали, это положено было, не факт, что это обязательно было так – получали надел 2 хуфа, а хуф – это 32-33 га, как-то так… два хуфа – это 32-33 га, стало быть, хуф – это 16,5-17 га, ну где-то так. Опять же, они же все в зависимости от местности могли быть больше-меньше, ну вот примерно в таком размере – чуть больше 30 га. Но это же о-го-го какая разница, там на 35% больше выходит. Поэтому, конечно, выгоднее было христианизироваться, и да, пруссы христианизируются.

При этом совершенно не ограничивалось то, что мы бы назвали местной инициативой, потому что если какой-то местный крестьянин, вы представляете, оказывался внезапно кулаком или середняком, а там же это неизбежно рано или поздно начинается, немцы даже не думали его раскулачивать или там рассереднячивать. Как только у тебя появлялось тем или иным способом личное земельное довольство, которое в три раза больше вот этого минимального, т.е. не 2 хуфа, а 6 хуфов, ты немедленно делаешься военнообязанным, и ты обязан выставлять лёгкую конницу, т.е. середняк сразу служит в лёгкой коннице, тут же.

Д.Ю. В смысле – лично надо служить, да?

Клим Жуков. Или лично, или выставлять кого-то – это уже как хочешь, как получится.

Д.Ю. И деньги, короче, начинают… ?

Клим Жуков. Да-да, а если ты кулак, т.е. вот у тебя конкретно уже манор, большое землевладение, т.е. там, я не помню, в районе 30 этих самых хуфов – всё, ты обязан уже службой в тяжёлой коннице.

Д.Ю. Дороже.

Клим Жуков. Это не просто дороже, это катастрофически дороже, но кулак – всё, ты уже в армии.

Д.Ю. Now, да?

Клим Жуков. Да, ты уже никуда не отвертишься, или будешь служить ты, или ты будешь кого-то выставлять – это, опять же, на твоё усмотрение. Ну, словом, семья-то большая, может, у вас там младший сын какой-нибудь, не годный ни к чему…

Д.Ю. Лоботряс, да?

Клим Жуков. Вот он поедет воевать. И опять же, вот когда мы смотрим на тевтонскую экспансию в Пруссии и представляем себе, что там вся эта тевтонская конница с крестами, в «горшках» - это была прусская конница в основном, потому что мы понимаем, что даже если немецких дворян военнообязанных, сержантов с ними вместе там было, ну если во всём Тевтонском ордене их там тысячи три, то, понятно, они же не все в Пруссии живут, им же нужно ещё местные бальяжи в разных местах обеспечивать. Вот если там их тысячи две на постоянной основе на всю Пруссию, то что бы они там завоевали? Территория-то какая огромная. Так вот, лёгкая конница вся прусская и тяжёлая конница, известная часть, тоже прусская местная – это, прошу прощения, они сделали так, что за них стали воевать местные, просто такой, в общем, вполне разумной системой.

Да, ни в коем случае не думайте, что это дворяне. Они вообще никакого отношения к дворянству не имели даже рядом, это крестьяне, именно обязанные крестьяне, которые просто побогаче, победнее, но они обязаны военной службой. Это потом уже, в конце 14-го – начале 15-го века из них в самом деле, из этих местных пруссов, сделают нормальное немецкое дворянство, по полной программе, т.е. там с гербами, с фамилиями, там все фоны станут. Собственно, большинство этого дворянства, которое потом оказалось в Российской империи, это местные пруссы, которым приделали немецкие фамилии.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. Т.е. там есть, конечно, и настоящие немцы, но по факту это вот да, это пруссы. Да, конечно, они перемешивались с немцами со страшной силой, в т.ч. и дворяне с аристократией местной, как я и говорил и в прошлом ролике, и в начале этого ролика сегодня.

Важнейшей точкой опоры были даже не замки, а города, конечно же, потому что понятно, что замок – это важно, но он небольшой, и замок никогда не будет серьёзным центром хозяйствования, что важно, и поэтому задача-то была именно в городах. Вот что такое город? Образцом был Любек, т.е. это то, что было захвачено ещё в 12-ом веке, этот Любек оказался на границе с Данией, а значит, нужно было его заинтересовать, чтобы он ни в коем случае не смотрел в сторону Дании, а значит, нужно было выдать ему некие вольности. Кроме того, горожане уже сами умели эти вольности выбивать – так вот, не ожидая, пока горожане что-то будут выбивать, Любеку предоставляется Любекское право, т.е. городские свободы, которые потом стали известны как Любекское право: т.е. самоуправление, собственная магистратура, свобода торговли, налоговые льготы – это то, что в Центральной Германии называлось Магдебургским правом, а тут оно называлось Любекским правом. И городам Тевтонского ордена сразу начинают отваливаться эти Любекские свободы, тут же, т.е. орденские города – это была такая точка хозяйственной жизни вообще, которая очень сильно, скажем так, была заинтересована в поддержке Ордена, по крайней мере, на первом этапе.

А вот кто был не заинтересован в поддержке Ордена? Не заинтересованы в поддержке Ордена, конечно же, да, восстающие пруссы. Повторюсь, я не буду описывать специально, как это происходило, это очень нудно, это займёт ещё одну передачу, если описывать подряд все эти маленькие и крупные восстания, которые мы только знаем, их очень много, если интересно, почитайте сами. Повторюсь, примерно к середине 80-ых годов 13 века в основном это всё закончилось, хотя эксцессы случались и гораздо позже. Но там уже дальше идёт экспансия на Литву, и там в основном это связано именно с драками в Литве и иногда восстаниями в Пруссии, когда в Литве Орден терпел очередное поражение. Так вот, пока недоволен появлением Ордена стал ещё один католический владыка, а именно герцог Померанский, если не ошибаюсь, тогда его звали Святослав Второй, который в союзе с Конрадом Мазовецким начинает против Тевтонского ордена войну, т.е. нормальную войну, причём к этой войне немедленно подпрягают пруссов, т.е. тех самых язычников, против которых они же пригласили немцев воевать. Понятно, что не всех пруссов, а некоторые племена пруссов. И вот это было перебором даже для очень растяжимой резиновой морали 13 века, потому что этого не выдержал уже даже Папа Римский, т.е. он не просто их окрикнул, он просто приказал так, что, «товарищи, вы, конечно, читали, я уверен, моё это послание, где я сообщал о начале крестового похода против пруссов. Да, вот вы, молодой человек, который «Святослау», вы, возможно, не читали, ну так вот прочитайте, я пошлю ещё одну смс-ку. А вот вы, дорогой Конрад, явились инициатором этого крестового похода, т.е. вы точно в курсе, т.е. вы хотите сказать, что вы пригласили моих парней, прекрасного товарища Германа фон Зальца, чтобы они били вам пруссов, а теперь сами организовали против них военное предприятие в союзе с кем – с пруссами? С язычниками? Да вы там вообще рехнулись все что ли?!»

Д.Ю. Сильно, сильно!

Клим Жуков. «Придите в себя!» И тут пришлось, конечно, прийти в себя, потому что поссориться с Папой в таких условиях означало бы сразу же поссориться ещё и с римским императором, а он не гляди, что Папу не любит, а вот чужие земли он очень любит, и что бы помешало ему организовать, например, ещё один крестовый поход, только уже не в Пруссию, а во вполне цивилизованные земли, где ничего не нужно осушать, вырубать, выкорчёвывать. И поэтому, конечно, пришлось охолонуть.

Д.Ю. Как интересно всё складывается, блин!

Клим Жуков. Пришлось охолонуть, т.е. да, померанцы с Мазовией – они там, да, они попытались там серьёзно выступить, но вот смотрите – ничего не вышло. Вот Герман фон Зальца до 1239 года проправил, и он оставил, конечно, Орден, с одной стороны, в безмерно усилившемся состоянии, т.е. только что вообще ничего не было, и вот фактически создано новое государство там, где создать ничего было почти невозможно. Повторюсь: это самостоятельное государство, потому что Великий магистр имел по окончании правления, ну или по крайней мере на излёте правления Германа фон Зальца полные права имперского князя. Т.е. да, не князя-выборщика, это слишком круто, но имперского князя, а имперский князь, не смотри, что входит в состав империи, это вполне самостоятельный государь – да, конечно, в составе некой эфемерной более крупной структуры, но это самостоятельное государство. При этом, конечно, есть один момент, есть второй – да, Орден ждали очень непростые времена, и в первую очередь потому что именно в 1242 году начинается война с Данией у Германии, и хоть какая-то поддержка Ордена вообще делается на постоянной основе невозможна, потому что нужно было выяснять, кто будет владеть югом Дании и севером Германии, а там торговля, там балтийская и североморская торговля, это всё настолько важно, что, прошу прощения, какая там Пруссия? Это всё потом будет интересно, пока вот что интересно.

И когда мы видим, что в 1242 году, а это уже время после битвы при Шауляе, битвы при Сауле, это мы помним, что в 1236 году ливонский Орден меченосцев был практически уничтожен, и вот его остатки в 1237 году сливаются с Тевтонским орденом, Ливонский орден превращается в ландмейстерство Тевтонского ордена, т.е. не комтурия, а гораздо больше – ландмейстерство, т.е. ими правил не магистр просто, а ланд-магистр, ландмейстер.

Так вот, когда начинается война с Новгородом, ну мы помним: Александр Невский, вот вся эта история, Псков, который призвал тевтонцев к себе на помощь против Новгорода, ну по крайней мере часть псковских элит так поступила, когда случилась вот эта битва на Чудском озере, 1242 год, вы подумайте, откуда бы у Тевтонского ордена взялись войска для того, чтобы драться с новгородцами, когда всё, что можно было оттянуть на датский фронт, Германия оттянула, конечно, на датский фронт, т.е. там вообще шансов никаких не было, что ещё раз подсказывает нам, какой Александр Невский был молодец – он точно знал, когда нападать.

Д.Ю. Толковый! В Тевтонском ордене были псковские бояре?

Клим Жуков. Нет, в Тевтонском ордене не было псковских бояр, но часть псковских бояр однозначно совершенно имела в виду, что Тевтонский орден им поможет против Новгорода, потому что объективно Новгород далеко не всегда был полезен Пскову, потому что у Пскова была своя торговля, у Новгорода своя, но Новгород был больше, и поэтому он псковскую торговлю, конечно, на себя перетягивал прямо глобально, и Пскову нужно было или превращаться в пригород, типа Старой Ладоги, ну тогда просто Ладоги, или не превращаться. Превращаться было невозможно, потому что там уже сформировалась своя торговая элита во Пскове, т.е. им нужно было что – обанкротиться всем? Вы это имеете в виду? А как? У них же там семьи, холопы – а что они будут кушать?

Д.Ю. У самих леворверты найдутся.

Клим Жуков. А что они будут кушать после этого? Нет, конечно, и поэтому проблемы у Новгорода с Псковом были всегда. А у Москвы через некоторое время будут постоянные проблемы с Новгородом на точно таких же основаниях, и поэтому как Псков смотрел в сторону Ливонского ордена, так Новгород так же потом будет смотреть в сторону Литвы.

Д.Ю. С тем же результатом.

Клим Жуков. Опять же, не весь далеко, не весь, там есть просто часть людей, которые занимаются серьёзным бизнесом, которым все эти самые имперские устремления вообще даже рядом не стояли, у них есть торговля, им это важно, а всё остальное им неважно. Если вы им мешаете торговать – ну, вам будут противодействовать, это железно совершенно, поэтому, в общем, да, и тип действий такой же, и результат схожий. Ну это мы от тевтонцев отвлеклись.

Так вот, если это всё закруглить, то мы увидим, да, образование очень мощного нового государства, оно в самом деле предельно показательно и очень интересно – как это из военно-монашеского Ордена получилось самостоятельное по факту государство. Да, и мы видим очень такую последовательную яркую политику по интеграции местного населения внутрь себя, и при этом же мы видим создание городов, но мы тут же видим и то, как Орден начинает этим городам противодействовать напрямую, ну просто почему – потому что как только город получает вольности, его обратно уже не загнать, потому что – читайте выше про Псков – у него появляются собственные торгово-ремесленные элиты, город сам делается себе аристократ, а т.к. вообще вся идея захватить Прибалтику была именно в торговле, естественно, города очень сильно богатеют, и они вместо того, чтобы вступать на постоянной основе в состав Тевтонского ордена, все вступают в Ганзу. Т.е. надо было их создавать, чтобы они потом все в Ганзу сбежали – как так? Ну, они делаются таким образом самостоятельные – внимание! – самостоятельные политические игроки на поле Тевтонского ордена. Именно города в итоге Тевтонский орден и сковырнут, не поляки, потому что именно городское население, которое, в общем-то, поставляет и могло бы поставлять серьёзное ополчение, и самое главное – огромные деньги на наём войск, они это делать перестают.

Д.Ю. Неправильно построили, надо было по-другому как-то.

Клим Жуков. А по-другому нельзя, потому что как только ты бы горожанам сам не предоставил эти вот Любекские вольности, им бы предоставили датчане.

Д.Ю. Подлые. Датчанка гадит!

Клим Жуков. А что, какие варианты? Они бы тут же сказали: «А, так мы с датчанами будем тогда дружить, а не с вами».

Д.Ю. С дураками.

Клим Жуков. Да. Повторюсь, в это время даже понятия национальности, национальной идентичности просто нету, оно отсутствует. Вы посмотрите, кто в этих городах живёт одновременно: пруссы, немцы, поляки, славяне – вот все вместе они там проживают, и важно, что они в городе, вот да, они огородились стенами, у них там свой магистрат, свои права, своя торговля, свой суд, своя монета. Вы там со своими этими крестами с мечами нафиг не нужны никому!

Д.Ю. Сурово, да! Надо же как обернулось-то, а? Хотелось как лучше, а получилось как всегда. А потом они возросли в крайне серьёзное государство – эта самая Пруссия, да?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. От моря до моря, как водится, да.

Клим Жуков. Да-да-да. Там Альбрехт, последний Великий магистр Тевтонского ордена в 1525 году с радостным хохотом окрестился в протестантизм – тра-та-та! – признал себя…

Д.Ю. Во сюжет, блин!

Клим Жуков. Признал себя вассалом вообще польского короля, а никакого не императора Римской империи, и всё. В это время остался кусок Тевтонского ордена в Ливонии – там такой, типа: «А что это сейчас было? Мы только что были Ливонским ландмейстерством Тевтонского ордена, а теперь, получается, мы Тевтонский орден? Ой! Как-то нас стало мало, сейчас нас, кажется, русские будут бить» - и так и получилось.

Д.Ю. Так и вышло. А вот нельзя не захватить: а вот шведы на Финляндию в крестовый поход ходили или нет?

Клим Жуков. Ну это был условно крестовый поход, конечно, потому что я вот не знаю, было ли объявлено Папой Римским именно крестовое паломничество? Я вот, честно говоря, не знаю, нужно почитать.

Д.Ю. Или они сами?

Клим Жуков. Потому что если это какой-нибудь местный епископ, то это, конечно, никакое не паломничество. это косплей паломничества. Только если Папа Римский объявляет общий земский всехристианский мир и паломничество в какую-то там землю, вот тогда это можно назвать частью вот того самого мира Крестовых походов, который мы описывали, если нет, то нет. Я, опять же, специально этим не занимался, просто потому что, да, это интересно, но это слишком локально, чтобы представлять вот тот самый глобальный интерес, который стоял передо мной в начале данного проекта.

Д.Ю. Ну т.е. тугамент, будьте любезны, подпись, печать – и только после этого?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Это сертифицированный крестовый поход, а не вот это вот, что вы тут устроили.

Клим Жуков. А то сейчас я тоже могу устроить крестовый поход.

Д.Ю. Так любой дурак может, да – как шведы, например … Финляндию. Сколько они там – лет 600 всех крутили на известном месте?

Клим Жуков. Ну, долго, долго.

Д.Ю. К моему удивлению, у них же там вдоль по этому, как его… У них же там конунги кругом, в Швеции так на заборе и написано, что это дворец конунга, а не шаляй-валяй, и «Конунг Свегр», которая дорога…

Клим Жуков. Королевская дорога.

Д.Ю. Да, а в ней королевские кабаки, у которых висели таблички, что «собакам и финнам вход воспрещён». Я думал, это про Брюса Ли…

Клим Жуков. Не только.

Д.Ю. …а оказывается, про финнов.

Клим Жуков. Это не только про Брюса Ли.

Д.Ю. Да, видимо, повсеместно такое было.

Клим Жуков. Но они до Выборга дошли, да, и чуть не дошли до Ленинграда. Они основали тут Ландскрону в 14 веке, потом новгородцы эту Ландскрону быстренько им испортили всю.

Д.Ю. Новгородцы всё время всё портили, а своё не строили, только портили.

Клим Жуков. Не, почему не строили – строили, просто им сюда забираться было не очень нужно, потому что здесь жили местные, которые им и так платили даньку и давали торговать. Всё, всё остальное не очень интересно.

Д.Ю. Чего ещё надо, да?

Клим Жуков. Вот если шведы – это нужно сломать тут же в обязательном порядке. Потому что шведы построили Ландскрону на том самом островке, где теперь башня Газпрома должна была стоять – на слиянии Охты и Невы, мои родные места фактически, а вот не получилось. Ну крепость, да, основали, но очень ненадолго – новгородцы сожгли. Потом шведы там основали Ниеншанц, поверх старой крепости новую крепость построили там же на островке.

Д.Ю. У меня в детстве была книжка «Мир белого медведя», где в подробностях описывались повадки белого медведя для детей и не очень детей. Одна из отличительных черт белого медведя – он терпеть не может, когда из земли что-нибудь торчит! Поэтому когда экспедиции отправлялись на Северный полюс, они на берегу выгружали провиант, стаскивали отовсюду валуны, корабельными лебёдками… значит, это были дубовые ящики, изнутри обёрнутые свинцом, и там лежали консервы внутри. Дубовые ящики! Они их складывали корабельными лебёдками, обкладывали валунами и втыкали флагшток.

Клим Жуков. Это так бесило медведя…

Д.Ю. Немедленно отовсюду сбегались взбешённые белые медведи, флагшток нахер, валуны в стороны, дубовые ящики в щепки, свинец разорван, а банки все со сгущёнкой…

Клим Жуков. Сожраны?

Д.Ю. …изжёваны и выплюнуты. Вот здравствуйте – чисто новгородцы.

Клим Жуков. Их тоже бесили флагштоки очень.

Д.Ю. Да, шведские особенно.

Клим Жуков. Вот, ну что, мы рассмотрели, получается…

Д.Ю. Победили?

Клим Жуков. Да, рассмотрели крестовые походы от экономико-политических оснований – зачем они были нужны, религиозных систем до наиболее ярких моментов, я считаю. У нас, по-моему, десять получилось роликов итого?

Д.Ю. Красота! Как обычно, раскрылось с самой неожиданной стороны, вообще, даже как-то вот… в голове ничего даже похожего не было. Да, собственно, кроме Петра Пустынника, который рассказывал…

Клим Жуков. Пустырника!

Д.Ю. …что сарацин на вкус примерно как фазан, ковыряя в гнилых зубах. Богоугодное было дело, блин!

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. Молодцы. Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Теперь можно за Вьетнам браться.

Д.Ю. Да, на очереди Вьетнамская война, а на сегодня всё.


В новостях

29.01.20 13:24 Клим Жуков о крестовых походах, часть 14: Тевтонские крестоносцы Балтики, комментарии: 17


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

Evgenei
отправлено 30.01.20 08:52 | ответить | цитировать # 1


Это просто восхитительно! Ваши лекции как наркотик только лучшие от них умнешь! Ваш работа бесценна!


Петр Алексеевич
отправлено 30.01.20 17:17 | ответить | цитировать # 2


вот вы тут спрашиваете - откуда взялось "померанчевый", он же оранжевый. происходит от старинного названия апельсинов - померанцы, которое в свою очередь, искаженное французское pomme oranges - яблоки из Оранжа. кстати, на гербе Оранжа рекомые апельсины и присутствуют



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк

Advertisement