Разведопрос: Илья Ремесло про бюджет радиостанции "Эхо Москвы"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Илья Ремесло | Разное | Каталог

31.07.17




Реквизиты Ильи для пожертвований:
Карта Сбербанка: 4276 5500 3982 7756
Яндекс-деньги: 410014115148576
Paypal: https://www.paypal.me/iremeslo

Откуда берет деньги "Эхо Москвы"



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Илья, добрый день.

Илья Ремесло. Дмитрий Юрьевич, добрый день.

Д.Ю. Какие новости?

Илья Ремесло. Ну, новости у нас довольно интересные. Сегодня я хотел бы рассказать об очередном расследовании, которое сделал не так давно. Оно касается денег одной всеми нами так любимой радиостанции, которая называется «Эхо Москвы».

Д.Ю. Так-так. Что же там выяснилось?

Илья Ремесло. Как вы все, наверное, знаете, и Венедиктов, и его подчинённые, они все на голубом глазу утверждают, что «Эхо Москвы», оно самоокупаемое, что оно живёт за счёт своих денег, никто ему денег не даёт, что займы, которые оно получает от Газпрома, и деньги газпромовские, это всё ерунда. Ну и я решил это проверить, и вообще за счёт чего они живут, и как у них обстоят дела с деньгами, потому что главное правило расследователя – когда либерал больше всего кричит о свободе, о том, как притесняют его свободу, надо посмотреть, что у него там происходит с деньгами. Это всегда работает.

Д.Ю. Вообще как-то странно, почему займы Газпрома. Брали бы займы, я не знаю, у какого-нибудь ларька с шавермой, если всё это отбивается, причём тут Газпром-то?

Илья Ремесло. Сейчас объясню, почему именно «Газпром». Действительно нашёл я чёткие сведения, что они получили займы от Газпрома, это решение было одобрено и руководством «Эха», получили они около 40 млн.

Д.Ю. Рублей?

Илья Ремесло. Да, рублей. Под 12% годовых. Очень, кстати, лояльный процент. Попробуйте, какое-то предприятие чтобы получило в любом коммерческом банке 12%. Как минимум, дают сразу же 18-20, т.е. по сути дела получили деньги по ставке рефинансирования. Ну на этом интересности только начинаются, на самом деле, потому что, когда я зашёл в базу контрактов общую, увидел, что у «Эха Москвы» внезапно находится 2 контракта с мэрией Москвы на сумму 28,5 млн. рублей. Контракты были заключены в 13 и 14 году, это департамент науки и предпринимательства мэрии Москвы их заключил с «Эхом Москвы», и я решил просто для интереса посмотреть, при каких обстоятельствах «Эхо Москвы» получило данные контракты. Обстоятельства, они совершенно удивительные.

Есть такое правило в закупках, например – чтобы цена была не завышенной на услуги, её нужно запрашивать как минимум у 3 независимых источников, и по результатам этих опросов выявлять некое среднее арифметическое. Что делает, соответственно говоря, заказчик: заказчик берёт, запрашивает добросовестно у 3 организаций. И внезапно, по странному совпадению, значится, что первая организация – это само «Эхо Москвы», которое участвует в этом конкурсе. Вторая организация – это некая «Ресоциал», генеральным директором которое – внимание – является некий Федутинов, бывший директор «Эха Москвы» и ближайший друг Венедиктова. И третья организация, у которой запрашивалась цена об оказываемых услугах – это другая компания, которой владеет некто Владимир Гусинский.

Д.Ю. Какая прелесть.

Илья Ремесло. Да, т.е. все 3 компании, у которых запрашивали цену, связаны напрямую с «Эхом Москвы», являются его ближайшими партнёрами, друзьями Венедиктова – Гусинский, Федутинов, и он сам, по сути дела. И, естественно, при таких условиях цена, она оказалась такой, какая должна быть, какая была нужна. Дальше что происходит – назначается конкурс по этой цене, т.е. 14,5 млн. рублей, назначается конкурс, и на этот конкурс заявляется само «Эхо Москвы», и вторая организация под названием «Новые решения», по-моему, такая посредническая организация, которая занимается размещением рекламы.

И внезапно из базы данных судов мы узнаём, что у «Эха» с «Новым решением» есть контракт на рекламу действующий, т.е. представляете, как интересно – заявляется само «Эхо Москвы» и заявляется его партнёр в один и тот же конкурс. Так совпало просто, понимаете. Естественно, «Новые решения», что-то там у них с документами нехорошо оказывается. Ну, так понятно, для чего это делается – заявились, чтобы проиграть конкурс, и чтобы выиграло «Эхо Москвы». «Эхо Москвы», естественно, выигрывает конкурс без снижения какой-либо цены. Конкурс признаётся несостоявшимся, потому что у «Новых решений» заявка не соответствует требованиям конкурса, и отдают его «Эхо Москвы» в полном объёме, без снижения какого бы то ни было цены хотя бы на рубль.

Д.Ю. Как всё просто.

Илья Ремесло. Да. Второй конкурс, который был годом позднее, он на аналогичную же тематику, а тематика и того, и другого конкурса – я возвращусь немного назад – она являлась следующей. Это создание цикла программ, которые популяризируют предпринимательство в г. Москве. Т.е., во-первых, сама цель, она интересная такая – как можно программами на радио как-то популяризировать предпринимательство, т.е. оно либо есть, либо власти создают условия для того, чтобы люди занимались бизнесом, либо этого нет. Вы можете сколько угодно по радио говорить о том, как хорошо заниматься бизнесом, и вряд ли вы как-то этим чего-то добьётесь. Ну ладно, решили и решили.

Вторая закупка абсолютно по той же самое схеме, тоже цена определяется точно так же. К участию в конкурсе, кроме «Эха Москвы», допускают только одну организацию – это какой-то университет имени Плеханова, который вообще ни медийной организацией не является, не имеет ни радиочастоты, вообще ничего. Естественно, она 0 документов приносит, остаётся одно-единственное «Эхо Москвы», с «Эхом Москвы» снова заключают контракт.

И вот если посмотреть, что должно было сделать «Эхо» за эту сумму 28,5 млн., то нас тоже ждёт немало интересного. Они должны были сделать порядка 90 с лишним передач, посвящённых развитию предпринимательства, в которых должны были принимать участие гости, всё прочее. Я захожу на сайт «Эха Москвы», вижу, что там сделано чуть меньше, чем – 40, по-моему, с чем-то сделано. Спрашивается – где все остальные передачи? И такой интересный ещё момент – вот этот цикл программ, которые «Эхо» выпускало по заказу мэрии, он начался ещё до официального объявления первого контракта.

Д.Ю. Как интересно.

Илья Ремесло. Т.е. это всё делалось изначально чисто под «Эхо», контракт изначально планировался под «Эхо», это совершенно неоспоримый факт. И в итоге что мы видим: ценовой сговор, цена была установлена не путём запроса у независимых участников, а вот 3 все участника, которые назначали цену, они были взаимосвязаны между собой. Нарушения при проведении процедуры, т.е. только для вида была подана вторая заявка, а не с целью участия в конкурсе. И, соответственно, ненадлежащее исполнение своих обязательств перед заказчиком, потому что то, что было указано в техническом задании, оно так и не было сделано в итоге.

Д.Ю. Сильно. Это никого не интересует?

Илья Ремесло. Да, это мало кого интересует. Я когда об этом написал – там, конечно, много людей очень это прочитало, около 1000 ретвитов набрала эта статья. Но ни одно, обращу внимание, ни одно даже самое провластное СМИ это не перепечатало. Хотя все видели, все знали, все прекрасно читают, что я пишу, на меня подписано большое количество журналистов и главных редакторов СМИ. Но, видимо, всем выгоднее обсуждать каких-то мифических чеченских геев, чем то, как одна неполживая радиостанция пилит бюджет под разговоры о том, как в России мало свободы, про кровавый режим, про Сталина-тирана, про 500 млн., или сколько там они говорили, арестованных и расстрелянных Сталиным, это в эфире. Я не выдумываю, можете посмотреть, знаменитая цитата из эфира «Эха Москвы». Всё это гораздо интереснее делать, и причём делать на наши с вами деньги, получается.

И в лице «Эха Москвы», на мой взгляд, мы имеем классическую структуру псевдолиберальную, которая, на самом деле, вполне себе системная, которая нужна определённым людям во власти, и которая за счёт нас с вами, за счёт займов Газпрома, за счёт убытков… кстати говоря, я поднял их тоже финансовую документацию, и оказалось, что в прошлом году, 2016 отчётный год, убытков там порядка 90 млн., в 2015 ещё несколько десятков миллионов. Если даже сложить те годы, когда они были прибыльны – немножко какую-то прибыль получали, всё равно мы получим, в итоге, минус десятки миллионов рублей. И вот эти люди нам на голубом глазу утверждают, что они прибыльны, что они самоокупаемы, что им никто не даёт денег.

Д.Ю. Коммерчески успешны, да.

Илья Ремесло. Да, коммерчески успешны.

Д.Ю. Я не знаю, с гораздо меньшими убытками конторы в трубу улетают.

Илья Ремесло. А вот тут вот так.

Д.Ю. Наверное, соглашусь, что для чего-то они нужны, какую-то функцию они выполняют, некую отдушину, так сказать. Но это же нечестно.

Илья Ремесло. На мой взгляд, да, потому что это же то же самое, что с Навальным. Навальный тоже кому-то нужен во власти, он исполняет какие-то поручения каких-то людей кого-то накрыть, кого-то полить грязью и т.д. Ну это такой гапонизм, по большому счёту – и Навальный-Гапон, и «Эхо Москвы» такие же гапоны, и люди, которые с ними сотрудничают во власти, они не понимают простых вещей, что если у нас, не дай Бог, начнётся что-то такое, как на Украине, то все эти замечательные люди с прекрасными лицами – Венедиктов, Бунтман, ещё кто у них там работает – все эти люди тут же начнут восхвалять происходящие беспорядки, будут говорить, что давайте, выходим, т.е. будут всё это подпитывать, они, собственно говоря, этого и ждут. И государство на свои же деньги всех этих замечательных людей содержит.

Д.Ю. Опасные игры. А ты, кстати, дебаты Навального смотрел?

Илья Ремесло. Да, смотрел. Я не могу сказать, что я являюсь прямо вот таким 100% сторонником И.И. Стрелкова, у меня тоже какие-то разногласия есть с ним, но в данном случае он, конечно, смотрелся просто 10 голов выше Навального. Как кто-то правильно сказал – смотрелся по сравнению с ним как князь крови, что-то такое. И он его, конечно, разгромил по полной программе, потому что Навальный начал опять говорить лозунгами, а И.И. Стрелков всё-таки бывший офицер ФСБ, и человек, который действительно воевал, как к этому не относись, к нему может быть много претензий из-за того, что он много нехорошего говорит про нашу власть и т.д. Но, тем не менее, по сравнению с Навальным он выглядел просто на 10 голов выше.

Д.Ю. Ну, речь, в общем-то, вы же хотите смены власти, речь идёт про руководство огромной страной, вы умеете? Слушать вот эти выкрики, я не знаю, как этот, восьмиклассник какой-то выскочил, наорал лозунгов, ну и что твои лозунги? А руководить-то кто будет, а самое главное, как? А программа у тебя есть? С моей точки зрения, выглядело как разговор взрослого с подростком. Подросток весь на гормонах, что-то там кричит. Неудивительно, Лёха, мы же тебя звали сюда раз 5, Леха что-то отказался.

Илья Ремесло. Уже, по-моему, не 5, даже уже с десяток.

Д.Ю. Больше не зовём.

Илья Ремесло. Да.

Д.Ю. Выглядел прекрасно – не разочаровал и не подкачал. А как считаешь, это на поклонниках как-то отразится, нет?

Илья Ремесло. Я думаю, что да, думаю, что отразится, потому что я смотрел даже, что писали либеральные журналисты. Во-первых, Навального все начали травить очень многие люди, что он сел дебатировать, как они называют, с военным преступником, но тут нужно, конечно, ремарку сделать, что преступником считается тот, в отношении которого есть приговор суда, правильно?

Д.Ю. Конечно.

Илья Ремесло. В отношении Игоря Ивановича, насколько я понимаю, нет приговора суда пока, и военным преступником он считаться не может хотя бы по этой причине. Ну а так я смотрел отзывы какие, т.е. да, люди говорили – Алексей, как-то вы очень пассивно с ним себя вели, и нужно было вопросы задавать, настаивать на ответах. А Навальный, он сразу занял подчинённую роль, потому что там видно, что Стрелков его сразу поставил на место, и Стрелков очень правильную вещь, на мой взгляд, потом написал после дебатов, что с психологической точки зрения он сразу же сломался. И если бы они работали вместе, то Навальный был бы… в его подчинённых ходил бы. Очевидно, что уровень несопоставим.

Д.Ю. Совершенно разный, да. Не руководитель. Я всё время задаю вопрос – вы хотите власть поменять, а кто вместо? На что следует незамысловатый детский ответ – Россия большая, 140 млн. человек, кто-нибудь найдётся. Видимо, предполагается кого-нибудь искать, а сам не можешь. Зачем тогда лезешь? Как-то странно.

Илья Ремесло. Да.

Д.Ю. Какие ещё новости есть?

Илья Ремесло. Ну, вот пока тут у нас всё это происходило, Алексей Анатольевич у нас проиграл очередной суд по защите чести и достоинства, это был суд с Алишером Усмановым. Я сразу так скажу, что к каким-то богатым людям у меня отношение спокойное, нейтральное, скорее, потому что кто его знает, как и кто зарабатывал свои деньги, вот эти миллионы 90-х, у всех, наверное, есть какие-то свои секреты за душой. Но если уж ты взялся разоблачать олигархов, как он их называет, богатых людей, то ты делай это обоснованно. Вместо этого Алексей Анатольевич сделал совершенно шедевральную вещь, он обвинил Усманова в изнасиловании, он сказал, что юридически Усманов является преступником, и сослался на слова бывшего английского посла в Узбекистане.

И когда Усманов подал на него в суд, стал у него спрашивать, есть ли приговор суда (приговора суда нет), а давайте мы посмотрим, что говорил посол, а посол говорил не об изнасиловании, а, наоборот, говорил об этом как о слухе – ходит слух, и просил дать ему дополнительные какие-то факты. Естественно, Алексей Анатольевич тут же посыпался, начал заявлять какие-то забавные ходатайства о вызове в суд каких-то свидетелей, которых, на самом деле, невозможно было вызвать, даже просил приобщить видеозапись выступления мёртвого Березовского к материалам дела. Это человек, на минуточку, который английским судом признан виновным в лжесвидетельстве. Т.е. английский суд признал его лжесвидетелем, и Алексей Анатольевич Навальный, т.е. я вообще не понял, какой статус имеет этот документ, вот эта видеозапись. Если это допрос свидетеля, то его нужно привести, соответственно, к подписке об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, как того требует ГПК. Как его привести, если он мёртвый, кто будет отвечать за истинности либо ложность его слов.

Д.Ю. Так как считаешь, он действительно адвокат, нет? Это же даже не вопросы какого-то юридического образования, это просто здравый смысл. Если даже на уровне здравого смысла человек буксует, то о каком там адвокатском статусе вообще может идти речь?

Илья Ремесло. Ему просто, на мой взгляд, ничего не оставалось больше делать. Он сам прекрасно понимает, что это всё ложь, то, что он распространяет, все его расследования. Он, кстати, на суде открыто признал, что то, что он заявляет о том, что Усманов совершил какие-то преступления, давал какие-то взятки, это не расследование, оказывается, это не его расследование, а это его мнение на основе публикаций западных СМИ.

Д.Ю. Замечательно.

Илья Ремесло. Т.е теперь, видимо, эту замечательную формулу можно применить к любому «расследованию» А.А. Навального.

Д.Ю. Там сказали, значит, правда. Отлично.

Илья Ремесло. Так что вот так у нас всё и происходит.

Д.Ю. Выступление замечательное просто. И тут многие-то возбудились без промедления, что Алишер Усманов невероятно богат, будут наняты лучшие адвокаты-крючкотворы, которые из чего угодно всё извернут, переделают, потому что за деньги способны на всё. Граждане, вы хотя бы, я не знаю, трезвым взглядом посмотрите, на что похож предоставляемый материал. Они ещё удивляются, что никаких действий не предпринято, с какими-то уточками прыгают. Так же нельзя. Доказательства, по всей видимости, надо правильно подготовить, задокументировать, и идти с ними в суд. Как же так получается, что у тебя ни одного дела в суде, а только какие-то ролики в Ютубе. А в чём смысл твоих роликов? Но детей возбуждать получается хорошо. Вот когда там 12 числа побежали на Тверскую. А за это, как ты думаешь, что-нибудь светит ему за это, нет?

Илья Ремесло. Мы же знаем эту известную формулу – кто его посадит, он же памятник. Человек абсолютно не сажаемый, особенно забавная была история недавняя, как ФСИН пытался ему изменить в очередной раз…

Д.Ю. Меру пресечения?

Илья Ремесло. Да, не меру пресечения, а наказание с условного срока на реальный. И внезапно оказалось, что сначала прошла информация, что это подала не ФСИН, потом прошла информация, что ФСИН подавала, но документ – внимание – не был подписан, и его вернули. И ФСИН, естественно, не стала снова подавать, потому что не подписан, и ладно. Бывает, на самом деле.

Д.Ю. Какие-то странные телодвижения, имитация какой-то деятельности.

Илья Ремесло. Да, имитация деятельности, и, конечно, всё это, на мой взгляд, приносит огромный ущерб авторитету наших государственных органов, потому что когда ему там и по решению СПЧ деньги выплачиваются, когда его не могут по закону абсолютно обоснованно привлечь, это всё, конечно, подрывает авторитет государственных органов, потому что любой человек может так посмотреть и сказать – ну раз у нас так государство работает, пойду-ка я тоже стану таким-то, и тогда мне тоже будет всё позволено, смогу воровать миллионами, меня никто не сможет посадить, там будут школьники за мной бегать, на Ютубе буду выступать, отлично. Как говорится, пришёл к успеху.

Д.Ю. Про школьников, кстати, отдельно показательно. Т.е. чем ниже возраст всей этой публики, которая бегает следом, это же печальный для него факт. Значит, взрослых ты уже ничем и никак завлечь не можешь, остаётся только на детские эмоции давить, вот детей выводить. Про детей прикольно. Мы, помнишь, когда в Приозерске, в Приозерске вроде, да, там мальчик стрелял из автомата пластмассовыми пульками по машинам, а мужик там развернулся, бампером стукнул. Я заснял про это ролик с призывом к родителям воспитывать детей, нельзя стрелять из игрушечного автомата по чужим машинам, всё это плохо кончится. Детей надо воспитывать. Тут же поднялся такой крик – я такое, ты знаешь, ну, реакцию, в общем-то, привычно отслеживаю, там прибежали какие-то тысячи в Ютуб. Вот тебе дизлайки, отписки, ещё чего-то, сумасшедший дом натурально. И, соответственно, как это у них бывает, по свистку началось отвесно на графике, и так же, по свистку закончилось.

Следом мальчик читал Гамлета на Арбате, а проклятые менты схватили его и уволокли. Мальчик так профессионально истерики закатывал, я, как бывший милиционер, сразу увидел школу, кто-то тебя этому учил, где-то тебя тренировали. И опять – дикий вой, страшный визг, все выступили в поддержку несчастного мальчика, ну а 12 числа уже они, раскрутив тему детей, как они считают, они уже толпой побежали, с криками «Они же дети, не дай Бог, милиция кого-то тронет». Как-то топорно, на мой взгляд.


Илья Ремесло. Топорно. Ну или взять недавнюю историю, когда уволился, у нас есть такой известный рукопожатный журналист, зовут его Илья Рождественский, он на днях уволился из РБК, потому что РБК отказалось публиковать его Расследование (с большой буквы, конечно же) о секретных тюрьмах ФСБ, где по колено в фекалиях людей пытают. Представляете, человек это написал, а ему отказали. Он счёл это цензурой и решил уволиться.

Д.Ю. Честно говоря, я, как бывший сотрудник, меня это всё время повергает в недоумение. Цензурного слова нет, чтобы описать вызываемые эмоции. Вот секретные тюрьмы, это что?

Илья Ремесло. Доказательств никаких, сразу скажу. Т.е. он пересказывает слова подозреваемого в совершении теракта в метро питерском. Т.е. он всё своё расследование выстроил на их словах, т.е. им же можно верить, это же достойные люди, вы же понимаете. А кровавые чекисты, они действительно всех пытают. И, естественно, ему отказали в публикации этого расследования, он обиделся, пошёл в другой ресурс, что, на минуточку, наверное, должно быть запрещено правилами работы. В РБК, наверное, запрещено размещать свои статьи на чужих ресурсах без согласования с редакцией. Пошёл в какой-то другой ресурс, там опубликовали это несчастное расследование, он обиделся и уволился. Вот цензура.

Т.е. человек вообще, наверное, не понимает, что есть главный редактор, который несёт ответственность за то, что он ставит. Если представлена односторонняя статья с такими набросами, где другой стороне вообще никакого слова не дали. Вот террорист говорит, что есть тюрьмы с пытками, значит, оно так и есть, мы должны ему верить на слово, вот такая логика у журналиста. Я потом посмотрел, я долго пытался вспомнить, откуда я его, потом вспомнил – это журналист был из медийной обслуги того же самого Навального, который писал ещё, я помню, очень смешные заголовки на РБК.

Я ещё тогда смеялся, когда вышел закон, которым запретили участвовать в дебатах людям, которые не представляют политические партии, т.е. строго – представлять партию на политических дебатах может тот человек, который относится к данной партии. И он выпустил на РБК такую статью с заголовком «Навальному запретили участвовать в политических дебатах». И так это всё хорошо, ничего страшного, что закон вообще-то общеобязательный, причём тут Навальный, причём он тут. Т.е. человек просто банально использовал ресурс РБК для того, чтобы пиарить своего любимца. Я уж не знаю, получал ли он за это деньги, не получал, ну, если не получал, значит, совсем глупый. Просто, значит, дурак.

Ну и вот, естественно, РБК на фоне таких журналистов, оно скатилось на дно, там в прошлом году я изучал их финансовую отчётность, если интересно, можете почитать, расследование в интернете на эту тему есть, там миллиардные убытки, просто миллиардные, потому что люди, аудитория сужалась, естественно, путём таких вот набросов, люди видели либеральный шлак пропагандистский, который распространялся на РБК, и переходили на другие издания, потому что это никому не нужно такое читать. Теперь, я думаю, с уходом этого светилы у РБК дела, я думаю, пойдут получше.

Д.Ю. Я опять вернусь к тюрьмам к секретным, мне это покоя, так сказать, не даёт. Ну, во-первых, это какое-то здание, которое где-то расположено, на какой-то земле, которую кто-то арендует, туда должен прибывать спецтранспорт регулярно, люди работают сутки через трое сменами, т.е. 4 смены, еда для содержащихся, для личного состава, и прочая, и прочая. Я замечу, вот есть опыт передовых капиталистических стран - таких, например, как Соединённые Штаты Америки. Многие, наверное, в курсе, что тюрьма, где они содержат кого попало, расположена на Кубе, на базе Гуантанамо, где люди без суда, без следствия, вообще без ничего, просто схватили, приволокли, и держат. Это там.

У нас что-то никакого Гуантанамо, я даже представить не могу, что оно есть. Есть другие варианты, так сказать, когда они эти тюрьмы, где ещё более, так сказать, секретные вещи происходят, они их располагают на территории наших бывших братьев, всякие там Польши, Латвии, Литвы и прочие, где, так сказать, в тайном сговоре они кого-то незаконно мучают, пытают. Пытки у них, кстати, разрешены законом, в отличие от нас. Ну и у нас же есть вообще волшебный пример перед глазами – это Латинская Америка, где Соединённые Штаты столетиями, так сказать, поддерживают всяких замечательных людей. Там технологии чётко отработаны. Если человек не нужен, он может просто пропасть, вот он не нужен. Если надо подать знак окружающим, то тело со следами насилия бросят там, где его должны найти, увидеть, что с ним произошло, и это наведёт страх. А всех остальных погрузить в вертолёт, стремительно допросить, и выкинуть в Тихий океан. Всё, все проблемы решены.


Илья Ремесло. Конечно.

Д.Ю. Я понять не могу, не бачу логики – вот человек сидит, вы его там заставляете по колено в фекалиях ходить. Зачем? Вы его хотите отпустить потом? Так он всё расскажет. Если вы хотите информацию какую-то получить – это происходит достаточно быстро, а дальше он не нужен. Логика-то где? Зачем его там держат, зачем вот эти вот условия? Вы как это себе представляете? Если в камере нагажено, вонять будет во всём блоке, а я, между прочим, там живу, ем, и всякое такое. Что это такое?

Илья Ремесло. А это вот такой у нас уровень расследовательской журналистики, к сожалению, потому что когда человек такое публикует, это называется расследование, у него там сотни перепостов, все об этом пишут, пострадал за цензуру. Ни единого пруфа, ни единого доказательства, ничего. Даже ни ролика, ни какой-то аудиозаписи, абсолютно ничего. Зато вот это расследование. А когда ты начинаешь обсуждать, сколько «Эхо Москвы» распилило финансов…

Д.Ю. Не интересно.

Илья Ремесло. Это не интересно, хотя там всё с доказательствами – вот закупка, вот документ, вот этот участник аффилирован с этим, всё можно посмотреть, проследить, проверить. Ну, это ж, кому это интересно, это не расследование.

Д.Ю. Какое-то двоемыслие. Они вот любят про Оруэлла рассуждать, как там у Оруэлла вот это, вот то. Все животные равны, но некоторые равнее – это вы про себя, что ли, получается?

Илья Ремесло. Я у А.А. Навального и его журналиста, который близок к нему, есть такой Алексей Ковалёв, я у него спрашивал – ну как, не хотят ли борцы с коррупцией расследовать очевидный совершенно распил? Вот он был, вот документы, всё есть, пожалуйста. Там мэрия Москвы, государственное учреждение. – Не, не хотим, это нам не интересно, это слишком мелко. Гораздо лучше обсуждать, как на передачах они обсуждают, какая у Путина неправильная рубашка, какой он несовременный, какие там школьники по сравнению с ним умные, а они ещё умнее, прямо гении. Вот это важно, вот это расследование, это то, что сейчас востребовано.

Я, на самом деле, поражён был, потому что когда ещё не занимался общественной деятельностью, а работал 10-12 лет просто юристом, и вообще об этом не думал, во многом случайно в эту сферу пришёл. И я, честно говоря, думал, что журналисты-профессионалы, у них там, наверное, свои источники есть, как они проводят журналистские расследования, там факты, с подтверждениями, с доказательствами, чтобы никто тебя потом не засудил за это. А когда я вошёл в эту медийную сферу, я увидел это убожество, этот уровень, который там процветает, это, пожалуй, было для меня главным разочарованием в жизни, потому что ну невозможно, когда человек, просто не имеющий даже профильного образования, приходит, и он действительно, вот любой юрист, я это ответственно заявляю, у которого нормальное образование, есть опыт работы, он может делать расследования в 100, в 1000 раз лучше, чем «Эхо Москвы», чем журналисты РБК, чем сам Навальный, чем команда Навального, в этом нет ничего сложного, я это ответственно заявляю. Нужно просто уметь смотреть документы, сопоставлять скрупулёзно, выслеживать взаимосвязи, и вот, пожалуйста, расследование.

Д.Ю. Всем, кому интересно, могу рекомендовать отличную книжку питерского автора Андрея Константинова, которая так и называется – «Журналистское расследование». Там хотя бы азы можно освоить. Но, как обычно, подумаем о плохом – видимо, им это не надо, вообще не надо, и поэтому они этим не занимаются. Видимо, задача совсем в другом, т.е. вбрасывать непрерывно какую-то эмоциональную чушь, которая давит именно на эмоции, а не на интеллект там и на мозг. Ну, справляются, 10 млн. просмотров там у ролика. Было 8, я помню, сейчас-то, наверное, больше.

Илья Ремесло. Да-да.

Д.Ю. Наверное, справляется. А вот его с условными судимостями за границу пускают? Так бывает, нет?

Илья Ремесло. Ну, как известно же, кровавый режим лично выдал Алексею Анатольевичу по его ходатайству загранпаспорт.

Д.Ю. Стремительно.

Илья Ремесло. Да, стремительно. Он ездит, он уже несколько раз там был. И жена его ездит, он спокойно ездит, ну это уже такие детали, на которые никто не обращает внимания.

Д.Ю. Круто. Гражданам с неоплаченными штрафами за нарушения ПДД за кордон не выехать, а тут с судимостями, значит, запросто.

Илья Ремесло. Тем более, что у него, по-моему, неоплаченный долг сейчас уже есть, с него взыскал суд сумму по делу Кировлеса 2 с лишним миллиона недавно. Я не сомневаюсь, что он и после этого продолжит ездить, почему нет.

Д.Ю. Ну, будем следить.

Илья Ремесло. Ну а возвращаясь к «Эху Москвы», что я хочу сказать: я, как член Общественной палаты, в которую меня избрали 2 месяца назад, я безусловно инициирую направление запроса в правоохранительные органы, в прокуратуру, в Газпром-медиа, которым тоже будет интересно знать, что происходит на вверенном им предприятии. В другие правоохранительные органы. И буду добиваться, конечно, проведения расследования. Я не имею никаких иллюзий по поводу того, что Венедиктова никто не прикрывают, его безусловно прикрывают, но будем добиваться. Я призываю тех, кто сейчас меня слушает, если меня слушают представители правоохранительных органов, либо СМИ, помогите распространить эту информацию, потому что только огласка публичная, и постоянная долбёжка им в уши этой информации может что-то с места сдвинуть, потому что люди весьма непростые, я это прекрасно понимаю, но буду каким-то образом всё это двигать.

Д.Ю. Ну, удачи только пожелать. Как какие подвижки, с нетерпением ждём. Заходи к нам ещё.

Илья Ремесло. Да, могу также сказать дополнительно – у тех, кто интересуется, что происходит с Роснано. С Роснано происходит следующее: уже проведена вторая проверка по счёту, уже силами министерства, куда теперь передали контроль над Роснано. Раньше там контролировало одно министерство, теперь другое. А теперь организована ещё одна проверка, уже теперь межведомственная проверка Роснано, которая должна завершиться в сентябре. Так что процесс идёт, всё делается, что необходимо, направляются различные жалобы, запросы, и действительно дело двигается, судя по тому, что там завели, по-моему, новые уголовные дела у них на руководство, ещё кого-то задержали. Это всё, конечно, медленно, но потихоньку движется, и буду рассказывать о результатах, когда они будут.

Д.Ю. Быстро только кошки родятся. Все серьёзные дела делаются медленно. Я, например, лично про себя, никакой крови не жажду. Схватить, расстрелять, отрубить голову – ничего этого не надо. Людей надо привести в чувство, граждане должны понимать, что за любое злодеяние и нарушение закона постигнет суровая кара, и вести себя уже соответственно. В нынешнее время, не знаю, всё уже прозрачно стало. Никакой личной жизни не осталось. Не должно остаться и никаких тайн посреди воровства. Вы уже все всё это видите. Распространяйте, растаскивайте в разные стороны, показывайте всем. Власть, кстати, в соответствии с УПК, должна возбуждать дела, глядя на подобное.

Илья Ремесло. Конечно.

Д.Ю. Будем надеяться, что и она рано или поздно придёт в себя.

Илья Ремесло. Взаимно.

Д.Ю. Спасибо, Илья. Приходи ещё.

Илья Ремесло. Буду обязательно. До свидания.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

31.07.17 12:52 Илья Ремесло про бюджет радиостанции "Эхо Москвы", комментарии: 58


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк