Гоблин и Жуков про фильм Das Boot

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Эффект Доплера | Персоналии | Разное | Каталог

22.05.22


01:59:02 | 905028 просмотров | текст | аудиоверсия | youtube | вконтакте | дзен

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Одноименный с известной музыкальной группой. Не дотянул, но тоже был очень заслуженная тварь. Исключительно. То есть, он разбирался. Консультировал фильм капитан этой самой лодки. Который как раз участвовал в том походе, который описан в кино.

Д.Ю. Повторюсь. Лучший момент в фильме. Просто. Вцепившись в перископ. Во что он там? Вознес мольбы. Отлично.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Обо что сегодня?

Клим Жуков. Настало время... Настало время поговорить про фильм ”Das Boot”.

Д.Ю. Он же ”Das Boot”.

Клим Жуков. Две, значит ”Boot”...

Д.Ю. ”Das” по херу.

Клим Жуков. ”Das” на фиг. ”Boot”. Она же субмарина, она же подводная лодка, он же U-Boot. В общем... Сколько нас просили уже об этом поговорить? Много, много... Невозможно терпеть сколько нас просили поговорить. А теперь все-таки... Ну, мы как обычно. Выдерживаем минимум три года. Потом не выдерживаем.

Д.Ю. Настояться должно.

Клим Жуков. Настояться. Как обычно спусковым крючком послужило то, что нас попросили наши друзья из ”World of Warships”. Об этом поговорить. Потому, что игра замечательная. С каждым годом все красивее и разнообразнее. Сейчас там, если не ошибаюсь, что-то, по-моему, больше 400 моделей кораблей плавает. Все же сделаны исторически достоверно, красиво. Можно посмотреть что внутри. Потому, что есть режим ”В порту”. Можно в порт поставить и посмотреть, что внутри есть. Что познавательно. Раньше там были только линкоры, крейсера, авианосцы. Вот подводные лодки заплавали не так давно.

Д.Ю. Волчьей стаей.

Клим Жуков. Волчьей стаей. Да. Что приятно. Игра-то бесплатная. Можно играть, если хочешь.

Д.Ю. Все желающие могут насладиться. Линк под роликом.

Клим Жуков. Да. Ну, а подводная лодка... Это же как раз про подводную лодку. Тем более, что первая подводная лодка вообще, которая заплавала в ”World of Warships”, это была немецкая... Одна из первых. Точно совершенно. Не скажу, что самая первая, но одна из первых. Это была немецкая U-96. Одноименная с известной музыкальной группой ”Das Boot”. Да. И как раз это про ту лодку был написан роман ”Лодка”. Лотаром Буххаймом. И по нему Вольфганг Петерсен снял одноименный фильм. Как раз про эту самую лодку. Это документальная лодка, которая с документальной боевой историей. Известно про нее все. Консультировал фильм капитан этой самой лодки. Который как раз участвовал в том самом походе, который описан в кино.

Д.Ю. Ну, я смотрел давно. Как обычно. Я помню это были еще двухсторонние DVD. Не влезал на одну сторону. Там какая-то прокатная версия, которая в кино короткая. У меня на DVD была какая-то длинная. Дальше она становилась все длиннее, все более режиссерской. Длиннее, длиннее... Я смотрел какую-то, которая на три часа.

Клим Жуков. Три часа, это режиссерский... А есть еще телеверсия, которая 6 часов длится.

Д.Ю. Неплохо. Ты смотрел?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Лучше? Хуже?

Клим Жуков. Я сначала смотрел версию, которая для кино была. Которая вообще ни о чем. Сколько она? Ну, 2 часа, условно говоря. Не помню точно сколько она. Ну, какая-то такая. Там какой-то просто боевик американский. Мы их много таких видели.

Д.Ю. Да. Интереса не питаем.

Клим Жуков. Как-то там очень быстро, дергано. А смысла там ноль. Потому, что сюжет плоский как блин. Ну, поплыли... И все. Отлично. Замечательно. Кроме музыки помнить нечего. Потом была режиссерская трехчасовая версия. Ее-то я как раз не смотрел изначально. Потому, что попался мне 2 DVD. С шестичасовым. Вот это я прямо понимаю. Там все, все, что снимал Петерсен. Правда, по-моему, монтировал не Петерсен. Это совсем недавно было. Ну, относительно недавно. Относительно фильма. Фильм-то 1981 года. Там это все правильно... И там получилась совсем другая история. Гораздо интереснее. Я бы сказал. Если выдержишь смотреть 6 часов.

Д.Ю. Кому предмет интересен, посмотрят и шесть.

Клим Жуков. Потому, что там как раз напряжение этого похода совершенно по-другому ощущается. Со всеми, всеми переживаниями. Вольфганг Петерсен... В смысле психологизмов. Большой мастер. У него получается подмечать такие вещи, которые собственно режиссер и должен подмечать. Потому, что режиссер должен быть инженер...

Д.Ю. Психолог.

Клим Жуков. Конечно. И когда оно именно в таком формате, ты, во-первых, начинаешь скучать вместе с подводниками. Потому, что это очень скучно.

Д.Ю. Сидеть под водой.

Клим Жуков. Сидеть над водой в основном, а не под водой. Они же полуподводники во Вторую мировую были. Это же по факту ныряющий торпедный катер. Потому, что подводная лодка, это самая массовая немецкая подводная лодка. Она имела дальность подводного хода 150 километров. При 15 тысячах надводного. Нырнуть, чего-то сделать и свалить. У нее очень небольшой был ресурс под водой.

Д.Ю. Ну, это из-за того, что на аккумуляторах. Батареек не было...

Клим Жуков. Нужно всплывать. Ну, как собственно все подводные лодки того времени. Да. Так вот. За этими подводниками смотришь, смотришь... И уже часа через три начинаешь натурально прыгать на диване. Когда что-нибудь начнется? А все уже охреневшие. Уже видеть их рож не могут. А рутина такая, что если ты выполнять не будешь, так ты же просто утонешь или тебя утопят. Кстати, можно и самостоятельно. Вполне без помощи посторонних. Там куда-нибудь... И как только хоть что-нибудь начинается, там такой взрыв эмоций испытываешь. Вообще нечеловеческий. Очень сильно сделано кино. Притом, что в плюс к Петерсону, он очень внимателен к мелочам. Он так вообще всегда. Я у него сколько фильмов ни смотрел. Мой любимый его фильм, это конечно же ”Бесконечная история”. Замечательная сказка. Очень хорошая. Так здорово сделана. В смысле антуража. Для меня как заклепочника это бальзам. Я в подводных лодках, особенно во внутренностях подводных лодок, не сильно разбираюсь. Но когда ты видишь вот так антураж... Интерьер. Со всеми этими вентилями, манометрами. Там гальюн, над ним лампочка красная. Там нарисована на фонаре...

Д.Ю. Тонкий немецкий юморок.

Клим Жуков. Да. Хлеб такой с зеленью. Все вот так вот... Так внимательно сделано. Что тут есть, с одной стороны, историческая правда. Консультировал-то его, опять же, лично Генрих Леманн-Вилленброк. Один из асов. Он конечно до Отто Кречмера не дотянул, но тоже был очень заслуженная тварь. Исключительно. То есть, он разбирался. Мягко говоря. Как мало кто. Построили макет подводной лодки на киностудии ”Бавария”. Там качалась на огромной платформе, чтобы можно было качку изображать. Отдельно построили 7-метровую копию, которая на радиоуправлении плавала, ныряла в бассейне. В общем... И это с одной стороны... С другой стороны есть кино-правда. Все, что там показано... Я, заметьте, говорю не про историческую правду, а про внутреннюю кино-правду. Вот с исторической-то правдой там конечно много... Как водится. Потому, что Петерсон большой художник. Именно, что художник. Не смотря на исходный роман Лотара Буххайма. Который был в том походе. Собственно он представлен и в романе, и в фильме в виде лейтенанта Вернера. Который корреспондент. Идет в поход, чтобы отразить, так сказать, жизнь подводников. Не смотря на капитана Вилленброка... Ну, вот он художник... Потому, что роман, он вышел в 1973 году... Сказали: ”Что тут написано?”

Д.Ю. Ну, как обычно.

Клим Жуков. Ну, во-первых. Всего один раз был в походе. И ты после этого чего-то писать про подводников? Ну, ты с ума сошел? Откуда наглость? Во-вторых. Ты перепутал все походы, которые были. Потому, что того, что там происходило в том походе, где ты был просто не было. Оно было в другие разы, которых ты не видел. Поэтому ты наврал здесь, здесь... Что ты пишешь?

Д.Ю. Я напомню дорогим зрителям, что когда Лев Николаевич Толстой написал ”Войну и мир”, то масса ветеранов боевых действий пришла в суровейшее недоумение: ”Что это за херня?”

Клим Жуков. Да. Словом роман очень неоднозначно восприняли. Ну, про роман сейчас я скажу. Потому, что прямо отдельный большой кусок... Откуда взялся роман и почему фильм имел такой успех. Как это получилось. Потому, что и роман, и фильм далеко не одиноки в своем жанре про подводников. А когда вышел фильм все ветераны и автор романа сказали: ”Что это за говно?” Ветераны сказали: ”Роман-то говно. А это же вообще кошмар. Что вы там наснимали? Теперь роман мы хвалим. Роман не такой мерзкий”. Но самого Лотара Буххайма позвали же автором сценария. И он им написал сценарий, который занял бы при съемках фильма часов девять. На ”Баварии” сказали: ”Знаете, это очень все здорово. Мы пригласим профессионального сценариста. Он хоть как-то это сможет... Потому, что где мы это прокатывать-то будем? 9 часов. Кому это надо?” По концу 1970-х... Там 90 минут. Вот это был предел мечтаний. Ну, там он... Ну, все равно. Не 9 часов. Буххайм конечно страшно обиделся: ”Как это? Я гениальный...” Поэтому все было воспринято крайне неоднозначно. А теперь, когда уже все... И сам Буххайм умер. И давно этот... Крестоносный... Вилленброка давно нет. И вообще ни одного ветерана подводной войны уже в живых нет. У нас есть просто книжка и есть фильм. И вот если их вырвать из контекста... И книжка очень хорошая, и фильм сам по себе очень хороший. Но фильм очень сильно отдельно. Книжка очень сильно отдельно. Там даже когда есть полная телеверсия, максимально приближенная к изначальному замыслу, она все-таки отстоит от книжки очень. Потому, что Петерсен все литературное, что он когда-либо осваивал, перепиливал так, что и не узнаешь местами. Как он с Гомером поступил? Что бы ему Гомер сказал? Гомер бы позвал своих суровых друзей древних греков и могло получиться нехорошо.

Д.Ю. Ахиллов и Гекторов.

Клим Жуков. Гекторов и Ахиллов. Так вот. Роман прямо наполнен антивоенным пафосом. Что все это очень плохо. То, что людей загнали, не сильно спросив, в железную трубу, трубу выпихнули от берега. Дали им немножко торпед, еды и сказали: ”Идите, топите кого-нибудь”. Все. И потери-то чудовищные. Просто чудовищные. Потому, что, по-моему, из 39 тысяч подводников, которые были вообще в Третьем рейхе, погибло 26 тысяч. То есть, у них потери страшнее, чем у стрелков бомбардировщика. То есть, стрелки бомбардировщика, это... Ты уже обратно, скорее всего, не вернешься. А подводник опаснее. У них там 60 процентов личного состава считай...

Д.Ю. Жестоко.

Клим Жуков. По этому поводу даже книжка была написана. Немецким же подводником. Причем не асом, а обычным рядовым командиром лодки. Так и называется ”Стальные гробы”. Просто ”Стальные гробы”. И вот тут нужно... Перед тем, как к фильму перейдем. Потому, что напрямую связано я считаю если не по смыслу, то семантически. Что это за феномен романы про этих подводников?

Д.Ю. Извини. Сразу перебью. Книжка-то есть на русском языке? Нет?

Клим Жуков. Я ее по-английски читал. Она вроде переведена. Не знаю по-русски есть она, нет...

Д.Ю. Сами ищите.

Клим Жуков. Да. По-немецки я тогда совсем никак не мог прочитать. Сейчас бы, наверное, смог, но мне лень. Вот. Да. Вот. Что это за феномен такой. В Кригсмарине была, как положено, рота пропаганды. Геббельс везде разослал пропагандистов. В Кригсмарине, в военно-морском флоте, тоже была рота пропаганды. Где и служил Лотар Буххайм. И конечно там трудилась масса людей, творческой интеллигенции. Которые вынуждены были ходить в походы. Их просто обязывали. На надводных кораблях, на подводных кораблях. Все это снимать, записывать, фотографировать. Чтобы рассказывать только правду в какой-нибудь... А потом война закончилась как-то не очень для нацистов хорошо. И все же бросились рефлексировать. Что это было? Ну, творческая интеллигенция вдруг вспомнила, что их заставили пропагандировать.

Д.Ю. Да. ”Я не хотел. Мы не такие”.

Клим Жуков. В целом никто не хотел. Просто, во-первых, обманули. Потом заставили. И вот теперь мы пострадавшая сторона. Что же такое?

Д.Ю. И в качестве самооправдания можно что-нибудь написать.

Клим Жуков. Да. А фактура богатейшая. Потому, что... Что там ни говори, а битва за Атлантику, это... Если взять какую-то отдельную планету в вакууме... Не планету Земля. Вот то, что там делали немецкие подводники, это иначе как воинским подвигом назвать нельзя. Если конечно отречься от того, что они мирных людей убивали. С другой стороны и их убивали. Поэтому, опять же, если просто люди и просто люди... Ну, это очень отважные люди. Исключительно. Отважные. С огромным мастерством. Давайте погордимся чуть-чуть. Причем заметьте, это, опять же, ни для кого, кто тогда жил не секрет, что флот, это супер элита. Подводники внутри флота, это конечно не супер элита, но это очень отдельная каста. Потому, что они считай смертники все. Они на берегу все бравые делаются. ”Что вы тут на своих крейсерах сидите. Нос боитесь высунуть из бухты. А мы тут каждый день за рейх жизнь кладем”. И они все очень сильно дистанцировались от ”сухопутчиков”. ”Сухопутчики”, это... Вообще, ну... Давайте просто не будем говорить. Что они там делают? Вот мы... 60 процентов личного состава. В пехоте безопаснее.

Д.Ю. В штыковых атаках.

Клим Жуков. Да. А если мы посмотрим еще дальше... Начальство, которое отправляет их на убой. Фактически на убой. И вот начальство они, кроме папы Деница, ненавидели. То есть, на флоте было очень... Относительно общей массы. Было очень немного убежденных нацистов. Которые прямо были это... Ну, они были как военные. Как это говорят: ”Армия вне политики”. Вот армия вне политики занимается тем, что мирные суда топит.

Д.Ю. Да. А так вне политики.

Клим Жуков. Абсолютно вне политики. Мы молодцы. С большим риском для жизни при этом. Вот с начальством были... С верховным начальством. Папу Деница любили. Карл Дениц. Адмирал, который был даже немножко правителем Третьего рейха после того, как Гитлер самоубился 29 апреля 1945 года. И он подписывал капитуляцию в итоге. Так вот. Да. Еще ненавидели Люфтваффе. Вот Люфтваффе ненавидели страшно. А потому, что они их не спасали. Потому, что... Субъективное восприятие. Вот плывет подводная лодка. Прилетает английский самолет и давай их топить. А где герои Геринга? Почему их всех не прикрывают? Вполне очевидно, что именно тебя должны прикрывать. А почему-то не прикрывают. А англичане вот они. То есть, Геринг... Омерзительный ублюдок, который только воздух портить умеет. Что и было сказано что в книжке, что в романе... Поэтому они как бы вроде не нацисты. Как бы нет. Поэтому... Проиграли. Но, тем не менее, как-то же нужно отрефлексировать. А вот давайте посмотрим на людей, которые показательно от нацистов дистанцировались. Работали, правда, на них со всем удовольствием. И не покладая рук. Но, вроде как, не такие. Совершенно, вроде как, не такие. И очень героические. Страшно красивые. И вот тут началась вторая битва за Атлантику. Как я это называю. С одной стороны как львы бились английские авторы и американские. Которые писали про то же самое. ”Крейсер его величества ”Улисс”. Я страшнее книги в жизни не читал. Стивен Кинг там просто... Потому, что там такой кошмар описан. В силу того, что Кинг все придумал. То есть, там реально ужасно. И вот немцы-то... При помощи, в том числе, Лотара Буххайма. Вторую войну выиграли. Первую они проиграли, а вторую выиграли. И в этом им, как ни странно, помогли англичане с американцами.

Д.Ю. Каким образом? Кинопрокатом?

Клим Жуков. Нет. Сначала не кинопрокатом. Я говорю про 1950-е годы вообще-то. Какой там кинопрокат? Там только-только начали снимать чего-то там. Сняли-то... ”Враг внизу”. Как раз про подводников.

Д.Ю. ”Жестокое синее море”.

Клим Жуков. Да. Вот. Отличный, кстати говоря, фильм. Потому, что там в отличие от... Там снимается подлинная боевая техника. И люди, которые на этой технике воевали. 10 лет назад всего лишь. Они все еще в силах, все помнят, знают. Вот никакой фильм современный вообще рядом не стоял. Они все настолько лучше. Вот так вот. На три головы.

Д.Ю. Удивительно. Надо посмотреть.

Клим Жуков. Очень хорошее кино. Оно черно-белое. Смотрится до сих пор... Вот... Блин. Как настоящее смотрится. Очень хорошо сделано. Да. Ну, и опять же там... Большинство людей сами участвовали в военных действиях. Пускай они давно переквалифицировались в актеры, но тем не менее. Как минимум рядом оказываются люди, которые там были, знают, подскажут если что. Да. Я не про кинопрокат. Я в первую очередь про общественное восприятие. Потому, что Черчилль с другой стороны... Как пропагандист и очень талантливый писатель. Вот чего у него не отнять у Черчилля. Писал он просто великолепно. С таким слогом, стилем и чувством юмора, что читаешь... Неважно. В переводе, на родном... И наслаждаешься. Музыка просто. Вот музыка. Черчилль начал закладывать четкую границу. Вот есть разведчик. Это свой. А есть шпион. Это строго вражеский. Есть наши герои, которые выиграли битву за Атлантику. А есть гнусные “нацики“. А так как тогда английская пропаганда звучала в Европе очень громко... После победы. Она не могла тихо звучать. Это все слышали, все воспринимали. Обратная реакция... “Как это? Давайте посмотрим вот на что. Вы нашего Карла Деница судили в Нюрнберге? Судили. Ничего ему серьезного предъявить не смогли. А у нас же что? Не доказано, значит, не было. Он свое отсидел. И чего вы его теперь ругаете? Он в 1956 году вышел, отсидев полностью. И наши такие же между прочим. Его подчиненные. Они же все молодцы“. И это было воспринято германской публикой, и вообще европейской публикой, очень благожелательно. И тут случилось страшное. Германия поделилась на две части. Одна ГДР, а другая ФРГ. А ФРГ теперь союзники по “мирному и миролюбивому“ блоку НАТО.

Д.Ю. Кто бы мог подумать? Как сложилось.

Клим Жуков. Их ругать-то теперь нельзя. Свои же. А тут же подоспело вагон и маленькая тележка литературы правильной. Пропагандистской хорошей литературы. Чаще всего написанной профессиональными пропагандистами. Которых на наши головы доктор Геббельс выучил. В том числе из пропагандистской роты. Вот. Терренс Робертс в Англии... Да. Англичанин. Это самый, наверное, знаменитый был автор, который написал биографии героев-подводников Третьего рейха. “Битва за Атлантику“, “Личная биография Отто Кречмера“. Самого главного немецкого подводного аса, который еще и в живых остался. Потому, что его англичане потопили и взяли в плен. А у него там, по-моему, за 260 тысяч тонн потоплено. Да. Потом его вернули Аденауэру. Аденауэр его тут же применил по назначению. Он при делах был до конца жизни. Вот. Он, кстати говоря, фильм смотрел и хвалил. В отличие от всех подводников.

Д.Ю. Потому, что понимал о чем речь.

Клим Жуков. “Что вы воете? Хоть так вас показали“. Да. Вот. Поэтому это такой очень интересный именно пропагандистский феномен, когда англичане и американцы сами сделали... Своими как пропагандистскими, так и политическими действиями сделали этот феномен. Героя-подводника немецкого.

Д.Ю. Толково. Где еще у вас были герои? На каких фронтах?

Клим Жуков. А с “сухопутчиками“ сложно. Потому, что сколько было этих подводных лодок? Чуть больше 700. То есть, они конечно много зла сделали. Очень много зла сделали. Но так, чтобы сжигать деревни, убивать людей миллионами... Они не могли физически. Потому, что их вообще мало было.

Д.Ю. Ну, главное начать. Если здесь были хорошие, так и в других местах были хорошие.

Клим Жуков. Потихоньку к этому все идет. Вот тогда, в 1950-е годы, это было невозможно сделать. Потому, что как только ты что-нибудь вякнешь такое, ну, ты все... Тебе нужно в Аргентину бежать к друзьям. К генералу Перону. Потому, что в 1980-е в Испании было не спрятаться.

Д.Ю. Ну, начали издалека.

Клим Жуков. Конечно. “Ну, вы тоже издалека начали“. Как известно. Да. Так о чем это мы? Да. Фильм, короче говоря, не понравился. Подводникам. Забегая вперед, скажу, что мне он, спустя годы, нравится. Не смотря на чудовищное количество неточностей. Все-таки в длинном фильме изначальная задумка Лотара Буххайма... Не смотря на то, что это же сделано почти наверняка не вполне... ”Надо же. Меня обманули”. Обманули его. Да. А посыл-то антивоенный. Раз он антивоенный, я не могу его не поддерживать. Сейчас это внезапно стало до ужаса актуально опять. Вдруг. Поэтому книжка мне очень нравится. И фильм в итоге... Из-за внимания к деталям, как произведение искусства. Очень хороший. И плюс конечно там гениально подобран саундтрек. Саундтрек в кино делает очень много. Иногда полное говно превращается в весьма... ”Звездные войны”. Если выключить саундтрек... Ну, это же просто... Утирая пот ушанкой. Что это? А как здорово вышло. Совсем другое дело.

Д.Ю. А с лодкой... Тут скрипит, тут трещит. Что-то там...

Клим Жуков. Там все было снято в конце 1970-х, в начале 1980-х. Ну, собственно в 1980 году его снимали. Технически, так сказать. Ни компьютера, ничего... Взрывы глубинных бомб. В бассейн бросали большие петарды. ”Корсары” какие-нибудь... И сверхскоростной камерой снимали. Потом в замедлении в 20 раз пускали обратно.

Д.Ю. Как бассейн не разнесли?

Клим Жуков. Ну, там вот такая петарда. Чего ему будет-то? Бассейну. Бассейн огромный. Ну, кино-бассейн, где корабли... Макеты. Он гигантский. Корабль-то целиком можно поставить в такой бассейн. Вот. Подводную лодку приходилось качать на платформе специальной. Какие-то строить макеты... Кстати, технику вот такой съемки подсмотрели у нашего фильма ”Командир ”Счастливой щуки”. Потому, что его снимали точно так же.

Д.Ю. По-другому в то время никак.

Клим Жуков. Ну, надо было чего-то придумывать. А зачем чего-то придумывать? Уже все придумали. Можно брать и делать. Он чудовищно дорогой. 50 миллионов стоил по тем временам. По тем временам это бюджет какой-то просто... Да. Кстати говоря, его американцы хотели купить. Должны были снимать...

Д.Ю. Раздумали?

Клим Жуков. Нет. Не раздумали. Автор сценария и собственно владелец авторских прав Буххайм поговорил с голливудскими продюсерами, послушал, что они ему предлагают, послал их и сказал: ”Не буду с вами ничего снимать. Потому, что вы собираетесь какую-то хрень снять отвратительную”. Приехал в Баварию и ему там сняли такую же отвратительную хрень. По-другому тогда было просто невозможно. В главных ролях там снимается Юрген Прохнов.

Д.Ю. Известный.

Клим Жуков. Крайне убедительный был в роли герцога... Кастинг отлично, кстати, подобран, на мой взгляд. Очень хорошо. Потому, что Прохнов 1941 года рождения. На момент съемок фильма ему 39-40 лет. И он очень заметно старше почти всех актеров. Причем он старше сильнее, чем был настоящий капитан подводной лодки. Лет на десять. Тому было 30, а этому 40. Но это специально сделано для того, чтобы показать, что он в самом деле их очень сильно старше. Его называли ”старик”. На подводной лодке. Потому, что там всем было 18, 19, 20 лет. А этому 30.

Д.Ю. Ну, в таком возрасте, да, это предсмертное состояние.

Клим Жуков. Практически предсмертное состояние. Во-первых. Во-вторых. Это человек, который с первого дня войны в походах. А это отражается на физиономии очень сильно. Поэтому нам сейчас такого человека, подводника, просто не найти. Который бы сыграть чего-то мог. Поэтому лучше сделать его на 10 лет постарше. Так, чтобы в самом деле дистанция была видна между мальчишками... Натурально мальчишками. И взрослым мужиком. Инженер, которого зовут... Старшой. Он там второй...

Д.Ю. Зам?

Клим Жуков. Ну, это... Нет, это не старпом. Это механик. Механик. Он тоже такой прямо возрастной мужик. А остальные все подобраны как один. Я уже не помню какого реально они все были возраста. Но выглядит как будто только что из детского сада. Как было сказано в фильме... Точнее сериале ”Во все тяжкие”: ”Вас стали прямо из детского сада набирать? Вы с каждым днем все мельче и мельче. Пускай тебе воспитательница сока нальет”. Вот. Соловом кастинг очень хороший. Мне очень понравилось. И вот кино. Начинается кино. Теперь про кино. Кино, у него главный герой это подводная лодка. Про нее фильм. Все же говорят: ”Кто главный герой?” Главный герой там капитан или главный герой лейтенант роты пропаганды Вернер... Нет. Главный герой это подводная лодка. Если бы фильм назывался ”Капитан”... А так это подводная лодка. Это самая массовая подводная лодка. Тип ”VIIC”. Мы даже про нее как-то раз делали специальный ролик. Нас друзья из ”World of Warships” попросили. А что? Мы можем сделать. Мы можем. Она была хороша. Конечно у нее потом были модификации, которые цифровым кодом обозначались. После названия типа. Тип ”VIIC-41”, например. 1941 года. И так далее. Модифицировали до конца войны. В 1944 году к ней приделали шноркель. Так, что она могла под водой аккумуляторы заряжать. Так, чтобы кислород выходил... Входил внутрь. А выхлоп наружу от дизеля. Но не сразу догадались. Очень сильно не сразу. Вооружение у нее было стандартное.

Д.Ю. Когда вы на курортах плаваете с трубкой, это называется ”снорклинг”. Это как раз и есть. Сзади газы выпускаешь. Идешь на подводной тяге. Как советская подводная лодка ”Пионер”.

Клим Жуков. Вот. Вооружение было стандартное. В носу четыре торпедных аппарата калибра 533 мм. И один в корме. И того пять. Кормовой считался оборонительный, а носовые наступательные.

Д.Ю. Лодка была опасна со всех сторон.

Клим Жуков. Со всех сторон была опасна. Была она полуторакорпусная. Основном прочный корпус, это такая труба, сделанная из нескольких колец, сваренных вместе. Кольца заклепаны. Там что-то 2000 заклепок на лодку шло. И к ней приварены були легкого корпуса. Вот так вот по бокам. Сохранилась одна подводная лодка U-933. Стоит под Килем. В Германии. Сейчас туда конечно уже не съездишь. Хотел посоветовать, кому не лень, съездить посмотреть. Сейчас чего-то никак. Ну, наверное, все-таки можно будет посетить. Хорошая, красивая. Это прямо чудо было инженерной мысли. Она конечно была страшно несовершенная. Сейчас на нее смотреть... Даже смотреть боязно. Как в это можно было залезть? У нас в Питере стоит одна подводная лодка времен войны. Можете ознакомиться. Там просто... Мне вообще никак. Я не могу там находиться. Я не помещаюсь в нее. Как дядя Степа в самолет.

Д.Ю. Мелких набирали. Да.

Клим Жуков. А там все были мелкие. Там крупных было очень трудно найти. А мелких легко. Они потому, что все там был метр шестьдесят пять. Да.

Д.Ю. Я лазил в подводную лодку ”Орел”. Это как ”Курск”. Они одного класса. Ну, я тебе доложу... Вроде не сильно жирный. Там, во-первых, во всех проходах пузо к пузу расходиться. Там клаустрофобия наступает сразу. Тесно даже сейчас. Не смотря на то, что там, по-моему, на палубе наверху КАМАЗ развернется. Вот это... Да. Настолько она огромная. Все равно тесно.

Клим Жуков. А эта еще мельче. Да. У нее при этом конечно...

Д.Ю. Но и там капитан сказал... Съемочная группа забегала. ”Можно мы снимем, где матросы спят?” - ”Отставить. Снимайте, где я сплю. Никто служить не идет”.

Клим Жуков. Где матросы спят, там кошмар должен быть.

Д.Ю. Да. Это тебе не купе.

Клим Жуков. Да уж. Там, где капитан, еще ничего. На этих подводных лодках единственный человек, у которого было что-то наподобие каюты, это был собственно капитан. У всех остальных никаких кают не было. Даже начальствующий состав жил в крайне стесненных условиях. Там единственное, что было для начальников лучше, там были два яруса шконок, а не три или четыре как у матросов. Которые просто как сельди в бочке проживали. Непрерывно отвратительно смердя. Подводная лодка в основном ходила в надводном положении. Но это далеко не крейсер. Тем более не линкор. Она же мелкая. Ее там мотыляло так, что словами не описать. И вот вы там оказывались дней на сорок. В таком виде. Чтобы один раз нырнуть, может быть. И в кого-нибудь выстрелить. Без гарантии чего бы то ни было. С постоянных риском утопнуть. Потому, что, опять же, это не линкор. Она очень не сильно так ходит как большой корабль. Под воду нырнул на пару часов.

Д.Ю. У меня с детства яркие воспоминания. Как-то мы летели в самолете ”кукурузник”. Они же тоже маленькие были. Поэтому там всякие воздушные ямы... Да. Мы на скамейках вдоль стен сидим. Вокруг меня все с пакетами. А я радостно озираюсь. Меня не брало.

Клим Жуков. Да. Кстати. На подводной лодке особенно ужасно. Почему? Потому, что первейшее средство против морской болезни – на горизонт смотреть. Так, чтобы мозг понимал... Потому, что если не видеть почему вас так шатает, мозг начинает пытаться найти какую-нибудь точку опоры. Яростно блевать... А вот на подводной лодке на палубу не выйти. В среднем. Ну, там есть рубка. На рубке вахта стоит. Наблюдатель, вперед смотрящий. Просто выйти погулять невозможно. Поэтому все время находитесь в этой стальной трубе. В очень стесненных обстоятельствах. Поэтому там неприятно.

Д.Ю. Если месяц, а то и больше... Полтора. А то и два. Жестоко.

Клим Жуков. При этом, опять же, она маленькая. Там очень мало воды, еды. Все, что там есть начинает тухнуть, гнить. Вода просто дефицит. Соответственно вы не можете нормально мыться. Поэтому немцы умывались одеколоном. Прямо по потному телу. И прекрасно пахли. Когда вы оказывались в матросском кубрике, где 50 рыл одновременно... Прекрасно пахнут. Это все еще разбавлено запахами не совсем свежей еды. Вот это я понимаю. И так на два месяца. Не удивительно, что они смотрели на сухопутных как на мажоров. На что вы жалуетесь? Что у вас сыро? Так у них тоже сыро непрерывно. Потому, что в подводной лодке текло безостановочно. Особенно к концу похода. Потому, что если ты постоянно ныряешь, поднимаешься, ныряешь, поднимаешься, давление разное. Лодку обжимает со всех сторон водой.

Д.Ю. Холодной.

Клим Жуков. Это не так важно, как важно то, что на 100 метров вниз давление 10 атмосфер. Плюс десять метров, плюс одна атмосфера. И вот с чудовищной силой лодку сдавливает. И потом всплываете, ее отпускает. И естественно все заклепочные и болтовые соединения, они... И к концу похода все посадочные гнезда превращаются... Их просто растягивает. И через них начинает поступать вода. Чуть-чуть, но постоянно.

Д.Ю. И как с этим боролись?

Клим Жуков. А никак. Нужно же... Каждая лодка после завершения похода вставала в ремонт. Тут же. Ей корпус нужно было ремонтировать. По-другому никак. Это же не современная лодка, которая все целиком сварная. С какими-то швами. С двойным корпусом. Потому, что современная лодка не полуторакорпусная, а целиком покрыта легким корпусом снаружи. И внутри уже прочный корпус. Сверху там такая вот резина. И все в полном порядке. Сейчас гораздо комфортнее в этом смысле. А тогда она вся была... Ну, как душ. Тем не менее в изяществе не отказать. Они выглядят, я бы сказал... Снаружи. Эстетически. Ну, и конечно сейчас можно... В силу того, что в Киль не съездить. Теперь можно только поплавать в ”World of Warships”. Посмотреть какая она замечательная. Красивая. Поездить. Поплавать, изучить внешний вид. Изучить внутренний вид. ТТХ разнообразные. Вот, опять же, напоминаю. Режим ”В порту”. Советую посмотреть. Надеюсь нам ролик пришлют. Они умеют. Рисуют красиво. Очень нравится. Да. О чем это мы?

Д.Ю. Про кино.

Клим Жуков. Ах да. Про кино. Все начинается прекрасно. Какое кино? Только что говорили про пропагандистов, про подводные лодки. Все было так хорошо. Теперь какое-то занудство. Кино. Кино начинается замечательно. Что, кстати, вызвало невероятный взрыв бешенства у ветеранов-подводников. Невероятный. Когда лейтенант Вернер и юное пополнение... Какой-то мексиканский немец, который закончил академию военно-морскую. Едут поступать в экипаж. Едут они на авто. И тут же с мола на них доблестных экипаж начинает яростно ссать. Дружно ржа. ”Это противопожарные учения”. Красивый ”Мерседес” обоссан до колес. Целиком.

Д.Ю. У меня это вызвало недоумение. Я бы не стал ссать на командирскую машину. Только если меня не видит никто.

Клим Жуков. Из-за угла. Вот так. Не знаю. А если там Дениц едет, например? Ты же не видишь что у них внутри.

Д.Ю. А ты его обдал горячей струей.

Клим Жуков. Выразив сильную любовь к начальству. Да. А потом они... Это так мы познакомились с рядовым составом. А это собственно экипаж. Завтра в поход. Вот, отдыхают. Что ты сделаешь-то в самом деле? А потом они оказываются... Во Франции происходит. На берегу Бискайского залива. Потом они оказываются в кабаре. А там начальствующий состав. Это вызвало взрыв ненависти уже у офицеров. У ветеранов, которые служили в ”Кригсмарине”. Ну, потому, что там натурально бордель. Даже я не берусь словами описать. Я так ни разу не отдыхал в жизни. Там какие-то люди поливают друг друга шампанским, хватают за жопы танцовщиц. Забираются на сцену... Заканчивается пьянка тем, что чувак выходит с табельным оружием и кричит: ”В атаку!” Заставляя оркестр испуганно отпрыгивать в разные стороны с линии стрельбы. Ну, там люди, музыканты, видимо очень привычные. Такое происходит каждый вечер. Поэтому даже... Да. Каких-то обливают из сифона. ”А теперь попрошу всех поприветствовать нашего почетного гостя капитана-лейтенанта...” И там заносят чувака уже в полубессознательном состоянии. Который с трудом... И он с двумя крестами, если не ошибаюсь. А два креста, это несложно догадаться. 100 тысяч тонн потоплено. И еще 100 тысяч тонн потоплено. Вот два креста. То есть, это матерый убийца. Так и не скажешь по нему. У него кепка серая от грязи вся. И он только с посторонней помощью с трудом забирается на сцену. Отобрав бутылку шампанского. Говорит: ”Тишина в борделе”. То есть, этот понимает куда попал. Потом этого героя-подводника находят в сортире в луже блевотины. У него на кепке наблевано, на мундир наблевано.

Д.Ю. Еще и в штаны кто-то насрал.

Клим Жуков. Это не показали. Его друг, которого играет Юрген Прохнов... Понятно, что там имен никаких реальных не названо. И, более того, в книжке не названо реальных имен. Везде жирным шрифтом написано: ”Это художественное произведение. Не воспринимайте как документальное”. Но все восприняли именно как документальное. Как положено.

Д.Ю. Ну, немедленно вспоминается художественный фильм ”Апокалипсис сегодня”. Там помнишь когда привезли каких-то девчонок? И там амфитеатр, сидят солдаты. А девчонки там скачут. А потом все солдафоны бросаются на сцену. Это тоже вызвало среди американских военнослужащих... ”Вы в своем уме? Что это такое?” Такого не может быть. Я могу понять если бы это была свора свежевыпустившихся лейтенантов. Среди которых нет никакой градации... Кроме, возможно, командира взвода сержанта. Ну, а вот это что такое? Со старшими по званию вы вот так бухаете. Они при подчиненных так себя ведут. Не поверю никогда. Такого не может быть. Ты же сам рассказывал, что они там все из благородных. И всякое такое. У англичан. У этих, наверное, тоже.

Клим Жуков. У этих не совсем так. Все-таки это Третий рейх. И это 1941 год. Там убыль чудовищная была. Там просто кто угодно мог оказаться. В смысле социального происхождения. Без вопросов. Тем более, это не крейсер, это не линкор. Это подводная лодка. У нее командир капитан-лейтенант.

Д.Ю. Все равно. Я такое представить не могу. Нет.

Клим Жуков. Вот там Юрген Прохнов. Он единственный, который ведет себя прилично. Он пытается поднять этого своего друга. Вынуть его из блевотины. Как-то его очистить, увести, чтобы никто не видел героя-подводника в таком состоянии чудовищном. Ну, и он вводит в курс лейтенанта: ”Подводники. Они не могут... Невозможно просто”. Я когда все это вижу, у меня даже возникает... Ты правильно сказал. Это вопрос. Как можно, когда у тебя вшивые лейтенанты при непосредственном начальстве так себя ведут и непосредственное начальство при них же так себя ведет... Бегая с револьвером, валяясь в блевотине. В это сложно поверить. Первое. Но второе-то... А где военная полиция? Вы понимаете, что это все закончится предсказуемым появлением военного патруля? Без вариантов совершенно. Потому, что это не военнослужащие, это стадо макак. По-другому это назвать невозможно. Я конечно понимаю... Как там это объясняют: ”Завтра в поход. Все отдыхают”. Это третий вопрос. Если вы так... Какой там завтра поход? Вы не встанете. Даже в юном возрасте, когда эти похмельные синдромы отпускают гораздо, чем теперь. Если так насвистаться. Ну, допустим, хорошо, вы встанете. Подводную лодку нужно готовить к выходу. Целый комплекс мероприятий.

Д.Ю. Нешуточных. Да.

Клим Жуков. Требующих крайней, крайней, сосредоточенности и внимательности. Что вы там сейчас... Как вы в море выйдете в таком виде? Вам два дня отлеживаться надо после этого.

Д.Ю. Надо затонуть у причала и там лежать. Через два дня можно выдвигаться.

Клим Жуков. Как герой наш.

Д.Ю. Ну, он по возвращении из похода.

Клим Жуков. В себя приходил. Не верю ничему. И понятное дело, что ветераны сказали, что: ”Ну, что вы такое показываете? Мы такие не были. Мы конечно могли погулять. И гуляли. Не сомневайтесь. Но, во-первых, мелюзга отдельно. Лейтенантская. Старшие офицеры строго отдельно”.

Д.Ю. Естественно. Ну, такого не может быть. Ну, как советская армия. Солдаты здесь бухают, а сержанты тут. Ты кто вообще, чтобы к нам подходить? Это немыслимо. Может ты там... А мы в сушилке. В прекрасных условиях. Тепло, воняет портянками. Но сюда никто не заходит. Нет. Точно так же командир роты пойдет с командирами роты бухать. Взводные, ну там... Нет. Такого не может быть.

Клим Жуков. Понимаю, что офицерский клуб, где все офицеры экипажем сидят... Там все будет это... Так как это Третий рейх... Ну, и вот это вот все по команде старшего начальника. Все, разошлись.

Д.Ю. Всякое в жизни бывает. Я помню приехала мама к моему товарищу, например. Он ее ведет по военному городку. Идут мимо магазина. Там стоит офицер и блюет. Мама в шоке. Говорить не может. ”Это мой командир взвода”. Такое бывает. Бывает. Или вот у нас товарищ. Он в заведении общепита... Ему померещилось и он открыл беглый огонь по углам. Ну, это 1990-е годы, там и не такое было. Немножко обалдели конечно.

Клим Жуков. Да. Поэтому тут я понимаю этих, которые страшно возмутились. Это, во-первых. Это...

Д.Ю. А еще. Наверное десятый раз. Про художественный фильм ”Взвод”. Оливер Стоун два раза ходил во Вьетнам воевать. Ну, вот. Снял художественный фильм ”Взвод”. Где, как ты помнишь, были всякие замечательные сцены. Сначала поднялся крик: ”Что вы показываете? Я мать в кино повел, а тут такое. То употребляют всякое... Это зачем?” Но самое смешное, где сержант: ”Ну-ка открой рот...” Запустил, так сказать, дым. Вопрос: ”Вы ”дурь” не курили?” Курили конечно. Нет правды жизни.

Клим Жуков. Обидно. Что это такое? Да. Четвертое. Почему я во все это не верю. Это люди не 1980-х годов. И не родившиеся в 1960-е годы. Это поколение, которое в кино снималось и для которых это все показывали, это поколение сексуальной революции. Когда можно было позволять себе очень сильно всякое. Там люди... Неважно... В Германии, в Америке, где угодно. Воспитаны были вообще не так. Это люди очень пуританской культуры. Они даже в смысле набухаться так, как это могли в 1980-е, они представить не могли. Как это... Кто-то конечно был алкоголик-дегенерат. Никаких сомнений. Ну, так на него смотрели...

Д.Ю. Как на алкоголика и дегенерата. Да.

Клим Жуков. Это же невозможно представить, чтобы люди в 1930-е, в 1940-е годы из европейской страны массово себя так вели. Она массово себя так не вели. Они и хулиганили, и пили. Все было совершенно по-другому. Посмотрите, опять же, ”Жестокое синее море”. Вот там такие же точно военные моряки. Только надводные. Английские. Так там показано. Как они пьют, как они разговаривают. Опять же, это настолько аутентично выглядит. Абсолютно другие люди. Другого поколения, другого воспитания. Вспомните своих бабушек и дедушек. Возможно, кто-то помнит даже прабабушек, прадедушек. Которые того времени воспитания. Для них это немыслимо было. Так себя вести. В массе конечно.

Д.Ю. Я другое скажу. Что совсем недавно еще употребление алкоголя, если ты мужчина, то оно беспредельное естественно, но на тебя это никак не влияет. ”Посмотрите как я держусь. Потому, что я мужчина”. А вот это... Ужраться в сопли, а на следующий день хохотать кто обосрался... Это исключено вообще. Такого не может быть. Блин. Это же аспект доблести. Что я могу выжрать литр. Обратите внимание... Нет.

Клим Жуков. Вот. Поэтому вот эта сцена вся какая-то очень недостоверная. И тут же следующий кадр. Гнездовье для подводных лодок. До сих пор эти огромные сохранились... С четырехметровыми бетонными крышами. Толстенными. Куда загоняли подводные лодки, чтобы их нельзя было разбомбить. И вот оттуда они стартовали. Там какие-то резаки, сварка. Торпеды грузят. И такие все свежие, бодрые. Как будто ни вчера в шесть утра не разошлись. Облеванные все слегка. Все грузятся. Все прекрасно. И их с берега провожает, махая рукой, такой чистый, с интеллигентным лицом, капитан-лейтенант: ”Задайте им там”. - ”Не сомневайся”. Прямо совсем другой человек.

Д.Ю. Переодел заблеванный мундир.

Клим Жуков. Пришел в себя. Свеженький. Да. Весь свеженький. Как ничего и не было. Подводная лодка отчаливает. И лейтенанта Вернера начинают знакомить с матчастью и личным составом. ”Тут у нас каторга. Двигательный отсек”. Там в самом деле кошмар. В этой... Огромные цилиндры. Гул стоит жуткий. Ходит механик, что-то там слушает дефектоскопом цилиндры. Трогает руками шатуны. В общем ад. Ну, и так далее. Там показывают какие-то внутренности подводной лодки. Там везде развешаны окорока, колбасы, какие-то... Кстати, наличие... Картошка-то ладно. Наличие хлеба. Вот так в открытом виде. Может только в начале похода. Отсыреет сразу. Они же... Сухари подводные в жестяных банках. Как и солонина.

Д.Ю. Хлеб, вроде, проспиртованный был. Чтобы он не тух. Тоже специфического вкуса.

Клим Жуков. Я понимаю. Окорок копченый может и будет висеть. Ему все равно. Обтер рукавом и жри.

Д.Ю. Ну, заплесневеет. Там же все-таки тепло.

Клим Жуков. Они же довольно быстро их сжирали. Это же, чтобы что-то свежее было. Потом к консервам переходить. Остальное время конечно консервами питаться. Чем же еще? Ну, картошка. Картошка выносливая. Ей ничего не будет. Да. И вот так они доходят до минно-торпедного отсека, где ему показывают: ”Вот. Смотрите. Торпеды. Вот это погрузочные механизмы. А вот это...” Грузят торпеду в торпедный аппарат. Радостно снимает. И тут откуда-то прямо в харю ему прилетает мазутная тряпка.

Д.Ю. Добрая морская шутка.

Клим Жуков. Вот тоже у всех подводников это вызвало крайнее недоумение: ”Чтобы кто-то бросил офицеру в рожу мазутную тряпку? Вы больные что ли? Вы понимаете, что это трибунал?” Тем более вы же не забывайте, это же нацистская Германия. Там в смысле наказаний там все было в полном порядке. Но нет. Засветили. Командир: ”И кто это сделал? Кто это сделал?” Все молчат. Блин. Это преступление. Командир отсека понимает, что сейчас вы в харю постороннему лейтенанту-пропагандисту тряпку кинули, а завтра мне. Там бы давно уже приступили к побоям.

Д.Ю. Да. Кто это такой борзый? Не представляю.

Клим Жуков. Тем более вдумайтесь. Ладно. Это посторонний лейтенант. Но это, во-первых, офицер. А во-вторых, это же корреспондент. Это сейчас мы сами себе корреспонденты. А тогда попасть в газету... Ты же на весь свой город прославишься. Сразу.

Д.Ю. Художественный фильм ”Враг у ворот”. Где советский замполит: ”Про меня написали в газете. Мои рейтинги резко возросли”. Идиоты.

Клим Жуков. Ну, если отвлечься от формулировки, ну, в самом деле. Попасть в газету, это же... Ты будешь ходить с газетой в нагрудном кармане. ”Про меня тут в газете написали”.

Д.Ю. Обратите внимание. Я помню про моего батю написали в журнале ”Авиация и космонавтика”. У меня до сих пор дома лежит.

Клим Жуков. Поэтому кидаться в него никто бы не стал. Наоборот. Все бы страшно позировали. Старались бы везде провести. И это конечно интересно показано. Со стороны постороннего наблюдателя. Который на подводной лодке. Сам не подводник. Непрерывно кто-то бегает вокруг, сшибает всех с ног. Людей заставили крайне ловко проделать все эти акробатические трюки с нырянием ногами вперед в люк. Держась за специальную ручку. Чтобы головой вперед ни в коем случае не нырять. Они же маленькие. Люки.

Д.Ю. В нынешней подводной лодке он как стол, наверное. Все равно.

Клим Жуков. И нырнуть головой, это нужно иметь лихость большую... Один там нырял постоянно. Перекувыркивался в коридоре и дальше бежал. Их там видно командир... Все показал как надо. Бегать крайне ловко по подводной лодке.

Д.Ю. Особенно под крики: ”Срочное погружение”.

Клим Жуков. Да. Их заставили жить в павильоне. Этих актеров. Не выходя на солнце. Чтобы они интересную бледность приобрели. Они там все время съемочного периода жили... Ну, считай, что в лодке этой. Учитывая сколько они там времени проводили в макете лодки, это отдельная история. Кстати, Петерсон большой... Я бы сказал не молодец, а дерзость имел сделать точную размерную копию. То есть, надо было увеличить, чтобы можно было нормально ходить. Они сделали точную размерную копию. Они снимали прямо с руки. Все, что там было снято, снято с руки.

Д.Ю. Это и сейчас-то непросто. А с тогдашними камерами вообще.

Клим Жуков. Там когда смотришь фильм о фильме, там эти вот две катушки сверху на камеру... Ходит оператор, целится. И бегает в танковом шлеме по макету. Потому, что ему-то ногами вперед не прыгнуть. А башкой можно треснуться очень сильно. Потому, что он в видоискатель смотрит, ему не видно куда он бежит. Вот. Прямо я смотрел с большим удовольствием как это все снимали. Как обычно гораздо интереснее самого фильма. Кстати, аналогичный фильм или ремейк ”Das Boot” можно снять самостоятельно при помощи ”World of Warships”. Графика в игре вполне позволяет это сделать. Выглядит кинематографично. Функция записи боев. Ну, а если наложить какой-нибудь фильтр, можно даже закосить под кинохронику. Ну, и там есть важный диалог с Юрген Прохнов. Когда они идут в надводном положении. Лейтенант Вернер всех щелкает в начале похода на рубке. Ему капитан-лейтенант сообщает: ”Сейчас не надо фотографировать. Фотографируйте в конце похода. Они все бородами обрастут”. - ”А в чем смысл?” - ”Если увидят англичане, им будет стыдно, что они воюют с детишками”. Дальше говорит: ”Крестовый поход детей”. Образованный. Знает про средние века кое-чего. Чуть-чуть. Ну, хоть слышал по крайней мере. Все. Начинаются будни. Будни прекрасны. Люди охреневают. В короткой версии вообще непонятно. Потому, что этому всему уделено буквально несколько минут. Ну, вот люди сидят. Один в другого козявками кидается. Как обычно милые шутки. У меня в носу... ”У тебя в носу волосы растут?” - ”Растут”. - ”А у меня на жопе”.

Д.Ю. Тонкий матросский юмор.

Клим Жуков. Если это просто все отрезать, как было отрезано и вставлено в кинопрокатную версию, я понимаю почему автор книжки был недоволен. Рядом не лежало с книжкой. А уже трехчасовая версия больше похожа на правду. Шестичасовая совсем похожа на правду. Показан изматывающий, очень тяжелый матросский быт внутри подводной лодки. И он показан... Я не скажу достоверно в смысле историческо-техническом. Я в этом не очень сильно понимаю. Может быть там чего-то неправильно. Внутри собственно кино-правды показан очень достоверно. Во все веришь. Видно, что людям очень не здорово. Там только вонь не ощущается. Когда смотришь на все это, понятно, что... Потому, что даже капитан... Казалось бы у него обязанность выглядеть хорошо. И возможностей несколько больше выглядеть хорошо. Даже он ходит в каком-то свитере. Борода уже вот такая отросла. И он весь видно, что не вполне чистый. То есть, душ два раза в день принять возможности нет. Он грязный, от него воняет.

Д.Ю. Ну, там физически нет.

Клим Жуков. Ну, это конечно невозможно. Ну, как-то, опять же... У капитана чуть-чуть больше возможности соблюдать все эти... В смысле внешнего вида.

Д.Ю. Обтереться мокрой тряпкой наверное можно.

Клим Жуков. Это максимум. В умывальнике можно как-то что-то. Но не более того. И сортир у матросов один на 50 рыл. Туда же вообще не попасть.

Д.Ю. Непрерывно кто-то срет.

Клим Жуков. Да. Опять же, там замечательное показано как люди в консервные банки писают.

Д.Ю. А чего делать?

Клим Жуков. Не в родном же экипаже гадить. Уж совсем неудобно. Да. Там всегда... Поднимается человек наверх, спускается вниз. Тут же вслед за ним цистерну воды выливают. Потому, что там же волны. И только все... И дальше служить. Да. Боевые учения показаны замечательно. Все сидят кушают. Капитан дождался специально обеда. И только посреди обеда... ”Боевая тревога”. И тут же все, раскидывая картошку, прыгают на боевые посты. Подводная лодка погружается, уходит на глубину, там ее начинает сдавливать. Звуки все эти. Трески жуткие. Это прямо на магнитофоне в макете начинали проигрывать. Чтобы все слышали все эти звуки и играли натуральнее. Конечно у лейтенанта Вернера: ”Что это?” - ”Ничего. Это мы нырнули на 100 метров. Фигня”. Это давление...

Д.Ю. Ну, и по часам уложились в норматив.

Клим Жуков. Да. ”На сегодня достаточно. Всплываем”.

Д.Ю. У нас было не так. Если по тревоге мы сидели завтракали, забегал командир и кричал: ”Ракетный удар!” - ”Пошел... Мы еще не доели”.

Клим Жуков. Война войной, а обед по расписанию.

Д.Ю. Выдумал тревогу. Подводная лодка не так устроена.

Клим Жуков. Подводная лодка, тем более на войне. Да. Опять же, тут конечно я встречал мнения, обсуждая с разными людьми, по поводу скотского поведения экипажа на берегу. ”А чего ты им сделаешь?” Я говорю: ”Ты представить себе не можешь сколько всего можно сделать с офицером. Я уже молчу про матроса”. Вообще не прибегая ни к каким дисциплинарным взысканиям. Вообще его не наказывая. Жизнь офицера можно превратить в ад.

Д.Ю. Для этого есть устав.

Клим Жуков. Для этого есть устав. У вышестоящего начальства есть масса разных способов. Например, не пустить тебя в отпуск. Или пустить в отпуск, когда в отпуск никто не ходит. Или задержать тебе его месяца на три. Ну, это как минимум. Или, например, объявить тебе... Это на подводных лодках очень сильно работает. Оргпериод. Ну, то есть, лодка стоит в ремонте. А кто будет следить за ремонтом? ”Вот у нас есть человек, у которого очень много лишнего времени и энергии. Вот. Поживи-ка в ремонтируемой подводной лодке”. Внутри. А ты с нее сходить не можешь. Потому, что тебе нужно за всеми работягами постоянно... И забыть тебе на второй оргпериод прислать смену. И оставить еще... Только попадись на глаза начальству в таком виде. Может быть один раз прокатит. Хотя... И то будут последствия. Сто процентов будут последствия. А если регулярно такое... Из похода вернешься и тобой займутся. Ты же не постоянно в походе. Вот Генрих Леманн-Вилленброк. Это же в самом деле ас из асов. Это очень опытный человек. Это у него был, внимание, седьмой поход. Всего лишь. Это очень много. Но все остальное время он проводил на берегу, занимаясь экипажем и матчастью. Пока ты на берегу занимаешься экипажем и матчастью тебя можно так применить... Не накладывая никаких взысканий. Вообще. Ну, просто ты начальству не понравился. И все.

Д.Ю. Масса методов воздействия. Немедленно вспоминается как у нас командир роты, по-моему, на трое суток мог на гауптвахту посадить. Больше не может дать. Зато он может тебя оттуда не забирать. Неделю, десять дней. С ”губы” тебя никто не повезет потому, что они этим не занимаются. Ты сам должен прислать транспорт свой, военнослужащего... Тебя не забирают. Десять суток достаточно, чтобы прийти в себя навсегда. Навсегда.

Клим Жуков. Да. Ну, а собственно командир экипажа в этих кидающихся грязными тряпками и прочих по возвращении в базу точно так же может применить. Поэтому на подводной лодке дисциплины очень много. Иначе вы все утонете. В этом смысл. Если там один дебил найдется... Один. Этого будет достаточно, чтобы утопить всех. Поэтому не смотри... Нацистская она, какая другая... Жить-то хочется. Поэтому все очень сильно друг друга блюдут.

Д.Ю. Ну, я больше скажу. Все-таки это... Западная Европа и Германия в частности. Это в первую очередь дисциплина. Там столетиями все воспитаны подчиняться, исполнять. Это про подсказки про свободу и прочее. Почему они хорошо воюют? Потому, что дисциплинированные. Делают то, что им говорят. И так, как научили. В этом залог эффективности.

Клим Жуков. Безусловно. Тем более в море. Когда ты весь окружен чудовищно сложными механизмами. За которыми нужно приглядывать 24 часа. Безостановочно.

Д.Ю. Я опять вспомнил художественный фильм ”Апокалипсис сегодня”. Где они там по реке плывут. Заходят в разные подразделения. И где полковник кричит: ”Ужас. Ужас”. А чего ужас-то? У нас всегда так. Вот для них происходящее в этих подразделениях это какой-то кошмар. Потому, что там нет дисциплины. ”Кто у вас командир? Я думал вы”. Да. ”Ты давно не был здесь. Мы всегда так живем”. Мы другим берем, не дисциплиной.

Клим Жуков. Отвагой и удалью. На подводной лодке так не прокатывает. В шторм они прекрасно встречаются с другой подводной лодкой. Навстречу им плывет капитан-лейтенант Томсон. Они его узнают по номеру. Перемигиваются огоньками. Махают друг другу руками. И нырнули. Естественно они услышали подводную лодку по гидрофону. Сразу подумали, что это английская или американская и неплохо бы ее утопить. А оказалась немецкая. И только Юрген Прохнов бегает и говорит: ”Десяток подводных лодок одновременно находится в море. Никто ничего не знает. Сейчас бы взяли и друг друга утопили. Какого...” Все мрачные. Сидят и грузят... Во-первых, пропагандиста. Молодое, юное, крайне мотивированное пополнение из Мексики. Который прямо... Ему постоянно рассказывают: ”Слей говно из башки. Мы не про то, что ты думаешь воюем. Где доблестные орлы? Почему не помогают?” И самое главное: ”Почему мы уже десять суток в походе, 20 суток в походе и нам не приходит никаких приказов?” Куда ехать? Там же идея была в том, что выпускают сеть подводных лодок. Ну, понятно, если она сама кого-то увидит, нужно топить. Понятно. Но потом... Навести на конвой и со всех сторон собиралась волчья стая. Они как волки со всех сторон набегали, все в одну точку сходились и топили все, что можно было утопить. В этом был собственно смысл. А вот болтаются и никаких команд. То есть, на берегу сидят явно какие-то дегенераты. Упыри и непрофессионалы.

Д.Ю. Кадр из художественного фильма ”Брат”.

Клим Жуков. Тут нужно все-таки защитить специалистов из Кригсмарине и разведки адмирала Канариса. Они делали все очень сильно правильно. Почему? Потому, что седьмой поход U-96, это 21 октября 1941 года. Это уже довольно давно идет битва за Атлантику. Во-первых, англичане с американцами давно сформировали систему конвоев, которые очень неплохо защищались, и просто так на них бросаться было опасно. То есть, эффективность этих волчьих стай резко снизилась к тому времени. Ну, они конечно были все равно эффективны и опасны. Но далеко не так, как вначале битвы за Атлантику. Во-вторых, к тому времени уже была украдена шифровальная машинка ”Энигма”. Которую, кстати, в кино показали. То есть, и англичане, и американцы уже кое-что знали про планы немцев. Поэтому в районы сосредоточения подводных лодок отправляли охотников. Прикрытых авиацией. С самолета ее можно не только рассмотреть, но и забомбить. Даже если она под водой. А это не современная подводная лодка. Она чаще всего над водой. Самолет страшнее любого эсминца. Окажется скорее всего. Во-вторых, с самолета навести эсминцы.

Д.Ю. Эсминец, это эскадренный миноносец.

Клим Жуков. Самое страшное для подводной лодки, это эсминец. Потому, что он большой, очень быстроходный. Гораздо быстроходнее, чем любая подводная лодка. Он там ходит узлов 30. А подводная лодка под водой хорошо если семь. То есть, он ее догонит в любом случае. В силу того, что он очень большой, там много оборудования, которое обнаружит подводную лодку. И уйти от эсминца тяжело. Опять же он не один будет. С трех сторон...

Д.Ю. И, ходя кругами, вываливая с кормы бочки с тротилом. Там грустно.

Клим Жуков. Есть же куча маленьких кораблей. Катера-охотники. Если в прибрежной зоне какой-нибудь. Корветы, шлюпы. Все это будет за вами охотиться. Поэтому то, что они там где-то плавают и им не дают команду на сосредоточение и атаку, это все связано ровно с этим. С тем, что немцам к тому времени было уже очень сильно не вольготно. Но конечно то, что изнутри подлодки бесит чудовищно... Это тоже показано совершенно верно. Потому, что: ”Вы нас выпихнули и что?” Еще чуть-чуть и точка не возврата будет. Автономность кончается. Завтра кончается автономность. Нам нужно поворачивать. Или идти туда, где нас заправят. А как иначе-то собственно? И вот мы пропердели всю лодку. Результат ноль. И сами измучились. Хоть что-нибудь сделайте. Нет. Никто ничего не делает. Поэтому конечно на месте всех бесит. Субъективно очень тяжело было воспринимать.

Д.Ю. Ну, 20 дней, это три недели. Болтаемся, а толку никакого.

Клим Жуков. Да. При этом постоянно рискуя жизнью. Потому, что... Подводная лодка. Например, какой-нибудь эсминец или корвет одной торпедой может отправить на дно легко. Потому, что 533 мм, 280 кг боевая часть. Там тротил, алюминиевый порошок... Эсминец небронированный. Он конечно большой, но не очень. Ему от торпеды ”поплохеет”. Тратить торпеду на эсминец... Ее нужно тратить на транспорт. В первую очередь. От эсминца отбиваться только в крайнем случае. А какой-нибудь шлюп. Торпеда дороже стоит, чем этот шлюп. Там у них показаны торпеды... Так вот, для производства одной торпеды требовалось 3500 человеко-часов. Вначале. Потом сократили до 1700. Все равно очень-очень немало. Торпеды были попроще в изготовлении. 1200, по-моему, человеко-часов требовалось. Но все равно. Ну, правда в 1941 торпеды, как говорят, были еще не очень. Потом там немцы понапридумывали...

Д.Ю. Сумрачный тевтонский гений.

Клим Жуков. Они придумали торпеды с акустическим самонаведением. По принципу ”выстрелил, забыл”. Два гидрофона в носу торпеды. Которые подавали сигналы... Там стояла релейно-ламповая... Которая считывала сигнал и направляла торпеду.

Д.Ю. Вот робот. Да. Искусственный интеллект.

Клим Жуков. Да. Двухгироскопный стабилизатор у торпеды. Так, что они могли, внимание, выйти по любому ракурсу на корабль и потом завернуть ему в борт. И, самое страшное, у них были торпеды... Просто змейкой ходили после определенного расстояния. То есть, он доходит до ордера, не попадает, например, начинает делать рыскание. Мало ли. Кого-нибудь найдет.

Д.Ю. Круто. В те-то годы.

Клим Жуков. Конечно. У немцев в этом отношении торпеды были очень хороши. Более того. Электрические торпеды у нас были свои. У американцев свои. У англичан свои. Но когда они захватывали... Наши и американцы захватили немецкие торпеды. Их тут же скопировали. И уже после войны у нас на вооружении и у них на вооружении стояли копии немецких торпед. Потому, что они очень хорошие. Исключительно. То есть, там на момент 1946 года, 1948 года то, что было сделано в 1943... Но они дорого стоили. Поэтому тратить их на корвет... Это ни к чему. Тем более, что задача подводной лодки, самое главное, прервать снабжение войск в Европе. А не потопить какой-нибудь корабль с пушками. Корабль с пушками на войска в Европе вообще никак не влияет. Ну, понятно, это, как минимум, пропагандистский эффект огромный. Мы об этом ролик как-то записывали.

Д.Ю. Можно смотреть. Про Скапа-Флоу. Отличный ролик. Отличный.

Клим Жуков. Поэтому субъективное восприятие службы было крайне тяжелое. Повторюсь. В длинной... Особенно в длинной версии показано хорошо. Ну, и конечно они все постоянно слушают песни. И только там в машинном отделении: ”Опять завели свою шарманку”. Это почему-то капитан страшно любит песни. И все время по внутри корабельной трансляции. ”Мы англичане что ли?” Всем по фигу, все радостно начинают распевать. Замечательная песня. Сидел автор песни в кабаке, выпивал. Через сутки написал песню. Да. Всем страшно понравилось. В самом деле. Английские, американские и прочие разные музыки, как и сейчас, в Европе страшно любили. И немцы, в том числе, их постоянно слушали.

Д.Ю. Как у нас сейчас. Какое-нибудь шоу ”Голос” включишь. Там только американские песни поют. Своих нет.

Клим Жуков. Вот. Немцы, хотя и имели свои песни, но американские, английские песни слушали с удовольствием во время войны. Постоянно. Как и наоборот. Потому, что... ”Лили Марлен” постоянно слушали англичане и американцы. ”Лили Марлен”, это немецкий шлягер. Вот так непатриотично вели себя. А замполиты что-то никуда не смотрели.

Д.Ю. Никуда. Это у них свои разборки.

Клим Жуков. Да. Ну, европейцы. Чего там собственно? Англичанина от немца... В итоге наконец подводная лодка доходит до того места, где слышатся какие-то шумы. Такие явно... Правильные шумы. И напарывается на конвой, по-моему, SO-21. И с дальней дистанции трехторпедным залпом топят... По-моему, они потопили французский пароход большой. И тут-то конечно же их услышали. И поехали топить. Топил их непознанный мной корвет. Потому, что там все время в темноте. На эсминец, по-моему, это не похоже. Я бы сказал, что скорее всего корвет. Но интересно, что в этом конвое... Прямо там же. В охранении. Это документально известно. Шел эсминец типа ”Цветок”, на котором капитаном... Я не помню в каком он чине был. Наверное, капитан-лейтенант. Забыл. Плыл Дэнис Райдер. Который, таким образом, едва не утопил Лотара Буххайма. А Дэнис Райдер, это автор романа ”The enemy below”. Два писателя сражались в одном и том же месте буквально. Могли потопить друг друга и никто бы ничего не написал в итоге. И кино бы никакого не было. Вот. А так никто никого не потопил. Поэтому кино получилось.

Д.Ю. Как это теперь принято говорить: ”Получилось по красоте”.

Клим Жуков. Получилось по красоте. Ну, вот. Накидали им глубинных бомб. Ну, тут, опять же, все подводники страшно недовольны. Потому, что подлодку мотает и все начали орать сразу. Командир с перекошенной харей. Обосрется прямо сейчас. Весь личный состав вот так летает из стороны в сторону.

Д.Ю. Создавая дифферент.

Клим Жуков. По отсеку. И все орут без остановки. Но все подводники говорят: ”В смысле орут... Это как это?” Ну, когда бомба взрывается можно и поорать. Тебя не услышать за грохотом. Но это же паника. Внесение нервозности в обстановку.

Д.Ю. Прекрасный кадр есть. Лучший из всего фильма.

Клим Жуков. Нужно похвалить. Когда дойдем до этого. Есть же фотографии, которые тот самый Буххайм наделал во время боевого похода. В том числе есть фотографии во время бомбежки. Там командир улыбается во время бомбежки. Потому, что он командир. Он должен всем своим видом демонстрировать железное спокойствие и уверенность в том, что он точно владеет ситуацией. Потому, что если командир будет ходить... ”Все пропало”. А что может подумать личный состав после этого?

Д.Ю. Ну, и среди личного состава... Если ты дернешься... ”Ну, что это было?”

Клим Жуков. Нет. Ну, во-первых, это делать нельзя. потому, что вы все...

Д.Ю. Ты видел наши ролики, где какой-то командир ходит с красным рюкзаком? Там гаубицы шарашат, танки стреляют. Он вообще не шевелится. Вот это командир. Вот это я понимаю. Только так.

Клим Жуков. Поэтому... А там есть несколько боевых сцен, когда их бомбят, им плохо и неприятно. И все постоянно орут. Всегда. Прямо на грани истерики. Конечно не так как в отечественной современной киношколе. Далеко не дотягивают. Все-таки 1981 год. Не МХАТ. Не современный МХАТ и ВГИК. Нет. Так не умели. Но все равно. Вызывает суровое недоумение. И все, кто смотрел из ветеранов, говорят: ”Такого быть не может”. Тем более, ладно, бомба взорвалась. Вы же потом орете. Вас же слышно будет.

Д.Ю. Да. Не забывайте, что вокруг гидроакустики, которые... И все ваши вопли будут слышны. Там в тапках войлочных ходить надо, чтобы не топать. Блин.

Клим Жуков. Понравилась наша бомба. Давайте еще кинем. Там столько эмоций. Притом, что там постоянно все говорят шепотом. Тихо. И тут же начинают орать. Торпеды три штуки положили в цель. Прибегает чувак в торпедный и говорит: ”Попали”. И все... Я думаю, там сразу прибежал бы не боцман, а лично командир. Наносить чудовищные побои всем. Чтобы они как-то в себя пришли. Как так? Да. Ушли. Ушли они от корвета. Или может быть... С передней проекции показывают в темноте. Через волны. Как будто его в перископ видно. Я его не смог опознать. Ушли. Потом всплыли посмотреть. Как они говорят, всплыли через пять часов. Там все еще пароход горит. За пять часов он бы уже утонул. Не ”Тирпиц”, он гораздо меньше. Нет, все равно еще горит. И они ему последнюю торпеду. Это выглядит очень странно. Потому, что он так полыхает... Даже если он сейчас не утонет...

Д.Ю. А торпеда денег стоит.

Клим Жуков. Не так делали. Еще в 1941, в 1940 так делали. Чтобы точно его утопить, снять на камеру и записать. Это важно. Записать важно. Потому, что то, что ты там попал, записал в вахтенный журнал... Все по фигу. Нужен объективный контроль. А объективный контроль... Под воду уйдет, вот тогда он считается утопленным. Если ты его оставил горящим на поверхности, в изуродованном виде, тебе его не зачтут. Поэтому, в том числе и торпеды... Тогда в торпедах никакого дефицита не было. То есть, не три торпеды, а четыре. И что? Главное, что ты его потопил. А там тысяч шесть тонн будет. В этом пароходике.

Д.Ю. Чисто экономически он дороже, чем четыре торпеды. А еще что-то вез. А еще экипаж.

Клим Жуков. Или мог отвезти. Вот. Дальше вдруг с горящего парохода экипаж начинает в воду прыгать. И плыть в сторону подводной лодки. Ну, и тут же капитан говорит: ”Мы не можем брать пленных. Уезжаем”. Они и уехали. Все вокруг воют, плачут. Какие трогательные нацисты. Но это еще конечно до инцидента с ”Лаконией”. О которой у нас тоже был ролик. Сколько мы роликов про это дело...

Д.Ю. Оглядываясь на прожитое, прихожу в ужас.

Клим Жуков. Когда немецкий капитан принялся спасать экипаж и пассажиров ”Лаконии” и отстукивать прямым кодом в эфир, что: ”Веду спасательные работы...” Тут же прилетели американцы, присоединились метким бомбометанием. И по спасаемым, и по подводной лодке. После чего Дениц, согласовав с Гитлером, отдал приказ не брать больше пленных вообще, топить всех. Вот это было до того. И, в общем-то, наверное, конечно они пленных бы брать не стали. Но... Опять же, там же конвой рядом. Зачем их спасать? Есть кому спасать.

Д.Ю. И зачем они плывут к немецкой лодке? Тоже непонятно.

Клим Жуков. Не вполне понятно как это все выглядит. Однако сцена жуткая. Прямо скажем. Потому, что посреди Атлантики горящий пароход. И вот единственное место, куда теоретически можно было забраться, подводная лодка, уплывает.

Д.Ю. Ну, хорошо хоть стрелять по ним не стали.

Клим Жуков. В данном случае... Учитывая, что без шлюпок. Милосерднее было бы их застрелить. Потому, что это октябрь, начало ноября. Атлантика. Вы там выживете минут десять.

Д.Ю. Ну, в воде-то, да.

Клим Жуков. Никаких шансов вообще нет. Все замерзнете. Даже утонуть не успеет никто. И тут доблестной подводной лодке приходит приказ плыть в Средиземное море.

Д.Ю. А у них же керосин заканчивается.

Клим Жуков. Да. Заканчивается. Но плыть не домой, а в Средиземное море. Через Гибралтар прорываться. Потому, что там все плохо у Муссолини. Нужно его спасать. Там очень много англичан в Средиземном море. Там их средиземноморская эскадра работает. Ну, и нужно, во-первых, Муссолини спасать. Во-вторых, перерезать линию поставок в Северную Африку. Для чего в самом деле подводные лодки немецкие поехали в Средиземное море. В том числе и U-96. По дороге нужно зайти в Испанию. Заправиться, получить провизию и ехать дальше.

Д.Ю. В фашистскую Испанию.

Клим Жуков. Да. Конечно. Там же Франко в то время правил. И нужно...

Д.Ю. Я тебе не рассказывал, как я бегал по острову Тенерифе в городе Санта-Крус? Там бульвары генерала Франко. Всяких бабушек спрашивал. С какими-то тупыми рожами. Потом нашел двух военных. ”Генерал. Вот же”. Там какой-то фашистский памятник стоит. Я как фашистский его не определил, но фашистский. Ну, в общем... У нас многие забывают, что Европа-то в дружном порыве вся фашистская была. За редким-редким исключением. И все они были друзья Адольфа Гитлера. Да.

Клим Жуков. Ну, вот... И там были фашисты в Англии, которые враги Адольфа Гитлера при этом. Так вышло.

Д.Ю. Какой-то там... Мозли там был? Мозли.

Клим Жуков. Ну, не только он. Целый выводок был подонков.

Д.Ю. Да. Всякие Виши, Квислинги и прочая мразь.

Клим Жуков. Про Англию... Там своя фашистская партия в Англии. И вообще фашизм в Англии придумали, если что. Хотя конечно философ Ильин скажет, что: ”Нет. Что вы несете? Фашизм придумали в России”. Это у нас в России придумали. А у вас все это...

Д.Ю. А вам теперь осталось только обезьянничать.

Клим Жуков. Повторюшничать. Нужно заправиться, получить питание, отдохнуть и поехать дальше. Все уже предвкушают как они высадятся в...

Д.Ю. Извини, перебью. Это же тоже... В Испанию нужно было не только, чтобы керосин, солярка... Чтобы еда была. Торпеды надо. Боевое обеспечение. Ну, размах действий...

Клим Жуков. Причем в то время тайно строго. То есть, Испания, вроде как... Она в это время в войну не вступала. У них там свои какие-то были дела. Но незаметно там стояли немецкие суда снабжения, которые под испанскими флагами туда заходили. И там заправляли соляркой, правильный торпеды своим подводным лодкам... Ну, и там конечно сцена обеда. Когда старшие офицеры и приглашенный корреспондент лейтенант на берегу с военно-морским начальством и всеми остальными. Обедают в таком прекрасном отеле. ”А это салат. Бесподобно готовят. Попробуйте”. И только там... ”Что это?” - ”Не пробовали свежие фиги?” - ”Я их даже не видел никогда”. Вот. Во время бомбежки у них сошел с ума механик и попытался с глубины 150 метров вылезти из люка. Взбесившегося механика собираются снять. Вместе, на фиг, с корреспондентом. И его отправить из Испании через Францию домой. Потому, что один рехнулся, второй не нужен. Потому, что через Гибралтар идти, это опасно очень. Но нет. Им говорят: ”Смены не будет”. И они все едут через Гибралтар, обсуждая итальянских проституток. ”С макаронниками это неплохо”. Опять же там тепло и все такое. Но, тем не менее, когда они заезжают поближе к Гибралтару, там, понятно, просто так не пройти. Нужно чего-то придумывать. Умный капитан-лейтенант придумывает, что: ”Сейчас мы ночью пойдем. Дождемся то ли прилива, то ли отлива. Просто выключим моторы и нас течением затащит туда”. Для чего нужно войти в само это бутылочное горлышко. ”Нас затащит туда”. Да. ”Нас никто не услышит”.

Д.Ю. Хитер. Так. Я уже плохо помню. Я думал, они под каким-то транспортом залезали. ”Наверху шумит, а мы внизу пройдем”.

Клим Жуков. Они хотели. В итоги... Идея была в том, что так как они будут основное время идти без моторов, вообще слышно не будет... Плюс там очень большой трафик. Который заглушит все, что можно заглушить. Но пока они шли в надводном положении, их нашли. И в кино показано как на них налетает какой-то моноплан. Не знаю, что это за самолет такой был. А реально U-96 атаковал биплан-торпедоносец. И добился прямого попадания в подводную лодку. Правда, нужно сказать, что у типа ”VIIC”, у него в самом толстом месте прочный корпус 22 мм спецстали. Он очень прочный. Он с определенной дистанции гарантированно выдерживал снаряд 23 мм. Очень крепкая. Поэтому ее очень сильно повредило, но не фатально. К слову, в игре подводные лодки тоже страшно авиацию боятся. И если рядом плывет авианосец или линкор, на котором есть самолет-разведчик, то подводникам надо срочно нырять на глубину. Ну, или готовиться к встрече с глубинными бомбами. Ну, и дальше начинается...

Д.Ю. Это лучший моменты в кино.

Клим Жуков. Да. Все забегали. Один молится. К нему подбегает боцман. Как ему перетянет... Чтобы перестал пугать людей своим бубнением и занялся делом.

Д.Ю. Это лучше. Вознес мольбы...

Клим Жуков. Вон у тебя отсек, панель управления. А больше тебе тут ничего...

Д.Ю. Повторюсь. Лучший момент в фильме. Вцепившись в перископ... Во что он там? Вознес мольбы. Отлично.

Клим Жуков. И тут конечно начинается опять. Все воют. Блин. Ну, если в вас попали одной какой-то бомбой и вы сейчас под водой, вас сейчас услышат все. Тем более, что самолеты уже настучали. Кому положено. И вас едут добивать. Будьте уверены. Но нет. Все все равно воют. Орут, ведут себя как макаки.

Д.Ю. Наоборот. Надо было надеть вторые войлочные тапки.

Клим Жуков. И носок в рот. Ни одного звука не произнести. Взрывы там конечно показаны этих глубинных бомб. Это просто какой-то кошмар. Сняты они здорово по меркам 1980-х годов. До сих пор смотрится жутко. Но они в такой близости от подводной лодки взрываются. Ее бы там разорвало просто. Идет лодка, вот тут вспышка происходит. Ну, и все. Финиш. Больше уже ничего не надо. Все. Ее просто порвет. При таком близком подрыве. Там когда метрах в 30 взрывается, это уже считай прямое попадание почти. А так... Положить глубинную бомбу в саму лодку... Во-первых, невозможно. Если вдруг такая удача случилась, то лодке конец. Ну, в общем... И тут, вроде как, больше не бомбят. И у лодки... Пытаются уйти ловким маневром. С сильным погружением. 295 метров. Максимум, что может тип ”VIIC” пережить. Это очень глубоко, кстати. Это 30 атмосфер. 30 атмосфер. Это чудовищное давление.

Д.Ю. Показано отлично.

Клим Жуков. Вот. И вот они идут вниз. И сообщают: ”Рули заклинило. И мы будем погружаться пока не погрузимся”. И такие все... Не понимаю, а чего вы лодку-то не продуете? Ну, серьезно. Лодка имеет положительную плавучесть. Она внутри полая. То есть, как только в ней не будет балласта... Неважно куда рули смотрят. Вверх, вниз. Ее потащит наверх. Это, кстати, опасно. Потому, что когда ее вытащит наверх, ее разбомбят. Поэтому нужно было ее довести до какого-нибудь... 50-100 метров. Я уж не знаю... Для этого не нужно никаких рулей вообще.

Д.Ю. Ну, то есть, так бы и пошли. Наверное.

Клим Жуков. Более того. С настоящей лодкой U-96 в другом походе произошла как раз та самая история, когда им заклинило рули. Видимо, это Буххайм слышал от личного состава. И они вот в таком перекошенном виде... Мало того, что не утонули, они еще и доплыли куда надо. Потом починились и всплыли. А тут что-то... Это же не самолет. Может они перепутали с самолетом? Это если у самолета вертикальные эти рули заклинит и он полетит вниз, его уже не остановишь.

Д.Ю. Помню там еще кто-то в эти... В аккумуляторные ямы непрерывно лазил. С криками: ”Подай на 17...” Что-то там крутил.

Клим Жуков. Ну, кстати, для того, чтобы расклинить рули на подводной лодке, есть домкрат. Руками на такой глубине при таких скоростях и давлении, скорее всего, если в самом деле заклинило, очень может быть не справишься. А вот домкратом специальным вы их расклините. И, опять же, в крайнем случае пузырь воздуха в нос. Малый ход. И вот вы будете просто постепенно всплывать. Все это не вызывает никаких сомнений. Вопросов не вызывает никаких. А вот то, что показано в кино, вызывает серьезнейшие вопросы. Ну, и все. Они уже... То есть, такой глубины нет на датчике. У них начинает заклепки вышибать из прочного корпуса. Но вот на это почему-то люди почти никак не реагируют. Если вышибает заклепки...

Д.Ю. Это дырка. Она же отверстие. Там струя такая будет... Под 30 атмосфер. Я вас уверяю. Никакой этот... Пластырь называется?

Клим Жуков. Более того... 20-30 атмосфер, тонкая струя отрежет пальцы, как будто их и не было. Это же натурально как... Да. Что вот такая струйка, это страшная сила. И если из прочного корпуса уже вышибает заклепки, вам всем кранты. Но нет. Подумаешь заклепки вышибает. Давайте сейчас затычки... Легли на грунт. Это, кстати, было. Это было в реальном походе. Они легли на грунт. Они легла на грунт штатно. Они легли на грунт, чтобы их не утопили. Пока там происходило, они починились как-то. И ночью обратно всплыли. И ушли.

Д.Ю. Еще как сейчас помню. Рекомендовалось продуть цистерны. Туда масла и обосранных трусов набросав. Чтобы всплыло. Блин.

Клим Жуков. Ну, в настоящем боевом походе номер семь их в самом деле самолет ”приголубил”. И в самом деле их поехали добивать. Но они легли на грунт, переждали ночь. Как раз это то, в чем участвовал лично автор книжки. Всплыли и уехали.

Д.Ю. Надо же было такое... ”Охотник на оленя”. В видеосалонах. До меня только тогда дошло, что Гюнтер, это охотник.

Клим Жуков. Я был неоднократно в том отеле, где снимали ”Охотник на оленей”. Да. Там все в фотографиях Де Ниро. Потому, что он после съемок ”Охотник на оленей” туда каждый год до сих пор ездит.

Д.Ю. Хорошее было кино.

Клим Жуков. Да. Если что, мы в июле собираемся туда же. Поехали с нами. В Таиланд.

Д.Ю. В июле?

Клим Жуков. В июне не успеем.

Д.Ю. Будем стараться. Нас туда пускают по-прежнему, да?

Клим Жуков. Нас там... ”Приезжайте все!” Так пускают. Даже карантин отменили. Ну, это мы в сторону ушли. Так вот. А в кино их ударило о грунт. Повышибало заклепки. Причем это явно у них... Метров 300, скажем так. То есть, это уже за штатной глубиной. Починились. Такие все помятые. Одного опасно ранило во время налета. Не успел сбежать вниз. Ну, неважно. Короче говоря, все, поехали домой. Такие все не вполне здоровые. Потопили один корабль. Сами чудом живые остались. И вот они приезжают в Ла-Рошель. Откуда...

Д.Ю. Это они обратно через Гибралтар?

Клим Жуков. Нет. Они же не прорвались в Гибралтар. Им пришлось разворачиваться и уходить. Тем более, что у них лодка не в строю уже почти. И вот они приезжают. Приезжает красивый то ли ”Хорьх”, то ли ”Мерседес”. Оттуда вылезает какой-то флотский...

Д.Ю. ”Хорьх”, это ”Ауди”, что характерно. ”Хорьх”, это, вроде, по-немецки было. А стал ”Ауди”. По-латыни. И прошлое от них отошло сразу. ”Нацисты на ”Хорьх”, это не про нас”. Совсем другое дело.

Клим Жуков. Видимо, это имеется в виду сам Дениц. Как говорят... Он далеко не каждую подводную лодку встречал лично. Но, если была возможность, старался встречать каждую. Потому, что страшно любил и уважал. И старался, чтобы они это видели. Видимо, как раз Дениц имеется в виду приехал их встречать. Ну, и вот весь доблестный экипаж. Все в бородах, в сале, в мыле. Выгружают раненного, его увозят. Ну, и пока они от лодки маршируют, прилетают англичане. Самолетов так 20-25. Сначала истребители, потом бомбардировщики. Все это рубят из крупнокалиберных пулеметов. Закидывают бомбами. Ну, и только те, кто успел сбежать... Весь экипаж, который непонятно как выжил в этом походе. Этого показывают убитого, этого убитого... Пятого убитого... Сам командир опасно ранен и стоит такой... Ну, и смотрит как его подводная лодка прямо тут же и тонет. Это же в базе. Там глубина такая, что ее поднимут завтра. Починят и снова выпихнут. Там же в нее не уложили трехтонный... Так, чтобы ее разорвало на части. Нет конечно. Но, тем не менее, очень символично. Там, кстати, показана эмблема U-96. Смеющаяся рыба-пила. Она, правда, была зеленая. А в кино черная. Ну, понятно, чтобы не привязываться ни к какой конкретно лодке. Эмблему слегка поменяли. Но мы-то помним. Кстати, очень может быть, что в 1941, тогда у нее еще не было этой рыбы-пилы. Кажется она позже появилась. Потому, что в то время модно было быка Скапа-Флоу рисовать. И может быть, что там был в это время бык Скапа-Флоу нарисован, а не рыба-пила. Но это в данном случае не претензия. Есть такая возможность. Я про такое читал. Может быть так в самом деле было. Кто обладает более достоверными данными, поправьте. Налет там описан, в книжке, со страшными подробностями. Там рассказывают как от бомб закидывало машины на крыши. Но это, опять же, все это фигня. Потому, что чудовищные, которые могли ”Мерседес” на крышу забросить, их только с 1943 года стали применять. А до этого какую-то мелочь роняли 500-килограммовую.

Д.Ю. Ни о чем.

Клим Жуков. Там против перекрытий бетонных она были ни о чем.

Д.Ю. Пробить не могла, но так-то 500 кг, это 500 кг. Когда она рядом взрывается...

Клим Жуков. 3 тонны, это 3 тонны. Совсем по-другому. Совсем по-другому выглядит. Как даст, так даст. Сразу понятно. 500 кг это много, но не очень. По сравнению с некоторыми другими приспособлениями. Но, тем не менее, описано очень правдоподобно. Вот тут как раз и наступает некий... К которому книжка вся и подводила. Что все это абсолютно напрасное убийство. Чужих, своих. Непонятно зачем это все было. Ради чего. Потому, что в итоге, чудом спасшись, приплыли туда же, откуда и уплывали. То есть, все получили... Не скажу ”по заслугам”. Хотя конечно по заслугам. Но это в фильме никак... Но это бессмысленное, бесполезное, беспощадное... Очень вредное, опасное занятие. Короче говоря, пафос такой. И если мы посмотрим на полную, длинную версию, в общем-то, можно к такому выводу прийти. Хотя конечно оно все куда более... В книжке там все очень мрачно. Мрачно.

Д.Ю. А вот если бы они победили, все было бы осмысленно. Я тебе так скажу. Да. У меня весь этот их псевдо антивоенный запал все время ничего кроме угрюмого веселья не вызывает. Как это так? Слушая наших дураков, которые... ”Хороша ли война?” Не нужна сто лет. Мир устроен так, что воевать приходится все время. Куда деваться? Блин. Вокруг одни твари, сволочи, которые все тебя убить хотят. Надо вооружаться, надо отбиваться. Другое дело вот эти твари. Их никто не окружал. Они на нас напали. Блин.

Клим Жуков. Ну, я всегда говорил, что конечно может человек вполне искренне заблуждаться. Никаких сомнений. Человека можно обмануть. Особенно молодого. Когда ему 16-17 лет. В башке гормональный взрыв. Мысли вообще отсутствуют. В принципе. Мысли конечно есть... Это занимает 90 процентов мыслительных возможностей.

Д.Ю. Я бы сказал 99. Помня себя...

Клим Жуков. При этом вокруг тяжелая жизнь. Ну, тут приходит дяденька и говорит: ”Послушайте, это жиды виноваты и славяне. И есть несколько простых выходов. Давайте их просто всех убивать, а то, что у них есть забирать себе. И сразу жизнь наладится”.

Д.Ю. Понятно, чем заниматься. Да.

Клим Жуков. План надежный.

Д.Ю. Да. Как швейцарские часы.

Клим Жуков. Если я не ошибаюсь. Давайте так и делать. Но когда тебе, скажем, тридцать, тебя не обманули. Ты сам себя обманул. В смысле, что просто выгодно... И если ты ради выгоды пошел в такую организацию, так ты... По-другому это называть нельзя. А потому вдруг... Прошло несколько лет и ты такой: ”Как это было мерзко. Как это было мерзко”. Почему-то разнообразных немецких антифашистов никто не обманул. Они шли в подполье, сбегали в советские, греческие и всякие другие партизаны.

Д.Ю. Ты загнул. Они, похоже, были коммунистами.

Клим Жуков. Кстати, не только. Коммунистов среди них конечно было активное большинство. Но далеко не только коммунисты там были. Там просто нормальные люди были. Которые, как оказывается, если они нормальные, то почему-то примыкают к коммунистам всегда. Как-то так вышло.

Д.Ю. Как про такое рассказывать сейчас можно? Вот сейчас нам на 9 мая опять художественный фильм ”Девятаев” покажут. Вот как надо мыслить-то.

Клим Жуков. Что-то нам уже ”Штрафбат” показали недавно. Да.

Д.Ю. Освежили. Молодцы.

Клим Жуков. Я прямо обрадовался.

Д.Ю. ”Ивана Денисовича” показали. Я предусмотрительно твой ролик... Для ознакомления. Что это и про что это. Блевотина. Блин. Интересно как получается. Да? У нацистов... Криптонацистов, каковыми является, по-моему, половина Европы...

Клим Жуков. Некоторые, правда, уже не крипто.

Д.Ю. У них задача как-то это... Оправдать действия своих нацистских военных. В том числе и этот фильм. С моей точки зрения задачу выполняет именно такую. Вот. Посмотрите. Были же нормальные солдаты. Они, наверное, и в пехоты были на Восточном фронте. Многие рассказывают, что их бабушке нацист дал шоколадку. Это отменяет 27 миллионов убитых. Сразу. Вот они своих оправдывают, а у нас на своих срут. Активно. Главное засрать. Как ”Иван Денисович”... А потом удивляться: ”Откуда это только берется? Вы представляете? Представляете? Какой-то Моргенштерн сказал, что ему непонятно зачем День Победы отмечать”.

Клим Жуков. Моргенштерн же просто малолетний дебил, а стал он таким из-за вас.

Д.Ю. Это вы его воспитали вместе с режиссером Роднянским. Или этим... Продюсером. Ты не смотрел? С Быковым, по-моему, беседовал. Рассказывал какие задачи он ставил перед кино. Насрать всем в мозги с помощью ”Девятых рот”... Чего он там продюсировал. Ну, не получилось. Не получилось. Я считаю в этом есть некоторый наш с тобой вклад, Клим Александрович.

Клим Жуков. Да. Мы все-таки бастионом встали на пути мутного вала говна, извергающегося из голов творческой, так называемой, интеллигенции. Которая конечно воспитана на журнале ”Огонек” и все лучше знает. Там-то точно не соврут.

Д.Ю. Эти, да, не обманут.

Клим Жуков. Просто это удивительно. Одновременно Лотар Буххайм и его друзья... Одновременно оправдывали нацизм вместе с нашими... Ну, условно назовем это коллективным журналом ”Огонек”. Только они-то своих оправдывали. Себя они оправдывали в первую очередь. Они там горячо участвовали. Себя они оправдывали. А эти-то чего?

Д.Ю. Ну, насрать себе на башку. Размазать говно по роже. И каяться. И каяться. Да. Вот так вот.

Клим Жуков. А кино все равно показательное весьма. Потому, что мы-то смотрим данное кино, во-первых, через очень много лет. Во-вторых, все-таки как люди другой культуры... Оно как художественное произведение очень здорово сделано. И акценты мы можем расставить для себя совершенно верные. Вот. Посмотрите. Вот так оно бывает, когда вы вдруг решаете, что вы вне политики. Потому, что если вы не занимаетесь политикой, политика обязательно плотно займется вами. Тут никаких сомнений быть не может. Вот, пожалуйста. Люди были вне политики. ”Мы просто честные моряки. У нас, во-первых, образование. Мечта всей жизни фактически. Во-вторых, присяга. Честь офицера. Ладно присягали мы Веймарской республике. Ну, а теперь у нас Гитлер. Чего же теперь делать?”

Д.Ю. Увольняться что ли?

Клим Жуков. ”Увольняться что ли теперь? Конечно нет. Ну, и все. Пойдем воевать. Мы же все-таки военные. Так точно. Поехали”. Как только капитан-лейтенант... ”Я хочу выпить за человека, который сделал себя из посредственного художника гениальным стратегом. Вы не согласны, говнюки?” И по выходу из сортира, весь заблеванный... Вот это я понимаю. Молодец. Оно так всегда обязательно и заканчивается. К сожалению. Вариантов тут очень мало. Тем более, что сейчас почему-то все эти фильмы... Которые буквально еще в прошлом, позапрошлом году казались артефактом ушедшей эпохи. Ну, типа греческих статуй, например. Они вдруг такие актуальные все, что аж мурашки размером с кулак по спине бегают.

Д.Ю. Я считаю это неправильно. Нам в Советском Союзе такое кино не показывали. Это было категорически неправильно. Кино надо показывать. Надо позвать специалистов и его разобрать. На что следует обратить внимание. А вот, собственно говоря, что вам всем этим хотят сказать.

Клим Жуков. Умели это делать хорошо. Киносеанс. Перед ним кинокритик выходит, в микрофон рассказывает.

Д.Ю. А с нынешними возможностями, когда можно снимать ролики. Ролики смотрят миллионы граждан. Ну, это гораздо полезнее. Заниматься этим надо не только применительно к творчеству наших геополитических партнеров. Они же партнеры у нас, да? Ну, я подозреваю, что после разбора художественного фильма ”Das Boot” поступит масса предложений разобрать художественный фильм ”Сталинград”.

Клим Жуков. Как я почему-то говорил в детстве ”Сталининград”. Я не мог выговорить ”Сталинград”, я говорил ”Сталининград”.

Д.Ю. У меня путается с художественным фильмом ”Steiner”. Где там все русские... Всех лепили... Двухметрового роста, с такими плечами. В новейших гимнастерках. Там ломятся со всех сторон. Да. А немцы все несчастные, завшивленные. И всякое такое. Сможем про ”Сталинград”?

Клим Жуков. Это который ”Враг у ворот”?

Д.Ю. Который ”Stalingrad”, немецкий.

Клим Жуков. Ну, наверное, сможем. Почему нет?

Д.Ю. Было бы интересно. Да.

Клим Жуков. Ну, все, что знал, вроде бы сказал.

Д.Ю. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. Вражеские произведения только в комплекте с разбором. Только тогда становится понятно что это и зачем. Спасибо. Напоследок напоминаю еще раз про ”World of Warships”. Это не только отличная игра, но еще и энциклопедия военно-морской истории. С ее помощью можно значительно расширить познания в предмете. Кстати, сейчас ”World of Warships” проводят конкурс. Призов натурально сотни. А три самых счастливых победителя получат могучие игровые компьютеры. Что по нынешним временам будет просто царским подарком. Ссылки на конкурс и ”World of Warships” находятся под видео. Всем качать в обязательном порядке. Подводя итог. Ссылки все под роликом. Игра бесплатная, чудесная. Качайте, играйте. На сегодня все.


В новостях

22.05.22 11:20 Гоблин и Жуков про фильм Das Boot, комментарии: 23


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк