Пётр Лидов - роковые восьмидесятые, февраль 1987-го

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вечерний Излучатель | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Новости науки | Опергеймер | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное

09.04.23


01:40:05 | 147612 просмотров | текст | аудиоверсия | вконтакте | rutube | дзен



Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Петр.

Пётр Лидов. Я вас тоже. Дмитрий Юрьевич, здравия желаю.

Д.Ю. Привет. Наконец-то.

Пётр Лидов. Да уж. Да. Но 1987 год, напомню, на дворе у нас. И мы установили антирекорд. Прошли за один выпуск один месяц. Я думаю, примерно этим же темпом двинемся и дальше. Я надеюсь, что мы сегодня такой... Ну, не знаю. Я всегда хочу короче сделать, но получается не очень. Сделаем сегодня... Февраль 1987 года. Как успеем, так и успеем. Я ищу же новые формы все время. И тут я нашел в качестве пролога. Если ты не против. Я для себя, двигаясь в ”Сапсане”, искал новые вещи, которые интересно почитать. Чтобы ты их прокомментировал. И нашел, значит, статью Александра Яковлева, который архитектор перестройки и так далее. Вот. От которой у меня пиджак слегка подзавернулся.

Д.Ю. Что же там?

Пётр Лидов. Я тебе сейчас избранные фрагменты зачитаю. А ты... Где-то это займет не очень... Статья-то огромная. Я выбрал там кое-что. А ты прокомментируешь в качестве пролога. Почему это интересно? Потому, что мы вот постоянно удивляемся: ”Как же так?” Не понимали. А вот здесь, как мне кажется, есть ответы. Книга... Это предисловие к книге. Книга называется... Сейчас уже... Тебе понравится название. ”Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии”. Перевод с французского. И там собственно описываются все ”преступления” коммунизма. Причем не только советского, но и китайского. Сразу скажу, общее число жертв коммунизма определено в 90 миллионов человек. 60 миллионов у китайцев. Остальные наши...

Д.Ю. Раскидали.

Пётр Лидов. Раскидали. Вот. И, собственно, предисловие Александр Яковлев написал для этой книги. Это 1997 примерно год. Он, как бы, уже оглядывается назад и, собственно, рассказывает о временах перестройки. И, читая это, я так слегка изумился. Так что давай к делу. Я буду зачитывать. Если ты захочешь, ты тормози меня.

Д.Ю. Я тебе сразу скажу, что, забегая вперед, что все это воспринималось на ”ура”. ”Так и есть, так и надо. Наконец-то правда. Блин. Вот оно...”

Пётр Лидов. Это да. Он пишет, как бы... Важнейшая часть, наверное, первый абзац. Дальше уже... ”Советский тоталитарный режим...” Пишет Александр Яковлев. Опять же, человек, отвечавший за идеологию перестройки и всего этого... ”...Можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии. Прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. Уже в начале перестройки...” Ну, он рассказывает о том, что мы делали. Как мы...

Д.Ю. Они. Что делал лично он.

Пётр Лидов. ”Уже в начале перестройки были изданы десятки ранее запрещенных книг. ”Ночевала тучка” Приставкина. ”Белые одежды” Дудинцева. ”Дети Арбата” Рыбакова. И многие другие. Выпущено на экран около 30 фильмов тоже ранее запрещенных. В том числе ”Покаяние” Тенгиза Абуладзе. Кстати, вот как раз в 1987 году. Появилась свободная печать. Блистательные экономисты и публицисты...” Ну, дальше перечисление. ”В полный голос заговорили о рынке, товарно-денежных отношениях, кооперации и прочем. Затратность, то есть, паталогическая неэффективность плановой административно-командной экономики сидела в печенках каждого здравомыслящего человека. Кошмарный товарный голод и невероятные ресурсные затраты, дефицит, полумифические деньги, на которые ничего нельзя было купить. Водочные и табачные бунты”. Это такая лирика. ”В защиту ”завоеваний социализма”, против реформ немедленно встала вся ”Сталинская рать” во главе с вождями большевизма”. Он тут в этой статье обличает большевизм, как явление. ”Газета ”Советская Россия”, основной издатель клеветы в мой адрес и по сей день, в марте 1988 года опубликовала статью Нины Андреевой ”Не могу поступаться принципами”. Это был своего рода антиперестроечный манифест, боевой клич неосталинистов. В ответ была резко ужесточена антисталинская дискуссия под девизом ”Факты выше принципа”. Быстро дошла очередь и до Ленина. Факты его деятельности потрясали людей, ничего не знавших о преступности вождя. Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика сработала. Иного способа политической борьбы у нас не было. Большевизм напрочь отвергал любые демократические преобразования, любое инакомыслие. Например, мои работы, выступления 1987, 1988 годов, частично 1989 года, были густо напичканы цитатами из Маркса. И особенно из Ленина. У Ленина можно найти сколько угодно взаимоисключающих высказываний практически по любому принципиальному вопросу. Можно ли было в те годы быть реформатором более радикальным? Нет. Лобовой таранный реформизм был бы немедленно изничтожен, изолирован в тюрьмах и лагерях. Главное в то время было обеспечить максимально возможный доступ людей к объективной информации. Выше я говорил об информационной автократии. Режим всячески оберегал ее ибо 70 лет вел против своих подданных перманентную гражданскую войну всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Горбачеву и его сподвижникам...” То есть, им. ”...Удалось сначала смикшировать, а потом и закончить эту войну. Лично я считаю, что завершение 70-летней гражданской войны в России, развязанной Лениным и унесшей десятки миллионов жизней наших соотечественников, главная заслуга команды Горбачева перед историей. Основной итог перестройки. Холодная война тоже была завершена. Ее знаковым символом стал вывод советских войск из Афганистана. В августе 1991 года путчисты, во главе с руководством КПСС, КГБ и армии, попытались возобновить эту войну, но были разгромлены”. Конец фрагмента. То есть, о чем он говорит? Что он вообще-то все понимал.

Д.Ю. Так он и не скрывал. Да.

Пётр Лидов. Особо не скрывал и даже ставил себе в заслугу. Дальше. Сейчас самое интересное.

Д.Ю. Извини. Не отражен ключевой момент. Он отдельно пояснял, что они через Сталина... Сначала ”преступления сталинизма”, чтобы добраться до Ленина. Искажения... Да. Извини.

Пётр Лидов. Не буду это зачитывать...

Д.Ю. Искажение Ленинских принципов, отход от Ленинских принципов. ”Сталин отошел”. ”Сначала мы Сталина, как наиболее, так сказать, очевидного, а потом до вашего Ленина доберемся”. Обращаю ваше пристальное внимание. Это пишет коммунист. То есть, это из самых недр коммунистической партии исходило. Это не какой-то там вам этот Солженицын. Это представитель коммунистической партии Советского Союза.

Пётр Лидов. Второй человек в стране.

Д.Ю. Так точно. Да. Кто... Это к вопросу о том, кто предал национальные интересы, кто все сдал и кто разрушал страну. КПСС породила таких замечательных людей.

Пётр Лидов. И вот дальше... Он выдает рецепт, что делать дальше. В 1997 году соответственно. Ну, может быть, раньше он писал. Не знаю. Материал программный. Значит... Я просто это выделил потому, что... Это просто сегодня звучит... Ну, на мой взгляд, просто удивительно. ”В целях...” Долго пишет. Большевизм... Все такое. ”Все, что с нами происходит, это расплата за большевизм”. Такой тезис. И так далее. Так вот. ”В целях кардинального изменения социального бытия, на мой взгляд, необходимо сосредоточить всю свою деятельность по направлениям...” Ну, это когда уже демократия победила. Следующий этап он предлагает. ”...Способным определить уход коммунизма и придать качественно новый облик обществу. Эти направления я символически называю ”Семь Д”. Первое”. Дмитрий Юрьевич... Без шуток. ”Первой направление. Депаразитация”. Там очень много проходит у него красной нитью. Как обычно. Извините за штамп. Что общество превратилось в общество паразитов. ”Люмпенизированное общество паразитов-пролетариев и паразитов-чиновников. И паразитов военных”. И все кругом паразиты. Вот с этим надо бороться. И все должны войты в рынок и работать. Это важно. Это пункт номер один. Депаразитация. Номер два. Демилитаризация. ”Слишком много оружия у нас”.

Д.Ю. Слишком.

Пётр Лидов. И особенно ядерного.

Д.Ю. Вот сейчас заметно. Слишком много у нас оружия.

Пётр Лидов. ”Слишком много у нас оружия”. Ну, там он по каждому пункту отдельно это все... Но смысл в том, что армию, так сказать, распустить, танки переплавить, ядерное оружие сдать и жить спокойно. Денационализация. Это, естественно, все народы в нашей стране должны жить, естественно, отдельно. Конечно же. Каждый идет куда хочет. И так далее. Деколлективизация. То есть, никаких, значит, коллективных форм собственности, коллективной деятельности. Индивидуальное предпринимательство, бизнес. Все в рынок. Я так по-быстрому объясняю. Кому интересно, найдите статью, почитайте. Демонополизация. Это, конечно же, уничтожение любых государственных монополий.

Д.Ю. ”Роскосмоса”, ”Росатома”. Все никчемное.

Пётр Лидов. Вот это все не надо. Это все надо срочно приватизировать, раздать ”эффективным” собственникам. И пускай они на правах свободной конкуренции всем вот этим вот занимаются. Деиндустриализация.

Д.Ю. Экологическая. Да. Вы загадили всю окружающую среду.

Пётр Лидов. Вы загадили всю окружающую среду. Срочно тормозим все заводы. Вот и идет, так сказать, собирать... Ну, это я тоже коротко. Ну, понятно... Ну, и Деанархизация. Я не прочитал, что он имеет в виду. Видимо ему не нравится... Деанархизация. Тут ничего сказать не могу. Но смысл-то. Ровно обратный тому, что вообще надо делать, как выясняется. Так, что вот. Все, что с нами происходит, Дмитрий Юрьевич, это расплата за большевизм. Ну, и ныряем...

Д.Ю. Вот большевики танков понастроили. Буквально вчера... Ролики крутятся, что на линию боевого соприкосновения едут танки Т-55. Или какие-то там... Видимо, Т-72 и Т-80 уже закончились. А эти еще не закончились. Так это не благодаря Яковлеву... А они есть. И снаряды есть. И ядерное оружие есть. Оказалось, что у нас его больше всех на свете. Благодаря вот этим вот большевикам. И страна-то жива в настоящий момент только благодаря большевикам. А вот Яковлев – это предатель. Национальный предатель.

Пётр Лидов. Конечно потрясает список ”Семь Д”. Вот этих вот. Сам дошел или где-то написали? Ведь это фактически... Может тогда не понимали. Хотя все он понимал. Он понимал как надо делать. Как открывать... И так далее. То есть, это же фактически... Вот развал.

Д.Ю. Как называли... ”Демонтаж системы”. Да. ”Демонтаж системы”. Вы же государство уничтожите. Если, ну, хотя бы микроскопическое понимание, что КПСС, это была не партия в нынешнем смысле. Это был механизм государственного управления. Уничтожая эту самую КПСС, вы уничтожаете механизм государственного управления. Делаете это осознанно. И что? А кто придет на место... Вот вы вот это разгоните и вот это уничтожите, а кто придет на место? Ну, посмотрите вокруг. И чего теперь? И как? Ужас. Ужас.

Пётр Лидов. Ужас. И вот такие люди стояли у руля страны. Почему мне показалось это важным? С одной стороны кажется возникла неуправляемая, сложная ситуация, которую попытались решить вливанием демократии. Но оказывается, что цели были понятны. Все делалось планомерно, очень четко. Ладно. Поехали. Февраль. Напомню, что был январский пленум, где было введено собственно понятие ”перестройка”. До этого были разные вещи. ”Ускорение” и так далее. Но сейчас, фактически с начала 1987 года, перестройка стала официальной идеологией и главным словом в стране. И в мире тоже.

Д.Ю. Интенсификация и ускорение.

Пётр Лидов. Там было много всего. Да. Собственно так. Что? Первое событие. Помнишь такой был Александр Бовин, политический обозреватель?

Д.Ю. Такой мужчина упитанный.

Пётр Лидов. Мощный. И, значит, на февральском номере ”Нового времени”, журнал такой, он там был автором... А может главным редактором. Не знаю. Но, в общем, написал статью. Главный... Нет, наверное, он был автором все-таки. Поставил вопрос: ”Если не ускорить перемены, реформы постигнет судьба их предшественников”. Главного редактора этого ”Нового времени” вызвал к себе Егор Кузьмич Лигачев. Который, мы помним, находился на более консервативной, так сказать, стороне партийного вот этого... Как сказать? Ареопага. Или что там? Политбюро, в общем. Вот. Хотя отвечал за кадровую перестройку, в том числе. Главный редактор сказал: ”Ну, да. Написал. Ни с кем не согласовывали”. Лигачев сильно ругался, сказал: ”Не то время сейчас. Раньше бы сняли вас за такую вот статью. А теперь не могу”. Вот такой символ действительно наступившего нового времени. Можно отсчитывать с февраля, с начала февраля 1987 года. Ну, и издание тоже...

Д.Ю. Разброд и шатание. Никакой дисциплины. Так.

Пётр Лидов. 5 февраля. Иран. Напомню, что идет Ирано-Иракская война. Иран наносит ракетный удар по Багдаду. Вот. Потом достигают перемирия.

Д.Ю. Чем? Не упоминают? Чем-то своим?

Пётр Лидов. Наши, по-моему, больше поддерживали Ирак в той войне. Чем-то вот... Война длилась долго. В тот же день запускается Советский пилотируемый космический корабль ”Союз ТМ 20”. Экипаж: Романенко и Ловейкин. Теперь важная тема, большая тема. В 1986 году, мы рассказывали, был принят закон о, значит, кооперативной деятельности. Вот. Но закон... Но реальные постановления начали приниматься только в 1987 году. И как раз 5 февраля Совет министров... Это такой день рождения бизнеса, что ли. Принимает несколько постановлений. Первое. Это о создании кооперативов общественного питания. Рестораны. О создании кооперативов по производству товаров народного потребления. И о создании кооперативов по бытовому обслуживанию населения. Ну, и тут же еще принимается постановление ЦК КПСС, Совета министров и так далее... О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного творчества. Технического творчества. Это больше имело отношение к молодежи, к комсомолу. Появились комсомольские так какие-то дома творчества. И так далее. Очень интересное явление. Вообще постановление очень важное. Вот если зачитать... Звучит следующим образом. Тексты читать очень полезно. 1987 год, Советский Союз. В советском документе написано следующее. ”Уровень обеспечения населения товарами народного потребления, их качество и ассортимент не соответствуют современным требованиям. Недостаточно используются имеющиеся возможности и резервы для более полного удовлетворения потребностей населения”. Это я сейчас читаю ответ на твой вопрос: ”Почему штаны не могли сделать?” ”Недостаточно используются имеющиеся возможности и резервы для более полного удовлетворения потребностей населения за счет дополнительного привлечения...” Памятник бы ставить этим людям. Тут предложение, как у Толстого. Бесконечное. ”...Привлечения имеющихся местных материалов, вторичного сырья. А также использования труда пенсионеров. Других граждан, не занятых в общественном производстве. И в частности, путем организации кооперативов. Эти кооперативы, в дополнение к действующей системе государственных предприятий, могли бы организовывать мелкосерийное производство товаров”. Дмитрий Юрьевич. ”Пользующихся повышенным спросом у населения. И гибко реагировать на его изменения”. Другими словами. Государство говорит: ”Не можем мы сделать штаны. Будем привлекать граждан к этому труду”.

Д.Ю. Ну, они уже упоминали. Девятая пятилетка у нас была ”Пятилетка количества”. А десятая пятилетка, это была ”Пятилетка качества”. То есть, в девятой пятилетке были просто штаны в достаточном количестве. А в десятой уже форму начали обретать. Штаны, рубашки. Но так и не обрели. Это была немодная одежда. Десятый раз повторяю. Без штанов никто не ходил, но такие штаны носить никто не хотел. Когда только началась кооперативная деятельность, когда начали шить какие-то штаны-варенки... Псевдоджинсы, как краской заляпаны. Спрос... Рвали из рук. Это тупо модная одежда. Она никакая там... Она просто, ну, вот современная. Даже не сильно модная. Рвали из рук. Вопрос: ”А вам чего мешало заниматься этим раньше?” Мы помним книжку ”Кристалл роста”. Где черным по белому написано, что 80 процентов товаров народного потребления при товарище Сталине изготавливали всяческие артели. А Никита Сергеевич Хрущев в рамках борьбы за возвращение к Ленинским принципам все это разогнал, уничтожил. Поздравляю. Молодцы. Опомнились.

Пётр Лидов. В общем, фактически это возвращение вот к тем самым артелям. Причем, на тот момент, с довольно серьезными ограничениями. Ну, там дальше будет развитие в 1988 году. Будут новые законы. Чего можно, чего нельзя. Ограничения. Ну, например, можно было этим всем заниматься... Сферы: ремонт, благоустраивать территории и земельные участки. Значит, важно, что ремонт и строительство. Можно было построить за деньги кому-то что-то. Фото, видеосъемка, изготовление одежды и обуви, ремонт мебели и бытовой техники, парикмахерские услуги. И так далее. Но... По этим постановлениям ты мог этим заниматься только в свободное от основной работы время. А ты, конечно же, не мог нигде не работать, быть тунеядцем и чинить мебель. Нет. Но это решалось. Тогда можно было где-то...

Д.Ю. Существовало выражение ”подвесить трудовую книжку”. Типа я числюсь кочегаром где-то там. Как Виктор Цой. И в свободное от кочегарства время. Хотя бы сутки через трое.

Пётр Лидов. Ремонтирую радиотехнику.

Д.Ю. Только на фига мне для этого надо было вступать в кооператив, мне вообще непонятно. Все, кто хотел этим заниматься, занимались. ”Идите вы лесом. Никаких налогов я платить не буду”.

Пётр Лидов. Ну, это правда. Но если ты, например, открываешь предприятие общественного питания, то тут тебя легко проверить. Вот. Но при этом ты не имел права использовать наемный труд. В тот момент. Это тоже интересно. То есть, ты не мог нанять кого-то. Только сам.

Д.Ю. Я тебе рассказывал? Прошу прощения, могу повторяться. Десятилетиями одно и то же говорю. Как-то раз ко мне пришел наш советский йог. Я был пролетарий. Пришел с завода, гремя ”кирзачами”. Ну, это удобно. Ходить в ”кирзачах”. Да. Пришел. Ну, и там разговоры... ”Дима, а ты где работаешь?” Ну, а он такой весь, знаешь, патлы... Рыжий такой. Александр. С одним легким. Но неважно. Вообще он был йог. И начал втирать какое-то странное. А я был исключительно бодрый, только что из армии пришел. В жизни я уже все понял. Нормальная, хорошая работа. Я там 250 рублей в месяц... Все хорошо. А он: ”Где ты работаешь?” - ”Завод”. 530 шагов у меня было от койки до станка. Очень удобно. Великолепно я себя чувствовал. Отлично работал. На всех досках почета... Говорит: ”А ты во сколько на работу встаешь?” Работа у нас начиналась в шесть пятьдесят. Сейчас даже подумать страшно. Ну, соответственно в шесть я вставал. Которые жили далеко, вставали чуть ли не в четыре. Там вообще туши свет. Я говорю: ”Ну, вот...” - ”Сколько рабочих часов у тебя?” - ”Ну, восемь. Как у всех”. - ”Нет. Во сколько встаешь? Ты вот встал, ты готовишься к работе, позавтракал, путь на работу. Все входит в рабочее время. На работе сколько? Обед сколько?” Все сосчитал. Это получается не менее 10 часов. В шестнадцать тридцать, по-моему, заканчивался рабочий день. Вот, 10 часов. ”А сколько ты зарабатываешь?” - ”Ну, 10 рублей за рабочую смену”. - ”Ну, то есть, ты зарабатываешь 1 рубль в час”. Я никогда про такое не думал. ”А спать во сколько ложишься?”- ”Ну, не позже десяти”. - ”Дима, а когда ты радуешься жизни?” Я понял, что я жизни не радуюсь никогда вообще. Тут я осторожно задал вопрос: ”А ты чем занимаешься?” - ”Всякое умею. Я, например, могу стричь, могу не стричь”. А стрижка тогда в парикмахерской стоила, по-моему, 35 копеек. Просто нормально постригут. Без всяких... А так три рубля. ”И штаны шью”. А штаны 10 рублей... Нет. Штаны стоили 25 рублей, по-моему. Ну, и, короче, получалось, что он ”четвертак” в день зарабатывает, а я ”чирик”. При этом я стою у станка на заводе, где мне за вредность еще молоко дают и три дня к отпуску. Потому, что работа вредная. Здесь ”чирик”, а там двадцать пять. Как-то неправильно жизнь устроена. Я с тех пор очень глубоко задумался. Начал изучать вопрос. И там таких людей, которые что-то чинили, что-то шили, что-то делали... Штаны, платья, джинсы. Еще что-то и сбоку хвостик... Их там орды натурально были. И никто никаких налогов не платил. ”А зачем платить?”

Пётр Лидов. А ты знаешь, это важно, что они не платили. Но мне кажется, что вот эти все постановления... Вообще я посмотрел еще, ну, не прессу... Да, прессу. Там кооперативное движение... Я даже не знаю с чем это сравнить. Ну, это свежайшее, это что-то крутое, модное. Там карикатуры в ”Крокодиле”. Причем позитивные. ”Как же так? Раньше нужно было... А теперь... В кооперативе качество. Там не пьют”. Кооператоры не пьют. Потому, что... Ну, короче... Эйфория полная. Во всех СМИ. И я думаю, что важно. Если раньше наиболее предприимчивые и хитрые такое все делали, то тут это открылось простым гражданам. И родное государство им сказало: ”Давайте, кооперируйтесь и занимайтесь”.

Д.Ю. Я про то, что оно было все время, но задавленное, полуподпольное. Всякое такое. А когда разрешили...

Пётр Лидов. И пропаганда, и это же в русле перестройки. И с высоких трибун, и по телевизору. И везде это... Другой вопрос, что никто не понимал как и чего делать. Потому, что нет же ни законов... Я читал рассказ, не знаю, владельцев видеосалонов. ”Дал нам местный какой-то райком ВЛКСМ помещение. Мы там поставили телевизор, стали продавать билеты. Десять процентов стали отдавать тому, кто нам помещение дал. Потому сообразили, что 10 процентов много. Народу очередь. Мы там какие-то кассеты, фильмы показываем. Народ ломится. Ни чеков, ничего. Потом сообразили, что в принципе можно отдавать и меньше. Чеков-то нет. Они же не проверят”. Ну, в результате те пришли, проверили. Вот. ”Чего-то выручка у вас упала, а народу столько же”. Пришлось отдавать больше. Но суть в том, что вот эти времена... Наиболее предприимчивые, смелые. Никто не понимал какие налоги... Это только в 1988 году началось.

Д.Ю. Я как сейчас помню. Иду по набережной, в подворотне висит объявление: ”Видеосалон”. Там в подворотне. Там шестнадцать ноль ноль. ”Майкл Джексон, триллер”. Шестнадцать тридцать. ”Как Майкл Джексон стал триллером”. Атас был полный.

Пётр Лидов. Еще человек рассказывал: ”Сначала мы продавали просто билеты на сеанс. Потом мы придумали...” Билет на сеанс стоил, условно, рубль. ”Потом придумали, что есть VIP-сеансы”. То есть, ты еще получаешь... К билету получаешь бутылку пива или мороженое. Это уже три рубля стоит. И зарабатывали уже больше на вот этой вот...

Д.Ю. Попкорна еще не было.

Пётр Лидов. Интересно, что в то время... Упомянул про постановление о создании молодежных центров. Тогда стали выдвигаться сегодня довольно известные люди. Ну, например, биографию прочитаю. Ты назовешь сразу человека. ”26 июня 1963 года родился в Москве. В школе увлекался химией и математикой. В 1981 году поступил в Московский химико-технологический институт и окончил его...

Д.Ю. Михаил Борисович?

Пётр Лидов. Да. ”...В 1986 году. В том же году стал заместителем секретаря Фрунзенского районного комитета ВЛКСМ. А в 1987 году организовал Центр межотраслевых научно-технических программ и занялся бизнесом, учредив в конце 1987 года государственное кооперативное объединение ”Межотраслевые научно-технические программы”, сокращенно МЕНАТЕП. Вот. И так далее.

Д.Ю. Это Михаил Борисович.

Пётр Лидов. Михаил Борисович Ходорковский. Да.

Д.Ю. Мы не обвиняем Михаила Борисовича. Михаил Борисович как раз воспользовался моментом. Кстати, обращаю твое внимание. Извини, перебью. Что вот эти вот страдальцы, которые страдают по 1990-м годам... ”Как все было хорошо. Какое поле возможностей. Социальные лифты”. Поглядите вокруг себя. Сейчас поле возможностей шире в 184 раза. Ровно. Тогда не было ни хрена. Ни станков, ни оборудования. Делать было ничего невозможно. Никакого инструмента. В настоящий момент, для тех, у кого руки не из задницы... А это гораздо важнее, чем организация всяких коммерческих этих самых... Это как раз про людей, которые люди. Без, так сказать, бизнес-способностей. ”Я могу руками что-нибудь...” Делай. Оно все уйдет. Разрастайся. Люблю ножики. Точить люблю. Я же токарь, фрезеровщик, слесарь. Ну, вот я умею на кругах. А раньше не было, так называемых, гриндеров. Гриндер, это прибор, где мотор крутит наждачную ленту. Наждачная лента там по плоскости бежит, а у тебя оправка, в которой лезвие точишь. И там разные формы. Красота такая. Там просто идеал. Я рыдаю когда смотрю. Так мне нравится. Хочу приобрести. В июне. В смысле? Мы серьезные люди. В очередь. У нас очередь 400 человек стоит. Чтобы делать финки НКВД. Вот. Очередь стоит. В стране ни хрена нет. Тогда еще больше ни хрена не было. Сейчас закрыли импорт. Ни хрена нет. Все. Делай руками. Делай башкой. Беги во все стороны. Перспективы чудовищные просто для роста.

Пётр Лидов. Гляньте на сельское хозяйство. Мы можем так же в любой сфере. В финках, где угодно. Я просто хочу сказать... Что характерно, что он заместитель секретаря Фрунзенского районного комитета ВЛКСМ в Москве. И конечно он понимает, что происходит. Конечно при райкоме можно создать техцентр. Конечно, это возможно. И уже в 1988 году он создаст коммерческий банк. И там понеслась... Вот. И таких людей было много в комсомоле. На протяжении... Во-первых, они молодые. Во-вторых, они карьеристы. И в плохом, и в хорошем смысле слова. Понятно зачем они туда пришли. А тут такие перспективы открываются. И еще, что...

Д.Ю. Извини. Опять перебью. А что значит карьерист? Что значит карьерист?

Пётр Лидов. Я сказал “в хорошем смысле“.

Д.Ю. Да, да. Во всех смыслах. А у меня амбиции. Я вот работаю токарем, а у меня амбиции. Ну, вот можно делать лучше, между прочим. А для этого мне, для начала, было бы неплохо стать мастером участка. Мастером участка. А я хочу начальником цеха. Потому, что у вас все равно все плохо. А я хочу как следует. Вот директор завода я уже. А у меня если лучше получается... Вы о чем вообще? Карьерист. Да, карьерист. И что? Так я лучше сделал. Во-первых. Я пользу стране приношу. А как по-другому?

Пётр Лидов. Кстати говоря, в этом смысле структура ВЛКСМ... Опять же, их можно по-разному обвинять в стандартах двойных... И так далее. В коммерческой деятельности. Но это был действительно социальный лифт. И вот сколько ему лет было? 1963 года. В 1987 году 24 года ему было. Вот откуда взялись... Кстати, там много таких. И я помню комсомольцев, которые, так сказать, молодцы были. Ладно. Едем дальше. 7-10 февраля. С этой темой... Наверное закрыли. Это начало того, что потом... Очень интересно. Потом конечно будет серьезная борьба. Борьба будет между, ну, такой советской, что ли, этикой и какими-то дикими заработками. Она будет выражаться не только в осуждении кооператоров обществом. Поначалу эйфория. Потом, значит, у них какие-то дикие деньги. Первые миллионеры появятся, мы помним. Но и в 1988 году будут противоречивые... Налогообложение этих кооператоров. Это мы дойдем когда-нибудь. То есть, нельзя сказать, что это был безболезненный процесс. Потому, что, ну, действительно ты трудишься на заводе, зарабатываешь свои, не знаю, 200-250 рублей... И еще немножко шьешь. А здесь у тебя коммерческий ресторан, где, ну, не знаю, предположим, горячее блюдо стоит 50, например... А раньше такого не было. А теперь есть. Это сложно переварить обществу. Мне кажется.

Д.Ю. Естественно. Первое. Это стремительно приведет к социальному расслоению. У тебя 250 рублей, а у меня 800. Или 1000. Вот у меня родственник задолго до фотографировал свадьбы. От 600 до 1000 рублей в месяц зарабатывал. Со свадеб. Ну, там человек могучего интеллекта, гигантского фотографического опыта, умений, знаний. Всякое такое. Это крайне непросто. Кому-то может показаться, что просто. Нет. Это непросто. И как вот ты живешь, как вот он живет. Ты тут, понимаешь, последний этот без соли доедаешь.

Пётр Лидов. Тут еще важно, что мы-то все привыкли, что если ты трудящийся, то ты главнее всех. Более того, зачастую зарабатываешь больше инженера. А тут вдруг все это переворачивается с ног на голову. Никто тебе ничего не объяснил. Ладно там та же самая Америка, где все как-то там...

Д.Ю. Социальное неравенство.

Пётр Лидов. Оно там по правилам игры присутствует.

Д.Ю. Да. Капитализм, это плохо.

Пётр Лидов. Да. А у нас, как бы... Я к тому, что проблем хватало. И многие просто не “врубались“. Люди старшего поколения. Как это вообще так? Это что?

Д.Ю. Там же масса. Я не помню. Мы с тобой, опять-таки, это обсуждали, нет? Масса всякого... Сейчас это вообще непонятно. Вот участок у тебя этот... Шесть соток. Дом у тебя только такого размера. Только такой площади. Только такой высоты. Ну, вроде в этом есть здравая мысль. Но это не то, как сейчас. Да. Вот у меня два этажа. Сосед пять построил. И падает тень на мой участок. Это недопустимо. Такого быть не должно. А тут нет. У тебя не должно быть богато. В первую очередь. И нельзя тебе 12 соток. И 18 нельзя. Можно только 6. И никак по-другому. На фига это? С одной стороны. А чтобы не было... Не бросалось в глаза имущественное расслоение. Оно будет.

Пётр Лидов. В любом случае это конечно кризис идеологический, какого страна тогда еще не видела. Понятно, что все это идет по, так сказать... Перестройка.

Д.Ю. А это для меня все время, знаешь, блин... Вы же безумцы какие-то. У меня фамильное имение было в Новгородской губернии. 125 километров от Питера. А по дороге, там нарезаны какие-то тысячи участков. В лесу, посреди болота. Куда там... Ну, утрирую. Но это далеко. Это 100 километров от Ленинграда надо доехать. Все в этом поезде... У одного рулон толя, у другого рулон кровельного железа. Меня как-то раз попросили помочь, я аж из вагона выпал. Не поднять. Третий дверь везет. Четвертый печку. Сумасшедший дом какой-то. И вот там болота осушить, какие-то грядки сделать. Блин. Вы в своем уме? А потом обратно едешь оттуда... Там... Ну, все же пенсионеры в массе. Обязательно кому-то херово станет. Три с половиной часа. Все стоя. Паровоз маленький. Набились. У всех там такие рожи. Воздуха нет. Кто-то задыхается. ”Доктор есть? Дайте валидол, нитроглицерин...” Вы зачем это делаете? Ну, вот первое... А тебе... Там, где 10 километров. Там у тебя земли нет. Да? У нас это... Это как стоянка возле Пулково. Нет мест. Машину тебе некуда поставить. Нет земли в Российской Федерации. А чего не 10 соток, а чего не 20? Оттого, что он огурцов вырастит и всей семьей сожрет, это тебе это... Или на базар... Он же не сам. Оптовику отдаст. Тебе-то чего? Где магазины, которые торгуют стройматериалами? Где дрели, пилы? Ничего нет. Посреди своего болота. Зачем это все? Для чего? Это же людей унижает. Тупо. Зачем это? Блин. И чего добились? Хотелось бы узнать. Вот этого? Ну, только поздравить. Извините.

Пётр Лидов. Ничего, ничего. Дмитрий Юрьевич. Правильно, правильно. Когда жизни-то радоваться? Вот вопрос. Я просто представил эту картину. Ладно. Другая тема. 7-10 февраля. Большая амнистия в стране. Представитель, что характерно, министерства иностранных дел России, Геннадий Иванович Герасимов выступает с пресс-конференцией. Важно, что это представитель МИД. Соответственно обращается к миру. Ну, не к своим гражданам, а к миру. Что 140 диссидентов выпускаются в ближайшее время. В духе, так сказать, опять же, перестройки. И ожидается пересмотр Уголовного Кодекса. И что в общей сложности будет пересмотрено около 200 статей Уголовного Кодекса. Он дает понять, что могут быть исключены, ну, или отменены, статьи следующие... Не буду называть. Антисоветская агитация и пропаганда. Которая наказывается лишением свободы на срок от 6 месяцев до 7 лет. Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. Ну, и так далее. Все вот в этом... То есть, все... Как бы это сказать? Идеологические статьи.

Д.Ю. Антироссийская деятельность.

Пётр Лидов. Ну, примерно такое. За что сидят диссиденты. Вот. Все это будет пересмотрено. Ну, и так далее.

Д.Ю. Все это все время преподносилось, что такое бывает только у нас. ”Это политические узники”. Какой-нибудь индеец Леонард Пелтиер, единственный, которого мы знает. Или Анджела Дэвис. Нечаянно получилось.

Пётр Лидов. Я посмотрел. Разные люди есть. Понятно, что с точки зрения... Но там вообще сидели многие люди... Я посмотрел список, кого выпускали. Это специальные правозащитные организации. То есть, там люди реально распространяли... Жесточайший самиздат. Причем националистического характера.

Д.Ю. Естественно. В первую очередь.

Пётр Лидов. Эстония, Узбекистан. Мусульмане какие-то воинствующие. То есть, чего там только не было. В принципе... Фактически подрывная литература. Тогда же интернета не было. То есть, они печатали эти все книги. И, в общем... Более того, многие из них, они вообще активно нарывались. То есть, они были активными борцами. Они выходили с пикетами...

Д.Ю. Могу объяснить почему...

Пётр Лидов. Их по несколько раз... Не сразу. Не сажали.

Д.Ю. Поэтому они борзели.

Пётр Лидов. Ну, нельзя сказать, что это было... Но с другой стороны, в принципе, в системе Советского Союза, в системе любой страны... Опять же, если на это посмотреть... Ну, в принципе ничего такого жуткого в этих статьях нет. И сидели люди антигосударственной, значит, ориентации.

Д.Ю. Ну, простой момент. Вот, типа, государственный переворот в Чехословакии. 1968 года. Устроенный недобитыми нацистами под руководством ЦРУ. А вы выходите на Красную площадь: ”Танки идут по Праге. Какой кошмар”. Вы чего? Думаете государство вас в этом поддерживать должно что ли? Государство, которое защищает там свои интересы. Во-первых, вы идиоты. Во-вторых, по всей видимости, идиоты купленные. А если не купленные, это в кубе все отягощает. Вы не понимаете о чем вообще речь идет. Вы поддерживаете американских империалистов, которые... Это враг. Они, кстати, и не скрывают, что они наш враг. Потому, что мы для них угроза.

Пётр Лидов. В 1987 году они уже врагом нам быть перестали.

Д.Ю. Это вот потому, что Яковлев сказал, что они нам не враг. На словах Яковлева, да, перестали. На самом деле - нет. Посмотрите, что происходит сейчас.

Пётр Лидов. Нет. Мы-то для них не перестали быть врагом. Они для нас резко перестали. Поэтому МИД это все рассказывал.

Д.Ю. Да. Поэтому... Есть ли люди, которые придерживаются, например, каких-то экстремистских откровенно, националистических, экстремистских взглядов? Конечно есть. Где их место? Хотелось бы узнать. По-моему, в тюрьме. Ты нарушаешь законы, поэтому ты сидишь. Рассказывать про то, что в Советском Союзе кого-то там схватили, куда-то закинули... Дорогие друзья, бывает врач не ту ногу отрезает? Бывает. Значит ли это, что вся медицина несет нам вред? Значит ли это, что они постоянно не те ноги отрезают? Нет. Бывает ошибаются. Бывает. Не надо тут рассказывать, что все сидели ни за что. Еще чего-то там. Моя первая просьба: ”Покажите мне уголовное дело”.

Пётр Лидов. Там действительно довольно серьезные тиражи. Более того. Систематическое распространение... И тут важный момент. Ты сказал про идеологию. Если человек думает, как-то он там мыслит, это его личное дело. Но если ты начинаешь вести на этой почве антигосударственную деятельность, систематически распространяя информацию, сведения, литературу... Ну, и так далее. Конечно, это составляет преступление. Вот.

Д.Ю. Параллельный пример. Что когда две войны в Чечне было, ну, вот ездят бойцы в Саудовскую Аравию, например. Саудовская Аравия, кто не в курсе, это ваххабитское государство. Оно ваххабитское. Где на русском языке издаются методички. Методичка примерно вот такой толщины. Ну, для того, чтобы нормально разбираться в Исламе, неплохо выучить арабский язык. Для начала. На это надо примерно три года. Методика Илоны Давыдовой почему-то при нормальном изучении языков не работает. Надо три года. Ну, если методичка на русском, то в месяц примерно укладываешься. И вот она примерно вот такой толщины. Там примерно 20 страниц, это основы ваххабизма. А дальше основы минно-подрывного дела. Потому, что как иначе внедрять в жизнь, если вы сопротивляетесь? И вот это все там тоннами завозилось в Российскую Федерацию. Тоннами. Этим забито все было. А что вот правоохранительные органы должны делать с людьми, у которых есть учебники минно-подрывного дела. Это и в армии далеко не всех нормально учили в те времена. А тебе зачем? Хотелось бы узнать. А там конкретно, четко, с объяснениями. Что, как. Это Борис Николаевич в конце: ”Ой, давайте и Гитлера запретим...” ”Майн кампф” продавался на нашем книжном рынке, по-моему, за шесть рублей. Читай, покупай, интересуйся. Вот это тоннами везлось в Российскую Федерацию. А это вам зачем такие книжки? Зачем их изучаете? Может у вас кружок какой? Да? А кто члены? Возглавляет кто? Имам? А предыдущий имам где? И что с вами делать, дорогие друзья? Это только от вас отвернулись. И вы уже нормальных священнослужителей под нож. Блин. А возглавили уже вот эти. И что? Государство ничего делать не должно? Что за бред вообще? Оно вообще никак защищаться не должно? ”Да. Не должно. Все должно быть развалено”. Ну, чем Яковлев и занимался. Успешно.

Пётр Лидов. Ну, и возвращаясь к выпуску. Наверное, диссидентов выпустили демонстративно. Но то, что убирают все эти статьи, выпускают всех этих товарищей, естественно, дает им крылья для взлета. Они возвращаются к себе в национальные, не знаю, республики, округа и так далее. И с удвоенной силой...

Д.Ю. Окормлять аудиторию.

Пётр Лидов. Вести агитацию. А сил в 1988, и в 1987... Мы знаем, что будет в 1988 году в Армении и в Азербайджане. Потом что будет в Таджикистане. Ну, и дальше по списку везде.

Д.Ю. Параллельно с этим... Опять, извини, перебью. Это значит правоохранительным органам и Комитету Государственной безопасности настучали по рукам. Вот эти люди освобождены. Они больше не преступники. То, чем они занимаются, вот эта антисоветская деятельность, декриминализирована. Это не преступная больше деятельность.

Пётр Лидов. Они в тот момент говорят о намерениях. А если такие намерения есть, то уже наверное...

Д.Ю. Уже всем объяснили: ”Вот этих не трогать”. И вот вам результат.

Пётр Лидов. Руководство сказало... Читал воспоминания человека, который был... Я не помню сейчас какой год. Душанбе. Его воспоминания о том, как все начиналось. Там были беспорядки, по-моему, в 1990 году. Ну, не помню. Не важно. Сейчас не вспомню. Не принципиально. Он говорит: ”Интересные вещи стали происходить. Жили все спокойно. Вдруг как-то на центральной площади появляются люди с какими-то националистическими лозунгами. Мы их ни особо знаем. Ну, какие-то. Так полгода там постояли. Пусть орут, у нас же демократия. Можно теперь. Плакаты какие-то”. Притом, что никто ислам не запрещал никогда в Таджикистане. Было нормально. Мечети были. Ну, тем не менее. Разные были... Потом как-то этих людей стало чуть больше. К ним стали прибиваться. Какие-то группы организовывались. Потом праздник какой-то. Потом еще. А тут драка. И понеслась. А дальше погромы.

Д.Ю. И начали убивать русских.

Пётр Лидов. Русский человек пишет. Пришлось уехать.

Д.Ю. Это оказались ваххабиты. Они там четко делились. В Таджикистане.

Пётр Лидов. Ну, там они были разные.

Д.Ю. Да. Ну, эти были прокоммунистические, условно. Так, сказать, за существующие правопорядок. А те решительно против. ”По Шариату жить надо”. И резали. Русских в первую очередь. Массово. Там кто участие принимал и от кого воспоминания остались... Люди... Не буду.

Пётр Лидов. Да. Но еще все пока в будущем. В 1987 году пока этого всего не происходит. Еще есть некоторая эйфория от этой свободы. Но уже в 1987 году... Вот фотографии смотрел. Может быть найду. Уже совершенно спокойно праздничные люди с американскими флагами ходят по Красной площади. И рассказывают, что дружба у нас теперь. И так далее. Высказывают собственное мнение. Ну, дружба, наверное, хорошо... Особенно с Китаем. Как мы знаем. Сейчас у нас дружба с Китаем на подъеме. А вот 9 февраля 1987 года впервые, начиная с 1979 года, в Москве проходя советско-китайские переговоры об урегулировании пограничных споров. Напомню, что до этого у нас отношений с Китаем не было очень долго. В одном из наших эфиров спросил профессора Маслова по поводу того, не осталось ли отсутствие отношений СССР с Китаем тяжелым... Он сказал: ”Нет. Совершенно не беспокоит. Это все уже давно в прошлом”. Тем не менее, как ни странно, Советский Союза с Китаем не дружил, а в 1987 году начала налаживать отношения, что можно только приветствовать. Интересный эпизод. 10 февраля. Мы тоже пару раз упоминали. Это я в качестве штриха. ”Иран-контрас” скандал в Соединенных штатах. Там бывший советник Рейгана по национальной безопасности оказался человеком чести. Там такие тоже есть. Как иллюстрация. Человек, который посчитал, что сделал что-то неправильно для родной страны, скрыв информацию о всех этих, так сказать, темных делах администрации, попытался покончить с собой. Как раз накануне вызова на слушания в Конгресс. Но выжил. Это я к тому, что в США люди чести, они есть.

Д.Ю. В мафиозных структурах.

Пётр Лидов. В мафиозных структурах. Они все разные. Если кому интересно... Не буду про это рассказывать. Много написано. Времени не хочется на это тратить.

Д.Ю. Надо сказать, что это такое было. ”Иран-контрас”. Что они там делали.

Пётр Лидов. ”Иран-контрас”. Да. Скандал. Без бутылки не вспомнишь, чего они там делали. Они поставляли, значит, оружие... Сейчас.

Д.Ю. Контрас.

Пётр Лидов. Контрас. Это которые в Никарагуа.

Д.Ю. В Никарагуа. Там были сандинисты, которые были хорошие. А контрас, это были сволочи, которых, естественно, как всегда, снабжали и финансировали Соединенные штаты Америки.

Пётр Лидов. Оружие почему-то напрямую не могли...

Д.Ю. Как везде. Точно так же... Покупали оружие в Египте, советское, и отправляли в Афганистан.

Пётр Лидов. Отправляли туда. Да. В обход существующих процедур. Вот. Да. Там же еще наркотики были.

Д.Ю. А с наркотиков получались деньги на закупку оружия. И полковник Оливер Норт, он был прекрасен, давал там под присягой какие-то показания. Мы еще углубимся в это.

Пётр Лидов. Углубимся. Да. Честно говоря, у меня немножко схема вылетела из головы. Да. Смысл правильный. Что конечно они у Ирана, с которым, мягко говоря... Они у него закупали оружие, значит, и отправляли этим товарищам, взамен брали наркотики, ну, а деньги шли туда. Нагревалось там с этого большое количество людей. Включая президента Рейгана. Ну, может, он лично и нет... Борьба с наркотиками...

Д.Ю. Да. Но потом схему перепридумали. Стало гораздо лучше. Наркотики в Афганистане, например... Только они туда вошли, американцы, производство опия подскочило в 40 раз. А дальше еще больше. Вот Албания, куда ЦРУ на самолетах возит этот самый опий переработанный и героин. Через Албанию продают в Европу. Вот. Остатки Советского Союза, где через центральноазиатские республики... И прочее. В Екатеринбург и оттуда расползается по России. Вот чудовищные деньги. Мимо конгресса. ”И на эти деньги мы может свои черные, гнусные дела...”

Пётр Лидов. Делать в интересах США. Именно так.

Д.Ю. Я помню не так давно страшно порадовала заметка, что в Афганистане резко подскочили продажи солнечных панелей. Представляете? А зачем нужны солнечные панели? Как зачем? Они крутят электродвигатели, которые добывают воду. А водой они поливают маковые посевы. Это BBC на полном серьезе сообщает.

Пётр Лидов. Конфликт был зачастую между борьбой с наркотиками, которые ехали в США из Центральной Америки, и собственно борьбой с сандинистами. И ЦРУ, оно говорило: ”Слушайте, ребята, есть высокие цели. А есть вот это все. Пусть наркотики, так сказать, едут. А сандинисты, это коммунизм. Это что такое? Это угроза. И это гораздо более серьезная угроза. Поэтому все меры хороши”. Вот. Это была их, если можно так сказать, идеология. В том смысле, чтобы победить коммунизм, можно даже ценой непрерывного потока... Кокаин, героин? Не знаю. Все подряд. То есть, коммунизм, чтобы понимать, в Соединенных штатах, это... Ну, я даже не знаю с чем сравнить. Борьба с коммунизмом. Сказали бы сразу... То есть, мне кажется, что Рейган, он... И когда эта речь была, я рассказывал, про ”империя зла”, это как раз любопытно. В том же контексте. Ну, ладно. Там еще про конец света интересно. Момент есть. Про ”империю зла”. Он же выступал перед местными какими-то протестантами. У которых идея конца света присутствует, как такая довольно важная составная часть. Что он будет. Даже на этом основывают свои верования. И так далее. И у них... Там по очереди все наши руководители. Нет. Это серьезно. У протестантов в США это концепция. По-моему, тоже в прошлый раз про это рассказывал. Что он когда про ”империю зла” говорил, он говорил верующим людям про нас. ”Ну, да, это же коммунисты. Конечно. А кто же они еще?”

Д.Ю. Многие у нас, в связи с тем, что 70 лет государственного атеизма, в вопросах веры мозги отбиты напрочь... Мы не понимаем, что это такое. Это несколько другое. Это силы, так сказать... Добро, это сияющий град на холме. А силы зла, это... Вот коммунисты, например.

Пётр Лидов. Я тебе скажу, что и сейчас, я думаю, американское общество совершенно спокойно воспринимает борьбу с нами и Китаем... Многочисленные слушания. Там коммунисты сразу как приговор. ”А вы общались с членами коммунистической партии?”

Д.Ю. Помнишь, как: ”Может ты октябренком был?” Все понятно. Клеймо на лбу. Помнишь там какая-то тетка из Казахстана вроде... Какая-то. ”А правда, что ты в комсомоле состояла?” - ”Да. Правда. А чего?”

Пётр Лидов. Как мало они про нас знают. Вот. Мы, Китай. Ну, ладно. Тем не менее. Разрядка у нас. Мир, дружба, жвачка. 11-13 февраля любителям спорта. Серия из двух хоккейных матчей между сборной СССР и сборной НХЛ. Играли они тогда вместо традиционного матча всех звезд НХЛ. Сыграли две игры. Одну выиграли, другую проиграли. Эта 1987 года серия из двух матчей называлась ”Рандеву 1987”. 13 февраля Михаил Сергеевич Горбачев... Ну, напомню, что пленум январский, где перестройка и все дела, состоялся. Начинается работа по продвижению этих идей. И 13 февраля очень важная встреча проходит у Горбачева с руководителями средства массовой информации и пропаганды. И там уже видно... Среди заслуженных... Не знаю. Таких, как Фролов, Лаптев. Руководителей коммунистических СМИ. Журнала ”Коммунист”, газеты ”Известия”. Уже присутствует, например, Виталий Коротич. Главный редактор журнала ”Огонек”. Да. И так Горбачев рассказывает им о том... Нравятся мне его цитаты. Хочется читать и перечитывать. ”Главный замысел январского пленума, с точки зрения решения всех проблем, развитие демократии. И в экономике развивать демократию, и в политике. И в самой партии. Но на социалистической основе”. Ну, в общем, словоблудие. Да. Ну, в общем, тут и критика должна быть. Короче. ”Все должно быть хорошо”.

Д.Ю. А плохо быть не должно.

Пётр Лидов. Но важно очень критиковать. Но критиковать по-партийному.

Д.Ю. И тогда недостатки сократятся и исчезнут. А достоинства возрастут и появятся новые.

Пётр Лидов. Да. Вот. Ну, и, кстати, надо отдать ему должное. ”Особое внимание требует национальный вопрос. Мы живем в много национальной стране и невнимание к этим вопросам опасно”. Ну... На следующий день буквально... А, вернее, через три дня. 17-19, он едет в Латвию. Прибалтийское турне. Там встречается с хозяйственным, партийным активом. Как бы ничего не предвещает. Все нормально. Все радуются. С людьми он, на улице... Но уже все. Народ начинает, мне кажется, что-то просекать. Мне кажется, в 1988 все... 1987 еще ничего. Еще нормально пока еще. ”Еще вот очень важно, чтобы не получилось разрыва между тем, что мы провозгласили и между нашей политикой и практическими делами”. А ведь так и будет. В Эстонии. Таллиннский политехнический институт. Выступил на съезде комсомола Эстонии Михаил Сергеевич, встретился с активом. ”Думается, что не все еще до конца осознали глубину и масштабность перестройки в стране”. Это точно, кстати. Никто не осознал, что все...

Д.Ю. До начала 2000-х никто осознать не мог. Блин.

Пётр Лидов. ”Нельзя пристраиваться к перестройке”. Эротика какая-то. ”Ограничиваться косметикой, полумерами, так сказать. Штукатурными и малярными работами. Нет. Речь идет о фундаментальных работах по укреплению всего здания социализма...” Вспомним, что говорил Яковлев по этому поводу. Что прикрываясь, так сказать, вот этими лозунгами про здание социализма, на самом деле...

Д.Ю. Немедленно вспоминается частушка: ”Перестройка, перестройка. Я и перестроилась...”

Пётр Лидов. Нельзя пристраиваться. Ладно. 19 февраля секретариат Союза писателей СССР отменил позорное решение об исключении Бориса Пастернака из членов Союза писателей. Ну, хорошо. 22 февраля. Вот это интересно. Хотя ты конечно не молодежью был в 1987 году. Молодежью, но не подростком. В Москве около тысячи подростков в возрасте от 12 до, примерно, 17 лет, к удивлению местных властей, вышли на демонстрацию под лозунгом: ”Отстоим Москву от люберов”. Это действительно был период... 1986, 1987 год. Это просто расцвет всех молодежных движений. Металлисты, рокеры, хиппи еще оставались. Эти все замечательные люди...

Д.Ю. Постоянно огребали.

Пётр Лидов. Огребали от люберов. Вот. Но надо сказать кто такие были любера. Я, честно говоря, люберов никогда не видел лично. Это, ну, типичный мифологизированный образ. Это человек, который живет в Люберцах, естественно. ”Родились мы и выросли в Люберцах. В центре грубой физической силы. И мы верим мечта наша сбудется. Станут Люберцы центром России”. Вот, значит. Любера. Любера придерживались традиционной идеологии. Сейчас бы это было вполне востребовано. По концепции они занимались спортом. Качались в качалках. Чтобы быть как Шварценеггер. Видеосалоны вдохновляли...

Д.Ю. Немедленно вспоминается анекдот, как стоит в качалке наркоман, смотрит на портрет Арнольда Шварценеггера. Тренер подходит: ”Хочешь такие же мышцы?” - ”Я хочу такие же вены”.

Пётр Лидов. Ну, вот. То есть, они качались. За советское за все. Ходили в простой одежде. В широких клетчатых штанах. Было такое. Да. Почему клетчатые штаны? Кепки еще были.

Д.Ю. Шмотки, это опознавательный знак.

Пётр Лидов. Это были недорогие шмотки. То есть, если были какие-то стиляги... Кого только не было. Все во что-то наряжались. У кого-то самый страшный был, это... У кого-то булавку выдернули любера. Больно.

Д.Ю. Они всех били в основном. То есть, для нынешней молодежи это выглядело примерно, как... К тебе подходят и говорят: ”Обоснуй за шмотки”. Теперь это всем понятно. Что это, к чему. А что вас так удивляет тогда? Непонятно. Металлист или рэппер. Блин. Без всяких разговоров. И что? ”Вас всех надо, естественно, ”отметелить” и привести в человеческий вид. Постричь там... Что-нибудь такое”. Я, кстати... Ты вот хиппи вспомнил. Какой-то у нас идиотский фильм ”Стиляги”. Помнишь? А есть хороший фильм. Называется ”Беспечный ездок”. Где под песню там...

Пётр Лидов. Не смотрел.

Д.Ю. Это два, короче, мотоциклиста едут через США. И вот они заезжают... Ну, патлатые. Все они такие хиппи. Модные. Это к тому, что в Советском Союзе всем там волосы стригли.

Пётр Лидов. Это другие годы.

Д.Ю. Фильм ”Стиляги”, он про это.

Пётр Лидов. Это про 1950-е.

Д.Ю. Я тебе рассказываю. Для понимания, так сказать. Ужасы коммунизма, где тебе волосы стригли и штаны разрезали. Вот. А эти, значит, заезжают в какой-то американский засранск, где к ним в какой-то рыгаловке американской: ”Чего это у тебя патлы такие? Как-то непонятно”. Они быстро садятся на мотоциклы и уезжают. А за ними едет грузовичок. Догоняет. Оттуда высовывается... Бах. И прострелили башку. ”Чтобы ты тут не ходил со своими патлами”. Вот это я понимаю. Это Америка. Ну, а эти все-таки без обрезов. Поведение безобразное. Ходили, били детей. Но это полезно.

Пётр Лидов. Это было очень увлекательно. Понятно, что... То, что была такая демонстрация я лично не помню. Мы вот этими группами... Опять же. 16 лет мне было. В 1987-м 17 уже было. Мы где-то пытались собираться. Это было очень важно. Это круто. Мы собрались... Свое место. На Гоголевском бульваре, это место, где хиппи собирались. Там какие-то эти... А еще мы ездили каждую субботу туда, где пластинками торговали. Надо было на электричке ехать. Как-то информация распространялась. Где толпа каждые выходные определялась, значит, заново... Чтобы милиция не разогнала. Тоже отлавливала. Там выстраивался базар. Торговали кассетами, пластинками, журналами. Металлисты туда все ездили. К ним больше относился. Интересно, что...

Д.Ю. Я тебе отдельный аспект хочу подчеркнуть. Вот у этих самых люберов непонятным совершенно для меня образом... Там были какие-то яростные энтузиасты из местных. Которые пооткрывали в подвалах, непригодных ни для чего, такое количество качалок. Куда молодежь могла пойти и заняться физическим развитием себя самого. Ну, вот я. Я какое хотел физическое развитие? Пошел в бокс сразу. Естественно. Ну, мне сказали: ”У тебя близорукость. Сейчас тебе в репу прилетит, сетчатка отслоится. Не надо. И вообще дневник покажи. Тройка? Только отличники могут заниматься боксом. Троечники, они хотят драться научиться. Только отличники”. И меня в боксеры не взяли. Борьба меня почему-то не увлекала. Хотя с возрастом становится ясно, что пару раз в рыло, дальше визжащим клубком по полу. Потом кто-то встал, а кто-то остался лежать. Это важно.

Пётр Лидов. Борьба – мощная штука.

Д.Ю. Борьба. Но для всего этого нужна серьезная физическая подготовка. Любой мальчик это понимает и осознает. Вот посмотрите на дворы сейчас. Где идиотским словом... Они воркаутом занимаются. Воркаут. Я просто теряюсь. Турник... Ну, ”турник” тоже слово нерусское. Ну, хотя бы брусья русские. А чего вы... Большевикам хочется задать вопрос. Опять-таки ретроспективный. У детей не было вот этого всего. Почему? Потому, что...

Пётр Лидов. Эти любера появились в других городах.

Д.Ю. Подчеркиваю красным. Я вот ходил... На Загородном проспекте возле музея Римского-Корсакова был атлетический клуб ”Монолит”. Где мы делали жим лежа и всякое такое... Ну, от меня это было достаточно далеко. Не совсем правильно. Там никаких условий. Все это там такое... Такой колхоз. Самодельно сваренное что-то. Никакого промышленного оборудования не было. Более толковые у нас, они ходили в кружок тяжелой атлетики. От меня через дорогу. Но они все были настолько здоровые, что я стеснялся туда ходить. Во мне 50 килограммов веса было. У меня в детстве была кличка ”Дима-культурист”. Потому, что такой был... Вот. Ну, вот. Они штанги поднимали. Рывок, толчок. Здоровые были. Все наши местные гопники, они все были штангисты. Никакого бокса там не надо было. Я говорю: ”А как там...” - ”О чем вообще? Надо просто ухватить. А дальше я один раз стукну...” Так и было. Они были чудовищно здоровые для подростков. Ну, а дальше... Приготовьтесь. Дальше советская власть всех призывала с советскую армию. И вот ты приходишь в советскую армию. Вот этот вот любер придет, здоровый, как... Я не знаю. Как 30-летний мужик. Он настолько крепок. Физически. Он готов к несению службы. А вот я, 62 килограмма? Как-то не очень получается. Я конечно на 10 килограммов отъелся, но как-то не очень. Почему советская власть массово не строила эти качалки?

Пётр Лидов. Ты помнишь мы с тобой обсуждали, когда разогнали... Опять же. Борьба с нелегальным бизнесом, частным предпринимательством. И так далее. Когда появилось... Это 1980-е ранние.

Д.Ю. Это мордобой.

Пётр Лидов. Ну, там же разогнали. Запрещали и так далее. Строго. ”Все идите в официальные учреждения”. Здесь уже закрыли глаза на частные... Кооперация. Ну, просто не было ничего. Вот.

Д.Ю. Загадка. Загадка вообще. Гантели купить, это вообще жизненное событие. Я помню купил себе по 19 килограммов каждая. И с ними в троллейбус зайти не мог. Потому, что ногу поставить могу... Ну, это событие в жизни было вообще.

Пётр Лидов. Надо сказать, что в армию я пошел в 1987 году. Я не был сильно здоровым. Но в армии я раскачался. Но при этом я помню, к нам на втором году приехал замечательный парень из Подмосковья, Саша Серый. Отличный парень. Подружились. Привет, Саша, если смотришь. И там: ”Шварценеггер приехал”. Там все ходили смотреть. Ну, хороший парень.

Д.Ю. Я тебе рассказывал историю? Приехав в воинскую часть, я остался дежурным по роте. Ну, я сержант был. Первые дни. Меня оставили. Я там по расположению хожу, озираюсь. Никого нет. А там в углу спортивный уголок. Там гантели и гири. Гиря 32 килограмма. Я подошел. А она не поднимается. Я оглянулся. Никто не смотрит. ”Точно. К полу прикручена. Не может быть такого”. Она не поднимается. Она не прикручена. У меня здоровья не хватает ее поднять. Ну, там были 16, 24. Потом 24 поднимал. До 32 так и не дошел. Но вот у нас были, например, люди из деревни. Был такой рядовой Тишинин. Привет рядовому Тишинину. Ее поднимал тупо... Вот так. 74 раза. Его бить сразу перестали от ужаса. Потому, что крайне опасен. Кто мешал-то? Гиря. Сколько она стоит? Челябинский завод или Череповецкий может отлить гирь... Почему в каждом дворе на улице не стоит комплект. Где турники, брусья и все остальное? Почему молодежь физически не развивается? Ничего не делали вообще. Вроде бы и делали. А вроде бы и нет.

Пётр Лидов. Еще один штрих вспомнился мне. Я вспомнил про хиппи. У хиппи тусовки было принято спрашивать... Это, значит, когда у них нет денег, а им надо в Питер... Им все время надо в Питер. Они все время едут в Питер. Московские. Они в Питер едут зачем-то. Им надо. Здесь потому, что музыка, а у нас там не очень. Им надо в Питер. Им надо деньги на билет. И вот они... Девочки, они ходили по улицам Москвы и обращались к сердобольным прохожим примерно так... Они говорили примерно так: ”Здравствуйте. Мы из Таллинна. Отстали от поезда. Не могли бы вы нам немножко помочь? Не хватает денег на билет. Сколько можете”. И народ... Ну, просто слезы. ”Конечно. Вот. Пожалуйста”. Советские люди. Собирали. Хватало. В основном молодежь. Интересно, что они вот этот прибалтийский акцент изображали. И это людей страшно трогало. Понятно, что...

Д.Ю. Европа.

Пётр Лидов. Вот эти несчастные люди. Попали к нам. Девочки эти. Такой был момент. Ладно. Последняя история. Последняя ли? Ну, похоже последняя. Она такая большая и мрачная. Я почитаю про нее больше, чем расскажу. Просто для того, чтобы вы понимали, уважаемые слушатели, что думал простой советский человек, когда шел в армию. Что он про это знал. 23 февраля. Ну, собственно, состоялось, началось, так называемое, нашумевшее тогда дело Сакалаускаса. 23 февраля 1987 года рядовой внутренних войск из Литвы, Артур Сакалаускас, убил пятерых сослуживцев, а также начальника караула, его помощника и проводника поезда. Произошло это здесь. В городе Ленинграде. Причиной было издевательство со стороны этих сослуживцев. При полном невмешательстве командира. А также проводника. И так далее. Как это было обнаружено. Ночью, 24 февраля, на Московский вокзал прибыл почтово-багажный поезд. Значит, где был специальный вагон для перевозки осужденных. Вот. Там было... Охрану этого вагона по правилам осуществляли восемь человек. Прапорщик, помощник начальника караула, старший сержант и несколько рядовых. Один из которых был еще и поваром. Кроме этих всех людей, военнослужащих внутренних войск, находился также и проводник. Ну, состав приехал, развез к местам отбывания небольшое количество осужденных. И возвращался, собственно, в Ленинград из этой поездки. По прибытии из вагона никто не вышел. При осмотре было обнаружено восемь трупов. И отсутствующий рядовой Сакалаускас. Вот. Ну, было тут же расследование. Объявлен соответствующий план. Ну, и исчезло все табельное оружие. Вернее все пистолеты. Сакалаускас... Подозрение было, что он убил сослуживцев, покинул вагон. Вот. Этот Сакалаускас, он был из Литвы. Служил с 1986 года во внутренних войсках. Был обычный, нормальный, спокойный парень. Попал, что называется, в такой, довольно жесткий, межнациональный коллектив. И, собственно... В армии бывают такие люди, которые подвергаются унижениям каким-то. Значит, нападкам со стороны окружающих. Я специально посмотрел подробнее. Потому, что это жуткая история. Значит, кто его сопровождал в этой поездке. Интересно, что он просил, чтобы его перевели в стройбат из внутренних войск. Ну, вроде как, ему пообещали. У него была специальность.

Д.Ю. Стройбат-то, это вообще караул.

Пётр Лидов. Вот. Но сказали: ”Ты съезди в последнюю эту поездку, а дальше мы тебя отправим, будешь работать”. Он в техникуме учился до этого. Значит, было там несколько человек. 20-летний старший сержант Семенов, ”дед”. Значит, младший командир. Здоровый русский парень. Ну, такого взрывного характера. Так понятно, что Сакалаускаса отловили довольно быстро. Он дал показания. Проверяли. Дальше. Кто еще был. Гатауллин, старший сержант. Все погибли. Заместитель начальника караула, тоже ”дед”. Значит, в свое время... Нравы, которые царили в этом ”замечательном” коллективе. За несвоевременный доклад об отсутствии происшествий во время дежурства разорвал Сакалаускасу ухо, разбил голову, ударив тяжелой связкой ключей. За плохую уборку туалета затолкал головой в унитаз. Заставлял стоять в наряде за других, разрешая спать не более 4 часов в сутки на протяжении 2 недель. Синицкий. Из Белоруссии. Рядовой, тоже ”дед”. Сакалаускас, соответственно, 1986... Ну, то есть, это у нас февраль... Молодой. Рядовой, прослужил больше 1,5 лет, ”дед”. Тоже избивал Сакалаускаса за неурочный сон. Даже когда тот стоял на посту вместо него. Вместе с Никодимовым просунул спящему Сакалаускасу спички между пальцев в ногах и поджог их. Так называемая, ”игра в велосипед”. Иногда, кстати, это смешно. Но в данном случае конечно не смешно. Хабибуллин. Азербайджанец. Повар. Также был ”дедом”. Часто лишал Сакалаускаса положенной порции завтрака, обеда и ужина. А если тот отказывался колоть за него дрова, мыть котлы... Однажды бросил ему в тарелку с супом горсть соли. Ну, и так далее. Джамалов. Азербайджанец. Ефрейтор. Тоже ”дед”. Ну, и компания. Однажды начал приставать к Артуру. И так далее... За что тот, на удивление, дал сдачи. В ответ через несколько дней Джамалов с Хабибуллиным и Манкуровым насыпали ему в обед песок и избили втроем. Манкуров. Еще один товарищ. Примерно то же самое. Проводник. Гражданский. Спокойный человек. Не вмешивался, сидел тихо. Ну, в общем, наблюдал за издевательствами. И, как бы, вот... Пилипенко. Прапорщик. 22 лет. Украинец. Значит, это все показания Сакалаускаса. Значит, он не принимал мер к прекращению унижений, хотя видел и, в общем, знал, что происходит. Ну, то есть, из этого понятно, что находясь в этой компании с этими людьми, которые... Он конечно находился в тяжелом психологическом состоянии. Плюс там показания... Опрашивали всех заключенных. Из материалов уголовного дела. Один из заключенных сказал буквально следующее: ”Такого беспредела не видел, как они над этим парнем издевались”. Вот. Ну, и дальше... Слабонервных прошу немножко приглушить звук. ”23 февраля 1987 года в 15 часов Махуров и Джамалов подняли с постели отдыхавшего после несения дежурства Сакалаускаса и потребовали пройти с ними в туалет. В туалете Манкуров и Джамалов с применением угроз, сопровождающихся избиением...” Это прямо из уголовного дела. Ну, наверное, уголовное дело. ”...Заставили его расстегнуть брючный ремень. После этого Манкуров стал удерживать Сакалаускаса. Однако Джамалов не смог этого сделать. Во время попытки изнасилования Сакалаускас потерял сознание. Продолжая издевательства над ним и глумления, Манкуров и Джамалов поднесли к оголенным местам ног Сакалаускаса зажженные спички. А когда он от боли очнулся, Джамалов сказал ему, что позже его изнасилует весь личный состав сквозного караула. После ухода Манкурова и Джамалова из туалета, Сакалаускас помылся и сменил кальсоны. После этого, возвращаясь, он увидел, что начальник караула спит, а металлический ящик с пистолетами стоит не запертый. Он зашел в купе, похитил два пистолета, в туалете их зарядил и пошел в купе для личного состава. Проходя мимо купе начальника караула, увидел, что спит прапорщик Пилипенко. Опасаясь, что он проснется, произвел выстрел в голову”. Он, кстати, в тот момент выжил. Впоследствии он его, по-моему, добил. Вот. ”Дальше прошел в купе, где находились все остальные. Они играли в карты. Держа два пистолета в руках, он начал стрелять из них по находившимся в купе”. Дальше я не буду подробности зачитывать. Довольно подробное описание. Значит, 43 выстрела он сделал, 33 попали в цель. Там много пистолетов было.

Д.Ю. Пистолет перезаряжался.

Пётр Лидов. Перезаряжался. Кто-то умер сразу. Кто-то получил пулю в затылок. ”После этого он открыл дверь...” Ну, да. Он, в общем... Он взял еще третий табельный пистолет, зарядил. Ну, короче, там были еще... ”Убедившись, что расстрелянные мертвы, Сакалаускас забросал их матрасами, зашел в купе Пилипенко, переоделся в его форму, похитил ”дипломат” с личными вещами и деньгами. Уложив в ”дипломат” пять пистолетов, снял у проводника наручные часы. В помещении кухни взял для себя продукты, сложив в дипломат. В 16:35 Сакалаускас покинул вагон. Несколько ночей провел в городе, останавливаясь на постой у разных людей”. Добравшись до Ленинграда, двое суток прятался в подворотнях, ночевал на чердаках. Но потом объявили в розыск. Развесили фотографии. Он уже... Понятно. Его моральное состояние после такого. Он бесцельно ездил в транспорте.

Д.Ю. В автобусе.

Пётр Лидов. В автобусе его задержали. И дальше, в общем, следствие. Его признали невменяемым. И в 1991 году... Ну, он отбывал... На принудительное лечение был отправлен. В 1991 году Россия выдала его Литве. Ну, и там он... Вроде даже жив и пришел в себя. В общем страшная такая история. На мой взгляд это много о чем говорит. Что творилось во многих воинских частях. В стройбате, где-то еще. Я помню... Что я попал в пограничные войска, это считалось большой удачей.

Д.Ю. Там ”дедовщины” не было.

Пётр Лидов. Да. Как-то очень в щадящем таком... Даже можно сказать...

Д.Ю. Она имела нормальные формы.

Пётр Лидов. Она имела нормальные формы. Понятно, что старослужащий не будет делать какую-то работу, которую делать будет молодой. Но там нет вот такого. А я скажу тебе, что я был в ”учебке” стройбата некоторое время. Ну, на курсах каких-то. Нас там учили... И там конечно... Ну, много этих стройбатовцев. Мы отдельно жили, пограничники. Отдельно жили, но с ними пересекались. То есть, ночевали в одной казарме, но у нас была своя часть. Понятно, что... К нам не приставали. Ну, и плюс разница. Там многие сидевшие. Всякие разные. Представители разных совершенно национальностей. Это конечно... Там происходили довольно такие... Ну, не такое конечно. Но, в общем, грань была очень тонкой. То, что мы там видели. И вот... Я уж не знаю. Это свидетельство какое-то этой... Ну, нельзя назвать отдельным случаем. Это конечно болезнь была такая. В чем ее причина?

Д.Ю. Очень сильно по-разному. Так я тебе скажу. У нас там со двора, условно говоря, 15 человек призывали. И из всех вернувшихся подобное только я мог рассказать. Что я такое видел. А у остальных нет. Все слушали, разинув рот. Как такое возможно? Возможно. А при этом вот у нас казарма... Наверху жило две роты нормальных, вменяемых. Техническая и автотранспортная. А внизу жила рота охраны. Это один призыв был. В целях борьбы с дедовщиной. Там один призыв был. Вот. А на первом этаже жил полк. Мы были батальон аэродромно-технического обеспечения. А там авиационный полк. Ну, солдаты жили. Их мало. А рядом казарма была, там жил дивизион связи. В дивизионе связи... Их мало было. У них был полковник начальник. Он все время ходил проверял чистоту туалетов. Подполковник, по-моему. Что для нас была такая дикость. Чтобы офицер вот этим занимался. У этих никакой дедовщины не было даже в теории. Вообще никакой. Просто никакой абсолютно. В полку тоже ничего не было. В роте охраны, которая вся была одного призыва специально, чтобы не было дедовщины, там перед мытьем полов в казарме все время разыгрывались гладиаторские бои. Кто мыть будет. Естественно, что здоровые мыть не будут. Как ты понимаешь. Они там друг друга метелили, а мы ходили посмотреть как там у вас. Интересно. У нас было крайне сурово. Крайне. Но в автотранспортной роте, там было такое, что... Мама дорогая. Там... Я не буду рассказывать вторую серию про Сакалаускаса. Но вообще... Ночь. Полеты заканчиваются поздно. Нас всех строят, лупят. Ну, лупят как? Главная задача побоев, это тебя унизить. Не избить, а именно унизить. Потому, что ты ответить не можешь. Блин. Ну, вот. Полеты закончились. А в автотранспортной роте, у них эти... Топливозаправщики. Там 22 тонны керосина. Если ты в самолет не залил, то часть надо вылить в парке в специальную емкость. Они приходят позже всех. Пока нас бьют, идут мимо. ”Чего-то вы их вообще не бьете”. А там такие хари... Я тебе словами передать не могу. ”А как надо?” Все пьяные, естественно. ”Иди сюда”. И с той стороны... Казарма разделена, она без дверей. ”Встань”. Встает как орангутанг. А этот сержант как дал... Блин. Мы конечно все были безумно ловкие. Как выдыхать, как поворачиваться. Я бы вообще не выжил. От такого удара точно что-нибудь оторвется. А я твердо знаю. Поскольку я старший. Сейчас отрабатывать на мне будут. Но тут все закричали: ”Нет. Ты своих сам бей, а мы своих сами бьем”. Ну, и там на той стороне там такое было... Я даже рассказывать не буду. Туши свет. А тут сидишь... Сначала тебе кажется: ”Какой ужас”. В каком кошмаре ты живешь. А нет. У тебя практически пионерский лагерь по сравнению с тем, что вот там. Там бывало и покруче. ”А теперь закуси солдатским мылом...” Такое, блин. А при этом, повторюсь... Другие ничего подобного... Там очень странно было.

Пётр Лидов. Вот они едут. Наверное бардак у них, где они базируются. Я не знаю. Во-вторых, это прапорщик...

Д.Ю. Коллектив... Это он виноват. Это конкретно он виноват. Или какие-то странные... Для того, чтобы этого не было, ключевое, командир, в данном случае прапорщик, он должен жить в казарме, спать. Потому, что все это всегда происходит ночью. Там должен присутствовать либо сверхсрочник сержант, либо прапорщик, либо офицер. Тогда ничего не будет. В автопарке вы там друг друга малость побьете. Но такого...

Пётр Лидов. В вагоне...

Д.Ю. Это его вина. Прямая. Я Сакалаускаса прекрасно понимаю. Я тебе больше скажу. Много лет после службы... Если бы я кого-то увидел из старослужащих... Не задумываясь. То есть... Это нехорошо конечно. Но и с людьми такое вытворять тоже нехорошо. Вот. Там должен постоянно быть старший офицер. Дети... А солдаты, это дети. Просто яйца уже волосатые. Это дети, предоставленные сами себе. Такого быть категорически не должно. Вы зачем это разрешаете? Они же в конечном итоге поубивают друг друга. Покалечат и поубивают. Это закономерный итог того, что происходит. Виновато в этом командование. Такого быть не должно. И это, как ты понимаешь... Ну, вот личный состав. А там... В наше время... Мы же дети тех, кто должен был родиться в 1941, в 1942, в 1943. А там никто не родился. И там демографическая яма. И соответственно у нас все время половина списочного состава было... А служить кто-то должен. И поэтому там без пальцев, с пороками сердца, еще какие-то... А самое главное из малолеток. Кто там это... А эти... Вот ты молодой, например. Значит ты должен писать домой письма строго зеленой пастой. Сейчас это письмо... ”Сейчас ты тут такого выхватишь”. Столовая. В столовой ты должен пить строго из зеленой кружки. Потому, что... Ты должен пить из зеленой.

Пётр Лидов. Я про такое не слышал.

Д.Ю. Жратва. Вот 10 человек садится. Вся жратва... Бачок на тот конец стола. Они между собой поделили, а тебе нет ничего. 10 килограммов веса в минус. Блин. Там вообще жрать нечего. Просто нет еды. Ты голодный постоянно. Еды нет. Не говоря про сахар и прочее. Вот если утром ты успеешь пожрать, ну, пожрешь. А потом... Все становятся точно такими же потом. И мой друг Серега, заходя в столовую, хватая сахар и пихая его в карман... А это сахар, который молодым не достанется, как ты понимаешь. А командир взвода кричит: ”Ты чего делаешь? Куда сахар берешь?” - ”Ты куда, сука, смотрел, когда меня обжирали? Пошел...” У нас простые разговоры с офицерами были. Если меньше майора, честь отдавать не надо. ”Ты кто? Старший офицер? Понятно”. А какой-то капитан, лейтенант... Там страшно было.

Пётр Лидов. Стресс постоянный.

Д.Ю. Ну, с другой стороны... Уроки все извлекают абсолютно разные. Это тебе не монастырь, куда ты по своей воле пришел. Здесь ужасы вполне реальные. Блин. Какие ты выводы из этого сделаешь... Я не знаю. Извините. Увлекся.

Пётр Лидов. Будем заканчивать. Время уже... Важное, интересное событие было. 25 февраля началась, так называемая... Не слышал я раньше об этом. Нашел, когда готовился. Фосфоритная война в Эстонии. Не слышал? Очень интересно. Там в Эстонии уникальное место, фосфоритовые шахты. Это минерал, который используется при производстве удобрений. И так далее. И с 1970-х годов велась дискуссия. Открытие новых шахт. Вот. Но, значит... Вышла информация в средства массовой информации... Хотя решение было принято. Как бы общество было против. Что, во-первых, для разработки этих шахт потребуется ввезти еще граждан из других республик. А в Эстонии уже и так эстонцев половина. Половина русских, половина эстонцев. Примерно. И фактически это было первое такое движение. Люди вышли на улицы в 1987 году. Когда экологическая... Она такая около экологическая кампания. Фактически вынудила государство отказаться от этих планов, извиниться перед гражданами. И многие считают, что это стало зарождением такой национальной... Национального движения в Эстонии. Там, значит, была опубликована карикатура. Очень смелая по тем временам. В газете... Не помню. Условно ”Знамя труда”. Нашел эту картинку. Пришлю. Там крестьянин такой... Тебе расскажу. Даже можно не показывать. Крестьянин на телеге в поле разбрасывает навоз. В поле едет и кусок навоза летит в поле. Кусок навоза в форме Эстонской ССР. И он говорит что-то... Как бы это Советский Союз Эстонию использует в качестве дерьма. Вообще для советского издания это было, мягко говоря, смело. Вот. Главного редактора куда-то вызвали. Горбачев в это время приезжал. За неделю до этого. В общем, не заметили. Пропустили. Суть в том, что это экологическое движение набирало обороты. И впервые стало такой основой для борьбы против центральной власти. Критики советского правительства. Интересно, что в 2017 году, значит, эстонский академик и поддержавшая его местная академия наук высказала важное мнение, что вообще надо бы вернуться к вопросу разработки этих шахт. Потому, что деньги-то нужны. Капитализм, как бы, диктует свои законы. Ну, пока это не сделано. Тем не менее проводятся изыскательские работы. Это ладно. Интересный экологический момент. Закончим, наверное, 28 февраля. Последний день февраля. Михаил Сергеевич Горбачев выступает с новой инициативой. Заключить отдельное соглашение по ликвидации ядерных ракет средней дальности в Европе. Но при этом уже не настаивает на том, чтобы США отказались от программы звездных войн. То есть, видно, что пытается всячески мосты наладить. Диссидентов выпускает, соглашение заключает. Очень активную политику проводит по замирению с Соединенными штатами Америки. На этом февраль, я думаю, все. Сколько у нас получилось? Часа полтора как раз и получилось. Я думаю...

Д.Ю. Кстати, даже здесь... За один февраль. Этот Горбачев.

Пётр Лидов. Это я еще не все сказал. Он еще выступал. Много где был. Он вообще активный.

Д.Ю. Очень. Он вообще активный был. С другой стороны, вот все, что ты зачитал... Это ты пытаешься понравиться что ли? Это как с гопниками в подворотне. ”Пацаны, я хороший. По-английски говорить умею”. - ”Да? И что?” Ну, так и тут. Ты пытаешься понравиться. Это не та позиция, которую должен занимать государственный деятель. Чего ты унижаешься перед ними? Идите все... Твердая позиция, железные условия. Только тогда тебя будут уважать. А ты ведешь себя как дурачок какой-то. Человек, случайно попавший на самый верх. Или не случайно. Специально приведенный.

Пётр Лидов. Тут еще, забегая вперед, в марте к нам едет Маргарет Тэтчер. Тот самый визит. С интервью. Это... У меня ощущение, что встречное движение тоже было. В каком-то смысле Маргарет Тэтчер с Рейганом пытались кто первый, так сказать... Про визит Тэтчер я отдельно расскажу. Очень круто и интересно. И интервью ее. Поездка в микрорайон Крылатское. Там столько всего было. Восторг полный. И все гуляют.

Д.Ю. И в Крылатском до сих пор помнят.

Пётр Лидов. Это же мой район фактически. Я в Крылатском... В Кунцево я вырос, а жил в Крылатском. Помним.

Д.Ю. Забористо, Петр. Прямо машина времени. Спасибо тебе. Блин. Каждый раз бальзам на сердце. На сегодня все. Февраль закончен. Дальше март.


В новостях

09.04.23 13:09 Пётр Лидов - роковые восьмидесятые, февраль 1987-го, комментарии: 17


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк