Разведопрос: Руслан Карманов про Гонконг

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

24.10.16







Д.Ю. Мы вас категорически приветствуем, из города Гонконга! Это Руслан Карманов.

Руслан Карманов. Привет.

Д.Ю. Взаимно.

Руслан Карманов. Сто лет, сто зим.

Д.Ю. Сейчас мы будем беседовать беседу. Постольку поскольку камера одна, смотреть она будет на Руслана.

Ну как тут в целом, в гонконгах?

Руслан Карманов. Что касательно в целом, Гонконг всё-таки сейчас это бывшая территория Британии. Честно говоря, одна из заокеанских территорий, которых очень много – стран таких, колониальных.

Благодаря тому, что передача Китаю шла долго, с рядом обсуждений, приключений, законодательство Гонконга сейчас представляет из себя в принципе замороженное законодательство Британии на где-то 20-летнюю, даже 25-летнюю давность, которое немножечко сверху контролируется Китаем (как специальный регион), но в силу того, что часть условий передачи состояли в том, что на 50 лет мы заморозим всё то, что было на момент соглашения, в силу этого, здесь законодательство конечно же остаётся таким же, как и было.

Д.Ю. То есть, яростно коммунизм никто не строит, да?

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. Не бросились с саблями, не прибыли хунвейбины, ничего тут не поломали, тихо, аккуратно?

Руслан Карманов. Вроде того.

Ситуация такова, что местная публика достаточно долго культивировала в себе именно «нетаковость», то есть отличие. Термин «гонконгер» очень сильно раскручен здесь, он прекрасно показывает именно специфичность подхода.

Здесь выросло поколение, которое воспитывали именно в роли прислуги британцев. Этому поколению для того, чтобы с ними было проще обращаться внушили, что они специфичны, особенны, уникальны, необычны именно по праву рождения, то есть просто по праву рождения. И им рассказали все те же самые стандартные байки и мифы, которые рассказываются у нас в среде либеральной интеллигенции. Про то, что остальной Китай – это страшные люди в ушанках, все поголовно нищие, все слабоумные, которые мечтают просто приехать и впиться в горло, все деревенские, все бескультурные… В общем, полный комплект.

Д.Ю. А тут – элита, да?

Руслан Карманов. А тут элита, да. То есть у нас тут Дживс и Вустер, а у вас там просто сельпо страшное. Хотя и те, и те – китайцы.

Это очень интересно смотреть, когда здесь происходят выборы (совсем недавно были), как это обыгрывается в избирательной платформе. Выдвигается, допустим, кандидат по фамилии Цимерман, и он говорит: «Мы, гонконгцы, спасём вас от китайцев». Сам факт, что к местному китайцу приходит Цимерман и говорит «мы, гонконгцы», как в «Брате»: «Мы, гонконгцы, не обманываем друг друга»… Это уже само по себе очень хорошо выглядит, колоритно. И смотреть на это, да, конечно приятно.

Здесь это столкновение цивилизаций, оно ещё очень хорошо выглядит в каком плане: Китай развивается, Китай активно развивается, промышленность, наука… и Гонконг, являясь таким маленьким регионом, чуть-чуть замороженным, узко специализированным, грубо говоря, большим городом-бизнес-центром, у него в свою очередь вроде как получив это своё специфическое положение выиграл, но на самом деле замёрз, и поэтому он как был бизнес-центром, так в общем и остаётся. Поэтому Китай строит космические корабли, телескопы и всё прочее, а Гонконг придумывает новые салаты. Вот как-то так оно и происходит.

И это всё порождает очень большой внутренний перекос. Внутренний дискурс, примерно такой же, как у российской опять же либероты: вроде как мы такие хорошие классные и особые, но приезжают богатые пацаны из Пекина, из Шанхая и они совершенно не обязательно на стол в ботинках забираются, они совершенно не обязательно ковыряются в носу, они могут говорить по-английски… чудо! Они тоже умеют говорить по-английски, они могут выучить чужой язык, хорошо на нём общаться. И при этом всём они ещё в чём-то разбираются, они знают какие-то науки, что-то ещё. А здесь да, здесь исключительно культ внутреннего потребления.

Д.Ю. У меня в Питере трудятся родственники в сфере обслуживания. Вот китайцы, заезжающие к нам, могут потратить 70 тысяч долларов на покупках в универмаге. 70 тысяч долларов, для нас, для Питера вообще за гранью всего…

Руслан Карманов. Китайский турист для всех – это вообще супер подарок. За китайских туристов в той же Европе дерутся просто на ура, просто, а кто ещё купит. Покупательная способность псевдосреднего класса, то есть бедных, которые не умеют накапливать деньги…

Д.Ю. И не могут.

Руслан Карманов. Да. Средний класс – бесперспективняк вообще, у человека грубо говоря от зарплаты до зарплаты ничего нет, не остаётся, всё расходится на обязательные нужды. Они же не могут покупать товары средней и верхней ценовой категории, они уже закредитованы, у них нет возможностей. А тут приезжает китаец, который как тот самый карикатурный новый русский из девяностых, прямо такой покупатель мечты. То есть он приходит и говорит: «О, классно! Давай я тебе кэша прямо сейчас дам. Сколько тебе дать?»

Д.Ю. Котлету, да.

Руслан Карманов. Да. И это конечно же очень производит нужное впечатление. И в Европе поэтому за них драка идёт большая.

Д.Ю. А вот смотри, приедут китайцы из Китая и тратят здесь серьёзные бабки. Во-первых, им интересно посмотреть, что тут как, во-вторых, мой поверхностный взгляд – походили по магазинам (ну, наверное, мы по специфическим магазинам тоже ходим – отель, то что под отелем и всякое такое), здесь нет товаров, скажем так, средней категории. Всё круто и всё дорого. И вот приехали китайские пацаны и они, соря деньгами скупили всё и вроде бы счастливыми надо быть, а они какие-то «революции зонтиков» затевают, что это вообще за «революции зонтиков» тут были?

Руслан Карманов. «Революция зонтиков» – да, ситуация была достаточно интересной. Понятное дело, что как только произошёл торжественный акт передачи… и в общем сам акт передачи по себе, он достаточно долго планировался, подготавливался и там было большое количество значащих фигур от той же Тэтчер и того же Сяопина, буквально все участвовали в том, чтобы всё-таки эту красивую аренду территории… потому что британцы сгоряча честно говоря подмахнули, они могли подмахнуть на большее количество лет, они, видимо, в тот момент хотели красиво по-джентельменски поступить и подмахнули на 99 лет. И для того, чтобы назад получить эту территорию, всё-таки пришлось давление на них какое-то оказывать, из серии «не плохо бы»…

Поэтому, когда это всё было заключено, естественно со следующего дня, это же Британия, это государство с самым большим мировым опытом по законному и околозаконному отжиму любого имущества (от личного до территорий), поэтому, буквально со следующего дня, как только Гонконг отпраздновал переход под юрисдикцию Китая, здесь началось движение «А давайте назад». Потом это движение почему-то квалифицировалось, как борьба за независимость. Движение «Мы хотим стать обратно колонией» воспринимать, как движение за независимость как-то странно, но такой дискурс интересный: давайте обратно упадём в колониальное счастье. Прямо любо-дорого посмотреть на самом деле на логику, когда это рассказывают.

Движение это продолжалось, оно потихонечку нарастало. Тем более, что у этого движения был достаточно стандартный движитель – это деньги. Естественно, здесь куча британских структур влияния. Естественно, они крайне заинтересованы во всём этом – в том, чтобы сохранить спецрежим, сохранить свою дальнюю зарубежную вотчину, тем более, это же исторически такое опорное место, исторически такое количество наркоты торговалось британцами, здесь аккумулировалось. Если прийти, например, в тот же банк HSBC, громадный совершенно, монстр и в музее посмотреть, то в первый раз логотип появляется, на нём человек с опиумом. Достойная такая нормальная британская финансовая карьера.

Д.Ю. Стартап.

Руслан Карманов. Да, стартап был отличный.

Поэтому, естественно терять это не хотелось: удалённая спецтерритория, со спецфинансовым режимом, уже прокаченная по части населения. Тут же всё было очень хорошо. Это в случае советского варианта люди прибегали, начинали что-то строить: университеты и прочее. Здесь же, местному населению отдавалась роль второго сорта, которую они доблестно совершенно восприняли, их воспитали в этом нормальном стиле и терять все эти наработки опять же не хочется.

Где-то на протяжении лет пятнадцати всё это нарастало и году к 2013… 15 лет – после того, как Гонконг перешёл, Гонконг и Макао переходили в 1997-1999 годах, возвращались назад. То есть Гонконг – бывшая британская соответственно колония, Макао – португальская. Но так как у Португалии вопросов мирового господства, как у Британии, как-то не очень осталось… очень хороший пример в том, что в Гонконге соответственно «революция зонтиков», движения и прочее есть, а в Макао – просто как класс не существует, потому что, а зачем, всё вроде нормально, спецправила есть, льготы есть. Понятно, что все эти новые территории у Китая, они на особом, хорошем положении. То есть это такие дети. Ну, Гонконг избалованный уже, Макао – нормальный…

Так вот, к 2014 году это всё вылилось уже до уровня нормально прокаченных беспорядков. Как это происходило. Происходило совершенно по классической кальке где-то 2010 года в Москве – разгон под цветные революции, под белые ленты, под 2011-ый… По факту были созданы локальные движения. На пике этих локальных движений, самое главное, это, по-моему, democide… как-то так… перековерканная «демократия». Руководителем там является классический «онижедети», это на момент образования этого движения был студент то ли первого курса, то ли вообще старшеклассник. Джошуа Вонг, по-моему, его звали, как-то так, могу ошибаться. Он прекрасно подходил по биографии – то есть он эколог, заявлял о своей бисексуальности в школе… в общем, нормальный комплект.

Д.Ю. За всё хорошее, против всего плохого.

Руслан Карманов. Да-да-да. До этого он отметился в замечательных акциях о том, что не надо строить железную дорогу до Китая, а надо строить до какого-то другого места (то есть Гонконг, география понятна – строили железную дорогу до Гуанчжоу) и гонконгские экологи говорят, не надо строить железную дорогу, это вредно для экологии.

Д.Ю. Я думаю, и в Тибет вредно было железную дорогу строить.

Руслан Карманов. Совершенно верно, да. И вот эта картина маслом, когда им просто можно было показывать глобус и спрашивать: куда ещё из Гонконга можно строить железную дорогу, технически, кроме как в Китай, ничего рядом не расположено… Всё нормально, такая же копия Химкинского леса, прямо штрих в штрих.

И к 2014 году товарищ с партией «онижедетей» добирается до активных протестов. К чему привязывается первый активный протест – к выборам. Вообще никаких выборов в Гонконге не было, никогда. Ну просто зачем. Назначают губернатора и всё. Какие могут быть в колонии выборы среди папуасов.

Д.Ю. Никакого смысла.

Руслан Карманов. Это британская нормальная колониальная практика. Какие выборы, ребята, вы о чём. Губернатор, когда плохо – генерал-губернатор, когда нормально – губернатор сидит и назначается. Нормальный совестливый человек, может быть исключительно made in UK, без вариантов, хороший, совестливый и уважаемый.

Здесь же китайцы предложили сделать выбор, то есть здесь выбирается местная Дума, она естественно, так как это город и государство, она гибридно совпадает – практически получается, что выбирается один комплект депутатов на все случаи жизни, и естественно главный управленец. Китайцы сказали, что они хотят влиять на его выбор.

Как сделали китайцы. Они сказали: давайте будет специальный комитет уважаемых людей города (который будет дополнительно принимать решения), в котором будут крупные бизнесмены и часть китайских чиновников. После этого выборы немедленно начали заклеймяться как неправильные, потому что естественно китайцев, те кто как-то явно против всей этой системы, естественно от выборов начали убирать. Ну а какой смысл. Появляется кандидат, который говорит: давайте пересмотрим все договора (несмотря на то, что права он на это не имеет), давайте устроим революцию, заграница нам поможет. Китайцы просто приходят к этим же уважаемым гонконгским людям (красивую сделали схему) и говорят: у нас есть 30 человек, сейчас мы будем кандидатов рассматривать. У вас у всех бизнес есть, вы все работаете в Гонконге, честно говоря, у вас весь бизнес это: у вас за спиной какие-то китайские фабрики и вы в мир вытаскиваете продукцию через Гонконг. Все знают, что Гонконг – это входной кран до китайской индустрии.

Д.Ю. Да.

Руслан Карманов. Напрямую китайскую фабрику никто не купит. Несмотря на всякие мифы из серии «у Apple там своё производство». Фирме Apple, допустим, не принадлежит в Китае ничего, не может принадлежать, вообще, в принципе. Можно зарегистрировать гонконгскую фирму, которой там можно что-то, часть акций передать.

Благодаря этому, вроде как гонконгские уважаемые люди серьёзные, вроде как все с английскими именами, какими-нибудь Джейн Вонг, Билл Юнг, красивыми гибридными гонконгскими именами с английскими кусками, но у всех интересы-то в Китае. Они все подумали и тут же стали китайской партии подыгрывать. Потому что свобода свободой, пионер пионером, а бизнес бизнесом.

Естественно, кураторы пионеров сказали: всё, пошли на улицу. Это было лето 2014-го. Ситуация мягко раскачивалась. То есть студенты вышли на улицу, власть не знала, что делать, потому что такой формат забастовки и вообще…

Д.Ю. Свежо.

Руслан Карманов. Да, свежо. Они сразу же, учитывая всяческие движухи по части революций, стали очень аккуратно вести всё к изоляции. То есть люди перекрыли у Адмиралтейства дороги, китайцы им выставили соответственно…

Д.Ю. Барьерчики.

Руслан Карманов. Да. И сказали: хотите сидеть – сидите, кто ж спорит-то.

Д.Ю. То есть китайский «Беркут» в атаку не бросился, да?

Руслан Карманов. Да, да. Более того, мало того, что «Беркут» не бросился, первое время посидев на асфальте товарищи поняли, что им не интересно…

Д.Ю. Скандала нет.

Руслан Карманов. …Потому что одно дело – движуха, а другое – когда скука. Им стали устраивать развлечения. Это было здорово, я в тот момент присутствовал. Им, как положено, на всех этих майданах, притаскивали выступать музыкальные группы, какие-то неизвестные молодёжные коллективы за свободную свободу, какая-то стандартная совершенно для всех этих майданов лажа, т.е. вы не расходитесь, оставайтесь. Потом была стандартная байка, что сейчас вот-вот приедут разгонять. На майдан в 2004 году, у Ющенко, туда почти приехал российский спецназ…

Д.Ю. А тут пекинский спецназ ехал?

Руслан Карманов. Да, да. На майдан на Болотной, там вот-вот огромные чеченцы с пулемётами подъезжают, вы главное не расходитесь, не ссыте, всё будет хорошо.

Д.Ю. Уже открыты тюрьмы, уголовники идут резать, да…

Руслан Карманов. Тут тоже самое было: что вот сейчас приедут особо злые северные китайцы, огромные, звероподобные. Всегда играется на противоречиях – обязательно приедут чужие и очень злые, потому что вас так сильно боятся, что только такие помогут. Тебя там свои бить не будут. И поэтому абстрактный офисный юнит Вася, которого вытащили и выставили, он должен понять, что его так лично боится власть, что его даже милиционер из этого города бить не будет, обязательно инопланетянина притащат, который будет дубасить, потому что он ничего не испытывает. То есть власть, она должна быть такая жестокая и страшная.

Понятное дело, никто не приехал. Китайский гарнизон здесь есть небольшой в казармах на берегу, но им в принципе это было не интересно. Танк привести в Гонконг – это трудно. В силу местных улиц, привести сюда танк можно, разве что сбросив с вертолёта где-то.

Д.Ю. Да.

Руслан Карманов. Это единственный, наверное, вариант возможный. Поэтому, что задавят танками, как на Тяньаньмэнь… хотя всё это обыгрывалось, подавалось. Во всех таких действиях обязательно используется схема, что кормят очень хорошо различимыми мемами, то есть карикатуры на полицию появлялись, что полицейские забивают и местность, где стояли, у Адмиралтейства, её разрисовывали под Тяньаньмэнь, что танки стоят и вот эта демонстрация, её как бы переносили и листовки разбрасывали.

Потом обязательно были листовки про зверства полиции. При том, листовки были зафотошоплены страшно, ну просто какие-то абстрактные трупы разбросаны, кровища и «перестаньте убивать свой народ». При этом, вообще ещё столкновений никаких не было. Но листовки уже напечатаны, в массовом количестве, везде разбрасываются и наклеиваются. «Полиция, остановись», «Полиция должна быть с народом». Обязательно: всё за мир и мы за любовь, тоже обязательно вторая штука, то есть везде Джон Леннон, везде счастье, у нас всё будет хорошо, мы за мир, цветы…

Я присутствовал при сцене, когда мальчик китайский вышел такой зачуханный совершенно и раздал таким же китайским студентам, местным гонконгским цветы, и долго объяснял куда идти, они начали искать местных милиционеров цветы раздать. Те стоят, смотрят на них, типа вы со своей методичкой вообще достали, где вы только такое не делали. Смотреть было замечательно.

Те же экологи. Как обычно, на любом таком шабаше присутствует кучка «за всё хорошее и за чистую природу». В данном случае они подчёркивали, что у нас в Гонконге сортируют мусор, чего в Китае вы никогда не найдёте и вообще нигде никогда не бывает. И поэтому прямо рядом с митингом они раздавали воду у них отдельные были мусорные пакеты для бутылок от воды, для пробок от бутылок и они это всё снимали с разных ракурсов. Это тоже было рядом с Адмиралтейством, я ходил. И главное, что после этих пакетов начинались кусты, куда все ходили в туалет. Это было очень здорово. Показуха, да…

Д.Ю. Сортиров, как в Киеве им не привезли.

Руслан Карманов. Да, да. Их просто не привезли, видимо, тут очень тяжело везти такие крупные предметы. Это всё к чему: тут очень много элементов всех этих цветных революций, они отрабатывались один за одним, прямо вот чётко. То есть мы хорошие, мы за пушистых котят, мы за экологию, мы за свободу, мир-дружба-жвачка, «Битлы», милиция нас убивает, власть ссыт… При том, событий ещё нет. Просто, видимо, они есть в каком-то большом списке и по факту несовпадение этого списка с реальностью – ужасающее. Китайцы ни на кого не нападают.

Д.Ю. Ну не менять же методичку из-за такой ерунды.

Руслан Карманов. Да, да. Они спокойно совершенно стоят и ждут.

Потом начались проблемы, связанные с чем (чисто по-китайски), это же студенты, они стали их по части ВУЗов – отсутствие…

Д.Ю. Хотелось бы видеть вас на лекциях, да?

Руслан Карманов. Да. Потом выяснилось, что там были преподаватели, которые осознанно это дело поощряли: что, мол, я вам зачту, а вы только ходите туда, главное, не дайте этому затихнуть. И при том, преподаватели почему-то в основном были с британскими паспортами. Так, тоже совпадает.

Это дело продолжалось до пика. Пик начался в октябре 2014-го. То есть вялая позиционная война была всё это время. Всё это время дети сидели попами на асфальте, при том, тут шли такие замечательные ливни… я честно говоря, когда смотрел, по их позициям ходил, очень это было интересно. То есть надо действительно быть очень заинтересованным, чтобы всё это выдержать длительное время. Потому что два месяца сидеть посреди шоссе под присмотром милиции добровольно…

Д.Ю. Возможно, неплохие деньги…

Руслан Карманов. Ну да, это возможно, какие-то гешефты им обещали. При том, явно, что руководство их получало, а вот тот, кто рядовой, да, ещё дополнительно было.

В октябре – «Золотая неделя», основание Китая, поэтому, на неделю в Китае ничего не работает. Гонконг не празднует это так масштабно, он празднует только какой-то праздник 9 октября. В результате получается следующая картина – в Гонконге нормальная жизнь всю эту неделю октября, а в Китае – это возможность съездить в Гонконг. Для кучи народа из глубинки Китая Гонконг – это что-то как Прибалтика в СССР, это такая «наша заграница». И у них ограничение выезда, то есть в Китае для того, чтобы съездить в Гонконг, в паспорте что-то ставится, и они могут въезжать в Гонконг какое-то n-ое количество раз в год. Поэтому они чётко рассчитывают свою поездку и поэтому в Гонконге в первую неделю октября завал – народу количество прямо… туристов из Китая.

Д.Ю. Я бы сделал примечание для тупых: что если разрешать въезжать всем из Китая…

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. …у кого есть деньги и кто хочет, тут вообще всё растопчут просто. Сейчас мы с паромы высадились… мать честная, там вообще… желающих поехать в Макао – все полы заняты. Я не знаю, что здесь было бы.

Руслан Карманов. И это ещё учитывая, что с Чжухая туда можно быстро перебраться, что в Макао целые поезда ходят таким способом, доставляя быстро народ. Это действительно очень большое количество.

Д.Ю. Ну и вот они решили поехать, да?

Руслан Карманов. Да, они решили. Всё было подобрано под пик, чтобы, грубо говоря поджечь пол страны, потому что уже к концу сентября в Гонконге стали в специфических СМИ, ориентированных, эти СМИ обычно хорошо вычисляются по критерию «мы – южный Китай», то есть как только начинается подчёркивание «мы особый южный Китай, мы не такие как все», это такие местные сепаратюги.

Д.Ю. Местная Украина, да?

Руслан Карманов. Да, да. Это даже не Украина, это, скажем, местная Сибирская независимая республика, то есть это вот такие, конкретные сепаратюги.

Значит, в этих СМИ стала появляться информация, что на самом деле на материковом Китае уже готовы поддержать, что они видят, они смотрят, у них сердце кровью обливается. По всему Китаю, мол, уже готовы поддержать, вот-вот, вы только чуть-чуть продержитесь. То есть все эти схемы удержания этих товарищей на позициях, «вы только там оставайтесь, потому что нам нужна картинка», они использовались на полную. И к моменту подъезда китайцев, этот подогрев шёл активно.

Как только китайцы появились, перегорожены были митингом в принципе где-то тысяча человек, вот именно активистов, потому что, когда можно проверять сколько народу, ну, например, в четыре утра. В четыре утра приходишь, через дорогу переходишь и смотришь, сколько там человек сидит в палатках и прочее. Вот там их на самом деле копейки, которые всегда на позиции.

Д.Ю. Ну это так и должно быть, то есть, есть ядро активистов, а остальные набегают-убегают и задача заманить как можно больше и удержать как можно больше.

Руслан Карманов. Да, да. Так это же вот отсюда буквально две улицы и это самый центр. И так как перегорожено и машины не едят, естественно по нему гуляет множество пешего народа. Естественно все с фотоаппаратами ходят, витрины работают, магазины не закрываются – всё отлично.

Есть и второй очаг в этот момент, на Монкоке, в той стороне, на новых территориях. Но там конечно не так всё зрелищно и красиво, там уже более китайская китайщина, там обшарпаненько, картинка не та. Поэтому здесь CNN, здесь BBC. Они ждут момент вечера, когда улицы запружены гуляющими людьми и на трансляции этого никто не увидит, что это материковые китайцы, а митингующих-то среди них – крохи. И этим отлично можно пользоваться. Хотя, когда ты идёшь в толпе, ты прекрасно слышишь, что они все на мандарине говорят, они все приехавшие, а единицы местных буквально. То есть именно всё было подстроено классно под эту картинку.

И в этот момент приехал наш кудрявый пудель Варламов, случайно, говорит, проезжал мимо. Вот так бывает в жизни, что случайно мимо проезжают к первому дню. С беспилотником. Сейчас сниму панораму, как много народу поддерживает… ну достаточно стандартный набор слов.

Всё это дело продолжается. Дня три идёт нарастание. И начинаются попытки стычек с полицией. Стычки нужны. Стычки нужны, потому что во всех таких мероприятиях нужна какая-то кровь. Во всех майданах инициаторы какие-то были, которые служили именно паршивой овцой: какие-нибудь девочки в белых блузках, чтобы красное было видно. Ну вот, на Болотной, там были замечательные, я помню по тем репортажам, родители, которые привели ребёнка и когда спрашивают: «А чего вы пришли с ребёнком (лет шесть)?». Они говорят: «Представляете, его, например, изобьют? Сразу по телевизору покажут». Степень адекватности нормальная, вполне серьёзная.

Тут такая же ситуация была примерно. Здесь движения начались именно со стычек с полицией. Притом, в первый момент стычки начались не в центре, где все ждали, а на Монкоке, то есть на второй точке. Чтобы представлялось, то есть на острове Гонконг, у зданий правительства, там это был митинг такой, перманентный и какие-то хотя бы лозунги были разборчивые, вот в правительстве заседаете, а мы хотим, чтобы по другой формуле вас выбирали. А вот на второй точке, на Монкоке, там были просто сочувствующие, которые просто перекрыли дорогу, и всё. Там даже лозунгов не было, потому что там честно говоря англоговорящих уже мало. Там чем дальше к Чженьчаню, там уже Китай китайский и всё более китайское.

Так вот, первые столкновения начались как раз там. Первые столкновения были интересные, это были таксисты. То есть таксисты начали бить митингующих. Идея простая: гонконгские таксисты очень жадные существа, потому что они оперируют серьёзными деньгами. В отличие от большинства московских креаклов, у гонконгского таксиста деньги-то хорошие.

Д.Ю. Есть что терять.

Руслан Карманов. есть что терять, да. Эти гонконгские таксисты, они, из-за того, что им дороги перегородили, были вынуждены по стандартным маршрутам грубо говоря, они привыкли, допустим от жилого комплекса такого-то до работы куда-то ехать, за большие деньги перевозить и у них из-за этого возникали стычки с людьми. Люди говорили, я не хочу за тот же маршрут на 20 долларов больше платить, значит, давай, что хочешь придумывай. И первым делом дубасить начали товарищи водители товарищей оппозиционеров.

Д.Ю. А это были водители или у них тут, говорят, адские триады существуют?

Руслан Карманов. Да-да-да. Про триады совершенно замечательно. Я, когда пришёл туда на следующий день, я пришёл с женой и мы, как только к месту подошли, у меня сложилось ощущение, что там работает целая сеть таких профессиональных маленьких бабушек. Нас заметила стайка бабушек, от неё отцепилась маленькая бабушка китайская, она подбежала к нам и на достаточно хорошем английском говорит, что власть нанимает гангстеров, потому что боится народа, мы можем об этом говорить, то, что вы должны об этом рассказать всем людям мира правду. И она настолько это отработано выстрелила, мы не успели ни про что спросить, то прямо было ощущение, что это всё очень хорошо координируется и делается совершенно централизовано.

И главное, этих бабушек была такая же стайка, как вот здесь взять на Ваньчае, в баре с филиппинскими проститутками, когда заходит иностранец, и ему такая же китаянка говорит, вот эти две барышни вон к нему идите, вот ваш потенциальный клиент. Очень похожая схема на оппозиционном митинге в Гонконге оказывается работает, вот эти бабушки. При том, эти бабушки такие, видимо, возраста серьёзного, они наверняка прислугой где-то работали, потому что английский такой характерный, хороший. И они именно объясняют, что всё плохо.

Д.Ю. А таксисты? Они сразу принялись морды или что?

Руслан Карманов. Таксисты побили морды некоторое время, то есть была пара столкновений с какими-то потерями, повреждениями. После чего этих товарищей, которые митингуют, их оттуда стали просто гонять. То есть на ночь им не давали уже оставаться. Их стали выгонять. При том, там же какая ещё тема: там, где они находились, на старой точке митинга на Монкоке, там много магазинов серьёзных, например, ювелирных. Там есть своя охрана. Охрана говорит, мы понимаем, что у вас политика, но у нас ювелирный бизнес, политика – 5 метров от двери.

Д.Ю. «А это – частный магазин».

Руслан Карманов. Да, да, именно, это частный магазин.. То есть у людей дневная аренда такая, что за эту аренду можно заказать весь митинг, смысла не имеет никакого.

Дальше пошло по нарастающей, то есть на них выливали помои с верхних этажей, потом кто-то набрал ведро фекалий, облил… То есть девочки с белыми блузками ждали, что кровь, но с кровью не срослось, но…

Д.Ю. Но тоже было видно хорошо.

Руслан Карманов. …на картинке видно было хорошо. При этом, старались со всех моментов пасти камерами серьёзные журналисты. Мне очень понравилось, например, поведение сиэнэновцев, они чётко работали с картинкой – чтобы по команде им поднимали лозунги: там выходил человек, он подходил к стоящему на крыше подземного перехода человеку с камерой, товарищ сиэнэновский, с логотипами, всё по-честному. У него был второй товарищ с микрофоном, который должен был делать что-то. Этот второй товарищ договаривался с пришедшим снизу местным, тот выбегал, толпа разворачивалась, становилась в шеренгу, доставала плакаты, руку поднимала. Тот снимал, говорил, всё нормально. После чего они садились, утыкались в мобильники, играли дальше. Это тоже мне понравилось, такой момент, протеста был колоритный.

Кроме того, гастербайтеризация протеста. Когда рассказывают про всякие страшные автобусы с каруселями для голосования, привозят кого-то неправильных, и они голосуют по пятьдесят раз, я этот момент сразу вспоминаю. Потому как, если здесь протест был ещё вроде китайский, лица хотя бы китайские, то во второй части на Монкоке, там протест был пакистанско…

Д.Ю. …филиппинский.

Руслан Карманов. Да. Там присутствовали какие-то такие… ну средние пакистанцы в больших количествах. У них всех был логотип с жёлтой ленточкой нацепленный, им говорили, что кричать, они кричали, но самостоятельных действий никаких не вели. Кто-то что-то им говорил, и они принимали формацию, говорили что-то. В общем, выглядело это всё соответствующе. И совпадение по части методички было во многом.

Но после этого китайцы стали аккуратно давить. То есть китайцы что сделали, это то, что я в статье описывал, руководство по подавлению Майдана, которую раскопировали в миллиарды мест уже. Я её написал, как раз по горячим следам, потому что всё это наблюдал.

Китайцы жёстче блокировать. Они не дали, например, подзаряжать мобильные телефоны. То есть как только не дают подзаряжать гаджеты, не дают туда электрику протаскивать, потому что небезопасно, провод не дают, удлинитель не дают.

Как только в кафе рядом начинают делать заказ, то есть нельзя просто сесть за столик, достать двадцать мобильников и поставить заряжаться, ему говорят, делай заказ или вали отсюда, у них возникла первая проблема – они все с гаджетами, они ими увешаны. Вторая проблема возникла, когда выяснилось, что по гаджетам их оказывается могут идентифицировать. То есть пионеры решили всех обмануть, поставив хитрющий софт, который позволяет, не имея единого центра, все такие раскрученные в кино методики борцов за свободу, анархистов, у нас всё такое децентрализованное, свободное, открытое всегда лажей заканчивается. Вообще всегда. Вот где написано «свободное», «открытое», значит, кидалово. Там вообще без вариантов.

Так вот, они поставили софт для ведения переговоров, типа раций, так романтично – специальная софтина, секретная, чтобы только свой узкий круг, секретный по ней общался, это же всегда какое-то такое базовое доминирование: я такой альфовый весь, у меня всё очень суперское. Китайцы всех, это же сотовая сеть, они по симкам буквально до ФИО всех отследили. И поэтому, когда эти товарищи, они же сразу капюшоны одевают, маски закрывающие, но при этом, у товарища Джона Лю, у него два мобильника с симками на Джона Лю по карманам…

Д.Ю. И айпадик ещё.

Руслан Карманов. Да-да. И он в авторитете, но при этом защищённый софт.

Д.Ю. Как положено креаклу, да.

Руслан Карманов. Да-да, то есть это совершенно очаровательно. И они потом им списки выдали, сказали, вот вы, вы и вы, пофамильно, можете домой идти, вас родители заждались. То есть китайцы давили по-своему, по-простому. Вот все такие секретные, в масках, а их пофамильно зачитывают, как, что такое.

Потом стали перекрывать им ресурсные потоки: воду, перекус. То есть, если хотите поесть – идите отсюда. Воду хотите? Если организация поставляет, давайте разберёмся, что за организация поставляет.

Д.Ю. Отлично.

Руслан Карманов. При том, ничего нет из-за силовых действий – не дали ничего пронести. Пару раз изымали заточенную арматуру, которую пытались в руках дети пронести с собой. То есть им очень чётко говорили: вам нравится сидеть на асфальте, будете сидеть. Вот рядом с вами будет стоять молчащий товарищ милиционер, кордон и всё, будут на вас смотреть. Мобильник сядет, и мы посмотрим, милый друг, что ты будешь делать, тебе же скучно станет даже не через три минуты, через тридцать секунд ты с ума сойдёшь, тебе же статус чекинить надо, ты же должен быть на волне, у вас же там индуцированный психоз. Если он с линии срывается, он – а что тут делать-то вообще, сессия завалена, скандал дома, куда мне идти.

Всё это продолжалось малое время и их площадь стала снижаться и под конец в общем-то последние разошлись, потому что не удалось ничего добиться. Власть не пошла ни на какие переговоры, никакой студенческий комитет ни к какому мэру не пустили, потому что, а кто это, с кем я буду вообще общаться, про что, кого они представляют, что они вообще. А мы представляем страницу в Фейсбуке. Обалдеть. Я со страницей в Фейсбуке буду разговаривать.

Д.Ю. Ну то есть никакого насилия…

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. …никто их там не дубасил.

Руслан Карманов. Именно подчёркнуто было, что никакого насилия со стороны власти, потому как материалы, которые с диким количеством всяческих стычек и столкновений в большинстве случаев или дополнительно режиссировались, что показаны были, или как-то это довиралось, брались другие события. Ну точно так же, как в СМИ раскручивались те же самые московские майдановские события типа Болотной, когда кадры из Греции подпихивали. Всей страной смеялись, что Болотная – и пальмы в кадр лезут.

Д.Ю. Да, да.

Руслан Карманов. Вот тут была такая же картина. Страшные избиения, страшное прочее раскручивалось, но Китай всё сделал просто – он просто молча их дожал, как положено дождался, пока труп проплывёт, несколько раз протащил этот труп по воде проверить…

Д.Ю. Туда-сюда.

Руслан Карманов. …что точно не выплывет и всё. Всё было хорошо.

На самом деле до сих пор естественно эта тема раскручивается. Они сейчас пытаются это сделать уже по-другому, они сейчас пытаются войти во власть через честные выборы. Естественно, есть люди, которые верят в то, что нам надо под британцев и у нас автоматически всё будет хорошо. Они реально не понимают того момента, что у них всё хорошо, потому что они – это такая пристройка к Китаю, то есть, есть фабрики и прочее и есть ещё такой бизнес-центр, который умеет ещё акциями торговать этого дела. Вот без этого жить можно.

Грубо говоря, китайская фабрика Икс, которая умеет перерабатывать ресурсы неодима, не знаю, и делать стекло Gorilla Glass 4, она будет его делать вне зависимости от того, будет ли JPMorgan торговать акциями или Bank of China. Но сверхценность у местных раскручена, они реально верят, что без них никуда.

Это, кстати, тоже очень такая же калька самомнения с московских креаклов. То есть, грубо говоря, есть Вася, он пристроился в контору, которая должна была за откаты впаривать сервера в структуры Сбербанка. И не выгорело… Что говорит Вася? Вася говорит: страна ничего не производит. Почему – потому что он ничего не производит. Очень просто. Он честно рассчитывал, что он будет ходить в какое-то непыльное место, в какой-нибудь красивый бизнес-центр, там он будет замечательно сидеть, думать о том, как ему Машка на корпоративе что-то сделала…

Д.Ю. Пить смузи.

Руслан Карманов. Да, пить смузи по вечерам. Органическая палеодиета и тому подобное. И главное, что он при этом будет какой-то такой умненький-хитренький какие-то такие штуки делать, за которые ему просто так будут деньги давать. Как только это не выгорает, замечательная эта идея (потому что у тебя таких вась табун до горизонта и все хотят совершенно так же), то выясняется, что он, меряя по себе, ставит всем диагнозы – это потому, что все работать не умеют. Ну честно скажи – потому что я работать не умею.

Д.Ю. Да.

Руслан Карманов. «Потому что страна ничего не производит,» – говорит человек, который собирался всю жизнь торговать бинарными опционами. Здорово… Просто честно скажи – я ничего не произвожу.

Вот эта картинка, она достаточно показательна, что это везде одинаково. Здесь же тоже наблюдается определённый кризис. Есть финансовые структуры, которые созданы не здесь, они нацелены на то время, когда общего информационного поля не было. Вот так, например, как Сингапур выстреливает: то есть там Ли Куан Ю когда говорил, мы будем торговать акциями, потому что в Лондоне время уже закончилось, а в Токио ещё… а мы тут посередине такие, хопа! часовой пояс… Тогда не было ни интернета, ни каких-то сетей, которые бы обеспечивали двадцатичетырёхчасовую работу и тогда это географическое положение, красивое (один из факторов, естественно, много их было), выстреливало.

Здесь тоже такие штуки есть: специфический налоговый режим, то есть они существуют… биржевые опять-таки операции, да, здесь наработанные экспертизы по этой части, но никто не говорит, что нельзя наработать параллельно что-то аналогичное. Китайские компании толстые начинают выходить на IPO, они не хотят обязательно на Гонконге, то есть сейчас гонконгской бирже будут отжимать по-простому. Китай говорит: да хватит вас кормить, задрали, вас кормишь, у вас тут суперльготные режимы, всё что только можно, а вам всё что-то не нравится, всё не так. Поэтому отжим от крупных потоков да, он будет происходить, естественно.

Д.Ю. То есть, это когда-то был такой, капиталистический островок…

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. …построенный для экономического взаимодействия с огромным коммунистическим Китаем. И поскольку там живёт уже скоро полтора миллиарда человек, то даже если они нищие, то всё равно с деньгами конкретно тут всё хорошо.

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. А в связи с тем, что ситуация меняется, то хорошо становится в других местах, а здесь уже не так хорошо.

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. А что в перспективе вообще светит? Оно вообще медным тазом накроется или как?

Руслан Карманов. Перспективы-то понятны: Китай скорее всего будет (если не будет какого-то жуткого форс-мажора) выдерживать джентельменские соглашения на протяжении 50 лет (из них уже 17 прошло). Законодательство не будет меняться, останутся специфические налоги. Скажем так, отсутствие налогов на деятельность вне Гонконга. Основная схема с выгодой, она как раз будет состоять в том, что деятельность фирмы вне Гонконга, она не будет облагаться налогом. Такой, полуофшор, не офшор, такой как Британские Виргинские острова, а вот такой, в некоторых моментах.

Естественно, за это время отсутствие изменений в законодательстве послужит как фактором стабильности, так и фактором отсутствия в общем-то развития. Поскольку финансовые инструменты могут поменяться, финансовая картинка мира может несколько раз за это время ещё поменяться. Что такое 33 года осталось – ну это безумно много. Запросто может быть, что финансовыми центрами станут совсем другие страны, кто-то поменяет своё законодательство, какие-то появятся новые инструменты. Может быть сейчас лопнет пузырь стартапов всех этих и от слова IPO людей 10 лет трясти будет до уровня не говорить это никогда больше. Ведь на гонконгской бирже торгуется тоже до фига компаний, у которых капитализация грубо говоря твиттерная – давайте оценим Twitter в 55 миллиардов, почему? – ну классная известная всем штука. Содержимое только штуки непонятное – ограничение в 140 символов, а так всё хорошо.

Поэтому да, в Гонконге с одной стороны преимущество – стабильность на 50 лет зафиксированность всех финансовых конструкций, и он живёт за счёт финансовых конструкций, с другой стороны – это не даёт возможность адаптироваться под изменения. Вот рядом китайский Шеньчжэнь – запросто перехватит что угодно, тот же Макао – бывший португальский – там соглашения гораздо мягче, там много можно что сделать, помимо того, что уже существует. Макао в планах развития – очень перспективный, потому что благоприятный регион, денег много – можно что-то сделать, Китай пытается там медицинский центр сделать или какие-то хайтековские технопарки, решения.

Их трудно новые делать, в Гонконге высокий прайс на это всё и большое количество затрат, а так, чтобы собрать какой-то внешний интеллектуальный потенциал – трудно, потому что, если у тебя здесь по части образования проводил много достаточно интересных исследований, можно сказать, что здесь адресная такая фабрика по производству офисных юнитов, таких типовых офисных юнитов, которые потом будут в тот же JPMorgan идти работать или City Bank, то есть клерков, прямо вот именно их. Они будут строем уметь выполнять всё, что нужно они будут обладать знанием локального птичьего языка, то есть именно мемов и всего прочего у финансистов. Местных, то есть это будет такой британско-гонконгский сленг финансовых операций. Ну как в России называют левое юрлицо «Ежовым», допустим. Тут такой же есть сленг внутренний. Они готовятся, они умеют на нём общаться, значит, они для этих высших кругов подготовлены.

Но в остальных частях, честно говоря, если не брать какие-то именно чисто китайские университеты, в которых традиционно китайские дисциплины типа математики натаскиваются, то достаточно грустно. Перспектив там грубо говоря научного развития Гонконга… Опять-таки, с салатом с дором может получиться…

Вот у Стругацких произведение «Хищные вещи века», полуутопия. Вот, честно говоря, Гонконг в общем-то очень-очень много чего берёт… Потому что реально основной вид бизнеса – это скука, затраты на скуку. Потому что огромное количество изощрений на любые темы от интимной жизни до пищи, оно именно порождается тем, что адресно работают финансовые структуры, люди, у которых нет ничего кроме работы, нет увлечений, им всё неинтересно. Они во что-то модное вписаться могут, но пристрастий не будет. У этих людей нет, например, хобби. Вот в этом сезоне модно, например, палеодиета – сырое мясо жрать, ну они будут жрать сырое мясо. В следующем сезоне будет выгодно, допустим, шерстяные шапочки носить – они будут носить шерстяные шапочки. С тем же лицом, с которым жрали сырое мясо. И всё.

Д.Ю. Ну это же двояко получается: с одной стороны, вот он, могучий финансовый центр, каковым так сказать изначально сделан, естественно, внутри финансового центра нужны финансовые работники.

Руслан Карманов. Да

Д.Ю. И подготовлен так сказать курс, извиняюсь за тавтологию, подготовки и выпуск этих самых финансовых работников. По всей видимости, готовят их нормально, я бы даже сказал отлично, наверное. Подходящий человеческий материал воспроизводится и обеспечивается потребности данного бизнес-центра. Но в связи с тем, что всё это радикально может поменяться, то вроде как ты завтра… ну это капитализм, это всё то, что мы так любим, что нам нравится… не вписался, что же делать…

Руслан Карманов. Да. Тяжёлая ситуация. Ведь люди берут огромные кредиты на обучение, чтобы потом пойти в тот же City Bank и на входе получить тысяч 60 гонконгских долларов, то есть 600 тысяч рублей. Они достаточно быстро получают ту же сотку… ту же квартиру снять рядом с ними наверху, будет стоить 400 тысяч рублей на наши…

Д.Ю. Ничего себе.

Руслан Карманов. Да.

Д.Ю. Хорошо…

Руслан Карманов. Они варятся в этом относительно маленьком таком корпусе: то есть работа, эскалатор наверх, по пути хорошие рестораны, фитнес-залы, в высоточке квартиры и они в общем так достаточно долгое время могут жить.

Д.Ю. А многие убежали отсюда, когда с материковым Китаем начали договариваться? Говорят, что они массово эмигрировали в Канаду, например.

Руслан Карманов. Честно говоря, информацией не обладаю. В общем-то, отчего убегать – непонятно. Я думаю, что единственное, кто могли бы убегать – те, у кого были перспективы посадки на материковом Китае.

Д.Ю. Наверное, да, это в первую очередь.

Руслан Карманов. Да. Ведь смысл передачи Гонконга в том и был, что Китай общую получает власть, то есть входит в состав Китая, но законодательство всё локальное замораживается: юридическое, экономическое, уголовный кодекс, всё прочее – всё британское. Ничего не меняется. Именно 50 лет, пока типа люди не привыкнут.

Потом, сами же британцы активно пытаются эту ситуацию расшатать: типа давайте опять к нам, а Китаю это делать нельзя, как только Китай что-то делает в этом направлении, сразу международные совестливые организации начинают немедленно: «Плохо»…

Хотя, Китай в последнее время стал с ними достаточно жёстко себя вести. То есть, тут, например, парламентская делегация Британии приезжала проверить, как проходят выборы. Вообще, британцам всегда въезд без визы, потому что в часть соглашений входит то, что с паспортом UK на территорию колонии ты можешь въехать как положено. Но китайцы нашли, к этой делегации подход. Выяснилось, что если группа больше пяти человек, то может понадобиться дополнительное разрешение от туристического… и делегацию лордов, сэров и пэров в количестве двадцати с чем-то тел, которые приехали проверить наличие демократии в Китае, их соответственно в аэропорту вежливо завернули и сказали, что, извините, ребята, не в этот раз…

Д.Ю. До свидания.

Руслан Карманов. Да, да. Всё по закону. У вас большая туристическая группа…

Д.Ю. Но в целом, замечу, я как посторонний и непричастный, такого количества «роллс-ройсов» и особенно автомобилей «тесла», пока ехали тут на гору, я их увидел больше, чем за всю жизнь в России. То есть такое количество жуткое… я не сомневаюсь, что они и стоят здесь гораздо приличнее, чем…

Руслан Карманов. Скидывают много.

Д.Ю. Да?

Руслан Карманов. Меня приглашали где-то два месяца назад, я ходил на как раз тесловский показ. Они собрались выпускать новую модель, которая будет с 2019 года только доступна. По причине того, что они собрались выпускать, то надо продавать текущее. Большой складской запас модели S, она стоит сотку, внутри она как «ниссан» Teana…

Д.Ю. Не поражает, в общем.

Руслан Карманов. Да-да. Её достаточно трудно вести, у неё задний привод. Её надо брать полноприводную, это ещё дороже. На самом деле, вариант «теслы» модели S, на которой можно нормально ездить, он упакованный, будет стоить совсем дорого. Но они сразу же берут, что ты возьми, мы тебе кредит беспроцентный, мы тебе опции бесплатные, только возьми. Поставка в течении недели, вот прямо можно будет прямо сразу же. То есть у них реально очень большой запас, потому что объявлена новая более дешёвая модель, которая стоить будет 35 тысяч. Вот та, которая за сотку, естественно совсем становится не нужна, потому что это ну реально много денег. За сотку можно взять машину совсем другого комфорта и какой смысл-то?

Д.Ю. Это как-то непонятно. Соглашусь, что, если я отмороженный борец за окружающую среду, что меня всегда, кстати, ввергает в состояние глубокого недоумения – вы считали, сколько стоит вырыть карьер, переплавить руду, сделать эти ваши жуткие батарейки, потом утилизировать эти батарейки и самое главное, заряжать ваши батарейки. Где-то электричество, наверное, где-то либо реку перегородили, либо…

Руслан Карманов. Уголь.

Д.Ю. …у японцев, где у них там жахнула электростанция?..

Руслан Карманов. Фукусима.

Д.Ю. Фукусима заряжает батарейки.

Руслан Карманов. Я как раз живу недалеко от Дип-Уотер-Бэй, на острове как раз Гонконге, там есть зарядка, как раз суперчарджер тесловский. Суперчарджер, он такой красивый, его обычно в рекламе показывают, что там всё солнечными батареями облеплено. Как раз, когда статью про «теслу» писал большую, я принципиально сходил посмотреть. Солнечных батарей на том здании нет вообще, зато у него есть собственная подстанция. Экологичная зарядка, которая не тратит ничего, есть подстанция. И главное, что с той стороны (через небольшой пролив), там замечательный остров Ламбо, на котором нормальная ТЭЦ. Значит, там три трубы…

Д.Ю. Уголь?

Руслан Карманов. И уголь, да. Баржи с углём подходят. То есть это было настолько красиво, всё такое супердорогое, классное, «тесла», суперчарджер… подстанция ржавая и с той стороны три трубы чадят. Это вот так схема экологической зарядки происходит.

Д.Ю. Ну это же какая-то, я не знаю, откровенная глупость.

Руслан Карманов. Откровенная глупость, да.

Д.Ю. Это же вообще ничего не понимать и при этом, раз цена, я не знаю… По-моему, автомобиль за сто тысяч баксов должен внутри обладать… я не любитель, но там, деревянная панель…

Руслан Карманов. Комфорт какой-то ощутимый.

Д.Ю. Кожа-рожа и всякое такое. Залез, посмотрел, как-то мягко говоря скромно.

Руслан Карманов. Ну да.

Д.Ю. В чём смысл?

Руслан Карманов. В понтах.

Д.Ю. Не знаю. Но, повторюсь, я столько их в жизни не видел, сколько их здесь за один заезд.

Руслан Карманов. Они скидывают, скидывают. Тут в чём идея: при продаже будет большая дотация со стороны государства. При том, это тоже сейчас начинает заканчиваться – потому что, например, в Сингапуре, том же, они с «теслы» уже экологический налог начинают брать. Экологический теперь не берётся, а они теперь с вырабатываемой мощности считают и говорят, вот столько у тебя «тесла» жрёт на самом деле, СО2 выбрасывает, потому что это электричество по любому СО2 отдаёт при генерации.

Д.Ю. Конечно, да.

Руслан Карманов. Поэтому, в Гонконге скорее всего тоже это произойдёт. А так, да – большое количество. Ну как, есть же программы, связанные с лояльностью. Если американские, допустим, тот же City Bank, сотрудникам естественно, если американскую машину берёшь, то дополнительные условия. Абсолютный стандарт, да. То есть, если во французской компании работаешь, «пежо» возьмёшь – тебе будет, да. Это все используют, это не считается нечестной игрой. Но это приводит естественно к тому, что этой «теслы» много. Именно модель S. Тут бегает стандартная модель S, типа самая дорогая в Штатах, основная.

Д.Ю. Ну в общем, посмотрев, у меня сложилось возможно неверное впечатление, что постольку поскольку здесь очень много богатых, наверное, тут и нищие сильно выше, чем на материке живут.

Руслан Карманов. Честно говоря, нищие тут живут как положено нищим – под мостами, в картонных коробках. Если в Китае это достаточно трудно – там работать заставят, то есть, там просто нельзя на постоянной основе жить, например, на картонке. Можно, если ты сезонный рабочий, приехал, опоздал… Видел картинки, когда строители приезжают, отрабатывают допоздна или чтобы сэкономить, домой времени ехать, не мотаться, они у автобусной станции берут прямо раскладушки ставят. Ну это +35 градусов…

Д.Ю. Тепло.

Руслан Карманов. …в принципе, раскладушку поставить на ночь и нормально.

Но реально под мостами в центре, тут целые династии. При том, бомжи, обычно либо китайские, то очень такие дедушки засаленные, прям чёрные с всклокоченными волосами, а если не китайцы, то это опять-таки друзья из Пакистана и других арабских стран.

Здесь есть замечательный подземный переход, совсем недалеко, длинный-длинный, где ипподром. Вот там в нём матрасов 20, прям такой «сексодром Шендеровича», протянутый за горизонт. На каждом лежит такой страдающий арабский беженец.

Д.Ю. Здесь мы ни до чего такого не дошли, я ничего не увидел, честно скажу, я ничего не видел. Но зато могу поделиться наблюдениями: как-то раз, заехав в замечательнейший город Лос-Анджелес, мы отправились на презентацию одной очень серьёзной компьютерной конторы (наверное, самой серьёзной) и поехали на такси, и такси нас повезло по какой-то страшной улице совершенно. Едем, уже вечерело, уже фары включили, и вдруг впереди какой-то палаточный городок. И на протяжении, я не знаю, метров 250-300 там стоят на тротуаре палатки, настелены матрасы и кругом орды, просто орды бомжей. Я такого никогда не видел. Тихий ужас.

Я уже напрягся, думал, сейчас как в советских фильмах «Лос-Анджелес – город контрастов» мы никуда и не доедем. Повернули за угол, ровно один квартал – небоскрёб, лакей, всё красиво, машины дорогие, туда-сюда, вылезли, пошли. В общем-то, это, наверное, везде так, я подозреваю.

Руслан Карманов. Да. Здесь они есть, их мало, они в большинстве будут именно приезжими. За этим, как я понимаю, следят. Местному будет трудно, то есть с гонконгской карточкой будет трудно бомжевать, наверное, будет ограничение какое-то. И кроме того, даже самые очень нищие, они как-то кооперируются, в стеснённых условиях, но живут, именно не ночуют на улицах.

Потому что именно бомжи, которых я здесь видел, во-первых, они в самом центре локализуются, что наводит на мысль, что побираются, а во-вторых, они действительно очень бомжатские, они прямо видно, что человек…

Д.Ю. Хардкор.

Руслан Карманов. Да-да, именно, что долго живёт. Ну и как раз гастарбайтеры, приезжие. Здесь же тоже интересная картина гастарбайтеров: здесь строительный бизнес – это Индия и Пакистан в основном, то есть нормальная ситуация, когда все люди в спецовках, с краном, они ещё и в чалмах. Достаточно интересно тоже выглядит.

Потом, второй момент – это домприслуги. Это филиппинки. Филиппинок, когда их берут в дом на проживание, нельзя, чтобы они жили полную неделю – один день положено их выгонять.

Д.Ю. Это мы наблюдали. Они тут группками сидят везде.

Руслан Карманов. Да, группками сидят в переходах, тусуются, бухают, играют в карты.

Д.Ю. Отлично проводят время.

Руслан Карманов. Да-да. Вот эти барышни, филиппинские маленькие табунами такими сидят. При том, есть маленькие даже квартальчики, специализированные, например, есть место возле индонезийского посольства, там такие же индонезийки приходят, причём, такие же, только в бурке или в парандже. Бухают так же кстати, то есть им это не мешает.

Д.Ю. Ну они «в пути», по всей видимости. В пути можно. В путешествии можно жрать свинину и бухать, это дело важное.

Руслан Карманов. Да. То есть тут интересно конечно же.

Д.Ю. К вопросу про свинину – сколько посетили учреждений общепита, отвал башки, везде так вкусно кормят. Я конечно не знаю, может, это я такой яростный любитель азиатской еды. Тебе как?

Руслан Карманов. Я бы порекомендовал именно в китайском Китае, нормальном, вот там попробовать, это ещё будет интереснее.

То есть здесь конечно же китайская кухня есть, но основная специфика южной кухни, вот именно кантонской – это сладкое. То есть здесь сдобы, всякие булочки с хитрыми начинками, всё прочее – это специфика южнокитайской кухни, они сладкоежки жуть. Местные могут запросто обедать сладкими булками, ужинать сладкими булками, при этом, что интересно, они не теряют формы и остаются маленькими, человек берёт и съедает сдобы, килограмм хлеба сладкого и ничего, нормально держится.

А вот именно такая мясная кухня, что-то такое интересное, да, это лучше конечно в Китай. Даже если до Шэньчжэня добраться, уже там всякая утка будет, которая не обязательно по-пекински, просто утиные грудки хотя бы, уже будут делать хорошо, уже будет мясо. Ну или к тем же китайским мусульманам, там тоже замечательно совершенно, у них естественно свинины нет, но мясо они делают дай боже, с говядиной они прям… соусы, всё как положено.

Д.Ю. Очень вкусно, мне страшно понравилось.

Руслан Карманов. Рекомендую.

А так, да, здесь полный выбор кухни есть замечательный. Какой хочется. Если в район Сити забраться, там хочешь – непальская кухня, хочешь – бельгийская, то есть там экзотика… вот мне, например, по-ливански нравится. Шаурму делают, вот прям шаурма так шаурма. Там прямо приходишь, говоришь, из баранины здоровую мне надо сделать…

Д.Ю. Халяльную…

Руслан Карманов. Да. И там баранину ливанцы делают так, что…

Д.Ю. Ну мы даже борща нашли, навернули, отличный гонконгский борщ…

А ты сам чем занят? Ты им чего-то преподаёшь? Что делаешь?

Руслан Карманов. Я не им преподаю. Им я немного иногда преподаю, совсем мало, только в этом направлении начинаю работать. А так, я преподаю нашим родным жителям СССР.

Д.Ю. А зачем тут?

Руслан Карманов. Ну мне в принципе всё равно, где работать удалённо. Но мне Китай нравится, я поэтому работаю отсюда. А так можно в Боливию уехать, оттуда рассказывать. Можно ещё куда-то. Просто здесь самое, как мне кажется, активное движение.

Я с китайцами подписывал на два года работать в 2012 году. На Хайнань тогда приезжал, проект был связан с хайнаньским технопарком, то есть там IT-шное, с сетями связано, с вай-фаем и немножко с армейскими задачами. И уже тогда было понятно, что динамика очень большая. То есть здесь хотят жить. Китай и вообще азиатский регион интересен тем, что здесь активное движение, здесь хотят жить, здесь центр именно того, что что-то происходит. Европа в этом отношении, ну конечно же, честно говоря, такой пенсионерский клуб, где, грубо говоря друг другу показывают старые семейные фотографии, вот такие мы были в молодости. Там жизненный импульс закончился по той же причине, по которой у всех заканчивается со временем, потому что, ну они устали.

Д.Ю. У всего бывает начало, у всего бывает конец.

Руслан Карманов. У всего жизненный цикл есть. Они просто устали. Поэтому, те же проблемы беженцев, всего подобного, как они решаются к примеру, в Китае и как они решаются, например, во Франции, это достаточно показательно. Если кто-то ждёт, что неожиданно Европа куда-то проснётся, дальние внуки крестоносцев и викингов скажут, да что же мы, да ну-ка встанем сейчас… Да нет конечно же, бессмысленно. Это уже дом престарелых. Чем занимаются в Швейцарии… хвастаться из серии «а я бы», «а вот мы бы», «а мои бы твоих бы»… Поэтому, да…

Тут положительная динамика, тут весело, хорошо, тут развитие. Именно динамика развития прямо потрясает. В том же Китае за три года город может измениться неимоверно, в городе в полтора раза больше населения стало, всё застроить, всё перестроить, всё переделать. Я пока жил в Санья, за три года в городе изменений было чудовищное количество, я даже не мог предполагать. Облик города меняется, если есть желание. То же самое, рядом Шэньчжэнь, допустим, 20 станций метро в год они делают…

Д.Ю. Обалдеть.

Руслан Карманов. Да, да. Всё растёт, всё делается.

Д.Ю. А вот ты дома занимался различными видами мордобития. А вот сюда приехал, к китайским дедушкам ходил, нет?

Руслан Карманов. Да, да.

Д.Ю. И как? У них есть такие брови?

Руслан Карманов. Да-да. Это было одной из цели попадания, потому что, когда я по материковому Китаю покатался, я немножечко разочаровался. То есть разочаровать меня трудно, потому что всё-таки хочется верить в хорошее, что просто не повезло в этот раз, не на того попал и так далее. Но когда ты последовательно подходишь к вопросу и перебираешь, и понимаешь, что того, что ты ожидаешь по фильмам детства, юности, монастыри Шаолинь, когда весь двор пустел на те пять минут, когда в «Клубе путешественника» показывали, вот всего этого ожидаемого нет.

Д.Ю. А что есть?

Руслан Карманов. Да трудно сказать. Получается такая ситуация, что с одной стороны действительно большое количество школ, которые занимаются серьёзное наработкой, прорабатыванием техники, но они достаточно сильно замкнуты на себе. То есть то, что обычно преподносилось как такой стандартный для преодоления элемент в сценарии гонконгского фильма – что приходит абстрактный чувак с улицы, его не пускают в школу, он добивается, его пускают и главный мастер говорит, ты достаточно велик, чтобы всё это понять, оно напоролось на стену того, что никто никому вообще-то рассказывать не собирается в принципе. Что если это даже есть, то оно покажется на любительском уровне издали немножечко и может в таком виде существовать достаточно долго.

Допустим, какое-то древнее смертельное искусство багуа (багуачжан), оно может быть представлено в виде тёток на набережной, которые по вечерам эти комплексы отрабатывают. Потом, они явно отрабатывают их совершенно так же, как я видел в книжке 20-25 лет назад, техника совпадает, но никакого прикладного аспекта они даже не пытаются сделать. Им просто нравится такие движения делать, они красивые. Вот и всё.

Д.Ю. Ну может оно там способствует улучшению перистальтики кишечника человека…

Руслан Карманов. Да, именно.

Д.Ю. …ты лучше какаешь, активно писаешь.

Руслан Карманов. То есть выяснилось, что вот этот подход, что это должно быть такими всеобъемливающими мощнейшими системами, он наткнулся на то, что на родине этого не обязательно так воспринимается. Не обязательно все стремятся в великие мастера табунами, стремятся это сделать.

Д.Ю. Тогда вопрос: а вот есть же совершенно конкретные – армия, китайская народная и китайская народная милиция, а там-то, наверное, должно быть что-то совершенно конкретное?

Руслан Карманов. Там есть совершенно конкретное, да. Но там отрабатываются конкретные элементы, связки, то есть то, что они называют «ушу-саньда», оно гораздо ближе к этому, к тому, что по факту отрабатывается. И очень много отдельных элементов базовой подготовки, базовой физподготовки, именно классической – удержание предметов, балансировки, вот прямо как в учебных фильмах по ушу восьмидесятых годов. Они так сейчас тренируются.

Д.Ю. А оно действительно даёт результат?

Руслан Карманов. Да. По опыту, как они себя чувствуют, в спарринге и прочее, да.

Д.Ю. Зайдём с другой стороны, вот ты, поработав с ними, ты чувствуешь, что они…

Руслан Карманов. Уровень подготовки серьёзный, проработка очень серьёзная.

Д.Ю. А это лучше, чем штанга или хуже, чем штанга? Или это разное?

Руслан Карманов. Это рядом. Они штангой тоже совершенно замечательно занимаются. То есть силовая подготовка у них есть и силовая подготовка неслабая. Но они берут всё именно погружением в предмет. То есть они очень тщательно, очень старательно нарабатывают нужное количество объёма, которое на тренировках сейчас у европейцев встретишь редко. Если сейчас поймаешь ребёнка и скажешь ему, что надо каждый день бить хотя бы 300 прямых ударов, а лучше 100 тысяч, чтобы вообще руки начали как-то работать, ему будет скучно. Он 10 сделает, потом скажет, мне скучно. Ему придётся объяснять, что надо делать, что нужно понять, что это хорошо, что нужно найти своё удовольствие в том, что человек делает какие-то движения, что это должно человеку приносить именно глубину погружения, что каждый удар должен быть тобой осознаваем, то есть ты должен в этом присутствовать. Если ты просто будешь месить руками воздух, стоять и смотреть по сторонам, будет плохо – у тебя должна нейромышечная связь формироваться. Присутствовать в том, что ты делаешь.

Д.Ю. Это же наше любимое: когда моешь чашку – мой чашку.



Руслан Карманов. Да-да-да, именно. И вот когда это всё объясняешь, китайцам не надо это объяснять, у них это всё нормально, естественно, так и тренируются. То есть его поставишь тысячу раз делать что-то, он будет делать. Поставишь 10 минут в стойке такой-то стоять, он будет стоять, пока реально не вывалится. У нас нет такого подхода, поэтому очень большой процент того, что происходит, именно по части эффективности, что у них эффективнее, чем у нас, банальные вещи, не то, что они какие-то особенные, они тренируются, они просто присутствуют в этом процессе. Час тренировки, который китайский армеец делает с базовыми элементами ушу и час тренировки, которую у нас любитель делает, они отличаются разительно по той причине, что они реально час пашут не разгибаясь. Его поставили делать – он делает. И всё. Вот это конечно да.

Д.Ю. А конечный результат? Количество, например, чемпионов, которых растят по такой методике, где больше – у нас, при нашем разгильдяйстве или у них?

Руслан Карманов. По чемпионству можно отследить на чём – допустим, если взять то же ушу, то сборная Китая (она не одна сборная, их несколько сборных, номерных) и там даже если в страну приезжает какая-нибудь пятая сборная по порядку (то есть те, кто не попали в четвёртую и так далее) это уже считается очень крутым, потому что там у всех филигранная отработка техники, любо-дорого посмотреть. При этом обычно это почему-то подаётся, что эта наработка, это для тупых, зомбирование.

Д.Ю. Тупая, да.

Руслан Карманов. Нет, на самом деле как раз да, свойство интеллекта – находить в этом интерес, изюминку. Когда человеку становится по-настоящему интересно, он углубляется, понимает, что эта тысяча однотипных движений должна что-то внутри переключать, а не просто думать при этом о чём попало, да, это многое меняет. Эффективность большая.

Они же так ко всему подходят практически. Такой метод наработки практически во всём. И это классно. У нас же как, у нас существует стопор, который называет, что зазубривают, грубо говоря, только дураки. Этот стопор надёжнейше стерилизует целые поколения людей от достижения мастерства в чём-либо.

Грубо говоря, вот я на пианино в своё время играл, палец сломал – не играю (девятью пальцами не принято). Там как делают – нужно нарабатывать. Чтобы играть сложные произведения, нужно, чтобы пальчики бегали это надо играть хроматические гаммы, арпеджио, совсем другую муру, которая честно говоря – мура, которая к музыке, ну напрямую никак. Но без неё никак, это базовая техника. Так же, как в ушу надо какие-то одиночные блоки, движения, что-то такое отрабатывать. И если ты не отработаешь определённое количество двигательно-мышечная связь просто не сформируется.

Д.Ю. Да.

Руслан Карманов. Ты можешь кричать о том, что зазубривает только быдло тупое, что все дегенераты, но если ты будешь играть произведение один раз в день, ты его наизусть не выучишь примерно никогда. Надо больше, надо изучать, надо технику отрабатывать, чтобы пальцы бегали. Не будешь отрабатывать технику, у тебя будет какое-нибудь произведение, Шопен 64-ые, а то и 128-ые, у тебя пальцы бегать не будут, ты просто не сможешь технически среагировать, у тебя не будет возможности сыграть произведение, у тебя пальцы не бегают. Не будешь хроматическую гамму перебирать, чтобы знать где, когда большой палец подворачивать, не сможешь тоже быстро перебирать. То есть множество таких вещей. Это общие вещи обучения.

И у нас очень к сожалению большая проблема в том, что любое внимательное изучение предмета немедленно клеймится зазубриванием, а значит, для тупых, для дураков, для серости, а я же не такой, а у меня-то не так. Всё. Это на самом деле такой механизм автовыключения себя из обучения. Ничего страшного нет в том, что иногда надо пять раз повторить.

Д.Ю. Я бы даже с другой стороны посмотрел, что мне, например (лично мне), не кажется, что я очень сильно умный и крайне способный, ибо я вокруг себя вижу людей, которые гораздо более одарённые в самых разных областях, начиная с игры на пианино и заканчивая написанием текстов. Это конечно не значит, что я не должен тренироваться, как раз наоборот – надо сидеть и задрачивать, сидеть и задрачивать, потому что на сотый раз вот только и начинает получаться.

Руслан Карманов. Совершенно верно.

Д.Ю. А ты бился с китайцами в рукопашной?

Руслан Карманов. Бился.

Д.Ю. А вот ты здоровый, а они маленькие или есть здоровые китайцы как ты?

Руслан Карманов. Есть здоровые.

Д.Ю. Да?

Руслан Карманов. Мне попадались исключительно такие здоровые чуваки, тем более, что я тренировался в зале на Хайнане, где тренировались местные тоже из обеспечения, то есть которые, я так понимаю, что-то типа десанта. Там были пацаны серьёзные. Тем более, там всегда же есть призывники, а есть призывники с севера, это Маньчжурия, Монголия, то там такие пацаны, как у нас с Бурятии, у них запястье толщиной в полтора раза, там всё нормально, такие парни, совершенно серьёзные. На тщедушных китайцев абстрактных, они совершенно не похожи, абсолютно. То есть это такие нормальные бронебуряты. С ними да, тяжело.

У них тоже случались инциденты интересные на тему мордобоя. Они говорят, бороться мы с тобой не будем…

Д.Ю. Почему?

Руслан Карманов. Я говорю, да, почему. Я не умею бороться, я борьбой не занимался. Они рассказывают страшную историю, что у них приезжала команда внутриармейская по борьбе и там чувак занимался какой-то типа из ваших, из России, и они ему говорят, давай поборемся, он говорит, давай. Он там всех повалял просто ужасно. Потом выяснилось, что он КМС из Осетии и теперь они психически травмированы.

Д.Ю. Загрустили.

Руслан Карманов. Да, да. То есть выяснилось, что уровень китайских чемпионов по борьбе и осетинского активного спортсмена, они сильно различаются, не в пользу китайского чемпиона армейского.

Д.Ю. Ну это же основополагающая вещь – что любая нормальная пьяная драка в коммунальной квартире, это три раза по роже, дальше визжащим клубком по полу и если ты бороться не умеешь, это же печально, надо же и на это налегать, нет?

Руслан Карманов. Нужно конечно.

Д.Ю. Потому что мы в нашем детстве и юношестве ходили в каратэ, там учили только руками и ногами по роже бить.

Руслан Карманов. Да, да.

Д.Ю. А когда тебя схватит какой-нибудь злобный самбист, непонятно, что делать-то.

Руслан Карманов. Естественно, просто имеется в виду, что я сталкивался с теми, кого искал по направлениям ушу, кто занимается именно чисто рукопашным боем. Или с применением оружия или без применения оружия, но с минимум борцовских техник. То есть болевые техники присутствуют, а вот борцовские – нет.

Д.Ю. Это заломы всякие, да?

Руслан Карманов. Да всякие заломы…

Д.Ю. Это такая полицейская…

Руслан Карманов. Да, полицейско-применимая достаточно. Они отдельно всё это учат, они учат отдельно с палкой работать, очень хорошо, кстати, у них наработка с палкой всегда идёт, то есть если китайский полицейский бить кого-то будет, он палкой будет бить очень отработанно. У них это народное. Потому что мало ли, что будет под рукой, а палка всегда будет.

А вот когда я в Гонконг именно приехал, Гонконг, красиво, Брюс Ли, все дела, всё вроде хорошо, я по местности покатался именно в части его наследников и самых таких крутых…

Д.Ю. Вин-чунь?

Руслан Карманов. Да, вин-чунь, должны всё правильно делать. Я наблюдал, наверное, всех местных супердедушек, всех таких седых, с фотографиями «я и Брюс Ли» обязательно, все как один прямые наследники (с их слов) традиций… Это конечно все очень примечательные товарищи, берут денег много, да…

Д.Ю. Это ключевое.

Руслан Карманов. Да. По факту у меня сложилось впечатление, что всё это в общем-то не то. Сильно не то, как предполагалось. То есть я в Москве вин-чунь занимался, но это было настолько более практично, прикладно и жестоко, чем я здесь видел, что прям ах!.. То есть у меня была большая степень разочарования потому, как даже в чемпионатах уровня Москвы по одному направлению ушу, вот этих гонконгских чуваков, если выставить на честный вариант спарринга, у меня возникли большие сомнения, что что-то у них там получится.

Хотя, да, для показательных моментов… естественно, они маленькие, они очень быстрые, если они ещё и в возрасте и занимались чёрт знает сколько времени, ещё и очень лёгкие, потому что мышечной массы там вообще нет, они сумасшедше быстрые. Но они то, что китайцы говорят «цветочные руки, ноги парчовые», визуально это выглядит красиво, а на самом деле наполнения нет. Практически не имеет применения.

Д.Ю. Если про нас говорить, мне кажется, что это наследие кровавого советского режима, когда спорт был поднят на такие высоты, подготовка тренеров и всё такое. А граждане, которые бегают из секции в секцию, здесь он в бокс походил, тут в каратэ, здесь в кикбоксинг, а тут у меня вин-чунь и вот наконец я себя нашёл, ёлы-палы. Так он уже со всех сторон обструган, заточен и отвергая «цветочные руки»… все же конкретики хотят, зачем ты этому учишься?.. Лично моё, это самое… Я твёрдо знаю, что мне надо – один раз вломить и чтобы гражданин лёг сразу без разговоров. Мне не надо, чтобы красиво было, мне надо, чтобы было эффективно.

Руслан Карманов. Первичное боевое искусство не имеет смысла, если оно не имеет прикладного аспекта. То есть можно в качестве боевого искусства какие-нибудь полезные на здоровье, не знаю, на психику, то есть человека учат действительно достигать целей, учится чему-то там ещё, но он в первую очередь занимается боевым искусством, а не выполняет все базовые задачи, то вторичные задачи, обсуждать, что ещё и их может быть… ну уже смысла не имеет. Поэтому, да, действительно, вопрос конечно большой. Надо, наверное, проводить более масштабные исследования, по территории Китая катаясь.

Д.Ю. Всё бросать и уходить в путешествие.

Руслан Карманов. Да. Но это дело трудное, масштабное. Тем более, у меня знакомый товарищ что-то подобное пытался делать, пришёл, честно говоря, к подобным выводам. Мы несколько раз пересекались, он сказал мне очень хороший такой комплект мыслей, вкратце они выглядели так: если бы действительно был какой-то стиль, который позволял бы прыгать выше, чем это возможно, хотя бы на три сантиметра, то мастеров этого стиля китайцы откомандировали бы в олимпийскую команду по волейболу.

Д.Ю. Да.

Руслан Карманов. Сразу. Там три сантиметра выше – это, наверное, комплект золотых медалей. Всё. Иглометодику немедленно препарировало бы несколько институтов, сказало бы, что делать надо вот так, вот так и вот так.

Д.Ю. Левитировать.

Руслан Карманов. Да, да. То есть всё чётко. Если бы было возможно доступно и приносило бы практическую пользу, это бы попало под систематическое научное изучение. Если этого не происходит, значит, это скорее всего байки. И в общем-то к этой точке зрения можно склоняться. Хотя, конечно это всё красиво, хотя, конечно, это романтично. Естественно, чистая прикладуха, она не так интересна. Должен быть какой-то романтизм, какой-то интерес и фильмы с романтизмом естественно не снимешь на тему армейского рукопашного боя…

Д.Ю. Ещё бы.

Руслан Карманов. Тупо закрылся, ударил, чисто когда идёт изучение приёмов. Да, конечно это более комплексное явление. Но в этой части надо ещё заниматься.

Д.Ю. А вот, когда-то в Перестройку непрерывно везли фильмы про Джекки Чана, они же все гонконгские, я правильно понимаю?..

Руслан Карманов. Да, конечно.

Д.Ю. Братья Чоу, «Голден Харвест» и всякое такое. А сейчас здесь такое что-нибудь снимают? Ты видишь, не видишь?

Руслан Карманов. Я как раз напарывался, когда ходил по территориям, искал рынок, я напарывался как раз на студию «Голден Харвест».

Д.Ю. Она ещё жива?

Руслан Карманов. Да, она ещё жива. Дальше, туда, если две станции проехать, будет гонконгский киноархив, огромное здание, циклопическое прямо. По факту, подъём-то был, потому что во всём мире пошёл интерес, и гонконгские товарищи сразу же сели на эту тему и стали штамповать в огромном количестве. Всё, что только угодно на тему боевых искусств, вот прям на любой вкус и цвет. Потом, этот поток был настолько огромен, что даже китайское правительство, в тот момент занимавшееся борьбой с феодальными предрассудками, в том числе никому не нужному ушу, оно посмотрело и сказало, как это так, на нашем китайском ушу эти хмыри маленькие делают такие огромные деньги…

Д.Ю. А мы?..

Руслан Карманов. Да. Кстати, вот этот фильм «Монастырь Шаолинь» с четырнадцатилетним Джетом Ли ещё, который показывали, он снимался как раз как ответ…

Д.Ю. Джет Ли был резкий, как понос вообще.

Руслан Карманов. Да, китайская партия сказала, построились, снялись. Поэтому, этот фильм можно смотреть как раз как именно коллекцию очень хороших спортсменов, очень серьёзных, которые в тот момент были активными. То есть главный плохой – это тренер сборной, этот, кто играет – столько чемпион, этот – столько кратный чемпион.

Д.Ю. Не шаляй-валяй.

Руслан Карманов. Да. Фильм интересный. Он интересен тем, что как раз тот же Джеки Чан и прочие, они именно актёры. Он же занимался китайской, вот этой пекинской драмой, которую очень любила та же самая Ци Си, когда им нужно было всем постоянно переодеваться, тот же самый «Шаолинь», там да, они именно соревновались.

Д.Ю. А нынешнее видишь, не видишь? Что-нибудь посоветовать…

Руслан Карманов. Нынешнее не смотрю сейчас.

Д.Ю. Посмотри. Нам нужны советы.

Руслан Карманов. Сейчас время таких эффектов, что… Потому что всё, что последнее, если можно посмотреть, то там будет огромное количество склеек монтажа и по факту постановка этих боевых сцен будет уже не критичной. Не будет зависеть от актёра ничего. То есть боевые сцены, благодаря монтажу и постановке, они в исполнении Тома Круза и Джета Ли выглядят одинаковыми. Хотя, на самом деле, есть классические фильмы, в которые ещё актёров подбирали по этому критерию. Например, «Однажды в Китае», первый и второй фильм, там как раз Джет Ли с одной стороны и Чоу Юнь-Фат с другой стороны, только он там молодой.

Д.Ю. Да, да.

Руслан Карманов. Вот там интересно посмотреть, потому что там хоть какая-то техника с шестом работы, хоть как-то. Хотя конечно верёвки там есть в некоторых моментах, естественно.

Д.Ю. На том стоят. На том висят.

Руслан Карманов. Там, когда за двухминутную боевую сцену человек три раза на верёвке повис, по сравнению с современной ситуацией, когда за секунду пять склеек, просто клиповый набор какой-то, конечно же так не интересно, да.

Д.Ю. Домой не собираешься?

Руслан Карманов. Наезжаю. Бывает, наезжаю.

Д.Ю. Но пока трудишься тут, да?

Руслан Карманов. Но пока тружусь тут, да.

Д.Ю. Что тебе сказать… пожелать успехов, ёлы-палы.

Руслан Карманов. Взаимно.

Д.Ю. Мой тебе совет, ещё раз повторю: построй какой-нибудь маленький сайтик, потому что пишешь очень интересно, читаем все с удовольствием. А мы тебе в фейсбуках уже поможем и всяких вконтактах.

Руслан Карманов. Хорошо.

Д.Ю. Рад был видеть.

Руслан Карманов. Взаимно.

Д.Ю. Спасибо. Удачи.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

24.10.16 14:03 Руслан Карманов про Гонконг, комментарии: 39


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Kasan
отправлено 28.05.17 03:08 | ответить | цитировать # 1


Красивый фон и живые звуки создают просто нереальный эффект присутствия. Эхх, побольше бы таких вне студийных записей.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк