Клим Жуков: Столетняя война, часть 1 - истоки противостояния

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Эффект Доплера | Персоналии | Разное | Каталог

10.06.21


01:26:20 | 1195262 просмотра | текст | аудиоверсия | youtube | rutube

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Обо что сегодня?

Клим Жуков. Настало время взяться за важное. Прямо вот очень важное. Нас просили тысячу раз. Мы пять лет обещали. Столетняя война.

Д.Ю. Начало?

Клим Жуков. Ну, прямо... Начнем, как обычно. 15 миллионов лет назад... В результате первого обледенения образовалась та часть, которая называется Нормандское герцогство теперь. Вот.

Д.Ю. Я там был. Хорошо. Мне понравилось. А Жанну Д’Арк сожгли в эту войну или в другую?

Клим Жуков. В ту. Ближе к концу.

Д.Ю. Мы этого коснемся?

Клим Жуков. Еще не скоро. Жанна Д’Арк, это вообще очень интересная личность, которая одна из очень сильно не многих деятелей в истории умудрилась остаться, что называется, в веках за два года. Потому, что все думают Жанна Д’Арк, это что-то такое ого-го... Но это ”ого-го”... За два года ровно. 1428-1429 год. Все. Она больше не действовала на исторической сцене. Ее потом поймали и сожгли.

Д.Ю. А у нее фамилия... Д’Арк, это как ”ковчег” по-английски? Она Ковчегова? Или Дугина?

Клим Жуков. Я даже не знаю. По-французски что значит.

Д.Ю. Я сам не знаю. Изучим.

Клим Жуков. Изучим.

Д.Ю. Я когда-то прикупил... Не прикупил. Батька, наверное, прикупил книжку. Там резко отличные взгляды на французскую историю. Я читал, пот утирал. Потом выяснилось, что это какой-то французский Фоменко. Ну, там красок не жалел. Молодец. Очень хорошо. Значит Столетняя война.

Клим Жуков. Столетняя война. Правильно. А я смотрю, у нас есть незаменимый помощник. С секретными вопросами и конспектами.

Д.Ю. И фактически с ответами. Называется ”HP Omen”. 15 дюймов по диагонали. Очень хороший. Нам будет помогать. Приступим.

Клим Жуков. Да. В него все видно. Замечательно. Я, так как давно получил общественный запрос про Столетнюю войну, мне самому интересно. Потому, что это вообще была неверное первая точка моего научного приложения интереса. Столетняя война. Потому, что так получилось, что я когда поступил на исторический факультет, я сразу сказал всем, что я буду заниматься историей оружия. Оружиеведением. Мне сказали: ”Не будешь. Потому, что у нас нет ведущего специалиста. Кто тебя будет вести? Вот тебе научный руководитель. А она Англией занимается. Хочешь заниматься Англией?” Я говорю: ”Ну, в принципе там была Столетняя война. Там было оружие. Хочу”.

Д.Ю. Тобой будут научно руководить.

Клим Жуков. Да. Но, я, правда, сделал в течение, наверное, полутора месяцев хитрый финт ушами. И все равно занимался оружием в итоге. У меня все курсовые только про оружие. Потому, что... Ну, так как никто не занимается оружием... Ну, я все-таки на историческом факультете. Значит, все занимаются однозначно совершенно историографией. У меня первая курсовая ”Историография оружия XIV века и периода Столетней войны”. ”Историографией любите заниматься?” Конечно. Все любят заниматься историографией. А как иначе-то? Историографическая тема всем понятна. На втором курсе я написал... По источникам. Железно попадает в понятие того, чем занимается исторический факультет. Есть там оружиеведы или нет. Источники есть? Есть. Источники нужно знать. Все. Потом, правда, мне сказали, на третьем курсе: ”Ты задолбал. Ищи себе сам научного руководителя. Где хочешь”.

Д.Ю. Где ты его нашел?

Клим Жуков. В Эрмитаже конечно. В отделе ”Арсенал”. Там как раз люди занимаются оружием. Вот Юрий Георгиевич Ефимов с третьего курса меня научно вел. Короче говоря, заместитель начальника.

Д.Ю. Серьезно. Да. Серьезно.

Клим Жуков. Потом туда же я еще и работать пошел. Опять же, там достал всех. Решили, что меня легче на работу взять, чем терпеть дальше, что я их осаждаю. Да. Так вот. Столетняя война. Столетняя война... Прямо скажем, я с одной стороны все понимаю, о чем рассказывать. С другой стороны я не понимаю объемов. Потому, что Столетняя война, это очень много. И рассказывать событие за событием, это нужно спецкурс читать. То есть, это конечно было бы неплохо. Часов 40.

Д.Ю. Хорошо не сто лет.

Клим Жуков. Чтобы это прочитать. С одной стороны. С другой стороны ведь это далеко не исчерпывается описанием событий, сражений и прочее. Там, как обычно, экономика. Всяческие династические хитрости. При этом это же гигантский культурный пласт. Просто гигантский культурный пласт. Тоже нужно рассказать. Я поэтому хочу, чтобы у нас было как в нашем открывающем в данном жанре... Когда мы про викингов говорили. Мир Столетней войны. Вот. Очерки о Столетней войне. Как люди жили в это время. Что происходило. Конечно про саму войну тоже поговорим. Но дойдем мы, как обычно, именно до войны беседе к третьей, к четвертой. Быстрее не выйдет.

Д.Ю. Я люблю когда с продолжением.

Клим Жуков. Да. Конечно когда все это происходило... Напомню. С 1337 года по 1453 год. 116 лет. Никто не знал, что они участвуют в Столетней войне.

Д.Ю. Люди были не в курсе.

Клим Жуков. Нет. Парни не знали, что они попали в интересную историю.

Д.Ю. Отвлекаясь. А у нас кто в это время у руля стоял?

Клим Жуков. Ну, у нас Иван Калита, Иван Красный и прочее. Если имеется в виду самое начало мероприятия. Закончилось все при Василии Темном.

Д.Ю. Ну, чтобы как-то ориентироваться. Мне как-то подарили двухтомник. Забыл как называется. Там такой лабиринт нарисован на обложке. ”Что за книга?” - ”Зеленая, как купорос”. И там в таблицы сведено, что, где, в каком году было. Очень наглядно и полезно для мозгов. Когда видишь, что с чем одновременно. Полезно.

Клим Жуков. Это была одна из самых главных положительных черт книжек Льва Николаевича Гумилева. У него всегда в конце любой, наверное, его книжки, это вот сквозная хронологическая таблица. Что происходило в это время. Там даты и события, которые одновременно... В разных местах.

Д.Ю. Фоменко эти книжки видел? У него свои таблицы?

Клим Жуков. Вот это я сейчас не готов обсуждать. Не помню про Фоменко. Нет, ну если мы говорим про XIV век, Фоменко говорит, что с XIV века уже не могли придумать историю. С XIV века более-менее начинается, по Фоменко, история, которая в самом деле изложена более или менее адекватно. А раньше конечно все придумано. Вот. Так вот. Столетняя война начала восприниматься как некий протяженный конфликт только XV веке. Участниками я имею в виду. Потому, что это не кончается и не кончается. Уже современники в XV веке начали говорить, что: ”Такое впечатление, что воюем 100 лет”. В хрониках такое есть выражение. В хрониках... В документах, в воспоминаниях, в личных записках есть ряд выражений, что: ”Такое впечатление, что мы уже 100 лет на войне”. Чего-то, как-то долго. При этом уже в XVIII, в XIX веке историки массово говорили, что: ”Вообще-то там 4 войны”. Которые заканчивались мирными договорами. Война это как? Когда у вас есть объявление войны и по итогам мирный договор. Значит, после этого будет новая война. И в принципе это совершенно правильно. Потому, что по отсечке этих самых мирных договоров можно выделить четыре этапа Столетней войны. Или четыре самостоятельных войны. Это война Эдварда. 1337-1360 года. Которая оканчивается миром в Бретиньи. Следующая, это аж вообще начинается в 1369. 1369-1396 год. Это Каролинская война. Или война Карла. Потом 1415-1428 год. Война Ланкастеров. Это Генрих V. И завершающий этап, 1428-1453. Это как раз от осады Орлеана и до окончания войны в 1453 году. Конечно это, по сути дела, самостоятельные военные предприятия. Но они объединены единой логикой. То есть, логикой престолонаследия. То есть, кто будет сидеть на французском троне. Английские короли или французские короли. По поводу этих терминов, английские, французские, я чуть позже скажу. Это не однозначно очень. И вот, казалось бы разрешилось в 1453 году. Но ведь кроме этого была масса вопросов об английских владениях во Франции. На континенте. Которые тоже были неотрывно связаны с ведением этой войны. Буквально начиная со спора о Гиене. Это получается юго-западная Франция. Заканчивая Нормандией. И английские короли всегда имели претензии к французским в смысле континентальных владений. Внимание. В 1453 году не закончилось ничего вообще. Если мы говорим о дипломатическом оформлении данного вопроса... Кстати, там еще военные попытки были неоднократные эти вопросы решить. Последние при Наполеоне I. Когда англичане яростно воевали с французами. Так вот. Дипломатическое завершение истории Столетней войны, это 1802 год. Вообще-то. Если что. И это никакое не преувеличение, что, казалось бы, просто есть некие аналогичные споры. Нет. Это споры, которые в 1802 году решали, оглядываясь на XV век.

Д.Ю. Однако. Крепкая память у людей.

Клим Жуков. Там же все записано. И так как французским королям английские короли регулярно выдвигали территориальные претензии, имелись документы по этому поводу... Они не имели закрывающих документов. А значит претензия оставалась. И все нервничали. И вот в 1802 году только закрыли документы, которые были открыты в Столетнюю войну.

Д.Ю. Крепко. Так.

Клим Жуков. Термин ”Столетняя война” родился в XIX веке. Первым, наверное, системно увязал все эти военные конфликты вместе... Все четыре описанных. Знаменитый французский историк Франсуа Гизо. Тот самый. Один из великой французской триады, которые открыли явление классовой борьбы. У него есть... Очень такая была... Многотомная ”История Франции”, где он объединил именно эти военные конфликты в единый смысловой блок. Потому, что вообще-то военные конфликты между французскими королями и английскими королями, они продолжались с 1150-х годов. С XII века. И они до XVI века протекали очень активно, яростно и много. Ну, потом, в XVIII веке, тоже были конфликты. Но они имели несколько другое оформление.

Д.Ю. Победить никто не мог потому, что они экономически были примерно одинаковы?

Клим Жуков. Нет. Это отдельная история почему не могли победить. Экономически Франция была гораздо мощнее, чем Англия. Опять же... Это термины очень сложные. К ним сейчас подойду. Что такое Англия, что такое Франция? Невероятно сложные термины. Да. Так как Гизо их объединил вместе... Только в 1830... Это 1818 года вообще работа. Окончание работы по крайней мере. ”История Франции”. И только к 1830-м, к 1850-м годам появляется сам термин ”Столетняя война”. Который, например, английская историография усваивает только к концу 1860-х годов. И вот с этого времени все узнали, что есть такая Столетняя война. Столетняя война в силу того, что в самом деле... Как бы мы ни относились к ней. Как к 4 разным войнам, которые одним смыслом соединены. Или как к одной войне. Все равно это конфликт исполинской протяженности, который очень богато представлен в источниках. То есть, я думаю, что даже сейчас, спустя более чем 100 лет системного изучения Столетней войны... Ну, там чуть больше. Чуть больше получается. Более, чем 100 лет изучения Столетней войны. Творческими, авторскими коллективами от США до России. Она до сих пор до конца не изучена. Просто потому, что исполинский объем источников. Некоторые из которых люди до сих пор или не видели вообще, или не догадывались привлечь. Постоянно вводятся в оборот новые источники.

Д.Ю. Вот у них там богато.

Клим Жуков. Только больших, массивных... Внимание. Массивных официальных хроник, которые освещают события Столетней войны так или иначе, более 30. То есть, их даже просто прочитать тяжело. Не говоря о том, что... Ну, понятно. Эти хроники не только английские, французские. Они с таким же успехом итальянские, немецкие, испанские. Потому, что все эти страны были вовлечены.

Д.Ю. Всех касалось.

Клим Жуков. Касалось всех напрямую. Письма... Например, Наталья Ивановна Басовская, это долгое время единственный исследователь в России Столетней войны. В Советском Союзе еще. Ей только для того, чтобы обработать не историю Столетней войны, она вообще начинала не с этого, она начинала с изучения политики Англии на юго-западе Франции. Чтобы понять, что там происходило между Англией и Францией, ей пришлось только одних писем более 3 тысяч привлечь к исследованию. Это вот такой объем информации уже тогда был введен в оборот. Повторюсь. Он до сих пор еще весь в оборот не введен. Постоянно всплывает что-то новое. Совсем недавно была диссертация, в Англии написана, о крайне узком участке военных предприятий. А именно подготовление первой кампании Эдуарда III. То есть, это еще до 1337 года. К старту войны он готовился. Потому, что у него был видный дед, Эдуард I. Про которого снят фильм ”Храброе сердце”.

Д.Ю. ”Что можете подсказать по такому вопросу?”

Клим Жуков. Глядя на такого замечательного предка, Эдуард III готовился очень активно. И сохранились в Тауэре все чеки на оплату заказанных кольчуг, шлемов, одежды, стрел, доспехов, мечей, щитов, жратвы. Запасов провианта на континенте. Так вот. Только про вооружение вышла диссертация. Столько там источников привлечено. И, повторюсь, каждый год вводится в оборот... Хотя, казалось бы, что эта Столетняя война... Все знают. 1337-1453. Понятное дело. Битва при Креси, битва при Пуатье, битва при Азенкуре, деблокада Орлеана. Все знают. Казалось бы. Уже все написано. Нет. Ничего подобного. Мы до сих пор не знаем Столетнюю войну в... В полном приближении мы ее не знаем до сих пор. До сих пор есть что там изучать.

Д.Ю. А ведь тогда документов поменьше было. Чем, например, во Вторую мировую.

Клим Жуков. Конечно. Но в Западной Европе есть большой плюс. Очень много каменных построек, которые плохо горят.

Д.Ю. Нет традиции сжигать архив.

Клим Жуков. Если бы Эдуард III начал Столетнюю войну с того, что сжег архив...

Д.Ю. А как было бы хорошо.

Клим Жуков. Да. Это, во-первых. Во-вторых, конечно европейская бюрократия, это совсем не то, что наша отечественная бюрократия в то же самое время. Если перекинуть мостик на самый восток Европы, к нам, у нас конечно была бюрократия.

Д.Ю. Куда без этого?

Клим Жуков. У нас конечно была дипломатия. Все это естественно было. Но мы в этом отношении... Просто видно. Отставали тогда от Европы лет на 200. Потому, что, опять же, в это время... Это начало... Такой термин есть, не так давно введенный, Столетней русской войны. Когда мы с Литвой 100 лет хлестались. Вот если мы посмотрим на княжеский договор... Я недавно по этому поводу лекции читал. По этому поводу. Там три юридических договора о формировании коалиции князей, которые в конце концов выиграют Куликовскую битву. И будет давать отпор литовской агрессии. И проводить свою агрессию беспощадно. Это буквально от Ивана Калиты до Дмитрия Донского. Вот эти договоры читаешь, плакать хочется.

Д.Ю. Почему?

Клим Жуков. Вполне официальные договоры. Если взять в то же время уровень европейской дипломатии и уровень европейской проработки документов в то же время... Ну, это уровень того, что с пацанами со двора договорились бить пацанов с другого двора. Это вот наши русские документы. Конечно к 1370-м годам все очень сильно изменилось у нас. Документы стали гораздо более проработанные. Но в то же самое время посмотришь юридический документ в XIV веке в Европе... Юридический документ в полном смысле слова. Там конечно можно подкопаться. Чем они регулярно занимались. Но для этого образование нужно иметь, опять же, специальное.

Д.Ю. Ну, они раньше начали. Древний Рим. И все такое. А у нас чего?

Клим Жуков. А у нас лес. И болота. Там медведь. Вот. Опять же, если взять начало Столетней и собственно придирки, из-за которых она началась. Мы на этом подробно остановимся. Это когда французские пэры заставили местных юристов найти придирку почему внук Филиппа Красивого, внук по женской линии, не может занимать французский престол. Они докопались до V века. И они нашли документы V века. То есть, это тысячу лет назад почти. Ну, 900 лет назад. Они нашли документы, и, исходя из этих документов, сделали некий вывод: ”Вот. Смотрите. Не может”.

Д.Ю. По всей видимости, политическая мысль работает несколько не так, как у нас. Если все ходы записаны.

Клим Жуков. Да. Так вот. Это я, собственно, к чему веду? Не потому, что у них все было каменное и плохо горело. И каменное-то горело. Нет. Просто объемы документации были совершенно другие. Просто потому, что у нас многие вещи в то время просто не догадались бы записывать вообще. В силу чего не догадались? А в силу того, что так как мы тогда, да и сейчас, были страной неизмеримо более бедной, чем Западная Европа, если мы говорим особенно про Францию и Англию... Вот мы были неизмеримо более бедные. У нас не было людей, которые имели досуг, которым будут платить деньги за то, что они будут все это в таком объеме записывать. Поэтому у нас ничего в таком объеме не записывали. Поэтому конечно у нас утрата какого-нибудь Московского архива при пожаре в XIV веке...

Д.Ю. Катастрофа.

Клим Жуков. Это катастрофа для документирования вообще всего. Потому, что весь объем документации, который был до XIV века, пропал. Осталась духовная грамота Ивана Калиты. Завещание то есть. Какие-то крохи. И то из важнейших княжеских архивов, которые, понятно, имели несклько больше шансов сохраниться, чем все прочие. Поэтому ничего не знаем. Все пропало. А там сгорел Лондон, да и пес с ним. Потому, что все это дублировалось, как минимум. Да. И кроме того соответствующие документы во Франции есть. Которые напрямую с ними соотносятся. Поэтому сгорело, и пес с ним. У нас еще есть. До сих пор не разгрести того, что есть. Это, во-первых. Во-вторых, конечно имели обыкновение документы переписывать. Документ в негодность приходит, его переписывают. Потому, что на него сослаться можно будет, если что.

Д.Ю. Обветшал.

Клим Жуков. Да. Это все было связано исключительно с тем, что они были очень сильно богаче. Да. Столетняя война. Почему это дико важно? Мы сегодня будем в основном о качественных оценках этого всего говорить. Почему дико важно? Не смотря на то, что, опять же, современники не знали, что они участвуют в Столетней войне. Это очень важно тем, что именно в это время начинает... Не складывается. Я не говорю ”складывается”. Начинает складываться национальное сознание. Уже не феодальное, а национальное сознание. Потому, что начинается все как конфликт королей. И, в общем, окружающим долгое время было... Не по фигу. Это неправильное слово. Им было далеко не все равно. Но это был феодальный конфликт, которые происходили в Европе... Вот как Хлодвиг пришел во Франкском королевстве к власти. Вот они с тех пор не прекращались.

Д.Ю. В нашем любимом ”Breaking Bad”, там автомеханик Кловис. Вот он Кловис.

Клим Жуков. Это Хлодвиг, если кто не знает. Автомеханик, которого назвали Хлодвигом, это мое почтение. Тем более такой дегенерат тупорылый. Так вот. Эти конфликты шли непрерывно. И, в общем-то, они не вызывали ожесточения. А что? Ну, сегодня мы с тобой воюем, а завтра, с огромной долей вероятности, мы будем воевать вместе против вон того парня. Но когда говорят о Столетней войне как о революционном событии, которое выдвинуло на первый план какие-то новые военные силы, это ложь. Столетняя война результировала именно феодальный способ войны. Это не революционная война ни в коем случае. Это война строго феодальная. То есть, это высокоорганизованное Средневековье. Но что вот она привлекла, это масса простолюдинов. То есть, туда попали не профессионалы, потомственные профессионалы, которым только воевать. Это их задача. Ради этого породили и кормят. Но туда попала чудовищная масса людей, которые вообще не должны были воевать. В нормальных условиях. Из-за большой протяженности конфликта и огромного напряжения конфликта туда приходилось постоянно привлекать непрофессионалов. И вот вдруг оказалось, что на континенте, во Франции, постоянно бегают какие-то парни с острова. Которые вообще говорят на непонятном языке. Потому, что все говорят по-французски. Вся эта знать, они все говорили только по-французски. Надо ли говорить, что официальным языком в английском парламенте был французский. Там говорили только по-французски. Невозможно было участвовать даже в заседании парламента, если ты не говоришь по-французски. По-английски там не общались. Но при этом с острова постоянно приходилось призывать военный контингент. Причем именно, что простолюдинов, которые оказались в армии по той или иной причине. И вот эти простолюдины оказались во Франции. И, как положено во время длинной, напряженной войны, они там себя вели очень сильно по-всякому. И вот французы вдруг обнаружили, что англичане... Они все думали, что: ”Англичане, это такие же, как мы”. Ну, то есть, они говорят на том же самом языке, у них абсолютно такая же культура. Все такое же. ”Ну, подумаешь воюют. И что теперь? Мы тоже постоянно воюем”. Кто сказал, что французы с французами мало воевали внутри самой Франции? Тут они обнаружили других людей, которые их лупят, еще и говорят непонятно. И уже к XV веку появляется в одной из французских хроник такое упоминание, что: ”Говорят, что у англичан в штанах хвосты”. То есть, они не совсем люди.

Д.Ю. Иначе чем объяснить вот это?

Клим Жуков. Да. То есть, оказалось, с одной стороны, что французы почувствовали себя французами из-за инаковости этих посторонних людей. А английские люди... Так как получилось, что англо-французская знать постоянно воюет в одном строю с этими англичанами. Которых они вообще-то конечно считали завоеванным населением и презирали. Простолюдинов конечно же. Они, во-первых, научились по-английски говорить все. Потому, что с ними пришлось как-то общаться. Ты же ими командовать собрался. Тебе нужно хоть какой-то диалог с ними наладить. Это во-первых. Во-вторых, когда ты постоянно в одном строю воюешь с одними и теми же людьми, ты с ними сближаешься очень сильно. Неизбежно совершенно. Не зависимо от того, ты король, барон, граф или простой лучник. Вы, так или иначе, спаяетесь вместе. И Столетняя война не только выдвинула, это конечно тоже, на самые высшие командные должности простолюдинов... Вообще из крестьян. Джон Хоквуд. Самый знаменитый пример. Который стал одним из знатнейших людей Италии в итоге.

Д.Ю. Человек-ураган.

Клим Жуков. Да. Он то ли из крестьян, то ли из сапожников. Короче говоря, это мерзость, простолюдин, гадость...

Д.Ю. У меня совесть не чиста. Мне надо протереть очки. Это важно. Да.

Клим Жуков. Нам то ли английский парламент денег заслал за этот паскудный ролик.

Д.Ю. Оправдывающий преступления британской военщины.

Клим Жуков. То ли из Франции. И мы вот теперь будем... Да. Конечно нельзя сказать, что Столетняя война породила нацию английскую, французскую. Нет. Ни в коем случае. Все это вопрос уже XVI века. Но начало было положено именно тогда. Когда англичане почувствовали, что они все-таки немножко другие. Что у них опора в первую очередь не на французскую территорию, а на этот остров. И французы почувствовали себя чем-то отличным очень сильно от англичан. Хотя бы по принципу языка.

Д.Ю. А у Конан Дойла ”Белый отряд”, он про это?

Клим Жуков. Да. Скажем так, очень сильно по мотивам похождений, в том числе, Джона Хоквуда.

Д.Ю. Хорошая книжка. В детстве любили.

Клим Жуков. Да. Он конечно не отряд. Рота. У Глена Кука тоже почему-то ”Черный отряд”. Ну, конечно. Да. Ну... Так вот. Масса простолюдинов оказалась. И это дало толчок не только к обособлению французов от англичан... Сейчас мы про это обособление еще немножко скажем. Но и к изменению характера военных действий. Оно, да, не революционизировало их. Но что оно в самом деле революционизировало, это комплектацию армии. То есть, армия отныне и навсегда перестает быть только аристократической. Ну, или в первую очередь аристократической. Понятно, что эти простолюдины там в виде обозных слуг, пехоты, они постоянно таскались с армией. Их было всегда больше, чем рыцарства. Это не обсуждается. Но их роль была очень низкая. А тут их роль постоянно повышается. Потому, что одно дело когда вы месяц повоюете... Ну, хорошо, год вы повоюете. Вам для этого усилий профессиональных воинских корпораций с запасом хватит. Но когда у вас война длится с 1337 по 1360 год, вы не можете опираться только на рыцарей. Почему? Потому, что у вас просто не хватить этих рыцарей. У вас колоссально повышается роль гарнизонной службы, патрульной службы. Я уже не говорю про сражения какие-то. Как мы понимаем, военные именно действия, когда кто-то в кого-то стреляет, рубит и колет, ну, это половина процента от всего, что происходит на войне. В основном это что? Это очень скучная рутина. А ее на себе вынуждены были выносить именно простолюдины. Из-за привлечения простолюдинов, конечно же, характер сражений многих превратился в крайне жестокий. Потому, что, опять же, когда сталкивались профессиональные воинские корпорации, они относились друг к другу как к коллегам. А когда на поле боя сталкивались войска, укомплектованные простолюдинами, они к рыцарям, как к коллегам, не относились. И наоборот.

Д.Ю. Неудивительно.

Клим Жуков. Они, вообще-то, одни других считали кормовой базой. И тут вдруг эта кормовая база на вас с топором. Как это понимать?

Д.Ю. Вы что себе позволяете?

Клим Жуков. Хулиганы. Поэтому характер очень многих военных предприятий крайне ожесточенный. Крайне ожесточенный. Того, что, вообще-то, в принципе до этого в массовом системном порядке не были или встречалось редко. Ну, например, в том самом Лангедокском Альбигойском крестовом походе, о котором мы как-то разговаривали, обсуждая крестовые походы. Вот там, да, там была плохая война. Опять же, в силу... Давайте так... Условно национального конфликта. Когда в армию привлечена масса людей, которые вообще-то воевать... А что писал по поводу крестьян еще в XII веке знаменитый трубодур Бертран де Борн? ”Мужики, что злы и грубы, на дворянство точат зубы”. Никаких сомнений в классовости этого конфликта не было. Вообще. И вот когда в сословный конфликт вторгается классовый момент, это строго классовый момент, начинается конечно зачастую резня.

Д.Ю. Ну, то есть, до того можно было позволить себе какое-то идиотское благородство, рыцарство. А когда конфликты обрели настоящую ширину и пришлось звать посторонних, все пошло не так немножко.

Клим Жуков. Так точно. И если начало войны... То есть, условно, в 1328 году в споре о престолонаследии, когда династия Капетингов во Франции закончилась, до 1337, то это еще совершенно феодальная эпоха. И совершенно феодальная война без всяких сомнений. И в смысле вооружения, и в смысле манеры действовать на поле боя. Сейчас скажут: ”Там были лучники и спешенные рыцари”. Эта пехота спешенная в крестовых походах в XI веке уже использовалась. Это не новый прием. Это прием, примененный в Столетней войне в высокоорганизованном виде. Не более того. Это все равно феодальная война. Заканчивается все, это готические доспехи латные, артиллерия, которая уже в поле используется эффективно потому, что французы изобрели артиллерийский передок. То есть, когда можно прямо с марша развернуть пушки. То есть, можно пушку разворачивать и начинать стрельбу.

Д.Ю. Практически тачанка.

Клим Жуков. Да. Артиллерийская тачанка. То есть, вот. Окончание эпохи. Это окончание эпохи, когда появляется почти ”регулярная” армия. В кавычках, но все равно. Во Франции создаются ордонансовые роты. То есть, которые находятся на постоянном содержании. Зарплату получают не за то, что они воюют, а за то, что они в казарме сидят. То есть, они ежемесячно получают деньги. И это, заметьте, рыцари. Не какая-то сволочь. Это самые лучшие люди своего времени, своей страны. Это вот окончание Столетней войны. И Столетняя война изменила настолько всю Европу, что не говорить о ней, как об отдельном военном конфликте, невозможно. Потому, что все остальные военные конфликты... С XII по XIII век. Там от Генриха II и Людовика VII до Парижского мирного договора 1259 года. Сто лет прошло. С 1152, условно, до 1259. Это тоже непрерывные войны между Англией и Францией. С редкими перерывами. Но они не оказали такого влияния на всю Европу. А Столетняя война, это конфликт европейский. Если мы отсечем Восточную Европу, она никак не участвовала в этом. Даже Чехия поучаствовала во всем этом так или иначе. По крайней мере в виде своего короля. Правильнее сказать двух королей. И Иоанн Богемский, он же Жан де Люксембург вообще-то. Такой знаменитый чех. И его сын, будущий император Священной Римской империи Карл IV. Они все участвовали в битве при Креси. Хотя, казалось бы, где эта Чехия и что они там забыли. Активнейшим образом была вовлечена Священная Римская империя. Естественно папа Римский был вовлечен туда самым прямым образом. Причем до Столетней войны в этот конфликт был вовлечен папа. И, да, конечно, и Англия, и Франция. Испания. Но что такое Англия и Франция? Уже третий раз говорим: ”Англия и Франция. Английский король, французский король”. Не было такого понятия... Точнее это понятие было... Что такое Англия? Остров. Там есть Англия, Шотландия. Где-то там Уэльс. В виде полуострова на этом острове. Когда мы говорим об Англии, мы сразу переносимся в XI век. Потомки Рольфа Пешехода в 1066 году захватывают Англию ценой ровно одного сражения. Мы об этом тоже тут рассуждали. И оказывается, что Вильгельм Нормандский, это король Англии. Вдруг. Но он же герцог Нормандский. А Нормандия, это здоровенный кусок севера Франции. Просто здоровеннейший кусок. Герцог Нормандский, имея огромные континентальные владения... И король Английский. Но при этом, внимание, король, это по феодальному статусу выше, чем герцог. То есть, у него его основной статус происходит с этого острова. То, что герцог, во Франции этих герцогов довольно много. Я не скажу, что их очень много. Но, скажем так, примерно 6-8 семей. Самых топовых. Они всегда есть.

Д.Ю. Как говорил Том Сойер: ”В этой Европе этих королей как собак. Они там так и скачут”.

Клим Жуков. Вот. Но у тебя главный статус происходит именно с острова.

Д.Ю. И что это влечет за собой?

Клим Жуков. Это влечет то, что Нормандия, как будто бы, у тебя оказывается побочным владением. Она изначально была больше, чем Англия. По крайней мере та часть, которая оказалась под властью Вильгельма. Но это побочное владение. Потому, что если у тебя отнимут всю Нормандию, ты останешься королем. У тебя есть королевство. Ты король. Пока ты герцог, ты королю не брат, ты сын. Это, опять же, очень точный юридический термин. К тебе обращаются или как к младшему брату, если это не твой сюзерен, не твой король. Или как к сыну. Если это твой король, которому ты клялся в вассальной верности. А теперь ты всем брат. Есть только два человека старше тебя по феодальному статусу. Это западный и восточный римские императоры. Все. Ты молодец. Но ведь как Рольф Пешеход оказался в Нормандии? Помимо того, что они всех напугали до поноса. Напуганные французы им эту Нормандию отдали в вассальное ленное владение. Викинги конечно не очень поняли, что это было. Потому, что они не разбирались в таких тонкостях. Читать не умели. А то, что им говорили вслух, они не очень понимали. ”Некие условия”. - ”Какие условия?” Они же там сразу оказались... Французов было столько, а их столько. Они офранцузились. А дальше их внукам сообщили: ”Вы же здесь не просто так. Вас пустили. Вы должны защищать эту территорию во благо Французского короля”. Оказывается вы все какие-то вассалы. Что это? Ну, и все. Герцоги Нормандские обязаны приносить оммаж французскому королю. Значит признание себя человеком кого-то. В данном случае французского короля. Это делилось на два ритуала. Оммаж, это признание себя человеком более высокого феодала. И выделение тебе лена. То есть, владения, за которое ты должен службой. Во время оммажа нужно было встать на колени, вложить две руки в руки верховного феодала. Он их брал и говорил: ”Клянешься ли ты быть моим человеком и всюду с мечом в руках защищать мое право...” И дальше перечислялось, что именно защищать. Был оммаж, когда ты клялся в верности и был обязан во все предприятия своего сюзерена. Ну, то есть владыки. А бывал оммаж с оговорками. Я, например, воюю только на этой территории, против... Так вот. Но герцоги Нормандские обязаны были приносить оммаж. Они только поэтому были герцогами Нормандскими. И вот Английский король, который ровня любому королю в Европе, оказывается вассалом Французского короля.

Д.Ю. Как запутанно.

Клим Жуков. Это очень обидно. Потому, что вы, вроде как, брат и брат, но при этом ты обязан поехать в Париж, вложить руки в руки Французского короля и принести ему клятву в верности. За владение герцогством Нормандским. Это очень плохо. Но династия Вильгельма Завоевателя очень сильно недолго правила по прямой линии в Англии. Потому, что у него сын, Генрих I. У него нет мужского потомства. У него осталась дочь Матильда, которая вышла за Жофруа де Анжу. По кличке Плантагенет.

Д.Ю. Что это такое? Переводится?

Клим Жуков. Это веточка дрока, которую он себе на шлем вешал. Ему нравилось почему-то. Вот его звали... Ну, сам подобрал. Да. Так вот. Плантагенет, это Анжу. А где находится Анжу? Давайте догадаемся. Анжу находится в центре Франции. Вот есть Нормандия... Давайте посмотрим на карту. Вот. Я открыл. Вот Нормандия. А вот Анжу. И у них родился ребенок. Генрих II, граф Анжу. А когда вдруг выяснилось, что династия Вильгельма по мужской линии пресеклась, но по материнской линии Генрих II стал королем Англии. И вместе с короной он от мамы получил одновременно графство Анжу, графство Турне, графство Мэн. Также он является герцогом Нормандским. Таким образом вся северная и центральная Франция оказалась в руках английского короля. Причем английский король, это только что был граф Анжу. Анри де Анжу. Плантагенет. В Англии конечно сразу началась гражданская война. Как мы помним. Потому, что там все оказались страшно недовольны. Всех недовольных убили, как обычно. Да. Или, так или иначе, угомонили. Генрих II делается английским королем и вся центральная Франция оказывается почему-то в руках англичан. Но ведь ничего не закончилось. Совершенно ничего не закончилось. Почему? Потому, что в феодальную эпоху есть два... Три самых главных способа по приобретению территорий. Первое, это завоевать и отнять. Второе. Купить. Тоже вполне надежно. Третье. Вовремя выскочить замуж или жениться на ком надо. И вот что же такое Франция? Франция, это территория в то время, если мы говорим про первую половину XII века, все еще очень слабая и раздробленная. Потому, что вообще-то на престоле династия Капетингов, которая стартует с 989 года. Происходят они от династии Робертинов. Но кто такие Капетинги? Первый король, граф Уго Капет. То есть капюшон. Любил ходить в капюшоне и его прозвали. Кто он был? Граф Парижский. Всего лишь. То есть, таких графов... Они все конечно друг другу ровня. Ну, или если южную Францию смотреть... Виконты, маркизы и прочее. Кстати, очень сложно было поженить южнофранцузскую феодальную систему и северофранцузскую. У них там названия все разные. Так вот. Он граф Парижский. У него есть свое графство. Называется Иль де Франс. То есть, французский остров. Два больших города: Париж и Орлеан. Куча маленьких замков... Короче говоря, один из небольших французских феодалов. Далеко не самых могущественных. Просто их выбрали королями для того, чтобы был некий сторонний авторитет. Причем он был очень выгоден тем, что он слаб. Потому, что им можно рулить. Не сможет один при помощи мощного владения всех задавить. Иль де Франс, это... Ну, примерно по размерам как графство Блуа. Ну, вот.

Д.Ю. Не самое большое.

Клим Жуков. Нет. И все. У них все было очень печально. Потому, что король мог вежливо кого-то попросить. Мог выступить третейским авторитетом. Каким-то судьей. Но руководить своей страной, в полном смысле слова, он не мог никак. Но вот Людовику VI повезло. У него был очень толковый советник. Который устроил совершенно блестящий брак его сына, Людовика VII, с такой девушкой замечательной, которую звала Алиенора Аквитанская. Дочь Гильома Аквитанского. Из старой побочной Каролингской ветви. То есть, немцы тоже. Они все там немцы по происхождению. Вся их знать.

Д.Ю. Почти как наши Романовы.

Клим Жуков. Да. Ну, они очень сильно романизированы. В связи с несопоставимостью уровней культур. Германской и Римской Галлии. Их конечно поглотила именно романо-галльская среда полностью. Ну, вообще-то конечно это все франки. Немцы. Вот такая девушка, Алиенора Аквитанская. Поразительное что-то. Она умерла в 84 года.

Д.Ю. Крепкая старуха.

Клим Жуков. По средневековым меркам это что-то... Это сейчас много. Это и сейчас очень немало, а тогда это было крайне серьезно.

Д.Ю. Я был у нее на могилке. Она в каком-то аббатстве похоронена.

Клим Жуков. Вот. А что такое Аквитания? Аквитания, это весь юг Франции. За исключением... Понятно. Герцогство Бретонское. Потому, что это полуостров. И Гиень на юге. А так это все вообще... Со столицей в Бордо. А это что? Торговля гигантская. Это половина Франции. Хорошо. 30 процентов французской территории. Это торговля. Это винная, что важно, торговля. Причем это лучшие европейские вина. Когда начнется аквитано-английское счастье, только винная торговля из Аквитании будет равна всему ВВП Английского острова. Причем они сделали ловко. Потому, что так как это вино нужно доставлять, английский король сделал ввозные и вывозные акцизы. То есть, вы бочку вина вывозите из Аквитании - платите акциз. В казну конечно же. Привозите в Англию – платите ввозной акциз. Так два раза налоги собирал. А куда ты без вина? Тем более такого чудесного. Ну, не пиво же постоянно хлестать. Хочется чего-то культурного.

Д.Ю. Отличаться от этих мразей.

Клим Жуков. Да. Людовик VII и Алиенора Аквитанская. Они пробыли в браке 13 лет. Понятно, что они были очень молоды, когда они сочетались браком. По-моему, 15 лет было Алиеноре, когда она вышла замуж. Ну, по средневековым меркам это как раз самый возраст. Пора. На вдруг оказалось два неприятных момента. Первое. Северофранцузская знать от южнофранцузской знати катастрофически отличается. Катастрофически.

Д.Ю. Чем?

Клим Жуков. Мы об этом говорили, когда говорили об Альбигойских крестовых походах. Часть первая. Когда мы говорили что такое юг Франции. Они, во-первых, говорят на другом языке. Начнем с этого. У них совершенно другая культура. У них даже дома другие. Потому, что на юге Франции... То есть, попав на юг Франции в то время, было бы полное ощущение у человека, что он попал в Италию. У них римская традиция многоэтажной застройки каменной. То есть, они культурнее гораздо. У них поэзия, трубадуры. У них все совершенно по-другому. Это другие люди категорически. И в смысле культуры, и в смысле темперамента. И очень чопорные северные французы. Очень чопорные. Исключительно. Это люди... Это сейчас кажется, что французы, шансон, такие все ветреные. Ничего подобного. Северные французы... С кем они были ближе по духу, это с нормандцами. Это северные суровые люди. Очень небогатые. Из-за этого страшно прижимистые. И вот Людовик VII оказывается вот с этой вот девушкой в одном доме.

Д.Ю. Ну, это как парни из Мурманска и Краснодара.

Клим Жуков. Да. Пример очень хороший. Хороший пример.

Д.Ю. Или даже из Воркуты.

Клим Жуков. Вот. Во-первых, по описаниям Современников, причем всех, Алиенора Аквитанская была просто невероятно хороша собой. Мы не знаем, что они подразумевали под этим “невероятно хороша“.

Д.Ю. Ребята хвалили.

Клим Жуков. Ребята очень хвалили. А Людовик VII был настолько чопорный и настолько христианин... Заметьте, они все католики, как бы. Но католичество на юге Франции в то время и католичество на севре Франции, это две большие, как говорят, разницы. То есть, как это заметила через 10 лет брака Алиенора: “Кажется я вышла замуж за монаха“. То есть, что-то у них пошло не так. Это было наглядно видно в силу того, что у них не было сыновей. 13 лет, ни одного сына.

Д.Ю. Интересно сложилось. А он же... Там же обязательства есть... Нет? Детей плодить. Это же главное.

Клим Жуков. Да. А дочери-то есть. Сыновей нет. Потомство есть. Но самого главного потомства нет. Если бы была какая-нибудь тетя из Бердичева, это было бы ничего страшного. Но у тебя половина твоего королевства ей принадлежит. Вот это ее. При этом она очень быстро начала себе ни в чем не отказывать. Потому, что оказавшись в этой дыре, в Париже... Все некрасивое. Как-то все другое. Не нравится. Ну, и там тут же начались турниры, фавориты. Понятно, что Людовик был в панике от такого поведения. Потому, что он, мягко говоря, к такому не привык. Он такого не видел никогда. Как это? Жена, а у нее какие-то друзья. Это как вообще? Кстати, а в каком смысле друзья? Какие-то друзья. Да. Потом начинается гигантское предприятие 1147-1149 годов. Крестовый поход. Алиенора Аквитанская говорит: “Я независимая женщина и тоже пойду в крестовый поход“. Она собрала своих подружек. Всем им сделали кольчуги, шлемы. Они тренировались на лошадях скакать. И они поперлись в крестовый поход. Понятно, что это закончилось чудовищным геморроем. Потому, что с этими бабами...

Д.Ю. То есть, с этими сильными, независимыми женщинами.

Клим Жуков. С этими сильными, независимыми женщинами. Потому, что они требовали: “Замечательная пустыня. Хотим немедленно военный лагерь и турнир. Чтобы было все очень красиво“. Так достала она Людовика за это время... Так она его достала. Из этого крайне неудачного... Она доехала из Парижа до Акры. На лошади. Надо ли говорить, что это не всякий мужчина выдержит такое путешествие. Из-под Акры они уехали домой порознь. В Италию они приехали совершенно порознь. Ну, и Людовик потребовал у папы... Он доехал до Рима и потребовал у папы Римского, чтобы их развели. Потому, что это невозможно. Ну, конечно претензия была именно та, о которой ты говоришь. 13 лет и ни одного сына. Что это такое?

Д.Ю. В дом отдыха не отправлял.

Клим Жуков. Не догадался. Друзья... Мы не знаем была ли там... Но Алиенора была умная, она не допускала побочных детей, которые непонятно откуда. Нет. Толковая оказалась. Не смотря на юный возраст. Так вот. Папа конечно, видимо, спрашивал у Людовика: “Ты вообще уверен?“ Потому, что Аквитания с ней останется. “Да. Все, не могу больше. Годы идут, наследника нет. Разведите пожалуйста“. И их развели. Это был очень серьезный шаг. Во-первых, Алиенора конечно... Она для вида обиделась. Как это так? Что это такое?

Д.Ю. А на самом деле...

Клим Жуков. Ну, а чего... А у нее же там очередь женихов. Они где-то там... Как, чего... Да. Ну, и оказалось, что неподалеку... Очень важно. Территория соприкасается с твоей территорией. Есть граф Анри де Анжу. И она выходит замуж за человека, который в 1154 году становится королем Англии. Которому принадлежит Англия, Нормандия, Мэн, Анжу. И теперь еще вся Аквитания.

Д.Ю. Вот это снюхались.

Клим Жуков. То есть, английские владения были примерно в 20 раз больше, чем владения собственно французского короля.

Д.Ю. О чем думал предыдущий муж вообще непонятно.

Клим Жуков. Муж. По поводу мужа. Карл Маркс прямо назвал Людовика VII ослом. Да. По этому поводу мне очень нравится... С конца 1980-х. “Новое веяние отечественной историографии, которое прямо идет по пятам за современной европейской историографией. Которая очень сильно внимание обращает на династические перипетии. И то, что называется микроисторией. Все процессы в истории двигаются людьми. Какими-то интересами. И прочее“. Вот, пожалуйста. Долгое время Наталья Ивановна Басовская, ныне покойная к сожалению, вот она прямо писала и говорила в своих лекциях: “Какие-то объективные интересы исследовать. Это все ерунда. Вся Столетняя война началась из-за того, что когда-то один муж поссорился с другим, бывшим мужем. Из-за этого, собственно, все и завертелось“. Это правда. Из-за этого все завертелось. Наталья Ивановна, я сейчас не могу спросить. Но мог бы спросить в свое время. А как вы думаете, как образовалась эта прекрасная система, когда жена могла увести с собой две трети королевства? У нее, у этой системы, случайно не было ли каких-то экономических объективных вдруг тенденций? Потому, что это такой феодализм. Вот так оно выглядит. Вы с женой не сошлись, но система экономическая такова, что вот... У твоего любимого друга Генриха II... От Руана до Бордо это все его теперь.

Д.Ю. Это мне напоминает известную сцену из художественного фильма “Криминальное чтиво“. Где Джон Траволта сел покакать, а пришедший Брюс Уиллис с автоматом... Внезапно тостер звякнул и... Тостер виноват.

Клим Жуков. Тостер виноват. А тут виноват... Однако же это проблема была жуткая совершенно. Почему? Потому, что мало того, что у него земель теперь не просто больше, а катастрофически больше, чем у французского короля. Первое. Между центральной частью Анжу, Мэн и французским доменом королевским лежит графство Блуа. А графы Блуа были в очень непростых отношениях с французским королем. То есть, его можно было в любую секунду на него натравить. Это во-первых. А во-вторых. Все это великолепие обязано было явиться во Францию и принести оммаж французскому королю. Потому, что у тебя земель больше, но ты обязан приносить оммаж французскому королю. Теперь уже не только за Нормандию, но и за Аквитанию. Ладно. Анжу, это твое. Ты там родился, вырос. Тут никто ничего не говорит. А вот Аквитанией и Нормандией ты владеешь только потому, что ты приносишь оммаж французскому королю.

Д.Ю. Тебе разрешили.

Клим Жуков. Да. Потому, что разрешили. И вот тут-то завертелось. Да. У Людовика VII наконец-то от третьего брака родился сын. Звали его Филипп II. Больше известный как Филипп II Август. За невероятные политические и военные успехи. Так его современники прозвали. Который выиграл в своей жизни все, что можно выиграть. Кроме третьего крестового похода, где он кинул Ричарда Львиное Сердце, притворившись больным и уехав домой.

Д.Ю. Негодяй.

Клим Жуков. А пока Ричард отдувался, все у него поотнимал. Да. Так вот. Он был очень поднаторевший в политике. И он стал ссорить детей Алиеноры Аквитанской. Кстати. Чтобы все понимали. Тут это конечно момент очень важный. Как только Алиенора Аквитанская вышла за Генриха, она ему начала рожать сыновей. Пять сыновей. Один помер в младенчестве. Четверо выжили. Двоих мы знаем. Ричард Львиное Сердце и Иоанн Безземельный. Один другого краше. Так вот. Так как Людовик VII всем объявил, что они разводятся только потому, что жена не способна родить сына... А она начинает рожать сыновей. От подчиненного. Что особенно неудобно. Потому, что у короля не получалось, а у вассала... Это конечно было особенно неприятно. Получилось, что она вышла вторично замуж, ей было 29 или 30 лет. Вообще-то она была дама очень сильно Бальзаковского возраста по средневековым меркам. И вообще на грани способности деторождения. Ничего подобного. Пятеро... Не считая... Восемь детей у нее всего было.

Д.Ю. Крепкая старуха.

Клим Жуков. Да. Так вот. Как только Ричард вошел в зрелый возраст, Филипп II и его советники принялись ссорить их с папой, с Генрихом II. Это очень удачно получилось. Потому, что Ричард, как будущий наследник, вступил в гражданскую войну с папой. При помощи мамы конечно же. Которая ему помогала с континента. Папа жену отловил и посадил ее в тюрьму. Она просидела там 16 лет. Алиенора Аквитанская. В итоге. Ее конечно не в холодную посадили. Но, тем не менее, от общества изолировали на всякий случай. Мало ли что. А выпустил ее Ричард Львиное Сердце. И она, прошу прощения, дожила до 1204 года. Караул.

Д.Ю. Хоть гляну в общих чертах.

Клим Жуков. Да. Ну, а Ричард страшно поссорился, когда уже стал королем, с Филиппом II. Все закончилось очень плохо для Англии. Почему? Потому, что Ричард, он очень любил и умел воевать, но в конце концов он погиб, осаждая очередной замок. Как мы помним. И на трон взошел его брат Иоанн, которого потом прозвали Безземельным. А Филипп дальше сделал гениальных ход. Он придрался к тому факту, что Иоанн не принес оммаж за одно из владений. А их было много. Было к чему придраться. И он объявил его преступником и лишил его всех земель во Франции. Конечно Иоанн Безземельный это не понял и пошел воевать. Но так как он был очень сильно не Ричард Львиное Сердце, англичане получили... И у них отняли вообще все. Нормандию, Мэн, Анжу, Аквитанию. Не смогли отнять только Гиень. Ну, во-первых, это уже было сложно. Откровенно говоря. А во-вторых, это было бы воспринято неправильно своими вассалами. Филипп II понимал, что играть можно во все это. Но если ты отнимешь все, все сразу посмотрят и скажут: “Это же я следующий буду“. А кто такой английский король? Давайте посмотрим еще раз на эту фигуру политическую. Это пэр Франции.

Д.Ю. Кто такой пэр?

Клим Жуков. Это то... Если мы будем говорить современным языком, это лорд, который заседает в верхней палате парламента. То есть, непосредственно при короле. То есть, он, да, он английский король, но он пэр Франции. И все пэры Франции... Самые могущественные лорды. Они бы очень косо посмотрели на своего верховного сюзерена: “Нет, мы понимаем, что отнять, это хорошо. А, может быть, ты теперь у меня герцогство отнимешь?“ Филипп был умный. Гиень не стал трогать. Они, как бы, разобрались. За Гиень он оммаж принес. Все в порядке. Но вся эта великолепная, гигантская, как это называют сейчас, империя Плантагенетов, она просто исчезла. И англичане оказались у себя на острове. И как-то получилось, что центр тяжести политической... Который всегда находился во Франции. Всегда. Конечно, они с Англии получали военные силы, раздавали всякие разные земельные пожалованья своим рыцарям. Но культурный центр, экономический центр, политический центр всегда находился или в Бордо или в Руане. Это были именно французы. Им интересны были в первую очередь французские владения. Там просто больше денег гораздо. Вдруг они оказались в Лондоне. Погода... Еда еще хуже. В Лондоне. Ну, а Лондон, это дыра в то время. Просто дыра. Ну, конечно для Англии это был серьезный город. Но по французским меркам... Когда они только что видели Париж, Руан, Бордо. Это огромные богатые, красивые города. А тут Лондон. И они оказываются в этой, извините... Вот тут-то начинается настоящий конфликт, который продолжается до 1259 года. Это та самая первая прото- Столетняя война. Которая заканчивается договором в Париже, по которому закрепляется Гиень... За англичанами естественно. Говорю “англичанами“. Извините, это неправильно. Они не англичане, они французы. Анжуйцы, аквитанцы. У них политический центр оказался в Англии. Никакие не англичане. И основная часть военных сил у них не английская, а строго французская. Потому, что на острове мало народу живет. Мы об этом будем подробнее говорить. К 1320-м годам, к 1330-м годам во Франции проживает 21 миллион человек. В то время. А в Англии 4. И три десятых, кажется. То есть, понятно откуда будут основные контингенты. Конечно из Франции. Поэтому когда говорят, что Столетняя война, это война межу Англией и Францией... Нет. Это война между Францией и англо-французскими владениями. У которых две трети сил наверное, это так или иначе... Предки современных этнических французов. Вот так будет правильнее сказать. Вот. Но по Парижскому договору... Это уже Генрих III отдувался. Английский. Он отказывался от контроля над Нормандией, от графства Мэн, Анжу. И ему гарантировали... Ему гарантировали Гиень, Гасконь и часть Аквитании. У них получился некий устойчивый... Некое устойчивое равновесие получилось. Короче говоря. С одной стороны Генрих III, с другой стороны Людовик IX заключали этот договор. И все бы хорошо, но, как мы понимаем, это, опять же, феодальная эпоха. И самое главное. Два момента. Есть континентальные владения английские. Плантагенетские. А значит есть претензии, как минимум, на Нормандию. Про которую все знали, что: “Это вообще-то наше. Ну, да, договор есть. Но можно его пересмотреть некоторым образом“. И что такое Нормандия? Нормандия, это очень близко от Англии. Это через Ла-Манш. Переехать через Ла-Манш, это...

Д.Ю. 30 километров.

Клим Жуков. Через него переплывают, через Ла-Манш. Лорд Байрон переплывал через Ла-Манш. Да. Так вот. Там рядом. Там удобно высаживаться. А рядом герцог Бретонский, который совершенно не факт, что поддержит французского короля. И неоднократно не поддерживал. Более того, за бретонское наследство будет война в ходе Столетней войны. А рядом находится еще одна важнейшая часть, графство Фландрия. А графство Фландрия, это место, где производят сукна лучшие в Европе. Наверное, в Италии могли бы конкурировать. Но, тем не менее. Одни из лучших. Для того, чтобы производить сукна, нужна шерсть. Шерсть они получают из Англии. Скажем так. Очень качественное овцеводство. А значит они связаны экономически. Графы Фландрские все время смотрят в сторону Англии. И в начале XIV века Фландрия поднимает восстание. Конкретно в то время графа Фландрского просто выгоняют из Фландрии. Города поднимают восстание. Приходится воевать. И война заканчивается в первом этапе в 1302 году чудовищным поражением при Куртре, которое потерпели французы. С какими-то колоссальными потерями. Народу покрошили ужас сколько. А кто это восстание поддерживает? Англичане поддерживают. “Молодцы, молодцы. Все идет так, как надо“. Конечно уже в XII веке французы поняли конфигурацию. И в любой момент оказывали поддержку шотландскому королю против англичан. То есть, все, что мы увидим в Столетней войне. Та самая конфигурация. Непонятно в чью сторону смотрящая Фландрия, которой выгоднее быть с англичанами. Шотландия, которая очень сильно против англичан. И, соответственно, за французов. Южно-французские крепости, которые независимые, вольные города. Очень сильно укрепленные. Которые скорее поддержат англичан. Потому, что они далеко. То есть: “Если у вас столица в Лондоне, а мы в Бордо находимся. Мы вам раз в год налогов отошлем. Это несложно. А дальше будем делать что хотим. Приезжайте в гости. Стол накроем. И потом вы опять уедете“. То есть, они скорее англичан поддержат. Плюс фламандцы. Это же побережье. Они англичанам флот предоставят. И они регулярно предоставляли. Вот в таком виде в начале XIV века сложился конфликт интересов. Нужен был спусковой крючок, чтобы этот конфликт интересов превратился в настоящую войну. В Англии в это время сидел Эдуард I. Эдуард Большая Нога. Короче говоря, напротив, через Ла-Манш там сидел Филипп IV, Филипп Красивый. Да, у них были конфликты. Но бросаться друг на друга с решительными целями оба короля не хотели. Потому, что оба были очень умные политики. И понимали, что нет решительного перевеса ни у кого. Это же продолжаться будет непонятно сколько вообще. Ну, как мы помним, Филипп Красивый, во-первых...

Д.Ю. То есть, это, как известно, только тупые большевики хотели “малой кровью, могучим ударом“. А все остальные хотели сто лет воевать.

Клим Жуков. Да. Филипп IV в споре, тянущемся много веков, в споре с папами... Он отправил своего подручного, надавал папе по морде, папа умер.

Д.Ю. Привел в чувство.

Клим Жуков. Да. И дальше вдруг папы стали жить во Франции и только французами быть. Наладил как надо. Это с одной стороны. С другой стороны Филипп Красивый провернул операцию против тамплиеров. И таким образом очень сильно централизовал Французское королевство. Ну, правда, тут же мы вспомним о проклятии Жака де Моле. Легенда конечно. Но так получилось, что все три сына Филиппа Красивого вступают на престол и сразу умирают. Один за другим. Вот три сына. Они здоровые мужики. О них не скажешь, что дохлые от природы. Но они заболевают один за другим и умирают. И полностью пресекается мужская линия Капетингов. Прямая. Вот только что был прекрасный Филипп, трое наследников. Это довольно много. То есть, запас прочности есть. И вот они все трое становятся королями, все трое умирают. Но у Филиппа Красивого есть младший брат Карл, граф Валуа. А у графа Валуа есть сын. Таким образом, получается внучатый племянник короля. Филипп VI. И его собираются посадить на престол. Но если сыновья у Филиппа IV умерли все, то старшая дочь была жива, здорова. И была замужем за Эдуардом II в Англии. Ее Софи Марсо прекрасно продемонстрировала в фильме “Храброе сердце“. “...Что такое говоришь?“

Д.Ю. Деревня.

Клим Жуков. А у Изабеллы был сын. Эдуард III. И как только в 1328 году Филиппа VI сажают на престол... Пытаются посадить на престол. Она сразу же заявляет права наследования. Потому, что есть прямой Капетинг. Вот Капетинг. Вот, посмотрите. Это внук, внимание, “железного короля“. “Прошу вернуть корону хозяину“. А кто такой, прошу прощения, сын графа Валуа? Во-первых, он какой-то граф. Он просто какой-то граф. А тут король, между прочим. Во-вторых, он же племянник. А племянник не имеет права прямого наследования вообще. Если конечно исчезнут все потомки, то он первый в очереди. Но есть дочь. Старшая дочь. У нее есть сын. Это прямая линия Капетингов. Только он может быть королем Франции. Но тут момент. Это же еще одновременно английский король, который обязан оммажем французскому королю. Это он сам себе оммаж будет приносить. Это в каком смысле? Вы представляете, что будет, если у вас король одновременно будет королем и Англии, и Франции? Все эти лорды французские, они же головы поднять не смогут. Потому, что он их будет один настолько сильнее... Это причем... А самое главное, если что, он на острове. Не достанешь. То есть, ты ему не сможешь угрожать ничем. Потому, что он на острове. Ты до него просто не доедешь.

Д.Ю. Будет сидеть и хохотать.

Клим Жуков. А он до тебя доедет. И пэры Франции требуют, чтобы королевские юристы нашли любой повод почему нельзя сажать Эдуарда III на французский престол. Не смотря на однозначную феодальную систему престолонаследования. И они докапываются до документа времен короля Хлодвига.

Д.Ю. То есть, французская юриспруденция...

Клим Жуков. Нет, им сказали: “Или вы будет работать...“ Тут же вспоминается анекдот. “Чем похож адвокат на сперматозоид?“ - “Человеком становится один из 3 миллионов“. Вот. Бросились яростно работать. Они докопались до документа времен короля Хлодвига. Один из разделов “Салической правды“. Это даже еще не феодальное... Разложение родоплеменного строя. Варварский закон, который никакого отношения к существующим реалиям не имеет. Где сказано, что: “Аллод не может наследоваться по женской линии“. Ну, это патриархальное общество. Там по-другому быть не могло. Только по мужской линии. Никак по-другому.

Д.Ю. Даже сильная женщина не может.

Клим Жуков. Нет. Так как Франция, при некотором включении воображения, может спокойно считаться аллодом...

Д.Ю. Там же есть пахотная земля.

Клим Жуков. Да. И, кстати, это же вотчина. Иль де Франс. Кто скажет, что это не вотчина французских королей? Конечно вотчина. Конечно это их аллод. Значит, фиг вам, а не корона. Потому, что по женской линии. И прозвучала формула: “Не гоже лилиям прясть“. И тут же все сказали: “Ни одной королевы не было еще. А значит и ты, Изабелла, никакая не королева. А значит и сын твой никакой не король. У нас будет король Филипп VI“. Эдуард III подрос немножко, обнаружил у мамы любовника, который очень долго являлся фактически регентом. Роджер Мортимер. Его пришлось сажать в тюрьму. Потому, что папу он его убил, Эдуарда II. А Эдуард III запомнил и отомстил. И некоторое время им всем было не до французов. А потом когда Эдуард III наконец... Получается, условно, 1336 год. Он послал... Да. Самое главное. Во время всех этих предысторий вынужден был поехать в Париж и принести оммаж Филиппу. Он фактически подтвердил его право быть французским королем. Не смотря на предыдущие довольно сильные юридические позиции. Но в конце концов он придрался к тому, что оммаж был не тесный. То есть, он ему не клялся в верности. Он ему клялся в верности только за Гиень.

Д.Ю. Держал в кармане фигу.

Клим Жуков. Нет. Зачем? Там же... Европа. Юридические тонкости очень важны. Он ему поклялся в верности за Гиень. “Да. Будем выполнять. Но корона-то моя. То, что я не буду оспаривать у тебя корону... Никаких разговоров не было“. Ну, и ставится выбор. “Ты отдаешь мне корону потому, что ты ею владеешь незаконно“. На что Филипп VI собирает королевскую курию и королевская курия лишает Эдуарда III, всех континентальных владений. Прошу прощения, это же только можно озвучить. Лишать придется военной силой. А Эдуард III арестовывает все французское имущество на острове. Это он может сделать легко. Это у него в королевстве.

Д.Ю. Это серьезный удар?

Клим Жуков. Там же торговля, корабли, которые стоят с грузами. Все арестовывается сразу. Он посылает вызов на бой Филиппу VI. Опять же, ритуальная формула. Король вызывает короля лично на поединок. Парней не будем трогать, сами разберемся. Но это бы прокатило с Ричардом Львиное Сердце. Отнюдь не с Филиппом VI. Он отказывается от поединка и объявляет войну. Летит встречная нота. И начинается война, которая закончится только в 1453 году.

Д.Ю. Вот это замес. Вот это да.

Клим Жуков. Неплохо выступили все.

Д.Ю. Неплохо. И это только начало.

Клим Жуков. Это даже не начало. Введение. Потому, что дальше нужно будет посмотреть на экономико-политическое устройство. Что это были за страны вообще. Как они... Никто бы не стал так долго и так муторно сражаться из-за какой-то французской короны, если бы для этого не было не каких-то династических интересов... Все помнили, что когда-то Людовик VII сильно обиделся на свою бывшую жену. Ну, никто бы из-за этого... Не бывает такого. Это лично, да. Люди могут обидеться. Люди убивали друг друга в промышленных масштабах из-за этой какой-то короны. За ней было что-то. За ней был объективный интерес. Что бы нам ни говорили. Это вполне объективные экономические процессы, которые нужно будет описать в следующей нашей беседе. Они на самом деле являлись мотором этого столкновения. А не то, что поссорился...

Д.Ю. Из-за бабы. Спасибо, Клим Александрович. Практически как всегда. На сегодня все.


В новостях

10.06.21 13:35 Столетняя война ч.1 - истоки противостояния, комментарии: 28


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк