Николай Смирнов про русско-польскую войну 1654-67 гг. Часть 6. Вмешательство Швеции

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Эффект Доплера | Персоналии | Разное | Каталог

12.05.21


01:37:25 | 118565 просмотров | текст | аудиоверсия | youtube | rutube | скачать | все выпуски

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Возвращаемся к событиям 13-летней войны 1654-1667 гг. Сегодня у нас часть аж шестая. Мы страшно продвинулись. И продвинул нас, и теперь будет продвигать, Николай Смирнов.

Николай Смирнов. Приветствую.

Клим Жуков. Приветствую. У нас сегодня... На южный фронт мы собирались, если не ошибаюсь. Украина.

Николай Смирнов. Сегодня уже больше в дипломатию.

Клим Жуков. А, в дипломатию. Точно.

Николай Смирнов. По мере нашего сегодняшнего продвижения пушки будут смолкать, а скрип перьев, шелест бумаги нарастать.

Клим Жуков. Хорошо.

Николай Смирнов. Ну, поскольку мы... Что-то не выходит пятая часть. Поэтому...

Клим Жуков. Свежих вопросов.

Николай Смирнов. Свежих вопросов. Поэтому я немножко несвежих сейчас освещу. Но зато военных в основном. Потому, что как-то так обошел вниманием за этими всеми разборками, больше политическими, чем военными. Значит, несколько моментов, которые... Интересные вопросы поступили. Можно объяснить. Ну, первый момент это вопросы неоднократные в связи с тем, что... Что случилось с украинскими казаками по ходу войны. Потому, что если они такие замечательные, так эффектно ”нагибали” поляков на протяжении восстания Хмельницкого и в первые годы, то куда же все это подевалось к концу войны? Потому, что, да, действительно в конце войны украинское войско представляло печальное зрелище. Они проигрывали большую часть сражений. И, в общем-то, только благодаря... В виде подпорок... Только с подпорками в виде русской или, соответственно, польской армии, они могли каких-то успехов добиваться. Ну, причина здесь конечно в потерях. Потому, что интенсивность участия казаков в боевых действиях 1648 года была очень высокой. Противники у них были очень сильные. Конечно потери серьезные. С какого-то момента казаки начали активно друг с другом воевать. Причем нанося друг другу потери тоже немалые.

Клим Жуков. Собственно после восстания... После смерти Богдана Хмельницкого.

Николай Смирнов. Ну, да. Еще какое-то время еще был момент, когда они не совсем в горло друг другу вцепились. Но уже через год уже обозначилось разделение. И дальше утихомирить это было крайне сложно. Эта ”руина”, так называемая, она продолжалась и вышла даже за рамки собственно Русско-Польской войны. Вот. И потери от этого наиболее качественного боевого элемента казацкого, понятное дело, сказывались на снижении боеспособности войска. Потому, что восполнялось казацкое войско уже менее подготовленными, зачастую вообще не подготовленными селянами, которые... Ну, кто-то достигал определенного уровня. Но в большинстве случаев это конечно уже совсем не те войска. И здесь очень сильно можно увидеть разницу между реальными государствами и, скажем так, квазигосударством, которым являлась Гетманщина. Не смотря на все усилия серьезные Богдана Хмельницкого. Что армия Речи Посполитой, что русская армия, в общем-то, на протяжении войны, неся потери даже сопоставимые с казаками, тем не менее могла восполнять. Более того, по ходу дела могла проводить какие-то преобразования, реформы. Как в тактике, так и изменять организационную структуру. И в итоге к концу войны можно сказать, что русская армия и армия Речи Посполитой были, в общем, даже сильнее. Если взять не в численном выражении, а в качественном. Чем при вступлении в войну. Война их многому научила.

Клим Жуков. Речь Посполитая вообще сначала на какой-то момент перестала существовать. Когда шведы включились активно.

Николай Смирнов. Да. Сегодня мы об этом поговорим. Почти перестала. Скажем так. И конечно этот момент очень показательный. Что государства могут себе это позволить. И у них хватает этих организационных сил для того, чтобы уже в ходе войны и восполнять потери, и наращивать даже боевой потенциал. Вот это государственное образование, которым являлась на тот момент Украина, Гетманщина, конечно этого себе позволить не могли. Ну, и фактор конечно руководителей. Прямо скажем, что наиболее харизматичные, талантливые, активные полководцы, какими были вот эти казачьи полковники, они постепенно выбивались. Они гибли в боях. Очень многие из них погибали даже не в боях, а в результате каких-то политических игр. Ну, вот мы уже говорили и про Богуна. Там если взять и Пушкаря. Кто-то погибал в боях, допустим, тот же Хмельницкий-старший. Да, и Выговский тоже был казнен. С другой стороны кто-то попадал в плен. И в плену, например, Нечай у нас в плену оказался. Кто-то погибал при осаде крепостей. И, в общем, постепенно вот этот мощный состав командный, который играл роль очень большую на самом деле. Потому, что это казачье войско очень сильно зависело от, как бы мы сейчас сказали, харизмы своих командиров. То есть, это не какой-то полк нового строя, которому замени завтра полковника, в общем-то, роли это сильно не сыграет. Да. Здесь казаки конечно очень смотрели, так сказать, на то, кто ими командует. От этого многое зависело. И вот смена командного состава, которая произошла за время войны, она тоже очень сильно повлияла. Люди, пришедшие к руководству казачьими полками в конце войны, были, скажем так, мельче калибром, чем те, с кем казаки начинали восстание Хмельницкого. Вот отсюда это происходит. И падение боеспособности конечно очень существенное. Вот. Второй вопрос тоже достаточно интересный. Это вопрос про спешенных рейтар и спешенных гусар. Что вот они все такие в латах, в броне и как пехота они могли использоваться тоже эффективно. Почему, скажем так, они... Когда их спешивали, это считается не очень хорошим сценарием. Надо понимать, что конница в любом случае дороже пехоты. И использование конников в качестве пехотинцев... Еще рейтары куда ни шло, а вот гусары...

Клим Жуков. Чудовищный какой-то...

Николай Смирнов. Да. Это нужно, прямо скажем, микроскопом гвозди забивать. Тем не менее, конечно, если говорить о гусарах, то их использование в качестве пехоты давало свои плоды. Но даже не столько потому, что на них навешано много брони. Это, может быть, даже мешало. Гусары, это элита вооруженных сил Речи Посполитой. И с точки зрения их готовности к бою, и с точки зрения морального настроя. То есть, там, где какая-нибудь рядовая пехота побежит, гусар скорее останется. Или погибнет, или, наоборот, победит. Вот. Этот момент очень важен. С рейтарами другая ситуация. Но, опять-таки, это все-таки разные рода войск. И все-таки использовать их надо так, как их готовят, а не...

Клим Жуков. Ну, рейтар вполне спешивали. Вон когда из-под Чуднова отступали. Рейтар спешивали.

Николай Смирнов. Спешивают. Чаще всего это мера вынужденная.

Клим Жуков. Конечно. Ну, там-то было мало пехоты. Крохи пехоты. Нужно было хоть как-то ее заменять.

Николай Смирнов. Если падеж лошадей, если оборона крепости или штурм крепости. Вполне рейтар могли спешить и использовать в бою. Но здесь их кираса не давала больших преимуществ. Потому, что классических пехотных свалок с использованием холодного оружия было не так и много. В основном это все-таки стрельба, маневрирование. И кираса, это... От мушкетной пули не спасет, скажем так, пехотинца.

Клим Жуков. Во-первых. Во-вторых, мне кажется, нужно тут отметить, что когда все говорят ”рейтар”... Ну, про гусар ладно. Все понятно. Рейтар. Все представляют себе железнобокого Кромвеля с картинки. Там обязательно каска, обязательно кираса. Перчатки такие. Мне кажется, что в XVII веке не все было так здорово с наличием кирас, шлемов и прочее.

Николай Смирнов. Кирасами худо-бедно снабжали. Их даже у нас начали производить. Но качество кирас, оно было крайне низким. Ни в какое сравнение с европейскими не шло. Это такое массовое производство. И, в общем-то... Ну, такое... Символическая защита от огнестрельного оружия все-таки была. В большей части. Я не буду говорить, что не было хороших кирас. Но...

Клим Жуков. Пистолет-то слабенький был.

Николай Смирнов. От пистолетов – да. Хотя, учитывая с какого расстояния стреляли... Это сейчас я тоже иногда смотрю фильмы про XVII век. Иногда с такого расстояния палят из пистолетов. Сейчас нельзя попасть с такого расстояния. Ну, то есть, очень надо так хорошо стрелять. И то, в основном за счет скорострельности. А там... Тут тебе пожалуйста... 50 метров. Выносят там.

Клим Жуков. Нет, ну, когда показывают... Я помню замечательный фильм ”Последний из могикан” американский. Это, правда, конечно семилетняя война. Это XVIII век. Но все равно. Оружие там принципиально не отличалось. И только они навскидку из ружья... И все. Думаешь: ”Вот сейчас бы из автомата люди так стреляли бы”.

Николай Смирнов. Или вот смотрел ”Три мушкетера”. Иностранный. Недавно снят. Они там тоже. Какая-то сцена красивая. Как они в какой-то оказываются засаде. Насчитал, что они на четверых 12 человек убили. Мне интересно, где они держали все это оружие. Только успевают пистолеты выхватывать. И стреляют. Конечно... И тоже каждая пуля в цель. Ну, ладно. Это уже художественное преувеличение. Возвращаемся все-таки на поля Русско-Польской войны. В прошлый раз мы оставили всех... В прошлый раз мы оставили их... Нет, в прошлый раз мы в Литве их оставили.

Клим Жуков. В Литве мы их оставили.

Николай Смирнов. Сейчас действительно слегка переместимся на южный фронт. Потому, что как-то мы успехи русской армии на литовском направлении осветили, а что в это время на Украине происходило после того как зимой провалилось наступление польской армии. Как вот мы этот вопрос не осветили. На самом деле здесь все было очень для поляков плохо. Поскольку здесь началось достаточно масштабное наступление русско-казацких войск. Причем это наступление наложилось на вторжение шведов. На отражение его у поляков сил был крайне мало. То есть, местные гарнизоны, местные части магнатские, довольно слабые с точки зрения боеспособности. И небольшой корпус коронных войск. В начале июля начинается поход от Белой Церкви и целью похода является Львов. Что, в общем-то, уже показывает масштаб вторжения. Потому, что это очень...

Клим Жуков. Это русские войска наступали.

Николай Смирнов. Русско-украинские войска наступают. Это уже очень глубоко на запад поход. Возглавляет армию сам Богдан Хмельницкий. Во главе украинской армии. Русский вспомогательный корпус возглавляет Василий Бутурлин, который... Ну, численность русского корпуса приблизительно около 6 тысяч человек. Естественно, он составлял меньшую часть русско-украинской армии. Но довольно боеспособную. Вот. И довольно медленно, с боями... Поскольку все-таки приходится снимать либо осады тех крепостей, которые ведутся еще поляками, либо выбивать польские гарнизоны из украинских этих городов и небольших сел укрепленных. Но, тем не менее, медленно, уверенно движется к Львову. И 18 сентября начинается осада Львова. При этом очень удачно сложились обстоятельства в отношении Крыма. Крымский хан, после того, как под Охматовом не удалось ему поучаствовать в громкой победе, не удалось захватить достаточно богатые трофеи, во-первых, не сильно горел желанием вторгаться. Во-вторых, в это время уже все-таки разрабатывается операция и донские казаки наносят удар непосредственно по Крыму. Что мешает крымцам двинуться вовремя. Летом выдвинуться на Украину. В общем-то, здесь с русской стороны оказывается такая действенная помощь. Причем ассиметричный удар. Силы задействованы не очень большие. Для того, чтобы донских казаков отправить, достаточно их просто хорошо снабдить оружием, боеприпасами. Ну, и жалованьем, естественно. А собственно русские войска не расходуются на этот довольно смелый рейд. И это позволяет, в общем-то, на первых порах действовать без оглядки на свои тылы. Хотя конечно надолго этого эффекта хватить не могло. Ну, что и произошло. Надо сказать, что поляки попытались хоть как-то парировать этот удар. И к моменту, когда осада Львова началась, значит, коронный корпус, его даже армией не назовешь, это порядка 6 тысяч человек под командованием коронного гетмана Станислава Потоцкого... Руководитель польской армии в битве под Охматовом. Ну, такой достаточно известный полководец. Может быть не слишком у него послужной список богат на победы, но опытный командующий. И вот у него корпус небольшой, я уже сказал, 6 тысяч. Он как-то пытается усилиться посполитым рушением. Он пытается недалеко от Львова укрепленным лагерем встать.

И против него направляется сводный отряд под руководством Григория Ромодановского. Тоже в будущем наш один из самых знаменитых и самых успешных полководцев всей этой войны и последующей эпохи. Здесь у него одна из первых крупных побед. Вот. И ему придается Миргородский казачий полк. И они в районе населенного пункта Городок... Это одно из мест с таким названием. Таких названий много по просторам, так сказать, Восточной Европы. В России, Украине, Белоруссии. Под этим Городком начинается столкновение... Произошел бой. Причем изначально поляки достаточно хорошую позицию заняли. Для того, чтобы к их лагерю пробиться, необходимо было форсировать заболоченную речку. Штурм этот нужно было проводить практически в лоб. И, в общем-то, все шансы, по крайней мере отбиться, если уж не нанести поражение, у Потоцкого были. Вот уже, по-видимому, общий настрой поляков в связи с историями, о которых я позже расскажу... Связано с шведским вторжением. В связи с... Общий моральный дух уже сломлен. На первых порах им удается. Когда русские и украинские войска начинают пересекать эту реку, форсировать ее, еще удается отбиваться. Бой достаточно ожесточенный был. Прямо скажем. То в какой-то момент Потоцкий и его войска получают известия, что с тыла к ним движется крупный воинский отряд. И вот одного этого известия было достаточно, чтобы дрогнули польские войска. Не сказать, что там было паническое бегство. Но они стали отступать.

Клим Жуков. Задумались.

Николай Смирнов. Да. Потому, что конечно опасность быть прижатым с одной стороны, значит, к реке. А с другой стороны главные силы русской и украинской армии. Конечно было очень печально. Тем более, что опыта разгрома полного уже полякам было не занимать. И они предпочли отступать. Это не было, наверное, паническое бегство, но это было такое достаточно быстрое отступление. И самое парадоксальное было то, что эти войска в тылу у поляков, это были их... Это была какая-то часть посполитого рушения. И вот действительно... По крайней мере нарратив рассказывает именно об этом. Пока будем доверять ему. Опять-таки есть... Введены в научный оборот несколько отписок русских воевод. Но, как и с Охматовом, так и со всеми остальными подобными сражениями, эти все бои еще ждут своего исследователя. Бой под Городком, это такая крупная победа. Учитывая, что Львов не взяли, она не является стратегической, но она такая важная и ценная была.

Клим Жуков. Кстати, по поводу слухов о приближении врага. Я просто вижу как это могло бы быть. Потому, что ровно позавчера перечитывал я дневник Патрика Гордона. И там есть момент из 1654, по-моему, года. Когда он со своим товарищем вместе отбился от своих. Их подразделение уехало, а эти опоздали. Они погнались за подразделением и заехали, увидев каких-то солдат... Они же в шведской армии были. Наемники. Два шотландца. Заехали... Один шотландец, другой немец. Заехали к этим солдатам. И вдруг выяснилось, что это польские караулы. И они вступили во вполне развернутый диалог. Потому, что поляки не знали, что это шведы. И эти сначала не подозревали, что это поляки. То есть, одного наемника от другого наемника визуально было сложно отличить. Ну, конечно закончилось дракой и бегством. Тут то же самое. Караулы у сражающейся армии в тылу. Вдруг к ним прискакивают какие-то люди, которые говорят по-немецки. Они думают: ”Это же, наверное, за русских немцы. Там же их полно воюет. Шотландцев, немцев”. Ну, и это там в тылу... Обстановка-то нервная. В тылу русские. Один кто-нибудь сказал, и это уже до главнокомандующего дошло в виде железного факта. Точно в тылу русские.

Николай Смирнов. Ну, в общем, да. С другой стороны, это, может быть, без всяких караулов. Просто поскольку это все-таки Украина...

Клим Жуков. Степь. Далеко видно.

Николай Смирнов. Да. Сначала пыль какая-то. Как там... Какие у них мундиры? Синие или черные? Какой-то конный отряд. Мы никого не ждем.

Клим Жуков. Никого не звали.

Николай Смирнов. Значит, это, наверное, они. Тем более могли в обход пойти. Вот. Поэтому тут разные сценарии возможны. Но, в любом случае, это показатель, в том числе и некоторого морального уже упадка польской армии, которая на фоне польского потопа... Шведского потопа. И на фоне этих событий, о которых я еще скажу. Конечно начинали уже волноваться. Может там, где это делать не надо было. И еще один показатель такой слабости уже Польши в целом, Речи Посполитой в целом, стали два рейда. Первый рейд, это рейд князя Дмитрия Волконского. Это русский отряд с украинскими казаками. Из Киева через Днепр по Припяти. Где были взяты Туров, Пинск. Вот эти, не затронутые предыдущими походами, территории были где-то захвачены, разорены, где-то формально кто-то присягал ему. Но тоже прошли достаточно спокойно. То есть, там были какие-то стычки. Но все эти стычки в основном с местной шляхтой, которая уже, ну, получив известие о том, что творится в остальных регионах, наверное, не сильно сопротивлялась. Но еще более показательный, это рейд Петра Потемкина. Которого от осажденного Львова отправили в сравнительно глубокий рейд в южную Польшу. И они дошли, например, до Люблина. Посад его взяли. Причем отряд этот был, по-видимому, совсем незначительный. То есть, уже даже русские войска с казаками гуляли по южной Польше. В сердце Польши. Рассматривался даже сценарий, что они, пройдя по тылам, они вообще уйдут в Белоруссию и там соединятся с войсками Трубецкого. Но по каким-то причинам решили такого не делать. Но, опять-таки, Польша беззащитная. Ситуация для Львова была очень печальная. Хотя осада была очень вялая. Больше, так сказать, уговорами старались. Ну, как-то: ”Вам уже нечего здесь ловить. Сдавайтесь. И Варшава уже взята, и Вильно уже пал”. Не могу сказать, что они знали об этом. Но, может, и знали. По времени вполне могли получить сообщение.

Клим Жуков. Вполне.

Николай Смирнов. Но, тем не менее, здесь крымский фактор сыграл свою роль. Все-таки прогнав казаков, отбившись от них... Кстати, нападение было, судя по всему, очень серьезное. Потому, что даже рассматривался вопрос о посылке османского флота против них. И он не поехал потому, что началась чума в очередной раз. И поэтому не собрали. Ну, как-то отбились. Или сами донские казаки ушли. Вот. Что позволило высвободить крымскую орду для действий уже на Украине. И идет достаточно большой поход. Как обычно, 100 тысяч. Ну, это мы понимаем, что и рядом не стояло. Тем не менее, во главе хан. То есть, это поход уже не просто какой-то... Вылазка неподконтрольных или подконтрольных, но незначительных частей. Это полноценная крымская орда. Она вторгается на территорию Украины.

Клим Жуков. То есть, в любом случае 10-15 тысяч. А то и больше.

Николай Смирнов. Побольше. Нет, там, учитывая как они нападали, их было довольно много. Потому, что опять сложилась ситуация как под Охматовом. Ну, похожая. Правда, без таких драматических последствий. Это заставляет Хмельницкого снимать осаду со Львова. Он берет с горожан большую контрибуцию. Требует. Разворачивается и начинает двигаться на Украину. Чтобы не быть отрезанным, ну, и чтобы защитить, в общем-то. И с 9 по 12 ноября происходит... Ну, его называют сражение под Озерной, но на самом деле это нельзя называть большим сражением. Происходят, скажем так, бои под Озерной. Что там произошло? Русская и украинская армия приближается к Озерной, пересекает там очень небольшую речку. В этот момент на них нападают крымские татары.

Клим Жуков. Как называется?

Николай Смирнов. Озерная. Вот. Там название речки я даже не стал запоминать. Она малоизвестная. Крымские татары атакуют очень удачно. Они атакуют в тот момент, когда часть русско-украинской армии пересекла речку, а часть еще осталась на другой стороне. Но это же все-таки только крымские татары. Это не как под Охматовом, где была польская армия с пехотой, с пушками. В конце концов там с тяжелой конницей. Поэтому, в общем-то, здесь татары успеха никакого не достигают. То есть, им не удалось внезапным нападением захватить ни один из обозов. Они не смогли воспрепятствовать пересечению реки. Ну, правда, не в этот день, а на следующий день оставшиеся части...

Клим Жуков. А это около Тернополя.

Николай Смирнов. Ну, да. Район... Ну, вот да. Я потом карту...

Клим Жуков. Вот Сбров. Он получается северо-западнее.

Николай Смирнов. Я карту прикреплю. Там будет более понятно. И что дальше происходит? Дальше начинается такая хитрая дипломатическая борьба со стороны татар. Крымский хан, апеллируя к Хмельницкому, что они были союзниками. Более того, Хмельницкий многое должен за поддержку еще со времен... Не смотря на то, что еще недавно под Ахматовом сражались. Крымский хан обращается, что: ”Пора расторгнуть этот русско-украинский союз. Претензий никаких нет. То есть, оставьте нам русских. Мы сейчас с ними тут разберемся. И вообще расторгайте, прогоняйте их отсюда. Мы признаем Украину как равноправного или полуравноправного партнера”. Вот. И все нормально. Явное предложение союза за счет расторжения Переяславской Рады. За счет отпадения от Русского государства. Хмельницкий дает отказ. Хан вызывает его на личную встречу. Причем к себе. Вообще Хмельницкий тоже... К вопросу... Мужества человеку не занимать. Потому, что ситуация была некритическая. То есть, никаких больших проблем не было. Стояли лагерем довольно крепко. Численное соотношение было не такое тяжелое, как под Охматовом. Шансов, что татары сейчас дожмут военных не было. И татарам больше самим надо было уже... Как-то надо было уходить. Они же все-таки... Украинские войска стояли на своей земле. Вот. Тем не менее, Хмельницкий соглашается отправиться к хану. Он конечно берет много заложников в свой лагерь. Но сам лично встретился с ханом. Там ему были предложены варианты, что сдать русских военачальников, расторгнуть договор. Он отказывается. На чем переговоры завершаются. Пара дней буквально стычек. После чего татары вынуждены примириться, в общем-то, с невозможностью разорвать союз. Фактически заключают перемирие. То есть, они перестают активно участвовать в войне. Фактически они отваливаются как союзники поляков. Эта история еще вернется. Они еще будут активно участвовать в борьбе на стороне и поляков, и мятежных казаков. Тем не менее, на данный момент без серьезного вооруженного столкновения. Потому, что даже по нашим отпискам... Там какое-то... Несколько десятков раненых. Даже если и были какие-то убитые, их воевода не учел. То есть, без серьезного столкновения. Союз русско-украинский достаточно крепкий. Крымские татары из вот этой партии были временно исключены. Что конечно очень сильно усложняет задачу полякам. Потому, что теперь...

Клим Жуков. Самим пришлось.

Николай Смирнов. Да. В общем-то теперь ситуация очень плохая. Неизвестно куда эти крымцы ударят. Если, ну, скажем, все плохо было в Литве, довольно плохо было все на Украине, то в Польше была просто катастрофа, которая перекрыла все, что происходило в Великом княжестве Литовском. Такого конечно не было до сих пор. Вообще никогда не было. Но потом уже будет не раз с поляками. Вот. Это конечно шведская агрессия. Шведская. И причем не столько сама война Швеции против Речи Посполитой. Уж это было много раз. Ее фантастическая успешность. На первом этапе. Чтобы понять откуда взялась шведская агрессия, надо несколько слов сказать о причинах этой войны. Хотя очень хороший был разбор у тебя. Там Клим рассказал довольно хорошо. Ну, лишний раз не помешает. Какие-то детали, может быть, с другой стороны освещу.

Клим Жуков. Во-первых, они все Вазы были.

Николай Смирнов. Для начала... Все они...

Клим Жуков. Как было сказано во ”Всеобщей истории, обработанной Сатириконом”: ”Ну, а про историю Швеции ничего не будет сказано. Потому, что во всей Швеции был единственный приличный человек, да и тот Ваза”.

Николай Смирнов. Но при этом надо сказать, что вообще-то конечно Карл X Густав, он конечно настоящей Вазой не был. Все по женской линии. Да. Он не настоящая Ваза. Конечно династический вопрос здесь играл определенную роль. Потому, что шведы и поляки, пусть формально, серьезных претензий не предъявляли... Тем не менее формально имели основания претендовать на...

Клим Жуков. Престолы друг друга.

Николай Смирнов. На свои престолы. Откуда взялось? В Швеции действительно была династия Ваза. И один из таких вот ее представителей, король Юхан III, для нас это очень проблемная фигура. Он пришел к власти, свергнув своего брата, в 1568 году. Брат, Эрик XIV, был очень дружен Ивану Грозному. Это во времена, как раз, Ливонской войны. А вот Юхан III был очень не дружен, скажем так. Причина была в том, что в свое время он сочетался браком с сестрой Польско-Литовского короля Сигизмунда Августа. Сестру звали Екатерина. Екатерина Ягеллонка. Таким образом, Ваза породнился с династией Ягеллонов по женской линии, получив некое право на претензии на престол. Потому, что у самого Сигизмунда II Августа детей мужского пола не было. Хоть престол конечно в Речи Посполитой переходил по выборной системе, но все-таки династические моменты там учитывались. У них все-таки есть династии определенные. Вот. Юхан III занял крайне враждебную позицию по отношению к России. И, в общем-то, эта история, что Швеция стала очень активно вмешиваться в Ливонскую войну сначала просто против России, а потом в союзе с Речью Посполитой, это как раз заслуга Юхана III. Но главные проблемы у нас начинаются, когда после... Значит... Когда сын Юхана III Сигизмунд становится королем Речи Посполитой. Ну, тоже там целая история с ”пересменкой” в виде Стефана Батория. Ну, вот после смерти Стефана Батория Сигизмунд, будучи родственником династии Ягеллонов, вот он избирается королем Речи Посполитой. И с 1587 по 1632 год он правит. Крайне враждебно тоже относился к России. Был такой ревностный католик. Пытался проводить контрреформацию. Естественно, притеснял православное население на территории Речи Посполитой. Вот. Но главная проблема началась тогда, когда Юхан III умер и шведский трон перешел Сигизмунду Вазе. Таким образом, он в личную унию Польшу и Швецию объединил. Еще раз. Это была личная уния. Потому, что формально это оставались два государства. Просто правитель у них был один и тот же. Они вели разную внешнюю политику. У них все было разное. И армия, и финансы, и законы. И так далее. В частности пример, когда Сигизмунд, как шведский король, вел войну против России. И очень неудачно. Это война 1590-1593 гг. Когда нам удалось компенсировать часть потерь. Так вот, когда Сигизмунд, как шведский король, воевал против России, как Польско-Литовский король, он не смог заставить ни литовцев, ни поляков в эту войну вмешаться. Польско-литовские войска в этой истории не участвовали. Вот. Но в целом конечно, рано или поздно, вот этот самый страшный образ объединенного Польско-Шведского государства на наших границах. Когда враждебное государство получало полный контроль над нашими западными границами. Над нашими воротами через Балтику в Западную Европу. И вообще объединение таких мощных государств в военном отношении. Это для Русского государства просто катастрофа. Вот. Вот этот конечно... Вот эта страшилка, скажем так, заставляла, наверное, плохо спать Бориса Годунова, который в это время был фактическим правителем. Вот.

Но у шведов свои разборки начались. И появился человек, который оспорил у Сигизмунда его власть в Швеции. Оснований было много. Во-первых, Сигизмунд в Швеции появлялся очень мало. В основном он находился в Речи Посполитой. Во-вторых, ему припомнили неудачную войну против России. Плюс Сигизмунд, будучи католиком, пытался какие-то контрреформационные дела проворачивать и в Швеции, что конечно в протестантской Швеции встречало такое... Даже не глухое сопротивление, а довольно активное. В 1599 году его от власти отстраняют. Причем пока... На его место никто формально не становится, но реальным правителем становится его дядя. Это Карл IX. Будущий король Швеции. И таким образом Швеция отрывается от Речи Посполитой. Более того, становится враждебным государством. Нам очень конечно в этой разборке сильно повезло. Потому, что, во-первых, наши противники не просто перестали быть союзниками, а, в общем-то, начинают быть горячими противниками. И вот в этот самый момент появляются взаимные претензии на престолы. То есть, Сигизмунд, будучи представителем династии Ваза, дает, таким образом, шведам некую... Теоретический шанс претендовать на династических основаниях. А сам Сигизмунд, будучи отрешенным от трона, считает себя обиженным. И сам, и своему наследнику передает права уже на шведский престол. В 1604 году шведы все-таки выбирают себе королем Карла IX. Ну, и с этого момента эти две династии расходятся. Они уже сходиться не будут, скажем так.

Клим Жуков. Дальше потом Густав Адольф.

Николай Смирнов. Густав Адольф. Потом была королева Кристина.

Клим Жуков. Она-то отреклась. Королева Кристина.

Николай Смирнов. Отреклась. Отречение от престола на самом деле для этой эпохи не такое экстремальное явление. Если взять того же Яна Казимира. Да. Он тоже отрекся. Без всяких таких... Королева Кристина, кстати, отреклась не из-за каких-то серьезных проблем. Это ее такое нормальное человеческое действие.

Клим Жуков. Но она правила...

Николай Смирнов. 20 лет. Да. Устала. И вот... Кстати, жила она очень долго. Чуть ли не 40 лет еще прожила. Ну, 30. Да. И вот как раз ее сменил Карл X Густав. Тоже довольно сложная династическая схема. Он внук Карла IX по материнской линии. Не очень-то и Ваза. Поэтому его претензии на Польско-Литовский трон уж совсем такие спорные. Потому, что даже... Скажем так... Тот же Карл IX или Густав Адольф мало чего могли кроме фамилии предъявить полякам. А, соответственно, Карл X Густав и фамилии не мог. Что не мешало ему в какой-то момент задуматься: ”А не стать ли мне Польско-Литовским королем?” Благо в Польско-Литовском государстве такая возможность была. Ну, в самой Речи Посполитой тоже наследники Сигизмунда не оставляли... Наследник Сигизмунда не оставлял некоторое время своих претензий на престол. Хотя в целом Владислав, который в 1632 году становится Польско-Литовским королем, в отношении всех этих претензий на трон занимал гораздо более мягкую позицию. Он, наверное, понимал, что шансов немного. Имеется в виду, он же был претендентом и на Русский престол. И не просто претендентом, а формально какое-то время был... Его пригласили, он правил какое-то время. Поэтому, вроде как, здесь у него даже больше было прав. Похожая ситуация с Сигизмундом была. Из Швеции его турнули. Сам Владислав достаточно спокойно отказался. В 1634 году он отказался от прав на русский престол. По итогам Смоленской войны. Что позволяло нам ее считать более-менее успешной. Вот. А в 1635 году он отказался от прав на шведский престол. Поэтому эта история династическая, она конечно имеет некие корни, но, прямо скажем, она не являлась ключевой. Конечно борьба за территории.

Клим Жуков. Это понятно.

Николай Смирнов. Все эти династические моменты, это просто, ну, некая ширма на самом деле реальных интересов, которые интересовали не только самих правителей, но и всех, кто их поддерживал, толкал на войну. Благо таких было много. Значит, что интересовало. Конечно Прибалтика в ее широком понимании. Не современная строго Прибалтика, а именно побережье...

Клим Жуков. От Дании...

Николай Смирнов. Ну, почти. Да. Южный, по крайней мере, берег Балтийского моря был, так или иначе, оспариваемой Речью Посполитой и Швецией территорией. Практически на всем протяжении. До наших земель уже, которые по сути к Балтике только краем выходят. Вот. Польско-Шведские войны за Прибалтику шли с 1600 по 1629 год. Там они перемежались перемириями, мирными договорами. И если на начальном этапе шведы, в общем-то, не могли ничего противопоставить польско-литовской армии. И в целом, ну, не оборонительную позицию. Не сильно преуспевали. То к концу 1620-х годов, наоборот, превосходство шведской армии как-то стало слишком заметным. И они во времена Густава Адольфа свели эту войну к очень успешному перемирию. По нему им досталась большая часть Ливонии. Очень небольшую территорию на юге Ливонии сохранили поляки, ну, Польско-Литовское государство. А вот большая часть Ливонской конфедерации досталась шведам. Кроме того они контролировали почти все балтийские порты. Соответственно... А в тех, что не контролировали, собирали большую пошлину. Вообще Альтмаркское перемирие очень выгодное было для Швеции. И очень сильно раздражало поляков. И когда шведы увязли в 30-летней войне... Густав Адольф был убит. Закончились быстрые успехи. Где они там? Я все время путаю. Где-то они проиграли. Вот они как раз в этот момент проиграли. И поляки решили, пользуясь тем, что и короля такого замечательного нет... И пользуясь тем, что они завязли в Германии, и несут там большие потери. Они совершили военную акцию. Была собрана армия, была объявлена война шведам. Но там поскольку... Надо было, чтобы все... Концентрировались на 30-летней войне. Поэтому их быстро примирили. Но без единого, так сказать, выстрела поляки пересмотрели условия Альтмаркского перемирия. И в условиях перемирия они эти порты на побережье все-таки вернули. Более того. Ливония была в подвешенном состоянии. То есть, это довольно интересная схема была. То есть, шведы формально, как бы... Не формально, в реальности удерживали Ливонию. Но поляки по мирному договору это не признавали. И во всех документах включали в состав своего государства. Вплоть до того, что если вы посмотрите карты Речи Посполитой, вы увидите... 1635 год. Там Ливония показана...

Клим Жуков. Польской.

Николай Смирнов. Польской. Более того, было географическое формально деление. Были воеводства ”нарезаны”. Хотя формально удерживались шведами. То есть, Альтмарк четко закрепил Ливонию за Швецией. И вот как раз это рано или поздно пришлось бы решать войной. То есть, кто победит, тот и возьмет. Поэтому это желание Ливонию закрепить, это был первый шаг ради чего шведы ввязываются в войну. Второй территорией, это была, так называемая, королевская Пруссия. Территория, которая принадлежала Речи Посполитой на прямом владении, а не как там протекторат. С городами Данциг, Мариенбург, Эльбинг. Вот эти крупные города. В основном там такое немецкое население было. Ну, смешанное немецко-польское население. И шведы на эту территорию тоже претендовали. Тем более, по Альтмаркскому перемирию они какое-то время часть этих крепостей удерживали. Королевская Пруссия, это была вторая цель. Захват ее превращал уже действительно Балтийское море в шведское озеро полноценное уже. Кроме датчан уже никто не мог оспорить. Они контролировали всю восточно-европейскую торговлю. Шведы. Ну, и третий... Третья часть, за которую шла борьба, это, соответственно, Пруссия и Курляндия. Это... Как они называются? Я все ”протекторат” говорю. Есть слово. Сейчас. Зависимые... Ну, вот... Вассальные государства Речи Посполитой, которые ей формально подчиняются. Но, опять-таки, мечтают о независимости. А шведы в свою очередь мечтают сменить в качестве сюзеренов этой территории Речь Посполитую. Поэтому, скажем так, задача-минимум, закрепить за собой Ливонию. Задача такая более перспективная, это захват королевской Пруссии. Ну, и задача-максимум, это еще и каким-то образом перетащить под свой контроль Бранденбург и Курляндию.

Другой вопрос, что когда война началась, вот тут-то случилось страшное, что у Карла Густава такое головокружение от успехов началось, которое... Сам факт того, что Польша рассыпалась буквально от первого удара... Было очень удивительно. Значит, что же происходило. Это буквально вкратце. Стоит отдельных лекций, рассказов и не одной. Польский потоп. В июне начинается вторжение. Буквально в начале июня. Уже в середине... Во второй половине июня, в битве под Уйсцем, соответственно, польская армия капитулирует. Причем капитулирует не просто, а капитулирует с признанием протектората Швеции над северными воеводствами. То есть, они сдаются, причем с территориями. Они присягают на верность шведскому королю, а не просто терпят поражение, скажем так. Дальше в это же время идет вторжение в Литву, в ту часть, которая не занята русскими войсками. Уже в августе они захватывают практически всю северную, даже центральную Польшу с Познанью. 8 сентября пала Варшава. Причем достаточно быстро, без особо серьезных столкновений.

Клим Жуков. Вообще даже неожиданно. Такой большой город. И как-то его шведы взяли так вот буквально.

Николай Смирнов. Почти все они как-то так взяли. И в октябре финальная история, это взятие Кракова. И по сути большая часть Польши оказалась под контролем шведов. Более того, сам король не нашел себе никакого места и был вынужден какое-то время укрываться в Силезии. То есть, даже король покинул Речь Посполитую. Это было очень неожиданно. То есть, понятно. Перед этим были тяжелые поражения от казаков. Тяжелые, но еще пока не критичные. Был конечно разгром в Великом княжестве Литовском. Но, опять-таки, это все-таки больше Литовская история пока. То есть, там можно будет и контрнаступление, и еще что-то. Но чтобы сама Польша рассыпалась, этого конечно никто не ожидал. Не ожидал буквально никто.

Клим Жуков. Даже шведы. В первую очередь.

Николай Смирнов. Шведы в первую очередь. Они вообще не рассчитывали на то, что... Ну, как бы... На такой исход. И что дальше делать? Вот я думаю, что в этот момент конечно у Карла X вдруг возникла идея: ”А не стать ли мне польским королем? Раз такая идет...” Эту с удивлением увидели историю в России. Потому, что тут-то мы такие все. И Алексей Михайлович, это новый Александр Македонский. А тут, понимаешь ли, гораздо более Македонский, чем...

Клим Жуков. Чем наш Македонский.

Николай Смирнов. Чем наш Македонский.

Клим Жуков. У нас-то идей в сердцевинную Польшу идти вообще не было.

Николай Смирнов. У нас хотя бы просто исчезла та сторона, с которой вообще можно было что-то обсуждать. То есть, теперь вопрос: ”А с кем мы будем договариваться?” То есть, у нас тоже возникли какие-то некие амбиции. Вообще в этот момент Польшу списали со счетов. Очень зря. Допустим... Я уже забегая вперед. Не очень понятно почему наши так сделали. Потому, что даже пример Смуты показывает, насколько устойчивы государства сами по себе. Что их можно добивать на протяжении... Они потом возрождаются. Вот то же самое и здесь. Польше нанесен был конечно очень тяжелый удар. Катастрофический. Но при этом рассчитывать на то, что все это завтра прекрасное великолепие... Ну... Как зрелый плод достанется первому попавшемуся, это надо обладать конечно либо наивностью... Либо действительно просто тут религиозный момент? Может, решили: ”Вот. Наконец-то. И сейчас мы всю эту территорию займем”. Потому, что... Там на самом деле все почти что так к этому относились. Кроме, может быть, самих поляков. Вот. И, соответственно, еще одной, кстати, причиной, которая уже не имеет непосредственного отношения к Русско-Польской войне, еще одной причиной войны между... Противостояния между Швецией и Польшей. Была борьба за Великое княжество Литовское. Здесь особая история. Захват Польши был удивительным. И непредсказуемым. А вот борьба за Великое княжество Литовское рассматривалась Швецией, как один из вариантов, на самом деле достаточно давно. И в чем здесь причина этого противостояния? Во-первых, надо понимать про само Великое княжество Литовское. Мы все-таки изучаем период, вот сейчас, который... Во время которого Великое княжество Литовское находилось уже в состоянии упадка. Это не относится, например, к культурному развитию. Наоборот. Культура в это время расцветала. А вот с точки зрения государственности, могущества государства, оно уже шло на спад. Потому, что вот начало XV века. Великое княжество Литовское, это гигантское государство. В Восточной Европе, наверно, самое мощное. Наверно... Да я думаю точно самое населенное. Обладает огромной территорией. И это региональный лидер. Один из региональных лидеров, который если не диктует свою волю всем соседям...

Клим Жуков. Но считаться приходится однозначно.

Николай Смирнов. Однозначно. Причем ни о какой роли Польши, как старшего брата еще речи даже не идет. А всем остальным... Тевтонские ордена, Московское княжество... Вот как раз здесь ”Великое княжество Московское” можно еще использовать термин. Или все эти другие княжества. Конечно они с Литвой... Как бы... В начале XV столетия даже и не думают бороться.

Клим Жуков. Там только так... У нас там со времен Ивана Калиты... У нас там какие-то заключаются... Сначала духовная грамота, что: ”Любите, дети, друг друга”. Три княжеских союза заключаются, где прописываются меры обороны от Литвы. То есть, как-то сопротивляться. Только в том смысле.

Николай Смирнов. Ну, собственно, пределы наших, скажем так, возможностей показали три похода Ольгерда. Мы могли именно удачно... Как сказать? Отстояться. Это наше достижение на конец XIV века. Дальше ситуация начинает меняться. И последовательно Великое княжество Литовское начинает получать тяжелые удары и постепенно терять территории. Первым конечно вклад внесло Русское государство. Сначала... В конце XV века такими пограничными войнами постепенно сдвигаются наши границы. Большую часть территорий отжимает Русское государство. Затем следует катастрофическая все-таки для Великого княжества Литовского война 1500-1503 года. Но главное результаты. Часть северских земель, гигантский кусок, отходит Русскому государству. Следующий удар, это уже Смоленск. В 1514 году. Там война уже более затяжная, более тяжелая. Потери территориальные, может, не такие большие, но в целом в противостоянии с Русским государством Великое княжество Литовское теряет очень обширные территории. Демонстрирует свою слабость в военном отношении. И уже западный сосед, Польша, начинает проявлять интерес. Здесь все-таки больше такая цивилизационная близость не приводит к тому, что происходит какой-то там открытый военный конфликт. Но, воспользовавшись ослаблением, во время Ливонской войны... Об этом мы говорили. Польша навязывает Люблинскую унию. Причем ценой этой Люблинской унии является тоже огромная часть территории Великого княжества Литовского. И оно превращается в державу второстепенную. Да еще и включенную в состав федерации с более сильной державой. Которая постепенно, шаг за шагом, пытается отжимать все больше и больше прав. Все-таки Люблинская уния и сама по себе была мягкая. И многие пункты поначалу литовцы даже не исполняли. То есть, принципиально... Например, они отказались... Люблинская уния предусматривала единство законодательства. Тем не менее, Великое княжество Литовское, их верхушка, продавила вот этот Литовский Статут, который стал законом Литвы, в отличие от Польши. Поэтому все-таки сопротивлялись. Но поляки медленно, но верно дожимали Великое княжество Литовское, все более сокращая, или пытаясь сокращать суверенитет. Естественно это порождало обратную реакцию. Великое княжество Литовское, в общем-то, мечтало о независимости. Они тоже уже понимали, что бороться с таким мощным противником, как Польша Литве не под силу. Поэтому нужен сильный защитник. Таких в районе было немного. Понятно, что речь об объединении с Русским государством не стояла. Был уже целый период войн.

Русское государство воспринималось все-таки как враг в первую очередь. А вот шведы таковыми не являлись. Не смотря на то, что со шведами тоже были столкновения, тем не менее литовская знать, литовская элита в шведах видела вполне здоровую альтернативу союзу с Польшей. Почему? Во-первых, конечно шведы... В это время в Великом княжестве Литовском большинство населения было православным. Но в элите Великого княжества Литовского первую скрипку играли протестанты. Которых, в свою очередь, постепенно... Чьи права ущемлялись католиками. И вот эта протестантская элита, для них Швеция представляла собой более привлекательное в религиозном плане государство, чем Польша с ее католицизмом или Русское государство с жесткой религиозной православной политикой. Во-вторых, вопрос Ливонии. На протяжении первых десятилетий XVII века идет постоянная борьба за Ливонию. Между Речью Посполитой и Швецией. Но, как ни странно, Литве эта войне не очень-то нужна. Потому, что через Ливонию идет основная торговля. И главный торговый путь Великого княжества Литовского, это путь по Двине через Ригу. И война эта не сильно нужна. В идеале эту территорию иметь вообще своей. Но даже если это не твоя территория, лучше, чтобы там война не велась. И поэтому случались эпизоды, когда во время Польско-Шведской войны литовцы заключали сепаратные мирные договоры. Тем самым фактически заставляя Польшу идти на мирные переговоры. Потому, что все-таки литовская армия в значительной части, как бы, участвовала в этих... В борьбе за Ливонию. Без их помощи было трудновато полякам там что-то предпринимать. Поэтому вот эти связи Литвы и Швеции были такими достаточно тесными. Плюс была еще одна причина. Это конечно амбиции крупнейшего и сильнейшего клана в Великом княжестве Литовском, Радзивиллов. Радзивиллы, во-первых, были протестанты. Во-вторых, их территории располагались ближе всего к Ливонии. Они ориентировались, так сказать, на Швецию. Кроме того сами по себе Радзивиллы были сторонниками Литовской независимости. Они прекрасно понимали, что в будущей независимой Литве...

Клим Жуков. Они будут самые-самые главные.

Николай Смирнов. ”В прекрасной Литве будущего...” Что, кстати, остальных очень сильно напрягало. Независимость Литвы... Все расстраивались. Кроме того конечно, понимая прекрасно, что именно Радзивиллы являются родом, который символ независимости, понятно, что королевская позиция была... Всякое ограничение их прав. И король всем правдами и неправдами усиливал позиции своей партии и старался ослабить позиции Радзивиллов. Вплоть до того, что Януш Радзивилл, герой, про которого... Несколько посвятили сюжетов. Виленский воевода, а потом Великий гетман Литовский. Так вот он даже не получил сенаторского звания. В Литве было всего порядка 30 сенаторов. Он должен был сенаторское звание получить. Но поскольку это давал король, король принципиально не давал. И на каждый сейм Радзивилл был вынужден выбираться от какой-то шляхты. Что конечно для него было прямым оскорблением. Он сам за словом в карман не лез. И неоднократно высказывал достаточно такие яркие... Ну, всячески подчеркивал, что Литва скоро добьется независимости. В какой-то момент он закричал, что: ”Скоро вас поляков из окон повыкидываем”. Намекая на вполне известные события в Чехии. Недавно. И кстати тоже символично... Я тут недавно подумал, что и для Чехии, и для Литвы эта вся история завершилась примерно одинаково в XVII веке. Что Чехия фактически лишилась своей этой даже такой относительной автономии. Стала таким... Формальной частью империи. Что Литва очень сильно надорвала свои силы.

Клим Жуков. Это потому, что чехи немцев из окон повыкидывали. А если бы литовцы поляков повыкидывали, ничего бы не было. Может быть, даже, наоборот, лучше было бы. Забыли выкинуть.

Николай Смирнов. Может, забыли. Я имею в виду, что их попытка добиться большего суверенитета в XVII веке привела к тому, что они растеряли то, что было. И конечно Радзивиллы, они вот эти амбиции тоже... Они понимали, что реализовать они могут конечно именно вот в союзе именно со Швецией. Плюс все в Литве примерно понимали, что как бы ни подчинилось Великое княжество Литовское Швеции, опять-таки, это несоразмерные величины. Даже Русскому государству, которое было больше, чем Великое княжество Литовское, переварить просто так эту территорию было крайне трудно. А Швеция, которая меньше по численности населения, которая слабее экономически... В военном отношении тоже на самом деле. Ну, в длительной войне. Она конечно обладает хорошей армией. Но, опять-таки, ресурсы очень ограничены. И сама по себе Швеция находится в большей части за морем. Швеции удержать контроль над Великим княжеством Литовским очень трудно. И поэтому объединение Великого княжества Литовского и Шведского королевства... Далеко не факт, что в средней перспективе не стало бы огромным плюсом для Литвы. Которая просто бы отжала под это дело себе Ливонию и дальше распростилась бы со шведами. Поэтому Радзивилл это вполне просчитывал. Поэтому ставка на Швецию не такая дурная на самом деле была. В итоге все движется к тому, что уния между Шведами и Великим княжеством Литовским из категории рассуждений каких-то, она переходит в разряд действий. Потому, что стимулом для этого стало военное поражение что Литвы, что Польши. До поражения под Могилевом Радзивилл не шибко эту идею проталкивал. Многие говорят, что он не был изначально агентом шведов, сторонником подчинения шведам. На момент... К началу Могилевской кампании он шведам предлагал только прислать в Литву вспомогательный корпус. Союза заключить против России. А не подчиняться. Но разгром, который последовал после того, как провалилась кампания зимняя и русская армия начала движение свое в Литву... Разгром литовской армии конечно все изменил. Плюс в это время шведы начинают движение как в Польшу, так и в Литву. Причем в Литву они даже раньше вошли, чем в Польшу. 10 июля был уже занят Динабург. Это уже вызвало определенные трения, кстати, с Русским государством. Пока ни о какой войне речи не шло, но уже начались непонятки. Потому, что буквально за месяц русский корпус Ордина-Нащекина осаждал Динабург.

Клим Жуков. И не взял.

Николай Смирнов. И не взял. Да. Вроде как мы своей осадой показали, что мы вернемся. А тут шведы нарисовались. Причем Динабург был сдан без боя. Но у нас это вызвало некое удивление, скажем так. Вот. И ответственным со стороны Швеции за ведение переговоров с Радзивиллом становится Магнус Делагарди. Это человек...

Клим Жуков. Известный.

Николай Смирнов. Столкнемся на полях Русско-Шведской войны. Вот. У них, кстати... Они лично были знакомы. Их отцы были знакомы. И Делагарди очень активно начинает зондаж почвы для того, чтобы, ну, скажем так, Литву к себе перетянуть. Предпосылками этого является то, что терпит поражение Литва и дальше. Русские войска занимают Вильно. Литовская армия рассеяна по разным направлениям. Часть... Только часть территории Великого княжества остается независимой. 10 августа Делагарди разрабатывает условия и предлагает их литовцам. Условия, на которых они могут войти в состав этой Шведско-Литовской унии. В чем суть предложений Далагарди. Пока это еще не жесткое требование. Рассмотрите варианты. Ну, прежде всего Литва принимает протекторат Швеции. Армия Великого княжества Литовского переходит в подчинение шведскому командованию. Шведы должны обеспечиваться провиантом и жалованьем за счет Литвы, если они входят на ее территорию. Город Биржи, это приграничная крепость, одна из немногих, которую шведы могли контролировать, переходит к шведам. Включается в состав шведской Ливонии. Шведский король получает все права великого князя Литовского. Но при этом он гарантирует религиозные свободы, свободу торговли, сохранение всех владений. И он берет на себя обязательство защищать от русских войск и казаков не занятые ими территории. Это очень важный момент. Потому, что он...

Клим Жуков. Не занятые.

Николай Смирнов. Да. Он не берет на себя обязательства отбивать у русских то, что они уже захватили. Довольно быстро Радзивилл устраивает обсуждение декларации в Кейданах. Это его резиденция, которая на тот момент становится условной столицей Литвы. Потому, что Вильно занято. Все крупные чиновники переезжают именно в Кейданы. Вот. 16 августа идет обсуждение. И на основе ее литовцы выдвигают встречную декларацию. Кейданская декларация, по которой... В которой они указывают свои комментарии, свои предложения. Ну, понятно, еще пока на что-то надеются. Все-таки еще Польша терпит поражение, но она как-то держится. Русские войска, вроде, притормозили со своими активными действиями, смотря, что дальше будет. Поэтому вот тут такая ситуация. Еще есть возможность предъявлять какие-то свои условия. Значит, здесь какие важные изменения по отношению к шведским предложениям. Во-первых, литовцы четко требуют, чтобы их войска не использовались для войны с поляками. Все-таки некая дань уважения к своим бывшим, так сказать...

Клим Жуков. Партнерам.

Николай Смирнов. Партнерам. Да. Во-вторых, они соглашались содержать шведскую армию, но сначала с этих территорий должны были быть собраны деньги для выплаты задолженности самой литовской армии. Что касается Биржи. Они соглашались на передачу шведам. С обязательным условием, что после окончания войны вернется в состав Великого княжества Литовского. Опять-таки, сохранение всех привилегий. Это, в общем-то шведы и сами предлагали. Ну, и самый важный момент. Швеция должна объявить войну России после воссоединения с Литвой. Точнее предъявить ультиматум, чтобы Россия вернула все занятые территории. И в случае отказа обязана была всячески способствовать. Да. Великое княжество Литовское сохраняло права представительства на международной арене. Равноправные со шведами. Что в переговорах с Россией, что в переговорах с Польшей. Ну, то есть это гораздо более мягкие условия. В основном это писали протестантские представители элиты литовского княжества. Многие из них были сторонниками Радзивиллов. Но поначалу в чисто сторонников этой декларации были занесены Виленский епископ Тышкевич. А он был глава католической церкви. Католик. Сторонник короля. И даже такой человек, как Винсент Гонсевский. Который, в общем-то, всегда был противником Радзивилла. Из сторонников королевской партии. Но в этих условиях он не увидел слишком большой катастрофы. Может, под впечатлением разгрома, который учинили русские войска. Падение Вильно. Может, он был в таком психологическом упадке. Оба очень быстро отказались от подписания. Но на тот момент, по крайней мере, они учтены были. Надо сказать, что... Интересный момент. Условия эти были гораздо более мягкими, чем, например, условия, которые были предложены в Польше. Когда польские эти войска... Там они на гораздо более жестких условиях входили под протекторат шведов. Вот. 16 августа все было еще хорошо. Не хорошо. Не совсем ужасно для Литвы и Радзивиллов. Но дальше ситуация осложнялась. Во-первых, в самом литовском лагере возник раскол. Узнав о заключенном Кейданском соглашении, значительная часть католической элиты Литовского княжества, они объявили... Конфедерацию создали. Ну, то есть... И заявили, что они не будут подчиняться Радзивиллу. Что они сохранят верность королю Польши, союзу Литвы и Польши. То, что ты говорил. Что один из лидеров как раз этой антирадзивилловской коалиции был Самуил Кмитиц, который условный прообраз Анджея Кмитица, который в ”Потопе” показан как верный сторонник Радзивилла. То есть, перевернуто с ног на голову.

Клим Жуков. Ну, и к тому же там Кмитиц показан каким-то мелким оболтусом. Который скачет по Польше со своим отрядом тоже оболтусов.

Николай Смирнов. Ну, здесь тоже Кмитиц не самый прямо... Но гораздо более знатный, чем тот, который показан. Ну, еще тут можно отметить, что эта история в ”Потопе” показана красиво и хорошо, но конечно с очень большими этими отступлениями от исторической... Допущений очень много. Показано достаточно интересно. И в целом там понятно. Действия Радзивилла в целом такие... Более-менее...

Клим Жуков. Антипольские.

Николай Смирнов. И даже его логика какая-то там...

Клим Жуков. Ну, там единственно, что все это, и книжка, и фильм, одна пропитана духом ложного польского шовинизма и ложного патриотизма. А другая, именно фильм, другое произведение, оно пропитано политкорректностью Варшавского договора.

Николай Смирнов. Да. Вообще... Все три фильма. Очень мне они нравятся. Мне, кстати, ”Огнем и мечом” нравится даже больше, чем ”Потоп”. ”Пан Володыевский”. Как фильмы. А вот книги... Вот, что надо отметить. Что фильмы лучше, чем книга. При всем уважении к Нобелевскому лауреату Сенкевичу, это конечно жуткое чтение. Если более-менее знать, как бы, эпоху. Все красиво. Насколько все-таки в фильме смогли смягчить эти откровенно... Вот эти художественные излишества, которые есть в книге. Это прямо...

Клим Жуков. Сенкевич. Это же его первая трилогия, первые три книги. Проба пера. Он хотел быть как Дюма. Как Дюма. Только польский. Про поляков.

Николай Смирнов. Если учесть, что Польша во многом... Они во многом же стараются на французов походить. Удалось. Сенкевич.

Клим Жуков. Ну, и там понятно, что у него... Видно с кого он копировал стиль, слог, все эти излишества. Что там не просто идет. Будет описано все. Брусчатка, по которой шел, как у него скрипели сапоги. Что он об этом подумал. А шпага брякнула о шпору проходящего мимо господина. Что сказал слуга. Ну, потому, что Дюма писал в газете. Ему нужно было каждую неделю выставлять новую главу. Платили ему построчно. То есть, чем больше строк, тем больше денег. С Сенкевичем было не так. Но всем очень нравился Дюма. И Сенкевичу нравился Дюма. Во-вторых, там чудовищные совершенно националистические настроения. Наслоения и настроения. Все фильмы. Даже ”Огнем и мечом”. Они не настолько чудовищны, как книжки.

Николай Смирнов. Да. Там очень корректно. Вот реально корректно было сделано. Нет, ну, снимать эту дичь впрямую...

Клим Жуков. Сейчас только в путь.

Николай Смирнов. А тогда конечно с хоть каким-то примерно представлением об уважении к другим народам. В книге же нет... Россия так показана, на горизонте.

Клим Жуков. Там скорее антиказачье. Вот да.

Николай Смирнов. Это да. Это ужасно. Перебор. А вот что касается книг... Пожалуй единственный фильм, который, может быть, похуже, чем вот книга... И то с точки зрения общей широты картины. Это, наверное, ”Пан Володыевский”. Потому, что в книге ты более понимаешь о чем идет вообще речь. А в фильме вообще не очень понятно что происходит. Ну, кроме осады Каменец-Подольска. Все остальное не очень понятно. Вообще читать конечно стоит. Надо же иметь такое представление как можно по-другому писать об этих событиях.

Клим Жуков. Ну, там все-таки у Сенкевича его более поздние работы... Потому, что ”Крестоносцы” написаны гораздо лучше. Они тоже навраны ужасно в смысле историческом. Но уже лучше написано. Ну, и там дальше чисто драматургические произведения. Там уже просто оно все близко к очень хорошей литературе.

Николай Смирнов. Мне-то легче. Я нормально это читаю. Я и сериал ”Рим” прекрасно смотрю. Ничего там... Хорошо. Да. У меня никаких волнений нет. Все прекрасно. Ладно. Вернемся в XVII век. Этот сюжет. Еще раз. Шведы на основании этого вводят войска на территорию Великого княжества Литовского. Численность их невелика. 7-8 тысяч человек. Кардинально они конечно что-то изменить не могут. Мы берем чисто их отряды. В достаточно плохом таком моральном состоянии, литовские войска... 7-8 тысяч, это собственно их полевая армия. Всего Делагарди имел примерно 13-14 тысяч человек. Ну, понятно, что гарнизонные войска нужно было ему оставить. Вот. И, в общем-то, ввод этих войск меняет ситуацию. Потому, что уже ухудшается все равно... С каждым месяцем ухудшается положение что Польши, что Литвы. Плюс когда появилась литовская армия... Шведская армия в самой Литве. То разговор немножко иной идет, чем когда она где-то стоит на границе. Король, надо сказать, предпринимает меры. Радзивилл объявляется изменником. Более того, объявляется конфискация их земель. Передача этих земель... Стараются привлечь на свою сторону всех, кто изначально был... Гонсевского очень быстро перетянули. Сапегу всячески ”окучивают”.

Клим Жуков. Сапеги тоже очень мощные литовские магнаты. Они могли бы Радзивиллам бы выступать серьезным противовесом.

Николай Смирнов. Ну, в итоге они во многом сменили Радзивиллов. Потому, что вся эта история по Радзивиллам ударила очень сильно. Они, в общем-то, сохранили свое богатство, но политическое влияние стало сокращаться очень сильно. Вот. Приходится Радзивиллам даже идти на такие шаги не очень... Не очень такие... Гонсевский арестован и передан шведам. Его обвинили, что он участник создания конфедерации. Отчасти история, которая в ”Потопе” показана, это скорее про арест. Арест Гонсевского. Показан так вот в этой книге. 20 сентября на сторону шведов переходит Курляндский герцог Якоб Кеттлер. При этом понятно, он переходит вынужденно. Ему вообще деваться некуда. Шведы со всех сторон. 8 октября шведы вводят свои войска непосредственно в Кейдан. И здесь уже в этой ситуации условия договора меняются. То есть, идут переговоры какое-то время, но литовцев фактически принуждают. У них уже выбора нет. Уже крах произошел. Большая часть территории Великого княжества Литовского уже точно занята русскими войсками. Отдельные анклавы остаются. Польша уже захвачена шведами вплоть до... Еще не до Кракова, но уже Варшава пала. На юге тоже... Осада Львова и так далее. Все плохо. И поэтому 20 октября заключается Кейданская уния, которая конечно по условиям своим стала гораздо жестче, чем шведские предложения, которые поступили. Значит что? Во-первых, уния является вечной. И шведские короли получают наследственное право на литовский престол, чего не было никогда. То есть, великий князь Литовский всегда избирался.

Клим Жуков. Естественно.

Николай Смирнов. Никогда не передавал по наследству свои права сыну или кому-то еще.

Клим Жуков. Мы регулярно видим, что даже после Люблинской унии вроде... Да, это не Кревская уния 1385 года. Которая была очень мягкой унией. Она куда более жесткая. Но все равно у Литвы своим финансы, свой сейм. Вот есть один король, он же великий князь. Но великого князя утверждают в Литве.

Николай Смирнов. Есть король и великий князь.

Клим Жуков. И если в Польше война, например, Литва может войска Польше не послать. Потому, что сейм Литовский не утверждает.

Николай Смирнов. Ну, понятно, что там конечно все это немножко менялось со временем. В случае пресечения династии, возможны выборы великого князя. Должны выбираться объединенно со шведским королем. Понятно, что выбираться они будут в Швеции. Ну, то есть, литовская знать может повлиять, но очень незначительно. Давали сохранение автономии. Но армия Великого княжества Литовского становится частью шведской. Фактически она подчиняется теперь шведским командующим. Более того, и Посполитое рушение. Если раньше Посполитое рушение собиралось исключительно на основании сейма. Теперь право Посполитое рушение получает король Швеции. Вот. Да. Гайки закрутили. При этом можно использовать без разрешения сейма для войны против соседей. Единственное где требуется разрешение и согласование, это если за морем. Заморские экспедиции. В это время Швеция претендует на колониальные владения. Поэтому вот тут оговаривается: ”Против соседей не надо согласовывать”. У короля появляется право объявлять войну и заключать мир без согласования тоже соответственно... Более того, королю разрешается жить вне пределов Великого княжества Литовского. Это собственно и польский король имел право. Но польский король не имел права ставить своих наместников. А шведский король получил право. Он мог оставить наместника. Вот. Значит, пункт о том, что нельзя воевать с поляками отменялся. Теперь, как бы, литовская армия не просто могла, теперь она должна была выступить на стороне Швеции. Потому, что война с Польшей. Да. Если сами литовцы не могли изменить... Там отдельно прописывалось, не имели право изменить статьи Кейданские. И все изменения... Инициировать изменения мог только шведский король. А он мог инициировать ужесточение этих условий. Россия объявляется неприятелем. Но никаких обязательств по объявлению войны России, соответственно, Швеция не берет. Ну, правда, этот пункт мы за них исправили сами. Сами объявив войну Швеции. Во многом из-за этого. Вот. При этом вот сенаторов подписало всего пять. Из 30 сенаторов 5 это не так много. И как бы развивалась дальнейшая история с Кейданскими соглашениями, вообще это вопрос открытый. По большому счету в долгосрочной перспективе она могла быть выгодна как литовцам, так и шведам. То есть, грубо говоря, с литовской стороны. Допустим, да, объединились мы со шведами. Шведы дожали поляков. Каким-то образом мы что-то успели отбить у русских там... Да? Или вообще полностью шведы за нас, за литовцев, вступились. Опять перемирие. И так далее. После войны, какая бы сильная Швеция ни была, Великое княжество Литовское становится не менее сильным. Понятно, что рано или поздно оно может ребром поставить вопрос, что: ”Вообще-то вы нас заставили, а вот сейчас-то мы сильные. Давайте пересмотрим вопрос”. Одно дело когда Швеция захватывает Ливонию. В общем-то, несоразмерные величины с большой Швецией. А другое дело Великое княжество Литовское. Меньше по территории, меньше по...

Клим Жуков. Населению.

Николай Смирнов. Больше. Литва больше по территории. Более богатая. С большим количеством ресурсов. В любой момент, кстати говоря, может снова к полякам обратиться. Допустим. То есть, конечно этот сценарий литовцы могли воспринимать... Ну, временная уступка ради будущих побед.

Клим Жуков. Опять же. Пунктик один есть. Насчет того, что короля и великого князя надо ездить утверждать в Швецию. Значит, в Стокгольме появится пролитовская партия. Потому, что они все будут вести друг с другом дела, жениться, выходить замуж. Появятся дети, внуки, племянники. Скажем так, уже будут люди, к кому можно обратиться.

Николай Смирнов. Ну, в общем, да. Плюс еще... Люди богатые в Литве. Понятно, что...

Клим Жуков. Какой-нибудь Радзивилл заедет. Вот именно. ”Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем”. Опять-таки. Шведам тоже вполне перспективный сценарий. Если все будет хорошо складываться, приобретают сильные позиции в Литве. Как потом литовцы будут отжимать... Они будут отжимать, а сейчас всем владеют шведы. Поэтому как пошло бы дальше мы не знаем. Но сама... Кейданские соглашения были торпедированы практически сразу. Потому, что целый ряд событий произошел. Во-первых, в конце декабря умирает Януш Радзивилл. Человек достаточно был в возрасте. Уже болел. Ну, и все истории, что... Волнения. Потеря Вильно и так далее. На него, наверное, наложили отпечаток. Он, в общем-то... Во-первых, он главный двигатель этой истории Кейданской. А во-вторых, он единственный с кем можно вести переговоры. Из крупных магнатов. Из представителей элиты. С кем шведы могут... Потому, что Богуслав Радзивилл фигура более слабая. Не пользуется таким влиянием в Речи Посполитой. Это такой второстепенный персонаж. А дальше вообще никого нет. Все остальные литовские магнаты либо нейтралитет на тот момент держат, либо поддерживают короля и союз с Польшей. Поэтому по сути шведы в какой-то момент просто перестают ориентироваться на Кейданские соглашения и переходят, условно, к прямой оккупации. Что, кстати, немедленно вызывает протест. И уже в 1655 году... Нет, в начале 1656 года, по-моему, в Жмуди, это часть Великого княжества Литовского, разгорается сильнейшее антишведское восстание, которое шведы с огромным трудом подавляют. А потом литовцы воюют против шведов уже практически... Богуслав Радзивилл со своими отрядами участвует, но основная масса литовцев занимает антишведскую позицию. Либо самостоятельно действуя, либо в составе королевской армии. Вот. В январе король делает сильный ход, пользуясь тем, что великий гетман умер. Он назначает великим гетманом Сапегу, чем сразу переманивает его на свою сторону. Сапега становится ярким сторонником союза с Польшей. И будет таковым до конца войны. В апреле из шведского плена сбегает Гонсевский. Таким образом еще один яркий лидер литовской армии оказывается в стане короля. Ну, и, в общем-то, все. Кейданские соглашения, они конечно существовали, но по факту они уже исчерпали себя до того, как могли вступить в силу и иметь какие-то последствия. Но для Русско-Шведских отношений Кейданские соглашения сыграли, может быть, одну из ключевых ролей. Именно в истории с объявлением Россией войны шведам. Ну, поскольку я тут все переговорил по времени, то, может быть, мы тогда Виленское соглашение... Или успеем?

Клим Жуков. Мы уже получается час сорок говорим.

Николай Смирнов. Да. Мне кажется, давайте Виленское соглашение...

Клим Жуков. Ну, чтобы не перегружать. Давайте подробнее на Виленском соглашении остановимся в следующий раз. Тем более, что конечно эта штука во многом загадочная на мой взгляд. Потому, что как можно было такую фигню, какую правительство Алексея Михайловича. С этими Виленскими соглашениями. Вот лично для меня тайна. То есть, я конечно знаю общую канву развития событий и могу выступить за эту сторону, за ту сторону. За мир с поляками и войну против Швеции. И наоборот. Я знаю, в основном, контраргументы. Но конечно мы это теперь понимаем. Чем это все закончилось в итоге. Но все равно думаешь: ”Где шведы, а где поляки. Поляков надо было добивать до Екатерины II. Просто, чтобы не было. Вот был бы раздел между Швецией, Бранденбургом и Россией. Дальше... Кто с кем дружит. Нужно же было вот эту ахинею. Эта загадочная история заслуживает отдельного рассмотрения.

Николай Смирнов. Ну, Россия только к XVIII научилась делить Польшу. К чему часто прибегала. Ну, как раз я думаю... Сейчас мы подошли... Интермедия своеобразная с Русско-Шведской войной. Я хотел Виленское перемирие сейчас осветить. Но я думаю, что с него начну сюжет, посвященный Русско-Шведской войне. Тем более, что все эти Виленские переговоры и самом перемирие заключалось уже в разгар войны со шведами. Поэтому логично будет причины Русско-Шведской войны, Виленское перемирие и начало войны рассмотреть единым блоком. Ну, потом, может быть, одну встречу уделим самому ходу Русско-Шведской войны. Там сильно много мы не будем...

Клим Жуков. Не такая уж она и длинная.

Николай Смирнов. Не такая. Может быть, по времени протяженная, но она не очень интенсивная, скажем так. Кроме кампании 1656 года. Я думаю, лишний раз распространяться, может, и не стоит. Или стоит. Как пойдет.

Клим Жуков. Как вот люди попросят. У нас же есть некие зрители, которые обладают возможностью написать. Что мы думаем по этому поводу. Лично мне про Русско-Шведскую войну было бы интересно подробно поговорить. Но, может быть, после того, как мы поговорим про Русско-Польскую войну. Потому, что мы-то собирались про Русско-Польскую войну поговорить. А потом можно будет отдельно выделить такой про Русско-Шведскую.

Николай Смирнов. Ну, посмотрим. Посмотрим еще. Потому, что все-таки она настолько увязана... По крайней мере разделить очень трудно. Я подумаю как это выстроить. Ну, может быть, мы уделим внимание. Завершая эту историю, я же не могу не поговорить на отвлеченную тему, связанную с терминами. Как это? Занимательный факт. Мы вот все обсуждали... В комментариях пишут почему уделяем внимание... Название такое-то. И так далее. Я все время говорю, что в некоторых случаях, да, это чисто академический интерес. Ну, я сторонник... Ну, научного подхода. Что здесь не надо так делать, надо так. Но во многих случаях это прямо реально имеет продолжение в современной политике. Ярчайшим примером была новость, которая меня просто поразила. Министерство иностранных дел... Нет. Посол Азербайджана в России.. По-моему, Полад Бюльбюль оглы. Он? Не знаешь?

Клим Жуков. А в чем...

Николай Смирнов. Сейчас скажу. Что он посол.

Клим Жуков. Да.

Николай Смирнов. Обратилось в министерство просвещения России с указанием, что в учебниках 9 класса, в разделе, посвященном Туркманчайском мирному договору, указано, что Россия приобрела Восточную Армению. А в тексте Туркманчайского договора такого термина нет. Есть Эриванское и Нахичеванское ханства. И ладно эта сама история... С точки зрения учителя истории могу сказать, что... Есть шанс, что ребенок в 9 классе примерно понимает... А вот Эривань и Нахичевань он точно не знает. Поэтому, ну, как бы теоретически он может понять. Ну, да, Армения, это где-то там. Мы взяли что-то вот тут. Но меня поражает реакция министерства просвещения. Судя по тому, что пишут в новостях. Да, все правильно. С исторической точки зрения абсолютно верное замечание. И в следующих изданиях учебника мы это исправим. У меня возникает вопрос: ”Сколько раз российские послы читали учебники сопредельных стран?” В том числе, например, Азербайджана. Сколько протестов они заявили? Реакция просто фантастически быстрая. У меня нет претензий к Поладу Бюльбюль оглы и к азербайджанской стороне. Их задача, условно, название ”Армения” вообще убрать. Судя по тому, что сейчас происходит. И поэтому вот вам пример того, что спор о терминах... Казалось бы, это договор между Российской империей и Османской империей.

Клим Жуков. Там ни Азербайджан, ни Армения вообще не были в качестве... В качестве субъектов не присутствовали.

Николай Смирнов. Вот такой интересный сюжет. Вот. Подумаешь споры о терминах. Какая ерунда. В некоторых случаях это очень даже не ерунда. Это реально дело государственной важности.

Клим Жуков. Товарищи, все, что касается названий стран, городов, по крайней мере больших, провинций, территорий, это не вопросы отвлеченной академической науки. Это вопросы отвлеченной академической науки и дипломатии. А дипломатия, это напрямую вытекает из юридических международных норм. И там ни одной запятой, ни одной буквы... Ничего там лишнего и бессмысленного нет. На все обратят внимание. Поэтому это надо знать наизусть. Что откуда растет. В этом, в том числе, прямая практическая польза науки истории. Чтобы не могли навешать лапши на уши. Чтобы не начали вестись на это все. Мне другое интересно. Наши представители министерства образования, они в школе когда последний раз работали?

Николай Смирнов. Ну, это...

Клим Жуков. Я уже давно в этой сфере не тружусь.

Николай Смирнов. На самом деле допускаю, что эта история может быть все-таки отчасти... В комментариях напишите. Вообще я посмотрел... Много где написано. Правда, на азербайджанских ресурсах конечно. Это очень похоже на правду. Но она такая... Шокирующая. Впечатлило. Даже не известно, что больше впечатлило. Это такое интересное решение Азербайджанской стороны. Бороться за историческую правду в русских источниках. Учебниках по истории. Или такая... Как сказать? Исполнительность министерства просвещения. Я думаю, если сейчас историческое сообщество найдет какой-нибудь серьезный косяк в учебнике по истории и попробует что-нибудь написать, что-то я сомневаюсь, что быстро перепишут учебник истории.

Клим Жуков. Вообще этим регулярно занимаемся. У нас сейчас учебники истории с такими выходят... Выскакивает историк или группа историков. Регулярно помогаю. Стучусь куда могу. В министерство культуры Российской Федерации. Теперь уже не стучусь. Потому, что меня там не очень любят. Какая реакция? Никто ни слова, ни о чем не исправил. Вот начиная от истории XX века.

Николай Смирнов. Надо попросить Бюльбюль оглы.

Клим Жуков. Немецкие рыцари атаковали не клиновидным построением, а колонной.

Николай Смирнов. Историческая правда. Вот так. Ну, вот. Как-то так. Поэтому увидимся в следующий раз.

Клим Жуков. Спасибо.

Николай Смирнов. Пожалуйста.

Клим Жуков. Всего доброго. Всем пока.


В новостях

12.05.21 13:12 Николай Смирнов про русско-польскую войну 1654-67 гг. Часть 6. Вмешательство Швеции, комментарии: 4


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк