Разведопрос: Лексус и Вован о жанре пранк-журналистики

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

16.06.17




Канал Вована и Лексуса



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Парни, добрый день.

Алексей Столяров. Добрый день.

Владимир Кузнецов. Здравствуйте.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Алексей Столяров. Наверное, проще всего и понятнее для зрителей будет представить нас как творческий дуэт Вован и Лексус. Нас зовут Владимир и Алексей на самом деле.

Д.Ю. Когда-то давно смотрел художественный фильм «Криминальное чтиво», и там Джон Траволта звонил персонажу, который продал ему некую субстанцию, и кричал, что ему нужна помощь. А тот кричал в ответ «телефонный хулиган! Телефонный хулиган!». Я первый раз познакомился со словом пранк. Вот вы у нас самые известные пранкеры.

Владимир Кузнецов. Нам тоже часто кричат в ответ.

Алексей Столяров. Ну да, зависит от персонажа, который с нами общается, в первую очередь, и от уровня его, скажем так, психического…

Владимир Кузнецов. Здоровья.

Алексей Столяров. Здоровья, да.

Д.Ю. А как вообще решили этим делом заняться? С чего начали?

Владимир Кузнецов. Я, если брать меня, то я нашёл это уже в интернете. Был такой сайт, который появился ещё в 2004-5 годах, prank.ru, там были всякие такие ещё не совсем, ещё не то, чем мы занимаемся сейчас, а такие, записи с матершиной, именно с городскими фриками, людей, вот этих жертв, как их называли – спидовая бабка, рак, потому что он обещал поставить раком в школьном дворе звонивших ему. И там были записи, совсем мало, но со звёздами шоу-бизнеса, Ксения Собчак, Боря Моисеев, Филипп Киркоров, топовые звёзды, буквально человек 10 максимум. И ко мне попал в 2006 году диск, тогда ещё интернет был плохо так, особенно в регионах, развит, и там были эти приколы со звёздами. Я послушал, думаю – ничего себе, Ксюша Собчак такие вещи там говорит, Боря Моисеев. Понятно, что, в принципе, можно было от Бори Моисеева ждать, но там было всё гораздо хуже, т.е. он какие-то рецепты давал извращённые, что надо что-то высунуть, какой-то орган свой определённый, в форточку.

И я подумал – неужели звёзды наши так выражаются, они же должны быть всё-таки, у них есть фанаты, их дети малолетние, школьники, которые им подражают, которые смотрят, как какой-то ориентир нравственности, морали какой-то. И тут такие выражения. И я подумал – надо посмотреть в интернете, что это такое, и полез, нашёл, набрёл на этот сайт, стал слушать, ужасаться, удивляться, и где-то через год, наверное, подумал – может, тоже попробовать позвонить уже Ксюше Собчак и узнать, действительно ли она такая.

Д.Ю. И кто оказался первой жертвой?

Владимир Кузнецов. Не помню. По-моему, Елена Ханга была, милая женщина.

Д.Ю. А про что говорили?

Владимир Кузнецов. Приглашал её в клуб со странным названием и сказал, что там руководитель клуба, директор, хочет потом, после этого самого мероприятия уединиться с ней. Ну она сказала – давайте, не вопрос, только оплатите мою гримёршу. Но когда я уже повторил несколько раз, что надо будет продолжение, она как-то была не очень рада, даже гримёршу одну не отпустила. И как-то пошло-поехало. Изначально, конечно, пранк, он был такой весь хулиганский, т.е. это и то, что называют телефонным хулиганством, хотя в юридической литературе вообще нет такого понятия, как телефонное хулиганство. Ну вот примерно можно вот так сказать, что вышло всё из такой банальной хулиганки, развлечения. И как-то мы росли-росли-росли, и хотелось, наверное, чего-то большего, и политическая ситуация требовала, наверное, каких-то тоже движений в этом плане. Потом пошли, после звёзд пошли коллекторы, мошенники вот эти, которые сидят на зоне и звонят, разводят людей – ваша карточка заблокирована, или там – ваш сын попал в полицию, давайте деньги.

Д.Ю. Успешно разводят. У меня товарищ так 3000 долларов отвёз во времена, когда это были ещё очень и очень серьёзные деньги. Мне звонили с вопросами, причём там рыдающий мальчик, он так похож вообще, но сквозь сопли там, видимо, все одинаково звучат. Только природная осторожность спасла меня от раздачи денег.

У тебя вид-то невесёлый, я вижу, ты мужчина серьёзный, ёлы-палы. Как?


Алексей Столяров. Ну, серьёзный-то я сейчас. Раньше, конечно, я был гораздо веселее. У меня история началась с того, что вот этот замечательный сайт я придумал создать, где потом эти записи коллекционировались, и это всё, конечно, было хулиганством определённым, чего скрывать.

Д.Ю. Ну там же есть некие рамки, нет?

Алексей Столяров. Конечно, рамки есть у каждого человека и каждый человек их сам себе определяет, как он будет себя вести в той или иной ситуации и что там можно, что нельзя. Поэтому… у нас тоже были эти рамки. И оно, конечно, шло сначала в таком, в субкультурном виде, и было своё сообщество, но впоследствии оно как-то прекратило своё существование. Сама техника этого пранка, она осталась. И как только начали появляться какие-то политические темы, мы подумали – почему бы не реализовать вот это, скажем так, умение звонить и убеждать других людей что-либо сделать или поверить, как применить это на практике и сделать из этого благое дело. Поэтому и появились политические пранки. Что касается меня, когда я уже начал заниматься этим серьёзно, это, наверное, было лет 5 назад. Всё это начиналось с того, что я звонил представителям белоленточного движения и различно всячески их троллил. Потом моей любимой персоной был Борис Березовский, которого…

Д.Ю. Царство ему небесное.

Алексей Столяров. Царство, да. Это моя заслуга, можно сказать и так. Ну и периодически это было хобби, потом как-то я тоже забыл о нём до того момента, как не случились события на нашей любимой Украине, и когда снова захотелось как-то влиять на те процессы, потому что кроме нас уже никто не мог влиять ни на что в этой стране. И поэтому возникли записи с олигархами, с министрами, с президентами этой страны, с руководством, вот. Ну и пошло-поехало, дальше уже мы стали работать по различным инфоповодам, которые стали появляться в новостях. Встаёшь утром, читаешь новости, у тебя хорошее настроение, решил – почему бы не позвонить на эту тему этому персонажу.

Владимир Кузнецов. Не испортить кому-нибудь настроение.

Алексей Столяров. Может, испортить, может, наоборот, поднять. Ну и дошло, докатились до такой жизни.

Д.Ю. Ну вот сам термин «телефонное хулиганство», оно, на мой взгляд, немножко не про это. У меня есть знакомый дебил, который мой телефон всяческим группам ублюдков раздаёт, и ублюдки начинают писать мне всякие мерзкие смски оскорбительного содержания, названивать с какими-то идиотскими этими. Ну, попытки оскорбить, унизить, вот это, я считаю…

Владимир Кузнецов. Это в комментариях в интернете, на Ютубе…

Д.Ю. Да, вот это хулиганство.

Алексей Столяров. Мне кажется, хулиганство не следует разделять на телефонное, ещё какое-то. Хулиганство есть хулиганство. Это нарушение общественного порядка, каким бы он там ни был. Это да, хулиганство. А что можно, как можно нас под какое-то определение подвести, я думаю, что всё-таки мы создатели нового жанра – пранк-журналистика, потому что, если по определению «пранк», пранк – это необязательно хулиганство…

Д.Ю. Это проделка.

Алексей Столяров. Это розыгрыш, да.

Д.Ю. Не несёт отрицательной коннотации.

Алексей Столяров. Пранк это всё-таки техника. Т.е. она может… А вот с какой целью она может использоваться, это уже другой вопрос, это методика.

Д.Ю. Ну вот я завершу мысль. А в то же время бывают люди вроде вас, скажем так, они звонят, представляются журналистами и начинают задавать вопросы.

Алексей Столяров. И не всегда журналисты зачастую.

Д.Ю. Да. Ну, мне, с одной стороны, ну, я понимаю, кто это, потому что журналисты ряд аспектов не затрагивают вообще никогда. Я не знаю, приходить в неистовство, крыть в 3 этажа матом, орать и раскрывать какие-то странные стороны своей натуры, по-моему, это зависит не от того, кто звонит, а от того, кому звонят.

Алексей Столяров. У нас же нет цели услышать этот мат, у нас всё-таки другая цель. Опять же, вот теперь возвращаемся ко 2 составляющей этого термина, это журналистика. Журналистика – это метод сбора информации, её анализа для дальнейшего распространения. Если мы обратимся к какой-нибудь Википедии, то это будет, всё-таки, в первую очередь, определение данного термина. Но есть ещё другие составляющие, как этика журналистов, которые должны представляться, от какого ты издания, иметь удостоверения и какие-то другие…

Владимир Кузнецов. Согласовывать интервью, допустим. Странно с Порошенко согласовывать пранк.

Алексей Столяров. Да, во-первых, он никогда нам это интервью не даст, если мы представимся от себя. А если мы представимся от президента другой страны, то почему бы и нет. И причём там будет гораздо мощнее его, скажем так, комментарий, нежели он дал бы какому-то изданию, и более правдивым. И благодаря этому можно понять, что человек думает, так или иначе.

Д.Ю. Ну, повторюсь, что это зависит от того, кто отвечает на вопрос, а не совсем от вас, так сказать. Но вот вы назначили жертву условно, да. Что вы от него хотите получить?

Владимир Кузнецов. Мы определяем… сейчас мы ориентируемся на инфоповоды. И, соответственно, если какой-то скандал или какой-то конфликт, или просто, допустим, какая-то новость, то мы определяем для себя вопросы, на которые мы хотели бы получить ответы, которые мы можем задать. Собственно, что мы хотим узнать хотя бы, нельзя полностью спродюсировать диалог, всегда будет элемент какой-то неожиданности – мы же не знаем, куда беседа повернёт. Может, он будет там вообще не в адекватном состоянии, но какие-то общие темы, общие какие-то вопросы мы для себя определяем и уже там поэтому хотя бы поэтому делаем структуру, допустим, беседы, с чего начинаем. Если, допустим, разговор с министром или каким-то тоже высшим должностным лицом, то всегда сначала какие-то идут общие вопросы – поговорим о двусторонних отношениях, т.е. чтобы человек успокоился, что всё идёт хорошо, замечательно. Потом уже градус накаляется-накаляется-накаляется, и в конце уже, когда, в принципе, ты понимаешь, что уже всё, всё, что надо, у тебя уже есть, ты можешь рассказать ему какую-то глупость или там явную какую-то провокацию, чтобы уже посмотреть его реакцию на это, как он себя поведёт и поймёт, что что-то не то творится, и он не с тем человеком разговаривает.

Вот что нас удивило из последнего, это был премьер-министр Черногории, как же его звали… Маркович, Душко Маркович. И с ним был разговор от президента Украины Петра Порошенко, он продолжался 40 минут, с учётом переводчика…

Алексей Столяров. Если не больше.

Владимир Кузнецов. … на сербский. И в конце Алексей… т.е. был очень продуктивный разговор, всё обсудили, экономику, какие-то бизнес даже интересы, и в конце Алексей говорит премьер-министру – вы знаете, я очень рад, что дозвонился вам, премьер-министру Хорватии… Как?

Алексей Столяров. Извините…

Владимир Кузнецов. Я премьер Черногории.

Алексей Столяров. А, я всё-таки в Черногорию звоню, извините, пожалуйста.

Владимир Кузнецов. Я не вам. До свидания, да.

Алексей Столяров. Надо ещё сказать, что у нас есть целый бокал спирта чистейшего, который можно выпить.

Владимир Кузнецов. И самое забавное, что после произошедшего, т.е. премьер, он не понял, что это был какой-то развод, что вообще это не президент. Мы потом связывались с другим лицом, тоже государственный деятель, это бывший глава Черногории, и он нам сказал – да, действительно, мне доложил премьер мой, Черногории, и он сказал, что общался с вашим президентом, и там всё у него прошло прекрасно, беседы, и я теперь с вами могу поговорить. Т.е. получается, что человек вообще не понял, что это… Такие тоже казусы бывают, которые нам очень странны.

Д.Ю. Вопрос – а как удаётся не заржать посреди разговоров?

Алексей Столяров. Потому что уже привыкли ко всему, что происходит, ко всей абсурдности. Очень сложно как-то нас уже развеселить, это раньше, конечно, там можно было поржать над чем-то, но сейчас уже как-то… мы за всё это время со столькими сумасшедшими переобщались, что уже ничего не удивляет, честно говоря. Уже даже не то что там, уже не смешно, уже даже как-то воспринимается эта абсурдность как само собой разумеещееся.

Владимир Кузнецов. Была одна дама, это Максин Уотерс, это знаменитый когрессмен, любительница Лимпопо, защитница…

Д.Ю. Про Лимпопо да…

Владимир Кузнецов. Я был параллельно на линии, я не смог не заржать в момент, когда она сказала, что ей говорят – вы знаете, у Порошенко переключился внезапно телевизор на российский канал, и тут она потрясающую фразу говорит – да? У меня случилось то же самое, я сидела в конгрессе, у меня мой телевизор, который там наши, специальные там каналы показывает конгресса, он переключился на Russia Today, и я 10 минут смотрела пропаганду Путина. И тут я даже не смог, меня захлестнула уже волна, я микрофон нажимаю, чтобы… Ну там дама, она была в своём мире каком-то, и видимо… Это вот действительно был, наверное, случай какого-то гиперболизированного безумия, именно как представляют в каких-то комедиях американцев, Задорнов даже. Казалось бы, это такой гротеск, но вот посмотришь на эту даму и страшно, на самом деле.

Д.Ю. Ну это же уровень образования, что ты не знаешь, что там у тебя в Африке творится.

Владимир Кузнецов. Одно дело, если ты занимаешься там да, ты конгрессмен, сенатор, и занимаешься своим штатом Калифорния, который она представляет, но ты не обязан знать весь мир. Ладно, ты не обязан знать, где находится Украина…

Д.Ю. Но есть базовые знания какие-то.

Владимир Кузнецов. Да, но если ты говоришь об этом, об этой Украине, в интервью, о том, что ей нужна какая-то поддержка, что ты хочешь бороться с агрессией России, защитить эту Украину, то будь добр, открой карту мира хотя бы политическую, посмотри, какая столица этой Украины, где она находится…

Алексей Столяров. Я даже не удивлюсь, что она думает, что она в Африке располагается.

Д.Ю. Ну, если, так сказать, поговорить про абсурд, то происходящее на нашей некогда братской Украине, по-моему, превосходит всё.

Алексей Столяров. Это же основной мотив нашей деятельности, потому что градус абсурда там настолько велик, что грех просто ей не заняться. Грех увидеть, что может президент этой страны общаться 40-50 минут, причём он был под градусом, понятно было изначально, он даже страну перепутал – Киргизию с Туркменией, когда он говорил по телефону. Настолько человек был не подготовлен к этому разговору. Я же говорю, там… где ещё увидишь, что олигарх, по сути, человек, который по власти является, был тогда если не вторым, то, может, в какой-то степени первый, Коломойский может по Скайпу бухать с пранкерами на протяжении 3 месяцев. Ну вот просто чокаться по Скайпу. Это, я думаю, что невозможно ни в одной стране мира.

Д.Ю. Меня поражает, откуда времени-то свободного столько? При руководстве государством ты по 40 минут беседуешь непонятно с кем вообще.

Алексей Столяров. Это вопрос, который мы тоже все задаём. Мне сложно представить, что у нас такое, в принципе, бы прокатило. Это просто казус.

Д.Ю. А нашему-то президенту не пробовали звонить, нет?

Алексей Столяров. Думаю, что скорее он до нас дозвонится, чем мы до него, если ему будет нужно.

Д.Ю. А бывают ли случаи возмущения, когда бегут подавать на вас в суд немедленно?

Владимир Кузнецов. Нет, ну обычно какие-то просто бывают реакции, там официальные заявления, черногорская пресс-служба заявила – это последняя атака России, то, что они могут сделать, чтобы мы в НАТО не вступили.

Алексей Столяров. Это да, это смешно.

Владимир Кузнецов. Порошенко комментировал. Ну, естественно, там ФСБ, рука Кремля, Путин, всё классическое.

Алексей Столяров. ФСБ, рука Кремля, а ты просыпаешься с утра, понимаешь, что у тебя разговор с генсеком НАТО. Блин, надо чайку поставить, у меня он там через час. А там вот там всё строится, то, что ты видишь в реальности, да, надо встать чайку попить, ноутбук включить, у нас же вроде там разговор запланирован межгосударственный. А у них там всё это видится, что там специальный бункер, где сидят человек 50, наверное…

Д.Ю. Русских хакеров.

Алексей Столяров. Хакеров-пранкеров, которые друг другу передают записки, что ответить, предложения чуть ли не строят коллективным образом. Но это очередная степень дебилизма.

Д.Ю. Деятели оппозиции, поди, утверждают, что вы на содержании у Кремля.

Алексей Столяров. Это не новость, в принципе, для нас, мы читаем различные версии об этом. Пусть пишут.

Д.Ю. А как думаешь, почему люди, они железно всегда уверены, что тебе платят? Мне вот, например, они тоже уверены, что Кремль платит деньги за мои какие-то политические воззрения.

Владимир Кузнецов. Ну, мы бы с радостью, пусть бы они хотя бы нам показали, где эти деньги находятся, может, где клад зарыт какой-то. Может, куда-то действительно они деньги привозят, мы не знаем.

Алексей Столяров. Мне кажется, что они просто по себе меряют, что если ты что-то делаешь, то тебе должны обязательно с какой-то стороны за это платить. Точно так же можно обвинить любого представителя оппозиции белоленточной или ещё кого-то в том, что он работает на Госдеп, потому что та деятельность, которой он занимается, она выгодна Госдепу. Точно так же и что мы делаем – это выгодно Кремлю. Я думаю, что наша деятельность, она, в первую очередь, выгодна стране, поэтому, в принципе, здесь я не вижу никаких противоречий и ничего странного. А вот их деятельность, когда деятельность направлена на разрушение страны, вот это уже вызывает какие-то вопросы, что здесь, наверное, не прошло это без участия кого-то извне.

Д.Ю. Ну, я соглашусь, что каждый меряет по себе. Раз платят, то…

Алексей Столяров. Каждый меряет по себе. Мы же их не обвиняем.

Д.Ю. Да. А, я помню, был такой отличный, на волне этой Болотной и всего, что там связано, Сахарова, был отличный ролик. В ролике, значит, я не знаю, кто делал, там молодые люди подходили на улице к идущим на эту Болотную, Сахарова, и задавали вопросы – а что на тебе за шмотки? И, значит, вот эти вот идущие начинали – ну вот, пиджачок, курточка, это я в Париже брал. Штаны – в Милане, ботинки – в Лондоне. И вот там десяток, не меньше, человек опрошенных, - в России ничего не куплено, куплено далеко за кордоном, за серьёзные деньги, туда-сюда. И вы, значит, идёте страдать, как вам отвратительно тут живётся. Я, конечно, не знаю, вот из личного опыта могу сказать, что когда езжу за кордон, во всякие Франции и Италии, первое в Европах, первое, что бросается в глаза – я не вижу там молодёжи на улицах, например. Их нет, они где-то чем-то заняты, либо кучкуются в каких-то непонятных для меня местах. Вот такого, как у нас – толпы, натурально толпы, нет. А, тем более, этих толп иностранных молодых людей за границей нет. А наши толпами курсируют и всё им что-то не так. Вот у вас всё так в родной стране или нет?

Алексей Столяров. Ну, есть проблемы, как и везде, это фундаментальные, наверное, вещи. Есть к чему стремиться и есть, скажем так, главные проблемы, которые не решены до сих пор – дураки, дороги и всё остальное. И деньги, которые…

Владимир Кузнецов. Дураков зачастую даже больше.

Алексей Столяров. Дураков даже больше. Другой вопрос – как ты с этим будешь бороться? Если ты будешь ломать при этом при всём, собственно, вообще всё государство, если тебе нужно для того, чтобы эти проблемы решить, тебе нужно уничтожить всё, что есть в этом государстве – это одно дело. Если ты будешь как-то по-другому с этим бороться, то это другие. Для этого необязательно брать деньги откуда-то из-за рубежа и прямо бежать и кланяться кому-то в ноги, в другие посольства.

Владимир Кузнецов. Много представителей молодёжи просто думают – мы сейчас сбросим ненавистную власть, придёт этот человек, великий борец с коррупцией и всё, сразу всё у нас будет прекрасно, сразу всем дадут денег, сразу работать не надо будет, всё будет бесплатно, прекрасно, будем ездить в Европу, в Америку… Такого не бывает.

Алексей Столяров. Работать не надо, надо просто прийти да митинг, попрыгать и всё, страна сразу станет лучше.

Д.Ю. Мне это напоминает, как в Перестройку было. Не все так долго живут, многие Перестройку не помнят, но там выглядело примерно так же. Вот нам объяснили, что мы живём в сарае. И это была, по всей видимости, отчасти правда. Ну, не все живут во дворцах, так жизнь устроена. И что же делать? А вот давайте пригоним экскаватор или как его там, подъёмный кран, трос, чугунный шар. Разломаем этот сарай нафиг, потому что он плохой, его надо сломать, а жить будем во дворце. Да, все закричали, да, давай. Приехал этот подъёмный кран, этой гирей всё расшарашил, и все сказали – иии? Они ответили – ну вот, теперь давайте строить дворец. – А из чего? – А вот из этого. Ну и если он был из досок, то теперь он из поломанных досок, и лучше-то не становится. Т.е. вы предлагаете взять, всё разломать, а из чего строить, что строить? Вопрос – а кто же возглавит страну?

Владимир Кузнецов. Проблема в том, что ещё никто не хочет это строить, все думают, что оно само собой построится.

Алексей Столяров. У нас же есть пример прямо наглядный – соседнее государство.

Д.Ю.Они всё время говорят – а у нас будет не так.

Алексей Столяров. Будет, будет. Они говорят об этом уже даже не одну сотню лет, скажем так, если будем возвращаться к древней истории. Вот они, не знаю, на том свете, наверное, всё будет хорошо у кого-то там, наверное. Но сейчас пока что мы видим – там коррупция дичайшая, просто сумасшествие громадное, каждый тянет на себя.

Д.Ю. А вот коррупция, например, вот ты как-нибудь на себе ощущаешь, что коррупция тебе жить мешает? Я к тому, что деньги воруют где-то там.

Владимир Кузнецов. Говорят, у Медведева там какие-то дворцы, вот как оно, мешает нам тут?

Алексей Столяров. Для этого надо, наверное, провести полномасштабное расследование и решить эти все вопросы не благодаря YouTube роликам, а, скажем так, благодаря следственным органам и прокуратуре, которая у нас, скажем так, работает, потому что из того, что мы видели, если мы вернёмся к этому ролику, то вся вина заключается лишь в том, что какие-то олигархи хотели сделать хорошо для нашей власти. Но у нас, извиняюсь, всю жизнь в истории России так или иначе элита пыталась угодить власти.

Д.Ю. А в какой-то другой стране не так бывает?

Алексей Столяров. Так я и говорю, что это везде абсолютно. Что если мы глянем на США, то там тоже, скажем так, бизнесмены так или иначе помогают демократам либо республиканцам. А кто-то даже, более того, влияет на них в их интересах. Т.е. получается не государство, на самом деле, руководит страной, именно населением, а олигархи.

Д.Ю. Естественно.

Алексей Столяров. А это гораздо хуже.

Д.Ю. Я некоторое время трудился в милиции, и, с моей точки зрения, работа журналиста, она очень близка к работе оперуполномоченного, это вот то, что ты сказал, что это сбор информации и донесение до публики. Только оперуполномоченный всё это прячет, а журналист это сразу вываливает, но есть технология сбора и есть понятные способы документирования, что это, как это. Т.е. если мы будем тыкать друг в друга пальцами и кричать «ты вор!», а ты будешь кричать «ты коррупционер!», с этим в суд не пойдёшь. А в результате ролик, снятый про какие-то там эти дома, землю и прочее. Ну да, и что? А документы есть?

Владимир Кузнецов. Так проще сказать, что суд коррумпированный, мы не доверяем суду.

Алексей Столяров. Это же надо, да, действительно сказать, ну, зачем нести документы, зачем собирать что-то, если можно просто прийти и сделать из этого хороший пиар-ход, что смотрите, мы же, причём изначально говорили, что мы проиграем этот суд, они уже настраивали. Потом люди действительно начинают в это верить, что они говорят, что мы проиграем, а если они программируют свою аудиторию и все понимают, что они сейчас проиграют, то значит, всё-таки, они правы. Если подтвердится слово Навального, что он проиграет, значит, он что-то знает, значит, действительно, он прав. И вот он проигрывает в суде и аудитория прямо рукоплещет.

Д.Ю. Мне кажется, у нас ряд вещей в настоящий момент категорически не доработан. Из-за того, что мы переходили и сейчас переходим от одной общественной формации к другой, то, например, публично сказать «я не буду выполнять решение суда», и не буду, действительно. Ну, я не знаю, конечно. В так называемых цивилизованных странах…

Алексей Столяров. Я посмотрел бы действительно, как бы он выполнил.

Д.Ю. Да. Ты там даже слов таких вслух не скажешь, не говоря уже о неисполнении, всё это очень и очень печально закончится. Помнишь, был отличный ролик про американский суд, где там какая-то чернокожая девушка пыталась хамить судье и нахамила сразу с 3 лет до 7 за неуважение к суду.

Владимир Кузнецов. Чернокожим вообще в США как-то не очень везёт.

Алексей Столяров. А вот недавно вообще в Швейцарии за репост человека осудили конкретно.

Д.Ю. За лайк.

Алексей Столяров. Даже за лайк, вот, опять же, в чём разница. И там, по-моему, я не помню точно, что там – или штраф, или срок был, но, тем не менее, право применения есть, и оно есть, казалось бы, в том месте, которое нам тут пытаются ставить в пример. Поэтому вот двойные стандарты, они присутствуют очень много где, в том числе у лидеров общественного мнения.

Д.Ю. Демонстрация таких вещей, на мой взгляд, крайне полезна. Т.е. вот прошёл суд, я как-то так, не сильно внимательно смотрю, но Лёха Навальный внимания привлекает гораздо больше, гораздо гораздее получается у него. Там развивают какие-то каналы уже в Ютубе, там почти миллион подписчиков стремительно образовывается, а государство, ему как-то всё это вообще не интересно. Вроде бы, с одной стороны, я не знаю, я уже старенький, мне понятно, что если Дмитрий Анатольевич бывший президент и ему от государства положено всё на свете, а плюс к этому он нынешний премьер-министр, и ему от государства ещё больше, так сказать, в комплекте положено, я сильно сомневаюсь, что там что-то из этого предоставляемого имущества, оно какое-то незаконное или с чем-то там связанное… очень сильно я сомневаюсь. Но никто ничего не говорит. А в результате, если вы ничего не говорите, значит, вам нечего сказать. В итоге получается: спасение утопающих – дело рук самих утопающих, государству до нас дела нет, мы сами должны что-то делать?

Алексей Столяров. Есть различные институты власти, которые могут этими вопросами заниматься конкретно. Нет, я, во-первых, скажу, что действительно нужно все вот такие подводные камни, все вопросы, которые есть, коррупционная составляющая и различные факты коррупции, их всегда нужно доносить, обязательно. Другой вопрос, как ты это будешь доносить. Я, допустим, заинтересовался бы этим фильмом гораздо бы… Он бы для меня, может быть, вызывал у меня больше доверия, если бы этот фильм не делал Навальный. Т.е. личность того, кто делает, уже просто-напросто ставит на нём какой-то штамп. Конечно же, это не значит, что его не надо смотреть и разбираться самому для себя. Но просто человек, который, скажем так, сам участвовал, и это доказано судом, в различных мошеннических схемах, в том числе, у меня есть какие-то определённые, скажем так, знакомые политтехнологи…

Д.Ю. Тоже участвовали в мошеннических схемах?

Алексей Столяров. Нет, из именно политической, определённой, скажем так, элиты, которые говорили, что они с ним сотрудничали, и какие-то, скажем так, ему деньги передавали для того, чтобы он озвучивал их точку зрения и как-то её продвигал. Т.е. для меня этот человек сразу теряет доверие, в принципе, для меня он как политический деятель умирает. А чего уж говорить о той же Болотной, когда он просто-напросто слился с этим движением политических трупов и тех, кто устраивал, скажем так, геноцид в 90, он просто-напросто подтвердил, что я с ними. Т.е. ничего нового не ждите. Изначально, конечно же, в Навальном многие видели какого-то нового, человека новой формации. Он изначально себя позиционировал как человек, который расследует коррупцию, который готов бороться, причём, скажем так, безвозмездно заниматься этими делами. Тогда было к нему доверие. Но всё сразу же исчезло с того момента, как он просто причислил себя к тому лагерю мошенников и воров, и пытался его противопоставить другому лагерю власти.

Д.Ю. Ну, парень – мощный юрист, тут как-то…

Алексей Столяров. Вопрос ещё – какой он юрист и сколько у него выигранных дел.

Д.Ю. Я ни одного не знаю. Как-то вот последнее, по-моему, проиграл Алишеру Усманову, что-то не заладилось.

Алексей Столяров. Да, это вот, это как Фейгин.

Д.Ю. А что Фейгин?

Алексей Столяров. Фейгин – тоже хороший персонаж, тоже, кстати, скажем так, из рукопожатных, как сейчас называются, или есть такой термин, забыл, самопровозглашённая российская интеллигенция, коротко СРИ. Человек, который обещал нас засудить, обещал нас уничтожить, разорвать, отправить в ад.

Д.Ю. Он же целый адвокат, поэтому такое…

Владимир Кузнецов. В Твиттере он очень адвокатские вещи пишет…

Алексей Столяров. Мат на мате, но, опять же…

Владимир Кузнецов. Угрозы расправы.

Алексей Столяров. Но, опять же, ни одного выигранного дела, поэтому даже писали, что если Фейгин вдруг будет подавать на нас в суд, то он может сесть на 6 лет. И когда мы лично с ним встретились, он просто-напросто убежал от нас, хотя обещал уничтожить.

Д.Ю. Печально. А вы часто общаетесь?

Алексей Столяров. Может, он обещал в интернете нас уничтожить.

Д.Ю. А вы часто встречаетесь вообще? И зачем вам это надо, лично встречаться?

Алексей Столяров. Мы не стремились с ним встретиться, мы просто пересеклись в одном ресторане с ним, он сидел за соседним столиком. Мы решили с ним… Он давал интервью, кстати, про нас. Мы решили с ним поздороваться. Мы не знаем, он убежал, не заплатил за счёт в ресторане.

Владимир Кузнецов. Он успел крикнуть «это всё провокация!», а за соседним столиком якобы сидят менты, которые должны его хватать в нужный момент. А там люди просто видели камеру, и там в Твиттере он выкладывает скрины – посмотрите, это они, я их узнал, это сотрудники полиции или там ФСБ, это всё была спланированная провокация. Это такой весёлый очень, комедийный, у меня язык не поворачивается его адвокатом назвать, фрик, наверное, больше к нему подходит. Он не только нас обещал поймать, засудить, но многих людей… всё, что у него получается, по-моему, только писать гадости в интернете. Хотя человеку уже за 40 лет, а он, собственно, ведёт себя как эти подростки 14-летние, которые гадят в комментах про вашу маму и прочее, и прочее. Ну, тут уже…

Д.Ю. Большинство граждан, к сожалению, из своих 14 лет не вырастает никогда, есть такой печальный факт.

Алексей Столяров. Хочется верить, что это будет, всё равно хочется…

Д.Ю. Марк вырастет над собой?

Алексей Столяров. Да-да. Ещё же их воспринимают как просто-напросто блогеров, что какая-то движуха есть и она ориентирована на молодёжь. Смотрите, вот с нами никто никогда этим не занимался, а тут вроде бы появился довольно таки взрослый дяденька, который хочет с нами разговаривать на одном языке, и вроде говорит нам, что мы власть.

Владимир Кузнецов. Говорит правильные вещи о борьбе с коррупцией. Но этот фильм же не все расследование Навального. Это очень хорошо, стоит обращать внимание на это, но для чего он это делает, он же не борется, это не основная цель. Основная цель – обратите внимание на меня, какой я молодец, какие фильмы я делаю, поддерживайте меня, выходите за мной, голосуйте за меня. Вот это главный его принцип. А фильм – это просто способ привлечь.

Д.Ю. Ну а вот всех вот так вот страшно тревожит проблема коррупции, хотя вот вопрос задал, но не договорили. Вот как-то очень сложно отследить, где коррупция влияет на простых граждан. Т.е. у простых граждан денег нет и их этот делёж где-то за углом никак не касается. Т.е., во всяком случае, таких переживаний у них не вызывает. Они ж когда, знаешь, когда говорят – а на Западе коррупции нет. Они так говорят потому, что, например, мент, остановивший на трассе, он с тебя деньги не вымогает, он тебе штраф выписывает, и поэтому коррупции нет. Но как только ты займёшься бизнесом и поднимешься на ступеньку выше, там с коррупцией всё в порядке. А на уровне рядового гражданина, там ничего нет, и поэтому там всё прекрасно. Т.е. они, это у них в голове никак…

Алексей Столяров. Это разные уровни коррупции, во-первых, а во-вторых, мы живём, я не знаю, может быть, у людей разный образ жизни, но, допустим, мне не приходится с коррупцией сталкиваться. Я если нарушаю какие-то правила…

Д.Ю. А я тебе больше скажу. Например, когда тормозят какого-нибудь состоятельного паренька, тормозят его, как правило, в 99% случаев за нарушение ПДД. А он сразу, открыв форточку, пятихатку выдаёт, товарищ берёт и все разъехались. Тут двое участвуют.

Алексей Столяров. Ну это понятно. А потом он на этой машине едет, как раз паркуется где-нибудь на площади, идёт на митинг против коррупции.

Д.Ю. Да, именно так. Т.е. участвуют всегда 2 стороны, обеим сторонам это крайне выгодно, так удобнее решать все жизненные проблемы. Не так, что, я не знаю, у тебя страховка – в этом году ты за машину платишь 100 000 рублей страховку, а из-за зафиксированных нарушение ПДД, вот камеры теперь повесили, они вредительские фотки отправляют. А в следующем году будет 300 000 страховка, потому что ты негодяй, и носишься всё время 150. Ну, отдал пятихатку, и это экономия в 200 000 получается. Всем очень хорошо, очень. Но граждане любят говорить про коррупционеров и совсем не любят говорить про себя. А вы-то на каких-нибудь, вот такая горячая тема, вы каких-нибудь коррупционеров того?

Алексей Столяров. Планируем этим заняться.

Владимир Кузнецов. У нас была интересная тема, по Украине, правда. Я общался, был такой начальник ГАИ Украины, и как раз…

Д.Ю. До того, как Ющенко их распустил, или после?

Владимир Кузнецов. Нет, уже после. Появилась информация в СМИ, что якобы начальник ГАИ продаёт золотые визитки со своей подписью, что если тебя останавливают, ты показываешь визитку, подписанную самим начальником, с подписью, тебе козыряют и отпускают.

Д.Ю. Удобно.

Владимир Кузнецов. Да. И я позвонил этому начальнику сам, представился сыном Януковича…

Алексей Столяров. Тогда ещё Янукович был на Украине.

Владимир Кузнецов. Там да, на Украине тогда тоже нормально было… Звонит сын президента и начинает с тобой…

Д.Ю. А как ты говоришь, ты хэкаешь, не хэкаешь? Сын Януковича поди хэкает?

Владимир Кузнецов. Ну, там всё прошло нормально. Он, я думаю, просто, когда услышал, кто ему звонит, там никакие хэ его уже не волновали. Он сказал – нет, это всё враньё, я что, дурак, продавать какие-то золотые визитки? Нет, всё в порядке, это всё придумали журналисты. Я думаю – нормально, хорошо всё. Я говорю – точно никаких визиток нет? Он говорит – ну как, есть те, синие, знаете ж, которые? От вас люди приезжают, от генпрокурора, министра внутренних дел приезжают. Я им даю как раз, но только по команде, только по команде. Я говорю – ну как, они строго подотчётны у тебя? Он такой – да, да, хотите, посмотрю, у меня всё в компьютере забито? Вот, 750 человек. Я спрашиваю – все свои? – Конечно, конечно. Единственное, там простой человек – это моя жена. Ну, понимаете, я не мог ей не дать визитку, она бы меня съела. Такая была забавная история с коррупцией.

Алексей Столяров. Случаи есть. Ну, мы же общались с нашими тоже властями, у нас тоже есть записи с нашими. Не только же мы внешней политикой занимаемся. Губернаторы тоже очень часто попадались, Омск, Архангельск, Владивосток, кстати, после разговора с ним он отъехал…

Д.Ю. Ненадолго.

Алексей Столяров. Ну, если год можно считать содержания в СИЗО надолго, ненадолго, вот в том числе, когда он там жаловался, что у него денег нет, а мы его просили больницу построить. Видимо, компетентные органы, которые в этот момент прослушивали наш разговор, у них сдали нервы, и когда он сказал, что у меня нет 70 миллионов …

Д.Ю. Рублей.

Алексей Столяров. Рублей. Именно, кстати, эта сумма фигурирует в деле, именно на эту сумму он эти деньги из бюджета утащил. Видимо, у компетентных органов нервы просто сдали и они его сразу же задержали в кабинете. И он сейчас содержится в СИЗО в Москве.

Д.Ю. Бедолага.

Владимир Кузнецов. Ещё губернаторы, тоже они очень любят, у них такая фишка, как они друг с другом не сговариваются, но они любят валить друг на друга всё. Мы когда звонили в Омск, когда там конфликт был мэра и губернатора по поводу дорог. Этот вопрос попал на прямую линию президента, и он там пропесочил власти. Ну, дозвонились сначала мэру, мэр сказал – это всё губернатор негодяй и всё такое прочее. Мы позвонили губернатору, губернатор – это мэр, и вообще мэр у нас поросёнок. Прошёлся, друг о друге они сказали очень лестные вещи. И также была ещё история одна с Иркутской областью, там тоже губернатор стал обвинять муниципального депутата тут, соответственно. Т.е. наши власти любят всё валить друг на друга.

Алексей Столяров. Там было смешно, мы ему просто говорим – ты должен эту больницу построить, в такой-то срок уместиться. Был забавный ответ – а как мне это сделать? Как бы я могу по закону, или нет? Деньги, понятно, что заложены в бюджете, а больница, видимо, они, как обычно, её, забили на неё, и она не была учтена. Мы ему, конечно же, ответили, что, конечно же, вы решайте сами, но хорошо, чтобы… А там как раз в этой больнице пол был плохой, депутат провалился под него. И мы сказали – знаете, дело, конечно, ваше, как это делать, больница должна быть сделана. Но как бы я хочу, чтобы вы были аккуратны с законом, потому что у нас есть в этой больнице, знаете, депутат провалился под пол, вот у нас есть 1 губернатор, он тоже как-то недавно случайно провалился и всё ещё сидит в СИЗО как бы, надеюсь, понимаете, о чём я. Он – конечно, понимаю, всё будет сделано по закону. Такие звонки дают им определённый толчок что-то делать.

Владимир Кузнецов. Нашим тоже мы не очень это часто делаем, потому что сразу начинают… вот когда была омская история, сразу после этого начались истории, что нескольким губернаторам звонили уже откровенные мошенники, и начали требовать денег, типа чиновники из Москвы, пришлите нам деньги, мы закроем глаза на ваши действия. И просто когда это публично озвучиваешь, сразу вылезают какие-то такие настоящие аферисты, которые используют схемы наши уже в своих корыстных целях, и потом как-то на тебя тень эта отбрасывается.

Алексей Столяров. У тебя всегда же ищут, тебя всегда подозревают в работе на какую-то из элит, пытаются тебя к кому-то приписать, что ты занял какую-то сторону…

Владимир Кузнецов. Региональные власти…

Алексей Столяров. В региональных властях это очень часто, хотя…

Д.Ю. Ну, там так устроено, неизбежность. А у вас есть какая-то школа юного пранкера, готовите юную поросль?

Алексей Столяров. Нам хватает. Это на самом деле может иметь разное применение, оно может идти как на пользу, так и во вред. За себя-то мы уверены, а за остальных мы быть уверены не можем.

Д.Ю. А как оно у вас технологически происходит, чем вы пользуетесь? Софт, железо, для того, чтобы звонить, записывать. Заметаете ли следы как-то, откуда вы звоните, чтобы не опозналось как-то?

Владимир Кузнецов. Всё просто, там обычно, если… необязательно, чтобы тебе перезванивали, там Скайп какой-нибудь и вообще IP телефония. И если по Украине, то у нас есть сим карты украинские, потом есть городские номера специальные…

Алексей Столяров. Мы покупаем определённый реквизит для этих дел…

Д.Ю. Т.е. ничего хитрого, доступно любому.

Алексей Столяров. В наше время всё доступно, в том числе, и досье на каждого человека можно собрать, используя открытые источники.

Д.Ю. В общем-то достаточно ВКонтакте посмотреть фотки и небеса содрогнутся.

Алексей Столяров. Это тоже тебя наталкивает на определённые вещи, но лучше, конечно же, если персона очень публичная, то это прямо облегчает работу, прямо вообще здорово.

Д.Ю. А вот провели запись. И что вы с этим дальше делаете?

Владимир Кузнецов. Мы монтируем. Если она большая, то, естественно, вырезаем только самые интересные моменты, потому что люди не будут слушать какую-то воду.

Алексей Столяров. Часовую запись, это уже тяжело вычленять оттуда что-то важное. Мы, конечно, смотрим и редактируем, уже редакторская работа идёт.

Д.Ю. А не получается так, что человек имел в виду другое, а вы ловко подмонтировали?

Владимир Кузнецов. Тогда бы они имели возможность обвинить нас в клевете, засудить, особенно это касается…

Д.Ю. Марка Фейгина.

Владимир Кузнецов. Ну нет, иначе если бы, мне кажется, мы бы всё поменяли с ног на голову, то всё равно Марк бы проиграл во всех судебных инстанциях.

Алексей Столяров. Запись оригинала у нас всегда есть, поэтому если кто-то вдруг стал бы там на нас жаловаться, что мы переиначили запись, то, конечно же, мы бы предоставили оригинал. Был случай таких моментов, опять же, с Порошенко. У нас там была 15-минутная запись, на самом деле, разговор длился 40 минут, и когда мы её выложили, пресс-секретарь президента говорит, что, дескать, это монтировалось всё в ФСБ, на Лубянке, специальная редакторская политика. На самом деле бред полнейший, всё это монтировалось на бизнес-ланче, сидели, выслушивали, что бы там убрать из этого момента. И что самое смешное – они выложили оригинал, типа вот они всё смонтировали. Оригинал-то не отличался по содержанию от той записи, которая была выложена, т.е. они дали ещё большему… Во-первых, они подтвердили сам факт разговора, во-вторых, они ещё раз дали понять, что у них президент – идиот. Кто делает так, что выкладывает человек, пресс-секретарь, выкладывает запись разговора своего президента с пранкером, распечатку.

Д.Ю. Это ж Украина.

Алексей Столяров. Я и говорю.

Д.Ю. А шо такого?

Алексей Столяров. А генсекретарь НАТО вообще, это тоже разговор был с ним, его пресс-секретарь заявила, что это всё фейк. Мы сказали – хорошо, фейк, запись отправили в США, в агентство, которые занимается распознаванием речи и голосов, авторитетное агентство…

Д.Ю. Такое тоже есть? Не знал…

Алексей Столяров. Есть, это частное агентство детективное, там ФБР, там сотрудники Моссада, там все. Там люди, которые имеют опыт распознавания речи. Экспертиза этих людей используется в судах.

Д.Ю. Это ж как отпечатки пальцев, фактически индивидуальные особенности.

Алексей Столяров. Там серьёзные есть программы и серьёзное оборудование. И они признали, что разговор действительно, это голос принадлежит генеральному секретарю НАТО.

Д.Ю. Вот у вас серьёзный подход, парни. Вы какие учреждения учебные заканчивали?

Владимир Кузнецов. Генсек НАТО потом сказал, что…

Д.Ю. Не уходите от ответа.

Владимир Кузнецов. У нас всё просто. Как, наверное, на тот период самые популярные в России профессии были, специальности…

Алексей Столяров. Экономист и юрист.

Владимир Кузнецов. Да. Собственно, ничего оригинального нет.

Д.Ю. Т.е. ходы тоже абсолютно стандартные, доступные любому смертному, и любой смертный, зная хоть как-то английский язык, может обратиться в это агентство, чтобы ему там тоже удостоверили.

Алексей Столяров. Конечно.

Владимир Кузнецов. Так и наши делали, Комсомольская Правда делала экспертизу, она заказывала пранк с Эрдоганом. Они подтвердили на 70%, что голос его. Там такая ремарка, что мы как бы, у нас, мы, в основном, по российским голосам специалисты, а иностранный нам сложновато, но вот 70% мы подтверждаем.

Д.Ю. А куда вы всё это складируете? На YouTube или на какой-то сайт свой, как это у вас вообще?

Владимир Кузнецов. На YouTube, в основном. В основном, мы выдаём сначала, бывает эксклюзивом, в какое-либо СМИ, с которым сотрудничаем, и потом на YouTube. Или иногда сразу на YouTube. Порошенко мы выложили просто без всего на YouTube, и вот эту Максин Уотерс, сумасшедшую женщину, просто сразу на YouTube, без всяких этих.

Д.Ю. А сколько подписчиков на канале?

Владимир Кузнецов. Там немного, там, по-моему, 70-80 тысяч.

Алексей Столяров. Мы же, опять же, меряем совокупной аудиторией, которая прослушала эту запись, а если там у нас, как правило, все эти записи попадают в топ Яндекса, т.е. топ 5 новостей дня, допустим, «Путин провёл встречу с Меркель», потом «Пранкеры» записали второй новостью. Бывает, мы ещё поднимаемся выше этих новостей. И совокупная аудитория Яндекса заходит и она слушает. Т.е. там порядка миллионов 2-3 за одну запись…

Владимир Кузнецов. Порошенко на Ютубе 2 миллиона собрал.

Алексей Столяров. Её же тиражируют, её распространяют…

Владимир Кузнецов. Максин Уотерс – миллион. В принципе, мы даже не совсем ориентированы на подписчиков, на YouTube, хотя, конечно, наверное, хотелось бы, чтобы тоже было как у некоторых блогеров, но у нас такой специфический контент…

Алексей Столяров. Новостной.

Владимир Кузнецов. Да. Если бы мы делали в формате рассказа, видео, картинки, было бы более интересно людям.

Д.Ю. А почему не делаете?

Алексей Столяров. Мы идём к этому.

Владимир Кузнецов. Потому что нам просто лень.

Д.Ю. Оно ж просто – вот сидим, камера, 3 копейки по нынешним временам.

Алексей Столяров. Я думаю, что мы к этому придём, у нас есть задумки, как это трансформировать и делать YouTube-версию. Я думаю, что тоже мы придём. Просто сейчас мы работаем в формате именно инфоповодов, т.е. есть новость, она тиражируется, она же не только в Ютубе лежит, она лежит на новостных сайтах, на главных информагентствах страны – РИА новости или ещё какие-то, ИТАР-ТАСС, которые публикуют расшифровки этих записей, сколько ещё цитируются по телевизору и так или иначе. Т.е. охват, он, на самом деле, больше, чем может YouTube выдержать.

Владимир Кузнецов. Т.е. просто сейчас у нас, в основном, распространение идёт за счёт именно СМИ, а не конкретно Ютуба. Ну, тут тоже в зависимости… хотя да, больше, наверное, СМИ, несмотря на то, что если именно какая-то под YouTube аудиторию прекрасно подходит, то всё равно, если даже и там, СМИ подключаются очень хорошо. А чтобы делать именно… у нас есть такая идея, она более, конечно, не совсем таки расследование, она более такая развлекательная, но тоже с политикой связанная, и для этого тоже надо определённые финансовые ресурсы, хотя, собственно, всё достаточно просто, но надо найти спонсоров. А ФСБ, к сожалению, вот даёт деньги только на это, только на звонки, или где-то прячет деньги, до сих пор ищем. А так, если бы были определённые ресурсы, хотя бы для этого, то у нас есть отличная идея, мне кажется, она бы неплохо зашла как раз на YouTube.

Д.Ю. К вопросу про деньги. А деньги-то вы с этого зарабатываете или не зарабатываете? Как вообще?

Владимир Кузнецов. Если брать 16 год, то у нас вообще год выходила программа, мы работали официально на НТВ, и у нас год выходила программа, следственно, мы получали зарплату на НТВ.

Алексей Столяров. Мы со СМИ сотрудничаем. В принципе, мы получаем основной заработок от СМИ.

Владимир Кузнецов. Сейчас мы тоже официально с одним федеральным каналом сотрудничаем, просто мы эксклюзивно передаём им пранк, они делают из этого новость, держат эмбарго день, допустим, или менее суток, потом выкладываем на Ютуб и дальше идёт цитирование. Просто СМИ получают цитирование и вообще как бы эксклюзив.

Д.Ю. Что сказать, парни. С моей точки зрения, вы – редчайшее явление, которое ухитрилось от таких забавных проделок дорасти до вещей, на мой взгляд, исключительно серьёзных.

Алексей Столяров. Мы же ещё растём.

Д.Ю. Да. И даже, доросши до них, всё равно не скатились ни в какую идиотию, как-то вот всё, с одной стороны, серьёзно, с другой стороны, смешно. Умные вы оба, я считаю.

Алексей Столяров. У нас вообще в политике очень мало, скажем так, чего-то весёлого…

Владимир Кузнецов. Забавного.

Алексей Столяров. Забавного, да. И вот эти вот вещи, когда ты смотришь на политику с таким, скажем так, оригинальным взглядом, они помогают обществу как-то, наверное, расслабить эту обстановку, атмосферу вокруг таких серьёзных вещей. Многие самые глупые вещи делаются с грустным выражением лица, а мы их делаем с весёлым.

Д.Ю. Спасибо, что вы такие есть. Творите дальше, а мы будем внимательно смотреть. Спасибо, парни. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

16.06.17 13:02 Лексус и Вован о жанре пранк-журналистики, комментарии: 70


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк