Разведопрос: Дементий и Михаил про работу полиции в кино и жизни

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Полицейский Михаил | Разное | Каталог

19.10.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Дементий. Я вас категорически приветствую! Михаил снова с нами. Здравствуй, Миша.

Михаил. Добрый день.

Дементий. Миша, меня интересует такой вопрос, я всё забывал его спрашивать у тебя, но сейчас вспомнил о нём, и хочу спросить. Когда вы получаете вызов какой-нибудь, проверить какое-то помещение, что подозрение есть – в этом помещении вооружённый преступник – всегда ли вы вызываете вот эту службу SWAT, мальчиков, которые заходят в любое помещение?

Михаил. И открывают дверь плечом?

Дементий. Открывают всё что угодно.

Михаил. Нет, не всегда. Допустим, если это обычный вызов там, ну, взлом, или сигнализация сработала, какое-то помещение небольшое, то обычно ты с напарником это проверяешь вдвоём. Т.е. если нет информации, что человек вооружён, или что-то такое не произошло, а просто вот сигнализация сработала, подъезжаешь, смотришь – так, выбита дверь, хорошо.

Дементий. Я вот именно – а вдруг там гад сидит с помповиком?

Михаил. Ну, вот это, как говорится, ты не можешь предсказать. Ну, если ты знаешь, что он с помповиком, это одно дело, если он вооружённый, тогда да, тогда дом оцепляется, вызывается всё подкрепление, какое есть, по громкоговорителю ему орут – выходи, сдавайся. А если он не выходит, не сдаётся, тогда уже… Ну, если есть информация, что он вооружён точно. Взломщики обычно, как правило, они оружие мало таскают с собой. Т.е. есть, но редко очень было. Сколько раз мы их задерживали, сколько раз мы обыскивали помещение, находили их, но, по-моему, чтобы было огнестрельное оружие, на моей памяти раза 2 всего.

Дементий. Оно им просто не нужно?

Михаил. Ножи, отвёртки. Да. Ну, это у них работа…

Дементий. Или они боятся ответного?

Михаил. Они, во-первых, да, им не нужно, они как бы, они трусы, они вламываются в пустое помещение. Вот грабители, которые грабят людей с пистолетом, это другое дело, а которые лезут в помещение, в дом, когда тебя дома нет, им оружие-то не надо, зачем оно им нужно? Они своруют, возьмут, чего им надо, и убегут. Ну, редко бывает. Потому что это лишняя статья, например. Зачем просто так таскать пистолет, если ты не хочешь его использовать. Т.е. ты хочешь залезть, своровать, и уйти. Зачем тебе пистолет, правильно? Он не нужен.

Поэтому на всей памяти моей, может быть, раза 2… в основном, там отвёртки, ножи всякие. В принципе, т.е. это тоже оружие, но это немножко не такое оружие, с этим попроще бороться. Поэтому если нет информации, что конкретно человек заперся, заложника взял, или что-то такое, или не хочет выходить, а просто взлом, обычный взлом. Там дом, подъезжаешь, смотришь – выбита дверь. Двери там лёгкие, пинок ноги и она вылетела, зачастую.

Дементий. У вас какое-то специальное упражнение есть, как заходить, кто кого прикрывает?

Михаил. Ну, оно не специальное упражнение, всё зависит от ситуации. Т.е. дома тоже по-разному строятся, разная конфигурация комнат, там внутри стен всё. Ну, начиная с академии тебя учат, как безопасно входить, как подойти. Во-первых, ты подходишь, стараешься тихо подходить вначале. Когда ты по рации передаёшь, что код 33, сейчас будем проверять помещение, я такой-то, мой позывной, мой партнёр такой-то. Я, например, был 2L66, и со мной там 2L31, т.е. 31 участка. Очень часто, потому что 31 участок, на карте я показывал, он большой очень, много коммерческих помещений, взломы всё время. Ну, и орёт сигнализация.

Подъезжаем, посмотрели, послушали тихонечко, машину… конечно, к дверям никто не подъезжает здания, ты стараешься запарковаться где-то за полквартала, чтобы тебя не видно было из окон, например. Потихонечку подходишь, слушаешь. Если слышишь шум внутри, то понятно, клиент созрел, он там. Передаёшь по рации код 33, чтобы рация молчала, чтобы к тебе уже помощь ехала. Если ты считаешь, что тебе нужна дополнительная помощь – собака, или те же самые стрелки, если нужны, то ты всё, вызываешь всех. Т.е. ты приехал на место…

Дементий. Быстро слетаются?

Михаил. Быстро, да. Зависит от пробки, зависит, сколько народу, кто свободный, кто не свободный, но, в принципе, да, в течение нескольких минут буквально у тебя будет достаточно народу. Т.е. когда ты приезжаешь туда – вот, допустим, это мой участок, я работаю на 33 участке, что-то случилось, я приехал туда первый участковый, я становлюсь автоматически начальником всего этого происшествия, пока меня не заменит сержант или кто-то выше по званию. Но он должен там присутствовать, чтобы руководить напрямую. Т.е. если по рации просто из центра города руководить нельзя.

Нужно видеть на месте, что происходит, потому что своими глазами описать всё быстро и по рации человеку рассказать невозможно. Поэтому решения на месте принимаются – вот ты приехал, ты и принимаешь решение, что ты делаешь, сколько тебе народу надо. Если здание большое, много окон, задние двери и всё такое, т.е. вдвоём вы не справитесь – вы зайдёте здесь, он выйдет там, какой смысл? Если хотите поймать кого-то, нужно, чтобы всё было оцеплено.

Дементий. В кино очень часто показывают – вертолёт прилетает.

Михаил. Вертолёт у нас был. Одно время его не было, потому что денег не было у города за керосин платить. Но вертолётчики у нас – да, это офицеры, они проходят специальную подготовку, они ходят в школу пилотов гражданской авиации, специальную лицензию получают, такую же, как все пилоты. Т.е. там никаких нет скидок, ничего.

Дементий. Лётчики – тоже полицейские, да?

Михаил. Да. Все это офицеры. Я даже как-то, помню, одно время хотел летать. Там нужно подавать заявление, ты подаёшь заявление, тебя ставят в очередь, и ты ждёшь много-много лет, пока ты дойдёшь. Это очень дорого стоит, департаменту это стоит, я не помню, 200 или 300 тысяч, чтобы тебя выучить на вертолётчика. И там ты потом будешь работать только на вертолёте, летать, посменно всё. Ну да, прилетает, если он есть, если он тебе нужен, ты говоришь, называется ARGUS – Aerial Reconnaissance Ground Unit Support, т.е. поддержка наземных подразделений с воздуха, так он расшифровывается. ARGUS – красивое такое имя. Ну, вертолёт…

Дементий. В фильмах очень часто показывают это красиво – всё внизу, всё в огнях, вертолёт…

Михаил. Красиво, конечно, весело, если он есть, если он нужен. Просто так чего его гонять-то? Это денег стоит, во-первых, во-вторых, время. Может, кому-то он больше нужен будет. Во время погони за машинами он прямо незаменим иногда, потому что бывает, что отрываются, ты его потерял, в проулках, в переулках машину потерял, он-то всё видит сверху, он тебе говорит, куда ехать. Т.е. тот думает, что всё, он уехал, остановился, а тут уже всё, готовенький. Ну, вернёмся обратно к обыску домов.

Дементий. Да, вернёмся.

Михаил. Так что если нужны дополнительные ресурсы, ты их вызываешь. Сержанту говоришь по рации, почему тебе это нужно, например, ну, нужна собака – большое помещение, много комнат, нужна собака. К тебе приезжает кинолог с собакой. Тоже всё быстро, потому что он там же в патруле работает, он так же отвечает на обычные вызовы иногда даже. Вот на обычные вызовы кинологов тоже направляют – что-то быстро разрулить, проверить. И если есть собака – хорошо, ты организуешь маленькую команду, т.е. вот кинолог, с ним, как минимум, обычно 3 офицера ещё, потому что у тебя…

Значит, кинолог, он пистолет в руках держать не будет, он будет заниматься только собакой. Я об этом немножко рассказывал в одном из роликов своих, но немножко расскажу больше. Он занимается собакой – он смотрит, что она делает, он её слушает, он её направляет, контролирует. И если она кого-то находит, в задачу кинолога входит… его задача – не дать собаке человека разорвать на части. Она должна его найти…

Дементий. И обозначить.

Михаил. Нет, не обозначить, она будет его кусать. Она на него должна кинуться. Она может полаять, там разные собаки есть. Есть собаки, которые только лают – она находит и только лает. Иногда так делают. Но если нужно, если он сопротивляется, всё, то собака может на него кинуться, укусить, потому что её с поводка-то спускают, она идёт сама.

Дементий. Породы, я видел, там немецкая овчарка, да?

Михаил. Нет. У нас были бельгийские овчарки.

Дементий. Она поменьше немножко, поизящнее она.

Михаил. Да. И не так жарко, и меньше шерсти. Она такая поджарая, очень симпатичная и очень страшная.

Дементий. Кусачая, да?

Михаил. Да. Я помогал в тренировке, мне чуть плечо не оторвали один раз. Т.е. мне рукав одели здоровый, вроде такая небольшая собака, вцепилась, дёрнула так, что я нормально летал там.

Дементий. Молодец какая.

Михаил. Я пару раз помог, говорю – больше не буду, не хочу. Мне сегодня вечером в хоккей играть, не хочется…

Дементий. Миш, а когда они стареют, собаки, их там когда списывают уже, и человек забирает себе, он может забрать, потому что он с ней всю жизнь.

Михаил. Да, у него есть такая возможность. Хочет – забирает. Ну, там по-разному, каждый случай уникальный. Т.е. собаки погибают, бывает, бывает, болеют, их усыпляют. Бывают, что их ранят – их лечат. Если могут вылечить – вылечивают. Но обычно, если собака, допустим, была ранена, или повреждения получила, её вылечили, и она работать уже не может, её отдают в специальный приют, и оттуда люди могут её взять себе домой. Т.е. собак не убиваем мы своих.

Дементий. В одном х/ф видел, там собака что-то сделала такое важное, и её наградили медалью. Бывает ли такое, или это чисто киношное?

Михаил. Бывает. В разных департаментах, опять же, по-разному. У нас чтобы собаку награждали – такого не было. Я не помню, чтобы собаки с медалью были. Награждают обычно их кинологов, которые их тренируют, да. Но если они нужны, мы их вызываем, они делают свою работу, мы их прикрываем. Т.е. идёт обычно человек с пистолетом, с дробовиком, и с тейзером, т.е. у тебя есть все 3 – и пистолет, т.е. огнестрел, дробовик, чтобы большую часть комнаты можно было сразу зачистить, нужно выстрелить туда. И есть тейзер, потому что человек, допустим, у него оружия нет, а собака его не кусает, и он не хочет сдаваться, его тогда шокируют, как говорится, стреляют этими…

Дементий. Шокируют предложением не шевелиться.

Михаил. Ему делают предложение, от которого он отказаться уже не может, да. Ну, если нет ресурсов, и, допустим, если они не нужны тебе, если вам нужно просто быстро проверить, ну, заходите вместе, прикрываете друг друга, смотрите коридоры, комнаты, друг с другом общаешься, ничего молча это не проходит. Очень важно, чтобы не создать ситуацию, когда перекрёстный огонь. Например, если идёшь по коридору, и здесь дверь сбоку, то 1 человек встаёт с этой стороны, с этой стороны двери, смотрите внутрь туда. Если нужно зайти, 1 заходит, 2 остаётся, он и в комнату смотрит, и коридор тоже прикрывает одновременно.

Конечно, желательно больше народу – чем больше, тем лучше. Учат обычно по четверо, чтобы 2 могли зачищать комнату, а 2 смотреть коридор – вперёд-назад. И обучают этому всё время, тактика всё время чуть-чуть меняется, что-то новое кто-то что-то придумывает, разные названия – «крючок рыболовный», как заходить в комнату под одним углом, под другим углом. Зависит от того, в какую сторону дверь открывается, с какой стороны дверь, как дверь или посередине комнаты, или она сбоку, т.е. всё. Это, опять же, на все случаи жизни всё предусмотреть невозможно.

Дементий. Это всё нужно на автомате всё, в общем, делать.

Михаил. Да. Чтобы, по крайней мере, безопасно всё это делать, как можно более безопасно, опять же, не перестрелять друг друга, если что-то случится. Потому что если ты, допустим, пошёл по коридору вперёд, здесь осталась дверь, твой напарник сзади тебя. Из этой двери кто-то выходит и начинает в вас стрелять, вы, получается, с 2 сторон будете в него стрелять, а сзади него-то ваш партнёр. Поэтому это очень, как бы это такая ситуация, которую нужно избегать всегда, грубо говоря. Т.е. никогда нельзя в таком состоянии находиться. Так же вот, не знаю, видели, наверное, в кино – в кино это очень часто бывает, меня бесит ужасно, поэтому я не люблю сериалы и фильмы полицейский, потому что они снимают, как хотят.

Дементий. Ты-то профессиональным взглядом на это смотришь.

Михаил. Ну да, я смотрю. Ну, и плюс ещё есть логика небольшая, здравый смысл всё-таки. Большинство из того, что мы делаем, оно основывается чисто на здравом смысле. Например, машину остановили, вот она стоит у бордюра, вот сзади неё одна полицейская машина, потом другая. И вдруг откуда-то приезжает… Т.е. люди вылезли из машины, наставили пистолет на машину. И вдруг подъезжает ещё одна полицейская машина спереди, и оттуда выходит офицер.

И вот, пожалуйста, человек открывает огонь. Ну, преступник, подозреваемый всё. Т.е. эти офицеры будут стрелять в ту сторону, а этот офицер будет стрелять в эту сторону. Называется crossfire – перекрёстный огонь. Мы так не работаем, потому что громадный шанс, что попадём друг в друга, это никому не надо. Когда обыскивают дома, то же самое. Всё время ты ходишь с пистолетом, никто вот так в комнату не забегает с пистолетом вперёд тебя. Пистолет на таком лоурейде, он здесь всегда, т.е. ты готов стрелять

Дементий. Ну, я в ролике как раз видел у тебя, что ты достаёшь, и вот всё так.

Михаил. Да. Это называется weapon retention, т.е. защита своего оружия. Ты не хочешь свой пистолет дать кому-то. Вот ты вытащил, в дверь заходишь, если пистолет впереди тебя вот так заходит, а там кто-то стоит сбоку – ну чего, он у тебя так же его заберёт, так же, как я показывал, забирают пистолет.

Дементий. Битой по рукам может дать, чем угодно.

Михаил. Битой может, что угодно. Конечно, тебе могут выстрелить в руку, и всё, тебе пробили обе руки, ты стрелять уже не можешь. Плюс это оружие, зачем его отдавать кому-то. Поэтому всё делается – вот ты заходишь так, смотришь, если тебе нужно, ты уже пистолет, как говорится, это называется presentation, т.е. ты его представляешь, достаёшь, опять же.

Дементий. Ваш выход, Валера.

Михаил. Пальцы на курке никогда, на спусковом крючке. Очень много людей пишут – ты неправильно назвал курок, там спусковой крючок – хорошо, отлично, trigger. Fingers off the trigger – т.е. палец не на спусковом крючке, ни в коем случае, потому что почему, из-за чего. Опять, в кино вот они все ходят, там детективы, пистолет где-то здесь у виска, палец на…

Дементий. Да-да. Красиво вот так заходят.

Михаил. Да, очень здорово, конечно, здорово, красиво, но что может получиться: во-первых, какое-то внезапное движение, какой-то резкий звук, даже, например, подозреваемый выскочил из другой комнаты, на секунду у вас чисто рефлексы сработают, дёрнулся, он выстрелит. Если пистолет смотрит вверх, допустим, наверху 2 этаж. Там могут находиться люди, которые вообще не имеют отношения никакого ни к преступнику… Что угодно может случиться.

Дементий. А если подвал – бетонный потолок, рикошеты.

Михаил. Рикошеты, да. Поэтому пистолет держится так и чуть вниз. Идёшь т.е. Если тебе надо его поднять – это, грубо говоря, мгновение. А вот если он у тебя в таком состоянии, что непроизвольный выстрел произошёл, то потом ты отписываться будешь, и над тобой будут смеяться, ещё дадут по ушам, и могут и дисциплину тебе…

Дементий. Скажут – где ты учился?

Михаил. Да, потому что так не учат. Тебя учат определённым образом. Это для твоей же безопасности, и для безопасности твоих напарников. Пистолет вот держишь так когда, вперёд, чуть вперёд и чуть вниз под углом, даже если офицер перед тобой вот так проходит, даже если этот пистолет на секунду на него наставлен, здесь бронежилет. Даже если он и выстрелит каким-то образом, он попадёт в бронежилет, не страшно. А если ты его держишь вот так вверх, идёшь, то там его голова. Это попадёшь ему в голову. Вот такие вот вещи.

Дементий. А для чего тогда в кино такие понты, вот так вот забегать с пистолетом?

Михаил. На то оно и кино.

Дементий. Красивей так, что ли?

Михаил. Ну, не знаю. Они так видят. Творец видит именно так. Тактика, она меняется с годами тоже. Т.е. раньше если учили стрелять стоя, вот чётко вот, вот твоя опасность, надо было стоять так, чтобы бронежилет представлял как можно большую площадь. Считалось, что он тебя защитит от всего. Но, к сожалению, так не работает. Когда ты стоишь неподвижно, как в ковбойских фильмах стоят, сейчас так не учат. Учат двигаться, стрелять на ходу. Когда я был в академии, на ходу мы не стреляли, стреляли именно вот так, как в кино, как в вестернах.

Постепенно сейчас вот всё поменялось. Т.е. то, что они делают на стрельбище сейчас, наши, как обучают всех офицеров, абсолютно по-другому. Во-первых, стрельба в вполоборота немножко, чтобы представлять как можно меньшую мишень. Потому что, когда в тебя труднее попасть – в тебя труднее попасть. Двигаться во время этого. Двигаться, чтобы преступнику было труднее в вас целиться. Поменяли майки. Когда я начинал работать, у нас были белые майки под формой.

Вот такая майка белая, а здесь чёрная форма, тёмно-синяя. У тебя прекрасная вот такая мишень здесь, куда стрелять, где не закрыто бронежилетом. Бронежилет примерно досюда доходит, вот так. Он идёт так, и здесь вот такая прорезь. И здесь прекрасная была, куда целиться надо. Здорово, спасибо. И туда ты попадаешь, и в бронежилет не попадаешь, т.е. зачем? Сейчас майки чёрные. Они сливаются с формой, т.е. небольшие такие мелочи, но они все помогают, т.е. это всё для того, чтобы нам было проще, как говорится, выжить и победить. Главное – победить. Вернёмся опять к обыску дома.

Дементий. Я хотел ещё спросить. Ты сказал, что сейчас какие-то новые современные технологии в момент обучения – вскидывание оружия, или лазерный луч, или как вот эти, как эти пистолетики…

Михаил. Страйкбол, шариками стреляют. Страйкбол не используется, оружие с этими шариками из-за чего: во-первых, оно стреляет нереалистично. У него нет отдачи, у него нет выброса патронов, гильз.

Дементий. Тяжести нет.

Михаил. Нет, по весу-то они как настоящие и всё. Но оно работает по-другому принципу. Оно же по принципу пневматики работает, там газовый баллон стоит, стреляет. Т.е. оружие не ведёт себя так, как ведёт себя настоящее оружие. Чтобы всё было приближено… А, про лазеры. Вот назывался lasertag, был очень популярный раньше тоже, в Штатах даже были такие центры, куда можно было прийти, заплатить немножко денег, на тебя надевали специальную амуницию…

Дементий. Там какие-то датчики специальные.

Михаил. Да, датчики, с пластиковым пистолетом ты бегал, пищал, если в тебя попадали. В общем, это всё, опять же, зачем. Компания Glock разработала потрясающую систему, называется Simunitions. Т.е. как сказать, перевести… ну, это сокращённо. Т.е. это обычный пистолет Glock. Единственная разница, что он будет ярко-голубого цвета, вся вот пластиковая часть его – не чёрная, а ярко-голубая. И на магазинах тоже такого цвета крышки снизу. Он меньше калибром, т.е…

Дементий. Почему цвет такой?

Михаил. Чтобы видно, что он учебный, да. И всё, он абсолютно работает, как нормальный пистолет, только у него калибр меньше. Если я не ошибаюсь, у него то ли 6, то ли 7 мм, т.е. нормальной пулей из него ты не сможешь. Это опять для безопасности сделано, чтобы случайно настоящий патрон туда не затесался. И стреляет она патронами, которые с гильзой. Из него там колпачок такой вместо пули, и там краска. И когда он в тебя попадает…

Дементий. Хорошая игрушка.

Михаил. Игрушка потрясающая, она летит с дикой скоростью. Она, может быть, не знаю, на сколько процентов медленнее, чем настоящая пуля летит, но, во-первых, там выбрасывается гильза, дым, выстрел, отдача, всё есть. Т.е. практически как у настоящего. И обязательно нужно надевать маску, специальный воротник, чтобы шею закрывать, ну и пах, специально такой. Когда ты всё надеваешь это, смотрится прикольно, потому что громадные такие штаны защищают тебя. Но в этом оружии, в этом тренировочном оружии, оно тебе даёт максимально приближенные у боевым условия.

Потому что когда в тебя попали, в тебя попали, у тебя на форме видно громадную такую звёздочку, она или синего цвета, или красного, фосфорицирующая краска. Т.е. ты не можешь, как в страйкболе так, никто не заметил, я иду дальше, я живой. Там же всё на честность рассчитано. Здесь дело не в этом. Здесь в тебя инструктор будет стрелять, иногда в упор, из засады, из чего угодно. Создаётся ситуация, когда заходишь в комнату, там что-то происходит, какая-то ситуация, ты должен разобраться, что происходит, и в любую секунду стрелять-не стрелять, делать такие выборы.

И вот компания это разработал Glock, у нас использовалось очень активно именно во время всей тренировки, потому что ближе к настоящему ты уже ничего не придумаешь. Пейнтбол тоже, когда ходят, стреляют красочками, бегают по лесам, всяким домикам, с такими какими-то стрёмными пистолетами, с газовыми баллонами, это всё хорошо.

Дементий. Он больно стреляет-то.

Михаил. Он больно стреляет, но смысл-то не в том, что это больно, смысл в том, что опять не реалистично. У него совсем другая траектория, она стреляет практически беззвучно, там куча патронов. Здесь у тебя всё, у тебя магазин, 15 патронов так же, как у тебя в рабочем. У нас, когда в 40 калибре мы работаем, 15 патронов, 1 в стволе. У тебя здесь то же самое – 15 патронов, 1 в стволе. Ну, учебных, красочных патронов, с красочкой. Магазины запасные, все они тоже синие, все они забиты вот этими патронами.

И тебя в любую секунду могут спросить, сколько раз ты выстрелил, тебя могут сразу проверить. Ты должен знать, сколько раз ты выстрелил, по идее. Т.е. не считать раз, два. Но когда ты попал в огневой контакт, ты должен считать свои патроны, т.е. вовремя перезаряжать. Допустим, идёт стрельба, стрельба прекратилась, например, небольшая остановка, преступник падает, роняет пистолет. Если твой партнёр его держит под прицелом, ты в этот момент можешь тактически перезарядить. Т.е. у тебя осталось 3,4,5, не знаю, сколько патронов, ты можешь в это время вставить полный магазин, пока он прикрывает тебя. И, допустим, если подозреваемый опять потянулся за оружием, продолжается опять стрельба, начинается снова, у тебя уже опять полный магазин и т.д. Всё это отрабатывается, используя эту simunitions, просто ближе к настоящему ещё ничего не придумано пока.

Дементий. А как часто такие тренинги?

Михаил. Ну, не так часто, как хотелось бы, но обычно раз в год минимум, а иногда чаще. Отрабатывали остановки машин – вот мы подходим, например, ситуация такая. Это на стрельбище всё делается, специальные машины тренировочные есть, там такая же Crown Victoria, но она вся покоцанная уже. Специально для тренировки, у них свои машины, у тренировочного нашего дивизиона. И там сидят тоже офицеры, но они как бы играют роли свои, там один из них подозреваемый, просто пассажир сидит. Может детское сиденье сзади стоять, как будто ребёнок, т.е. ты всё это должен принимать во внимание.

Куда целиться, под каким углом можно стрелять, как подходить к машине. Допустим, ты подошёл к машине со стороны водителя, твой напарник подошёл со стороны пассажира. И вот если вы встали друг напротив друга, и что-то начинается, опять, смотрите, как вы будете стрелять. Стоять надо под углом, т.е. один с этой стороны, другой с этой. Опять же, напарник видит правую сторону подозреваемого. Когда ты стоишь со стороны водителя, ты только левую видишь. Т.е. надо смотреть, что он руками делает. Там специально офицеры, т.е. они разыгрывали ситуацию, что он аккуратно – оп, у него есть пистолет, допустим, или нож. Или он-то нормально всё, а пассажир начинает.

Ну, всему этому учат, всё это ты смотришь, на самом деле, потом. Иногда снимают на видео, тоже показывают тебе, какие ошибки ты сделал. Никто на тебя орать не будет. Когда ты офицер, орать на тебя никто не будет, если ты что-то там не сделал совсем сумасшедшее, если своему напарнику не засветил в лобешник случайно из пистолета краской. Конечно, ему ничего не будет, но в реальной жизни ты бы его убил, например. Всё это отрабатывается, ты видишь сразу свои ошибки, т.е. у тебя есть возможность работать над собой, потому что после того, как академия закончилась, твоё обучение не закончилось, у тебя вся карьера, чтобы учиться. И те офицеры как раз, которые думают, что всё, они всё асы, ходят по доме и они терминаторы…

Дементий. Всё умеют делать.

Михаил. Да, всё умеют делать – это очень плохой подход к делу. Надо всегда понимать, что, во-первых, всегда кто-то может найтись, кто лучше тебя стреляет, кто сильнее тебя, грубо говоря, чисто физически, больше, быстрее и всё. Т.е. надо знать свои ограничения, понимать свои слабые стороны и стараться их улучшить. Например, у нас были ребята, которые очень быстро бегали, прямо спортсмены, атлеты. Но из них двое вообще плохо очень стреляли, я имею в виду в классе нашем в академии. Потому что в академии ты не можешь просто так пойти на стрельбище и стрелять, т.е. там нужно стрелять именно когда тебе преподают. И слушать инструктора внимательно, и делать, что тебе говорят. И тогда ты улучшаешься. И прогресс был виден, прямо виден.

Т.е. когда начинали стрелять, через неделю после начала академии результаты были одни, через месяц уже другие, через 3 месяца уже здесь, и к моменту выпуска из академии ты уже прямо gunfighter, ты уже ас, потому что отстреляно количество безумное патронов в разных условиях – и погодных, и день/ночь, и с фонариком тебя учат стрелять, и, допустим, ситуации такие, что ты подходишь, допустим, вначале кажется, что можно с дубинкой закончить всё, хватает, а получается так, что тебе нужно доставать пистолет, т.е. тебя учат, как всё это быстро менять, менять оружие, менять магазин, устранять неполадки. Тоже я показывал в одном из роликов частично.

Всё это, вот всё время тренируешься. Тебе нужно, тебе это нужно. Даже можешь прийти, допустим, домой, грубо говоря, принести с собой свой ремень, и там хотя бы раз в месяц просто постоять, и просто поделать вот то, что я показывал. Опять, это ненормальное, неестественное движение. Это не то, что взять ручку – это более естественно, тебе не нужно тренироваться. А вот достать быстро пистолет из такой кобуры…

Дементий. Ну, я вот в твоём ролике как раз видел, ты его вот так раз, и он у тебя в руках, сюда идёт, сюда. Сколько ты тысяч раз это сделал?

Михаил. Много, да. Не знаю, у меня хорошо получалось просто, как-то просто хорошо получалось. Но всё тренироваться надо, потому что я поработал когда в детской комнате несколько лет, на улице бывал не очень часто, ну, периодически приходилось работать дополнительные, внеурочные смены, но не каждый день, и реже, чем раз в неделю. Раз в месяц, может быть, раз в 3 недели выходил на улицу, тоже работал в патруле, и чувствуешь – оба, машину уже не так водишь, т.е. когда ты её водишь каждый день 4-5 дней в неделю, у тебя уровень твой здесь. Потом не поводил несколько, и уже хуже. Уже чувствуешь – блин, здесь можно было быстрее проехать, а мне пришлось притормаживать и т.д.

И то же самое с пистолетом, т.е. ты не ходил не стрелял, не стрелял, пошёл на стрельбище, и в первые полчаса ты будешь опять как бы всё освежать, возвращать обратно, пытаться вернуться к тому уровню, на котором ты был в конце академии. Потому что это был очень высокий уровень, а потом через 5-10 лет уже всё по-другому. Ты уже гораздо медленнее, ты уже стал старше, грубо говоря, там уже и травмы накопились, и просто уже взрослее. Ты уже не так быстро реагируешь на что-то, видишь уже хуже, например, зрение у кого-то падает, то-сё. Все эти факторы нужно учитывать в своей подготовке. Т.е. ты должен быть готов ко всему. Если ты над собой не работаешь, то…

Дементий. А самый яркий момент такой помнишь, когда у тебя было, что когда это тебе чётко пригодилось, и ты прямо…?

Михаил. Нет, мне пригодилось очень чётко, это всё понятно. Но то, что когда нас учили, как защищать своё оружие, т.е. у тебя…

Дементий. Я тоже, кстати, этот ролик видел, что там какие-то движения правильные, руку поставил, чтобы затвор не выскочил.

Михаил. Нет, это когда отбираешь пистолет. А когда свой у тебя в кобуре, у тебя пытаются его вытащить – что нужно сделать, чтобы не произошло этого. И так получилось прямо вот, счастливое стечение обстоятельств, что буквально за неделю до этого эпизода я как раз был на стрельбище, и мы это всё повторяли. Хотя, допустим, прошло от академии буквально года 3, по-моему, но всё равно навыки эти все, они потихонечку уходят. Т.е. ты знаешь в своём мозгу, но тело уже по-другому реагирует. Т.е. ты не делаешь это так быстро, ты не делаешь так прямо до автоматизма, как это надо делать.

И получилось так, что я был как раз на стрельбище, и вот буквально через неделю-полторы такая была ситуация, что у меня пытались пистолет достать, т.е. меня пытались убить, и меня этот навык спас.

Дементий. Ты с этим был не согласен.

Михаил. Я с этим был категорически не согласен, у меня в голове было только одно – что нет, сегодня я вернусь домой сам. И всё включилось там, дикий всплеск адреналина, дикий всплеск всего, и я отбился, в общем, пистолет остался за мной, и человек пошёл в тюрьму на много-много лет, 15, по-моему, влепили.

Дементий. Вот я, кстати, хотел спросить – в урожайный день, у тебя сколько там в день, в урожайный день, как минимум, одного задерживали, арестовывали?

Михаил. Ну, каждый офицер… Ну, в принципе, когда мы начинали работать, например, когда ещё до этих компьютерных систем, до камер, всего, когда у нас тюрьма была своя в городе, всё было очень просто – минимум бумаги, максимум работы. И постепенно чаша качнулась в другую сторону, т.е. каждый раз, когда мы говорили – ой, у нас будут компьютеры, бумаги больше не будет, в итоге получалось – и компьютеры, ещё и гораздо больше бумаги. А потом ещё тюрьму закрыли, и это вообще стала волокита, чтобы задержанного оформить и доставить теперь в тюрьму округа надо было, это часа 3. До этого это можно было всё минут за 40 сделать. Ну, если такой, небольшой, не нужно писать большой рапорт.

Допустим, ты арестовал его за ордер. Вот на него выписан ордер, ты человека остановил за что-то, смотришь его права, забиваешь в компьютер в машине, или по рации говоришь диспетчеру, он тебе говорит – у него там ордер. Всё, ты его арестовываешь, заполняешь одну страничку, там один маленький. И там тоже даже не целиком, половину примерно, и просто там за что арестован, просто пишешь – арестован по ордеру, ордер номер такой-то. Судья выписывает этот ордер на арест, ты просто пишешь номер этого ордера – всё, больше ничего писать не надо было, и расписаться.

Дементий. И он поехал уже куда-то.

Михаил. Ты его сам отвёз куда-то, или в город отвёз, или приехала за ним перевозка. Вот сейчас, чтобы то же самое сделать, нужно заполнить бумаг 7, по-моему. И плюс ещё забить в компьютер в 2 местах. Т.е. не просто заполнить бумаги, а ты заполняешь бумаги все, потому всё это переносишь в компьютер 1 раз. А потом частично ещё во 2 программу. Это всё идёт в округ, потом они тебе оттуда звонят, говорят – всё, привозите, можно, или нельзя, везите в больницу. В общем, ересь полная. Стало настолько всё это дольше занимать времени, хотя то же самое, вот за тот же самый ордер, например, за взлом. Грубо говоря, человек взломал чего-то, узнали, что это он, судья выписал на него ордер на арест, всё. За то же самое теперь работает на несколько часов дольше.

Дементий. Слушай, а вот ты говоришь, была тюрьма, и твои подопечные, которых ты арестовывал, они сидели в местных в этих тюрьмах, а потом по истечению какого-то времени отсидки возвращались обратно сюда, где живут. Как они, попадались тебе на глаза, встречались ли?

Михаил. Да, бывало. Ну, много раз было. В основном такие были как бы нормальные ситуации. Но первая самая, когда…

Дементий. Но ты всегда вооружён, даже если ты не в момент дежурства?

Михаил. Ну да, всегда.

Дементий. Волына с собой всегда есть.

Михаил. Всегда с собой, она всегда скрыта, т.е. её не видно. Или куртка, или рубашка. Ну, носишь так, чтобы, ну зачем всем показывать, люди же…

Дементий. Ну, раз он тебя узнал, он знает, что у тебя.

Михаил. Да, я сидел, помню, я был в Окленде, и мне нужно было в городскую мэрию зайти, что-то, я не помню, зачем, что-то там заполнить, что ли. И там такая улица пешеходная, там всякие кафе небольшие, плаза называется, там вот эти большие красивые дома и т.д. Я там сидел, кушал, быстро поесть, и уже собирался ехать домой, потому что дела все уже сделал.

Я сижу, кушаю, вдруг ко мне за стол подсаживается товарищ, наверное, 2 метра с лишним ростом, килограмм под 200 веса, такой здоровый чёрный, и смотрит на меня так внимательно. Я так – не понял, что такое? Рука уже автоматически под столом, пистолет уже из кобуры, т.е. я даже не помню, как его достал. Т.е. раз, и уже под ногой держу его здесь. Я говорю – я вам чем-то могу помочь? Он говорит – я вас помню. Я говорю – прекрасно, и в чём дело? – Вот вы меня арестовали несколько месяцев назад. Я не помню, когда, что. Я говорю – и что дальше? Пистолет начинает из-под ноги вылезать. Он такой – я хочу сказать спасибо. Я знаю, что меня могли искалечить, что я себя плохо вёл и всё такое, а вы со мной по-человечески.

Я не помню, что он говорил, но что-то такое, что типа того, что я вот отсидел, я на вас зла не держу. Я говорю – хорошо, до свидания. Рад. До следующей встречи. Ну, конечно, я не так сказал, но, в принципе, да, было…

Дементий. Ну, напряжно, неприятно.

Михаил. Напряжно, неприятно, да, потому что, во-первых, я не помню его…

Дементий. А вот эти вот, которые там все в татуировках, там эти все такие?

Михаил. Нет, они там не ходят в таких местах в городе, они живут в своих районах, они там всё делают. Редко можно увидеть в центре города деловом такого экспоната. А этот просто обычный человек, одет более-менее, все ходят в майках, шортах, штанах, не важно, в таких вот, которые на 5 размеров больше. Так все практически ходят. Он подсел, я просто… я не помнил его, это суть. Его арестовали месяцев 6,7,8 до этого эпизода, и он что-то говорил вот такое, что вот. Я его не помнил, потому что много работаешь, за ночь ты общаешься с большим количеством народу, особенно в 3 смену. Пересменок это вообще беда, там вызов за вызовом, только успеваешь.

Дементий. Т.е. это ночь уже, да?

Михаил. Это пересменок, это с 3 дня до часу ночи. В 15:30 мы начинали, и, по-моему, в 2 часа утра мы заканчивали. Там 10,5 часов эта смена была тогда. А надо вот, ты заступаешь на смену, ты помнишь, как ты садишься в машину, и следующее, что ты помнишь, это как ты из неё выходишь, когда смена закончилась. Дай Бог, чтобы вовремя. Потому что обычно утром уже. Т.е. нас задерживали на несколько часов, потому что народу не хватало, что-то происходило, всякие там беспорядки, убийства, перестрелки. Нужен народ. Ночная смена сама не справлялась, поэтому нас задерживали зачастую, чтобы мы им помогали. Ничего страшного, платили за это, но всё равно просто ты не помнишь, потому что настолько много людей ты встречаешь, кого-то арестовываешь, кто-то, наоборот, у тебя там потерпевший. Ты не запоминаешь так много.

Дементий. В общем, работа – не скучай.

Михаил. Нет, скучать некогда абсолютно.

Дементий. Во многих фильмах американских, помнишь, показывают, там преступник прыг в машину, по газам, а вы любую машину первую попавшуюся тормозите, открываете дверь – полицейские дела! И владельца из машины – раз! И сели в машину, и уехали. Это так бывает такое?

Михаил. Если вы в форме, если в патруле, у вас должна быть своя машина.

Дементий. А вот просто как вот я, мои познания о твоей службе сначала были, как вот в кино.

Михаил. Ну, если в гражданской одежде, показываешь, всё. Но, в принципе, да, ты можешь это взять, но если ты, допустим, следователь, ты приехал, допустим, кого-то там задерживать, ты один не поедешь туда, с тобой будет патрульный. Зачем? Ты без бронежилета, ты без рации, ну, мы так не работаем, грубо говоря. Поэтому эта разница между департаментами тоже. Где-то, может быть, так они работают. Ни к чему хорошему это не приведёт.

Дементий. А если ты раздолбишь машину эту, как владельцу…?

Михаил. Чужую машину если раздолбишь, будешь платить.

Дементий. Да?

Михаил. Да. Он тебя ещё посудит, пожалуется.

Дементий. Ну, и смотри ещё вот х/ф американский. Все едут, американские машины едут, полицейские – бах, бах, перевернулись, разбились. Мой любимый вопрос – Миша, сколько ты машин разбил казённых?

Михаил. Я ни одной. Они сами разбивались.

Дементий. Не может быть. Зная твой весёлый характер…

Михаил. Первая авария была буквально, когда мы только закончили испытательный срок, закончили ездить с инструктором, полевые испытания закончили, и меня с одним из моих одноклассников посадили в машину вместе, мы такие 2 rookies, молодые, салаги. И буквально 2 день, у нас был 1 вызов, когда нам нужно было ехать с дискотекой, код 3, т.е. там что-то случилось, мужчина избивал женщину где-то далеко у гор, а мы были около аэропорта в этот момент. И я не рулил, я был пассажиром, и мы рванули.

А этот парень плохо знал этот район ещё, он там ни разу не работал, только вот… он работал во время испытательного срока, на испытании, он был в другом районе. А это его переписали в этот. И я ему говорю – сворачивай туда. Он не поехал так, как я ему сказал, и получилось, что мы ехали немножко дальней дорогой. Ну, мы едем с огнями, с фарами, всё. Впереди большой перекрёсток, был красный цвет. И, по идее, по инструкции надо полностью остановиться, посмотреть, а потом ехать дальше. Мы притормозили, но к полной остановке не пришли, и там ещё дорога немножко под гору идёт, и машина выскочила перед нами, не видно было, там кусты такие высокие-высокие, и не видно было. Она выскочила на дикой скорости, она тоже превышала на много, т.е. она ехала, наверное, миль 60 в час, а там 35 лимит.

Дементий. 60 это на км сколько перевести?

Михаил. Это почти 100.

Дементий. Почти сотка. Прилично по городу сотку лететь.

Михаил. А там лимит 5, т.е. лимит там 55 км, а он ехал почти сотку. Ну и мы ехали где-то 65, наверное, к этому моменту мы разогнались уже тоже. Ну и мы ему в бочину врезали, он с дороги улетел, там стоял забор, и вот там 4, по-моему, этих куска забора он снёс полностью, так вертелся в это время, и там застрял где-то сверху на обломках забора. Ладно, в дом не врезался. У нас сработали мешки, всё было нормально, машина наша была вдребезги, но я, говорю, был пассажиром. Вызвали, конечно, подкрепление, сержанта, чтобы они приехали и всё это разгребли, так сказать.

Мой напарник перепуган, не успел работать начать, уже машину уничтожил, вот. Ну, дали по ушам, конечно. Нас развели, взяли с нас заявление, что было, остановились, не остановились. Не остановились, ехали быстро, ехали код 3. Ну вот, что получилось. В итоге туда мы не попали, людям мы не помогли. Т.е. кому-то другому пришлось ехать туда и заниматься тем, чем должны были заниматься мы. Надо было остановиться. Остановились бы, мы бы его увидели. Но самое интересное, что у него на нём был ордер на арест за 4 уголовных преступления.

Дементий. Это который в вас въехал?

Михаил. В которого мы въехали. В общем, его задержали, и у него в крови было 0,17 промилле. Это в 2 раза больше, там 0,08 промилле, а у него было 0,17 промилле.

Дементий. Получилось не ДТП, а задержание.

Михаил. Получилось задержание, да. Ну, конечно, ему дали, моему напарнику дали выговор. Мне ничего не было, я пассажир был. Ну, нормально так помяло. Ну, ничего, очухались, пошли взяли другую машину, и поехали дальше работать, чего делать. После того, как все бумаги заполнили, что произошло. Но сержант сказал – так, с сегодняшнего дня рулишь только ты, т.е. я. Джимми, конечно, бесился ужасно, но водил машину только я. А я очень быстро водил, тоже резко, но старался более аккуратно.

Моя авария была через полгода, когда я влепился. Ехал по скоростной дороге, шёл небольшой дождик, дорога была влажная, очень много масла на дороге, соответственно, там дикие пробки, машины стоят там все утром. И вот этот слой между асфальтом и вода, там прямо конкретно как масло было. Я менял линию, чтобы уйти со скоростной дороги, перейти на другую, и там валялась какая-то деревяшка. Вот тоже. Если бы её не было, всё было бы нормально. А так у меня колесо задело за неё, на неё наехало, машина начала вот так вертеться, и я об разграничительный об этот, отбойник, разгромил зад машины просто, его там не было вообще.

Ну, тоже. А что мне повезло – потому что объяснить это бы, как бы трудно мне было бы объяснить, почему я так быстро ехал. Но я ехал не так чтобы очень быстро, но нормально. Но прямо за мной ехала машина калифорнийской патрульной дорожной, там девушка ехала. Она видела всё. Она видела, что менялся, в принципе, я даже поворотником показывал. Там 65 лимит, я примерно так и ехал. Но из-за того, что дорого была мокрая, и там лежал брусок, она всё это видела. И она как раз, потому что это случилось на скоростной дороге, делала рапорт именно она, она всё чётко указала, мне вообще ничего не было.

Дементий. Чисто несчастный случай.

Михаил. Это да, несчастный случай. Потом были другие ситуации, в меня въезжали пару раз. Потом у меня машина убежала 1 раз. Т.е. я её поставил на parking, а проскочило и осталось… Ну, как бы показывает, что стоит parking, т.е. рычаг там, а машина была настолько старая и раздолбанная, что она осталась на drive. Я из неё выскочил, ну, там как получилось, товарищ бежал, его нужно было задержать, и я из машины. А у меня был такой микроавтобус небольшой, когда криминалистом был. И я из него сверху прямо на него прыгнул, а машина уехала.

Я, главное, его повязал, поднимаюсь, его отряхиваю, сам отряхиваюсь, смотрю, машины нет. Говорю – машину что ли угнали, пока я с ним тут кувыркался? Потом смотрю, она в конце квартала в запаркованную машину въехала. Тоже ничего не было, потому что техническая неисправность. Они проверили всё в мастерской, сказали, что да, всё, трансмиссия не работает правильно, машину надо списывать. И мне выдали другую, хорошую.

Дементий. Миша, ты носитель таких историй, что всё за один вечер и за одну передачу не рассказать. Не побоюсь повториться – какая у тебя интересная и весёлая была работа. Слава Богу, что ты жив остался, и всё хорошо.

Михаил. Спасибо.

Дементий. Опять же, Миша, рад, что ты приехал.

Михаил. Аналогично. Очень рад.

Дементий. Михаил к нам опять приедет, под роликом, наверное, будут какие-то линки, какие-то там вопросы. Опять же, как ты говорил, Вконтакте…

Михаил. Да, группа Вконтакте, добавляйтесь в друзья, лайкайте видео, конечно, делитесь с друзьями, если интересно кому-то. До скорых встреч.

Дементий. В данном случае не надо хранить молчание. На сегодня всё.

Михаил. До свидания.


В новостях

19.10.17 12:57 Дементий и Михаил про работу полиции в кино и жизни, комментарии: 25


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

patetlao21
отправлено 22.10.17 22:58 | ответить | цитировать # 1


Здравствуйте! Большое спасибо за выпуск. Дементий (жаль не знаю отчества) на удивление, очень хорошо ведёт беседу. Надо больше давать ему возможность быть интервьюером. Просто отлично: умнО, интеллигентно, не подлизываясь к гостю, но и с уважением, и, главное, не просто посиделки с ля-ля, а не забывая о вопросах, куда бы ответы гостя не заводили (в сторону).

Спасибо, уважаемому Дементию - отлично "вёл" отличного гостя. Хорошо "раскрыл" его интересными вопросами.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк