Лексус и Вован о книге "По ком звонит телефон"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

25.12.17




Купить книгу "По ком звонит телефон"
Канал Вована и Лексуса
Лексус и Вован о жанре пранк-журналистики



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Владимир, Алексей.

Алексей Столяров. Здравствуйте.

Владимир Кузнецов. Здравствуйте.

Д.Ю. И снова вы здесь.

Алексей Столяров. Снова здрасте.

Д.Ю. Книжечка «По ком звонит телефон», Вован и Лексус. Зачем книжечку написали?

Владимир Кузнецов. Сложный вопрос.

Д.Ю. Это лучше читать или лучше слушать? Как?

Владимир Кузнецов. Нет, лучше читать как раз, потому что я уверен, что даже те, кто следят за нашим творчеством, все пранки, все какие-то громкие вещи, даже не то что пранки, а вообще какие-то последствия наших звонков, или точно не знают, по крайней мере, кухню, как мы звонили, где мы находили номер, почему мы решили выбрать этого человека, что потом произошло, какие-то закулисные там игры. Здесь всё это описано, всё систематизировано, вот. А предложило нам издательство «Питер» написать, и как бы мы ещё долго думали, потому что, ну, понятно, мы не писатели и никогда этим не занимались, вот.

Но, в принципе, здесь как бы не надо было какого-то гениального творчества, в принципе, книга о нас, о нашей деятельности, и лучше нас её никто бы и не написал. Поэтому… И это какая-то, наверное, определённая такая ступень, вот именно граница, что пришло время систематизировать какой-то опыт, накопленные знания, всё, что произошло за эти годы, с самого начала описать, написать, и посмотреть уже самим вот на этот труд, и как бы сделать какие-то для себя, не знаю, выводы, наверное. И получилось довольно даже интересно, ну, в первую очередь, для нас самих, потому что мы как бы не ожидали, что так получится.

Д.Ю. Даёт какой-то плюс по сравнению с публикациями в интернете?

Владимир Кузнецов. Ну это совсем другое, и как-то более статусно, как говорится. Ну и для себя приятно, что по крайней мере всё собрано в одном месте, все наши самые важные, самые громкие истории вообще, и там начиная с биографии, начиная с каких-то простых пранков со звёздами шоу-бизнеса, когда мы начинали, таких ещё хулиганских вещей. Потом пранки с коллекторами, мошенниками, там всякими ещё персонажами, ну и заканчивая политиками. Т.е. это не просто какие-то одиночные какие-то вещи, а тут целое развитие, такой генезис нашего творчества, да. Т.е. с чего всё начиналось, с каких-то обычных хулиганских выходок, и до какого уровня всё дошло. Ну как там в начале эпиграф, что пранк это шутка, но она зашла очень далеко.

Д.Ю. А вот прежде чем приступить к работе над жертвой, вы там собираете на него какие-то материалы, добываете телефоны? Я, наблюдая за действиями, вижу, что телефон бывает не один у гражданина, есть какие-то секретные, иначе он отвечать-то не стал бы. Как вообще происходит? Мне как оперуполномоченному интересно, где вы всё это берёте?

Алексей Столяров. От случая к случаю. Есть несколько методик добычи телефона. Во-первых, для каждого журналиста это его работа – достать телефон собеседника своего, вот. Поэтому, поскольку у нас масса знакомых и журналистов есть и политиков каких-то, поэтому мы можем так или иначе обменяться контактами интересующихся людей. Можем, опять же, по-разному… Можем через протокол связываться с человеком, будь там президент или ещё кто-то, через МИД той или иной страны. Тут по-разному можно это делать. Что касается людей, то тут, конечно, у нас Саакашвили, наверное, только телефонов 5 есть, на все случаи жизни. Там есть его американских 2-3, украинских там ещё несколько телефонов. Но они все добывались, у нас не было сразу вот все они там лежат глазами. Какой-то телефон мы нашли в 2014 году, что-то там не поменялось из этих контактов, когда-то давно звонили. Потом – у каждого персонажа, у каждой жертвы есть своя история, как мы этот телефон находили, как вообще в доверие входили.

Владимир Кузнецов. Ну и многие почему-то считают, что вот мы звоним всё время на прямые, на личные мобильные номера, откуда-то у нас личные номера есть. Особенно это смешно звучит, когда мы звоним каким-то американцам, конгрессменам. Откуда у нас личный номер, не знаю, Маккейна, например? Ну, конечно, кроме версии, что ФСБ подкинуло номера, что там списки вот, как мы связываемся – просто по обычному дипломатическому способу, пишем там электронное письмо, звоним в офис, официально в офис. Заходим на сайт Сената Конгресса США, там у каждого конгрессмена есть как бы свой офис и свои контакты, контакт в Вашингтоне и контакты там в регионах, вот. Связываемся, просим телефон человека, который занимается его расписанием, контакт отправляем имейл, соответственно там, ну он должен быть тоже составлен. Не так – я там какой-нибудь Порошенко, хочу срочно поговорить…

Алексей Столяров. Как дела?

Владимир Кузнецов. Да. Есть определённый потому что протокол дипломатический, там тему обязательно указать, обратные контакты. Ну и, соответственно, они получают письмо, если они не проверяют источник, они идут к самому сенатору, допустим, говорят – вот там с вами хочет пообщаться украинский какой-то политик. Он говорит – да, давайте, и определяет время. Они подыскивают, когда ему удобно, ставят этот разговор в его официальное расписание, и нам предлагают это время, мы соглашаемся, и всё, соответственно, мы звоним на номер, или они нам, бывает, звонят, вот, и происходит этот разговор. Потому что, ну…

Д.Ю. Непросто.

Владимир Кузнецов. Да. Ну вот меня поражает, что люди почему-то считают, что мы звоним напрямую. Но даже если вот в России представить, что идёт какой-нибудь там Виталий Мутко, едет где-нибудь или на совещании сидит, ему там звонит какой-нибудь там – здравствуйте, я министр спорта Зимбабве, давайте поговорим по договору нашему о совместной спортивной деятельности там 2006 года. Что скажет Мутко? – Ноу криминалити, нот тудэй.

Д.Ю. Лет ми спик фром май харт, да.

Владимир Кузнецов. Конечно, такое всё обсуждается заранее, договариваются, и там людям, если это какой-то официальный политический разговор, то им хотя бы справку какую-то приносят их ассистенты о взаимоотношениях между странами, чтобы они что-то понимали. Ну, кроме, конечно, Петра Порошенко, который в разговоре, когда мы звонили от Киргизии, он нашу страну называл Туркменией, так что, в принципе, есть и такие истории.

Д.Ю. Молодец. Ну т.е. в первую очередь это, как теперь принято говорить, социальная инженерия.

Алексей Столяров. Конечно.

Владимир Кузнецов. Или оперативно-розыскная деятельность.

Д.Ю. Меня в своё время, помню, поразило, как-то вывалили фотки (обнажённые) Дженифер Лоуренс, такая актриса есть, под крики, что ей взломали телефон, и оттуда, из облака эпплового накачали. В конце концов, когда всё, туман развеялся, оказалось, что это паренёк написал ей письмо из службы поддержки Apple, что так и так, что-то у вас там с паролем не то, немедленно смените пароль и пришлите нам. Она прислала…

Алексей Столяров. Ну так большинство и происходит таким образом всех этих взломов эппловских. Схема классическая.

Д.Ю. А как вообще, вот в целом люди как вообще реагируют на ваши звонки?

Владимир Кузнецов. По-разному. Есть, конечно, более адекватные, которые понимают, что лучше как-то не комментировать, и если им звонят журналисты в офис, они им – нет, мы не комментируем, ничего такого, как бы мы там, мы серьёзные, мы ничего не знаем. Бывает, что опровергают, но это совсем такие уже странные персонажи, вот. Некоторые, бывает вообще комично, вот как с Порошенко было, когда был второй звонок, когда вот как раз мы от Киргизии звонили. Но здесь ему было не отвертеться, потому что после этого разговора они сделали заявление на официальном сайте президента Украины, что вот у нас был разговор с киргизским президентом.

Д.Ю. Атас.

Владимир Кузнецов. И когда настоящий киргизский президент сказал, что я ничего такого не знаю, им пришлось что-то выдумывать, что… А, и потом же пресс-секретарь Порошенко, Цеголко, он же выложил полную стенограмму этого разговора, сказал, что пранкеры вырезали куски какие-то специально, а вот посмотрите полный разговор, все 40 минут, нам нечего скрывать. Ну, были забавные моменты, нас очень удивила реакция хорватского премьера, он после пранка… Ну, там достаточно такой скучный пранк был, ничего такого интересного не было, но самое забавное, что на следующий день сам перезвонил нам, ну, как бы через, нам пишет через Вайбер его пресс-атташе, что вы знаете, срочно премьер хочет поговорить с вами, с господином Гройсманом. Ну, мы сразу поняли, что что-то не то. Спрашиваем – какая тема? – Визы, визовый режим вот. Ну и как бы звоним, спрашиваем, да, здравствуйте. – Господин Гройсман, а помните, в Киеве вы меня водили в какой-то прекрасный ресторан? Вот вы же в Загреб приезжаете, в столицу Хорватии, я вас хочу тоже угостить. Вот напомните, как назывался этот ресторан? Понятно, что это вопрос как бы уже…

Д.Ю. Проверочный.

Владимир Кузнецов. Да-да-да. Ну мы как бы говорим – да, конечно, самый известный в Киеве гей-бар «Голубая устрица». – Как? Мы же премьеры, как, мы такие люди, мы в такие места не можем ходить. На что мы говорим – ну как, Украина, Хорватия, это европейские страны, мы стремимся к европейским ценностям, нормально. Ну он говорит – да, вы молодцы, мне понравился ваш юмор, это общий вклад в славянский юмор, всё отлично. Ну это вот единственная такая была реакция. В основном, наверное, по большей части все там сейчас, сейчас модна вот эта истерия, хакеры там, теперь пранкеры, это всё ФСБ, это всё заговор Кремля, это всё специально.

Д.Ю. Гибридная война.

Алексей Столяров. Ну тут недавно писал The Atlantic, есть такой журнал в Америке старинный, авторитетный, сказали, как лучше, скажем так, визуализировать путинский режим и всех этих хакеров. Если бы нужно было сделать какие-то эмблемы, то вот нету лучше нас двоих для этого. Недавно писали.

Владимир Кузнецов. Огромная статья.

Алексей Столяров. Статья про Путина и, подытоживая…

Владимир Кузнецов. В конце про нас отдельным абзацем.

Д.Ю. Но в целом бывают люди, да, которые абсолютно нормально реагируют?

Владимир Кузнецов. Да, бывают-бывают.

Алексей Столяров. Есть такие.

Владимир Кузнецов. Ну и причём бывают даже по Украине, когда вот, например, те, кем мы представляемся, бывает, даже в комментах на Фейсбуке этот человек, кем представились, пишет – забавно, мне понравилось очень. Ну а, конечно, каждый там принимает как бы не на себя, а что вот со стороны посмотреть на человека, которого он знает, а уж мне-то они точно не позвонят, а я их раскушу, я это узнаю, вот.

Д.Ю. Ну, местами-то раскушивать не надо, раскусывать. Зачем в конце у Порошенки спросил, запивает он боярышник горилкой?

Алексей Столяров. Потому что надо было бы закончить разговор на позитивной ноте, поэтому. Там больше же интересна его реакция на это.

Владимир Кузнецов. Задели за живое.

Д.Ю. Вообще в целом вот для меня как-то странно. Ну, вроде понятно, голос какой-то не такой, акцент какой-то не такой, они на это вообще внимания не обращают?

Алексей Столяров. Видимо, нет.

Д.Ю. А это почему? Настолько запаренные или мозгов не хватает?

Алексей Столяров. Мне кажется, всё-таки запаренные, в первую очередь, поэтому. Ну, может, слуха нет у людей, поэтому ведутся на такое.

Д.Ю. А в целом вот обвинения в сотрудничестве с ФСБ? У нас же все, кто чего-то хоть мало-мальски полезное в сторону России делает, это, совершенно очевидно, проплачено Кремлём. Вот если деньги не платят, это вы что, на благо народа стараетесь?

Владимир Кузнецов. Ну… Ну, наверное, как-то. Ну, нам самим, в первую очередь, интересно, и мы считаем, для нас это важно. И мы даже сами занимаемся такими темами, которые, в принципе, они не хайповые. Как, например, нам была интересна история в Черногории там, скандал, что там якобы что-то Россия замешана, потом история со вступлением в НАТО. Общались с премьером и там с Дзюкановичем, который теневой король страны. Ну, это понятно, что эта тема, она достаточно такая специализированная, и она интересна больше политикам, аналитикам каким-то, политологам, но как бы, в основном, простым людям не особо. И проще позвонить, наверное, чтобы поднять хайп, какому-нибудь этому парню, который себе синтол в руки наколол или что-то типа того, будет больше просмотров и больше какой-то реакции. Но как-то нам больше интересна политическая тема…

Алексей Столяров. Качество разное просмотров этих.

Владимир Кузнецов. Да. Ну и, конечно, мы, наверное, потому что у нас есть своя позиция и мы, соответственно, действуем, наверное, отчасти в интересах и России, потому что, ну, у нас какого-то задания, у нас нет какого-то плана, какого-то графика, мы как бы всё создаём сами, всю эту историю, и сами действуем в ней в рамках своих личных убеждений и своего жизненного опыта, и вот этих дипломатических всех как бы разговоров.

Д.Ю. А результаты это какие-нибудь за собой влечёт? Бывает так?

Владимир Кузнецов. Ну да. Ну, например, если брать самый громкий результат, история с крымским блэкаутом, когда мы общались с крымскими татарами, с меджлисом этим, запрещённым в России, с Ленуром Ислямовым, организатором блокады на местах в Херсонской области, и с Мустафой Джемилевым.

Д.Ю. Это когда вышки взрывали?

Владимир Кузнецов. Да-да-да. Вот. Ну, мы начали общение, где-то за недели 2 до этого как бы было общение, а звонили от Авакова, вот. И они просили оружие, ну как всегда. И тут мы узнаём, что подрыв был, звоним… А официально они – нет, ничего не знаем, это всё ФСБ России сделало, вот. И мы звонили Ислямову, говорим – это ваши ребята? Он – да, да, да, это мы молодцы, молодцы, там всё отлично сделали. И плюс он ещё сказал имя вот этого подрывника, который вёз боеприпасы в Херсонскую область подрывать ЛЭП. Назвал имя, мы даже позвонили этому человеку, позвонили в полицию, его задержали на границе Николаевской области с этими гранатомётами, минами, вот. Ну, вскоре татары приехали, и они его освободили как бы, он проехал дальше.

Д.Ю. Отлично.

Владимир Кузнецов. И как бы все данные передали в ФСБ, они приобщены к материалам уголовного дела по подрыву, по обесточиванию ЛЭП. Вот это единственная наша была взаимосвязь с ФСБ. Ну как, мы просто даже не в ФСБ обратились, а передали материалы в офис, тогда она была прокурором, Натальи Поклонской, Крым. Вот. И они как бы перекинули уже все в ФСБ местное, крымское, которое этим как бы и занималось. Но это именно по такой тематике, по политической. Ну, история с Коломойским, наверное, самая такая была для него, пранк этот не очень приятен в политическом плане, что через там…

Д.Ю. Это когда он бухал?

Владимир Кузнецов. Да. Через несколько месяцев, благодаря ещё истории с Нафтогазом, вот этому конфликту, как бы его уже отправили в отставку. Ну, я думаю, отчасти это как бы благодаря этому пранку было. Потому что вся, ну, не то что даже обычные люди, там вся политическая элита, она это видела. Я думаю, они были просто потрясены, зачем как бы, Беня, зачем ты это делаешь, зачем ты…

Д.Ю. Непонятно вообще.

Владимир Кузнецов. Плюс, получается же, он общался как бы с врагом, с врагом. Если так представить, что какой-нибудь губернатор в России сидит там общается с Ярошем Дмитрием по Скайпу, пьёт, обсуждает какие-то бизнес-идеи, какие-то переговоры пытается переводить – конечно, тут можно и возбуждать дело о госизмене.

Д.Ю. Ну, я так думаю, что важно даже не столько, принимаются меры какие или нет, хотя это важно, важно, что как фонариком посветили или, я не знаю, палкой потыкали, эта, так сказать, аналогия мне наиболее близка. Или как в муравейник просто потыкать палкой. А вот говорят, что вы вели переговоры относительно освобождения пленных, которых держат на Украине, захваченных на Донбассе.

Алексей Столяров. Да, было. Ну, это, опять же, в книге мы писали об этом, там был период, когда мы общались тогда, есть такой бывший генерал в отставке Рубан, как раз таки пленными обменивались, и мы пытались по крайней мере там связаться. Мы вели разговор с украинской стороной, пытались с представителями ДНР тоже наладить контакт. Ну, так получилось, что Украина звонила нам как уполномоченным людям на эти обмены, вот. Ну, результатом это никаким, мы как видим, не увенчалось, но попытки…

Владимир Кузнецов. Они до сих пор не могут договориться.

Алексей Столяров. Попытки были, по крайней мере.

Владимир Кузнецов. По авиасообщению такая же история была, когда начался разговор об отмене ещё тогда авиасообщения…

Алексей Столяров. С Киевом.

Владимир Кузнецов. Да. И как бы мы соединяли украинского министра тогдашнего, как его фамилия-то… Короче, неважно, бывшего министра инфраструктуры с нашим Соколовым, вот, причём через приёмную. Даже устроили такую конференц-связь, они договорились встретиться в Брюсселе, вот. Ну, там были реальные переговоры, т.е. приезжала украинская сторона и как бы российская, но…

Алексей Столяров. Ну, мы здесь да, выступили такими медиаторами, общались со всеми крупнейшими авиакомпаниями, там это гендиректор Аэрофлота, и международная компания Украины, с их президентом; договаривались, какие можно тут сделать уступки друг другу, там же указ был президента Порошенко, что закрываем авиасообщение, санкции вводим в отношении России. Мы думали – либо авиакомпанию создаём специальную, которая будет (в российском законодательстве), которая будет только в Крым летать, и тогда санкции с Аэрофлота и со всех остальных снимайте, либо ещё что-то. Но министр инфраструктуры Украины, они там были вообще категоричные, сумасшедшие, вот просто которые не готовы были заниматься именно…

Владимир Кузнецов. Недоговороспособные.

Алексей Столяров. …делами конкретными, да. Они все были вот в политику упёрты. Ну, что нам удалось, так это сделать так, чтобы хотя бы 2 ведомства встретились друг с другом. А так бы никаких переговоров не велось, т.е., получилось, только мы этим занимались.

Владимир Кузнецов. У них даже контактов не было друг друга.

Д.Ю. Звучит как полный сюрреализм вообще каждый раз.

Алексей Столяров. Самое интересное – гендиректор этой самой крупной авиакомпании Украины говорит – я не верю, что это был развод, потому что разговор был компетентный. Это вы нас разводите.

Д.Ю. А в результате?

Алексей Столяров. Ну, в результате ничем это не увенчалось, но…

Д.Ю. А несчастные-то люди страдают, снимают кого-нибудь, гонят с работы, нет?

Алексей Столяров. Да нет. Ну, двух послов, наверное… Они не несчастные, я думаю.

Владимир Кузнецов. Ну, они правда ничего не делали.

Алексей Столяров. Ну да.

Д.Ю. А кто это такие? Где послы?

Владимир Кузнецов. Посол один Украины в Турции был…

Алексей Столяров. И в Киргизии.

Владимир Кузнецов. Второй – посол Украины в Киргизии. Но киргизский вообще как бы невиновен был. Я не знаю, почему. Видимо, им кого-то надо было выставить виновным, потому что они сообщили – мы будем проводить расследование, как пранкеры дозвонились до нашего президента. 2 месяца проводили расследование, договорились встретиться с киргизской стороной на саммите ОБСЕ где-то там за границей. Журналисты после этого спрашивали – ну, расскажите (украинскую сторону), а как они дозвонились, вы провели расследование? Они – мы расследование провели, но всё засекретили, и вам ничего не скажем.

Алексей Столяров. Оно засекречено. Мы уже там даже через прессу – давайте мы вам поможем провести расследование…

Д.Ю. Рассекретим немножко.

Алексей Столяров. Ну да, мы можем сами рассекретить. Но в итоге посмотрели – ну что это за послы, что там пранкеры от этих стран в эти страны дозваниваются, а посол не может нормально телефонный разговор с настоящим Порошенко сделать. Но тогда они сказали после этого, что всё, мы ввели меры безопасности, и теперь до нашего президента Порошенко хрен вы дозвонитесь. Ну вот я несколько дней назад опять…

Д.Ю. Не прошло.

Алексей Столяров. Да.

Владимир Кузнецов. Кстати, мы совершенно случайно попали, даже не ожидали, потому что часто он бывает где-то на встречах, как бы график-то его не знаем, и тут как бы «Алло, привет, дорогой» сразу начал говорить.

Д.Ю. Какая прелесть

Владимир Кузнецов. Он грустный какой-то очень был, а он следил, видимо, смотрел трансляцию, как там Саакашвили по крышам бегает, как Карлсон.

Алексей Столяров. И тут звонок такой.

Владимир Кузнецов. Он говорит – давай сейчас я досмотрю, ещё потом с тобой пообщаемся.

Д.Ю. А Саакашвили как? С крыши звонков…

Алексей Столяров. Я бы представился, он от звонков там на крышу бы спрыгивать побежал, потому что задолбали. Саакашвили мы уже разводили миллион раз, такая история долгая прямо.

Владимир Кузнецов. Не, ну, кстати, Саакашвили, он хорошо заботится о безопасности своей, он часто телефон меняет.

Алексей Столяров. Да, его тяжелее, но, тем не менее, нам удаётся даже при всём при этом делать.

Д.Ю. Да это, видимо, не он сам, там люди вокруг.

Алексей Столяров. Да, люди вокруг, и он сам по телефону по мобильному очень аккуратно разговаривает. Хотя допускает в любом случае там такие косяки, что его там прослушивают, что там… Ну, там фабрикуют зачастую против него.

Владимир Кузнецов. Номера его в последний раз нам скидывал вот этот его ближайший советник, эксзам генпрокурора Украины Давид Сакварелидзе. Он нам скинул, думая, что мы американцы, скинул нам его американский номер мобильный и 2 украинских вот. А плюс ещё гостиничный номер, Миша был где-то в гостинице сидел, и он – вот звоните как бы там, это прямо в номер, и вас соединят.

Алексей Столяров. От американцев. Но проблема в том, что они там встретились в этот день с послом США в Украине, поэтому узнали совершенно случайно, что такого звонка не намечается у госдепартамента. Поэтому он сорвался. Но мы потом, через 2 месяца, всё равно добрались, номера же нам передали, мы под другим поводом на него вышли.

Владимир Кузнецов. И так часто у нас лежат номера, даже прямые есть номера, если по Украине брать там высших должностных лиц, но мы ждём повода и какой-то легенды, чтобы её придумать, чтобы всё было аутентично, и уже с ней звонить, а не просто там привет. Это как-то с Порошенко выстрелило, мы даже не ожидали, что вот так дозвонимся в третий раз президенту Украины, и он будет свободен.

Д.Ю. Мне кажется, что они со своей вот этой сельской хитростью вообще считают, что это строго на пользу, что это тоже пиар, это хорошо.

Владимир Кузнецов. Ну, президент тоже, на самом деле, что это за президент, который говорит – давай пообщаемся по Вотсаппу с тобой. Т.е. как бы вроде получается, они даже не доверяют своей государственной связи, спецкоммутаторам, секретным линиям каким-то, «давай по Вотсаппу». Т.е. Вотсапп какой-то там иностранный, международный мессенджер…

Алексей Столяров. У нас даже есть такая идея, мы её хотим всё реализовать, мы хотим устроить такой Вотсапп-чат, ну, создать там типа «жертвы пранка», и добавить президентов всех мобильные телефоны, и там – «ну, привет, ребята, давайте обсуждать». Группу специальную создать такую.

Д.Ю. Я боюсь, тогда всё сразу вообще напрочь поменяют, нет?

Алексей Столяров. Да нет, я думаю, что ничего, просто они так охренеют немножко. Но вот вам, пожалуйста, общаться можете между собой. Маккейна добавить там, Саакашвили, Порошенко в одну группу.

Д.Ю. Вот с Беней отлично получилось. А вот нашего Бориса Абрамовича вы терзали, с ним как?

Владимир Кузнецов. Алексей его довёл.

Алексей Столяров. Да, Борис Абрамович бедный, бедолага. Ну тоже ему так названивали периодически, там долгая история была.

Владимир Кузнецов. Ну, вначале он был весёлый.

Алексей Столяров. Да, вначале он весёлый, там периодически отвечал.

Владимир Кузнецов. Сказал, что деньги считает сидит.

Алексей Столяров. Он с деньгами там своими. – Вы что делаете? – Считаю деньги. – Слева направо или справа налево? Он говорит – и так, и так. Под конец он там уже был плох, уже там настроение…

Владимир Кузнецов. Деньги кончились.

Д.Ю. Засбоил, да.

Алексей Столяров. Деньги кончились, там особенно как только Абрамовичу, другому Абрамовичу он суд проиграл, то сразу у него там немножко… Вот в последние даты удалось там перед повешением с ним пообщаться. Он дал номер, там был номер у него второй, его там личный, у нас там был.

Д.Ю. Тоже гений финансовый, тоже не врубается, с кем он говорит, зачем он говорит.

Алексей Столяров. Да там, вы знаете, никто не врубается, никто и не врубится. У нас тут такие с разными людьми разговоры были, причём там с теми людьми, которые безопасностью во всём мире занимаются, альянсами, главы. Что уж тут говорить о бизнесменах.

Владимир Кузнецов. К Алексею даже звонили какие-то вот эти аферисты, типа, думая, что звонят Березовскому в Скайп, говорят – мы создали партию, Борис Абрамович, помогите, да, мы хотим с вами встретиться, прилететь в Лондон, дайте нам денег, пожалуйста. Алексей им включал нарезки фраз Березовского.

Алексей Столяров. Они с роботом разговаривали там.

Владимир Кузнецов. Фраз 20 хватило как бы, чтобы договориться о том, чтобы финансировать.

Д.Ю. Немедленно вспоминается известная беседа с директором известного авторынка. Я только что не плакал, бился головой об стол. Настолько вот это включение фраз нарезанных…

Алексей Столяров. Ну, фразы, технопранк это вообще отдельный разговор прямо, потому что есть люди, у которых всё-таки слух, наш голос, он, допустим, если мы будем звонить, конечно, если человек тупой, он может там представить, что с ним старик общается или ещё кто-то. Т.е. наш голос, как правило, не соответствует тому, за кого мы себя выдаём. Но если уж там у человека совсем уж голос такой…

Владимир Кузнецов. Ну или они друзья какие-то близкие.

Алексей Столяров. То мы эти фразы нарезаем. Последнее из того, что там у нас было, мы министру Украины звонили, и ставили фразы главы антидопинговой организации. Там было 20 фраз всего лишь, и мы имитировали такого переводчика смешного, т.е. мы там с таким акцентом, понятно, что там русский, и общается, просто специально коверкает. Там фразы были вообще ни о чём, т.е. по другому разговору нашему, но мы их просто тихо делали. И там сидел министр, вокруг него помощники на громкой связи, они ему там что-то советовали, а я просто переводил отсебятину там и хрень с английского там на русский. Потом ещё было забавно, когда мы этого главу международного паралимпийского комитета нарезали, и ставили эти фразы английские президенту федерации тенниса мировой. И он общался с роботом 7-8 минут вот с этим. Фразы уже шли по кругу, и он всё равно…

Владимир Кузнецов. Жаловался на Марию Шарапову, что она достала их там, и то, что они там с ней борются, не знают, как.

Алексей Столяров. Было смешно. Там ещё фраза хорошая была где-то в фразе, он говорит-говорит, put in. А мы переводим «Путин». Т.е смысл под себя коверкаем, но просто чтобы они думали, что мы переводим хотя бы то, что надо.

Д.Ю. А деятельность ваша вот на личной жизни как-то отражается, не отражается? Не боитесь ли ездить за границу?

Владимир Кузнецов. Да мы вроде как… Вот Алексей в Турцию ездил.

Алексей Столяров. Ну да. Заграница загранице рознь, мы вот в ближайшее время, наверное, не поедем в те страны, которые на нас там заочно наезжали.

Владимир Кузнецов. Их становится всё больше и больше.

Алексей Столяров. Их становится всё больше и больше, вычёркиваем из списка, уже куда не сможем поехать.

Д.Ю. Только Сочи или как?

Владимир Кузнецов. Курорты Краснодарского края.

Д.Ю. Да.

Алексей Столяров. Ну, почему, есть разные страны. Опять же, если уголовных дел никаких нет, это не значит, что нас обязательно должны там арестовать. Просто лучше сейчас, в данный момент, когда у нас отношения такие напряжённые, лучше тогда не пытаться как-то провоцировать кого-то.

Владимир Кузнецов. На Украину нам въезд запретили.

Д.Ю. На сайт «Миротворец» хоть занесли?

Алексей Столяров. Да, занесли.

Владимир Кузнецов. Причём из-за того, что мы поехали в Крым…

Алексей Столяров. Из-за этой книги, кстати, самое смешное.

Владимир Кузнецов. … и нам записали не только незаконное пересечение границы, как всегда, нарушение целостности территориальной, но и ведение незаконной коммерческой деятельности на территории Украины.

Алексей Столяров. Мы продавали типа книгу. Ну это просто бред. То, что до этого, в Донецке там был года 2 назад, там есть фотография там с этими, с комбригами, Гиви и со всеми остальными Моторолами, это у них там, видимо, никак не срабатывало. Да и в Крым мы ездили…

Владимир Кузнецов. С Аксёновым фоткались, с Поклонской.

Алексей Столяров. Да, и неоднократно виделись, они не добавляли. Тут как книгу эту привезли туда, так сразу какое-то обострение началось. Ну, пусть нас заносят, какая разница.

Д.Ю. Ну, сельские деятели, что сделаешь. Люди на улице узнают, не узнают?

Владимир Кузнецов. Ну, они стали узнавать, ну, тут несколько неправильно узнавать, подходят вернее вот, потому что мы же не знаем, кто узнал, кто не узнал, бывает разное. Ну да, бывает, не то что прямо так часто, конечно, слава Богу, не Филипп Киркоров там ходит в перьях, но подходят, да, в основном. Ну все как бы вот, сколько не подходило, все там радостные, все там или сфоткаться, или там «молодцы-молодцы». Или вот эти вопросы задают, типа где вы берёте телефоны, которые мы уже слышали миллиард раз. Один раз очень смешная история была, как ни странно, это произошло в стенах Государственной Думы.

Мы поехали там договариваться с Жириновским по поводу там эфира, нас пригласили. И мы спускаемся в лифте на 1 этаж, уже уходить собираемся, и тут заходят 2 мужичка каких-то, видимо, не депутаты, вот, и один такое еле стоит, один помоложе, другой постарше. Один еле стоит на ногах в лифте, и он стоит как бы сзади, ну, спиной ко мне, и шатается-шатается. И вот второй, который постарше, он оборачивается – ой, это пранкеры, пранкеры. Этот оборачивается, и как бы на меня вот этот вот запах, что он там пил, видимо, не одну бутылку в Государственной Думе. Он смотрит на меня такой, а как бы у меня там рубашка была с тигром таким вот, и он как бы не на меня смотрел, а на рубашку. – Что это? Я говорю – тигр. Тут лифт открывается, я думаю, надо скорее уходить, вот. Всё, выходим, и он такой рукой придерживает – бухаешь? Я такой – иногда. Вот. Ну как бы это единственный такой был какой-то безумный случай, почему-то это случилось именно как раз в здании, когда, в принципе, ну, никогда не думаешь, что такое может произойти. А на улице всегда люди позитивно и хорошо относятся.

Д.Ю. Я, помню, как-то проживал в Президент-отеле в г. Москва. Там эти КПП, документы покажи, просто так не пустим. И тут же звонят – слышь там, выходите заберите своего. И там тоже депутат, зашёл в гостиницу, навстречу там атташе Ирана идёт, а ему навстречу нашего депутата волокут, впятером там тащат. Бывает, да.

Алексей Столяров. Бывает действительно.

Д.Ю. А с кем проще общаться? С украинскими политиками или с нашими?

Алексей Столяров. И с нашим тоже.

Д.Ю. С нашими тоже нетрудно, да?

Алексей Столяров. Тоже нетрудно.

Владимир Кузнецов. Кстати, интересная вещь, как-то когда мы общались по Украине ещё, наверное, году в 2014 со знакомыми с Украины, они, например, сказали забавную вещь, что вот в России там, допустим, в Белоруссии власти мы воспринимаем как нечто такое где-то даже сакральное, вот. Они сказали – а на Украине у нас как бы власти такие соседи наши, как бы наши политики это соседи по…

Алексей Столяров. Собутыльники.

Владимир Кузнецов. Да, по дому там, по квартире вот. Поэтому как бы у нас вот эти все майданы и прочее, и прочее, как бы для нас это нормально.

Д.Ю. Атас, «нормально». А вот Элтону Джону позвонили от лица известно кого, а потом ему сам Путин позвонил.

Алексей Столяров. Ну да.

Д.Ю. Вы до самого верха добрались.

Владимир Кузнецов. Так вот, недавно новость, что Элтон Джон встретился, но не с Путиным, а с министром здравоохранения Скворцовой…

Алексей Столяров. Я думаю, что ему подсунули…

Д.Ю. Зачем?

Алексей Столяров. Ну, подсунули, он же с Путиным всё хотел встретиться..

Владимир Кузнецов. О проблеме СПИДа и про вот…

Алексей Столяров. Путин сказал, что будут, может быть, графики, может быть, пересечёмся.

Владимир Кузнецов. 2 года прошло, как-то не пересекаются.

Алексей Столяров. Не пересеклись. Но они подумали – ну, надо ведь ему кого-то дать на откуп.

Д.Ю. Он, видимо, настырно приставал.

Алексей Столяров. Ну давайте дадим ему женщину, женщину как бы не западло.

Д.Ю. Её не жалко. А последние скандалы олимпийские, там допинг-шмопинг, не пробовали туда нырнуть?

Владимир Кузнецов. Ну, они все дико зациклены и испуганы на этом.

Алексей Столяров. Мы всех уже, по-моему, функционеров спортивных…

Владимир Кузнецов. В 16 году.

Алексей Столяров. Ещё год назад там разводили про это. Тоже написали, про это целая глава из книги. Сейчас они боятся всего. Мы вот звонили несколько дней назад, но, честно говоря, они прямо конкретно боятся.

Владимир Кузнецов. Они говорят – мы боимся, нас прослушивают хакеры Fancy Bear.

Алексей Столяров. Да, типа ГРУ.

Владимир Кузнецов. А год назад мы звонили, у нас разговор есть и с Крегом Риди, главой WADA, и с главой американской антидопинговой организации Тревисом Тайгартом, и самое вот что интересное – с паралимпийцем вот этим, главой международного паралимпийского комитета Филиппом Крэйвеном, лордом английским, и мы звонили ему от имени как раз тоже американца, от имени главы USADA. И пытались сначала от Украины позвонить, но очень смешно они там сказали, мы письмо написали – вы знаете, он занят, через месяц звоните. Вот.

Алексей Столяров. Может быть.

Владимир Кузнецов. Да-да-да. А позвонили от Америки, и он буквально на следующий день сам перезвонил со своего мобильного номера, там – о, я очень хочу с вами поговорить, я очень рад, и он сказал вообще ужасную вещь, что как бы, которая просто, не знаю, он сказал, что Россия, русские должны доказать, что они не чистые спортсмены, а чистая нация. Вот. И плюс да…

Алексей Столяров. Баха критиковал этого, мы это всё выложили, там у них реально скандал возник из-за того, что он по телефону много болтает. Он потом официально извинялся перед главой…

Владимир Кузнецов. Томасом Бахом. Но перед Россией не извинился.

Д.Ю. Зачем? Это ничем не грозит. Там-то ему совершенно понятно, что грозит. Вообще прикольно. Раз боятся, кто же это там сверху давит-то, хотелось бы узнать, что вы такие робкие и боязливые. У вас же там свобода, все мнение своё имеют.

Алексей Столяров. Там ещё смешно они сказали, что сейчас вот когда было совещание, там в одном отеле с ним поселилась делегация российских спецслужб. Поэтому они там все свои разговоры по телефону не проводили. У нас была попытка общаться с этим ещё, с Шмидтом, который возглавлял комиссию, принимающую решения по поводу допуска сборной, но его секретарь, она сказала, что дескать, значит, он, во-первых, по-английски плохо говорит, во-вторых, он по телефону вообще не общается. Потому что они все зашуганые, они знают, что их прослушивают, их там взламывают и т.д.

Д.Ю. Круто, круто, свободные страны.

Алексей Столяров. Ну да.

Д.Ю. Ну в целом вообще интересно. Тут ещё плюс эти сексуальные скандалы в кино. Я поскольку кино занимаюсь, с интересом слежу. Как это у вас так получается, что сообщают, что 50 лет назад он меня изнасиловал, и никто не задумываясь вообще, там суд, следствие, ещё чего-то – да, это правда, и давайте тебя погоним отсюда.

Владимир Кузнецов. Так там даже не просто изнасиловал, там бывает - потрогал там, за коленку схватил и всё уже.

Алексей Столяров. А чего 50 лет тогда молчала. Хотя, в принципе, возможно, и не молчала. Может быть, она что-то говорила, но на неё смотрели, что сумасшедшая какая-то. А потом, как только вот это разразилось, начали искать специально поводы как-то давить.

Владимир Кузнецов. Не, ну смешно, что там 30 лет, человек говорит, я испытывал страшные страдания моральные, у меня был шок, ходил к психиатру. Ну что за бред?

Д.Ю. Ну, мне вот массово вопросы задают, на что был похож 37 год? Вот отличный пример – давай, во-первых, обвинения абсолютно беспочвенные, никак недоказуемые вообще. Удобнейший момент для сведения всех личных счётов вообще. А я тоже про тебя какую-нибудь гадость скажу, потому что я тебя ненавижу.

Алексей Столяров. А вот заявления, что там нации должны быть чистые.

Д.Ю. А что это вообще обозначает?

Алексей Столяров. Нет, ну вот, во-первых, что произошло бы с человеком, если бы это было на Западе, если бы кто-то сказал из функционеров, каких-то политиков такую фразу? Они же выступают, там и не такое говорят, снимают с должности. Ну вот почему-то если это сделано в России, если это сделано нами, они это не хотят использовать как какое-то доказательство, если это сделано Россией.

Владимир Кузнецов. Если разговор о России ведётся. Т.е. нормально.

Алексей Столяров. Если разговор о России ведётся и сделано Россией. Что-то я не видел, чтобы какой-то скандал возникал по этому поводу. Ну, только между собой они там начали ругаться с этим Бахом, а вот то, что касается России, это без разница.

Д.Ю. Чистая нация. Давайте посмотрим, кто на планете Земля, какая нация, например, употребляет больше всего наркотиков, кто у нас спонсор мировой наркоторговли, кто всё это жрёт-то, в конце концов? И может выясниться нехорошее. «Чистая».

Алексей Столяров. Ну, просто видят то, что хотят, по крайней мере.

Д.Ю. Ну, это вещи политические, говорить надо про то, что надо говорить. Общественное сознание надо формировать, отрицательное отношение надо формировать. А в целом вот, естественно, народ задаст вопрос. Это просто распечатка телефонных разговоров или книжка нечто большее всё-таки?

Владимир Кузнецов. Не, ну, конечно, большее, потому что она состоит, во-первых, из 3 частей. 1 – это наша биография, отдельно моя, отдельно Алексея, вот, с чего мы начинали, собственно, как встретились, и почему начали этим заниматься. А 2 часть, самая большая, это пранк, наши самые значимые, самые интересные, важные темы, пранки. Но не просто как распечатки какие-то, а вот именно предыстория, как всё это делалось, как выбиралась жертва…

Алексей Столяров. Кухня раскрывается.

Владимир Кузнецов. Потом после каждого фрагмента там идёт аналитика, т.е. что вот мы получили, какие последствия этого разговора были, какая реакция была вот этой жертвы пранка. Потом какая реакция была вообще в обществе, вот.

Д.Ю. Фактически учебник.

Владимир Кузнецов. Ну не то что учебник.

Алексей Столяров. Это такая история именно, вот прямо история…

Владимир Кузнецов. Детективная немного.

Алексей Столяров. … с цитатами определёнными. Да, там есть какие-то моменты такие, которые не были известны, и какие-то записи, которые мы не везде публиковали. Т.е. тут какие-то личные прямо истории. Допустим, когда мы звонили, где мы кто находился и какое настроение у нас было в этот день и почему, и что мы думали перед этим звонком. Почему нам удалось, почему не удалось, именно вот рассказана история.

Владимир Кузнецов. Ну и 3 часть – ответы на самые часто задаваемые вопросы.

Д.Ю. Ну, с моей точки зрения, возможно, я не прав, но лучший способ обучения это когда товарищ сержант говорит – делай, как я. Когда научишься, как товарищ сержант…

Алексей Столяров. Знаете, тут недавно есть такая вещь как список Быкова. Список Быкова, издательство «Питер» проводит акцию.

Д.Ю. Так.

Алексей Столяров. Значит. Ну, там недавно был заключен контракт на поставку книг в Администрацию Президента, и там как раз и ваша была книга, и вот эта попала туда.

Владимир Кузнецов. Там ещё несколько сотен наименований вообще.

Алексей Столяров. Ну да.

Владимир Кузнецов. Но Дмитрий Быков туда не попал, и из-за этого…

Алексей Столяров. Он возмутился.

Владимир Кузнецов. У него забомбило.

Д.Ю. Пригорело.

Алексей Столяров. Пригорело, и поэтому он решил… и поэтому издательство «Питер», а поскольку там книги были как раз от этого издательства, решили такую акцию на сайте – там скидка на все вот эти книги 10%. И вот на нашу в том числе.

Д.Ю. С моей точки зрения, повторюсь, натуральный учебник. При этом – вот это вообще редчайший случай – т.е. когда слушаешь аудио, там всё-таки интонации, эмоции, взвизгивания, крики, особенно прекрасен разговор с коллектором. Молодец, да, отжёг на все деньги.

Алексей Столяров. Ну, тут Марии Захаровой мы книгу подарили уже, и Жириновскому, и всем остальным. Это, кстати, когда нас обвиняют в связи с ФСБ – ой, вот посмотрите, а Мария Захарова у себя на страничке эту книгу тоже публиковала, пиарила, говорила, что учебник для этих информационных войн. Вот смотрите, значит, это она его читает.

Д.Ю. Всё ясно.

Алексей Столяров. Ну да, тут и Жириновскому дарили, и всем остальным.

Д.Ю. Несмотря – вернусь чуть-чуть назад – несмотря на то, что масса разговоров распечатана, я просто в голосину ржал. Находчивость ваша, парни, местами потрясает.

Алексей Столяров. А там ведь, что самое интересное, там же не просто вот есть какая-то, там же не только распечатки, распечатки там, наверное, процентов 20 есть.

Владимир Кузнецов. Там самое важное, самое…

Алексей Столяров. Там вот есть распечатка и есть там комментарий, что он сказал, что мы подумали в этот момент, и что это значит вообще. Приводится там – вот он сказал вот это, хотя (и тут приписка), хотя мы знаем все, что он на публике говорил другое. Т.е. тут именно аналитика и история присутствуют в такой большой степени.

Д.Ю. Глава «Миша-дурачок».

Алексей Столяров. «Миша-дурачок», есть такая глава, она посвящена…

Д.Ю. Мише-дурачку.

Алексей Столяров. Нашему сегодняшнему…

Владимир Кузнецов. Сразу угадывается, о ком.

Алексей Столяров. …собеседнику, уже обозначенному. Тут вообще много интересных людей, они все могут быть друг на друга не похожи, но тут глава посвящена каждому персонажу, как вот доставался номер, почему, как раз таки написано подробно.

Владимир Кузнецов. У каждого своя история.

Алексей Столяров. Как, да, добывался, допустим. У одного олигарха номер оказался в книге одной известной балерины, у другого там ещё что-то такое. Ну, т.е. вот это такая история, она тут подробно рассказана.

Д.Ю. Лучшие люди собраны.

Алексей Столяров. Лучшие, да.

Д.Ю. Борис Березовский и Михаил Горбачёв, от Ляшко до Коломойского, Дмитрий Ярош, патриарх Филарет, Илья Пономарёв, Элтон Джон, Эрдоган, Савченко, Фейгин, Антон Геращенко, Пётр Порошенко. Атас, атас.

Алексей Столяров. Вот надо устроить как раз таки чат в Вайбере, группу создать.

Д.Ю. Всё-таки надо, да.

Алексей Столяров. Создать группу в Вотсаппе, чтобы все они объединились. Назвать её там одноимённо по мотивам нашей книги.

Д.Ю. А вот Мустафу Найема не пробовали?

Алексей Столяров. Мустафа Найем, ну, он слишком туп, кстати. Даже если его ты будешь разводить, он реально не поймёт.

Д.Ю. Не разведётся.

Алексей Столяров. Он не поймёт, чего от него хотят. Во-вторых, он как бы такой персонаж, что у него нечего там выведать. Обыкновенный депутат, просто-напросто проплаченный политиками украинскими.

Д.Ю. А вот навскидку взять сейчас кого-нибудь развести, такое можно, нет?

Алексей Столяров. Давайте Дмитрию Быкову можно набрать.

Д.Ю. Известному поэту?

Алексей Столяров. Да, раз уж мы о нём упомянули. Вот, опять же, книга…

Владимир Кузнецов. Он же, кстати, мы же пытались ему подарить книгу нашу на выставке, на ВДНХ, вот он там выступал…

Д.Ю. Я его там видел.

Владимир Кузнецов. Да. Его ждали люди причём, он там должен был что-то им рассказать про свою книгу. И мы подошли с нашей книгой, её даже подписали, в его подсобку такую, там он сидел вот с кем-то, ну, видимо, там хорошо уже отмечал выступление. И мы как бы начали ему книгу эту – возьмите, пожалуйста. Он – нет, я притрагиваться к ней не буду. Выбежал из этой гримёрки и побежал на выход из здания ВДНХ. Там люди вот эти, которые его ждали, в шоке, что он убегает. Как бы они пришли, думали, сейчас автограф, может, получим. Он всё – на выход. Причём когда мы описали эту историю, многие пишут – как он мог убежать, только если покатиться.

Д.Ю. Злые люди.

Алексей Столяров. На гироскутере.

Владимир Кузнецов. Ну он реально вот так, вот так бежал.

Д.Ю. Видимо, с Дмитрием никто в плане безопасности не работает, какие-то неадекватные ходы. Говорит-то вроде бодро.

Владимир Кузнецов. Книга-то не полонием намазана, нормальная книга как бы, возьми. Ну не нравится тебе, отложи куда-нибудь или кому-нибудь отдай. – Нет, я прикасаться к ней не буду.

Алексей Столяров. Это да, впервые. У меня даже Венедиктов её взял, даже у него она есть в коллекции, не побрезговал. Даже ему понравилась обложка, говорит, хорошая обложка.

Д.Ю. Ещё бы.

Алексей Столяров. Её и Венедиктов, и Белковский, кому только не досталась. Т.е. всем, совершенно разноплановым людям, даже Поклонская приезжала за этой книгой на эту выставку, забирала её. Вот. Поэтому стоит почитать, совершенно…

Владимир Кузнецов. Ну, можно позвонить, спросить Быкова, почему он книжку-то не захотел брать.

Алексей Столяров. Ну да. И можно его пригласить куда-нибудь.

Владимир Кузнецов. Сейчас. Ну, пока я буду включать Скайп…

Алексей Столяров. Ну, это мы, если сейчас наберём, то это не будет в таком формате развода, потому что развод действительно там под собой подразумевает подготовку или получение какой-то информации…

Владимир Кузнецов. Что можно от Быкова получить?

Алексей Столяров. В принципе, ничего такого ценного. А ты к вай-фай подключён или нет? Как его… Дмитрий Львович.

Дмитрий Быков. Алло.

Алексей Столяров. Дмитрий Львович, здравствуйте.

Дмитрий Быков. Здравствуйте.

Алексей Столяров. Издательство «Питер» вас беспокоит. Мы бы хотели вам книги предложить по акции, есть у нас такая акция…

Дмитрий Быков. Нет, спасибо. А зачем мы составляете список Быкова, тогда как на моё имя никакого права не имеет?

Алексей Столяров. А ваше, а Быков принадлежит только вам, эта фамилия, или нет?

Дмитрий Быков. А она оформлена специально, мои юристы уже занимаются этой проблемой. Так что вы свой список Быкова убирайте, я вам имени не давал.

Алексей Столяров. А давайте мы вам просто продадим эти книги по акции?

Дмитрий Быков. Я не хочу у вас ничего покупать, потому что я считаю, что вы издаёте псевдолитературу, литературу вредную и опасную.

Владимир Кузнецов. Ну как, там же прекрасная книга пранкеров.

Дмитрий Быков. Мы решаем юридическую проблему. Юридическая проблема заключается в том, что вы используете моё имя без моего разрешения. И поэтому если вы не хотите иска, а его уже приготовили, вы примите свои меры и список Быкова переименуете в список Старикова или в список пранкеров, или как вам удобно. Потому что моё имя – торговая марка и зарегистрировано в этом качестве.

Владимир Кузнецов. Ну, вы можете свой список пранкеров сделать и там свои книги продавать.

Дмитрий Быков. Я никакого списка делать не хочу, я решаю с вами юридическую проблему. Если вы не хотите платить деньги, т.е. штраф серьёзный за это, вы список Быкова уберёте.

Алексей Столяров. А сколько вам нужно?

Дмитрий Быков. Я вам цену предлагать не буду. Убирайте список или будет исок, понимаете? Я же поэт.

Алексей Столяров. Ну, тысячу рублей.

Дмитрий Быков. Иск будет вам. Меня деньги не интересуют.

Владимир Кузнецов. А коньячок, коньячок хороший?

Дмитрий Быков. Меня интересует, чтобы ваше издательство – очень неприятное – моим именем не прикрывалось, равно как и ваши пранкеры.

Алексей Столяров. А тысячу рублей?

Владимир Кузнецов. А что пранкеры сделали?

Дмитрий Быков. Вы знаете, не звоните мне, пожалуйста, впредь, с такого адреса или с такого номера, который определяется, а разговор ваш пишется.

Владимир Кузнецов. Это точно.

Алексей Столяров. Ваш тоже.

Дмитрий Быков. Передайте издательству «Питер», что я его очень сильно не люблю.

Владимир Кузнецов. А что вам пранкеры сделали? Они же уважаемые люди.

Дмитрий Быков. Ничего. Попробовали бы они что-нибудь сделать.

Алексей Столяров. А вы же сами использовали эти книги у себя…

Владимир Кузнецов. Какой злой.

Д.Ю. Сорвался Дмитрий, да, сердитый сегодня, не в настроении.

Владимир Кузнецов. Так мы, получается, не зря ему позвонили. Теперь придётся судиться с писателем.

Д.Ю. Ну, куда деваться. Хорошо хоть издательство, а не вы.

Владимир Кузнецов. Он, может, не доволен, что скидку маленькую слишком сделали, может, там надо 90% за его имя делать?

Алексей Столяров. Так что все идём на сайт питер.ком, список Быкова, список нелюбимой, как он сейчас сказал, литературы…

Д.Ю. Опасной и вредной.

Алексей Столяров. Опасной и вредной, подрывной.

Д.Ю. Я надеюсь, мы все там, в этом списке.

Алексей Столяров. Да, мы уже там есть. Это по сути новый такой бренд, как сайт Миротворец, вот теперь есть список Быкова.

Владимир Кузнецов. Ну и, кстати, отличная реклама была, на самом деле.

Д.Ю. Какие сомнения, да. А вот последнее событие. Был такой фестиваль документального кино АртДокФест, куда привезли бандеровское кино, старательно показывали, вручали ему призы прямо посреди Москвы. И, что характерно, никому – ни этим нашим борцам против «Матильды»…

Алексей Столяров. Да, я тоже об этом…

Д.Ю. Борцам за православие, и даже, о ужас, с моей точки зрения, даже борцам с экстремизмом это как-то неинтересно вообще. Т.е. прибежали какие-то совершенно (в хорошем смысле) левые граждане и всё это пресекли. Ну, пресечение гражданами выглядит как-то странно, это неправильно, у нас тут не Украина – майданы собирать.

Владимир Кузнецов. Ну, там бы всё сожгли вместе с фильмом всё здание.

Алексей Столяров. Это лайтово ещё было.

Д.Ю. Там интересный момент, что вот взять поехать к бандеровцам. Т.е. российских журналистов тупо из миномётов расстреливают, убивают, не допуская их, так сказать, в свои ряды. А тут поехать к бандеровцам, они тебя привечают, снять кино про них, которое они одобряют, что в этом кино они там людям в подвал волокут, это, оказывается, всё правильно, всё хорошо. Не пробовали ли вы побеседовать с организаторами, с авторами?

Алексей Столяров. Там есть автор, она очень такая личность интересная, специфичная, там как её, Беата, по-моему, зовут. Что самое интересное, она там в своё время принимала участие на форуме Селигер нашенском, нашистов. Что самое интересное тут – потом она ушла на «Дождь» и кардинально поменяла свои взгляды. Вот вопрос – чем вот наша молодёжная политика в то время славилась? Есть другой представитель движения этого, Маша Дрокова, которая получила гражданство, либо уже в процессе получения гражданства США. И призывала голосовать за Хиллари. Вот. Поэтому вопрос, конечно, по части тех людей, которые там могут себя считать патриотами, а по факту…

Владимир Кузнецов. Как бы свобода слова в России – делай, что хочешь, снимай, что хочешь.

Д.Ю. Ну, все эти молодежные движения… Я давно уже не молодёжь, но эти «Идущие вместе» куда-то ушли, «Наши» уже вот не наши, чем дальше, тем всё интереснее и интереснее.

Владимир Кузнецов. Ну, поэтому в интернете вот и сидят определённые персонажи, которые свою эту аудиторию получают, потому что нет конкуренции какой-то, нет иной точки зрения практически. Не умеют работать с молодёжью у нас.

Д.Ю. Не хотят, скорее. Спасибо, парни, очень интересно и познавательно. Читателям и зрителям настоятельно рекомендую. Кухня вся раскрыта изнутри исключительно познавательно, весело, в доступной форме. Возможно, засеете какие-то свежие таланты, по вашим следам метнутся и тоже будет хорошо. Спасибо, спасибо. Приходите к нам ещё. Разводите всех на свете, поржём. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

09.01.18 17:25 Вован и Лексус разыграли губернатора Гуама, комментарии: 63
25.12.17 16:02 Лексус и Вован о книге "По ком звонит телефон", комментарии: 32


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Landadan
отправлено 26.12.17 10:56 | ответить | цитировать # 1


До слёз...



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк