Разведопрос: Игорь Пыхалов о штрафных батальонах и ротах

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Игорь Пыхалов | Разное | Каталог

22.06.17




Хочу поддержать исторические ролики Игоря Пыхалова!



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Игорь Васильевич, добрый день.

Игорь Пыхалов. Добрый день.

Д.Ю. Давно не виделись.

Игорь Пыхалов. Ну да, уже как-то…

Д.Ю. Про что сегодня?

Игорь Пыхалов. Сегодня мы продолжим нашу беседу о Великой Отечественной войне и коснёмся такой, в общем-то, достаточно уже истрёпанной нашими обличителями темы как штрафные части, вот эти знаменитые штрафбаты, штрафные роты, о которых у нас сочиняют всякую чушь, фильмы снимают, ну и прочее. В принципе здесь перед тем, как этот разговор начать, я хочу, можно сказать, сделать такое сообщение. Вот моя книга «Великая оболганная война», по которой мы, собственно, беседу, во многом, и ведём. Кстати, здесь мне понравилось, когда в одном из комментариев к одной из наших бесед про заградительные отряды, там кто-то написал, что типа того, что не пора ли мне по этому тексту ещё книгу написать.

Д.Ю. Пора, да.

Игорь Пыхалов. Ну это так же, как после того, как у нас был «Мастер и Маргарита» экранизован, там тоже некоторые у нас такие, эрудированные граждане приходили в книжный магазин и возмущались, что вот, надо же, какие писаки, только фильм вышел, уже по нему книгу написали.

Д.Ю. Подсуетились.

Игорь Пыхалов. Да вот, подсуетились. Так вот, значит, здесь во всех наших беседах вот эта книга – она первоисточник, т.е. она была написана в своей основе ещё в 2005 году, а в принципе то, что я озвучиваю вслух – это уже на её тему. Хотя, естественно, что да, немного отличается, т.е. я всё-таки её не зачитываю, что-то тут я могу добавить или, наоборот, не упомянуть.

Д.Ю. 7-е издание, дополненное и исправленное.

Игорь Пыхалов. На самом деле, это стереотипное издание, т.е. у нас там, когда наш цикл начинался, там было чёрненькое издание, сейчас это такое вот зелёненькое. Оно где-то уже по-новому с конца января издаётся. К сожалению, у нас сейчас такая вот политика издательств, что они хотят, чтобы деньги были сразу же, поэтому вместо того, чтобы издать сразу, скажем, тиражом побольше, чтобы они лежали и, скажем, за год ушли, они вот так издадут маленький тираж, там тираж раскупится, потом издадут ещё. Поэтому, в принципе, если кто-то хочет купить, то…

Д.Ю. Книжный бизнес – вещь непростая.

Игорь Пыхалов. Она в продаже ещё вроде бы есть. В крайнем случае, вроде бы в конце лета обещали допечатку. Это такое вот лирическое отступление. Собственно, теперь по нашей беседе, т.е. по вот этим штрафникам несчастным. Наверное, начну я с того, что вообще, как это ни печально, но, в принципе, нашим гражданам, да и не только нашим, свойственно нарушать законы. Т.е. они могут совершать правонарушения или даже преступления, и при этом, в общем-то, военнослужащие тоже этим грешат, и, естественно, что такого рода проступки должны как-то наказываться, как это не удивительно, опять же, для наших борцов за права человека. Т.е. если совершил преступление, получи наказание. И естественно, что когда идёт война, причём война такая, тотальная, война на уничтожение, как вот у нас была Великая Отечественная война, то в этой ситуации, конечно, и собственно вопрос о наказаниях оступившихся граждан, они, в общем-то, их стоит немного пересмотреть, потому что возникает вопрос, стоит ли именно провинившихся обязательно сажать в места заключения…

Д.Ю. Военнослужащих.

Игорь Пыхалов. Да, военнослужащих. Да и, собственно говоря, вообще мужчин призывного возраста. Или как-то их можно использовать, так скажем, более рационально на пользу родине, которая воюет. И действительно у нас практически с начала войны началась такая вещь, что к осуждённым военнослужащим стали достаточно массово применять такую юридическую заковыку, как отсрочка исполнения приговора. Это, если не ошибаюсь, 28… Такая возможность, она, в принципе, была предусмотрена 29 статьёй тогдашнего уголовного кодекса, и фактически это выливалось в то, что военнослужащий, как говорится, накосячил, совершил какое-то преступление, ему выносится приговор, скажем, 5 лет лишения свободы с отсрочкой до конца войны. Бывало и 10 лет. В принципе, даже знаю, в общем-то, прецеденты, когда приговорили к высшей мере, опять же, с отсрочкой до конца войны. Естественно, при этом имелось в виду не то, что он тут довоюет до победы, а потом его расстреляют, а имелось в виду, что за это время он сможет свою вину искупить и, соответственно, значит, он будет как бы считаться освобождённым от наказания и при этом принесёт пользу на фронте.

Д.Ю. И какие методы для искупления вины?

Игорь Пыхалов. Методы возникли несколько позже, потому что здесь как раз, как говорится, прикол в том, что первоначально такая практика имела место, но при этом фактически получалось, что вот это именно механизм искупления вины, а ведь тут понятно, что грубо говоря, человек проштрафившийся и его товарищ, который, в общем-то, ни в чём не виновен, они не должны быть в равном положении. Т.е. в принципе, казалось бы, к тому, кто проштрафился, к нему должны быть какие-то, скажем так, он в более опасной ситуации должен быть. Ну и получалось, что первоначально, в первый год войны, я имею в виду год, естественно, начиная с 22 июня, фактически это было отдано, в общем-то, на усмотрение, собственно, этих бойцов и командиров, а также их начальства. Т.е. не прописан был механизм, как их заставлять это дело именно искупать. Ну а дальше, естественно, да, поскольку это получается не совсем справедливо, естественно, уже возникла идея, что надо бы этих всех людей, которые таким образом, как говорится, преступили закон, использовать именно особым образом, чтобы они рисковали больше и, соответственно, могли тем самым свою вину искупить. В принципе, в общем-то, на самом деле, мысль такая, довольно здравая.

И тут даже, в принципе, я могу просто даже привести пример из своей практики, потому что когда в августе 14 года был в Луганске, в батальоне «Заря», у нас там тогда был сухой закон. В принципе, вообще пить было запрещено. Но, естественно, это, конечно, там нарушали, но одно дело, когда перед сном выпил 100 грамм, закрылся в одеяло – это одно дело. Там, значит, нашёлся один особо одарённый товарищ, который мало того, что напился, он ещё начал горланить песни, причём прямо под окном у комбата. Естественно, что на следующее утро на утреннем построении его перед нами вывели в наручниках, он там сказал «простите, мужики», и его отправили на работы по разминированию. Т.е. в принципе получается, что…

Д.Ю. Вернулся, нет?

Игорь Пыхалов. Вот его, честно говоря, больше не видел, но это не факт, что он погиб. Может, вполне и благополучно всё закончилось, но, по крайней мере, тут принцип понятен, что если человек не просто нарушил приказ, а совершил такое, в общем-то, дерзкое правонарушение, которое, в общем-то, явно подорвёт дисциплину, если оставить это безнаказанным, то, в общем-то, логично его отправить на какую-то особо опасную боевую работу, чтобы он это мог как бы искупить. И в итоге у нас действительно, когда, значит, у нас был этот знаменитый приказ № 227 «ни шагу назад» от 28 июля 42 года, то там были и такие, значит, положения:

«Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов: сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями: сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной».

Т.е. понятно, что здесь согласно этому приказу создаются штрафные батальоны для среднего и старшего командного состава, но и это офицеры. Т.е. тогда, в принципе, термин «офицер», он у нас, как известно, в Красной Армии в первые 2 десятилетия был не принят, но как раз примерно в это время он уже вводился, но это вот средний и старший командный состав – это офицерский состав фактически. Соответственно, для них штрафные батальоны, для рядовых, сержантов – штрафные роты. При этом, значит, что здесь интересно…

Д.Ю. Т.е. если мы смотрим художественный фильм «Штрафбат», то совершенно очевидно, что там сплошные от лейтенанта и выше, да, должны быть?

Игорь Пыхалов. От младшего лейтенанта, от военфельдшера, т.е. это, грубо говоря, от младшего офицерского звания и выше. Да, и, собственно, естественно уголовников там быть не может, уголовники, они в штрафной роте. Но это я чуть-чуть позже скажу подробнее. Значит, что тут интересно – во-первых, такой момент, что вот у нас, когда говорят про заградительные отряды, у нас такое общепринятое заблуждение, что считается, что они вот появились только с этим приказом 227. Но об этом я уже в наших беседах говорил, что на самом деле у нас, в общем-то, виды некоторых заградительных отрядов были с первых дней войны. А приказ 227, он вводил просто ещё очередную их разновидность. А вот с штрафными частями, там заблуждение прямо противоположное, т.е. у нас довольно многие почему-то думают, что они были там и в более ранний период. Понятно, что сегодня у нас эпоха, когда вообще у нас катастрофическое падение эрудиции у населения и люди ничего не знают, не интересуются, но даже, казалось бы, в такое кондовое советское время, когда у нас был такой поэт Александр Межиров, который написал знаменитое «Коммунисты, вперёд», хотя это не помешало ему потом стать антисоветчиком после перестройки, у него, значит, есть такое стихотворение, называется «Эшелон», где описывается такая, трагическая, судьба бойца, который там, на остановке воинского эшелона, вышел покурить, расслабился, и, соответственно, эшелон уехал. Ну и там дальше идут такие строчки, что «Волховстрой, 41 год, за поступки такого рода стенка или штрафная рота, меньше родина не даёт».

Надо сказать, что, во-первых, естественно, в 41 года никаких штрафных рот не было и, в общем-то, насчёт стенки он тоже несколько погорячился. Т.е. как, опять же, мы в одной из предыдущих бесед рассматривали эту судьбу наших военнослужащих, которые были задержаны как раз в 41 году теми же заградительными отрядами и частями по охране тыла. И там получалось, что фактически в подавляющем большинстве случаев это бы для такого орла бы закончилось, скажем так, лёгким испугом, его бы просто направили, в конце концов, в свою часть. Хотя да, мог бы и действительно нарваться на более серьёзное наказание, но это уже если бы не повезло. А реально штрафные части появились именно с конца июля 42 года. Дальше второй момент, который тут надо бы отметить, что вот этот приказ 227, он когда вводит вот эти формирования штрафные, он ссылается на то, что дескать там был успешный, что у немцев есть такой успешный опыт применения штрафников, и почему бы это с них не скопировать.

И здесь действительно у нас в данном случае Сталин совершенно прав, потому что действительно у немцев имелась система штрафных частей, которая была создана гораздо раньше, чем у нас, т.е. ещё до войны, и она была такая, достаточно многочисленная и разветвлённая. Т.е. там у них, во-первых, у них имелись так называемые «пятисотые» батальоны. Тут, значит, немецкое название я просто произносить не буду, потому что я немецкий не учил, поэтому не буду позориться с произношением. Значит, короче, пятисотые батальоны, они были созданы в декабре 40 года, и предназначались, в основном, для военнослужащих, совершивших уголовные преступления. Там через них за время войны прошло примерно около 80 000 человек.

Д.Ю. А есть немецкое название?

Игорь Пыхалов. А вот.

Д.Ю. Не знаю. Моих познаний …Bewährungstruppe, т.е…

Игорь Пыхалов. Ну, у немцев, у них принято создавать такие сложносочинённые слова, там дальше будет ещё более прикольное слово. Значит, в начале войны у них были вот эти формирования, пятисотые батальоны, потом, поскольку там, значит, когда уже у Гитлера, как говорится, запахло керосином, они с 1 октября 42 года начали создавать так называемые 999 батальоны, уже для политических, т.е. там даже политически неблагонадёжных, и через них тоже прошло порядка 30 000 человек. И, наконец, ещё существовали полевые штрафные подразделения, и вот они назывались, вот тут такое совершенно километровое слово, я даже не берусь его произнести.

Д.Ю. Ну, тут понятно, наоборот. Feldstrafgefangenabteilungen. Ну это понятно, что штрафные.

Игорь Пыхалов. Да, ну там это полевые, это штрафные, значит, т.е. вот. И всё это хозяйство, оно активно использовалось против нас.

Д.Ю. Т.е. следует отметить, что в армии европейского типа за воинские преступления личный состав карали, по всей видимости, трибуналами военными, и исправляться отправляли в составе штрафных частей этой самой европейской армии. Что-то никто не парился, да.

Игорь Пыхалов. Совершенно верно. И здесь как раз вот…

Д.Ю. Ну и по всей – извиняюсь, перебью – по всей видимости использовали их вовсе не на тыловых работах, ямокопатели, ещё что-то.

Игорь Пыхалов. А вот, значит, как раз здесь я могу зачитать выдержки из дневника начальника штаба сухопутных войск Германии Гальдура. От 9 июля 41 года, значит, запись, он докладывает начальнику организационного отдела штаба сухопутных войск Германии генерал-майор Вальтер Булле, там «организация штрафных батальонов оказалась хорошей идеей». Ну и почему же она оказалась хорошей идеей – это мы видим из дальнейших записей. Например, значит, запись от 1 августа: «Штрафной батальон до настоящего времени имел 25% потерь, в качестве пополнения поступило 170 человек. «Особый полевой батальон (батальон, укомплектованный штрафниками) был использован на западе для народ по разминированию. Для разминирования района прошедших боёв используется 450 человек». Дальше запись от 25 сентября, там как раз это уже блокада Ленинграда установлена, но немцы наступают дальше, они пытаются замкнуть 2 кольцо, т.е. вдоль Ладожского озера. И там как раз 16 немецкая армия, которая наступала вдоль Ладожского озера, она как раз в это время потерпела неудачу, её 8 танковая дивизия отброшена и, соответственно, решение фюрера – туда направить в том числе и штрафной батальон. Т.е. это буквально под нашим городом эти немецкие штрафники сражались.

Вот, а что касается наших штрафников, то там, как я уже сказал, что они созданы приказом № 227 от 28 июля 42 года. Практически сразу же началось их формирование, но, тем не менее, положение о штрафных батальонах и о штрафных ротах, оно было введено в действие гораздо позже. Точнее, не гораздо позже, а через, получается, 2 месяца, т.е. 28 сентября. И я вот из этого положения некоторые ключевые моменты просто зачитают. Значит, первое.

Штрафные батальоны имеют целью дать возможность лицам среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свои преступления перед Родиной отважной борьбой с врагом на более трудном участке боевых действий.
Организация, численный и боевой состав, а также оклады содержания постоянному составу штрафных батальонов определяются особым штатом.
Штрафные батальоны находятся в ведении военных советов фронтов. В пределах каждого фронта создаются от одного до трех штрафных батальонов, смотря по обстановке.
Штрафной батальон придается стрелковой дивизии (отдельной стрелковой бригаде), на участок которой он поставлен распоряжением военного совета фронта.

И дальше здесь, значит, расписываются права постоянного состава штрафных батальонов. Значит, постоянный состав – это те люди, которые сами штрафниками не являются, т.е. это командиры, политработники и прочие, которые, собственно, должны выполнять свои функции в таком качестве.

Командиры и военные комиссары батальона и рот, командиры и политические руководители взводов, а также остальной постоянный начальствующий состав штрафных батальонов назначаются на должность приказом по войскам фронта из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников.

Д.Ю. Т.е. не шаляй-валяй, кого попало не ставили.

Игорь Пыхалов. В общем, да. При этом, естественно, что это, в общем-то, большая ответственность, большой риск, но, соответственно, за это предусмотрены и соответствующие плюшки, которые тут дальше будут расписаны. Значит, так.

Командир и военный комиссар штрафного батальона пользуются по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и военного комиссара дивизии; заместители командира и военного комиссара батальона – властью командира и военного комиссара полка; командиры и военные комиссары рот – властью командира и военного комиссара батальона, а командиры и политические руководители взводов – властью командиров и [c. 615] политических руководителей рот. Всему постоянному составу штрафных батальонов сроки выслуги в званиях по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей Действующей армии сокращаются наполовину.

Т.е. даже по сравнению с действующей армией тут срок выслуги ещё вдвое меньше. И дальше: Каждый месяц службы в постоянном составе штрафного батальона засчитывается при назначении пенсии за шесть месяцев.

Д.Ю. Ого.

Игорь Пыхалов. В общем-то, наверное, вполне разумная мера.

Д.Ю. Зная родную страну, за просто так ничего подобного не давали и давать не могли.

Игорь Пыхалов. Ну и теперь, собственно, о штрафниках. Значит, что тут про них сказано. Значит, сказано следующее: «Лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава направляются в штрафные батальоны приказом по дивизии или бригаде (по корпусу – в отношении личного состава корпусных частей или по армии и фронту – в отношении частей армейского и фронтового подчинения соответственно) на срок от одного до трех месяцев. В штрафные батальоны на те же сроки могут направляться также по приговору военных трибуналов (Действующей армии и тыловых) лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора (примечание 2 к ст. 28 Уголовного кодекса РСФСР)».

Т.е. как раз та самая отсрочка приговора до конца войны или до какого-то другого срока, про которую я говорил. Т.е. здесь как бы уже халява кончилась и теперь уже там не просто на усмотрение своей совести, а вот, значит, получил приговор с отсрочкой – иди отбывать в штрафной батальон. Но, собственно, не всё так плохо, потому что здесь получался такой, в общем-то, достаточно хороший зачёт. Т.е. если человек получал от трибунала, скажем, наказание на срок меньше 5 лет, то для того, чтобы это искупить, нужно было пробыть 1 месяц в штрафном батальоне. Если около 5 лет, это примерно обычно 2 месяца. Если десятка, т.е. 10 лет – это 3 месяца. Понятно, что, скажем 10 лет заключения или 3 месяца на фронте, хотя да, в опасных условиях, это вещи не совсем сопоставимые, т.е. людям давали реальную возможность искупить свою вину. Так, что тут дальше про них сказано:

Лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, направляемые в штрафной батальон, тем же приказом по дивизии или бригаде (корпусу, армии или войскам фронта соответственно) подлежат разжалованию в рядовые.
Перед направлением в штрафной батальон штрафник ставится перед строем своей части (подразделения), зачитывается приказ по дивизии или бригаде и разъясняется сущность совершенного преступления. Ордена и медали у штрафника отбираются и на время его нахождения в штрафном батальоне передаются на хранение в отдел кадров фронта.
Штрафникам выдается красноармейская книжка специального образца.
За неисполнение приказа, членовредительство, побег с поля боя или попытку перехода к врагу командный и политический состав штрафного батальона обязан применить все меры воздействия вплоть до расстрела на месте.

Ну, дальше тут интересный момент, что этим штрафникам могли на время нахождения в штрафном батальоне присваивается воинское звание ефрейтор, младший сержант, сержант. Соответственно, они могли назначаться на должности командира отделения. Полевые деньги им не выплачивались, но выплачивался оклад в размере 8 р. 50 коп., что, естественно, очень негусто. Но там тем, кто попадал на сержантскую должность, тем побольше. Соответственно, выплата денег семье по денежному аттестату прекращается и она переводится на пособие, установленное для семей красноармейцев и младших командиров указов Президиума Верховного Совета СССР. Но дальше есть и опять же, как говорится, плюшки. Т.е. за боевые отличия штрафник может быть освобождён досрочно по представлению командования штрафного батальона, утверждённого военным советом фронта. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде. Перед оставлением штрафного батальона досрочно освобожденный ставится перед строем батальона, зачитывается приказ о досрочном освобождении и разъясняется сущность совершенного подвига.

Дальше, соответственно, все освобождённые из штрафного батальона восстанавливаются в своих званиях и в своих правах. Но здесь освобождённые как по совершению подвига или ранению, так же и по истечению срока. Кстати, по поводу ранений тут дальше тоже отдельный пункт есть, что штрафники, получившие ранение в бою, считаются отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во всех правах и по выздоровлении направляются для дальнейшего прохождения службы, а инвалидам назначается пенсия из оклада содержания по последней должности перед зачислением в штрафной батальон. Соответственно, т.е. именно что назначается пенсия не как рядовому, а как офицеру, т.е. по той должности. Так же и с погибшими, т.е. это следующий пункт, что Семьям погибших штрафников назначается пенсия на общих основаниях со всеми семьями командиров из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон.

Д.Ю. Крайне гуманно.

Игорь Пыхалов. Вот. Т.е. фактически получается, что эти проштрафившиеся офицеры, они на время нахождения в штрафном батальоне поражались в правах и были разжалованы в рядовые, но при этом, по отбытии срока, они полностью в правах восстанавливались и могли дальше нести службу в своей, уже офицерской, должности. При этом, что касается наград, тут я в своё время неоднократно общался с генерал-майором Пыльцыным Александров Васильевичем, это такое достойный человек, он живёт в нашем городе, как я слышал, вроде тоже с ним был Разведопрос.

Д.Ю. К нему домой ездили.

Игорь Пыхалов. Да. Он рассказывал, что там у них, он во время войны был как раз офицером в штрафном батальоне, причём именно командиром, т.е. он начал командиром взвода, потом командиром роты был. Вот он рассказывал, что там с теми же наградами, там был такой момент, что штрафникам могли дать Орден Славы, который как раз предназначался для рядового и младшего командного состава, т.е. для рядовых и сержантов. А потом получалось так, что офицерам такой орден не положен, за исключением младших лейтенантов в авиации. Соответственно, получалось, что, с одной стороны, штрафник отличился, Орден Славы получил, с другой стороны, теперь всем видно, что он побывал в штрафбате. Поэтому там к этому относились неоднозначно. Но, тем не менее, такие прецеденты были, штрафников награждали орденами тоже. Одновременно с этим было введено в действие Положение о штрафных ротах, здесь, в общем-то, естественно, что большинство пунктов там совпадает, но некоторые ключевые моменты всё-таки зачитаю.

Штрафные роты имеют целью дать возможность рядовым бойцам и младшим командирам всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свою вину перед Родиной отважной борьбой с врагом на трудном участке боевых действий.

Т.е. понятно, что здесь это, соответственно, рядовые и сержанты, получается, в штрафной роте. Дальше - Штрафные роты находятся в ведении военных советов армий. В пределах каждой армии создаются от пяти до десяти штрафных рот, смотря по обстановке. Штрафная рота придается стрелковому полку (дивизии, бригаде), на участок которого она поставлена.

Значит, о постоянном составе. Командир и военный комиссар роты, командиры и политические руководители взводов и остальной постоянный начальствующий состав штрафных рот назначаются на должность приказом по армии из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников.

Дальше у них, опять же, те же самые льготы, т.е. это вдвое сокращённый срок выслуги, месяц за 6 месяцев при начислении пенсии. Соответственно, значит, рядовые штрафники – это рядовые бойцы и младшие командиры, которые направляются в штрафные роты приказом по полку или отдельной части на срок от 1 до 3 месяцев. В штрафные роты на те же сроки могут направляться также по приговору военных трибуналов рядовые бойцы и младшие командиры, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора. Дальше там, опять же, всё то же самое, т.е. там у них, соответственно, отбирались ордена и медали, которые отбирались на хранение, там выдавалась красноармейская книжка особого образца. Опять же, в случае совершения какого-то геройского подвига или ранения они досрочно освобождались, или же освобождались по истечению срока пребывания в штрафной роте.

Значит, что ещё здесь надо отметить – как раз вот я уже в начале нашей беседы сказал, что вот в штрафные роты также попадали и уголовники. Здесь ситуация, на самом деле, следующая: когда у нас началась война, то, с одной стороны, действительно армия требовала мужчин призывного возраста, а с другой стороны, опять же, у нас не все осуждённые и находящиеся в заключении являются конченными мразями, т.е. там, всё-таки, есть как бы и люди нормальные. Естественно, они высказывали желание, чтобы их тоже направили на фронт, чтобы дать им возможность воевать за свою страну, на которую напал враг, который собирается нас просто тупо уничтожить, а оставшихся поработить. И поэтому за время войны вообще из ГУЛАГа в состав действующей армии было направлено почти миллион человек. При этом там где-то 420 000 были направлены в течение 41 года, потом там была ещё порция где-то там свыше, по-моему, 157 000 человек, а вот суммарно за время войны там 975 000 заключённых попали в армию. При этом, опять же, что интересно, что вместе с ними также из ГУЛАГа было отправлено 117 000 сотрудников этой системы. Причём из них большинство, т.е. там 93 500, это были люди из военизированной охраны, т.е. ВОХРа.

Поскольку наши нынешние творцы из кинематографа, они очень любят, когда снимают свои шедевры про ГУЛАГ, вот типа того же «Последнего боя майора Пугачёва», там они изображают ВОХР как некие такие откормленные бугаи, которые отсиживаются в тылу, и, соответственно, этим очень довольны. На самом деле, мы видим, что они тоже достаточно массово, в общем-то, ходатайствовали о том, чтобы их направили на фронт, и действительно туда направлялись. Но при этом система была следующая, что вот те заключённые, которые попали на фронт, скажем так, в первый год войны, им повезло. Повезло в том смысле, что их отправляли на общих основаниях, т.е. обычными красноармейцами в обычные части. Ну а, соответственно, когда у нас уже была введена в действие система штрафных частей, то там было принято решение, что этих заключённых правильно всё-таки направлять не в обычную часть, а именно в штрафные роты с тем, чтобы они там сначала отбыли свой срок, искупили свою вину нахождением в штрафной части, а дальше уже служили бы на общих основаниях. По этому поводу был издан как раз приказ от 26 января 44 года «О порядке применения примечания 2 к статье 28 УК РСФСР и направлении осуждённых в действующую армию». Он был подписан замнаркома обороны маршалом Василевским, наркомом внутренних дел Берией и наркомом юстиции Рычковым и прокурором СССР Горшениным. Значит, что там было сказано.

Проверкой установлено, что судебные органы в ряде случаев необоснованно применяют отсрочку исполнения приговора с направлением осужденных в действующую армию (примечание 2 к статье 28 УК РСФСР и соответствующие статьи У К других союзных республик) к лицам, осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, ворам-рецидивистам, лицам, имевшим уже в прошлом судимость за перечисленные преступления, а также неоднократно дезертировавшим из Красной Армии. Вместе с тем нет должного порядка в передаче осужденных с отсрочкой исполнения приговоров в действующую армию. Вследствие этого многие осужденные имеют возможность дезертировать и снова совершать преступления. В целях устранения указанных недостатков и упорядочения практики передачи осужденных в действующую армию — приказываю:

Запретить судам и военным трибуналам применять примечание 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующие статьи УК других союзных республик) к осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, ворам-рецидивистам, лицам, имевшим уже в прошлом судимость за перечисленные выше преступления, а также неоднократно дезертировавших из Красной Армии. По остальным категориям дел при решении вопроса об отсрочке исполнения приговора с направлением осужденного в действующую армию судам и военным трибуналам учитывать личность осужденного, характер совершенного преступления и другие обстоятельства дела.

Значит, здесь что надо понимать, что этот приказ, он издан был в январе 44 года, т.е. это всё-таки не 41 год, т.е. уже, в общем-то, ясно, что война выиграна, и поэтому, скажем так, что те из заключённых, которые в это время изъявили желание пойти в армию, но это они уже не столько патриоты, сколько, может быть, люди прагматичные, которые таким образом хотят освободиться. И поэтому тут уже вводятся такие ограничения, т.е. что тем, кто осуждён по 58 статье «контрреволюционные преступления», им такое не положено, тем, кто осуждён по 59 статье, т.е. «государственные преступления», тут тоже целый ряд категорий перечислен, скажем, кто за бандитизм осуждён, т.е. им это тоже теперь не светит. А дальше там, я часть пропущу, значит, «Лиц, признанных годными к службе в действующей армии, военкоматам принимать в местах заключения под расписку и отправлять в штрафные батальоны военных округов для последующей отправки их в штрафные части действующей армии вместе с копиями приговоров. При поступлении осужденных в штрафные части сроки пребывания в них устанавливать командирам войсковых частей».

Значит, чтобы здесь не было путаницы. Получается, что эти заключённые, которые изъявили желание и признаны годными к службе в действующей армии, их сперва направляют в штрафной батальон тылового округа, это другая система, другая воинская часть, а потом уже оттуда передают в штрафную роту в действующую армию. Ну а там уже срок пребывания устанавливается, исходя из уже из того, какой, видимо, срок у того человека, ну и, видимо, там это принимается решение командиром войсковой части.

Потом надо ещё упомянуть о ещё одной разновидности штрафных частей, которые были у нас – это штурмовые батальоны. Эта структура была создана как раз примерно через год после приказа 227, т.е. они были созданы приказом ОРГ/2/1348 от 1 августа 43 года, как раз в разгар Курской битвы, и, значит, это был приказ «о формировании отдельных штурмовых стрелковых батальонов», в котором, собственно, предписывалось, что В целях предоставления возможности командно-начальствующего составу, находившемуся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавшему участия в партизанских отрядах, с оружием в руках доказать свою преданность Родине приказываю:

1. Сформировать к 25 августа с.г. из контингентов командно-начальствующего состава, содержащегося в специальных лагерях НКВД:
1-й и 2-й отдельные штурмовые стр[елковые] батальоны — в Московском военном округе,
3-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Приволжском военном округе,
4-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Сталинградском военном округе.
Формирование батальонов произвести по штату № 04/331, численностью 927 человек каждый.
Батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта.

Значит, дальше что тут интересное: Срок пребывания личного состава в отдельных штурмовых стрелковых батальонах установить два месяца участия в боях, либо до награждения орденом за проявленную доблесть в бою или до первого ранения, после чего личный состав при наличии хороших аттестаций может быть назначен в полевые войска на соответствующие должности командно-начальствующего состава.

Т.е. фактически это получается как бы такой штрафбат лайт, выражаясь таким, современным жаргоном, потому что в чём, значит, здесь отличия: во-первых, значит, т.е. это такие штурмовые создавались для наших офицеров, освобождённых из плена. Точнее, как я уже рассказывал, у нас когда была беседа об этом, что туда попадало примерно где-то около 1/3 из числа освобождённых офицеров в это время, т.е. те, кто, скажем так, не проявил себя, скажем так, в плену, т.е. не был в партизанах, а там, скажем, просто освобождён. Но при этом нет и особо компрометирующих данных на него. В чём отличия от штрафбата, что здесь, во-первых, их не лишали звания на время нахождения в штурмовом батальоне, там по-прежнему шёл офицерский оклад, который перечислялся семье, хотя фактически они там находились на должности рядовых. Хотя, опять-таки, могли быть назначены на должность командира отделения. Но также, кстати говоря, в отличие от штрафного батальона, и на должность командира взвода и командира роты, т.е. там только вот командование батальона – это постоянный состав, остальной уже из числа этих, скажем так, проштрафившихся офицеров. И, опять же, скажем, там срок нахождения максимальный – это 2 месяца, но реально, опять же, он зачастую был меньше, потому что там если совершил какой-то геройский подвиг или просто хорошо сражались, то их восстанавливали в правах в более ранний период. Кстати говоря, я несколько тут неправильно сказал – там командиры рот в штурмовом батальоне – тоже постоянный состав, а вот командиры взводов – это уже могли из числа вот этих проштрафившихся офицеров быть назначены.

Да, кстати, ещё, опять же, тут в одном из, или даже в нескольких комментариях к тому нашему Разведопросу про судьбы пленных, там прозвучала такая мысль, что дескать я там путаю по поводу этих штурмовых частей. На самом деле путаница здесь не у меня, а путаница немного другая, потому что у нас существовало 2 разных вида воинских частей с такими названиями. Т.е. были вот эти штурмовые офицерские батальоны, отдельные штурмовые батальоны для проштрафившихся офицеров, а практически одновременно почти с ними, точнее, чуть раньше, в мае 43 года были созданы отдельные инженерно-штурмовые бригады, который были предназначены для прорыва укреплённых оборонительных полос противника, т.е. это как раз туда, кстати говоря, их бойцам как раз выдавали вот эти кирасы, которые, значит, надевались, это такие металлические нагрудники. Т.е. это, в принципе, тоже, конечно, бригады эти использовались, естественно, в общем-то, на наиболее активных участках фронта, при этом они не были поражёнными в правах, т.е. там их не за проступки, а просто такой способ прорыва вражеской обороны. Т.е. это разные структуры.

Теперь, значит, естественно, возникает вопрос – а сколько же у нас этих штрафников было, потому что, если верить нашим творцам, то там получается вообще, что войну выиграли штрафные батальоны, которые, по их мнению, состояли из уголовников, вот, с примкнувшим к ним некоторым количеством репрессированных офицеров, а реально там дескать, вот они вот воевали, а остальные где-то отсиживались за ними. И для этого, опять же, что мы можем сделать – мы можем взять список штрафных частей, вот он здесь у меня в приложении к этой книжке как раз приводится. Список, он такой очень солидный, здоровенный, вот. И, кстати, я скажу честно, что я этот шедевр, сериал «Штрафбат» не смотрел, но там вроде бы в конце, значит, сделан такой коллаж, когда вот этот, такой примерно список, он, т.е. там в виде отдельных надписей приведён, что вот дескать такая огромная куча, что у нас там, получается, за время войны было 68 штрафных батальонов, там 29 штурмовых батальонов…

Д.Ю. Ну, на 70 страниц.

Игорь Пыхалов. Да, и 1102 штрафные роты. Там, кстати, ещё было 6 штрафных взводов, но об этом чуть позже. Т.е. такое огроменное количество всех этих формирований. Но тут, если посмотреть примечание, то там выявляется такая, очень интересная вещь, что подавляющее большинство этих штрафных частей существовали очень короткое время. Т.е. там просто как получалось, значит, что их там набрали в штрафную роту и штрафной батальон, он там свои задачи выполнил, после чего расформирован. Соответственно, личный состав там восстановлен в правах. Или он, скажем так, на переформировании, потом он уже, значит, действует там, даже может быть, под другим номером, т.е. это здесь там постоянно это дело, значит, меняется, и если вот мы посмотрим именно не на общий список, а именно на вот эти примечания, а также на даты их действия, которые там проставлены, то там получается картина совершенно не такая брутальная. Получается, что вообще, говоря, в принципе, если брать 44 год, то там количество штрафных батальонов, одновременно существовавших, колебалось от 8 штук в мае и до 15 в январе. Точнее, получается наоборот – от 15 до 8. В среднемесячное где-то около 11. Т.е. это уже не такая брутальная картина. Опять же, штрафных рот там тоже было гораздо меньше, т.е. их количество колебалось где-то от 199 до 300 примерно, а в среднем примерно 240 одновременно действовавших.

При этом, опять же, вопреки вот тем штатам, которые я в начале озвучил, т.е. в штрафном батальоне, там было не 800 человек, а средняя численность там была где-то 225 человек в штрафной роте где-то 102 человека. Соответственно, если брать суммарно, точнее, в общем, как бы т.е. численность всех штрафников во всех штрафных частях, то там получалось, что среднемесячная численность их в 44 году составляла 27 326 человек. Значит, казалось бы, немало. Но при этом прикол в том, что среднемесячная списочная численность действующей армии в том же 44 году составляла примерно 6,5 миллионов. Т.е. получается, что доля этих штрафников от действующей армии составляла 0,42%.

Д.Ю. Именно они всё и победили.

Игорь Пыхалов. Ну да, т.е. это как бы получается, видимо, вот эта, так сказать, горсточка, она все вопросы решала. Но тут меня могут упрекнуть, что дескать я неправильно считаю, что там просто их было так мало, потому что они всё время гибли. Давайте там посчитаем по количеству прошедших через эти части. Ну можно посчитать и так, и там получаются цифры примерно следующие, что за время войны через штрафные части прошло где-то чуть меньше, чем 428 000 человек, на самом деле 427 910, а через всю армию прошло 34 с лишним миллиона. Т.е. получается, что да, здесь доля повыше, т.е. получается где-то 1,24%.

Д.Ю. Я замечу, как-то не очень хорошо было поставлено с военной преступностью. Это небольшие цифры. Т.е. люди на войне занимались войной, а не преступлениями.

Игорь Пыхалов. Ну, в общем-то, да. Действительно там количество оступившихся, оно было не так велико, и уж естественно, что никакой там решающей роли они не сыграли. Хотя понятно, что они действительно воевали на наиболее опасных участках фронта, они там несли потери, эти заслуги я никоим образом не собираюсь умалять. Но действительно, в общем-то, решающей роли это отнюдь не сыграло. Кстати говоря, что касается потерь, раз уж об этом речь зашла, то, в общем-то, они были не такие брутальные. Т.е. как получается, что за 44 год мы установили, что средняя их численность была где-то 27 000 человек, а потери убитыми, умершими и ранеными, заболевшими за этот год составили где-то 10 000 из штрафников и где-то чуть больше 3 500 из постоянного состава. Т.е., в принципе, на самом деле, если сравнивать с обычными частями, это где-то от 3 до 6 раз больше, чем для обычных, линейных частей нашей пехоты, но при этом, опять же, отнюдь не мясорубка, т.е., в общем-то…

Д.Ю. Не верная смерть.

Игорь Пыхалов. Да, т.е. шанс выжить у них, в общем-то, был, и достаточно высокий. Да, тут, значит, ещё есть пара интересных моментов, которые стоит отметить. Когда вот я называл общее количество этих штрафных частей, которые там были, я упомянул ещё 6 штрафных взводов. Это наши морячки, т.е., опять же, лица, служившие в нашем военно-морском флоте, и имевшие, скажем так, неосторожность совершить какие-то преступления. Потому что, когда вот у нас приказ 227 вводит, соответственно, само по себе вот это, устанавливает существование штрафных частей, соответственно, положение о них было введено, как я уже говорил, ровно через 2 месяца, т.е. 28 сентября 42 года. А ещё через 3 дня приказом народного комиссара военно-морского флота №276 от 1 октября 42 года было введено положение о штрафных взводах и ротах. Фактически оно, в общем, практически копирует то, что было применительно к армии, но там принципиальное отличие какое – что поскольку всё-таки у нас военно-морской флот гораздо менее многочисленный, чем армия, то тут, соответственно, для, значит, лиц среднего и старшего командного, политического, начальствующего состава были созданы штрафные взводы. Ну а для, соответственно, рядового и сержантского состава – штрафные роты. Также там с ними практически всё то же самое. Ну и, соответственно, они предавались морской пехоте, опять же, для того, чтобы действовать на самых опасных участках фронта и иметь возможность свою вину искупить.

Потом ещё 1 момент, связанный, опять же, с теми же нашими заключёнными, которых освободили из армии, т.е. освободили из мест заключения, направили в армию. Значит, как известно, что у нас вот, как вот в русских народных сказках, там есть такие словесные штампы, словесные конструкции, которые всё время используются, какие-нибудь «красна девица», «добрый молодец», а у нас, когда у на рассказывают о сталинских временах, там тоже есть такие обороты, что там невинные жертвы и незаконные репрессии. Т.е. там жертвы обязательно невинные, репрессии незаконные. И при этом, соответственно, например, если взять те же самые наши органы госбезопасности, то в своё время Павел Анатольевич Судоплатов, вот этот знаменитый их ветеран, который был высокопоставленным сотрудником в органах госбезопасности при Берии, а потом при Хрущёве он сидел, но он дожил до 90-х, оставил мемуары. Он в своей книге пишет следующее:

«В начале войны мы испытывали острую нехватку в квалифицированных кадрах. Я и Эйтингон предложили, чтобы из тюрем были освобождены бывшие сотрудники разведки и госбезопасности. Циничность Берии и простота в решении людских судеб ясно проявились в его реакции на предложение. Берию совершенно не интересовало, виновны или невиновны те, кого мы рекомендовали для работы. Он задал один-единственный вопрос:
— Вы уверены, что они нам нужны?
— Совершенно уверен, — ответил я.
— Тогда свяжитесь с Кобуловым, пусть освободит. И немедленно их используйте. Я получил для просмотра дела запрошенных мною людей. Из них следовало, что все были арестованы по инициативе и прямому приказу высшего руководства – Сталина и Молотова».

Ну и дальше он рассказывает, как он этих людей, соответственно, использовал. Но здесь, к сожалению, Павел Анатольевич умалчивает 1 ключевой момент, что, в общем-то, эти люди, с которыми произошла эта неприятная история, это, в основном, были те самые «ежовские орлы», которые и прикрывали эти липовые следственные дела во время «большой чистки» 37-38 года.

Д.Ю. Так-то люди хорошие.

Игорь Пыхалов. Кстати говоря, в общем, действительно люди неоднозначные, потому что тут как раз у меня их есть целый ряд биографий, я даже некоторые из них зачитаю. Вот, например, Агабеков Леон Андреевич, 1903 г.р., армянин, член ВКП (б) с 30 года, образование среднее, начальник 4 отдела НКВД Узбекистана. 21 января 39 года арестован по показаниям, оба осуждены к высшей мере наказания как участник антисоветской заговорщицкой организации, по заданию которой фальсифицировал следственные дела и производил необоснованные аресты. Вину не признал. Осуждён особым совещанием при НКВД 2 июля 40 года на 5 лет ИТЛ. Кстати, опять же, сюрприз, что поскольку реабилитаторы уже в горбачёвско-ельцинское время постановили, что все лица, осуждённые такими органами, как тройки или особые совещания, автоматически реабилитируются, то этот человек тоже должен быть реабилитирован, т.е. хотя, в принципе, он же вроде организовывал незаконные репрессии. Хотя я, конечно, не уверен, что там была специальная организация, которая этим занималась, но… Что с ним случилось дальше: освобождён в октябре 42 года в связи с просьбой отправить на фронт.

Прошёл в НКВД соответствующую подготовку и в 43 году выброшен с парашютом в глубокий тыл противника в качестве начальник опергруппы НКГБ СССР. 21 ноября 42 года особое совещание снизило срок до отбытого. Кобулов отметил, что опергруппа Агабекова проделала серьёзную работу по вскрытию деятельности ряда антисоветских польских и белорусских подпольных организаций, которые вели активную работу против советского государства. Агабековым были добыты и важные военные данные, его группа пустила под откос 10 эшелонов с живой силой и техникой. 19 августа 44 года особое совещание сняло судимость. Агабеков за время работы в НКВД был награждён Орденом Красной Звезды и медалью партизана Отечественной войны 1 степени. За период войны – знаком почётного чекиста, почётной грамотой ЦК Узбекистана, и именным оружием. Это, видимо, в более ранний период. Т.е., в принципе, в общем-то, человек действительно во вражеском тылу действовал достаточно успешно и, в общем-то, медаль партизана Отечественной войны 1 степени, действительно, честно заслужил.

Так, дальше, например, такая личность, как Перминов Пётр Романович, 1906 г.р., русский, служащий, образование неоконченное среднее, член ВКП (б) с 28 года, лейтенант госбезопасности, потом с октября 37 – старший лейтенант госбезопасности, в Алтайском крае был. В январе 1938 вместе со своим заместителем И.Я.Юркиным арестовал 810 якобы «повстанцев», из которых 29 были расстреляны, а 242 — освобождены. Затем создал дело на 25 человек, из которых 16 — расстреляны, а 9 — освобождены. 7.3.1939 исключен за нарушения законности, осужден к ВМН ВК ВС СССР 28-29.5.1941. ВТ ВНКВД ЗСО осужден на 10 лет ИТЛ и отправлен на фронт. Т.е. как раз с отсрочкой до конца войны. С января выполнял спецзадания в составе опергруппы Управления НКГБ, «в сложнейших боевых условиях участвовал в боях ... прошел свыше 2-х тысяч км по тылам противника, работая командиром разведгруппы, организовал в августе 1943 г. рейд в Киев, где лично проводил разведку». Находился в тылу с декабря 1942, Перминов лично выявил «до 200 немецких шпионов-предателей и участников контрреволюционных националистических формирований на Украине ... два раза был ранен и контужен, после излечения, с сентября 1944 г., находясь в качестве заместителя командира оперативной группы НКГБ СССР, вторично был выброшен на оккупированную территорию для ведения диверсионной разведывательной работы в тылу врага ... добывает ценные разведывательные сведения и провел значительную диверсионную работу». Значит, т.е., опять же, человек весьма…

Д.Ю. Ну, отлично выступил.

Игорь Пыхалов. Да, как бы сказать, вначале он фактически организовывал массовые незаконные репрессии, действительно, в том числе, значит, расстрельными приговорами, приведёнными в исполнение, но зато во время войны он, в общем-то, это вполне активно и достойно себя проявил, в том числе на утилизации бандеровцев, бойцов за свободу Украины.

Так, вот здесь ещё, например, ТЕРЕХОВ Павел Васильевич, 1905, русский, образование среднее, чл. ВКП(б) с 1925, 9–10.7.1939 исключен обкомом из партии за грубейшее извращение методов следственной работы, арестован в 1939 и осужден в марте 1941 на 10 лет. Освобожден в декабре 1941 и направлен к партизанам; в тылу врага находился 2,5 года. Замкомандира партизанского отряда в Карелии и Крыму. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени, судимость снята.

Д.Ю. Ну это же, как говорится, преданные делу партии люди. Выглядит как-то сюрреалистично.

Игорь Пыхалов. Здесь, как бы сказать, в чём беда этих людей, что как мы вообще видели, что у них очень низкий уровень образования, и поэтому, собственно, когда поставили на следственную работу, они там наломали дров просто по незнанию, по неразумению. Т.е. действовали по принципу, что а вот давайте, надо осудить побольше врагов народа, ну и сами, соответственно, создавали, таким образом, липовые дела. Но когда их направили на работу против настоящего врага, то, в общем-то, они себя вполне проявили. Т.е., в общем-то, ещё раз говорит, что у нас ситуация бывает часто не чёрно-белой, а многоцветной.

Д.Ю. Т.е. да, человек заброшен в тыл, и, казалось бы, если он сволочь, то он и перебежать должен, никуда не перебежал, 2000 км…

Игорь Пыхалов. Да, т.е. люди были преданы нашему государству, но не всегда эту преданность выражали правильным образом. Ну а, естественно, Берия, конечно, циничен, раз он их использовал.

Д.Ю. А каким он ещё, хотелось бы узнать, а каким он должен был быть?

Игорь Пыхалов. Естественно. Почему-то у нас считается, что вообще наши руководители нашего государства или госбезопасности должны следовать каким-то возвышенным идеалам, т.е. не знаю, там…

Д.Ю. Ну, они им следовали, по всей видимости, но конкретно вот тут – надо использовать? – надо, используйте. И что?

Игорь Пыхалов. Самый главный идеал – это то, чтобы, как говорится, «жила бы страна родная», т.е. интересы своей родины.

Д.Ю. Так точно.

Игорь Пыхалов. А для этого уже можно действовать не всегда в белых перчатках, но, в общем-то… Тем не менее, на пользу своей стране. Т.е. вот такая получается примерно картина со штрафными частями и с тем, что вокруг них было во время войны.

Д.Ю. Ну, как обычно, брехня на брехнёй погоняет. Омерзительный сериал «Штрафбат» смотреть не советую, он омерзительный. Неудивительно, что эта мерзость нашим либеральным друзьям так сильно нравится, потому что так, как кажется им, а вовсе не так, как на самом деле было. Спасибо, Игорь Васильевич. Про что дальше?

Игорь Пыхалов. В следующий раз я, наверное, опять же, поскольку в одном из комментариев мне такой вопрос задавали на Ютубе, то, наверное, расскажу о роли Польши и поляков во время Второй мировой войны.

Д.Ю. Отлично.

Игорь Пыхалов. Потому что там действительно, опять же, ситуация, как говорится, неоднозначная, т.е. там, что называется, есть и геройство, есть и подлость.

Д.Ю. Напоминаю – 7-е издание, дополненное и исправленное. Спешите затарить. Спасибо. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

22.06.17 16:07 Игорь Пыхалов о штрафных батальонах и ротах, комментарии: 32


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

kuskas
отправлено 22.06.17 20:09 | ответить | цитировать # 1


на слух очень резанула информация....

например, ТЕРЕХОВ Павел Васильевич, 1905, русский, образование среднее, чл. ВКП(б) с 1925, 9–10.7.1939 исключен обкомом из партии за грубейшее извращение методов следственной работы, арестован в 1939 и осужден в марте 1941 на 10 лет. Освобожден в декабре 1941 и направлен к партизанам; в тылу врага находился 2,5 года. Замкомандира партизанского отряда в Карелии и Крыму. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени, судимость снята.


т.е. он и в Карелии был замкомандира, и в Крыму?

видимо реально ценный кадр был.


Kasan
отправлено 30.06.17 08:15 | ответить | цитировать # 2


Второй раз затрагиваем эту тему, и снова сложилось четкое ощущение что система штрафных частей было направлена не на карательные действия, а на то что бы как можно быстрее реабилитировать солдата или офицера и по скорее вернуть его в рядовые регулярных части красной армий. Как не посмотри, все организовано крайне гуманно и разумно. Небольшие сроки и полная амнистия при первом же поводе. Такое бережное отношение к кадрам вызывает только чувство гордости за советскую армию.



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк