Breaking Bad с Климом Жуковбергом — третий сезон, седьмая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил - Breaking Bad | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

26.07.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Клим Александрович, категорически.

Клим Жуков. Всем привет. Дмитрий Юрьевич, рад видеть.

Д.Ю. Симметрично. Ну, что? Продолжим?

Клим Жуков. Да. У нас третий, внимание, третий сезон. Уже аж седьмая серия известного сериала ”Ломать плохо”. Точнее ”Ломая плохо”. Я не знаю, как мы так быстро продвигаемся. Я думал мы не закончим никогда. Однако вот.

Д.Ю. Вода камень точит. По капельке.

Клим Жуков. Да. Под лежачего майора даже вода не течет.

Д.Ю. То ли дело стоячий майор.

Клим Жуков. Да. В этом месте нужно поставить шлагбаум или толкового майора. Нужно напомнить, наверное, по нашей доброй традиции, краткое содержание предыдущих серий. Мы как раз оставили Джесси Пинкмана и Уолтера Уайта, которые очень ловко обманули родственника Уолтера Уайта, Хэнка Шрейдера, отправив его по ложному вызову в больницу к жене, которая якобы попала в автомобильную катастрофу. А она не попала. При этом они успели разобрать свой трейлер на запчасти. Ну, и таким образом избежать справедливого заслуженного наказания. Ну, а начинается все уже в седьмой серии, как обычно в сериале ”Во все тяжкие”, с некоего отступления. Нам показывают тех самых двух братьев Сикарио в юном возрасте. Они совсем еще маленькие. Суетятся вокруг своего дяди, который будет потом кататься на каталке. Саламанка-старший. И угорают. Один, значит, отобрал у другого... Да, мы узнаем как их зовут. Лионель и Марко. Больше, если я не ошибаюсь, они не фигурируют нигде. Один у другого забрал какую-то игрушку, залез на дерево. Оттуда дразнит. Потом сломал, выкинул, чем брата невозможно расстроил. Дядя в это время по-испански разговаривает через спутниковый телефон. На это обычно внимания не обращают, это очень показательно. Потому, что... Оно показательно и для фильма самого. И вообще. Как антропологический момент. Потому, что разговаривает он, по всему ясно, о Густаво Фринге. Которого назвает ”человек-окорочок”. Прямо имя не называется, но ”человек-окорочок” может быть только Густаво Фринг. Дальше делается очень важная оговорка: ”Сраный южанин. Всегда говорил, что нельзя доверять сраным южанам. Мелкие, подлые, грязные людишки”. Говорит мексиканец.

Д.Ю. Он про Южную Америку, по всей видимости. Мексика в Северной, а все подонки живут... В те времена это было достаточно дорого. Спутниковый телефон. Как само оборудование, так и абонентская плата. Это раз. А во-вторых, совершенно понятно, что он не в соседнюю... Не в Акапулько звонит, в общем-то, а, скорее всего, в Соединенные Штаты. Куда-то далеко. А это значит, не смотри, что он там это... Селянин. Как они обычно любят в этих... В сандалиях, из соломы плетеных. А на самом деле злобный наркобарыга.

Клим Жуков. Без сомнений. И сейчас-то спутниковый телефон стоит вообще ни разу не дешево. А этот... Судя по всему лет 15 до. Пока эти еще два упыря были мелкие. Сколько тогда спутниковая трубка стоила, я вообще боюсь себе представить. И там абонентская плата, это как в песне: ”Не думай о секундах свысока. Мобильник купишь, сам поймешь, наверное...” Прибегает один из братьев. Жаловаться. ”Дядя, сломал игрушку”. Дядя вполне резонно замечает: ”Он просто угорает”. - ”Какое угорает? Чтобы он сдох. Ненавижу его”. Дядя говорит: ”Сдох? Иди сюда, малыш. Подай старому дяде пивка”. У него стоит здоровенный ящик со льдом, там пиво. Ну, и как только малыш нагнулся за пивком, дядя его за волосы и головой в этот ящик с водой. И топит. Говорит: ”Ну, вот, сейчас сдохнет. Ты же хотел этого?” Естественно, тут же брат включил заднюю. Говорит: ”Нет. Достаньте его дяденька”. Он говорит: ”Нет, придется постараться”. И топил его до тех пор, пока малолетка не ”истериканул” и не дал дяде по морде как следует. Выпустил. Говорит: ”Вот. Семья важнее всего”.

Д.Ю. Макаренко. Блин. Латиноамериканский Макаренко. Только на живых примерах. Только. Когда тебе так показывают... Это известнейшая латиноамериканская пытка под названием ”подводная лодка”. В тамошних демократических и свободных полициях это очень распространено. Постольку поскольку у них в рамках демократии и свободы кругом одни диктаторы, то всех надо было сначала пытать, а потом убивать. А эти... Как их... Их руководство из Соединенных Штатов... Это вот пытка замечательная, ”подводная лодка”. Но требует очень больших усилий. Поэтому американцы ее рационализировали. Они привязывают людей на наклонную доску, фиксируют, башкой вниз. Кладут на физиономию тряпку. И льют воду. Чтобы захлебывался, но не до конца. Чтобы переживал животный страх и ужас, но не захлебнулся. Передовой опыт, так сказать, нашего этого... Ведущего отряда человечества. Макаренко. Вот такие уроки... Такие уроки дети запоминают на всю оставшуюся жизнь.

Клим Жуков. Молодец. А все-таки... Нечего тут ни оправдывать, ни защищать. По поводу пытки водой на наклонной доске. Это передовой опыт, но не демократических стран, США, а тоталитарной испанской инквизиции. Именно это, именно в таком виде они делали, наверное, веке в XV точно. Скорее всего раньше. Потому, что про инквизицию говорят много разных глупостей. Очень много разных. Они конечно были парни вообще не сахарные ни разу, но про них много незаслуженно врут. В частности, когда показывают, ну, например, в музее... Например, в Эрмитаже. У нас там замечательный, огромный арсенал пыточных приспособлений самых разных. В том числе очень красивых. И говорят сразу: ”Это инквизиция. Это пыточные инструменты инквизиции. Посмотрите какой кошмар”. Докладываю, нет. Инквизиция использовала очень ограниченный ассортимент инструментов. Из которых самым... Одним из самых распространенных, это была как раз пытка водой.

Д.Ю. Я, как некоторым образом причастный не совсем к инквизиции, но не устаю повторять, что пытки, это тяжелый физический труд, который нравится далеко не всем. Все рассказы о том, какие там замечательные приспособления, какие-то с гвоздями... Закрыть, что-то завернуть. Это же все требует трудозатрат гигантских. Мы же русские люди. У нас же ватник, Т-34. Дыба и горящий веник. Все. Больше ничего не надо. Достаточно этого.

Клим Жуков. Кнут еще. Кнут. Пороть. У нас это было очень сильно распространено.

Д.Ю. Это уже наказание. Да.

Клим Жуков. Оно быть и в качестве пытки. Почему нет?

Д.Ю. Согласен.

Клим Жуков. Так вот. Показывают нам уже повзрослевших, возмужавших Марко и Лионеля. Которые в часовне. И уже там зажигают свечи. И ставят там фотографию агента Хэнка Шрейдера. То есть, без этого к делу приступать нельзя категорически. Никак.

Д.Ю. Только помолясь. Со всем христианским смирением. Да.

Клим Жуков. Мы же сейчас некоторым образом... Половина нашей бригады находится в Сиаме, если кто вдруг не знает. Я тут постоянно при помощи Кости Анисимова, нашего друга, погружаюсь в культуру. Эти самые идеи насчет того, что если ты сейчас не пойдешь к домику своих духов, у тебя обязательно в семье должен быть домик духов, и перед каким-то важным делом не поднесешь, что там дух любит... Шаман обычно сообщает, что этот дух любит. Этому, наоборот, нужно водичку, конфетки... Нужно подойти к духу, зажечь ему свечку, со всем уважением с ним пообщаться. Подарить, что он любит. И тогда уже приступать к делу. Вот это похожий культ, который слил в себе христианство и местные индейские верования. Очень самобытная, интересная штука. Кто знает про Мексику что-нибудь, все слышали про празднование дней мертвых. Это напрямую оттуда проистекает. Надо ли говорить, что католическая церковь, которая господствует в Америке, в Мексике и южнее уж точно, она просто в панике от этого. В полнейшей панике. Как только все это появилось... А появилось, внимание, в XVII веке. То есть, первый упоминания, это XVII век. Ровно с тех пор их тут же признали не просто еретическим учением, и принялись яростно преследовать. Но фиг такое вытравишь. Подлинная народная религия. Это не то, что вы придумали и сообщили как надо верить. А люди такие: ”У нас есть небольшие уточнения”. И победить такое конечно невозможно. Потому, что это только образование, просвещение и материалистическое научное мировоззрение. С этими делами, как мы понимаем, в Мексике полный порядок.

Д.Ю. С моей точки зрения победить такое может только атеизм. Все ваше мракобесие... Все. До свидания. Давайте как-то на науку ориентироваться.

Клим Жуков. Именно так. Тем не менее, яркие представители народа мексиканского вот как раз выдвигаются на дело. Со всем уважением. С фотографией, молитвой Святой Смерти. Понятно почему Святой Смерти. Наверное никому не нужно объяснять, что Святая Смерть лучше всего выполняет работу именно такого рода. Если нужно кого-то приморить. Мы опять переносимся в солнечный Альбукерке. Слегка расслабленный Джесси Пинкман заходит к себе домой. И тут причаливает джип агента Хэнка Шрейдера, который молча идет на него через поляну. Пинкман говорит: ”У тебя на меня ничего нет. Если хочешь поговорить, позвони адвокату Солу Гудману”. Но пока он так общался мистер Шрейдер подошел, и, ничего не говоря... Пинкмана как сваркой срезало. Полкомнаты пролетел и в лежачем состоянии ему агент еще навешал. Чудом остановился, чтобы совсем не забить. Кулаки истесаны, Пинкман без сознания.

Д.Ю. Подлетел практически как Брэд Питт в фильме ”Snatch”. Что характерно. Я конечно не знаю. В Америках мы не жили. Но на месте Пинкмана самое разумное было бы закрыть дверь. Раз. Захлопнуть. Бежать и выпрыгивать через заднее окно. А не вступать в беседы с полицейским. Какое-то... Неправильно Пинкман себя повел. Ну, дурачок, как мы знаем.

Клим Жуков. Дурачок. Конечно. Если бы он закрыл дверь... Во-первых, мистеру Шрейдеру пришлось бы ее публично ломать. А это, как мы помним, четвертая поправка запрещает делать. Категорически. За это время он бы наверняка успел охолонуть, например. Ну, и у Пинкмана, как минимум, была бы минуточка для маневра. Чтобы можно было куда-нибудь сбежать, спрятаться. Все, что угодно. А так вот получил в торец. Ну, и вот уже все. Приехала полиция. Несчастного агента Шрейдера допрашивают. Уже его начальник говорит, что: ”Если хочешь, можем это на завтра отложить. Но вообще-то не худо бы дать показания. Потому, что отдел собственной безопасности уже прямо на тебя... Все, что положено в таких случаях”. И Хэнк Шрейдер ходит такой несколько потерянный: ”Что это было?” Вспылил. Бывает. Но однако так делать нельзя. Как мы понимаем. Подумаешь, вспылил, не вспылил. Контролировать себя должен. Потому, что тебе власть еще ко всему прочему оружие доверяет. А если бы он в него стрельнул? Это же никуда не годится.

Д.Ю. Вообще конечно поступок очень странный. Ну, прибежал ты в больницу, ну психанул. Жена-то жива и здорова, между прочим. А мысль в данном случае должна быть ровно одна: ”Как тебя ловко отвели-то. Как тебя ловко развели”. Как ты убежал оттуда, где должен был сидеть. И дальше-то что? Эти вопли: ”Где ты взял мой телефон?” И прочее. Бред. Надо отдать должное, кстати. У него, опять-таки, не замкнуло, что телефон... Я так полагаю... Когда я служил, я, например, стоял в секретном сундучке. Когда даже сотрудник милиции звонит с целью поинтересоваться личными данными в адресное бюро, называет пароли, они там каждый день меняются, для того, чтобы лезть в секретные сундучки, нужен специфический допуск. Тебя немедленно зафиксируют, что ты интересовался личностью сотрудника. Я так подозреваю, что и в Соединенных Штатах есть нечто похожее. И Хэнка Шрейдера нельзя найти в телефонной книге. Хотя тут непонятно. А жену его можно найти в телефонной книге? Посмотреть куда он идет со службы. Чем обычный человек отличается от уголовника? Во-первых, количеством свободного времени. Уголовник совершенно спокойно может сидеть возле околотка, смотреть и ждать когда же оттуда выйдешь. Вышел. Посмотрим куда ты поедешь. Посмотрим за домом. Ты действительно тут живешь или какие-то родственники. Еще чего-то. Вот. А дальше узнать номер телефона, это дело техники. Чего его так возбудило понять сложно. То есть, это... С моей точки зрения какой-то абсолютно немотивированный припадок. Именно припадок. Трезвым рассудком не объясняется.

Клим Жуков. Согласен. Но тут же, опять же, нужно понимать, что, во-первых, мистер Шрейдер очень импульсивный. Это по всему фильму видно. Это, во-первых. Во-вторых, мы уже второй подряд сезон наблюдаем за его надломом. Он из себя конечно, как положено джигиту... Веселый, храбрый жизнелюб. Все может. Но он попал первый раз в жизни в настоящую перестрелку. И застрелил бандита Туко Саламанка. И это его очень сильно накрыло. Жутко. И нам постоянно показывают, что у него то клаустрофобия в лифте случится. То он побежит с какими-то этими... Не знаю как... С отбросами общества в ужасном блевотном кабаке драку затеет. И прочее, и прочее... То есть, это его психологически... Потом он в конце или во второй половине этой самой серии прямым текстом скажет, что: ”Я спекся”. Стрельнул в Туко Саламанка и панические атаки с тех пор. У него видимо в самом деле что-то... Нехорошо. Припадок, да. Немотивированный, очень тупой. Вот вам результат. Кстати, это же у нас какой-то имеется в виду год типа того, что 2010. Может, чуть раньше, чуть позже. Не важно. Уже вполне интернетная эпоха. В то время отлично помню регулярные скандалы. У нас, в США. В новостных лентах проскальзывало постоянно как украли из какого-то хранилища секретную базу данных с милицейскими телефонами, адресами и вывалили в сеть. Я не знаю каким образом. Или ловкие хакеры. Или это по недосмотру самих сотрудников. Или сотрудник решил подзаработать.

Д.Ю. Думай самое плохое. Не ошибешься. Сотрудники вынули и сдали. Вон тут как раз на прошедшей неделе. Феминистическое хакерское движение, они вынули из двухсот американских околотков все данные про полицейских, данные про агентуру. Как-то это аж... Холодный пот смахнул. Кто это там догадывается агентурные данные хранить в компьютерах, которые подключены к сетям. Вообще за гранью. И все это теперь вываливают в сеть: ”Посмотрите, живет этот вот тут. Его жена. Его дети”. Ну, чисто хохляцкий сценарий: ”Давайте бандеровцев натравим... А ты на службе будешь делать то, что мы скажем”. Выглядит... Тихий ужас. А у нас... Скорее это же не оперативное. Это из паспортных столов тупо слили. И в результате все твои секретные ящички вообще по барабану. Там ты секретный, а здесь любой дурак за три секунды найдет. Это же было еще до того, как приличный интернет появился. Все это в электричках, на всех радиотолкучках. Везде на дисках продавалось. А, кстати, сейчас проведут ”цифровизацию”. Она уже полным ходом идет. Граждане, которые возмущаются, что их вот-вот ”цифровизируют” как-то забывают, что у них есть паспорта и прописка. Имея паспорт и прописку, рассказывать о том, что тебя злое государство посчитает вот-вот надо быть конченным идиотом. Но построение этих гигантских баз данных, куда будет залита паспортная информация, медицинская. Чем болел, где на учете состоишь, какое у тебя состояние здоровья. Если ты, например, гипертоник и на тебе висит прибор, который меряет давление... Или диабетик... И прибор, который все время или инсулин, или в крови чего-то меряет. Либо еще какие-нибудь хронические болезни, за которыми надо наблюдение. Все это стекается в единую базу данных, а ее кто-нибудь сопрет. И это какое подспорье разнообразным людям будет. Про цифровые ГУЛАГи говорят, а как от этого обезопаситься не говорят. Сейчас какие-то беседы ведутся про... Что разговоры о сепаратизме в Российской Федерации давно пора приравнять к экстремизму. Помнишь, у нас там один был... Забыл фамилию. Который ратовал за отсоединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области от России.

Клим Жуков. Помню.

Д.Ю. Как Украину от России отделили, все нормально. И Санкт-Петербург от России надо отделить. Так вот. За такое, за озвученный призыв, теперь вроде от шести до восьми собираются давать. Да. Безопасность государства, это конечно хорошо. Вот бы еще обезопаситься за распространение таких цифровых данных. С десятки я бы начинал.

Клим Жуков. Как ты понимаешь, этим заниматься будут, скорее всего, сами сотрудники. За небольшие денежки, как правило. И это в рамках капиталистической системы применить вообще невозможно. Это же товар вполне возможный. А если это товар, его обязательно, при наличии спроса... Тут никакие не помогут ни десять лет, ни расстрел. Все равно найдется тот, кто подумает: ”Меня точно не поймают”. Между тем... Естественно, Джесси оказался в больнице. Потому, что отделали его...

Д.Ю. Это, кстати, редкий случай, когда гримеры правильно подходят к процессу. Первое. Бил справа. Поэтому левая сторона разбита. Со стороны правой руки Хэнка. Во-вторых. Как это обычно, знаешь... У нас в детстве в школе были алюминиевые ложки. Берешь, поскребешь... Такой синяк образуется отличный. Обычно в кино так и делают. Чуть-чуть подкрасили и понятно, что тебя били. А синяк-то и побои, они без опухоли не бывают. Ну, и тут вся левая сторона у Пинкмана распухла, глаз не открывается. Пинкман прекрасен, я считаю.

Клим Жуков. Да. И потом у него будет чуть ли не полсезона сходить.

Д.Ю. Не удивительно. Да. Это суровая травма. У меня товарищу так в рыло дали и сломали... Я не помню как называется. В просторечии скула называется. Вот эта вот кость. Вот здесь. А тут если пощупаешь, там есть такая ямка. В этой кости есть такая ямка. Помнишь художественный фильм, Стивен Сигал на поезде? Помнишь, там злой террорист был седой? Он кого-то за рожу хватал и пальцем сюда. Вроде какой-то глазной нерв проходит. Когда пальцами давишь, получается очень больно. Вот товарищу дали, сломали эту кость. Она вдавилась. Защемило этот нерв. Человек такие муки претерпел. Дыру какую-то сверлили, штопор заворачивали, кости назад вытягивали... Тихий ужас. Это Пинкману повезло, что такого не случилось.

Клим Жуков. Тем не менее. Отделали его. Сол Гудман фотографирует. И много, и смешно острит. Пришел Уолтер Уайт. ”Теперь ты официально самый симпатичный член команды”. И сообщает Пинкману, что: ”Ты так сильно не грусти. Штука с тобой приключилась дрянная, но теперь к тебе близко никто не подойдет. Потому, что адвокаты выстроились в очередь, чтобы защищать господина Пинкмана, подвергшегося немотивированному насилию. И теперь прокурор ни одной санкции против тебя не подпишет. Это все может попасть в прессу. И тогда будет...” Но Пинкман все это не очень воспринимает. Потому, что когда пришел мистер Уайт, он говорит: ”Твоему свояку конец. Я на него не просто подам в суд. Я буду на него подавать в суд. Все вообще у него отсужу. Совсем все. А как только отсужу, немедленно куплю новый трейлер и снова буду варить. Буду варить много, еще больше. Потому, что у меня пропуск есть на волю”. Тут даже веселый адвокат слегка как-то охолонул. Он говорит: ”Я похоже слишком сильно описал преимущества твоей фотографии. Он не настолько здорово работает”. - ”Нет, я не про фотографию. Вот мой пропуск”. И показывает на Уолтера Уайта. ”Как только меня арестуют, я тут же сдам Хайзенберга”.

Д.Ю. Вот тут я бы на его месте метлу бы попридержал. Потому, что если все такие вспыльчивые парни, тебя тут на больничной койке и задушат. Какие-нибудь трубки выдернут, лекарства правильные дадут. Ты чего такое говоришь-то, идиот? Это вообще.

Клим Жуков. Ну, честно говоря, опять же... Если бы тут все решал мистер Хайзенберг, в его сегодняшнем издании, то конечно у Пинкмана... Он прямо держит его за самое больное. За мораль. Которая где-то там у мистера Уолтера Уайта в голове, на заднем фоне все еще... Он же пытается вести себя как приличный человек. Тут нужно вспомнить, что мистер Уайт сейчас ничего не решает. За ним стоят настоящие матерые уголовники. Вот прямо от сих, до сих. Которым замочить одного наркомана... Не то, что каких-то дурных мыслей не вызовет. Это сделают вот так... Причем очень странно, что его не шлепнули. Конкретно очень странно. Потому, что этот дебил сделал все, чтобы достать своих партнеров по опасному бизнесу. Он знает много, ведет себя неконтролируемо. Может привести не просто к какой-то лаборатории. Он знает мистера Уайта, который знает Густаво Фринга, самого главного. Это значит, что у этого дебила, у Пинкмана, жизни на сутки. Как мне представляется. Это не мистер Уайт сопливый. Это суровые уголовники.

Д.Ю. Ну, мистер Уайт сам не должен бросаться его душить. Должен всего лишь пойти рассказать. И тут два брата... Как они там... В костюмах с отливом и в этих прекрасных ботинках, которым позавидует сам старик Хоттабыч.

Клим Жуков. Ну, эти-то вальщики картеля. У мистера Фринга есть свои вальщики. Ну, тем не менее. Очень странно, что его не шлепнули. Понятно, что кино бы тогда не было. Но если говорить про правду жизни, этот дебил... Как было сказано в фильме ”Snatch”: ”Вы ходите по тонкому льду, мои друзья”.

Д.Ю. Кирпич прекрасен.

Клим Жуков. Видно, что переговоры с Джесси Пинкманом зашли в тупик. И он как-то вообще закусил удила. Но мистер Уайт показывает себя просто великолепным знатоком человеческой природы. Он говорит адвокату Солу Гудману: ”Он не расскажет никому. Если он раньше не рассказал, когда его избивали до смерти”. Не надо ему самому ничего говорить. Нужно один раз попасться. С угрозой присесть лет на двадцать. И вот после этого он точно все расскажет. Вот безо всяких... Даже если он вообще будет молчать, это же человек не глубоко законспирированный. Проверят его связи и выйдут на тебя. А мистера Хэнка Шрейдера в это время допрашивает собственная безопасность. И по всему выходит, что как-то дяденька очень сильно... Ему говорят: ”Пока вы отстранены до вынесения официального решения. Мы вам руки сфотографируем”. И все. Отправляют его домой.

Д.Ю. Кровавые лапы.

Клим Жуков. Встречается он со своей женой. Там у него слезы, сопли. Все плохо.

Д.Ю. Пропал оперуполномоченный. Эти рыдания, это вообще уже за гранью. Такого дурака свалять. Вернемся чуть-чуть назад. Это он вломился в дом в чужой. Он все равно туда зашел. В чужой дом. Бил этого, который никто, ничего... Ладно бы там стрелял в него... Тут хоть как-то коллеги, хоть что-то бы поняли. Зачем ты все это делал, идиот? Ты же не сразу, когда это случилось, пометался по больнице, вышел, тут Пинкман стоит... Нет. Это время прошло. Поехал к дому, ворвался в дом, избил. Съехал с катушек. Еще и рыдает теперь. Раньше рыдать надо было. Вот тогда бы рыдал.

Клим Жуков. В общем, все плохо. А чтобы ему было не так плохо в домик к мистеру Уайту приезжает его жена, Скайлер, которая говорит: ”Я конечно не знаю, но Хэнк проводил расследование. Какой-то фургон. Какой-то Пинкман. На тебя это может его вывести?” Хайзенберг говорит: ”Нет, не может”. - ”А ты можешь помочь Хэнку?” - ”Как я помогу Хэнку?” - ”Поговори с этим Пинкманом”. - ”Поговорить могу. Только зачем?” - ”Мы же семья”. - ”Мы были семья”.

Д.Ю. Гадина. Ну, гадина.

Клим Жуков. Ты же хочешь развестись. Вот, пожалуйста. А Шрейдер, это даже не кровный родственник. Это муж твоей сестры. Вот, все. Сейчас мы перестанем быть семьей после развода. Но вот тут конечно Уолтер Уайт ведет политику, как мне кажется...

Д.Ю. Да, разумно абсолютно. Это характерный штрих. Она пришла и такое попросила. А Хэнк... Мистер Уайт. Он, может быть, и не думал ни о чем таком. Но она пришла, задала вопрос. И это мгновенно у него в башке перемкнуло и двинуло его в правильную сторону. Что надо делать. Может он с этим Пинкманом поговорил, ну, и видит, что с малолетним дебилом общаться бесполезно. Там ярость, припадок и всякое такое. А вот с ней поговорил... Наверное, надо побеседовать дополнительно. Тут могут быть совсем другие бонусы. Это исключительно верный ход. Это совершенно правильные штрихи к превращению скромного химика в матерого уголовника. Это мне больше всего нравится.

Клим Жуков. Так точно. Штришки такие, моменты, которые подчеркнуты с исключительным мастерством, очень к месту. И постепенно, что самое главное. Сейчас мы не сильно избалованы кинопроизведениями, которые имеют постепенное развитие сюжета. Быстро туда побежал... Это кино называется. А тут нет. Классическая, очень хорошая драматургическая школа. Нравится. Кузены в пустыне встречаются с очень говорливым продавцом оружия. Который по фенотипу, по манере речи очень сильно ”косит” на Стива Бушеми. И он заманивает их к себе в фургон: ”Давайте быстрее разберемся с делами. Потому, что мне нужно встретиться с одной девицей, которая любит, чтобы ее обоссали. Вообще-то я думал, что такие дела любят те, кто живет севернее. Потому, что у нас и так тепло. Это ведет к тому, что ты можешь согреться. Я не настолько умный, пускай об этом ученые думают. Чем могу помочь?”

Д.Ю. Крупными мазками. Да. Обрисовали образ.

Клим Жуков. Маркетинговая речь. И тут же подарил, чтобы показать, что у него в самом деле все есть, патрон от пистолета ”Кольт”. Точнее экспансивную пулю. Страшная штука совершенно. У нас обычно называлась в детстве ”разрывная пуля”. У нее пустая головка и подточенные краешки. При попадании в кость, она таким ”цветком” разворачивается. И наносит ужасные травмы. Да. Хотя, по-моему, 45-й калибр ”Кольт”, он и так не подарок. Мягко говоря. Пуля весит, по-моему, 14,9 грамма, скорость 260 метров в секунду. Жуткая совершенно... Жуткая штука. Творение Джона Браунинга. Хотя называется ”Кольт”, а делал его Браунинг.

Д.Ю. К нашим друзьям в Эстонию. В Эстонии я там пострелял. Конечно без промаха. Замечательно. Даже как-то и не знаю. Настолько хорош. Не с чем даже сравнить. Очень хороший. Если у нас будут продавать когда-нибудь пистолеты, я себе ”кольтов” штук пять сразу куплю. В обязательном порядке.

Клим Жуков. Очень хорошие. Это у меня из пистолетиков самый любимый вообще.

Д.Ю. Лезу обниматься, Клим Александрович.

Клим Жуков. На ”Глок” менять... Я вот не понимаю зачем. Он же, по-моему, великолепен. Лучше уже, по-моему, не сделать никак.

Д.Ю. Из ”Глоков” мы там тоже стреляли. Хороший пистолет. Но этот как-то по всем параметрам... И как в руке, и внешний вид, калибр. Все как надо. Отличный.

Клим Жуков. Да. Ну, и конечно они спрашивают: ”У тебя жилеты есть?” Про патрон мы помним. Патрон он спрятал во внутренний карман своего пиджака. Один из них, не помню кто. ”Жилеты есть?” - ”Вот, смотри”. Какой-то такой кевларовый жилет. ”Остановит пулю. Враг не пройдет”. Этот разливается соловьем. Эти максимум говорят два слова. Не больше. ”Он работает?” - ”Работает”. Расстегивает рубашку: ”Из дома без него не выхожу”. После этого один из братьев достает ”Кольт” и ему стреляет в грудь.

Д.Ю. Толково. Немедленно напоминает художественный фильм ”Gomorra”. Художественный фильм рекомендую к просмотру. Он тупо хороший. Хороший. Там, так сказать, кадровая работа среди неаполитанских детей ведется. Кого можно брать в организованную преступность, а кто не годится. Там с ребенка на ребенка переодевают бронежилет. Там такие... Лет по 10, по 12. Взрослый дяденька в них из ”волыны” лупит. Дети падают как карандаши, сознание теряют. Но типа вот... Забоялся, не забоялся. Атас. Есть еще, кстати, сериал. Меня тут друзья-товарищи попинали, что: ”Ты в обязательном порядке посмотри”. Сериал ”Gomorra” производит странное впечатление. Где про гопников, там все волшебно. Сущность жизни гопников создатели понимают хорошо. Где про авторитет, там не понимают вообще ничего. Но в целом, как сериал, хорош. Мы о нем тоже поговорим. Ну, то есть, вот выстрел... ”Я из дома без него не выхожу”. Это мне всегда интересно. Граждане видимо просто никогда сами их не носили. Ну, то есть, как ты его под рубашку? А там что на тебе? Майка? А сверху бронежилет? Это совсем другой размер одежды нужен. Совсем другой. Ты в нем потеешь. И что ты весь день в нем ходишь? Это как любители короткоствола все время про пистолеты. Как бы они все... ”Как бы я везде ходил с пистолетом...” Ну, первое. Кобура подмышкой будет? Она тебе все шмотки протрет, ее неудобно носить. Пиджаки нужны специальные. Или специфические куртки. Нормальные люди пистолеты носят в штанах. При этом следует помнить, что они смазаны маслом. Пистолеты. А значит у тебя все все время будет грязное. Рубашка износится, я не знаю, в течение месяца. Штаны туда же. В полиции не такие богатые люди, чтобы менять рубашки и штаны ежемесячно. В общем, удивил с бронежилетом. С такого расстояния из ”Кольта”... Я даже не знаю что бы там с ним было.

Клим Жуков. Он очень сильно ругается, говорит: ”Что же вы, идиоты, делаете?” Брат достает из бронежилета помятую пулю, показывает другому. Тот кивает. Немедленно ему на грудь кинули сколько-то ”баксов”. Забрали два бронежилета. И были таковы. Великолепная сцена. Очень смешно.

Д.Ю. Интересно... А где они цены узнали? Если он цену не говорил.

Клим Жуков. Видимо это стандартная цена за действующий бронежилет. И еще немного за сломанное ребро. Тут-то мистер Уайт кое-что задумал. У него родилась грандиозная идея, он кое-что задумал. А именно. Он стоит, смотрит в лаборатории на какой-то манометр. И спрашивает своего напарника, Гейла Боттикера: ”Почему тут 75 градусов?” Он говорит: ”Так ты сам сказал, что нужно выставить на 75”. - ”Я говорил 85. Поздравляю. Ты только что сварил 190 литров бесполезной бурды. Сливай все”. И тут же стучит на него Густаво Фрингу, говоря, что: ”Ваш этот Боттикер не вывозит. Мне нужен Джесси Пинкман. Потому, что у нас несопоставимый уровень взаимопонимания. Я его буду контролировать. Мне нужен Пинкман в качестве напарника. Химик Боттикер не нужен”. Понятно, что он его выживает для того, чтобы как-то этого самого Пинкмана применить и заставить отозвать обвинение против своего свояка. Это важно. Оказавшись в больнице, он вступает с Пинкманом в диалог. Говорит: ”Мне нужен новый лаборант. Даже более того. Партнер. Поступай на службу. Все будет как раньше. Поделим пополам. А это, между прочим, 3 миллиона долларов. По полтора каждому”. Пинкман тут же впадает в истерику и говорит: ”Все это мне не нужно. Я не от денег отказываюсь, а от тебя отказываюсь. Потому, что все из-за тебя. Я никогда не был такой одинокий, такой несчастный. Все, что я люблю уничтожено”.

Д.Ю. Немедленно вспоминается известный анекдот. Как идет интеллигент очкастенький по улице. С портфельчиком, весь чистенький. А ему навстречу уголовник. Проходит мимо, интеллигенту нож в живот. Тот: ”А...” - ”Ой, ой какие мы нежные”. Вот так должен был поступить Уолтер Уайт.

Клим Жуков. Пинкман прямо молодец. Вообще молодец. Потому, что чем собственно перед ним провинился мистер Уайт? Мистер Уайт его пристроил к делу. Снял с иглы. Точнее... Чем он там упарывался? Может быть и героином. Точно. Снял с иглы, вылечил. То есть, откровенно странно. Какие у тебя друзья, дорогой товарищ? У тебя есть дебил Дохлый Пит, дебил Барсук. Вот такие у тебя друзья. Понятно, что не очень. Ты же сам в этом виноват. Мистер Уайт к кругу твоих знакомств вообще... В общем, очень странно. Но понятно, что истерика. Все вокруг виноваты кроме него. А мистер Уайт слушает и не возражает. Потому, что мистер Уайт умный. Потому, что с малолетними дебилами в школе он наобщался вот так. Точно знает что от них можно ждать. В каком объеме и как. Он сейчас покричит, всех обвинит. После чего мистер Уайт говорит: ”Ну, хорошо. Ты подумай. Кстати, а метамфетамин ты варишь хорошо”. Так бросил напоследок и ушел. И все. Развел как чай в стакане. Красота вообще. Красота. И тут же конечно сама ситуация поразительная. Потому, что два человека спорят и ссорятся из-за того, что один варит наркотики плохо, а другой хорошо. Товарищи, вы не уголь в забое для родной страны добываете. Вы не платы для микросхем паяете. Не занимаетесь изобретательством какого-нибудь полезного лекарства. Вы два скота, которые варят яд. И вот вы прямо сейчас ссоритесь кто из вас это дерьмо варит лучше. Прямо прекрасно. Потому, что это весь фильм. Не знаю как они добились. Очень здорово вышло. Они весь фильм, что эти два чувака просто работают на работе. Один лучше, другой хуже. Это фактически драма на производстве.

Д.Ю. ”А чего такого?”

Клим Жуков. То есть, все моральные рассуждения, они примерно были озвучены Гейлом Боттикером, который сказал: ”Они же все равно купят наркотики. Пускай они купят у меня”. На этом уровень моральной рефлексии полностью останавливается. Хотя что эти наркотики делают с людьми, там же в фильме показано. И контраст конечно жуткий, пугающий. Когда нормальные люди совершенно... Мистер Уайт нормальный человек. Ты, проходя мимо такого на улице, никогда не скажешь, что он уголовник. Никогда. Ну, Пинкман просто дурачок, дебил. Доцент, ботаник Гейл Боттикер. Они нормальные. Даже местами симпатичные. Моральные терзания, семейные проблемы. Он с женой поссорился, с женой помирился. При этом он каждый день ходит на работу, варит наркотики. Тут же показывают, что эти наркотики делают с людьми. Результат их работы. Семейные проблемы, милые радости буржуазной жизни. А напротив уничтоженные людские жизни. Просто уничтоженные. Там когда показывают некоторых персонажей, амфетаминовых торчков, там понятно, что уже все, лечить бесполезно. Это уже не человек фактически. Он уже все... Его можно только изолировать от общества. Больше с ним ничего нельзя сделать. А это все результат того, что кто-то деньги зарабатывает. Что тут такого? Он же просто зарабатывает деньги. И тут конечно огромный заряд этой самой морали. Я не знаю, Винс Гиллиган в самом деле такой антикапиталист? Или это как большинство серьезных художников, которые живут на Западе, они просто описывают современную им реальность. А реальность настолько чудовищная. Просто чудовищная. Что как ты ее ни описывай, это описание... В виде книжки ли, в виде фильма ли. Получится просто фильмом ужасов. Потому, что мало кто понимает, смотря фильм ”Во все тяжкие”, что это не детектив какой-нибудь. Реальный фильм ужасов. Потому, что мистер Уайт на глазах у нас превратился в монстра похуже чужого. Из известного фильма ”Чужой”. Одноименного. С тем-то по крайней мере понятно. Он выглядит... Там у него кислота вместо крови. Ходит, всех жрет. Там у него зубастый язык. А по этому же не скажешь. Он же нормально выглядит. Но при этом он гораздо страшнее. Потому, что один чужой, этот монстр, может сожрать 5-10 человек. Мистер Уайт убивает миллионы людей. Ну, или потенциально может это сделать. Он развел Пинкмана как чай в стакане. Ушел. Через пять минут Пинкман лежит на кровати, тут же позвонил: ”Партнеры?” - ”Партнеры”. - ”Пополам?” - ”Пополам”. - ”Согласен”. Все. И мистер Уайт такой... А Шрейдеру выдвигают официальное заключение по его делу. Ему жена его: ”Это же дегенерат, а ты заслуженный... Скажи, что ты защищался”. Шрейдер говорит: ”Это... Я так делать не буду. Очень глупо звучит. Ценю за дружеский семейный совет, но мы так делать не будем”. Опять же он ей говорит: ”Я в самом деле очень сильно испугался в перестрелке с Саламанкой. У меня постоянные панические атаки. Я не волоку эту службу. Мне плохо”. Ну, и все. Он приезжает не встречу с агентами собственной безопасности. Агент собственной безопасности говорит: ”Вы точно не хотите отказаться от показаний или изменить их? Тогда извините. Вы отстранены временно от службы лез сохранения денежного содержания. И сдайте оружие”. Ну, все. Свой большой черный пистолет сложил, значок сложил. И такой уже... С чувством раскаяния выходит на улицу, покупает жене веник цветов, звонит: ”Нам ли быть в печали? Я в порядке. А почему я в порядке? Потому, что оказывается почему-то Пинкман не выдвигает обвинение. И никакого суда не будет”. В самом деле. Так вот сложилось. Умный вроде мужик. Опытный сотрудник.

Д.Ю. Да. На фотографии видны уши фотографа. Это вопросов вызывает гораздо больше, чем твои действия когда ты его избил. А зачем он отказывается? Ты с ним даже не встречался. Ты с ним не разговаривал. То есть, тут... Это же как открытие планет на кончике пера. Значит, вмешалась какая-то сила. Которая присоветовала Пинкману, чтобы он не подавал... Что-то случилось. Так просто не бывает. И здесь не радоваться надо. Так.

Клим Жуков. Да. И кстати, он же не один такой. Первый, кто ему сообщил об этом, это начальник. С такими седыми усами. Высокий мужик. Заслуженный ветеран правоохранительных органов, который говорит: ”Пинкман не будет выдвигать обвинений”. Шрейдер спрашивает: ”А почему?” Гениальное объяснение: ”А хер его знает”.

Д.Ю. Профессионал. Да?

Клим Жуков. А я бы, наверное, скорее всего, просто бы попытался поинтересоваться: ”Что случилось? Почему это вдруг мой косяк никто не будет преследовать по суду?” Хотя могли бы и должны были бы. Никаких полезных мыслей по этому поводу нет. И вот уже сидит Шрейдер у себя в машине, а ему звонок в телефон. Чей-то измененный голос говорит, что: ”Два мужика идут тебя убивать. Через минуту они дойдут до твоей машины.

Д.Ю. Это мне напоминает страшную сказку: ”К твоему дому приближается гроб на семи колесиках...” Я когда в состоянии подпития иду домой, всегда звоню и сообщаю, что к дому приближается гроб на семи колесиках. Это вселяет ужас в родных и близких. Они знают, что сейчас будет. Так.

Клим Жуков. Да. Короче говоря... Ему сообщают...

Д.Ю. Позвольте перебью еще раз, Клим Александрович. А кто это звонил? И зачем?

Клим Жуков. Понятно кто. Это Густаво Фринг звонил. Или кто-то из его подручных. Потому, что у него задача максимально нагадить картелю на территории США. Чтобы они просто к нему не лезли. А это... Приехали две торпеды тупые и сейчас завалят. Вот прямо сейчас. Это вы что себе позволяете? Что вы себе позволяете, дорогие коллеги? Но, чтобы им было интереснее, все-таки не просто торпеды, а родственники руководителя, он предупреждает, чтобы предпринял какие-то меры. Человек обученный. И так хорошо, и это хорошо. Поэтому конечно... На Шрейдера же навел кто? Фринг. И предупредить об этом мог только он. Или кто-то из его подручных. ”К вам приближается гроб на семи колесиках...” Конечно, Шрейдер думает, что это его разводят коллеги. Он немедленно звонит своему напарнику и говорит, что: ”Эта шутка даже для тебя тупая”.

Д.Ю. То есть, после звонка про жену Хэнк Шрейдер не верит никому. Молодец.

Клим Жуков. Да. Но, тем не менее, он занервничал. Посмотрел направо, посмотрел налево. Тут какая-то тетя идет, так какой-то дядя идет. Хотя, наверное, нужно было давить на педаль и очень быстро уезжать. Но вот замешкался. И все, уже мы видим двух братьев, которые идут с пистолетами и стреляют по машине. Один сзади, другой сбоку. Шрейдер одного, который был сзади, ударил бампером своего джипа, прижал его к другой машине. Серьезно его покалечил. Ударился он о заднее стекло. Выбил заднее стекло автомобильное. Пистолет улетел прямо в машину к Шрейдеру. У Шрейдера-то оружия нет, мы же помним. А вот уже есть. Доходит второй бандит, смотрит, что никого нет в салоне. Смотрит на своего покалеченного брата, тот говорит: ”Терминадо, терминадо...”

Д.Ю. ”Кончай его”. Молодец. Машиной задавили, а он все про работу думает. Дурак конечно, что так подошел, что задавить можно. Я конечно не знаю. Даже тупых учат, когда ты типа к автомобилю подходишь...

Клим Жуков. Ни спереди, ни сзади нельзя вставать.

Д.Ю. Да. Может тебя, например, ударить дверью. То есть, стоять надо в специфическом месте. Желательно вдвоем, чтобы один подходил, а второй сбоку был. Удивительно. Так.

Клим Жуков. Тут чего-то как-то очень глупо сделали. Оба два.

Д.Ю. Для того, чтобы пистолет залетел в кабину к Хэнку, в салон. Вот только для этого. Так.

Клим Жуков. Все. Выходит второй. А там уже Шрейдер с трофейным ”Кольтом”. И прямо ему в упор три пули в грудь. Но там-то, мы помним, там бронежилет. Одно мне конечно слегка во всех этих историях про бронежилеты... Ну, там расстояние метра три. Ну, пять. У этой пули энергия 590 джоулей. Или 509 джоулей. Это адская энергия. Адская. И вот в упор три пули в грудь засадили. И чего? Этот даже не покачнулся.

Д.Ю. Я бы сказал, что это, примерно, как бревном с разбегу.

Клим Жуков. Три раза.

Д.Ю. Да. Мало того, что сильно стукнет, еще и внутренние органы так подвинет. Мало не покажется.

Клим Жуков. Тем более там не просто внутренние органы. Он ему стреляет в сердце. В район сердца. Это три раза такой дубиной по мотору. Никаких вообще... Хотя только что они в мужика выстрелили один раз и тот аж весь... А тут что-то не так. После чего у Шрейдера кончаются патроны. Бандит достает пистолет и два раза в Шрейдера. У того бронежилета нет, он падает. Убийца говорит: ”Слишком просто”. И уходит к своей машине за любимым топором. А когда он приходит, там уже все. У мистера Шрейдера с третьего раза удалось патрон положить в патронник, взвести курок. Когда он замахнулся топором, бандиту отстрелили голову. Совсем. Около Шрейдера топор в асфальт. Серия кончается. По-моему, очень круто.

Д.Ю. Тут, естественно, дети тебя поправят. Это была не обойма, а магазин.

Клим Жуков. Это все меняет.

Д.Ю. Не меняет. В общем действительно как-то странно. То есть, я конечно понимаю тягу пацанов к костюмам с отливом, к красивым ботинкам. Но как-то это... ”Раз пошли на дело я и Рабинович...” Ну, наверное, пистолеты смазываете, нет? Перед тем, как выйти. Сколько вы патронов берете? Хотелось бы узнать. Достаточно ли вам бывает двух этих самых магазинов? Как говорил мой коллега в школе милиции: ”А почему нам дают только 16 патронов?” - ”А чего такое?” - ”Бежит на меня толпа. 16 человек я застрелю, а дальше что?” Вот. Тут вопрос. Как-то они упакованы странно. Во-вторых, я не знаю конечно... С моей точки зрения ты же как... Терминадо. Ты же как терминатор. То есть, ликвидатор. Соответственно первое, что в тебе должно быть, ты не должен привлекать внимание. Например, вот этими замечательными ботинками с черепами. Которые любой нормальный человек запомнит просто на всю жизнь. На всю жизнь запомнит какого идиота он видел. Это раз. Костюм с отливом, это два. Ты как мышь серая должен быть. Неприметный. Не одинаковые. Отличаться должны. Ну, а дальше какое-то снаряжение. Куда эти магазины растолкать, чтобы удобно было выхватывать, перезаряжать. И прочее. Если это у тебя ремесло, ты этим зарабатываешь на жизнь, там без дураков. Во-первых, надо постоянно стрелять. Ну, минимум два раза в неделю. Чтобы навыки не атрофировались. А, во-вторых, как-то оно должно быть удобно. Не в кармане пиджака с отливом. Странно. Но про патрон смешно придумали.

Клим Жуков. Патрон поместили в карман. Патрон выпал. И вот... Очень здорово. Эта серия конечно, на мой взгляд... Ни к чему никого не призываю, не настаиваю ни на чем. На мой взгляд эта серия послабее предыдущей. Но в качестве некой логической развязки все равно хороша. Все равно хороша. Перестрелка была в конце очень странная. Но кто мы такие, чтобы им советовать? Этим мексиканцам. Они вот так умеют.

Д.Ю. Ну, я бы так сказал, что в этом деле не нужны ветераны десяти горячих конфликтов в разных местах глобуса. Справляешься эффективно, получается у тебя... Может, ты стрелять не умеешь. Просто близко подходишь и башку дырявишь. Ну, какие претензии... Нормально. Справляется. Тем не менее, смотрится с интересом. Больше всего удивительные рыдания Хэнка. Это что такое? Вообще раскис. И идиотия Пинкмана. Ну, Пинкман, поскольку идиот по жизни, не разочаровывает никогда. Как там кричал сержант Хартман: ”Ты не будешь есть! Ты не будешь спать!” Можно подумать, Пинкман доблестного Хэнка загнобит. Ладно бы как злобный уголовник, а то тут: ”По судам затаскаю”. Уважаемые люди не могут обращаться в милицию, в полицию. Потому, что если ты обращаешься в милицию, значит, ты ”терпила”. Ты все вопросы должен решать сам. Что это такое: ”Я его засужу”. Что это? Уолтер Уайт. Вот человек на правильном пути. Вот становление, понимаешь. А это... Что это такое? Стыдно за Пинкмана. Вот, что я вам скажу, граждане зрители. Жгучий стыд. ”Терпила”. И дружки его. Все эти Бобры, Барсуки, Тощие Питы и все остальные. Такие же уроды. Спасибо, Клим Александрович. С нетерпением ждем следующих.

Клим Жуков. Пользуясь случаем, хочу доложить. Мы с Константином Анисимовым, оказавшись заперты на два месяца в Таиланде, чтобы не простаивать, записали три видеокурса. Строго научных. ”История Юго-Восточной Азии”, ”Религия Индии и Юго-Восточной Азии”, ”Современность, быт, обычаи, праздники, верования Таиланда и Юго-Восточной Азии”. Вот мы по истории запускаем этот самый видеокурс. Скоро совсем. Если кто-то хочет, то можно зайти к нам на сайт, занести денежек и прослушать данный курс. Меня конечно спросят: ”Какие денежки? Вы собственно о чем?”

Д.Ю. Обычные.

Клим Жуков. Мне, чтобы подготовить этот курс, пришлось покупать много книжек. Почему-то капиталист книжки бесплатно мне не дает. Мне их пришлось купить, нам пришлось заплатить за монтаж и прочее. Короче говоря. Там получается на две с половиной, три недели курс. Можно каждый день эти лекции смотреть. Там все буквально. От заселения Юго-Восточной Азии, до создания государств. Большой лекционный курс университетского класса. Константин Анисимов с современностью это дело увязывает. С верованиями, обычаями, во что это все вылилось. От Каменного века до времени после Второй мировой войны. Вот.

Д.Ю. Отлично. Присылай линки. Спасибо. Спасибо, Клим Александрович. С нетерпением ждем следующую.

Клим Жуков. Всем привет.

Д.Ю. Симметрично.


В новостях

26.07.20 13:03 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — третий сезон, седьмая серия, комментарии: 29


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Ulkizz
отправлено 27.07.20 12:05 | ответить | цитировать # 1


Что касается внешнего вида братьев. Тут недавно выкатили представление "спецназа" одного тамошнего картеля... т.е. в скромности мексиканские бандиты не замечены.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк