Клим Жуков про Раковорскую войну, часть 2

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

04.03.21


01:40:40 | 203182 просмотра | текст | аудиоверсия | youtube | скачать | все выпуски

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч!

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Продолжаем.

Клим Жуков. Да, у нас Раковорская война, часть вторая. Мы сегодня перенесёмся – как это говорят, это омерзительный термин, я его ненавижу, но т.к. все его понимают, я его сейчас скажу – на геополитические масштабы евразийских просторов. Я почему ненавижу слово «геополитический» - потому что у нас на Земле вся политика гео, потому что «гео» - это, блин, «Земля», а вот когда у нас полетят космические корабли к просторам Большого театра, у нас будут астрополитика и геополитика, а пока у нас вся политика гео, и говорить «геополитика» - это говорить как примерно «политическая политика», что-то вот такое вот, или «земляная земля», ну как-то бред.

Д.Ю. Просто масштаб надо несколько другими терминами обозначать.

Клим Жуков. Конечно. Стратегического масштаба политика, потому что самый главный вопрос, который возникает в именно политическом раскладе всей раковорской истории – как, чёрт возьми, туда вообще включился великий князь Ярослав Ярославович, потому что, с одной стороны, конечно, он лично, ни он, ни его городовой полк, ни его двор, ни кто-то вот прямо из его непосредственно подручных, которые бы находились вот прямо... условно говоря, кто мог бы представлять его непосредственно – вот никого не было во всех военных предприятиях Раковорской войны, но он там участвовал не просто крепко, а по полной программе, причём даже не очень понятно, на чьей он там стороне был.

Ну нет, конечно, кажется, что он строго на стороне новгородцев, вот абсолютно, только – ну как, он же туда прислал вместо себя Дмитрия Александровича, т.е. племянничка младшего, сына Александра Невского? Прислал, и он там геройски выступил. Более того, как мы уже выяснили, он был формальным главой похода, хотя, конечно, судя по всему, по-настоящему там стратегией и тактикой не он рулил в силу того, что он маленького возраста был очень. Хотя Бог его знает – вот Александру Невскому это не мешало совсем, в смысле – маленький возраст, он же тоже очень рано начал командовать. Ну, Бог знает, там в любом случае были люди куда более опытные, мне кажется, конечно, что непосредственно на поле боя руководил не он.

Но это вопрос вообще десятый в данном случае, потому что вот есть великий князь Владимирский, он там во всём регионе мега-фигура, просто мега-фигура! Его так без затей в ганзейских и орденских документах называют «король Ярицлейв», просто королём. Понятно, что он никакой не король, однако у него были владения... ну, формально не король – у него титула такого нет, но владения такого размера, что он был где-то в уровень с очень сильно не самым плохим европейским королём. Ну понятно, что ему до Франции того времени далеко, вполне естественно, ну просто потому что на всём северо-востоке и северо-западе Руси проживало сильно меньше людей, чем во Франции.

Д.Ю. Но тем не менее на нашем театре он был самый главный, самый богатый, самый военно сильный.

Клим Жуков. Да, фигура! И вообще-то в раковорскую историю он вторгается несколько до конфликта с датской Эстонией, а потом и с Орденом, вторгается он во Псков, потому что Псков, как мы помним, приглашает на княжение князя Довмонта, потому что он сбежал после смерти Миндовга, его там должны были вообще убить и, более того, практически убили.

Д.Ю. Там внутре в Пскове прямо Довмонтов город есть.

Клим Жуков. Да, естественно. Так вот, он сбежал. Его псковичи с удовольствием, как военного специалиста, приняли, над собой князем поставили, и – удивительное дело! – он там проправил 30 лет.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Т.е. очень долго.

Д.Ю. Всех устраивал, да?

Клим Жуков. С 1269-го по 1299-ый год, т.е. он был долгоиграющий невероятно, устраивал всех, и как только...

Д.Ю. А кого не устраивал, тех застраивал, по всей видимости.

Клим Жуков. Ну, при Довмонте такой херни, как это было в 1240-1242 году, не случалось, те. псковичи за него очень сильно держались, им он очень понравился, и его даже назначили святым после смерти.

Д.Ю. О как! Ничего себе!

Клим Жуков. Да, святой благоверный князь Тимофей.

Д.Ю. Тимошка.

Клим Жуков. Да, Тимотий. Тимченко.

Д.Ю. Как это говорит наш Дементий: Бог не Тимошка, видит немножко.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Тимоти.

Клим Жуков. Да. Вот этого Тимоти, когда про него узнал великий князь, он немедленно повёл на Псков войска, тут же, просто почему – потому что ему было очень нервно. Почему нервно – так он литовец, а если сейчас во Псков сядет литовец, так он может вообще Псков в Литву уведёт – ну ведь такое же может быть?

Д.Ю. Запросто.

Клим Жуков. Мы об этом чуть подробнее потом поговорим, просто нужно обозначить этот момент – что Ярослав Ярославович повёл войска на Псков. Он пришёл в Новгород и потребовал у новгородцев, чтобы они выдали ему городовой полк, княжеский двор собрали и вместе с ним пошли на Псков. Новгородцы ему сказали: «Эй, не надо, ну что ты так разнервничался?» Но великий князь же тоже не дурак, он вошёл в положение, понял, что ничего страшного, наоборот хорошо, извинился и уехал.

Д.Ю. Решил, что сам справится или знал.

Клим Жуков. Нет, он просто уехал, он понял, что Довмонт не опасен, потому что он вник в положение молодого человека и понял, что ему в Литву вообще хода нет, совсем, он туда теперь не сможет вернуться, он сможет вернуться только в смысле того, чтобы прийти резать всех, что, в общем-то, и... сразу после того, как его назначили Псковским князем, он сразу пошёл на Литву и там зарезал всех, до кого смог дотянуться, вот тут же – святой же.

Д.Ю. Так святость проявляется.

Клим Жуков. Псковичи говорили: «Господи, святой человек! Святой!»

А дальше получается, конечно, прямо скажем, очень и очень история – мне не вполне понятно, как умудрился Ярослав Ярославович участвовать во всей этой политике? Кажется, он там не участвовал, но нет, потому что, когда новгородцы и псковичи все вместе разобрались с датской Эстонией, у них там уже начинаются какие-то мирные движения, потому что вот битва при Раковоре случилась, потом была осада Пскова, как мы помним, недолгая, новгородцы её деблокировали с переменных успехом – это, опять же, потом можно будет поговорить – и тут же появляется под Новгородом великий князь Ярослав с войсками, и новгородцам приходится вести с ним прямо переговоры, чтобы ничего плохого не случилось. Почему это всё, как это всё? А вот, собственно, почему и как, т.е. почему великий князь в принципе участвовал, но опосредованно, через кого-то, и почему он вообще, прямо скажем, умеренно агрессивную позицию одно время занимал по отношению к Новгороду – вот это, собственно, тайна, как мне кажется, кроется в том, о чём мы сегодня будем говорить. Повторюсь: оно имело под собой корни, которые тянулись чуть ли не до Китая.

Д.Ю. Геополитические.

Клим Жуков. Так точно. На великом курултае 1206 года монгольские воины, как мы помним, подняли Темучина Есугеевича Борджигинова на белом войлоке и присвоили ему титул Чингисхан. Мы знаем теперь это как имя, и это имя прогремело буквально над всей Евразией и ознаменовало появление самой крупной континентальной империи в истории человечества, потому что после похода к последнему морю монгольский бунчук реял над 30 млн. кв.км Земли, 22% земной суши, и населения там было где-то около 130 млн. человек при общем населении планеты 480-490 млн. человек.

Д.Ю. Больше Римской империи было.

Клим Жуков. Т.е. завоевания и Александра Македонского, и Юлия Цезаря, и Аттилы, и Наполеона все вместе исчезают на фоне завоеваний Чингисхана. Но, конечно, как мы понимаем, вот эта раннефеодальная держава, более того, крайне неоднородная экономически, у неё эти размеры – это, с одной стороны, её мощь, а с другой стороны – её слабость, потому что т.к. общее экономическое пространство фактически отсутствовало, большинство регионов были вполне самостоятельные, а значит, не имея совместных экономических интересов, были не заинтересованы во всех других регионах, и тем более в монголах. Ну нет, в своих монголах, которые у них уже сидят, всё нормально, это уже как бы те люди, которые включены в местное хозяйство, в посторонних монголах – нет, и конечно, всё это должно было развалиться.

Д.Ю. Особенно вот деньги вам давать непонятно зачем. Своим – понятно, а вам зачем?

Клим Жуков. Это с одной стороны, с другой стороны, пока был жив Чингисхан и его сыновья, было понятно другое: что как только вы куда-то рыпнетесь – «ну посмотрите вот туда вот... не дай Бог ... посмотрите» – вот так говорил Чингисхан.

Д.Ю. Борис Бритва, да?

Клим Жуков. Да. Но уже внук Темучина Гуюк столкнулся с проблемой коммуникаций. Ну, во-первых, да, экономического сепаратизма и коммуникаций, потому что очень трудно управлять страной, когда приказ идёт от окраины до центра и обратно, т.е. от центра до окраины и потом рапорт об исполнении обратно, т.е. репетуют в одну сторону это минимум месяц, это в самом лучшем случае. Итого два месяца нужно, чтобы ты просто узнал, у тебя приказ выполнили или нет, а может быть, за эти два месяца его уже не нужно было бы выполнять, всё же может измениться.

Д.Ю. Да, непросто руководить.

Клим Жуков. Ну и конечно, всё осложнилось тем, что кругом руководили чингизиды, потому что как и у нас на Руси были Рюриковичи, в державе Чингисхана могли легитимно править только чингизиды, но как ты сообщишь чингизиду о своей непререкаемой воле, если у него есть своя воля такого же чингизида, как ты? Но можно попытаться принудить силой – никто не отменял такого фактора. Но ведь сила-то была в чём – в том, что чингизиды обладали вот той самой непобедимой единой монгольской армией, но теперь, когда каждый чингизид сел на своём уделе, у него тоже есть своя непобедимая армия, конечно, поменьше, но, самое главное, что он такого же размера, как у тебя, ну примерно, и примерно такого же качества, и что получится из столкновения, никто не знает.

Д.Ю. Каждый взял себе удел, кур завёл и в нём сидел, охраняя свой удел, не у дел. (с)

Клим Жуков. Ну и конечно, итог был немного предсказуем, потому что наследник крайнего западного владения, т.е. улуса Джучи, т.е. Бату-хан, очень не любил своего кузена Гуюка, просто очень! Нелюбовь подкреплялась, конечно, как я и сказал, экономической и военной самостоятельностью и большими расстояниями от центра. И вот великий курултай, Гуюка должны утверждать великим ханом, и туда, конечно, Бату не поехал, убеждённый, что очередную встречу с родственником он вряд ли переживёт – такое быть могло, регулярно такое случалось.

Но ведь на великий курултай в Каракоруме невозможно просто взять и не поехать, отделавшись записочкой: «Отстаньте, я не желаю» - поэтому туда поехал Ярослав Всеволодович, наш великий князь, непосредственно подчинённый Бату-хану, и в 1246 году он скатался, и обратной дороги уже не пережил – ну, концы огромные. Говорят, что его там отравили – нахрена? Я каждый раз поражаюсь: зачем и Ярослава, и Александра Ярославича – зачем их было травить? Это же верные союзники. Нет, ни в коем случае! Это, представьте себе, вам год ехать на коне. Это в частном самолёте 11 часов лететь – вон Лёша Навальный из Омска летел...

Д.Ю. И что вышло?

Клим Жуков....и то поплохело как, очнулся в Германии.

Д.Ю. Да. И сразу начал ролики снимать.

Клим Жуков. Тут же!

Д.Ю. Не выходя. Как он там сказал: «Я ещё когда в реанимации лежал, это придумал».

Клим Жуков. Ролики снимать?

Д.Ю. Да-да.

Клим Жуков. Так вот, конечно, начались проблемы выплаты налогов из улуса Джучи, из Золотой Орды, как мы это называем неправильно, в то время так не называлось. Так вот, проблемы с поступлением налогов, личная неприязнь. Мы знаем, что в 1248 году Гуюк прямо двигает армию на Бату-хана с целью его победить и убить, судя по всему, но первая усобица не состоялась просто потому, что Гуюк по дороге умер в Мавераннахре.

Д.Ю. А филологический вопрос: его точно звали Гуюк? Может, он какой-нибудь Хуюк?

Клим Жуков. Мы так говорим по-русски, конечно же. Мы же и «Баты́й» говорим, а не «Ба́ту».

Д.Ю. Батыга.

Клим Жуков. Да. Ну а следующим повелителем выбрали Менгу – это был наследник четвёртого сына Чингисхана Толуя и племянницы кереитского Ван-хана Сорхахтани-беки, и вот он пользовался исключительным расположением Бату. Во-первых, Сорхахтани-беки предупредила Бату о готовящемся походе Гуюка, т.е. Бату успел подготовиться ко всему этому вопросу. Ну кроме того вместе с Менгу Бату участвовал в Западном походе, т.е. Менгу – это был его боевой друг, что называется.

Д.Ю. Войсковой товарищ.

Клим Жуков. Да, однополчанин. И Рашид ад-Дин так изложил... ну это 14 века, понятно, в книжке «Джами Ат-таварих» так изложил слова Бату о хане Менгу: «Из всех царевичей один Менгу-каан обладает дарованием и способностями, необходимыми для хана, так как он видел добро и зло в этом мире, во всяком деле отведал горького и сладкого, неоднократно водил войска в разные стороны на войну и отличается от всех других умом и способностями; его значение и почет в глазах Угедей-каана, прочих царевичей, эмиров и воинов были и являются самыми полными. Хан послал однажды его, его брата Кулкана и Гуюк-хана со мной, Бату, и с Ордой... в края Кипчака и в государства, кои находятся в тех пределах, дабы мы их покорили». Т.е. Бату любил Менгу, и в 1255...

Д.Ю. Филологический вопрос: «каан» - это «каган»?

Клим Жуков. Да, это одно и то же тюркское слово: «каган», «хан» – всё это «царь» обозначает всего лишь, ну или «король», «правитель» - там точного перевода-то нет, потому что мы привыкли по-русски говорить «царь», но «царь» - это «император», а «хан» изначально... ну как ты можешь сказать, что он император? Нет, это просто какой-то правитель очень-очень высокого ранга, но т.к. мы ограничены лингвистически своим языком, вынуждены говорить именно вот это слово. В 1251 году под давлением джучидов и брата Чингисхана Бельгутея избирают Менгу. Бату его признаёт... Бату он признаёт «ага», т.е. старшим в роду, и гражданская война на время прекращается, но вот в 1256 году умирает Бату. За два года умирают и его сын и внук, т.е. Сартак и Улагчи. Сартак – это тот самый, про которого придумали, что он был побратимом Александра Невского, о чём источники сообщают нам ровно ноль информации, это Гумилёв придумал. Трон занимает брат Берке, который, кстати говоря, младших родственников – и Сартака, и Улагчи, скорее всего, уморил, вот тут очень большие сомнения есть, что они сами умерли так неожиданно: за два года – раз-два, всё, и никого нет.

Д.Ю. Так удачно сложилось, да?

Клим Жуков. Удачненько, да. Ну а через три года, получается, в 1259-ом во время похода в Китай к Тенгри ушёл и Менгу-хан. И вот тут-то личные связи, которые просто по дружеским отношениям скрепляли всю империю, перестали существовать, и начинается чудовищная война, которая империю Чингисхана буквально в считанные годы уничтожила, потому что вот 1259-ый, а вот 1960-ый год – в мае 1260 года курултай в Кайпине избирает ханом толуида, т.е. наследника Толуя, Хубилая небезызвестного. А тут же сепаратисты образуют в Каракоруме свой курултай, правильный, и прыгают там за его младшего брата Ариг-Бугу. Вот у вас уже два хана есть, которых избрали два войсковых курултая.

Д.Ю. Кублу знаю, Арига не знаю.

Клим Жуков. Хубилай, да. Ариг-Буга.

Д.Ю. Он по-английски называется «Kubla Khan». Кстати, в «Игре Престолов» там же тоже кхал Дрого – он же хал.

Клим Жуков. Хал, конечно.

Д.Ю. Без всяких «кх».

Клим Жуков. Ну там просто в начале «к» - ну наши переводчики и написали честно: «кхал».

Д.Ю. Молодцы, да! И это, кстати меня удивляет...

Клим Жуков. Потому что почитать про что-нибудь – это нельзя, нет.

Д.Ю. А там даже не прочитать, там, как ты понимаешь, книжки-то древние, и, в общем-то, их давно вслух зачитали точно так же, как «Властелина Колец». Вы не пробовали послушать носителей...

Клим Жуков. Нет, это тоже лишнее. А зачем?

Д.Ю....как носители языка вообще...

Клим Жуков. Зачем это всё?

Д.Ю. Баловство! Так-так?

Клим Жуков. Ну а Хубилая поддержал иранский ильхан, мы все его знаем – Хулагу. А на стороне Ариг-Буги выступают другие сепаратисты, которые отстаивали независимость своих улусов – улуса Чагатай и улуса Джучи, т.е. Алгу из Чагатайского улуса и Берке из улуса Джучи, т.е. наш, из Золотой Орды. Т.е. двоецарствие.

Это немедленно отозвалось буквально по всей империи, потому что великий хан (не Бату!) прислал на Русь откупщиков, которые должны были взять налог и увезти его в центр, и это вызвало немедленное восстание городских и воинских корпораций против этих самых баскаков монгольских, и их – внимание! – перебили, т.е. монгольских баскаков перебили, причём это было не просто какое-то там... вот кто-то всколыхнулся, что «мы здесь власть», это было поддержано вечевыми решениями Владимира, Суздаля, Ростова, Ярославля, Переяславля-Залесского в 1262 году, и Берке не посылает карательную экспедицию, хотя просто за косой взгляд на баскака должны были всех убить, просто вообще всех, и более того, потом так делали регулярно, или приходилось самим князьям всех убивать, кто там что-то сделал против баскаков – типа там: «Мы сами, мы сами, мы уже всё, не надо к нам ходить, пожалуйста». А Берке вообще никак не пошевелился, и замирял мятежные города Александр Ярославич Невский.

Д.Ю. Толковые были монголы – понимали толк в управлении, да.

Клим Жуков. Так вот, а Берке ничего ж не сделал. Перебили баскаков, монголов – и ничего. Почему? Понятно, что выход-то, т.е. как мы это называем неправильно – дань, Берке приберегал для себя, а не для того, чтобы отсылать его куда-то, потому что перебили не его баскаков, а баскаков из Москвы, т.е. из центра ихнего, из столицы. Потому что что такое выход: 5 тысяч рублей с великого княжества Владимирского и 1,5 тысяч рублей с Новгорода – это много, 6,5 тысяч рублей. Так вот, Алгу поссорился с Ариг-Бугой, из Чагатайского улуса, и нанёс поражение его войскам уже в 1262 году. Берке схватился с Хулагу, и улус Джучи вступил в союз с египетскими мамлюками, султанами Бейбарса Первого. Берке разбивает Хулагу в 1263 году на Тереке...

Д.Ю. Атас!

Клим Жуков....не лично – послав своего темника Ногая. Кстати, очень интересный человек, про него можно прямо книжки писать, там про него довольно много известно – чумовой был дядька совершенно! Ну и тут же в 1263-ем, мы же помним, что по дороге из Орды домой в Городце на Волге умер Александр Ярославич Невский, это очень большой удар был для всех.

Так вот, Хубилай в это время в 1264 году, через год разбивает Ариг-Бугу и берёт его в плен, и в плену Ариг-Буга умирает. Хубилай в этот момент становится формально великим ханом всей Монгольской империи, т.е. вроде как всех соединили. В 1265 году, если я не ошибаюсь, по новому стилю получается 8 февраля, умирает Хулагу, и на его место встаёт некто Абага, и в 1265 году уже Ногай терпит поражение от брата нового ильхана в битве при Аксу в Южном Азербайджане.

Причём вот я сейчас говорю: битва на Тереке, битва при Аксу – мы даже себе с трудом представляем, какие там массы войск были вовлечены, потому что там правый фланг – 10 тысяч кавалерии, левый фланг – 10 тысяч кавалерии, из Ирана там пехота выходит, которая у них с городов и весей собиралась, ну там какие-то немыслимые... Во всей кампании были задействованы буквально десятки тысяч человек, т.е. это столкновения непредставимых размеров для наших лесов, полей и рек.

Д.Ю. Скромных, да.

Клим Жуков. Да, потому что, ну как – мы такие силы смогли концентрировать только, наверное, от Ивана Третьего до Ивана Грозного, т.е. так, чтобы 30 тысяч человек вывести в поход на одном направлении – вот Иван Грозный мог, а мы в 13 веке даже подумать об этом не могли в принципе. Ну так вот, Ногай разбит, но хулагиды не могут развить успех, потому что навстречу двигается вторая... видимо, они там, условно, 20 тысяч их рассеяли, а следом идёт вторая армия, только уже самого великого хана Берке, гораздо больше. Но при этом хулагиды были молодцы, хорошо знали местность, и в 1266 году они перегородили переправу через реку Куру. Берке пытался маневрировать, чтобы переправиться и схватиться с хулагидами, но во время маневрирования умер.

Д.Ю. Ого-го!

Клим Жуков. И что ужасно – у Берке не было законных детей, ну и поэтому Сарай-Бату, столицу улуса Джучи, кстати говоря, где она находится, до сих пор мы не знаем, ищут его в районе Астрахани обычно, уже, по-моему, третий раз нашли, вместе с Итилем, кстати.

Д.Ю. Всё не то.

Клим Жуков. Да, а бог его знает, там настолько всё богато застроено вот в этом вот южном течении Волги, там местами археологические слои только керамики достигают метров полутора.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Это просто чудовищные какие-то местами есть... Место хорошее очень – устье Волги.

Д.Ю. Благодатное, да.

Клим Жуков. Каспий, Волга, торговля, рыбная ловля, хорошее землепользование...

Д.Ю. Тепло.

Клим Жуков....да, не холодно. Вон мы приехали в Астрахань в конце октября-начале ноября – ё-моё, у них там пионы растут, ни грамма снега, я вот так вот ходил по улице.

Д.Ю. Благодать!

Клим Жуков. Отвратительно. Да, так вот, Сарай-Бату наследует внук Бату – Менгу-Темир, его с Менгу, великим ханом, путать не стоит, у них одно и то же имя, но он вот Темир, т.е. Железный Менгу.

Д.Ю. Железный. Сталин фактически.

Клим Жуков. Так точно. И в 1268 году, это как раз одновременно с Раковорской битвой, он нападает на ильхана, т.е. на хулагидский Иран, и пытается отобрать Азербайджан. И тут же его немедленно поддерживают египтяне, т.е. традиционный союзник султан Бейбарс Первый, начинается война, которая была с очень плохими перспективами для всех тяжущихся сторон, и в 1269 году между Абагой и Менгу-Темиром заключают мирный договор. Внук Угэдэя Хайду восстанавливает улус Угэдэя на Алтае и при помощи армии Менгу-Темира разбивает войска Чагатайского улуса на Сырдарье, там ещё одно было гигантское столкновение.

Чуть позже, вот буквально через несколько месяцев, в долине Таласы, это в Киргизстане, собирают последний в истории державы Чингисхана великий курултай, где всю империю раздробили на пять независимых улусов, т.е. это прямой аналог нашего Любечского собора князей в 90-ых годах 11 века, 1097 года, т.е. мы помним: «Каждый да держит свою отчину». Улус Хубилая – это Китай и Монголия, самый большой, т.е. центровой, потому что он же как бы начальник, поэтому он больше всех себе и забрал. Т.е., понятно, хартленд – это Монголия, откуда они все происходят, ну а Китай там просто лучше всего, это он всё оставил себе. Улус Чагатай – это Средняя Азия, улус Угэдэя – это Джунгария, Алтай и Западная Монголия, улус Джучи – это всё понятно, это наше, от Дуная до Иртыша приблизительно.

Д.Ю. Охренеть!

Клим Жуков. Да, ну и улус Хулагу – это Иран и Азербайджан.

Д.Ю. Во замес, слушай! Это ж из Египта туда прискакать, т.е. у вас это, значит, на Кавказе интересы, да – аж из Египта. Обалдеть!

Клим Жуков. Ну, Бейбарс, собственно говоря, это был единственный человек, который умудрился монголов-то остановить, потому что в Египет монголы не прошли, он их умудрился разгромить. Ну, мамлюки были очень серьёзные, это во-первых, во-вторых, конечно, монголам на таком плече подвоза сражаться было к тому же очень тяжело, в абсолютно незнакомой местности, и да, с египтянам и они не справились – стали дружить.

Д.Ю. Но тем не менее доехали.

Клим Жуков. Доехали. Нет, ну это кошмар, на самом деле, как размахнулись.

Д.Ю. А так-то никаких монголов не было, как мы знаем.

Клим Жуков. Нет. Вот это фон тех событий, в полотно которых вплеталась вот эта вот наша незначительная игра, о которой мы говорим, где-то на северо-западе Руси, и почему, собственно, она разыгралась – да просто потому что князьям Владимирского княжества, откровенно говоря, очень трудно позавидовать, потому что в 1257 году монголы, как говорилось в летописях, «взяли число», т.е. провели перепись населения первый раз в истории Руси.

Д.Ю. Ну это же как наш любимец Вильгельм Завоеватель...

Клим Жуков. Книга Судного дня.

Д.Ю. Он там всех переписал, чтобы «вы, суки, деньги-то заносили по списку».

Клим Жуков. Правильно, конечно, всё это нужно было для точного определения выхода, который взымался – ну, обычно говорят: «В год столько-то» - взымался он не каждый год, монголы ждали некоторое время, чтобы сразу побольше набежало, и забирали всё разом.

Но 1257 год, и вот 1262 год – как мы помним, пытаются ещё раз переписать, но уже посланники великого хана, после чего восстания начинаются повсеместно. Почему восстания – да просто потому что великих ханов прямо сейчас два, и вот сейчас эти перепишут, а потом ещё один приедет – и что, этот тоже перепишет? Они, кстати, далеко, и это сейчас мы можем прочитать одну, другую, третью, пятую летопись, какие-то документы сохранились, всё это сконцентрировано в одном месте, мы просто в курсе, а где-то там во Владимире и тем более в Новгороде очень плохо себе представляли в деталях, что конкретно происходит там где-то в Китае или в Каракоруме.

Д.Ю. Зато было понятно, что деньги придётся платить два раза.

Клим Жуков. А возможно даже три, потому что ведь кроме двух великих ханов есть непосредственно начальник, т.е. хан улуса Джучи, он же рядом. Т.е. вопрос-то базовый: кому платить? Заплатишь Хубилаю – обидится Ариг-Буга. Кто победит? Это мы сейчас знаем, кто победит, а тогда было непонятно, т.е. жди потом ещё одного Западного великого похода, один-то едва пережили. Ну и опять же, вот сначала сидит рядом Берке, а потом Менгу-Темир – это всё родственники весьма памятного всей Восточной Европе хана Бату, с ним ссориться совсем не хочется. Ну и рассудив, что Берке – законный правитель улуса Джучи, которого мы прямо в летописях называем царём, т.е. императором – своих мы никого царями не называли, т.е. никогда до Ивана Грозного никто не именовался царём – монголы именовались с 13-го века в полный рост.

Д.Ю. А именно такое слово было?

Клим Жуков. Такое именно слово.

Д.Ю. Не «кесарь»?

Клим Жуков. Нет-нет, ну прямо «царь», его звали «царь», что одно и то же, как мы понимаем, со словом «кесарь». А в улус Джучи входит Русь, и поэтому Владимирские князья новому великому хану числа не дали, ну правда, конечно, потом Берке поинтересовался: «Вы только ему числа не дали? Это в каком смысле сейчас было?» Поэтому Александру Ярославичу пришлось в 1263 году ехать в Орду и договариваться, и опять же, он обратно уже доехал только до Городца – умер. Я сейчас не хочу останавливаться на версии с его отравлением – это было бы очень глупо, потому что он для монголов усмирил и Новгород, и Владимир, и Суздаль, он всех просто построил и сказал: «Монголам платим, всё, не чирикайте никто». И сразу: «Давайте его отравим. Какая хорошая идея!»

Д.Ю. Что он себе позволяет, да?

Клим Жуков. Да. Ну как бы то ни было, последний великий князь всея Руси – я имею в виду не формально, а настоящий великий князь, потому что он же был великим князем одновременно и Владимирским, и Киевским с 1248 года, и Владимирским с 1252 года, с непререкаемым авторитетом по всей Руси – он умирает. И началось выяснение сразу же: кто будет главный на северо-востоке Руси? До раздора не дошло, т.е. до прямых военных действий не дошло, потому что рядом был начальник – в то время хан Берке, который дал ярлык на великое княжение младшему брату, как раз герою наших историй сегодняшних, младшему брату Невского первому Тверскому князю Ярославу Ярославичу, т.е. именно при нём Тверь выделяется в самостоятельное княжение, причём в обход старшего Андрея, т.е. своей волей посадили не по очереди, а того, который был интересен великому хану. Извините, просто хану, конечно. Причём Андрея Невский недавно совсем помирил с ханом, мы же помним, что Андрей – как раз тот самый человек, который сбежал в немецкие земли и воевал против Пскова, под его началом захватывали Псков, воевал против Новгорода, он был одним из инициаторов похода 1240-1242 годов, который закончился Ледовым побоищем. Кстати, это не помешало совершенно, когда он вернулся, ему всё простили тут же, и он не считался предателем.

Д.Ю. «Я теперь за вас».

Клим Жуков. За Андреем остались Суздаль, Городец и Нижний Новгород вообще-то.

Д.Ю. «Мага и Руслан будут за вас, а драться придётся».

Клим Жуков. Не, ну как: по нашим пониманиям, это же генерал Власов, его нужно было расстрелять сразу, а лучше повесить.

Д.Ю. Ну как-то всё по-другому было устроено.

Клим Жуков. Так потому что его же обидели, он сражался просто за свои феодальные права, при помощи кого – при помощи тех, кого мог. Вот немцы ему в данный момент были очень сильно союзники, и он поэтому уехал к немцам и с их помощью так или иначе пытался восстановить себя на троне. Не получилось – ну так это же... пытался, не получилось – так у всех бывает.

Д.Ю. Бывает, да.

Клим Жуков. А собственно, за что его обижать, казнить как-то – за что? Он родственник, поэтому, представляешь, Суздаль, Городец и Нижний Новгород за ним остаются, вот после всех этих историй. Да, ну тут он пережил своего великого брата на год, он в 1264 году умер. Вот пока это у нас всё происходит интересное, новое число, а значит необходимость уплаты выхода, причём сразу за очень много лет, вот оно не за горами, потому что монголы не брали налога, не брали налога, не брали налога – но понятно, что такое счастье долго не продлится, сейчас возьмут сразу за всё.

Д.Ю. А они копили хоть бабло-то там? Или тратили как попало?

Клим Жуков. Это же мы сейчас не знаем, документов-то у нас нету, всё сгорело, что можно. Но ведь ханам улуса Джучи требовались деньги или войска для борьбы с ильханатом на Кавказе и в Азербайджане, причём ещё неизвестно, что хуже: они наши войска туда погонят, которые потом никто не вернётся, или просто деньги возьмут. Лучше деньги, по-моему.

Д.Ю. Конечно, люди ценнее.

Клим Жуков. Да. Т.е., как мы помним, в целом довольно умеренный поземельный налог с Владимира и Новгорода совокупно равнялся эквиваленту стоимости 6,5 тысяч рублей. Рубль, по разным выкладкам, равнялся или целой новгородской гривне, т.е. 200 г, ну там 200 с небольшим приварком – там 203,5, что-то такое, скажем 200 для ровного счёта, или отрубу, т.е. собственно рублю, потому что непонятно, что конкретно имеется в виду – целиком гривна или полгривны отрубленная, т.е. рубль, т.е. 100 г. Итого это или 1300 кг или 650 кг серебра – и так, и так не душная сумма!

Д.Ю. Тонна, почти полторы!

Клим Жуков. Понятно, что платили-то его далеко не только серебром, платили его натуральными какими-то показателями, в первую очередь мехом. Мехом, зерном – всё, что понравится, собственно говоря, серебра-то у нас своего не было, откуда бы они его столько взяли?

Д.Ю. А у нас до того, как Колыму раскопали, не было?

Клим Жуков. Нет, у нас не было вообще своего драгоценного металла, никакого. Да у нас и меди-то не было даже.

Д.Ю. Только при Петре уже там на Урале...?

Клим Жуков. Да, у нас ещё при Иване и Фёдоре, и Борисе Годунове, и отчасти при Алексее Михайловиче все серебряные деньги – это какие-нибудь немецкие талеры, которые были получены по внешней торговле, их просто перечеканивали у нас.

Д.Ю. Ефимки.

Клим Жуков. Да. Так вот, последний раз с нас выход брали в 1257 году, за 10 лет набирается сумма в 10 раз больше, т.е. или 13 тонн, или 6,5 тонн.

Д.Ю. И где такое брать счастье?

Клим Жуков. Вот! Причём мы же не должны забывать, что это не сейчас налог далеко, потому что сейчас от налогов, конечно, все стонут совершенно справедливо, хотелось бы, чтобы они были меньше, и чтобы он был ровно один, но там же всё это с неизбежностью увеличивалось поминками, потому что у хана свадьба – надо слать подарки в обязательном порядке, это даже не обсуждается. У хана сын родился – надо слать подарки, сын женился – надо слать подарки, т.е. поминки. И опять же, от этого увернуться было вообще никак невозможно, потому что тебя просто не поймут.

Д.Ю. Неуважение такое.

Клим Жуков. «Как это так?»

Д.Ю. «Что значит – не прислал?»

Клим Жуков. «Как это у меня тут сын женится, а ты что?» Т.е. подарки самим ханам, экстраординарные налоги на войну с локальных местностей, что вот конкретно сейчас приехали, сказали: «Дорогие друзья, мы в Азербайджан, нам нужно 100 баксов с каждого – скинулись, мы поехали».

Д.Ю. В Азебаржан.

Клим Жуков. В Азебаржан, да. Т.е. приходилось тут же платить. И взятки монгольским чиновникам, т.е. всем этим баскакам приходилось постоянно платить взятки, потому что они же считали, что взятка – это их кормление, т.е. они вот тут садятся и получают содержание себе. Содержать нужно себя как можно лучше.

Д.Ю. Конечно! Тебе дали пистолет – дальше крутись, как хочешь.

Клим Жуков. Да. И опять же, нужно было содержать почтовые ямы.


Д.Ю. А «ямы» – это что такое по-русски? Они как-то переводятся, нет?

Клим Жуков. Ну, «почтовые станции». Я не помню, как это точно переводится, т.е. «ямские станции». Это же монголы нам их принесли, это, собственно говоря, главное, что мы от монголов в смысле системы власти унаследовали: ямские почты, т.е. дорога, станции, где будут коней держать, домик станционного смотрителя, как под Вырицей, и т.д. Да мосты, конечно, обязательно чтобы были в порядке, чтобы просто монгольский посол мог быстро доехать с подменными лошадьми куда угодно. Т.е. нужно было все эти безумные деньги откуда-то изыскивать. Ну а налоги, как мы помним, с очень скудного сельского хозяйства Руси, особенно с Северной Руси, Северо-восточной и Северо-западной, вряд ли могли покрыть и выход, и поминки, и, конечно, собственные государственные потребности, потому что мы же не забываем, что у нас есть свои потребности, и вообще-то монголы же забирали очень сильно далеко не всё, меньше 10% ВВП они забирали, потому что Чингисхан запретил брать налог больше 10%, т.е. 10% - это максимум, что , в принципе, могли позволить себе монголы, потому что чего-чего, а Ясу они соблюдали вплоть до Тамерлана, причём настолько железно, что Тамерлан, будучи мусульманином и, как он сам себя позиционировал, защитником веры, он все законы, которые установил в своей державе, они все были чётко по Ясе прописаны. Шариат – это очень хорошо, смотрите: вот у вас есть медресе, у вас есть свои эти попы местные мусульманские, вот жениться, разводиться – всё можно по шариату, а государство только по Ясе Чингисхана будет управляться, и никак по-другому.

Д.Ю. Разумно, да. Это т.е. люди, которые там выжигали и вырезали города, они больше 10% не брали...

Клим Жуков. Нет.

Д.Ю....ибо понимали, что больше ты задушишь вообще всё.

Клим Жуков. И тебе потом никто не даст.

Д.Ю. А сейчас немножко не так, да.

Клим Жуков. Сейчас что-то вообще края теряют совершенно. Т.е. завоеватель кровавый, а он не берёт больше 10%. Причём я говорю, заметьте: как правило, конечно, они брали меньше, но всё равно ведь их же можно было бы не платить, их же раньше не было, монголов, это можно было 13 тонн серебра за 10 лет оставить себе.

Д.Ю. Страшно представить, сколько там было этих шкур, мехов.

Клим Жуков. Шкуры наши северные хорошие стоили дороже, чем серебро, поэтому...

Д.Ю. Это сколько их было?

Клим Жуков. Но всё равно, конечно...

Д.Ю. Это же как в «Начальнике Чукотки» было: «Ружьё хочешь? Вот ружьё ставим, клади... Вот молодец!»

Клим Жуков. Так вот, у нас, по сути дела, налог-то такой прямо серьёзный в Северо-восточной Руси можно было брать только с Суздальского ополья, где знаменитые суздальские чернозёмы.

Д.Ю. Там хороший край, ох, хороший!

Клим Жуков. Очень хороший край, но он сколько – он там...

Д.Ю. Я там первый раз увидел, что там две церкви у них – церковь летняя, каменная, а рядом церковь зимняя. Я понять не мог, зачем две-то? А это для лета, там прохладно и приятно, а здесь тепло. Вот это, да, богато жили!

Клим Жуков. Да, т.е. основная часть населения жила натуральным хозяйством, т.е. они всё производили и всё съедали. Ну, конечно, что-то они безусловно, производили, что-то с них брали раз в год, высылая городовые полки, как на войну, к крестьянам.

Д.Ю. «Отдавайте, паскуды!»

Клим Жуков. Да. Т.е. у нас вообще-то значительную часть поступлений в бюджет формировала именно торговля, и мы не будем забывать тот факт, что Русь изначальная сформировалась именно как военно-торговая корпорация вдоль пути из варяг в греки, и с тех пор она изменилась только в худшую сторону, потому что путь из варяг в греки, конечно, с открытием прямого пути по Средиземному морю, как мы помним, здорово захирел, товара там стало принципиально меньше, но всё равно очень много, и мы всё равно вынуждены были очень много брать с торговли. Нам, конечно, скажут: «А как же отхожие промыслы, ремёсла, рыбная ловля?» - мы всё помним, было, более того, там ещё в 17 веке, мы это уже из документов знаем, некоторые помещики, например, в Новгороде вообще не занимались сельским хозяйством, потому что у них там было по 2-3 озера, и там была рыба, и они именно рыбой торговали, с рыбы жили, а не с сельского хозяйства, потому что там кроме шишек нихрена не росло.

Д.Ю. Ну в исторической перспективе я совсем недавно жил в Новгородской губернии, у меня там домик был – сельское хозяйство там крайне непросто вести, крайне непросто! Кроме картофана, которого тогда не было, там ничего и не растёт.

Клим Жуков. Ну, репа какая-нибудь, может?

Д.Ю. Ну да-да. Ну так а чего – репа? Что там?

Клим Жуков. Она же малокалорийная весьма.

Д.Ю. Так точно. Помнишь анекдот, как советский генерал с американским... «Врёшь!»

Клим Жуков. «Два мешка брюквы сожрать невозможно!» О, наш ролик про Пёрл-Харбор у меня на канале... в смысле, на канале – в группе у меня выложили. Смешно получилось, да.

Д.Ю. «Это незабываемо. Две ракеты я всю жизнь помнить буду» - это молодец!

Клим Жуков. Три зелёных свистка дал.

Д.Ю.

Д.Ю. Лучший, блин, лучший!

Клим Жуков. У меня сразу вопрос: а что вот у вас красная ракета, зелёная ракета, почему нельзя было догадаться, что красная ракета – план 1, план А, зелёная – план Б, сколько ты их ни стрельни – 5, 8... Нет, две красные – план Б, она красная – план А. «Что-то, похоже, никто не видит, дай-ка я ещё раз бахну».

Д.Ю. Молодец, молодец! Кто не смотрел – всем смотреть ролик про Пёрл-Харбор!

Клим Жуков. Очень смешно вышло, вот. Я там, по-моему, только линкор «Юта» с линкором «Теннеси» перепутал – ну да фиг с ним!

Д.Ю. Оба утонули, да?

Клим Жуков. Неважно. Сейчас мы уйдём в мои любимые линкоры, а нужно к моим любимым рыцарям возвращаться, да, и к торговле.

Т.е. да, там рыба, мы всё понимаем, пушной зверь, но без еды вы не выживете, а основой рациона еды был хлеб ещё в 19 веке у всех – у князей, у крестьян... Ну, про князей вообще можно не говорить, их очень мало, а крестьяне – это 93-95% населения, т.е. понятно, что всё равно всё придётся именно на хлеб пересчитывать, вот хоть ты тресни, поэтому, конечно, мы сейчас говорим в первую очередь о плодородности земель – да, она плохая, поэтому боролись за торговлю, со страшной силой боролись за торговлю. Важнейшие элементы сбыта – это русский мех, воск, мёд, лес, пенька, благородная речная рыба – уж куда без неё, а особенно икра, ну и в гораздо меньшей степени предметы ремесла. И вот основными торговыми воротами, основным направлением была Прибалтика в широком смысле, торговые ворота на Запад, потому что вот тут Северо-восток и Северо-запад были очень заинтересованы именно в западной торговле. Через что можно было торговать с Западом? Ну, во-первых, есть Полоцк, который стоит на Западной Двине.

Д.Ю. Дай я в карту залезу.

Клим Жуков. Да. Он с 1130-ых годов независим, там у них есть своя династия – «Рогволжи внуци». Они вообще отказывались принимать участие во всех этих жутких разборках, которые на Руси происходили, правда, их вовлекали в это время постоянно и регулярно били, но полочане не отставали и тоже их били.

Д.Ю. Полоцк – это который в Белоруссии, возле Витебска, да?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Так-так?

Клим Жуков. Так вот, с 13-го века он очень здорово тянул к Литве, как говорили тогда – «тянул», почему – ну просто потому что Русь очень ослабла от монгольского нашествия, а до литовцев монголы не добрались. Т.е. удобный речной путь по Западной Двине в Ригу Владимирские князья не контролировали. Мы понимаем, что из Полоцка Западная Двина течёт прямо-прямо в Ригу, собственно, Рига там и стоит на Даугаве.

Д.Ю. Да-да, поэтому там и стоит.

Клим Жуков. Да, там устье, собственно. Из Полоцка прямо товар... Смоленск, Полоцк – товар мог прямо уйти туда, в Балтийское море, и там торговаться – очень удобно! Т.е. там прямое поступление, поэтому, собственно не только Рига возникла, но и Полоцк, и Смоленск тоже там неподалёку. Новгород – это путь по Волхову в Ладогу, оттуда по Неве через ижорские земли в Балтийское море – ещё один путь важнейший, и третий путь, менее важный, но в общем похожим образом он сформирован – это Псков, это река Великая – Чудское озеро – река Нарова – Балтйиское море. Т.е. вот три основных пути есть.

И вот вдруг прямо напротив Чудского озера образовались какие-то немцы, которые отбирают наш город Юрьев, который мы три раза отбирали у эстонцев, теперь у нас отобрали его немцы. Рядом строят замок Феллин мощнейший и выбивают нас из Медвежьей Головы, т.е. из Отепя, как это говорили. Т.е. торговый путь через Псков оказывается под огромным вопросом, просто потому что там одно побережье целиком контролируют немцы, они кого захотят пропустить, того пропустят, а кого нет, тот будет торговать прямо непосредственно здесь, что значит, что они будут получать львиную долю выгоды. Ну и опять же, как вы там договоритесь ещё.

Т.е. коммерческие сложности возникли серьёзные, но, конечно, все сразу сначала от души повоевали: понятно, что все эти истории с битвой на Омовже, она же река Эмбах, которую устроил Ярослав Всеволодович, побив там немцев – это всё было связано именно с этим. Это ещё, конечно, там до монголов некоторое время оставалось, но всё равно денежки-то нужны были, военные силы дипломатии коммерческие интересы привели в некое соответствие, в некий баланс, но вот не успели эти коммерческие интересы прийти в некий баланс – вспоминаем то, с чего мы начали в прошлый раз: 1248 год, на половине пути от реки Невы до Риги возникает датский Ревель, как самостоятельный город, и его прикрывает с суши не самая слабая, хотя и небольшая крепость Везенберг, т.е. Раковор, т.е. Раквере, и датчане, конечно, монополизировать торговлю-то не пытались с Русью, но, конечно, они пытались причаститься этой торговле, просто потому что, опять же, мимо Ревеля русские товары с очень большим трудом ходили, т.е. рано или поздно ты всё равно туда поплывёшь, а тебя в Ригу просто не пустят, и торговать ты будешь именно с Ревелем, всё, дальше...

Д.Ю. Со всех сторон обложили!

Клим Жуков....дальше поедем сами.

Д.Ю. Там за жопу кусают монголы, здесь торговать не дают нормально – что это такое?

Клим Жуков. Т.е. мы помним, да – есть, конечно, через Швецию путь, т.е. до Швеции мы могли бы доплыть и товар отправить в ту сторону, но это слишком далеко – ладно, доплывём, но дальше-то что? У тебя был один торговый монополист, ты его поменял на другого торгового монополиста – собственно, в чём большая разница? Ну, будут не датчане, буду шведы – и что? Тем более шведы-то отлично понимая, в каком положении находятся наши торговые пути, тут же расправили крылья: «Ох и хорошо! Сейчас мы вам цену-то назначим!» Когда мы читаем документы, как обращались с нашими купцами на этих морских путях все торговые партнёры: и Ганза, и шведы, и немцы – кто угодно, только лоб утираешь, думаешь: это же просто невозможно, когда тебе говорят, что ты не имеешь права отмерять, сколько мы тебе намотали сукна в штуку. Покупаешь ты штуку сукна – всё!

Д.Ю. А сколько метров там – это не твоё дело.

Клим Жуков. Ну мы же знаем, что штука – это вот столько. Столько?

Д.Ю. Да, 8, 10 или 5 – какая тебе разница?

Клим Жуков. Ну, понятно, что 5 – это будет штука очень маленькая, но вот тебе метра полтора запросто могут отмотать в свою пользу. То, что мы им продаём воск – они должны попробовать его, мы помним это: «беклоппен» это, что «отколупывание». Размер отколупывания не оговаривается. Т.е. какие-то очень неравноправные моменты торговли, мягко говоря, очень странно. Но мы должны точно понимать: это всё из-за того, что наши торговые партнёры знали наши сложности и ими, конечно, по полной программе пользовались. Мы со своей стороны, когда наши торговые партнёры приезжали к нам...

Д.Ю. Тоже пользовались.

Клим Жуков....делали то же самое, только в свою сторону, т.е. там полная монополия: ты не сможешь выйти с подворья, торговать ты не будешь, ты будешь торговать с теми, с кем тебе укажут – вот Гаврила, Хомяк, какой-нибудь ещё...

Д.Ю. И только так, как скажем.

Клим Жуков. Да, всё. Лоцманы только наши, бурлаки только наши, за всё ты будешь платить, естественно. Но тем не менее у них было очень сильное преимущество, потому что они поставляли нам именно промышленные товары в большом количестве: сукна, сталь – у нас её просто не было, вот просто не было, и всё, нам её приходилось покупать, потому что из чего ты будешь делать наковальни, молотки, оружие, наральники на сохи – вот только из стали (мы имеем в виду хорошую, конечно), а её у нас нет, приходится покупать.

И вот вы представляете себе: вот появился в 1248 году как самостоятельный город Ревель, и опять весь баланс разрушился. А в это время над всей Северной Русью висит перспектива уплаты выхода за 10 лет и/или перспектива непосредственного участия в войнах на Кавказе и Азербайджане в составе Золотой Орды, и никто не знал в 1267 году, что усобицы в Орде осталось два года всего, что сейчас всё кончится.

Ну и нетрудно догадаться, что великий князь Ярослав Ярославич очень занервничал, когда в 1265 году... А, извините, я оговорился в начале, просите, пожалуйста – не в 1269-ом, конечно, в 1265-ом псковичи избирают литовского эмигранта этого Довмонта. Он очень занервничал и, конечно, «того же лета приде, - как говорит нам Первая Новгородская летопись, - князь Ярослав в Новгород с полки низовскими, хотя идти на Плесков на Довмонта» - т.е. прямо военное предприятие. Новгородцы ему говорят: «Новгородцы же взбраниша ему, глаголюще: «оли, княже, тобе с нами уведавшеся, тоже ехати в Плесков»; князь же отсла полкы назад». Ну т.е. новгородцы сказали: «Всё же в порядке, нормально всё...»

Д.Ю. «Не нервничайте».

Клим Жуков. «Не нервничайте. Не надо так нервничать, дорогой правитель». Т.е. вроде как малозначительный эпизод, но насколько напряжённая была обстановка, чтобы князь так психанул и пошёл на русский город воевать не с целью его там завоевать, привести его к данничеству, просто из-за того, что там другой князь появился. Конечно, ссылаются сейчас иногда в историографии, что Довмонт был язычник, и псковичи насвоевольничали, но это ссылки очень плохие, потому что, во-первых, самостоятельное избрание князя могло бы расстроить новгородцев, потому что они считали Новгород молодшим братом, т.е. своим вассалом, а новгородцы считали псковичей молодшими братьями, своими вассалами. Псковичи так, конечно же, в это время не считали себя.

Т.е. это ультимативный акт независимости очередной со стороны Пскова, это, конечно, было неприятно новгородцам. Великий князь-то тут причём? Новгородцы вообще иногда три раза за год князя меняли и надоедали великому князю своими просьбами, что «этот нам не нравится, давай другого», и он что-то на них войной-то не ходил каждый раз из-за этого. Это же с ума можно было сойти – каждый раз на них войной ходить из-за такой ерунды. Т.е. причём тут Псков вообще, спрашивается? Ну а с язычеством литовец распрощался, как только он вступил на престол Пскова, он обязан был креститься. Он, конечно, крестился, поэтому и первая ссылка, и вторая ссылка не работают, это только из-за торговли могло произойти.

Т.е. недоразумение с новым князем решилось с помощью Новгорода, т.е. ему намекнули, что раз общество не против, ты чего волнуешься? А вот ревельский вопрос надо было решать быстро как-то, потому что датчане, конечно, из Эстонии после любой войны вряд ли исчезли бы, но вот договороспособность, о чём мы в прошлый раз говорили, надо было размять, чтобы они просто столько денег не брали.

Ну и лучшим способом для этого был, конечно, захват Везенберга, и самостоятельный рейд новгородцев и князя Юрия Андреевича заканчивается неудачей, её можно признать разведкой боем, ну т.е. новгородцы проверили, как там вообще и что, потому что ведь...

Д.Ю. Потыкали трехметровой палкой.

Клим Жуков....на Раковор-то ведь никогда войной не ходили, бог его знает, что там происходит. И вот тогда в ход пошла дипломатия, о которой мы говорили в прошлой нашей беседе. На первый план выходит незаменимое дарование Лазаря Моисеевича, дерптского епископа Александра и тевтонского ландмайстера Отто фон Лаутерберга. Но вот за скрипом перьев и эхом торжественной клятвы при крестоцеловании уже слышался звон мечного сечения и труск копейного ломления, которое скоро разразится под Раковором.

Но разразится-то оно под Раковором, но ведь мы должны понимать, что всё началось на берегах Волги, в Сарай-Бату и дальше ещё в Каракоруме, потому что Европа в это время, вот наша северная, это был маленький дремучий уголок на краю гигантской империи, которая трещала по швам и пыталась разрешить какие-то свои вопросы, в первую очередь, конечно, денежные, перекладывая экономическую нагрузку на соседей, в т.ч. на нас. И вот мы таким образом – хопа! – и оказались вынуждены вступить в войну с датчанами, нас просто вынудили...

Д.Ю. Всё как мы любим – всё из-за денег, блин!

Клим Жуков....необходимостью борьбы за те или иные торговые пути. Вот так вот. Так, сколько у нас времени прошло?

Дементий. 56 минут.

Клим Жуков. А, ну отличненько, поэтому сейчас нужно поговорить, конечно, ещё о силах сторон – самое главное.

Д.Ю. Давай.

Клим Жуков. Как только ролик обозвать в итоге? Ладно, как-нибудь обзовём: часть вторая – и всё.

Дементий. Фильм второй.

Клим Жуков. Фильм второй, да. Нашими с вами, Д.Ю., стараниями Раковорская битва у нас в общественном сознании обрела новое рождение, потому что, конечно, какие-то заметки популярного свойства были и до того, что там кривляться-то, до нас про неё много писали и говорили, но кто – какие-то вот такие сообщества любителей. Понятно, что все реконструкторы, конечно... Ну как – все... Не все, но хорошие реконструкторы знали про такое сражение, естественно, но вот как только мы засняли ролик, его там почти миллион человек посмотрел – вот теперь всё совсем по-другому! Все бросились писать, говорить, рассуждать. Красота!

Д.Ю. Правильно!

Клим Жуков. Конечно!

Д.Ю. Провоцируем людей на дискуссию, погружение в гишторию – это прекрасно!

Клим Жуков. Так точно. Но, откровенно говоря, попадаются очень странные рассуждения по этому поводу, которые, на мой взгляд, вызывают чувства научные в очень широком диапазоне – от «не согласен» до откровенной оторопи.

Одним из спорных моментов является, конечно, состав и численность сторон – это кардинально важно, потому что даже в очень серьёзных книжках, которые выходят в последнее время, вот наш коллега Денис Хрусталёв выпустил очень неплохую книжку в двух томах «Северные крестоносцы» - про наших братков про всех, про ливонцев. Книжка очень полезная, но как только касается дело военных предприятий, я только руками развожу: как вы так считаете?

Но я сейчас к конкретной критике литературы чуть позже перейду, пока же к источникам. Вот есть Ливонская рифмованная хроника, которая прямо определяет численность русских сил в 30 тысяч человек, и есть ритуальная фраза, которая живописует численность русских войск, потому что каждому брату пришлось сражаться против 60. Вот 14-ти лет не прошло со времён Ледового побоища, и опять 60 русских на каждого набросилось.

Д.Ю. Неистощимая ресурсами Россия, да.

Клим Жуков. Да. Всерьёз подобные данные мы, конечно, воспринимать не можем, в противном случае встаёт вопрос о психическом здоровье ливонцев, ну, датско-ливонской стороны, потому что набрасываться одним батальоном в 500 человек на 30 тысяч, т.е. на три конные дивизии, это какой-то не самый умный ход.

Д.Ю. Перебор, да.

Клим Жуков. Однако вот Денис Хрусталёв пишет буквально следующее: «Исследователи неоднократно подчеркивали, что источник такой цифры неизвестен, и она не подтверждается русскими летописями. Однако простое перечисление участников говорит, что указанная численность русской армии была близка действительной» - 30 тысяч!

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. «Судя по перечню князей, в походе участвовали чуть ли не все вооруженные силы Северо-Восточной Руси или значительная их часть. Полки были предоставлены Тверью, Переяславлем, Ростовом, Суздалем и, вероятно, великокняжеским Владимиром. Если каждый отряд условно оценить в 3 тысячи воинов, то уже окажется 15 тысяч, а ведь были еще псковичи, новгородцы и неидентифицируемые «другие князья». Думается, русские силы действительно были близки к трем десяткам тысяч».

Уфф! Если бы наши войска были близки к трём десяткам тысяч где-то там в лесу провинции Вирумаа, то на Тереке с каким-нибудь Чагатайским улусом дрались бы не парни из улуса Джучи, а мы, потому что 30 тысяч тяжёлой конницы, которая и играла главную роль на Руси – ну, ребята, вы чего?

Д.Ю. Камон, гайз!

Клим Жуков. Кто бы нас вообще мог в принципе остановить? В это время король Франции, если он выставлял на одном направлении 1,5-2 тысячи рыцарей при серьёзной, если не полной мобилизации всех подвластных земель – это было круто! Ну понятно, что рыцари – это не самостоятельные рыцари, это 1-2 человека при нём, т.е. 4,5 тысячи, плюс пехота, которая в это время начинает всё более активно использоваться в Европе, ну там ещё 5-6 тысяч, т.е. 10-12 тысяч человек – это был maximum maximorum в принципе, который можно было выволочь в поход, просто в принципе, и тут у нас 30 тысяч человек поехали куда – на Раковор?

Докладываю: Раковор – это крепость в то время была, она была такая неправильно трапециевидная, примерно со стороной 60 на 60 метров, и вот представляете – на них 30 тысяч набрасываются. Они же могли бы, как в фильме про зомби, когда через стену в Израиль лезли зомби...

Д.Ю. Отлично!

Клим Жуков....друг на друга забираясь вот так, и все перехлестнули.

Д.Ю. Самолёт услышали – зажужжал.

Клим Жуков. Да. И вот так наши на конях бы могли эту крепость затоптать, в принципе, без...

Д.Ю. Атаки конницы на крепость я только в х/ф «Тарас Бульба» видел.

Клим Жуков. Да, точно-точно.

Д.Ю. Меня потрясло просто.

Клим Жуков. Мы видели, правда, не на крепость, а на полевую фортификацию теперь – конная атака на гуляй-город была, с саблями, не с луками, а с саблями.

Д.Ю. Да, тоже хороший фильм.

Клим Жуков. Тоже отлично.

Д.Ю. Кто не смотрел про Ивана Грозного – смотрите.

Клим Жуков. Да, фильм не надо, ролик посмотрите. Фильм не очень.

По поводу научной сущности проблемы: ни один источник не упоминает городовых полков ни Твери, ни Суздаля, ни Ростова, ни Переяславля, тем более ни один близкий по времени источник. Как описывает Новгородская Первая летопись, причём и старшая, и младшая, как она... там примерно одними и теми же словами, почти копипастом написано, с очень маленькими отличиями, понятно, что это один и тот же текст приблизительно: «И совкупившеся вси князи в Новгород: Дмитрии, Святъславъ, брат его Михаиле, Костянтинъ, Юрьи, Ярополкъ, Довмонтъ Пльсковьскыи (т.е. Псковский – К.Ж.), и инехъ князии неколико, поидоша к Раковору месяца генваря 23; и яко внидоша в землю ихъ, и розделишася на 3 пути, и много множьство ихъ воеваша».

Дальше у нас есть ещё очень важный момент – это построение на поле боя собственно под Раковором. Опять Новгородская Первая нам сообщает: «И оттоле поступиша к Раковору; и яко быша на реце Кеголе, и ту усретоша стоящъ полкъ немецьскыи; и бе видети якои лесъ: бе бо съвкупилася вся земля Немецьская. Новгородци же не умедляче ни мало, поидоша к нимъ за реку, и начата ставити полкы: Пльсковичи же сташа по правои руце, а Дмитрии и Святъславъ сташа по праву же выше, а по леву ста Миахило, новгородци же сташа в лице железному полку противу великои свиньи. И тако поидоша противу собе. И яко съступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни деди».

Д.Ю. Хорошо звучит: «великая свинья»!

Клим Жуков. Да, я сразу посмотрел на наших свиней там и даже по привычке сделал пальцем так. Дальше есть ещё одно сообщение – перечень потерь, т.е. Новгородская Первая летопись нам говорит... Понятно, там перечисление, синодик убитых новгородцев – это же важно для них...

Д.Ю. Конечно!

Клим Жуков....и ещё: «...а иныхъ много, богъ и весть, а пльскович такоже и ладожанъ» - т.е. нигде не упоминались ладожане.

Д.Ю. «Бог весть» - что обозначает?

Клим Жуков. «Бог знает», т.е. сколько перебили – ещё бог знает сколько. Там перечислены знатные, а сколько перебили незнатных – а, хер с ними!

Д.Ю. Всякая сволочь, блин.

Клим Жуков. Да, а также ещё псковичей и ладожан, которые так или иначе... ну понятно: ладожане – прямые подданные, а псковичи – ну, вроде как они думали, что опять буду подданные, поэтому они их упоминают.

Вот ладожан до того летопись не перечисляла, упомянула, что ладожане – это важно. Псковичи и ладожане, т.е. «новгородцы, псковичи и ладожане» – запомним, это очень важные формулировки, это не просто слова, потому что «псковичи, новгородцы и ладожане – это однозначное упоминание городового ополчения, это формула, это не слово, которое обозначает жителей города, это формула городового полка. Если бы были полки Твери и прочее, что там упоминает Денис Хрусталёв, их бы так и описали: тверичи, ростовцы, суздальцы, переяславцы. Это железно всегда так, исключений этому в летописях, вообще в русских летописях, не только в Новгородской, просто не существует.

Мы же видим имена князей: Дмитрий, Святослав, Михайло, Константин, Юрий, Ярополк, Довмонт Плесковский, «и иных князей неколико», т.е. несколько каких-то там мелких непонятных, которых даже не посчитали нужным запомнить по имени – чёрт с... какие-то князья понаехали тут, всякая сволочь! Таким образом, у нас нет данных о городовых полках, кроме трёх, т.е., конечно, отрицать 100%-но их участие мы не можем, потому что располагаем только аргументом ад силентум, т.е. от умолчания, но ведь нам же и не сообщают ничего.

Состав участников, мы о нём говорили выше, напомню, выглядит так: двор князя Юрия Андреевича и новгородский полк. Юрий Андреевич, ещё раз напомню, это новгородский князь приглашённый, который правил в это время, сидел в Ярославле... ой, в Рюриковом городище. Полк Ладоги, видимо, с ладожским тысяцким, кто тогда был – не знаю. Двор князя Довмонта и псковский полк. Двор князя Дмитрия Александровича Переяславского, главы похода. Двор князя Святослава Ярославича Тверского. Двор князя Михаила Ярославича Суздальского. Двор князя Константина – очень возможно, мы об этом говорили в прошлый раз, Константина Борисовича Ростовского, потому что в летописи нет отчества, приходится гадать, кто это. И двор князя Ярополка – кто это, вообще непонятно, т.е. мы такого князя в это время просто не знаем. Дворы иных князей – какое-то число непонятных младших князей или князей-изгоев, или и тех, и других вместе, т.е. какие-то очень мелкие уделы или напрямую изгои-князья, которые остались без удела, но при этом имели какую-то дружину, и вот на такие мероприятия – пойти ограбить кого-нибудь для поправки собственного благосостояния – с удовольствием подписывались.

Д.Ю. «Сколько-сколько вас идёт? И мы...»

Клим Жуков. «А можно мы тоже?» «Мы с Утюгом вместе». Конечно, для 13-го столетия, т.к. утрачены все документы, мы не имеем сколько-нибудь объективных данных о численности и дворов, и городовых полков в исчерпывающем, конечно, охвате, поэтому приходится оперировать некими рамочными ограничениями, исходя из более поздних сведений и экономических и демографических показателей. Пока рассмотрим... Вот ряд я выписал заслуживающих доверия сообщений 15-го века. Вот штурм Владимира 3 июля 1410 года: русский воевода Нижегородского князя Данилы Борисовича – Семён Карамышев и татарский царевич Талыч привели по 150 бойцов каждый, т.е. 300 человек штурмовать Владимир, и взяли его.

Д.Ю. Неплохо! Он, наверное, побольше, чем Раквере, был, да?

Клим Жуков. Мягко говоря! Смотрим «Андрея Рублёва» Тарсковского, там это всё показано.

1418 год: князь Острожский освобождает князя Свидригайло силами 500 бойцов – это Ермолинская летопись описывает события.

1426 год: Псков деблокирует Опочку, которую осаждает князь Витовт. Против Витовта выступают две мощнейшие колонны – в авангарде 50 человек, главные силы – 400 человек.

1435 год: штурм Вологды. Князь Василий Юрьевич привёл 300 человек.

1436 год: Дмитрий Шемяка, противостоя Василию, будущему Тёмному, выставляет 500 дворян – опять же, Ермолинская летопись, смотрим.

1444 год – вот это очень интересно: князья Можайский, Верейский, Боровский догоняют, преследуют литовцев после набега на Московские земли. Вот они пришли – они выступили вдогонку, отбивать. Силы тоже мощнейшие – 100, 100 и 60 бойцов, т.е. 260 человек. Это в Московском летописном своде нужно посмотреть, ну я ссылки все приложу.

1445 год: знаменитое сражение при Спасо-Ефимиевском монастыре, несчастное для Василия Второго, в конечном итоге которого он, во-первых, попал в плен, а возвращаясь из плена, был ослеплён друзьями и родственниками на Руси. Полки... Там сражение масштабное, участвуют полки князей Ивана Можайского, Михаила Верейского, Василия Серпуховского – всего 1000 человек, помимо... ну понятно, вместе с двором великого князя, и владимирский полк воеводы Алексей Игнатьевича – 500 человек, т.е. 1500 человек, это усилия – внимание! – четырёх княжеских корпораций, включая корпорацию великого князя и городовой полк Владимира, столичного города. 1,5 тысячи человек.

61-ый год 15-го века: Александр Чарторыйский, князь, не хочет присягать Ивану Третьему, уходит из Пскова, при нём 300 бойцов кованой рати опричь кошевых, как там написано, т.е. не считая обозных.

1514 год: осада Смоленска. В передовом полку князь Михайло Львович Глинский, собака свинский, князь Михайло Васильевич Кислой-Горбатый, Андрей Васильевич Сабуров – численность уточняется летописью Томицкого и донесением мемельского командира Михеля фон Швабена – 1000 всадников, заметьте, всего, т.е. на каждого князя 300-350 бойцов. Это всё в Разрядной книге... опять же, ладно, не буду сейчас ссылки говорить.

Под Смоленском двор великого князя Василия Третьего, заметьте, правителя уже объединённого Московского государства – 220 всадников.

Итак, согласно позднейшим данным, дворы крупных князей и удачливых полководцев, наподобие знаменитого кондотьера Александра Чарторыйского, понятно, великого князя могли содержать в себе 200-350 человек, в исключительно редких случаях 500.

Д.Ю. Я бы, с твоего позволения, со стороны: по всей видимости, крепость вот такого объёма, в которой содержится такое количество народа, который будет оказывать активное сопротивление, наверное, она... ну, допустим, там сидит тысяча, а для того, чтобы штурмовать, надо три, ну ладно – пять...

Клим Жуков. Для верности.

Д.Ю....поскольку городские бои, да, надо пять. Непонятно – а зачем 30 посылать? Это же деньги!

Клим Жуков. Откуда вы их возьмёте – самое главное. Это самое главное – откуда вы их возьмёте, потому что удельные князья – мы просто видим это – 50-100 человек двор, ну а безымянные мелкие князья, князья-изгои – 30-50 человек, я думаю, это супермаксимум, который вообще мог быть, и иногда, я думаю, хорошо, если десяток с ними ходил просто верных людей, родственников, которые лично от него зависят, имеют какие-то там очень тесные связи, там, руки резали, кровь пили, ну что ещё... А что с него взять-то, что с ним ходить, в принципе?

Дальше мы можем сравнить данные городовых воинских корпораций 16-17 веков. Вот у нас есть очень подробный разряд 1563 года того самого знаменитого Полоцкого похода, о котором мы ролик записывали. Вот мы возьмём и посмотрим те самые земли, которые описаны в Раковорском сражении, они же описаны местами и в Полоцком походе, мы знаем, сколько выставляли всадников с них: Новгородская земля – 3000 всадников, Псковская земля – 600 всадников, Суздаль – 636 всадников, Переяславль – 258 всадников, Тверь – 240 всадников.

Уточним: для 13 века данные и 15-го, и тем более 16-го столетия буду неизбежно завышены, потому что невозможно представить, чтобы городовые корпорации единого уже нормального феодального царства с упорядоченным поместным верстанием были бы равны полкам 13-го века с очень примитивным аллодальным хозяйством и господством двуполья вообще-то ещё в это время, т.е. с очень низкой агрокультурой и в 13 веке с полным отсутствием прямого аналога поместной системы, в самом деле стройной и очень удобной.

Кроме того, препятствует демографический фактор, потому что невозможно представить себе, что при Иване Грозном на Руси проживало людей столько же, сколько в 13 веке, потому что, да, конечно, население увеличилось не сильно, но увеличилось, а значит, и военная сила, конечно, увеличилась.

Ну и фактор экономики, железный фактор экономики. Опять же, смотрим Уложение о службе 1555-1556 года при Иване Грозном, там в третьем разделе указано: «...с вотчин и с поместья уложеную службу учини же: со ста четвертей добрые угожей земли человек на коне и в доспехе полном, а в дальной поход о дву конь» - т.е. 100 четей это где-то 0,54-0,56 га – это ¼, т.е. четь, вот со ста четвертей Иван Грозный предписывает иметь одного всадника, причём раньше всадник выставлялся с 200 четей, Иван Грозный ужесточил меры мобилизации.

А псковские нормы вообще требовали одного всадника с сохи, т.е. с 300 четей, соха – это 300 четей. Понятно, что все эти нормы колебались от «доброты земли», т.е. от её урожайности и обеспеченности крестьянами, потому что самая лучшая земля без крестьян не будет плодоносить, потому что её не распашут. Вот во Пскове не очень земля, поэтому там с 300 четей могли набрать только всадника одного.

Для Северо-запада надел сельхозземель для 16 века высчитан очень хорошо, это великолепная книга советская 1974 года «Аграрная история северо-запада России 16 века. Новгородские пятины», Ленинград, 1974 г. Великолепная книга, сейчас таких уже просто тупо не издать, потому что это огромное междисциплинарное исследование с кучей авторов, т.е. это целый институт фактически работал, т.е. им деньги платить надо, а сейчас за такое что-то не очень платят. Так вот, Новгород обладал общим наделом в 16 веке 330 тысяч четей, т.е. тотальная мобилизация при Иване Грозном должна была привести к поставке в строй 3300 всадников, что, кстати, для Полоцкого похода было максимально точно явлено – выехало 3 тысячи человек, потому что 300 нужно было оставить в тылу, скорее всего.

Д.Ю. С поносом.

Клим Жуков. Да. Так и сделали. В 13 веке используемые угодья были меньше, т.е. не могли прокормить равного количества конного войска, причём там и 330 тысяч четей не набирались, потому что это активный рост упорядоченного поместного землевладения, увеличивался он только с 1500-го по 1550-ый на 30%. Кроме того, примитивное двуполье вместо трёхполья, которое начинает активно использоваться в 16 веке, гораздо менее эффективно, т.е. эффективность землепользования ниже. Ну и цена всадника – это очень важный фактор. О цене всадника как-нибудь вообще отдельно доложу, чего стоил всадник.

Но в любом случае данное Уложение о службе – это реалии середины 16 века с полным господством лёгкой конницы, которая не была рассчитана на тяжёлый копейный бой рыцарского типа, т.е. доспеха было принципиально меньше, а значит, коней можно было использовать меньше и легче, а значит, дешевле. Можно осторожненько так предположить, что новгородский условный рыцарь, дружинник в 1260-е годы был минимум в три раза дороже московского всадника в 16 веке, просто потому что на нём было гораздо больше железа, кратно больше железа. Как минимум в 13 веке не знали панциря, т.е. кольчуги из плоских колец, которая была заметно дешевле и легче, т.е. поэтому, собственно, и дешевле, чем кольчуга из обычных круглых сечений колец, которая использовалась в 13 веке. Молчу о том, что в это время начинает распространяться пластинчатый доспех, который был просто очень дорог в силу сложности обработки листового металла.

В три раза, т.е. 300 четей – это был минимум, откуда мог один всадник выехать, т.е. серьёзная мобилизация всей Новгородской земли в классическом Средневековье, видимо, не превышала 1000-1200 всадников целиком. В летописи новгородцы довольно точно обозначены в составе городового полка столицы и Ладоги, т.е. ладожане – я недаром их упомянул.

Т.е. о контингенте более 800 человек вообще говорить невозможно, потому что мы как-то применяли революционную, не побоюсь этого слова, методику расчёта мобилизации, исходя из демографических показателей города, т.е. сколько он занимает места, сколько в этом месте есть полезной площади, где могут жить люди, и сколько, таким образом, у вас общая численность населения, и мобилизация процента населения какая будет и какой будет городовой полк – вот для Новгорода мы однозначно получали не более 500 человек, возможно, усиленных владычным полком, т.е. полком, который вербовал и содержал лично архиепископ новгородский. Т.е. 500, ну 600 человек – это край, заметьте, не всего военных сил самого города, а выборной рати, т.е. людей, которые способны на 2-3 конях с обозными слугами, с хорошим доспехом и, что важно, с собственным провиантом выступить в дальний поход. Это очень важно, это не то, что могло выйти на стены в случае опасности, это именно выборная, сиречь отборная рать.

Т.е. если 700-800 человек выезжало, ну, 800 давайте считать, с Новгородской земли на такой поход при неполной мобилизации, потому что здесь только Новгород и Ладога, других не упомянуто земель, то Псков, таким образом, опять же, экстраполируя ретроспективно (как я красиво только что высказался!) о данных Полоцкого похода – ну, не больше 300-400 всадников мог выставить Псков. Если принять почти невероятное (в силу молчания источников) присутствие полков Твери, Суздаля, Переяславля и Ростова Великого нужно прибавить Тверь, опять же, исходя из 16 века – не более 200 всадников, Ростов – не более 300-400 всадников, Суздаль – до 500 всадников, Переяславль – до 200 всадников, т.е. городовые полки, это, заметьте, конные тяжёлые полки – это около 2 тысяч войска, ну а т.к. это малореально, скорее всего, городовые полки, т.е. Пскова и Новгорода вместе, это 800 + 400 = 1200 всадников с городов, это максимум того, что могло выехать. Да, ну плюс ещё Ладога, конечно. Ну да, если с Ладогой, то 800 примерно Новгород будет поземельное ополчение, скажем так, плюс максимум 400 с Пскова, т.е. вот 1000-1200 человек. Это вот примерно такие исчисления.

Княжеские дворы – понятно, что это рамочные ограничения, я их говорю чисто приблизительно, умозрительно: Юрий Андреевич – понятно, это серьёзный князь, командир целого Новгорода, чего бы его туда пригласили иначе, т.е., видимо, где-то около 200 человек у него было, точно так же, как и у великого полководца Довмонта, ну и формальный глава похода Переяславский Дмитрий Александрович – ему наверняка великий князь там отвалил какую-то помощь, там могло быть до 300 всадников. Святослав Ярославич Тверской – опять же, 200, из Суздаля Михаил Ярославич – 200, из Ростова – 200, ну вот неизвестный князь Ярополк – я ему так 100 поставил умозрительно, но, опять же, его даже по отчеству не называют – кто это? Вряд ли какой-то серьёзный князь, его вообще в летописях нет в это время. Ну и «иные князи неколико» - ну их там то ли 200, то ли 300 или 250 – ну вот в среднем я какую-то... причём это очень много, повторюсь, не нужно думать, что каждый князь – это человек, который прямо войска с собой таскает, у кого-то 10, у кого-то 50. Смотрите, князь Верейский вполне себе серьёзный, никакой не изгой, 60 человек водил с собой, когда – в 15 веке.

Итого у нас получается в княжеской компоненте войска до 1650 всадников, итого общая численность где-то в районе 3600-3700 человек – это то, что реально могло выйти, причём это максимальные исчисления, заметьте. Т.е. вот 3500-4000 человек всего, с кошевыми слугами, с обозом – это maximum maximorum, что мог выехать вообще в поле, супермаксимум. Скорее всего, их было меньше, и уж все эти смелые подсчёты в любом случае в 10 раз меньше 30-ти тысяч человек, т.е. ошибка на порядок. Это большая ошибка, поэтому я в неё так вцепился. Причём очередной раз отмечаю: уменьшение войска с 30 до 3 тысяч человек не должно казаться чем-то криминальным, потому что по меркам даже 15-го столетия...

Д.Ю. Это прилично.

Клим Жуков....это прилично, ну а орда в 30 тысяч бойцов вообще-то стала чем-то обыденным в данной местности только в 17 веке при Алексее Михайловиче Тишайшем – вот тогда, да, на одном оперативном направлении легко ставили 30 тысяч человек, на другом 20, и где-то в тылу ещё 10 тысяч маячило, чтобы в случае чего подпереть тех или других.

Д.Ю. Ну, во-первых, расплодились, во-вторых, деньги есть, обработка земли...

Клим Жуков. Массовое использование пехоты, которая принципиально дешевле всадника. Пехоту нужно было организовать, в это время это невозможно было – я говорю про 13-ый век. Ну а при Иване Грозном 30-тысячная армия на одном направлении собиралась ровно один раз – это на Полоцк, там было свыше 30 тысяч человек. Т.е. это колоссальное напряжение огромной централизованной державы, которая была просто кратно больше и богаче Владимиро-Суздальских и Новгородских земель, которые только что – внимание: только что! – перенесли ордынский погром, т.е. они были буквально растерзаны, т.е. денег стало меньше, откровенно говоря, людей стало меньше. О чём вы говорите, какие 30 тысяч? 10 тысяч для нас была в это время запредельная численность войска.

Д.Ю. Я всё равно буду занудствовать: что там была за крепость, сколько в ней сидело человек – неужели для её штурма надо было 30 тысяч человек?

Клим Жуков. Нет, конечно.

Д.Ю. Если не надо, какой чёрт их туда гнать? Непонятно.

Клим Жуков. Там весь смысл был, конечно, не только в штурме крепости, а в том, чтобы к чёртовой матери ограбить всю эту провинцию Вирумаа. А вот тут, извините, 1000 человек оставляем под крепостью, а все остальные в это время заняты полезнейшим делом.

Д.Ю. Plundering.

Клим Жуков....да – повышением собственного благосостояния, и конечно, княжеского, и вообще чем-то... ну, хорошо же, когда у соседа будет меньше, а у тебя больше всяких благ и достоинств.

Д.Ю. Очень приятно. Для чего на войну-то и шли...

Клим Жуков. Естественно.

Д.Ю....особенно мелкие князья.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Видимо, их туда и отправляли, эти славу зарабатывали, а эти грабежами промышляли.

Клим Жуков. Ну там все зарабатывали на ордынский налог за 10 лет, это понятно.

Д.Ю. Куда деваться?

Клим Жуков. Первое, что они там зарабатывали, это ордынский налог, всё, о чём, собственно, и шла речь.

Датско-ливонское войско: о вражеских силах мы имеем только очень скупое упоминание Ливонской рифмованной хроники – там упомянуто 34 брата-рыцаря.

Д.Ю. Интересно: а у них... Ну понятно, у нас всё сожгли, в стиле наших добрых традиций: как война – сразу жжём архивы.

Клим Жуков. И топим флот.

Д.Ю. И топим флот.

Клим Жуков. Вот теперь можно воевать!

Д.Ю. А у них-то, наверное, что-нибудь осталось?

Клим Жуков. Нет, конечно, у них от этого времени почти ничего нет. Вот хорошо, что рифмованная хроника дошла. Т.е. про военных архивы очень-очень скупые. Есть, конечно, Рижский городской архив. Они же молодцы, немцы, они к документам очень внимательны: документ приходит в негодность – они его переписывают, и так дальше, дальше, вплоть до 19 века их переписывали, эти документы старые. Конечно, с 13 века просрано 99%, это никаких сомнений.

Д.Ю. Досада!

Клим Жуков. Но всё равно с той стороны документы, конечно, какие-то сохранились. Конкретно вот про военных их там вот столечко. Там интересное есть другое – там масса документов по землепользованию, потому что землепользование – это деньги, а значит, налоги, а вот это немцы никогда не упустят. Вы что?

Д.Ю. Орднунг!

Клим Жуков. Это у них всё перечислено, мы сейчас знаем, кто в этой сраной провинции Вирумаа в 13 веке какими землями владел, сколько у него было гектар, где это конкретно располагается, и как его звали, и когда ему это дело выдали, а когда отобрали. Это вот немцы молодцы. Рижский городской архив – там всё сохранилось. Ну как всё, много что, конечно, не всё, я же говорю, что 90% утеряно в любом случае...

Д.Ю. Но мы же отсюда можем вывести, да: вот если столько земель, то столько солдат с них можно содержать.

Клим Жуков. Можно-можно. Тут проблемка есть одна, потому что сейчас там очень сильно застроено всё, потому что это довольно развитый регион, там очень много строительства, и поэтому мы очень мало археологии оттуда можем извлечь в силу того, что придётся срывать, половину современной Риги рыть, а там же люди живут, куда ты их денешь? Ради археологических раскопок на такие жертвы невозможно идти.

Д.Ю. Да, к сожалению.

Клим Жуков. Так вот, 34 брата-рыцаря. Данные, как я уже говорил в прошлый раз очень достоверные про своих, потому что и зачитывалось-то в закрытую, не для публичного использования, для своих.

Но вполне естественно, что дело не ограничивалось 34 братьями-рыцарями, потому что, во-первых, каждый выезжал в составе копья – сам-третий, т.е. итого 102 человека, причём высокопрофессиональных, прекрасно вооружённых и очень дисциплинированных, потому что они – это важно – проживали вместе на постоянной основе и имели возможность заниматься совместными учениями, чего были лишены большинство европейских феодалов того времени – мы это обсуждали как-то раз. А вот эти парни умели ездить вместе, это просто очень важно – они знали друг друга, знали команды, знали, кто на что способен, и что там Ганс дрищ, его нужно поставить куда-нибудь подальше или наоборот вперёд, потому что его не жалко, а Петер молодец, и его нужно применить в решающую фазу боя.

Во-вторых, помимо братьев Ордену служили, как мы уже говорили, светские феодалы, потому что колонистам из Германии охотно раздавали земельные наделы и епископские кафедры, и, собственно говоря, орденские чины. И конечно, местные эстские аристократы, принявшие католичество вместе с боярским достоинством.

Кроме того, третий компонент – это та самая «чудь без числа», которую постоянно упоминают, например, в рассказе о Ледовом побоище, т.е. наёмные или союзные силы туземцев.

Д.Ю. Чудь – это название племени, если кто... от него Чудское озеро.

Клим Жуков. Да, ну там скорее не племени, а группы племён, потому что внутри этой чуди было несколько группировок, которые...

Д.Ю. Чудаков!

Клим Жуков....и друг с другом-то, видимо, не очень-то ладили.

Д.Ю. Ну как обычно ...

Клим Жуков. Ну иначе бы их немцы не смогли завоевать. Вот в Литве успели как-то более-менее консолидироваться – и всё, их завоевать не смогли. В этих лесах, если все эти люди соберутся вместе, их оттуда фиг выковыряешь.

Д.Ю. «Лесные братья». Мiškiniai (лит.).

Клим Жуков. Как мы уже говорили, не будет преувеличением отметить, что основная или по крайней мере большая часть немецких войск – это именно эти самые эсты: или онемеченная аристократия, или наёмники и союзники. Почему союзники у немцев? Мы об этом говорили в самый первый раз – потому что русские там выступали такими же завоевателями, как немцы, и местные их не любили, а вопрос, кого они сильнее не любят, немцев или нас, на данной конкретной местности – вопрос строго дискуссионный, поэтому именно союзники у немцев могли быть, просто чтобы защититься от наших сильно далёких прадедов.

Д.Ю. Объятий, да.

Клим Жуков. Да. Кроме того, четвёртая компонента: гости Ордена, т.е. паломники, которые приезжали погостить, т.е. рыцари, причём зачастую очень знатные аристократы, которые со своими боевыми слугами приезжали в Орден замолить грехи доступным способом – т.е. кого-нибудь зарубить, а ещё и ограбить во славу Господа.

Д.Ю. И отпущение...

Клим Жуков. Во славу Господа, строго совершенно. Но это очень сложно высчитать, потому что эта компонента непостоянная и временная, т.е. их можно расценивать за волонтёров. «Вы к нам, простите, как волонтёры или на постоянную службу?» - «Как волонтёры».

Д.Ю. «Пишите заявление, что вы по собственной воле».

Клим Жуков. Да. В-пятых, это пехота, потому что немцы, как вообще вся Европа, с этого момента, с 13 века, всё активнее используют пехоту, в т.ч. в полевом бою. И это, конечно, в первую очередь баллистарии, т.е. арбалетчики, которые многократно упоминаются, например, в Хронике Генриха Латвийского – великолепная хроника, она, к сожалению, доходит до более ранних времён, до 60-ых годов она не добралась. Хроника просто потрясающая! И в Ливонской рифмованной хронике присутствие пехоты тоже обозначено.

Д.Ю. Т.е. тогда арбалеты уже массово изготавливали...

Клим Жуков. Да-да, конечно.

Д.Ю....и они луки заменили?

Клим Жуков. Европейцы очень любили арбалет в силу того, что лучник – это очень сильно штучный товар, потому что луку нужно очень долго учиться, а чтобы ему долго учиться, нужно оторвать тебя от каких-то ещё занятий, а это невозможно, поэтому лучники, хорошие, конечно, лучники, появлялись там, где была масса природных лучников, как у степняков были природные всадники, поэтому они были хорошие всадники, так, например, в Уэльсе и в Западной Англии были хорошие лучники, потому что там много леса, и там люди просто живут охотой столетиями, поэтому у них есть лук, и они уже умеют из него стрелять, их не нужно учить, их нужно просто мобилизовать вовремя и как-то замотивировать, чтобы они не разбежались обратно к себе в лес снова охотиться. А арбалет что – его взял, как винтовку, натянуть спиной дугу – это небольшая проблема, прямо скажем, там каких-то огромных усилий не нужно, там 80-120 кг любой человек при помощи самоснова крюка поднимет.

Д.Ю. Да, там вроде какой-то пояс...

Клим Жуков. Я и говорю – самсонов крюк, да.

Д.Ю....и разгибанием ног...

Клим Жуков. Да, это небольшая проблема, т.е. там не нужно вот это усилие в 30-40 кг прикладывать, да ещё не на рекурсивный лук, продвинутый восточный, а на эту палку, которой являлся нормальный европейский лук, т.е. там нужно быть очень здоровым человеком, чтобы его постоянно вот так вот тягать. А тут всё просто: на пояс, на поясницу, собственно, на талию пояс вешается с крюком – в одну сторону пошла спина, нога за стремя в другую сторону. 100 кг усилие развивается вообще без вопросов при таком подходе.

Д.Ю. И плюс деревянный лук и тетива, по всей видимости, не любят сырость и всё такое, а этот с железным... ?

Клим Жуков. Нет, они появляются только в конце 15 века, железные арбалеты, и то в виде эрзаца страшного. Деревянный лучше, чем железный.

Д.Ю. Чем?

Клим Жуков. Тем, что он композитно переклеен особым способом, и он быстрее разгибается. Он всё равно разгибается медленнее, чем лук, потому что он толстый очень, а железный ещё медленнее. Железный только дешевле гораздо – в этом смысл, его можно много сделать. Это прямо настоящий эрзац – железный лук у арбалета.

Д.Ю. Не знал. А они тогда не додумались ещё до всяких блоков?

Клим Жуков. Нет, конечно, нет. Для этого требовалась очень тонкая подгонка всяких малюсеньких деталей, а это дорого для военного снаряжения, просто безумно дорого, поэтому они даже не экспериментировали. Нет, просто вот такая вот винтовочка, условно говоря, у неё одно достоинство – очень тяжёлая стрела, она развивает огромную кинетическую энергию, притом что она летит заметно медленнее, чем стрела из лука, но по доспехам долбануть может дай бог!

Д.Ю. А правда, что там Папа запрещал это какой-то буллой?

Клим Жуков. Регулярно, постоянно запрещал арбалет.

Д.Ю. Какое-то скотское оружие, да?

Клим Жуков. Для использования христианами против христиан нельзя было, но т.к. он запрещал это постоянно...

Д.Ю. Только чурок всяких стрелять, да?

Клим Жуков. Да. Т.к. запрещал постоянно, значит, использовали.

Д.Ю. Успешно, я думаю, да.

Клим Жуков. Да. Так вот, Ливонская рифмованная хроника так пишет: «Людей у братьев было много, хочу я вам сказать, 160 мужей их было. Их для него (т.е. для Дмитрия Александровича – К.Ж.) вполне хватило. Среди них пешие воины были, вместе с героями они сражались там, где у моста они стояли. Много хорошего они сделали, человек 80 их было, к братьям они присоединились и отбивались там от русских, чем многих русских огорчили».

Т.е. пехота, которая способна сражаться в поле в данном регионе, повторюсь, это исключительно арбалетчики, возможно, со щитоносцами в силах прикрытия, т.е. люди, которые здоровенные эти щиты таскали перед арбалетчиками. Т.е. 80 человек – это, возможно, 40 арбалетчиков и 40 щитников, которые помогали им. Возможно.

Д.Ю. Щитовых.

Клим Жуков. Да. Т.е. отрывок даёт некое представление о немонашеской части войска 6 «160 мужей» - потому что про всех остальных говорили «братья». Братья – это братья, а мужи – это, извините, отдельно. Т.е. это почти наверняка светские рыцари из состава колонистов и эстской аристократии. Т.е. если они тоже рыцари, ну они же в самом деле скорее всего рыцари, или по крайней мере если не рыцари, то дворяне – то, что называется «жандарм» в более позднее время. Это получается, опять же, сам-третий в поле, т.е. где-то 480 бойцов тяжёлой конницы и плюс 80 арбалетчиков прикрытия тыла – уже, кстати, неплохо. Сюда, конечно, можно прибавить гипотетический контингент гостей Ордена, который иногда – повторяюсь: иногда – был очень представительным, там со слугами набиралось по 100-150 человек.

Д.Ю. Прилично.

Клим Жуков. Итого мы имеем: братья-рыцари с боевыми слугами, сержантами и конными кнехтами – ну, 102-110 человек округлённо.

Д.Ю. Сотка. Так?

Клим Жуков. 110 человек – где-то так. Дальше мы не учли, а нужно учесть обязательно командование, т.е. комтуров и фогтов, а они в терминологии Западной Европы – это не сам по себе просто рыцарь, а это рыцарь-баннерет, т.е. который выводит баннер, знамя. Знамя – это несколько копий, там никогда не бывало двух человек, это, конечно, было больше всегда, т.е. маленький рыцарские дружины.

Сколько участвовало командования в походе: комтур Феллина, комтур Йервена и фогт полузамка Леаль (мы же помним – половина замка епископа, половина немцам-орденцам принадлежала). Т.е. возможно, с участием именно командного состава численность собственно орденской конницы можно довести до 150 человек.

Итак: светские рыцари – до 500 бойцов, гости Ордена – до 150, арбалетчики – до 100 человек всё вместе. Итого орденская хоругвь, т.е. та «великая свинья» - это 800 всадников и 100 арбалетчиков в тылу, это максимум.

Ну и мы прямо видим, что оно уже очень сильно похоже на ополчение Новгорода всего по масштабам. И если мы примем во внимание, что из 10 орденских комтуриев в поход выступило всего только 3, т.е. 7 осталось вообще ни причём: «Вы давайте разбирайтесь» - то численность вполне оправданная.

Дерпт и Эзель – это епископские земли, они выступили на подмогу датчанам под сводным командованием епископа Александра. Эзель – это ползамка Леаль, замок Гапсаль и Аренсбург, ну а Дерпт – это богатый город Юрьев, без преувеличений можно предположить, что они могли мобилизовать и 300, и 400 всадников, конечно, включая туземный контингент, и арбалетчиков тоже 100-150, где-то так.

Датская Эстония – это, конечно, в первую очередь Ревель и замок Везенберг. Гарнизон последнего, я уже говорил, это нереальные силы в полевом бою, потому что это ну 60 на 60 метров, ну там хорошо, если арбалетчиков полста было и 2-3 рыцаря со свитами, которые просто всё это как бы цементировали вокруг себя. При этом в отличие от русских земель датские немцы, как и их коллеги из Ордена, применяли, конечно, развитую феодальную модель. У них в это время с феодальной моделью был полный порядок, с размещением дворян на землях, где они сами себя вооружали и обеспечивали за счёт местного населения, которое они эксплуатируют. Т.е. Ревель был богатый, стремительно развивающийся и имеющий прямое сообщение с Европой, что важно, по морю, т.е. свободные деньги и возможность нанимать бойцов самостоятельно, отдельных или целые отряды, которые просто на кораблях можно было перевозить. Но в любом случае полнейшая мобилизация всего этого самого Ревеля – это не более 500 человек всадников со всей земли Ревеля вместе со всеми наёмниками, которых они могли в самом деле нанять, ну и тоже арбалетчиков 100-150 – вот просто максимум, что у них могло быть.

Итого мы имеем Орден – 800 всадников и 100 арбалетчиков, епископства – это где-то 600-700 всадников и 100-150 арбалетчиков.

Опять же, там очень много замков выходит, в отличие от Ордена, потому что от Ордена замков вышло всего чуть-чуть – откуда бы они этих арбалетчиков брали? Только из замков, правильно. От епископа больше замков, поэтому, видимо, и арбалетчиков было не 100, а где-то 150. Причём я считаю 80 арбалетчиков, когда история об одном из эпизодов сражения, я считаю, что их 100 почему – потому что 20 человек просто к тому времени могли потерять, потому что это уже не начало битвы, это битва давно идёт, поэтому, если их 80, то давайте подумаем, что их было 100, для ровного счёта, опять же.

Ну и Дания – где-то 500 всадников и, опять же, из-за наличия и города, и замка под боком – ну, арбалетчиков 150. Итого общая численность – 2 тысячи всадников и 400 арбалетчиков где-то примерно против 3-3,5 тысяч русских.

Д.Ю. Ну соответственно, разумно прийти, чтобы тебя было больше – возвращаясь обратно. Но непонятно: если такие силы – а зачем в 10 раз больше пригонять-то? В чём смысл?

Клим Жуков. Наши-то точно знали, сколько их там.

Д.Ю. Естественно, да. В чём смысл гнать такую орду, чтобы там... вытаптывать что ли всё хотите или дороги прокладывать?

Клим Жуков. А тем более, заметьте, что даже 3, ну хорошо, 4 тысячи человек разделились в три пути, потому что идти по этим землям армией в 30 тысяч человек – вот Иван Грозный когда шёл на Полоцк, у него каждый полк выступал из точки концентрации войск с интервалом в сутки, чтобы просто они друг друга на марше не затоптали, чтобы им хватило дороги, чтобы не было затора, вот раз в сутки выходил новый полк. Это просто выступление в поход где-то неделю заняло.

Д.Ю. В общем, картина вырисовывается совсем другая: никаких 30 тысяч – не верю!

Клим Жуков. Да. Дальше поговорим в следующий раз о поиске поля боя – это кардинально важно, потому что вообще непонятно, собственно, что реконструировать, и о самом сражении. А на четвёртый раз поговорим про самое интересное – про афтепати.

Д.Ю. С нетерпением ждём! Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Трёх роликов, как я думал, не получилось.

Д.Ю. Это прекрасно!

Клим Жуков. Получилось четыре. Повторяюсь: кто хочет совсем подробно – у меня на канале все эти ролики выходят, там каждому буквально смысловому разделу посвящён отдельный ролик, час-полтора, где-то так.

Д.Ю. Смотрите на здоровье. А на сегодня всё.


В новостях

04.03.21 13:01 Клим Жуков про Раковорскую войну, часть 2, комментарии: 12


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

topouria
отправлено 05.03.21 12:06 | ответить | цитировать # 1


Очень люблю Ваше творчество. С удовольствием смотрю Ваше творчество и просветительскую деятельность. Если можно, Клим Александрович, расскажите о желтом крестовом походе Менку-хана (он несторианец вроде был), поскольку Вы сказали, что египтян он победить не смог. Но не сомг из-за тварей крестоносцев не давших ему фуража и отдыха (ведь мамлюки разбили его под стенами Иерусалима вроде?). Также он, если я помню вырезал явный (после этого он стал тайным) орден исмаилитов, который располагался в современной Алании (в современной Турции), когда сынок Хасана Ас-Садата(основатель ордена ассасинов исмаилитов) ничего не смог сделать лучшего и убил его послов. После этого Менку взял с "нальта", считавшуюся неприступной, крепость исмаилитов (кстати, бывшая база киликийских пиратов, которых вырезал Лукул и обрушил скалу из-под которой вылезали корабли пиратов и грабили корабли Рима), заодно вырезав 35 000 последователей Хасана Ас=Садата, живших в той местности, после чего пошел "по своим делам" в Иерусалим, не оставил даже гарнизона, т.к. не планировал там оставаться. А пришедший туда султан Салладин кейкубат (переводится скромно, как "правитель мира"), просто занял пустынную территорию, сказав, что всех победил именно он. Менку резал по engb много стран, где был ислам, и я слушал версию, что если бы он не проиграл последнем реальному войску исламского мира под Иерусалимом, то и ислама были более проблемы сохраниться. кажется именно его поход после неудачи стал причиной унии армянской церки с папой римским, и еще много чего. Правда ли что я слышал про это? Если можно прокомментируйте.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк