Дмитрий Goblin Пучков про YouTube, видеоблогеров и Роскомнадзор

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

10.05.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Михаил Михин. Как говорят в таких случаях именно в этой видеостудии, всех категорически приветствую. Сегодня проект «Специнформ» находится в гостях у Д.Ю. Пучкова, и мы решили на правах гостей несколько нарушить заведённый порядок вещей и обратиться с 13-ю счастливыми вопросами к одному из самых известных российских видеоболегров.

Д.Ю. Это я.

Михаил Михин. Да, это Д.Ю. Пучков.

Д.Ю. Здравствуйте, Михаил.

Михаил Михин. Добрый вечер. Вопрос первый: ты, как видеоблогер с количеством подписчиков, стремящимся к миллиону, мог бы рассказать всю правду о том, каково это – быть видеоблогером с таким количеством подписчиков?

Д.Ю. Есть, как обычно, 2 аспекта: с одной стороны, это легко и просто, с другой стороны, это местами весьма и весьма неприятно. У меня есть сайт oper.ru, он же Тупичок Гоблина называется. Сайт старый, т.е. я там функционирую с 1997 года в интернетах примерно в таком же режиме, т.е. практически 20 лет. За это время накоплен серьёзный опыт. Когда посещаемость на сайте была где-то до 30 тысяч, посетителей ежесуточно, я со всем справлялся сам, т.е. модерировал, отвечал, тогда времени было много, и я яростно строчил ответы на что угодно. Переспорить меня в этом вопросе было невозможно, я, как всякая психотичная личность, думаю быстро, а печатаю ещё быстрее, поэтому бесполезно было. Но с определённого количества это физически невозможно, т.е. если прибегает 100 человек, ты с ними не подискутируешь.

Михаил Михин. А вот ты заговорил о цифрах, если к ним обратиться: сейчас аудитория близка к миллиону, с какого количества она начала заметно прирастать?

Д.Ю. Сейчас скажу. Дойду. Вот, и с 30 тысяч человек я был вынужден доверить премодерацию на сайте модераторам, которые не принимают участия в склоках, сварах, они идиотов просто рубят на подходе. И там как-то всё это достаточно привычно – идиоты на oper.ru просто не ходят, там нечего делать, комменты не появляются, зачем регистрироваться, тратить время – непонятно. А когда это дело попёрло на YouTube, несмотря на то, что там тоже есть модераторы, премодерация, количество народа там радикально отличается от Тупичка, и там натурально вакханалия – там такое про тебя пишут! Ты знаешь, я вот много лет думал, что мне про меня в милиции всё рассказали – нет, оказывается, не всё и не так, потому что, понимаешь, анонимность располагает к настолько чудовищным психическим вывертам, что, я не знаю, там даже не изумление – я эмоции передать не берусь. Этим канал на YouTube серьёзно отличается. Завёл я его в 2008 году, если правильно помню. Там у меня был один сотрудник, который за это дело отвечал, ну естественно, и в этом проявил полное тупорылие, неумение и неспособность: за 4 года там было 18,5 тысяч подписчиков на конец 2012 – начало 2013 года. С 2013 года я каналом начал заниматься конкретно, и, скажем, вот там было 18,5 тысяч подписчиков, а через 4 года их стало 930 тысяч. Это много, для нас это… я ж не подросток, не могу показывать голую задницу, не могу трёхэтажным матом всех обкладывать – это, как ты понимаешь, интересность канала резко снижает. Ролики по 1,5 часа – два лысых на фоне чёрной тряпки – тоже не всем детям интересны. Это тоже специфическая вещь. Но тем не менее, народ интенсивно подписывается, люди туда ходят, взрослые, и, повторюсь, количество… с одной стороны, адекватные люди, если им нравится, и всё хорошо, они просто ничего не пишут, а неадекватные пишут в любом случае, особенно если, боже упаси, какое-то там заявление, ремарка, имеющее политическую окраску, это вызывает просто гейзеры дерьма до неба, ну и тебя, естественно, заляпать постараются с головы до пят. Неприятно, но для этого есть модератор, который и там дураков всё равно рубит. Вот.

Михаил Михин. Насколько такое времяпрепровождение похоже на работу? Сколько она твоего личного времени отнимает?

Д.Ю. Роликов хотелось бы много, т.е. моя задача изначально была – построить собственное телевидение, так я это называю. Возможно, звучит смешно, но это, собственно, оно и есть. Пообщавшись всё товарищами, причастными к телевидению, я получил, ну не сказать указание – пояснение, что для того, чтобы ты был самостоятельный телеканал, надо производить 4 часа видеоконтента в день. Это я поговорил с одними друзьями, а потом поговорил с другими, которые работают у нас тут на «Пятом канале», федеральном. «Как дела?» Я говорю: «Вот, строю себе телевизор». - «И что?» - «Сказали, надо 4 часа контента в день». Тут товарищ криво ухмыльнулся, я говорю: «Что не так?». Он говорит: «Ну вот нас на «Пятом канале» работает 2,5 тысячи человек, мы производим 4 часа контента в день». Ну тут мы дружно посмеялись, я про себя подумал, что я занимаюсь несколько не тем, у меня другая направленность, и в общем-то, я, как человек работящий, психический, я могу делать много. Рекорд у нас с Дементием – мы как-то за рабочий день записали 9,5 роликов, т.е. это больше 10 часов…

Михаил Михин. Я хотел бы уточнить: ролики все были разные?

Д.Ю. Ну в основном вот про разговоры. Ну это тяжело – разговаривать, поверь. Если ты проявляешь интерес и активное участие в беседе, это тебя психически вымотает, хорошие люди, плохие – неважно, это тяжело. Если нормально к этому подходить, то больше 3 делать нельзя, лучше 2, но получается всё время больше, всегда практически – т.е. 3-4 за день. Это много, но я считаю, что должно быть ещё больше. Стараюсь изо всех сил, как могу. Людей интересных масса, соответственно, я бы это ещё и расширял со страшной силой, т.е. при записи исторических роликов вот Клим Саныч Жуков, Егор Николаевич Яковлев – у них своих знакомых историков масса, они их привлекают, где я никакого участия не принимаю уже. Вот с Егором организовали канал отдельный «Цифровая история», где вешаем ролики, в которых Егор выступает и в качестве ведущего, и в качестве автора. Дальше будем только расширять.

Михаил Михин. Ты упомянул о том, что в комментариях к видеороликам собираются не только доброжелатели. А есть ли какая-то специальная психологическая подготовка для того, чтобы общаться спокойно с такими людьми, которые приходят к тебе в комментарии, чтобы нагадить?

Д.Ю. Тут каждый для себя должен определить надо ему это или нет. Начать с того, что большинство граждан считает, что популярность – это, типа, так круто, всеобщее обожание, при этом забывают о том, что вот, например, известные актёры, которые, действительно, сурово популярны, когда тебя по телевизору показывают – это гораздо главнее кривляния в интернете, они нигде не появляются просто так – либо в чёрных очках, либо, я не знаю, в балаклаве. Они не хотят, чтобы их узнавали. Связано это с вещами специфическими, т.е. с одной стороны, тебя узнают, когда «здрасьте – здрасьте» - это прикольно, когда «можно с вами сфоткаться?» - ну это нормально, а когда в пьяном угаре: «давайте мы с вами поговорим, я бы хотел с вами перетереть» - это уже раздражает. А бывает и откровенная агрессия. И популярность – это, с одной стороны, обожание, а с другой стороны, ненависть с точно таким же накалом. Тут каждый должен задать себе вопрос: а оно тебе надо вообще? А что тебе эти люди скажут, которые тебя ненавидят? Ну что он тебе может сказать? Я, честно тебе скажу, ничего не слышал такого, что принесло бы мне пользу. Сообщения тип: «Ты лысый и дебил» - ну я могу ответить в том же самом ключе. Тут следует: «Что, не любишь критику?»

Михаил Михин. Конструктивную.

Д.Ю. Какая тут критика? «А мне твои переводы не нравятся» - не смотри, ёлы-палы. «И ты не нравишься» - ну не смотри на меня, не слушай ты эти переводы. В чём проблема-то, я не знаю? У нас свобода, всего вокруг навалом, смотри то, что лично ты любишь. Зачем ты ко мне прибежал и зачем ты это говоришь? Поэтому общение с ними… ну если ты от этого получаешь некое садистское удовольствие – его тоже можно получать, глумясь над идиотами – ну, наверное, это имеет для тебя смысл. Если нет, не получаешь удовольствия, это напрасно потраченное время. Это люди, которые вообще не заслуживают никакого внимания, просто тратишь время, тратишь силы, психическую энергию. Не надо с ними общаться. Ну как эти: мы болеем за «Спартак», а мы болеем за «Зенит». Ну это у тебя любимая команда, а это у меня, я не буду тебе рассказывать, что твоя команда барахло – я посмотрю, как они сыграют. Если наши победят, я посмеюсь над твоей командой, над тобой – не обидно постараюсь это сделать. Но бегать к тебе на форумы, сообщать, что все у вас козлы, все уроды, вы посмотрите, там, и прочее – зачем это? Это как некоторые граждане, уехавшие за границу: из России эмигрировал, поселился в США, 15 лет прошло, а он с русских форумов не вылазит –всё рассказывает, какая же ваша рашка дрянь. О чём это говорит? О том, что ты ущербный, ты её покинул, эту Россию, ты уехал, но там ты никуда не встроился, не влился, место себе не нашёл, потому что ты по-прежнему сидишь на русскоязычных форумах и гадишь. Я не знаю, как-то это… наверное, ты ущербный психически, общаться с тобой никакого смысла нет. Поэтому все эти хейтеры – ну это данность такая, вот есть комары, которые тебя кусают, есть дождь, который идёт, нравится тебе или не нравится – открой зонтик и иди. Так и эти. Премодерация – это единственный способ борьбы. Без премодерации любой ресурс будет мгновенно превращён в помойку. Других примеров я не видел никогда.

Михаил Михин. Неоднократно слышал, что качество подписчиков может быть разным: у одних видеоблогеров, например, миллион школьников, а у других блогеров это совсем не школьная аудитория. А вот твоя аудитория какая, опиши её, пожалуйста?

Д.Ю. Это начиная от студентов средних и старших курсов и кончая примерно 35 годами, т.е. как и всё, оно шляпой такой, края – это экстрим, а это середина. Т.е. это, как правило, ну даже не как правило – это на 95-97% лица мужского пола, заканчивающие вуз или только закончившие. Это люди, во-первых, это самое главное: у них есть деньги, например, в отличие от детей, у них есть деньги, они могут себе что-то покупать. Например, для рекламодателей это главнейшая фича, потому что у ребенка может быть 5 млн. подписчиков, но этим подписчикам мама денег не даёт, и они абсолютно бессмысленные, хоть 10 млн. их пусть будет – они не купят видеокарту за 2 тысячи долларов, у них столько денег, мама не даст. Это мужики, мужики по большей части, ну естественно, там велик процент людей, занятых в IT, так скажем, т.е. там «железо», софт и всякое такое, их традиционно в интернетах очень много. Много тех, кто играет в игрушки компьютерные, тех, кто смотрит кино, в т.ч. то, которое я перевожу. Интересуются самым разным – это те, кто ко мне ходят, они по большей части, ну я бы так сказал, политически активные, т.е. что-то обсуждают, выражают своё мнение. Как правило, это люди сугубо левого толка. Я не могу сказать, что это коммунисты, но это люди, которые, по крайней мере, к своей стране относятся положительно и уважают собственных предков, их деяния, свершения, переживают за поражения, и всё такое. Ну, я считаю, что это нормальный русский человек. Русским я называю всех, кто в России живёт. Вот такая аудитория. Я считаю, что хорошая. Оно изначально всегда получается так, что сначала я воздействую на них, как, скажем, старший товарищ, а потом формируется общность, и они внутри этой общности воздействуют друг на друга, уже без моего участия. Ну, бывает опосредованное – ты, наверное, видел: когда в комментах адский срач по поводу какой-то новости, и в середине на 300-ом раздаётся вопль: «Дмитрий Юрьевич, скажи уже, как к этому надо относиться? Контингент в недоумении». Ну тут я выпрыгиваю и что-нибудь скажу, как к этому относиться. Или не говорю, но общность, коммьюнити, она живёт сама уже, без меня.

Михаил Михин. Производство такого контента, который ты поставляешь на канал YouTube, оно, несомненно, требует каких-то затрат. Можешь ли прояснить, каких именно затрат оно требует – имеются в виду затраты чисто финансовые?

Д.Ю. Серьёзных, т.е. во-первых, всё это, ну все мы знаем, что компьютерная техника стремительно прогрессирует, и то, что вчера это был топ за немыслимые деньги, то сегодня это низ и денег стоит немного. Вот этот фонарь, например, стоит 1,5 тысячи баксов, называется «Kinoflo», хороший, добротный, но куплен был тогда, когда ничего другого не было, а это было страшно дорого, страшно просто! Ну вот у меня их два куплено, и ещё один за 1000 баксов на нас светит. Тогда это было сильно дорого. Я пытался снимать фотоаппаратами, но фотоаппараты, сколько они там стоят, наши «Кэноны» – где-то там 2,5 тысячи баксов, но фотоаппаратами снимать плохо, с моей точки зрения.

Михаил Михин. Ну это, видимо, потому что это были «Кэноны», а не «Никоны».

Д.Ю. Ты знал! Они греются, их надо выключать посреди беседы, т.е. через каждые 12-15 минут, я уж не помню, надо гасить. Поэтому пришлось купить камеры. Камеры стоят по 3 штуки баксов, их три, этих камеры. Ну, на мой взгляд, это дорого. Плюс помещение 250 кв.м. У нас тут, конечно, индустриально-промышленный район, а не Невский проспект, плюс отдельный кабинет, плюс монтаж – это ещё 4, ну т.е. 3 машины, на которых монтируют, это для видеомонтажа нужны серьёзные аппараты, плюс хранилище для всего этого – дорогое оно, не шуточное. Если бы этим заниматься сейчас со старта, ну я знаю приборы, которые стоят, теперь они есть, а они стоят сильно дешевле, можно делать по-другому, но даже для того, чтобы овладеть дамой, которая хочет дать даром, всё равно нужны деньги. Ну так и тут – деньги всё равно понадобятся. У меня всё это не дешёвое, нет. Так получилось, это не оттого, что я глупый и не знаю, что сейчас всё стоит дешевле, не оттого, что мне нужна какая-то дороговизна – у меня всё примитивно: зелёный стол, многие, кстати, не знают, что он зелёный, чёрная тряпка. Но надо расстояние, надо звукоизоляцию, она тут присутствует, одно, другое, пятое, десятое… Всё это выливается в деньги всё время, в немалые. Но, забегая вперёд, всё это приносит деньги обратно.

Михаил Михин. Возвращаясь к аудитории: каждый желающий может наблюдать в русскоязычном сегменте YouTube есть видеоблогеры, которые привлекают к себе миллионы гыгыкающих школьников, кто-то из этих миллионов школьников тоже становится видеоблогером, тоже в свою очередь привлекает подобную аудиторию, и начинается такое вот самозарождение и тиражирование такого рода видеоблогеров. Вот это откуда, зачем и куда оно вообще приведёт нас?

Д.Ю. Ну это же речь про подростков. Вспомни себя, как организован коллектив, что там можно сказать, чего сказать нельзя. Т.е. я во многих школах учился, и у меня с детства сформировано понимание, как эти социумы устроены: вот есть класс, в классе есть безусловные лидеры – 1 мальчик, 2, среди девочек тоже там свои предводители есть. Эти персонажи задают тон, вот как они говорят, так и есть. У них есть «подкулачники», т.е. группа либо друзей, но при них обязательно есть прихлебатели, которые заглядывают этим авторитетным пацанам в рот: а как он сказал, а я тоже так буду, а можно к вам поближе… И есть категория, они по-разному делятся, т.е. там несколько слоёв, есть категория т.н. задротов, мнение которых неинтересно абсолютно никому вообще, их авторитетные не слушают, а все остальные над ними смеются, глумятся, там, и ещё чего-то. Это как у обезьян. Но поскольку люди не совсем обезьяны, у них ещё мозг есть, то вот этот ребёнок, который в школе его гнобят, пинают, бьют, а вот он вырастет, выйдет из возраста, когда его можно обижать, бить. А может, он какой-то несомненный талант, может, он Моцарт, может, он Эйнштейн, которого в детстве за дебила считали, может, он там Ньютон, я не знаю, Рахманинов и кто угодно он может быть, но в детстве он вот такой, и отношение к нему такое – он мартышка на самом нижнем уровне иерархии. И вот эта самая мартышка, которая в классе своём никому не интересна, вот эта мартышка включает камеру и начинает снимать ту ахинею, которую эта мартышка несёт. А постольку поскольку задротов большинство, этих т.н. альфа-самцов мало, которые лидируют и задают тон, в естественных условиях этот мальчик молчал бы, тихо в углу сидел и молчал, а вот интернет и новые технологии дают возможность ему высказаться на большую аудиторию. И внезапно какой-то картаво-шепелявый дебил, по-другому его не назвать, выбросил этот, у меня цензурного слова нет, чтобы назвать это ролик как-то, и орды совершенно таких же никчёмных, никому не интересных тупорылых: смотри, вот он такой же, как и мы, смотри, а у него миллионы подписчиков, и мы такие же, как он… И вот они мне всё время задают вопросы: «Дмитрий Юрьевич, а ты смотрел, там… не хочу сказать ничего обидного – какого-то Ларина?» Я не знаю, кто такой Ларин, и не знаком вообще. «Ну вот, посмотри – вот он делает стендапы», т.е. выступает со сцены с какими-то юмористическими рассказами. Я посмотрел гражданина Ларина – ну, у человека просто нет чувства юмора. Может, я что-то не то смотрел, конечно, но сильно сомневаюсь. Абсолютно не смешно, вообще не смешно, но в зале сидит толпа народа, им всем смешно, они все радостно хлопают. И тут я подумал, что, по всей видимости, знаешь, вот дети маленькие всё время же прячут от взрослых всякое – там, с мамой, с папой я про такое не говорю, у нас своя тайная жизнь идёт, про которую мы никому не рассказываем. Как правило, печальная у детей жизнь, там тяжело, гормоны кипят, стрессы всякие. И тут посредством интернета внезапно распахнулась дверь в этот волшебный мир детства, эти малолетние дебилы – это мы в детстве, в общем-то, мы тоже были точно такие же, мы тоже так же себя вели, несли такую ахинею – взрослые просто не видели. Ну а теперь взрослым видно, поэтому что с этим делать? Ничего не сделаешь, да, но с другой-то стороны, они же вырастут, станут другими, возможно, даже поумнеют, и это останется в прошлом. Прикольно! Я себя таким вот, например, увидеть не могу, а тут ведь это навсегда, ты и в 80 лет сможешь на себя 13-летнего посмотреть, что ты там нёс-то вообще. Я, конечно, не знаю, как с таким жить, когда это увидят твои дети, а потом твои внуки – чего ты там буровил, как ты там матом крыл в 3 этажа, какой это пример для твоих детей и для твоих внуков? Это печально и на общество окажет самое вообще непредсказуемое воздействие.

Михаил Михин. Т.е., получается, товарищу Сталину надо говорить спасибо за то, что при нём не было HD TV?

Д.Ю. Ну, видимо, да. Но он в этом не виноват, что его не было.

Михаил Михин. Что лично в твоей жизни поменялось после того, как ты начал такой стремительный рост работы с аудиторией, и насколько круг твоих знакомых расширился?

Д.Ю. Ну, по большому счёту, ничего не поменялось. Я жизнь чётко разделяю на онлайн и оффлайн. То, что там в онлайне какие-то толпы, это не значит, что эти толпы окружают меня по жизни – их нет вообще. Есть семья, и есть достаточно узкий круг родственников, друзей и знакомых. Стали, т.е. вот самое конкретное выражение – это когда тебя на улице узнают, и не только на улице. Т.е. любимы пример, когда я в бане захожу в парилку, извините, с одной шапкой на голове, а вся верхняя полка мне нестройно говорит: «Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич». Я метаться начинаю, потому что непонятно, как себя вести, это как-то вот… Либо еду в московском метро, а там сидит юноша, я стою, юноша сидит сбоку и в айпадике что-то смотрит. Ну, смотрю в айпадик – там я кривляюсь, он какого-то «Синего Фила» смотрит.

Михаил Михин. Место-то хоть уступил?

Д.Ю. Я ему по плечу похлопал, он на меня смотрит, я ему: «…Нормально». Его чуть кондрат там не хватил, бедолагу. Смешно получилось, вот. Количество знакомых, естественно, растёт, но есть некие физические пределы – невозможно дружить со ста человеками. Ну ты же сам – вот наш Тупичок, сколько лет мы там друг друга знаем: нельзя ходить на все пьянки, нельзя посетить даже часть сборищ, потому что там, во-первых, не хватит никакого здоровья, во-вторых времени столько нет. И общаться лично невозможно, к сожалению, уже насильно надо самому себе определять приоритеты, с кем надо общаться и с кем не надо общаться. И вот как-то масса всего отпадает. А из-за того, что занятость тотальная, ты и семьёй-то нормально общаться не можешь, и надо предпринимать серьезнее психические и физические усилия, чтобы вот в пятницу всё это, дёрнут рубильник, и в субботу-воскресенье не делать абсолютно ничего – вот сиди дома, общайся с семьёй. Повторюсь: для этого нужны усилия. Но польза, безусловно, есть, т.е. в массе мест, где узнают, относятся сугубо положительно – вот как-то так происходит. Это помогает решить массу, скажем так, бытовых проблем. Я не сильно с ними сталкиваюсь, но с теми, с которыми сталкиваюсь, решать помогает, да.

Михаил Михин. Достаточно продолжительное время вся страна носится с некими «Синими китами», там в социальный сетях одни дети других пытаются сподвигнуть к самоубийствам, видеоблогеры это комментируют, ползёт целая пелена информационная, такой шлейф – здесь возникает вопрос о социальной ответственности, например, видеоблогера: она вообще нужна, и если нужна, то какой в неё надо смысл вложить, что это такое?

Д.Ю. Тут двояко, как обычно: как только начали про это говорить… давайте обратимся к статистике – вот есть дети, например, от 10 до 14 лет, и есть дети с 14 до 18 лет, ну утрирую. Количество самоубийств в этом сегменте и в этом совершенно разное – с 14 до 18 дети страдают психически гораздо сильнее, чем маленькие. Есть статистика, в рамках которой мы можем посмотреть, сколько же детей кончают с собой вот такого возраста на протяжении года. Если мы посмотрим статистику, то мы внезапно увидим, что с повышением благосостояния наших граждан статистика детских самоубийств непрерывно падает. Когда устраивают эти истерики про «Синих китов», цифры покажите, сначала цифры покажите, потом мы будем говорить. Если такое случилось с неким ребёнком, которого вы знали, это, безусловно, трагедия, и если в этом есть следы участия каких-то дегенератов, которые создают подобные группы и льют дерьмо детям в головы, дегенераты должны быть выявлены, привлечены к ответственности, и, если это можно доказать, то наказаны соответствующим образом. Мне кажется, что подобные вещи – это какой-то сиюминутный массовый психоз, завтра про него забыли, послезавтра выяснилось, что всё это было не так, что это журналисты там наизобретали чего-то, не глядя ни в какие цифры ни в статистику, ничего. Вот с ребёнком такое случилось – повторюсь: трагедия, да, привлечение внимания к трагедии гораздо эффективнее работает для журналиста. Но это не так, т.е. это явление не массовое, невозможно заставить ребёнка совершить вот такие вещи. Единичные случаи, безусловно, бывают, делать из этого что-то немыслимое – это неправильно. Меня другие вещи, например, в социальных сетях группы откровенных нацистов, группы каких-то религиозных мракобесов, сектантов, чёрт-те что и с боку хвостик, какие-то там неоязычники, какие-то фашисты, монархисты – общество просто шизофренией поражено. Нацисты несут какую-то откровенную нацистскую ахинею, Гитлеры на аватарках, радость по поводу убийства русских, не русских, вообще там неведомо кого, разжигание там национальной, религиозной розни. На мой взгляд, такими людьми должен заниматься закон, т.е. органы внутренних дел. Это однозначно говорит о том, что пока все эти интернетные СМИ находятся на стадии становления, там, естественно, бурлят самые разнообразные субстанции. Пока это не устаканится и не обретёт такую нормальную форму, естественную, ну, должен быть некий технологический предел наступить в скоростях доставки, красивости изображения, и всё такое, после чего должно начаться устаканивание. Но это вовсе не значит, что все дегенераты должны иметь возможность действовать сейчас. Дегенераты на территории России должны выявляться и привлекаться к ответственности, дегенераты, выехавшие за рубеж, должны привлекаться к ответственности тамошними органами внутренних дел. Ни о какой моральной ответственности за свои действия речи нет и быть не может, людей больше, как Коммунистическая партия, никто не воспитывает, их ни к чему хорошему не призывают, никакая религия с этим не справляется и справиться не может. Поэтому остаётся только закон, который за призывы к террористическим действиям, свержению действующей власти – вот есть закон, это для тебя. Написал – будь добр ответить. По-другому никак.

Михаил Михин. Ну т.е. суммируя твои слова: вот эта вот пока невнятная и добровольная социальная ответственность всё-таки должна обернуться ответственностью уголовной.

Д.Ю. Ну да, вот, например, у нас ведут какую-то борьбу с самоубийствами. Для меня она странная, я её не понимаю. Вот, например, у меня за какой-нибудь 2011 год висит новость на некоем сайте новостном, не у меня, новость о том, что кто-то совершил определённые деяния. Мне приходит письмо из Роскомнадзора, что вот здесь у вас запрещённые материалы висят. Ну мне, извините, плевать, я эти материалы в течение полусекунды уничтожаю и пишу, что я их уничтожил, а в оригинале они висят. Как-то мне это странно, какая-то двойственность: а почему ко мне такое внимание – оригинал-то не у меня и просмотров больше не у меня, а там. Но, тем не менее, чего-то делают – я, как законопослушный гражданин, всё это исполняю, мне никакого дела нет.

Михаил Михин. Безусловно, ты своей деятельностью оказываешь на массы некоторое влияние. Насколько оно лично тебе заметно – ты замечаешь, что мировоззрение как-то под твоим влиянием у окружающих тебя людей меняется?

Д.Ю. Да, меняется очень сильно. Вижу, конечно, да. Я когда-то давно про это писал, т.е. вопросы задавали подобные: а чего ты вообще делаешь? Ну, СМИ для того, чтобы формировать общественное сознание. На мой взгляд, наши тогдашние СМИ неправильно формировали общественное сознание, и я, например, решительно против того, чтобы детей выращивали в сугубо антисоветском духе, воспитывая в детях ненависть к собственному государству и к собственным предкам. Это ж, ты знаешь, это всё явления одного порядка: когда вам в кино показывают каких-то там очередных упырей из НКВД, это вам показывают власть, и это не упыри из НКВД, это власть, это государственная власть, которая, несомненно, отвратительна, она настолько мерзка, как эти вот гниды от кинематографии вам это показывают, вот такая ваша власть и есть. Её не должно быть – это ключевой месседж, который все эти фильмы и сериалы, все эти «Штрафбаты», там, «Апостолы» и прочее… Государственная власть настолько омерзительна в любом её проявлении, что её не должно быть. Это пропаганда, напрямую воздействующая на мозг. И если вы такие твари, то вот то, что происходило в Киеве, это абсолютно нормально – вас только убивать можно. Вот эти рожи НКВД-шные, вы наследники НКВД, вы настолько омерзительны, что вас надо всех убить. Правильно ли это? Я считаю, что нет, я считаю, что я, как СМИ, тоже должен формировать общественное сознание, и я его и формирую. Мне кажется, что у меня достаточное количество мозгов, сообразительности, образования, чтобы не учить людей всякой мерзости в отличие от создателей подобных фильмов и сериалов. Я так думаю, что торжествовать должен здравый рассудок и прагматизм: вот это моя страна, я в ней родился, я в ней живу и, надеюсь, в ней и умру. Мне интересно, что в моей стране было – давайте обсудим, позовём специалистов, которые расскажут, как происходили те или иные события. Вот точка зрения специалистов, вот другие точки зрения, которые мы разбираем. Вот это, например, точка зрения идиота, вот эта – психобольного, а вот эта – откровенного врага. Это не точка зрения, это военная пропаганда: наша страна воюет, и враг против неё ведёт агрессивную пропаганду. Ну, хотя бы знать об этом надо. Дальше вот мы разобрались с историей, а идущий параллельно процесс – это прагматизм. Ну, расскажите, а какая мне прибыль от того, что вы вот тут что-то там разоблачаете, якобы какие-то там адские преступления большевиков? Какая польза стране вот от этого? У меня в жизни, например, есть приоритеты, в рамках которых я занимаюсь тем, чем мне надо заниматься, не тратя время, например, на общение с хейтерами. Зачем это? Вот сейчас, например, надо строить промышленность, поднимать экономику, а вот эта ваша непрерывная брехня про какие-то преступления сталинизма – это зачем? Это народ должен быть озабочен событиями столетней давности? Нет, он другим должен быть озабочен – например, посмотреть, сколько денег воруете, как у вас там это всё распределяется. Мне вот это интересно, я сегодня живу. Сколько вы школ построили, поликлиник, детских садов, насколько улучшилось медицинское обслуживание, куда я в родной стране могу поехать на курорт, где я могу заняться туризмом? Вот это, давайте мне про это. Почему я должен всё покупать с Запада – мы вообще что ли безрукие, почему нет товаров надлежащего качества? Где автомобили, на которых все хотят ездить, где самолёты, на которых мы все хотим летать? Где курорты Краснодарского края – 1200 км по берегу Чёрного моря? Почему Советский Союз закончился? Почему за это время 900 км, там 1200, а 900 км не освоено, как так получилось? Это вы специально, что ли, людей в Турцию и в Египет отправляете, чтобы люди деньги туда везли? А мне не надо деньги туда везти, я хочу, чтобы здесь. И вот в этом аспекте все эти преступления сталинизма: вы чего мне сказать хотите – это была преступная власть, и эта власть преступно победила во Второй мировой войне, да? И теперь мы пересмотрим результаты Второй мировой войны – вы к этому говорите, да, вот про этих преступников, преступную власть, а теперь пересмотрим территориальную целостность РФ? Вы меня, конечно, извините, но как-то я вот к этому не склонен. Возможно, у кого-то из этих людей, если их можно так назвать, в перестройку никакие родственники с окраин, из бывших республик не бежали в Россию, там никого не убили, на Кавказе и в Азии, сирот вы тут не воспитываете. Возможно, это так. Вы ещё хотите, что ли? Я – нет, я не хочу никакого пересмотра территориальной целостности РФ, ни сокращения России до масштабов Московского княжества я не хочу. Я считаю, что вы все подонки, изменники Родины и предатели. Вы хотите мне, моей семье, моей стране безусловного зла, вы хотите уничтожить мою страну, а значит, меня и мою семью, а я не хочу – вот это вот у меня приоритет, и это я считаю прагматизмом. И я считаю, что именно так должен думать любой гражданин России, что, собственно, в голову и внедряю. И в отличие от этих персонажей – ну посмотри, как на последних выборах, сколько процентов получили эти замечательные люди голосов? Это один пример, а второй пример: вот акция «Бессмертного полка» - как так получилось, что туда по 20 млн. человек выходит почтить память предков? Это вашими стараниями они туда идут? Я считаю, нет. Это нашими стараниями, и я считаю, что двигаемся в абсолютно правильную сторону. Вот.

Михаил Михин. Ты, как человек, знакомый с иностранным языком, как можешь оценить, насколько мы, как аудитория, интересны Западу в этом видеоблогинге, и насколько Запад может быть интересен нам? Я так понимаю, что языковой барьер в основном весь интерес на корню рубит, или это не так?

Д.Ю. Мне кажется, не совсем так, т.е. американцы, например, ну берём самый яркий пример: США вообще не интересуются, что происходит во внешнем Мире. США – это отдельная вселенная, в рамках которой событий и информации внутри страны выше головы для этой самой страны. Я замечу, что то же самое касается и нас, и Китая, и практически любой другой большой страны. Им не интересно это, вообще не интересно. Ты понимаешь, это как у нас внезапно взять, и я со всем уважением, но начать показывать новости из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана. Я не к тому, что там плохие новости, они просто неинтересные для нас, ну кроме, например, там какой-нибудь талантливый исполнитель выпрыгнет, споёт обалденную песню или снимет замечательный фильм, где-нибудь в Казахстане, про зомби, и все бросятся смотреть, и через это начнут интересоваться, что там в Казахстане-то бывает. Да, там всякое бывает, как и во всякой стране, там тоже люди живут и не дурнее, в общем-то, нас. Но никому не интересно. В США это целенаправленно государственная политика заточена так, что мы говорим только о том, что происходит внутри страны. А где вот эти пёсьеголовые живут и что они делают, никому не интересно. Только когда мы их бомбить полетим, чтобы у них была свобода и демократия, тогда мы про них говорить начнём. Знать вы про них будете только то, что мы вам расскажем по телевизору. Безусловно, при этом есть какая-то некоторая часть людей, которой то, что мы там делаем, снимаем, показываем, было бы интересно, но таких людей исчезающе мало. Эту задачу выполняет «Russia Today». «Russia Today», как это в Британии говорят, как раскалённая кочерга в заднице – вот, пожалуйста, это да, это оказывает серьёзное воздействие. Телевидение на данный момент интернет не заборол, телевидение гораздо сильнее и в плане трансляции, и в плане того, что это всё-таки фабрика, где работают специалисты на хорошем оборудовании, и производя контент просто в гигантских количествах. Эта да, эти воздействуют – не зря же там, в этой цитадели демократии под названием Великобритания такое жжение в заднем проходе испытывают, что надо закрыть немедленно, чтобы они ничего не показывали. А там всего-то альтернативная точка зрения на то, что вы десятилетиями врёте своим согражданам, изображая свою ВВС: непредвзятость, ещё что-то такое… Какая там непредвзятость? Вы политически ангажированы все насквозь и постоянно лжёте, вообще не стесняясь ничего абсолютно. Вот «Russia Today» выпрыгнула – и вдруг, о боже, это угроза национальной безопасности, когда известные события просто несколько под другим углом. Заметь, это же не коммунистическое СМИ, «Russia Today», там нет про коммунизм ни слова, а даже так не устраивают. Поэтому на данном этапе никакие блогеры, конечно, конкуренции. Этому составить не могут, да и вряд ли смогут – они ограничены в средствах, способностях, производительности и всё такое.

Михаил Михин. Если взяться снова за нашу Родину – вот такой канал воздействия на ту же молодёжь, как YouTube, он каким-то образом государству интересен? К тебе, например, с такими вопросами обращаются?

Д.Ю. Нет, вообще неинтересен. Там какие-то, ты знаешь, с моей точки зрения, люди, живущие в отрыве от реальности, они вообще ничего не понимают. Но это объясняется рядом вещей: во-первых, в силу возраста не понимают, что это такое, во-вторых, в силу материального состояния они в другой реальности проживают, им это тоже там неинтересно. Ну а происходит-то страшное – что вся молодёжь, в отличие от людей взрослых, молодёжь телевизор не смотрит практически вообще. Или вообще не смотрит, или практически не смотрит, т.е. это там статистическая погрешность. А зато все смотрят YouTube, а в YouTube, с одной стороны, малолетние дебилы, показывающие задницы и ругающиеся матом, а с другой стороны, Лёша Навальный, например, и постольку поскольку в подростковом возрасте, как любой нормальный подросток, всё отрицает: родители плохие, школа – отстой, и вообще все вот эти у власти должны уйти – что-то они засиделись. Наивный вопрос: тебе сколько лет было когда они засиживаться начали? Они ничего другого не видели просто и не понимают, т.е. если человека взрослого спрашивать: вот 90-е и 2000-е – они как, отличаются? Ну там нервный смех только будет, потому что они не только отличаются – это другая реальность, и вы живёте в раю по сравнению с тем, что было в 90-ых. А занявшись т.н. протестом – дело нужное, никто не спорит, но бывает конструктивное, а бывает деструктивное – так вот, занявшись деструктивными протестами, вы хотите страну обратно ввергнуть в хаос. Когда эти майдауны на Украине с кастрюлями на башках скакали, им непрерывно говорили, что это у тебя площадь Тахрир – «что вы такое говорите?! Что вы нас сравниваете?! Какая Ливия?! Какой Египет?! Вы о чём?» Ни о чём, ну посмотрите теперь на себя: вот у вас гражданская война. Первое, оно же ключевое: свергнув какого-то мифического вора, вы привели к власти таких упырей, что и не мечтали даже. Всеобщее обнищание, рост цен на всё, что угодно, и вишенкой на торте – гражданская война и десятки тысяч убитых. Оно того стоило, нет? Вот вы одного упыря возможного, псевдоупыря, отогнали, а привели к власти настоящих упырей. Вы устроили гражданскую войну, благодаря вам, дебилы, люди убиты. Это только вашими стараниями, скачками на Майдане эти люди убиты. «А мы такого не хотели». А когда тебе, козлиная башка с кастрюлей, объясняли, чем всё это закончится, ты же был гораздо умнее, чем те, кто тебе объяснял, ты же продолжал скакать, орать, рассказывать: «Америка с нами», ещё чего-то там. Ну да, с вами, и всё остальное тоже с вами. Ну и наши идут тем же самым путём: «А с чего вы взяли, что у нас будет так же, как на Украине?» Вот ни с чего. А давайте посмотрим: Тунис, Киргизия, Грузия, Украина, Египет – где вы там за последнее время устроили, взяв больную тему – какую-нибудь коррупцию, устроив вокруг неё дикий кипежь, выбежав на улицу, свергнув власть – покажите мне хоть одну страну, где стало лучше. Покажите! Что вам говорит о том, что у вас получится лучше? С моей точки зрения, ничего. С моей точки зрения, это обычный государственный переворот, приход к власти каких-то мутных упырей и, естественно, гражданская война, как следствие падения уровня жизни. Десятки тысяч убитый, в России будет ещё круче, в общем-то. Ну и вот в интернетах всё это сейчас благополучно готовится и варится, а надо ли этим заниматься государству? Государство пытается активизировать какую-то деятельность, например, чтобы законодательство – там, 282 статья за разжигание национальной розни, террористические призывы и всякое такое. Хорошо ли это? Да, хорошо, конечно, должны карать, но это давно уже работает не так, это, понимаешь, это как при сифилисе шанкры зелёнкой мазать. Надо ли помазать? Ну, наверное, надо, только причина болезни в другом, и заходить надо с совершенно другой стороны. А осталось уже единственное: не можешь победить – возглавь. Бороться с балбесами бесполезно. Ну если в стране коррупция, вот Лёша Навальный заснял какой-то ролик про Дмитрия Медведева, в котором там всё разоблачил, в стандартном стиле – ни в один суд не пойдёшь, никаких доказательств, ничего – голословные выкрики. Что делает власть? Загадочно молчит, её это не интересует. Что думает простолюдин – вы молчите, значит, вам нечего сказать, а раз вам нечего сказать, значит, в ролике правда. Ну раз вы молчите. Я, честно сказать, я даже понять не могу, чем руководствуются люди, которые молчат. Вот реакция общественности: всё правда. А где разоблачительный ролик? А где рассказ про то, что случилось на самом деле? А где тщательный разбор того, что показано, с рассказом: вот это ложь, вот это ложь и вот это ложь – вот документы, вот документы, вот документы. Это всё безосновательно, вас обманывают, это лжецы и нехорошие люди. Где это? Ничего нет, никому ничего не надо. Где, вот, я не знаю, произошёл теракт в Питере – я записал ролик про то, что я про это думаю. Ролик 600 тысяч просмотров сразу, и вдруг посреди этого ролика вдруг прибегает откуда-то орда специально включенных дегенератов, жуткая орда совершенно, т.е. там одних дизлайков 4 тысячи поставили – это должно меня как-то угнетать, или что? И 4-этажным матом обкладывая меня: какая же ты тварь, паскуда, т.е. там при ответе на вопрос: уж не правительство ли это устроило теракт, ну, на мой взгляд, надо обладать… совсем уже тронуться умом, на пальцах объясняют – это чтобы от протестов отвлечь внимание. Я говорю: слушайте, ваше стадо школьников ни на что не влияет. – Как ты их назвал?! Да там не только дети, блин, ах ты гнида, ах ты тварь, кремлёвская подстилка, зализал всем жопы – и понеслось, и понеслось, и понеслось… Это, кстати, я замечу, люди, которые выступают, с их слов, за свободу слова, за демократию, за права человека – как только касается чего-то, что их действительно интересует и волнует, забыто будет всё, ты будешь там заплёван, уничтожен, растоптан, расстрелян. Это они сейчас просто не могут никого убивать, как получат власть, как на Украине – сначала зелёнка, потом в мусорный бак, а дальше тебе прострелят башку просто или куда-нибудь вывезут, закопают, как это у них принято. Государство же не делает абсолютно ничего. Лично я ничего не вижу вообще. Может, конечно, слабо смотрю, но я не вижу ничего – ни одного канала, я не могу сказать, что это какая-то прогосударственная направленность, но это же наша страна, мы в ней живём, мне интересно, какие у нас открылись фабрики, повторюсь, сколько поликлиник, детских садов, увеличилась рождаемость. Меня не интересуют подробности жизни очередного какого-то идиота-клоуна, который скачет, кривляется. Ну смешно, безусловно, прикольно получается. Есть, например, замечательный весельчак Паша Воля или Гарик Мартиросян, с моей точки зрения, исключительно талантливые люди. Вот они выступают – мне страшно весело, смешно, я радуюсь и смеюсь. Но мне неинтересно, например, кто жена у Гарика Мартиросяна, где он живёт, на какой машине ездит, неинтересно, это его личная жизнь, вот я считаю, что я туда лезть не должен. Так мне вместо нормальных интересных событий, новостей всё время втюхивают какую-то ахинею, какой-то «Дом-2» - вы чему детей учите, хотелось бы узнать? Вон только ролики «Лучшие драки «Дома-2»-2016»…

Михаил Михин. Надо пересмотреть.

Д.Ю. Отличный, вообще! Т.е. вот уровень, так сказать – обалдеть, не встать: девиц там по мордам хлещут, кулаками бьют. Конечно, может быть, кто-то там это заслужил. Как минимум, странно такое записывать, а потом окружающим показывать. Есть ли что-то положительное? Да ничего нет! Я не знаю, на мой взгляд, любому мальчику, например, со страшной силой интересно, как электрическую проводку провести, как там дощечку отпилить, сколотить какую-то полочку для мамы. Я думаю, и сейчас это выглядит точно так же, денег-то, по большому счёту, ни у кого не стало, несмотря на наступление свободы, всё надо делать своими руками. Вот какие-то, я не знаю, уроки труда: это же очевидно, что, показывая детям, как правильно что-то сделать, им при этом правильные взгляды на жизнь привить, ну как нормальный трудовик – он же не только киянками бросался…

Михаил Михин. Ну так он ещё и умел что-то этой киянкой делать, кроме бросания.

Д.Ю. Да, ещё при этом незаметно что-то объяснял, как вообще жизнь устроена и что делать надо. Ничего подобного нет, вообще ничего нет, никаких общественных дискуссий по делу, никаких результатов даже от тех, что есть в телевизоре – ну вот смотрю, например, передачи с Владимиром Соловьёвым. На мой взгляд, Владимир Соловьёв у нас выдающийся в этом плане, лучший – лучше нет. Приходят толковые люди, толковые люди рассказывают интересные вещи, высказывают, на мой взгляд, здравые мнения по ряду позиций, и я всё время с интересом смотрю и слушаю, но закончилось – а дальше что? Ну, неглупые люди, интересно поговорили, а дальше-то это как-то где-то что-то реализуется, нет? Или наши разговоры остаются только разговорами? Ничего нет, а вот это вот в родной стране отсутствие контакта между властью и народом, т.е. внутри властного аппарата всё хорошо: сверху вниз спускается, вертикаль власти работает, а там, где стык с народом, там работать перестаёт, вообще ничего не работает. Так всегда было, и так есть. Ну вот у вас теперь есть интернет, где можно публично обсуждать разнообразные инициативы, где можно взять людей талантливых, у нас их много, которые чему-то хорошему научат массы, что-то покажут, куда-то увлекут, к какой-то созидательной, благородной и вообще хорошей деятельности. Ничего нет. Даже какой-то благотворительностью заняться – и то приходится, знаешь, как учил наш друг Иисус Христос: чтобы левая рука не знала, что делает правая, потому что для того, чтобы открыть благотворительный фонд, там охренеешь от открытия, а дальше там такое, что лучше бы ты этим не занимался – это надо вообще бросить все на свете и заниматься только этим, а основную часть твоих занятий составит как бы отбиться от проверяющих, которые считают, что ты вот тут украл, там украл – оно как-то, мягко говоря, странно. Почему государство бросает это на самотёк? Я не знаю, мне кажется, что на стыке населения и власти там ничего не проходит, они просто не понимают, что происходит в интернетах, и чем это государству грозит. Вот.

Михаил Михин. Я вот слышал такую версию, что власть, возможно, не хочет выходит на диалог с народом из-за того, что считает, что это общение не уровень, т.е. уровень власти неизмеримо выше, чем уровень народа, и как бы стыдновато общаться с этим низшим классом, что-то там до него доносить.

Д.Ю. Ну, я так не думаю. Они просто, повторюсь, живут в параллельных вселенных, и этим не интересно, что происходит там, а тем не интересно, что происходит здесь. Просто неинтересно. И это категорически неправильно. Есть масса всяких странных решений власти, например, взять какую-нибудь гражданку Васильеву, которую изловили на какой-то там чудовищной коррупции, взять и публично отпустить – а чего тут такого? Или какого-нибудь Сердюкова. Ну и, а что вы ждёте в ответ-то? Это вот мы живём всегда на краю вулкана, а вы туда ещё и тротиловые шашки всё время бросаете. Там и так булькает, зачем вы это делаете? Неужели нельзя заняться чем-то положительным и извлекать из этого живую настоящую пользу? Это не так трудно. Ну вот уже не раз и не два говорил: случится какое-то событие – должна быть специальная команда журналистов специальных, которые сразу отправятся на место и начнут оттуда бомбить репортажи, показывая: вот так, вот так, здесь вот это, вот это, вот это, вот это… Предпринято то-то, то-то, то-то… Оно иногда бывает.

Михаил Михин. Но ведь это же немедленно заклеймят, как государственную пропаганду, специально подготовленную и проплаченную, люди в нужном вам ключе.

Д.Ю. Ну а как по-другому? Вот помнишь город Крымск, который смывало водой, «отведённой от дачи Путина» - она там за хребтом, но этим-то наплевать на всё. Либо там «слив из водохранилища организовали». Водохранилище там просто стена, никаких ворот, и труба через которую вода, перелив работает, вот она течёт – нет, открыли ворота, слили и убили 3 тысячи человек. Приехав на место, мне говорят: «Вон видишь там, вот если на этот дом залезть, вот на этот, то вон там бульдозерами и экскаваторами закапывают людей, трупы неучтённые». Я говорю: «Вот у нас телебригада, может, мы поднимемся, заснимем?» - «Ты с ума сошёл?! Здесь везде снайперы ВВ сидят и всех, кто на крышу вылезает, сразу убивают наглухо валят тут же».

Михаил Михин. И они там за домом прямо заваленные?

Д.Ю. Ну а если мы, как государство… вот ты видел журнал из морга? Видел? Там вот труп записан 4851-ый. О чём это говорит – 4851 труп. Ну я, как милиционер: «Минуточку, вы в курсе, что журнал с 1966 года, я не знаю, 1986-го, в курсе, нет?» - Ты отмазываешь власть». Ну какое ж я отмазываю? Давайте как-то это – трудиться с информацией нормально. Ну хорошо, ладно – пусть на стартовом этапе орут, что это государственная пропаганда, там, и прочее. Меня другое интересует: вот смыло Крымск, вы тут вокруг устроили вакханалию идиотии, прыгали-орали, врали постоянно – а чем закончилось-то? Вот ключевое: чем это закончилось? Вы там лагерь организовали, кому-то помогали, а туда пригнали войска – начнём отсюда: сколько было вас и сколько было солдат? Какие объёмы работ выполнили вы, какие объёмы выполнила армия и МЧС? Давайте сосчитаем, а теперь перейдём к самому ключевому: компенсации кто платил этим людям, пострадавшим от наводнения – вы или государство? Так вот рассказ про то, что делали солдаты, то, что делало МЧС и сколько выплачено денег, и кому, и что там реставрировано, восстановлено – это пропаганда? Давайте спросим у людей, которым эти люди помогали – армия, МЧС и государство – давайте у них спросим. То, что вы туда прискакали использовать это для своей пропаганды, сугубо антироссийской – ну я понимаю, да, а я вот в России живу, и мне хочется, чтобы в России было хорошо, а вы ей хорошо не делаете. А государственная пропаганда качественная необходима и в телевизоре, и в интернете.

Михаил Михин. На твой личный взгляд, там (наверху) когда-нибудь очнутся, придут с вопросами, а как нам вообще делать-то, как правильно?

Д.Ю. С вопросами вряд ли придут, а очнуться они просто будут вынуждены. Там постепенно становится понятно, что судьба Муаммара Каддафи неиллюзорна, оно всё рядом. Если вам казалось, что вы такие умные и деньги вывели за кордон, и там всё будет хорошо – ну вспомните про Каддафи: где оказались все его деньги? Это пока вы 2 триллиона долларов за перестройку из России вывезли – обрати внимание: на Западе никто ни слова не сказал, это же прекрасно, когда такое бабло вливается в экономику, это волшебное просто действие! А как только их прижмёт, а прижимает уже, и понадобятся деньги, внезапно окажется, что вы эти деньги украли у российского народа. Должен быть повод, чтобы у вас их отнять, эти деньги, и их отнимут. Если вы при этом останетесь живы, ну пойте псалмы – вам крупно повезло. То, что Россия находится в международной изоляции, это же не потому что мы врождённые коммунисты (хотя мы прирождённые коммунисты), это не потому – это потому что она, как Россия, всем мешает. Если вы эту страну возглавляете и рулите, ну надо помнить о том, что бывает. А если на вас наезжают, выход ровно один: что надо для того, чтобы на тебя не наезжали большие и сильные – надо самому быть большим и сильным. Так вот, если в рамках капиталистической экономики вы там нашли своё место в мире… шучу, потому что место ровно одно – у параши, уже всё поделено, и вас могут поселить только возле параши. Ну, жить вы там не захотите, мы не Южный Судан и не Сомали. Надо искать какие-то другие пути – как нам жить отдельно от вас и так, чтобы вы нас не трогали. Это значит, надо строить свою экономику, свою армию, свои новые ядерные бомбы, благодаря которым мы до сих пор живы – а это благодаря двум персонажам: Иосифу Виссарионовичу и Лаврентию Палычу – самым выдающимся, которых пытаются объявить преступниками. Ну вот, вооружённые до зубов и с могучей экономикой мы что-то сможем, но для этого не надо деньги хранить в оффшорах, убегать в Майами и ещё чего-то там – вас везде найдут, это уже невозможно скрыться, и собственно, всё это уже стоит во весь рост. Нужна ещё одна индустриализация – кто её будет проводить, какими силами? Кто за это ответит? Вынуждены, но советоваться не пойдут – это не в наших традициях.

Михаил Михин. Чтобы на сегодня закрыть вопрос этой государственной пропаганды: тебе какие-нибудь примеры хотя бы поползновений в этом направлении известны? Вообще, Родина чем-то подобным, может быть, начала заниматься?

Д.Ю. Я про такое не знаю. Как-то раз мне позвонили и сказали, что в рамках какого-то государственного проекта мне присужден государственный грант в размере 300 тысяч рублей, на тот момент это 10 тысяч долларов США было. Постольку поскольку мне всё время звонят всякие дегенераты с шутками какими-то, прибаутками, я, естественно, всех без промедления, ну не сказать, что послал, но в достаточно резкой форме предложил больше не звонить. Потом засомневался, полез посмотреть – а там, действительно, мне какой-то грант выписали. Ну, я испытал неловкость, что я так ответил, ни перезванивать не стал, ничего, ну и мне больше никто не звонил. Это, собственно, всё. При этом никто ко мне не приходил, никто меня никуда не продвигал, ни о чём мне не сообщал – вот, сказали постфактум, ну вот так оно закончилось. Про другие случаи я, ну я не сильно с кем-то общаюсь, но я никогда не слышал, чтобы кому-то как-то помогали, тем более материально. Никогда не слышал. Видел несколько раз такие вещи, но не знаю, там, специфические, не специфические – помнишь, у нас был такой блогер, как его – Адагамов по кличке «Другой», или как его, который публично сообщил, что при аварии Саяно-Шушгенской ГЭС, когда там толпа народу погибла – сколько там, 75, 76, я не помню, боюсь наврать, что там кто-то стучится, а эти гады не спасают людей. Ну вот его взяли, отвезли на эту электростанцию: вот посмотри. Ну там, понятно, о стыде или о чём-то говорить бессмысленно, ну съездил, сфотографировал: вот, я посмотрел своими глазами, стуков не слышал уже, все утонули и умерли. Я не знаю, ну, раньше была программа «Время», где всё время шла битва за урожай, а теперь у вас всё переместилось в интернет, вот у вас блогеры. Вам не интересно взять какого-нибудь блогера и отвезти на какой-нибудь «Кубаньжелдормаш» - я не знаю, я в Фейсбуке подписан, там какой-то толковый паренёк ведёт репортажи с предприятия на Кубани: вот разваленные цеха, а мы вот тут вот делаем вот такое. С интересом смотрю! Это не голые жопы в телевизоре, а нормальные мужики и тётки заняты нормальной работой. Ну вот соберите этих блогеров, отвезите их туда. Не надо их возить в какие-то дурацкие путешествия через Тибет и Таиланд - да мне плевать, что там у вас на Тибете и что у вас в Таиланде, я туда на отдых езжу, лежу на пляжу, всё остальное меня не интересует. Меня интересует тепло, хорошее море, фрукты, ну иногда можно на этих сходить посмотреть, как их этих… ну ты понял, смешных. Всё, все приоритеты сосредоточены в родной стране. Почему вы их не возите, почему вы не делаете передачи про это? Вот поставили какое-то новое оборудование, какие-то мегастанки, делают мегавещи, есть специалисты. Мы же с тобой ездили к братьям Лобаевым, например. Я лично просто поражён, что железки уже такие крутые, вот затвор снайперской винтовки здоровенный одним пальцем открывается, закрывается – я такого не видел никогда. Ну я, будем откровенны, кроме автомата Калашникова-то ничего и не видел.

Михаил Михин. Ну считай, что видел всё, раз видел автомат Калашникова.

Д.Ю. Он специфический всё-таки, но это великолепные изделия, прекрасно стреляют. Ну, не всё у нас вокруг оружие. Ну почему вы, совсем уж глупость скажу: вот он я, отвезите меня на какой-нибудь ледокол, на Северный морской путь, на какую-нибудь платформу в океане, покажите, что там люди делают, как это вообще выглядит? Ну что, никому не интересно, что ли, кроме событий из личной жизни какой-то очередной овцы, я не знаю, никчёмной и бессмысленной? Кто-то там с кем-то развёлся, женился – на кой хрен мне это знать вообще? Нет, никому ничего не надо. Ну, может, посмотрят наш ролик – осознают, как себя надо вести?

Михаил Михин. Поделюсь по такому случаю личной горечью: уж сколько лет стучусь в подобные ворота, но обычно в пресслужбах предприятий к этому относятся, мягко сказать, с прохладой – это же работать надо, надо что-то организовать, надо кому-то обосновать, кто это, что он покажет, а не будет ли он искать мусор за баней…

Д.Ю. Ну ты знаешь, если посмотреть на какого-нибудь блогера Варламова, который: я поехал на Мадагаскар – вот мадагаскарские помойки. Ну я как-то не очень мадагаскарские помойки, мне неинтересно. Поехал в Нигерию – нигерийские помойки, поехал в Екатеринбург – екатеринбургские помойки. Ну, мне как-то неинтересно. Естественно, глядя на таких… ему кажется, что он какую-то правду показывает – это неправда, это достаточно специфический взгляд на жизнь. Общество устроено так, что вот здесь вот дворцы золотые, а вот тут помойки, да. Ну так показ помоек только – это то же самое, что показ только дворцов. И показ середины – это то же самое. Есть разные слои, уровни, показывать надо всё, ну а если ты сосредоточен на помойках – ну кто ж тебя позовёт? Не позовут, нет. Это неправильно, ну так и это ломать надо. Сломать можно только активными действиями, когда вот он – труд, а вот он – результат, вот посмотрите. Ты ж на валенковый завод, помнишь, ездил?

Михаил Михин. Да, прекрасное место.

Д.Ю. Отлично, да. И люди отличные, и продукт замечательный. Я до сих пор в них хожу, в этих замечательных валенках. Что не так-то? Что ты там плохого про это дело сказал и показал? Всё неправильно.

Михаил Михин. Не сдадимся, будем биться за правду. И возвратимся, пожалуй, к миллионерскому вопросу: я так понимаю, что в этом году рубеж в миллион, скорее всего, будет преодолён, какие-то широкие празднования по этому поводу, может быть, уже запланированы?

Д.Ю. Народные гулянья.

Михаил Михин. Т.е. весь миллион приглашён в Питер?

Д.Ю. К сожалению, невозможно, т.е. миллион не завезти. Но у нас с Дементием есть самогонный аппарат, и поэтому своё внутреннее празднество, естественно, обеспечим в наилучшем виде. У нас тут целая кулинарная студия построена. Тоже, кстати, массу народу интересует. Т.е. когда я это дело затевал, я так ещё до полной силы не довёл, но, тем не менее, когда затевал, все хором сказали: чушь какая-то, зачем это надо, там полный телевизор всей этой кулинарии. Фигня всё это полная вообще – там своя аудитория а здесь своя, т.е. когда люди подходят и говорят: а мы вот готовим всё, что вы советуете, очень вкусно, давайте больше, давайте ещё. Ну вот, почему нет-то? Оно всё давным-давно побилось на ниши, и в этих нишах действовать можно совершенно спокойно. Ну а когда подписчиков много… не знаю, даже в процессе приготовления еды людям можно рассказать что-нибудь интересное, познавательное и, самое главное, полезное, не только в области еды, а вообще. Поэтому накала снижать не планируем, надеемся, что дальше будет получаться лучше, больше и быстрее. Скоро лето, опять-таки, сейчас вот наш этот снежный апрель закончится, и я надеюсь, что, начиная с майских праздников уже на свежем воздухе, всё, как мы любим: зелёные яйца, красные яйца, газовые грили, там, угольные, коптильни и всякое такое, ещё и на природах этим займёмся. Простор нынче необычайный, я когда захожу, меня больше всего как радовали, так и радуют, например, магазины инструментов – я, даже ничего не покупая, хожу там, разинув рот: мать честная, и это есть, и это есть! В СССР не было ничего фактически, т.е. купить электрическую дрель, например, это вообще за гранью было. Купить электрическую цепную пилу- это вообще, у нас в деревне одна такая была, все ходили посмотреть.

Михаил Михин. «Дружба».

Д.Ю. Да. «Дружба» тяжёлая, понимаешь, и бензин воняет, и голова болит, а тут вот такое… Всё есть вообще, всё есть – делай, что хочешь. Вот только руки нужны и желание. И материал есть, и инструмент есть, и возможности, и способности – бомбите на здоровье. Вот этим тоже займёмся и всем покажем, заодно научим хорошему.

Михаил Михин. Последний вопрос в этом сете: что посоветуешь людям, которые, возможно, решатся в этот проклятый видеоблогинг свои стопы направить? Или, может, им туда не надо ходить?

Д.Ю. Ну, это как с книжками: есть известный совет: можешь не писать – не пиши. Ну так и тут: можешь не снимать – наверное, не снимай. Есть люди, знаешь, такие – Соколов Григорий, например, мне душевно крайне близок, нормальный русский человек, который рассказывает, как развести костёр, поставить палатку и поймать кота, не травмируя оного. Отлично, Соколов Григорий, по-моему, чемпион просто! Есть адвокат Егоров, который тут недавно, я смотрел, из булыжника болгаркой выпиливал ступку. У адвоката Егорова вообще руки из какого-то непонятного места растут, он настолько ловок, вежливый, воспитанный, хорошо говорит, интересно – вот таких людей интересно смотреть. Если же в башке ничего нет, вот это «ничего нет», наверное, наружу транслировать не надо – смотри других, набирайся ума. Ну а когда наберёшься, может, чего-нибудь и родишь. А так-то да, вот волшебная дверь, т.е. дверь в мир волшебного детства открылась – всем стало нехорошо. Не надо это усугублять не надо. Ещё вот… забыл, камрад по фамилии Шайтор – паренёк, по-моему, немец с Алтая, не с Алтая… наверное, с Алтая, строитель, при этом подробно показывает, как там замесить раствор, как это сделать, как то. Других видел, которые ну совершеннейшие пролетарии, люди: пацаны, сейчас я вам покажу, как я кирпич ложу – вот там кладка такая, кладка сякая, вот это так, это сяк, вот такая у меня там выработка в день, такие-то объёмы, туда-сюда… Я вообще непричастен к кирпичной кладке – глаз не оторвать, потому что специалист, потому что уважает свой труд, уважает людей, которым он это делает, очень круто получается, очень интересно. Я считаю, что мальчики должны быть сосредоточены на таком: что ты вообще умеешь-то? Мальчик должен, во-первых, всё уметь, а во-вторых, стараться непрерывно стать лучше всех – вот это и должно заботить, не поездки в Таиланд и Турцию, а рост профессионального мастерства и повышение через это собственного благосостояния себя и своей семьи.

Михаил Михин. На этой мажорной ноте предлагаю попрощаться с уважаемыми зрителями, и пожелаю вам, конечно, больших, как говорится, творческих успехов.

Д.Ю. Симметрично. Спасибо.

Михаил Михин. Благодарю

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

10.05.17 12:56 Дмитрий Goblin Пучков про YouTube, видеоблогеров и Роскомнадзор, комментарии: 75


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 5, Goblin: 1

magnat080
отправлено 15.05.17 18:33 | ответить | цитировать # 1


Дмитрий Юрьевич. Благодарю за ваши ролики. Не всегда согласен с вашей оценкой, но всегда интересно и познавательно. Уже 24 года проживаю в Германии, но в душе остаюсь русским, поэтому всё об истории и политической жизни России чрезвычайно интересно. Спасибо также всей вашей группе. Особенно Климу Александровичу и Борису Витальевич. Хотелось бы поближе познакомится и с историей и политической жизнью Европы(точнее как видит всё это ваша группа. С уважением и благодарностью Johann Alles


leon4x4
отправлено 16.05.17 23:18 | ответить | цитировать # 2


Дмитрий Юрьевич, вот канал, о котором вы в этом видео сказали "почему его нет?". Энтузиасты делают - все о достижениях РФ в промышленности, с/х, науке и т.д. Та самая альтернатива https://www.youtube.com/user/ShkolaFaberlic А вот отдельный сайт на эту тему https://sdelanounas.ru/ Обновляется каждый день


Sterben
отправлено 21.05.17 09:56 | ответить | цитировать # 3


Я - молдованин. 31 год. Живу в США. На русских и молдавских (и прочих украинских) форумах не сижу - не интересно.
Смотрю в основном про другие страны, исторические ролики


Goloveskinkirill
отправлено 03.06.17 16:38 | ответить | цитировать # 4


Димитрий Юрьевич, доброго времени суток. Такой момент, а почему бы Вам не заняться освещением событий происходящих, ну это построили, это работает так... Особенно если учесть, что вы этого не сказали. Даже если и не лично этим заниматься.
Ваше имя и канал позволят стать таким роликам популярными.
Хотелось бы услышать ваше мнение


Goblin
отправлено 03.06.17 16:39 | ответить | цитировать # 5


Кому: Goloveskinkirill, #4

> а почему бы Вам не заняться

ну если ты будешь готовить такие материалы регулярно и бесплатно - почему бы и нет?



cтраницы: 1 всего: 5

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк