Николай Пак о робототехнике

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Наука и техника | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

27.12.17




Федеральная сеть секций робототехники "Лига Роботов"



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Николай, добрый день.

Николай Пак. Добрый день, Д.Ю.

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста.

Николай Пак. Меня зовут Пак Николай Юрьевич, являюсь лидером федеральной сети секций робототехники «Лига роботов». Вот привёз таких замечательных роботов, поприветствуйте. Немножечко засбоил, сейчас мы починим.

Д.Ю. Электронный болван даёт сбой.

Николай Пак. Ну, как обычно. Гарантия того, что люди не останутся без работы точно, потому что всё обычно ломается.

Д.Ю. А что он будет делать, когда заговорит тяжёлая артиллерия, если он так в мирной обстановке себя ведёт?

Николай Пак. Ну это так, игрушечный, это ребятишки у нас делают. На самом деле мы занимаемся тем, что воспитываем инженерное поколение в 3 звеньях: школа, вуз, предприятие. Собственно, ничего нового не придумали, и вот недавно победили на мировой олимпиаде по робототехнике «World Robot Olympiad» в старшей номинации – всяких японцев, тайванцев, китайцев.

Д.Ю. А что за аппараты там представляют?

Николай Пак. Там юношеская олимпиада по робототехнике, до 20 лет, есть студенческая номинация, но там она слабо пока представлена. 3,5 тысячи участников, 65 стран, в основном там с 2004 года спонсируется «Самсунг», «Сони», «Лего», естественно, … «Нэшнл Инструментс» - ну такие серьёзные титаны в отрасли, и там в основном лидировала с 2004 года Япония, Малайзия, т.е. Азия, Китай, Тайвань и т.д., и Россия только в этом году в старшей номинации смогла победить в лице нас, россиян…

Д.Ю. Что аппарат-то делает?

Николай Пак. Там задача, я пришлю видеоролики, как выглядит. Задача выглядит всегда, как инженерная задача в пространстве, т.е. есть поле, есть, условно, ветряные мельницы, представлены они в виде прототипов – 4 вида разных блоков, разного цвета, их надо вместе составить. Всё, вся задача вот так выглядит: надо собрать робота, запрограммировать его и сделать его автономным, как бы, мини-искусственный интеллект, чтобы запустить, и он за 2 минуты быстренько, чик-чик-чик-чик-чик, сам отсортировал нужного цвета столбики в нужного цвета зоны и вернулся обратно.

Д.Ю. А сколько на это времени дают?

Николай Пак. 2 минуты дают…

Д.Ю. Нет, на изготовление такого.

Николай Пак. А вообще задача известна за 9 месяцев, каждый год проводится в новой стране: в Индии было до этого, сейчас в Коста-Рике, в следующем году в Бангкоке, в Таиланде будет.

Д.Ю. А что в этом хитрого – за 9 месяцев? Я когда был маленький, у нас был такой советский журнал «Моделист-конструктор», и там была такая черепаха на электромоторчиках, ползала фотодиодами смотрела, подкрадывалась к розетке – это было в 70-каком-то году. А нынешний-то робот – чего ему за 9 месяцев, чего ж его не запрограммировать? В чём суть-то – цвета различать надо или что?

Николай Пак. Вопрос хороший, на самом деле они программируют в основном вот на таких – это не реклама, это просто хороший кибернетический конструктор «Лего».

Д.Ю. У нас тут не ОРТ, мы что хотим, то и рекламируем.

Николай Пак. Мы в основном в «Лиге роботов» на нём занимаемся: 16 образовательных полугодий, 8 лет физически мы занимаемся вот на этих конструкторах.

Д.Ю. «Лего» молодцы, освоили вообще все новые темы, у них там всё присутствует.

Николай Пак. Это на самом деле обычный компьютер, настоящий, «Линукс» на нём стоит ОС, программируется на всех языках: С#, Java, Python, там, всё подряд. Мы учим на 7 языках программировать, в т.ч. на текстовом, и потом ребята переходят на контроллеры маленькие, когда освоятся со всей механикой. И в общем, задача выглядит легко, а на самом деле, когда ты её начнёшь делать, оказывается: фильтры надо уметь, матрицы уметь, массивы, сложные ПИД-регуляторы – пропорционально-интегрально-дифференциальные регуляторы…

Д.Ю. А что в результате он делает, кроме как зубами щёлкает, что он делать-то умеет?

Николай Пак. Нет, мы не принесли, к сожалению, робота-победителя, это просто ездящие экспонаты, одни из больше, чем 20 тысяч, которые у нас ребята собирают – могут ездить в лабиринте, могут ездить перекрёстки считать, фильтры настраивать, могут посчитать, условно, штрих-код, кубики Рубика собирать и т.д. Ну тоже видео мы пришлём, как в т.ч. и наши ребята это делают, а на самой олимпиаде задача сложная, потому что это надо сделать быстро, быстрее, чем конкуренты, т.е. ты не знаешь, как ездят конкуренты, приезжаешь, а там у тебя задачу выполняет, допустим, за 1 минуту 20, а японцы делают за 40 секунд – и всё, и ты в пролёте. И так каждый год мы были в пролёте, Россия, максимум в топ-20 входила.

Д.Ю. Как удалось победить? Поставили моторчик побыстрее?

Николай Пак. Очень много у нас там интересных вещей. Мы в т.ч. и в блок залезали, чуть-чуть помощнее вольтаж сделали, но это лучше никому не говорить.

Д.Ю. Японцы не в курсе, да?

Николай Пак. Да, а это непроверяемо, я судья международной квалификации, я там был одним из главных судей, к тому же. Ну это как бы шутка, что я был одним из главных судей, и наши ребята победили, но на самом деле там невозможно, там есть регламенты, есть вот эта ситуация, когда там 40 судей смотрят, всё протоколируется – невозможно никак обмануть систему. И там очень много ситуаций на стабильность, т.е. там робот едет, считывает перекрёстки – бах, где-то кто-то инфракрасной камерой, допустим, или вспышку сделал, или вот ультразвуковые датчики, их легко сбить, например, вот они работают-работают, бах, закрыли – всё, перестал работать. Кстати говоря, почему именно перестал работать и почему 2 глазика – это у ребят у нас как от зубов отскакивает, они автоматически говорят, что здесь приёмник, отсылает сигнал, принимает сигнал, всё, связь теряется, и т.д. И очень много надо делать вот этих вот контуров безопасности, когда параллельное считывание сенсоров, когда фильтры надо делать, в т.ч. вплоть до фильтров Калмана внутри программ. Т.е. снаружи, ещё раз повторюсь, программа всегда выглядит очень просто: взял, приехал робот, поставил нужного цвета кубики. Их же надо ещё определить, т.е. с помощью мотора надо определить размер кубика – если он большой, это надо сюда, если он поменьше, надо сюда, направо. Все перекрёстки не сбиться, нигде там не застрять, всё сделать быстро, качественно, положить, и везде там цвета одни, чтобы определить цвета, у нас программа из 5 вложенных друг в друга процедур, функций, которые параллельно считывают ещё и считают несколько фильтров. А это делают ребята-старшеклассники, 10-11 класс, мы работаем и с помладше ребятами, но старшая номинация именно тем и ценна, что там… вот на мировой олимпиаде есть много номинаций: есть футбол роботов, где роботы автономно за инфракрасным мячом гоняются, забивают в ворота, атакующий и нападающий… атакующий, в смысле, и вратарь, и они всегда автономно играют друг с другом. Мы там занимали места, Россия, в творческой номинации занимали места частенько. Вот у вас, Филиппов Сергей Александрович, пользуясь случаем, из Петербурга, из 39-го президентского лицея, очень часто занимает и в этом году тоже занял 1 место в творческой номинации. Ну там есть средняя, младшая и старшая номинации. А в основной категории в старшей номинации никогда Россия не подходила, и только вот сейчас мы смогли титанов воспитать и смогли победить, потому что здесь есть просто предыстория: в 2012 мы в первый раз приехали, вот «Лига роботов», посмотрели, в Малайзию, мы до этого вообще много где побывали, собственно, почему начали обучать в «Лиге роботов» - это в Японии, в Kansai Institute of Technology, это как MIT, только в Японии. В Китае дважды были и по соревнованиям по робототехнике в Штаты сейчас съездили, в Бостон, в Нью-Йорк, но об этом чуть попозже, и посмотрели, как это сделано за рубежом. Все форматы соединили и поняли, как надо обучать, и вот в Малайзии когда посмотрели, как ездит Азия – как вы любите говорить, отвал башки просто, т.е. там быстренько всё, чётко, механика очень крутая, когда на одном моторе можно сделать и щуп, который 200-pin свободно выполняет, т.е. берёт кубик, поднимает, ещё и определяет его размер, если большой, маленький, там, быстренько всё загружает себе в какую-то каретку, как в револьвер, в барабан, потом выпуливает нужный цвет в нужную лунку – всё, и выполняет задачу. Т.е. когда вот это всё видишь, дьявол в мелочах, и каждая вот эта мелочь как технически выполняется, очень серьёзно, т.е. здесь, с одной стороны, очень обидно, что это всё скрывается от зрителя, и когда ты сидишь на трибуне, непонятно вообще, в чём там… Идёшь смотреть футбол. Робофутбол зрелищный, всё точно так же, как в жизни, а там непонятно. Но ценность именно в том, что мы смотрели снизу вверх на Азию, с открытым ртом и как на кумиров, сейчас мы поняли, как это делать, за 5 лет догнали их и обогнали. Теперь, когда мы стояли на сцене, мы видели, как ребята – вся Азия, Япония, Малайзия, Китай – смотрели, действительно, как на очень мощных таких конкурентов.

Д.Ю. А какой в этом смысл? Вот понятно – у японцев Тойоты-шмайоты и всякое такое, там роботизированные производства, гигантские цеха, и всякое такое, а у нас всё станкостроение под корень уничтожили, всё мы покупаем на Западе – какой в этом для нас смысл?

Николай Пак. Ну да, и даже «Лего» - это тоже, в общем, не наша разработка.

Д.Ю. Тоже не наше, да.

Николай Пак. Но у нас методика своя, и в этом смысле мы работаем… Ну на самом деле, хороший вопрос, мы пока думали про него, решили: давайте ввяжемся в бой, а там посмотрим, т.е. мы сейчас начали обучение ребятишек, сейчас у нас уже 30 городов: Москва, Петербург, Новосибирск…

Д.Ю. Сразу перебью: вот у нас есть государственный университет в городе Санкт-Петербурге, а при нём есть интернат для чрезвычайно способных детей, которых выявляют, выискивают по всему Северо-Западу, привозят, их специально учат, дальше они заканчивают университет. В конце приходит Sun Microsystems и Microsoft, говорит: «Добро пожаловать в Силикон Велли!», и все уехали.

Николай Пак. В Силиконовую Долину, да, уезжают.

Д.Ю. Так же будет, если станки-то у нас не строят?

Николай Пак. Не совсем, не согласен, потому что у нас уже есть ученики, которые 7 лет… мы существуем недолго, 7 лет, но по кружковым меркам это очень долго, т.е. бизнес существует, окупает себя, а вот по моим меркам это совсем чуть-чуть, мы ещё даже 10% не выполнили того, что задумали, и сейчас уже есть ученики, которые работают у нас в Сколково, у нас в ИТМО вашем питерском, у нас в РТК, у нас в Бауманке, у нас в Новосибирске, и работают, уже как предприниматели, которые делают в «КАМАЗе» … разработки автоматических этих КАМАЗов, и т.д. И мы их максимально не упускаем от себя, прокачиваем философию немножко, прокачиваем с ними, т.е. не просто знания им впихиваем, и всё, езжайте, мы же им даём рабочие места, в общем-то, если они у нас в «Лиге роботов» их не получают, благо у нас сейчас большая сеть из городов – 30 городов, 20 тысяч учеников сейчас, на данный момент, и у них есть, где развернуться, и они могут получать хорошие у нас деньги, зарплату. Зарплата бывает по 70-80 тысяч рублей у специалистов, ну они реально это зарабатывают. И если им этого мало, пожалуйста, мы им рекомендуем в те же Сколково, в те же.. Ну, есть особое, конечно, отношение к Сколково, но тем не менее, всё равно, хотя бы у нас остаются.

Д.Ю. Другого нет, в общем-то.

Николай Пак. Да, другого нет, и самое главное – мы сейчас налаживаем большую федеральную историю вместе с правительством: WorldSkills, «Направление оси» и т.д., стараемся выйти на большую историю, чтобы мы готовили таких ребят и создавали инновационные, новые, действительно, инновационные разработки и получали в них долю, в этой компании, их … и по-настоящему их инкубировали. Т.е. у нас станочная база большая, есть лазеры, фрезеры, там всякие квадрокоптеры можно. К сожалению, сюда я не смог привезти – у нас там свои разработки по квадрокоптеру. Т.е. у нас не только Лего-разработки, у нас все 3 сегмента: у нас есть железные разработки, автоматизация и …

Д.Ю. Ну а что вот, например, делают ваши квадрокоптеры? Вот что они такого делают, чего не могут делать другие?

Николай Пак. Нет, ну не совсем так, давайте обратно к печке: у нас на самом деле система «школа-вуз-предприятие», это мы начали настраивать такую систематику роста инженерных кадров с надеждой на то, что мы их, или они сами вырастят на концевике новый бизнес, я говорю: мы получим в нём долю и мы их проинкубируем, либо они где-то у нас остаются, но если совсем невмоготу, пока что ни один из наших от нас не сильно далеко, не захотел уезжать. Может быть, 7 лет – мало ещё, конечно, но тем не менее пока их удаётся удержать, и это хорошо. И значит, школьный сегмент. Ну и получается такая пирамида знания: в школьном сегменте ребята обучаются на Лего в основном, потом переходят на Ардуино, 7 языков программирования, 8 лет физически обучаются. Дальше переходят на второе звено, становятся студентами, начинают работать в студенческом конструкторском бюро, как раньше вот были, их сейчас по-разному можно называть – хакспейс, фаблабы, центр молодёжно-инновационного творчества. В общем, смысл один: есть большая мастерская, много людей, социализация и много станочков: все паяльники, фрезеры, лазеры, 3D-принтеры, всё вот это, чтобы можно было переходить на контроллеры, STM32, Raspberry и т.д.

Д.Ю. Что в итоге-то, что прибор делает? Какую пользу стране приносит, кроме подготовки специалистов? Конечный продукт.

Николай Пак. Во втором звене студенческом никакую пользу не приносит, это я чуть позже расскажу про Японию – когда я съездил, меня тоже шокировал этот ответ, когда я спросил у них, когда они делают всякие экзоскелеты, у них тоже там Kansai Institute of Technology, с которого мы тоже кальку маленькую сняли и добавили это ещё в школьное обучение. Там 5 этажей станочные, все виды фрез, токарные, все станочки, водяная резка, лазерная – всё подряд вообще. Там жить захотелось, прописаться просто и жить там навечно. И 4 этажа дальше прототипирования, экзоскелеты, всякие квадрокоптеры, играющие в пинг-понг, тоже видео пришлю. И вот я спрашиваю, допустим: вот этот экзоскелет – это же много денег, это 100 тысяч долларов, например – кто оплачивает? Это чей-то проект, для чего они? Они говорят: просто интересно. Никто не оплачивает, просто интересно. Т.е. его оплачивают, естественно, там система выстроена, что на выходе студент сам выбирает, где ему работать: в Сони, в Самсунг, Ниссан – вот в этих компаниях, которые вкладываются в этот вуз. Вот какую-то похожую систему захотели здесь сделать, и у нас тоже во втором звене делают, как бы, нарабатывают кулачки, нарабатывают практику. Т.е. сейчас очень мало людей, которые могут сделать даже экспонат, какую-то дельную вещь – умный проветриватель теплицы, умный открыватель шторы. Т.е. сказать легко, а сделать, довести до конца, чтобы он не глючил, работал, и т.д., хотя бы годик поработал. Там много сразу возникает интересных вещей: где-то какие-то сбои, где-то люфты, где-то …, где-то сгорела серва, ну и об это обо всё спотыкается. Мы даём студентам одновременно получать у нас денежку, оставаться в нашей системе, обучать ребятишек, срабатывает масса эффектов, и нарабатывать кулачки на более сложных, квадрокоптерах тех же, и т.д. Вот я принесу тоже маленький ролик, потом скину, там квадрокоптер у нас сделан из 2 профилей алюминиевых крест-накрест, детского обруча, ардуиночка маленькая стоит, на которой привешены гиросенсеры, и т.д., и всё. Ну, винты, понятно, и эти – и всё, т.е. самодельный обычный из палочек за 10 тысяч рублей квадрокоптер.

Д.Ю. А в чём смысл-то его? Это же кружок «Умелые руки» получается. А робототехника тут причём?

Николай Пак. Дальше оказывается, когда ты делаешь, допустим, такой вот конструкт летающий, ты в процессе 2-3-4 месяца, несколько лет даже иногда тратишь на то, чтобы всё это понять, осознать: у тебя всё не работает, у тебя программу дебажить надо постоянно, сенсоры сбиваются, не так настроил. Ты же пишешь программу самостоятельно полностью, и всю кибернетическую систему выстраиваешь сам, т.е. у тебя есть сенсоры, у тебя есть моторы актуаторы и у тебя есть мозг – твой алгоритм. Или когда всё выстроил, и у тебя всё работает, как заложено, с тобой можно разговаривать и дальше переносить тебя в третье звено. Это как точка защиты от третьего звена. В третьем звене уже мы формируем команды, которые работают на заказ. И пока ты не сделал какой-то свой проект, не защитил его, с тобой разговаривать даже не о чем.

Д.Ю. Ну он т.е. включает в себя всё – как железную часть, так и программную?

Николай Пак. Обязательно, программную часть, все…

Д.Ю. А это всё один и тот же человек должен знать и уметь, и понимать?

Николай Пак. Нет, там они разбиваются на команды, но вообще в базовой версии, да, желательно, чтобы ты… ну т.е. программирование, на самом деле, лёгкое, у нас ребята в первом классе, мы их учим уже программировать мультяшные такие большие блоки – поворот… т.е. очень всё понятно, сейчас в такой игровой форме, в общем-то, Лего тоже молодец, конечно. Но там мы не только Лего используем, т.е. там и текстовый язык используем, и Скретч язык, MIT разработанный, очень много интересных вещей. И когда ты работаешь с железом, одновременно с сенсором и одновременно с программой, у тебя всё сходится воедино, потому что ты не можешь никого обвинить в том, что это программист виноват – нет, это ты виноват, ты не сделал продукт, и т.д. Когда это всё соединилось, и ты до конца сделал продукт, это и в жизни помогает, в общем-то, ребятам доводить какие-то ситуации до завершения. Потом уже можно с ними разговаривать, и мы такие команды сейчас ведём, 3 большие проекта: шахматный манипулятор, который будет играть, автоматизация для «Додо Пиццы», «Internet of rich» называется, как «Internet of things», т.е. там будет автоматизация, и вот сейчас хотим автоматизированный ресторан сделать, чтобы там подвозилось по рельсам. Мы так в Китае видели, в Европе, сейчас есть такие рестораны. Ничего сложного, в общем-то, нет, но дальше просто коммерческий обычный продукт, т.е. есть…

Д.Ю. Т.е. это ты сел за столик, чего-то там потыкал, заказал, и оно тебе приехало, да?

Николай Пак. Ну там в айпаде заказал себе, тебе подъезжает – вот тебе всё.

Д.Ю. Съедобное хоть, нет?

Николай Пак. Нет, там люди работают.

Д.Ю. Или за такие деньги отлично?

Николай Пак. Повара, конечно, люди. Т.е. дальше больше – у нас сейчас задача третий сегмент, и вообще вся эта история, «Лига роботов», создавалась именно для того, чтобы вот эти ребятишки вот так вот росли-росли-росли-росли, и в итоге становились инженерами, которые делают проекты или на заказ, либо сами идут в большие конторы создающиеся, в те же «КАМАЗы», «IT-парки», Сколковы и т.д., к нам, в конце концов, либо делали свои бизнесы: роботов, моющих окна, роботов, остающихся с кошечкой, и т.д. Т.е. это поприще абсолютно огромное, на самом деле.

Д.Ю. А Российская армия проявляет интерес? Если к нему пистолет привязать и научить его целиться?

Николай Пак. Ну вот у нас сейчас проект – танковый биатлон хотим автоматизировать, чтобы люди соревновались с роботами. Но вообще был заказ, мы сделали систему наведения лазерную, 1,5-миллионную, сейчас сдали его. В общем, шибко пока нету большого интереса, но, может, мы плохо ищем – тоже такое бывает. Мы сейчас в большей степени первым звеном сильно-сильно занимаемся, т.е. школьного формата, до 18 лет, и студенческим. Студенческий, потому что студенты у нас преподаватели. Они одновременно ничего не знают, мы им быстро школу бойца даём, первый пинок инженерный, и потом всаживаем их на эти все… в мир инженерии, там, где много станков, и они ничего не понимают – Cat-системы, что-то рисовать, 2-мерные, 3-мерные вот эти все, распилить какой-нибудь манипулятор на 2-мерные части и склеить его, как модельку. Это же тут целый процесс, инженер – это надо всё от и до, от чертежа на бумаге, потом перевести это в Cat-систему, всё это выфрезеровать, всё это завинтить, понять, что ты не оттуда руки растут, не сделал так, не спрототипировал так, что ты не можешь теперь подлезть отвёрткой – всё заново переделать. И вот так вот 3-4-5 итераций всё проходит, поэтому тратятся деньги, ребята очень тратят наши деньги, у нас же получают за это зарплаты, работают в интересной отрасли, т.е. относительно студента, я не знаю, т.е. очень они к нам лояльно должны быть настроены. Ну и так и настроены.

Д.Ю. А откуда у вас деньги? Кто вам их даёт? Сами зарабатываете?

Николай Пак. Да, мы полностью… Ну это такой тоже хороший вопрос: мы сколько ни бьёмся, у государства периодически просим – нам ни копейки пока что оно не выделяло, но мы, в общем…

Д.Ю. Это правильно, да…

Николай Пак. Ну, это нормально, т.е. мы попросили – не дали, идём…

Д.Ю. Ну как «нормально» - кто ж этих детей обучать, воспитывать, тренировать, знания давать, в конце концов? Они же в российскую промышленность работать пойдут, нет? Подразумевается.

Николай Пак. Да, но мы тоже, может быть, где-то плохо умеем просить, потому что мы такие ребята довольно наглые, с одной стороны, т.е. мы понимаем, что мы правильно ведём образовательную программу, потому что за нас голосуют рублём, и в общем-то, всё… У нас частный бизнес, доп.образование, абсолютно частная инициатива, у нас сеть франшиз, т.е. мы, Новосибирск, главные франшизхолдеры, сейчас открылись в Штатах – об этом тоже можно попозже открыть… Т.е. не мы у них берём образование, а они у нас, и там очень много, там же у них тоже рынок большой, насыщенный, и все родители оплачивают всю эту систематику. Но мы говорим, и это правдой так и является, что они, на самом деле, инвестируют в своих ребят, потому что через 5 лет мы их берём к себе на работу, и они за год окупают всё, что за них за 5 лет заплатили, а потом в плюс зарабатывают, а знания в плюс накапливаются у них. И потом у нас же много должностей – у нас там и преподаватели, и методисты, и кураторы, и тренер, и инженер, и менеджер инженерных проектов, т.е. огромный рой людей которые соединяются, социализируются, там очень много браков, в смысле, пар организуется между…

Д.Ю. Девочкам это тоже интересно?

Николай Пак. Да, вот самое интересное, что есть.. Мы, в общем, постоянно боремся, у нас как большой социальный эксперимент с ребятишками, с их родителями, со студентами, с инженерами… Вот я сам математик по образованию и систематолог, т.е. я сижу и вот так вот записываю эти эксперименты. Эксперимент заключается в том, что мы постоянно боремся с мифами, со стереотипами. В младшем звене мало девчонок – 3% у нас сейчас из 20 тысяч.

Д.Ю. Как у меня на сайте.

Николай Пак. Да-да. Но все, кто ходят, они очень хорошо, ну т.е. до 13 лет примерно, плюс-минус, они хорошо слушают преподавателя, выступают на олимпиадах очень хорошо, занимают места, а потом в 13 лет у них гормоны, или что там начинает играть – и всё, перестаёт это интересовать. А потом в студенчестве они возвращаются, и в студенчестве у нас сейчас 50 примерно процентов девушек преподаватели. Казалось бы, я сам был в шоке, априори до эксперимента я подумал, что эта инженерия не для девушек, ну и так много кто может подумать. А оказывается у нас сейчас девчонки лучше ведут, чем я даже, вот я сейчас уже не веду занятия, но я посмотрел, я видел, как это происходит, я вижу, какие результаты у них – просто отвал, как говорится, башки.

Д.Ю. Для многих до сих пор открытие, что женщина – она тоже человек.

Николай Пак. Ну да, и у нас такие командные отношения, когда у девушки свои силы, качества, у хорошего инженера-технолога, он слаб, как социальная единица, он забитый немножко, асоциальный, сидит, что-то паяет. К нему нужен какой-нибудь ещё понаглее, командир, ну или капитан команды, лидер, ему ещё нужен программист. Ну т.е. большие команды – это хорошо, мы же ребятишек тоже обучаем, они все свои модельки делают на своих занятиях обязательно в паре, даже если наборов больше, чем ребят, вдвоём садитесь, как минимум, вдвоём, логистика просто… вообще нормальная команда – это 4-5 человек, т.е. там роли, распределение, кто у них капитан, и т.д. И на соревнованиях так и происходит – мы сейчас ездили на соревнования, нас 5 человек ездило: я – лидер команды, был капитан команды, тренер команды и 2 участника – программист и механик. Условно поделено, хотя все 5 умеют делать, и у каждого отведена своя роль. И мы учим вот этой социализации ребят, потому что они вначале приходят, вообще друг друга на дух не выносят, там сплошное: приходит с айпадом – обучайте меня, у них родители тоже думают, что тут какой-то кружок по интересам, а на самом деле это параллельная инженерная школа. Они же занимаются прямо 6 месяцев в году, физически по 3 часа… Вот представьте здесь: по 3 часа занятий первоклассник сидит, его потом просто отдирать надо от парты, он сидит, программирует, решает задачки, ездит по квадрату, по треугольнику, т.е. там нарешивается много задач, на самом деле. Вот на нём можно математику решать, физику решать, катапульты, параболы считать, можно графы считать, можно 13 языков программирования – вообще всё. Алгоритмы, графы систем, стейт-машины – очень много интересных… зачатки искусственного интеллекта можно. Мало кто знает: допустим, на Лего Гугл делали, создали прототип маленьких таких вот ездящих машинок из Лего с камерами, и в масштаб Калифорнии, районы Калифорнии со светофорами, и т.д., автоматизировали всё это и натренировывали, дрессировали ИИ, и ездил, как тонкий клиент, лего-машинка. А потом просто они в один…

Д.Ю. Зачем?

Николай Пак. Чтобы… там же в размер всё, прототип сделан, а потом бах – и перевели это в настоящий размер, в настоящую машину эту же программу. Здесь создание прототипов очень хорошо, т.е. прототипирование и создание вот такого опытного образца – это очень, мы в этом сильны, создаём и из железа, и летающих, и подводных роботов делаем, и гонщиков, и т.д. Я ещё пришлю видео одно – там есть соревнования «Micromouse», тоже японское, мы планируем победить японцев по всем показателям уже, хотя – повторюсь – вначале казалось, уже невозможно их догнать. Мы просто выбрали правильную образовательную стратегию – как это называется, мы как танк, т.е. мы долго, медленно, но когда дойдём, всё там уже – туши свет, как говорится, убегай только, иначе под гусеницы попадёшь. Там «Micromouse», где робот за 4,5 секунды доезжает – там 4х4 м лабиринт, сам быстро ищет выходы и доезжает до центра. И это вот, например, такие роботы можно делать на дальномерах, инфракрасных…

Д.Ю. А что хитрого в лабиринте? Ну. известный же способ есть – правило правой руки, просто долго. А как он?

Николай Пак. Всё известно, всё высчитывается, правило правой руки – это совершенно правильно, … долго. Он высчитывает граф, проезжает по нему, а потом за 4,5 секунды доезжает. Это вот больше, чем студия вот эта вот размером.

Д.Ю. А, т.е. он сначала в разведку ездит всё-таки?

Николай Пак. Да, он разведал, запомнил всё, потом старт … и бах – до центра за 4,5 секунды, это очень внушительно выглядит. И вот наша мечта теперь победить на этих соревнованиях, есть ещё, ну вообще уйма соревнований, на самом деле.

Д.Ю. К нему надо приделать пропеллер, и чтобы он летал, обгоняя японцев.

Николай Пак. Здесь, видите, в чём проблема: кажется… здесь же можно сделать ускоряющую передачу, и вот, кстати говоря, чем Лего хорош – что здесь много механики, здесь можно все шестерёночные передачи, храповички – даже взрослые иногда не знают, зачем нужны и как их можно иногда использовать храповички, а в робототехнике это просто самый первый приём. Планетарные передачи, ременные передачи, конические – там всё вот это можно передавать, даже коробку передач можно сделать на Лего, и, в общем-то, интересные вещи. Дифференциал для настоящего… т.е. они потихонечку познают настоящие жизненные ситуации. И сейчас забыл, о чём хотел сказать…

Д.Ю. Про лабиринт?

Николай Пак. Да, всегда важно иметь баланс, потому что здесь можно ускорить робота, но ты пока будешь ехать, у тебя скорость считывания датчиков не такая, и получится передел немножко. И получается, надо, как в жизни, где-то золотую середину: сюда скатился – слишком плохо, слишком белое, сюда скатился – слишком чёрное, а вот надо где-то на холмике регулировать себя. Тут то же самое – золотая середина: если слишком быстро едешь, то врежешься в стенку, ну как в «Формуле-1», наверное, как везде, и тут та же самая ситуация, и этим и ценна – что команда сидит и думает: ускорим, но надо тогда алгоритм ещё усилить. Не получается – давайте так, и какие-то компромиссы, какие-то золотые середины ищутся. И вот это, действительно, искусство, вот это настоящее – когда ты ищешь вот эту вот середину, где бы побыстрее, но ты проскочишь перекрёсток, не можешь посчитать, есть риск не выполнить задание, есть риск того, что фильтр не сработает, цвет неправильно определится, и всё. Поэтому там дополнительный контур иногда вставляется, чтобы стабильно. Мы работаем не на скорость, мы работаем на стабильность. Вот с «Микромаусом» хочется на скорость поработать, скорость-стабильность.

На самом деле, вот мы заняли в старшей номинации, если возвращаться, в «World Robot Olympiad» 1 место, не просто заняли, а ещё и вот как вбили кол, что там все аж аплодировали, потому что там есть такое понятие, как surprise task – дополнительное задание, которое никто не знает. И почему ещё ценна старшая номинация: потому что преподаватели за ребятишек часто делают программы, я вот как национальный эксперт в Иннополисе, и в младшей, и в средней номинации влияние преподавателя очень большое, т.е. там ребятишек тренируют, как операторов: вот этот блок за это отвечает, если будет синий, сюда двоечку впиши, если этот – не это. Т.е. это всё понятно, это всё ясно. С этим борются, но это сложно победить. Т.е. я сам могу сказать 28 приёмов, которые никто никогда в жизни не узнает. И в младшей номинации, условно, 90% - влияние тренера, поэтому там Россия может занимать много мест, или любые другие, там тренеры соревнуются друг с другом. Мы бойкотируем младшую олимпиаду, мы считаем, что соревноваться надо лет с 14, до этого всё это профанация немножко. Средняя номинация – это где-то 50:50, а в старшей номинации мой любой ученик уже сильнее, чем любой тренер, там уже без разницы – программируйте за них не программируйте. Там такие титаны ходят, которые и дополненную реальность уже умеют, и программируют всякие игры, и компьютерное зрение уже умеют, и в Линуксах программируют, и в веб-сервере. У нас 10-классник запрограммировал сайт для 30 франшиз ligarobotov.ru, 10-классник, мой ученик, который в 5 классе с соплёй вот так пришёл, ничего не знал, сейчас у него всё решено, он уже чемпион мира.

А кстати говоря, то, что он чемпион мира, тоже ничего не значит, пока, у нас есть вот такая поговорка: твои знания ничего не стоят, пока ты не начал их передавать. И соответственно, то, что ты занял 1 место, то, что мы заняли 1 место в «Лиге роботов» в старшей номинации в мировой олимпиаде, тоже ничего не значит – мы сейчас придумали формат федеральных учебно-тренировочных сборов, со всей России самых талантливых собираем, 550 человек, например, в одном месте – в Сочи, в Крыму, в Крыму, кстати, у нас тоже есть франшиза, замечательная, самая показательная, не знаю, там атмосфера что ли влияет? И это, кстати, была проблема нашего договора со Штатами, об этом тоже можно попозже. Значит, приезжают, я беру всех наших вот этих чемпионов, себя, лучших наших тренеров: из Петербурга Филиппова, из «Инополиса» из Казани того, сего, 15 лучших специалистов садятся и 5 дней подряд жучат по 6-7 часов в день тренируют-тренируют-тренируют, потом они все разъезжаются, и свой регион начинают повышать. И только тогда это интересно, что начинаем прокачивать всю Россию, что мы везде в 5 номинациях, помимо мировой олимпиады есть же футбол роботов – тоже хочется победить, «Микромаус», я уже говорил, «WorldSkills» и т.д.

Д.Ю. А surprise task про что?

Николай Пак. А, surprise task – даётся задание сюрпризное, и никто его не знает, и оно сложное, в старшей номинации самое сложное. Дают ещё 5-ую башню, которую надо собрать: зелёный, красный, синий, с какой-то заданной последовательностью, и тебе быстро-быстро надо дебажить. Во-первых, 2,5 часа даётся на то, чтобы робота собрать, всё разобрано подетально должно быть, все проверяют лично.

Д.Ю. Ну т.е. что это ты собирал, да?

Николай Пак. Да, садится, таймер запускается. Там всё строго, там все судьи стоят с секундомером, со свисточками, и т.д. И чик-чик-чик – начинают собирать робота, одновременно программировать его, и там быстро-быстро дебаг, т.е. это как эстафета: т.е. подбегают – там уже заряжено, кто подбегает, когда запускает, кто очередь занимает. Поставили робота – бах, неправильно. Быстренько выписали, где, какие повороты неправильно, и всё. И даётся ещё сюрпризное задание, которое ещё дополнительно надо сделать, и это как бы такая маленькая проверка на то, что ты самостоятельно умеешь вот это делать. В младших и средних категориях это научились обходить, потому что там несложные задания, а вот в старшей дают такое задание, и в этом году была такая задача, что в целом никто на 100% не решил, кроме нас. Т.е. мы…

Д.Ю. Что за задача?

Николай Пак. Ну там ещё надо было 4-ый… Вообще правила каждого года делает сторона, которая принимает олимпиаду, т.е. в этом году была Коста-Рика, они создали правила эти и они переборщили немножко в старшей номинации – там надо собрать 4 турбины из 4 элементов, т.е. это надо раз кубик принести, 2 кубик принести, 3 – такую матрёшку собрать из одного цвета всю, из разных частей её привезти, ничего не сбить по дороге, нигде не ошибиться, все 4 матрёшки собрать. Никто не решил эту задачу, кроме нас, т.е. мы заняли 1 место с огромным отрывом, ещё и сделали на 100% задание единственные в мире, ещё и сделали surprise task единственные в мире, т.е. там все просто вот так стоят – ну тут вопросов вообще никаких не возникает. И у нас, в общем-то…

Поэтому вот эта радость, хочется поделиться и начать готовиться к следующим годам. Мы к этому готовились 5 лет, на самом деле, мы уже 2-ой год, можно считать, занимаем 1 место, потому что в прошлом году в Индии мы тоже, но у нас как раз сбился, фотовспышка была, ребята не отреагировали – там appeal можно было сделать, апелляцию, они как-то стушевались. Там же в спорте очень много зависит от психологии, т.е. мы ребят прокачиваем не только по робототехнике, мы им говорим, что ты как в танке, никого нету, тренируешься, т.е. я где-то ставлю, я человек в прошлом из спорта, и я точно знаю, что ты можешь дома тренироваться-тренироваться, прийти, и там пройдёт какой-нибудь вот так вот под музыку в капюшоне какой-нибудь боксёр – всё, у тебя сразу руки упали, мотивация на минимуме. Для этого нужен капитан такой, как весёлый Петрушка-интегратор, всех подбадривать: давайте, эге-гей! И всё, в общем, сработало в этом году, т.е. мы и извлекали ошибки из прошлого года, но там у нас ездило всё на 1 месте, т.е. мы в квалификации в топ-4 попали, и если бы у нас ездила хотя бы минимально, как она ездила на попытках, все судьи были… Т.е. сейчас, когда мы заняли 1 место, мы доказали, что в прошлом году тоже уже был скилл достаточный. И сейчас задача – новое поколение давать, а это поколение теперь уже делать из них… мы уже их включили в команды по разработке железных роботов, тех же шахматных манипуляторов, контроль системы брака – там, на самом деле, знаете, заказов в нашей стране очень много, т.е. инженерный кадровый голод огромный – это тоже к вопросу, куда они все разойдутся: всем нужны эти кадры, готовы платить по 100 тысяч плюс, почти в любом городе, реально. У нас спрашивают, и мы будем потихонечку намаливать вот эту ассоциацию производственников, которые будут у нас брать эти кадры. Но пока у нас они не в масштабном количестве производятся, но как мы свои нужды закроем, будем обязательно с этим работать.

Д.Ю. Ну и вот с таким настроем куда юному дарованию бежать учиться?

Николай Пак. Я не знаю, это как реклама, не реклама получается? В «Лигу роботов», у нас…

Д.Ю. Мы же не ОРТ, вы зачем пришли – рассказать про то, чем занимаетесь, и куда направить людей. Куда их направить – к вам, у вас есть сайт, ресурсы в наличии?

Николай Пак. ligarobotov.ru

Д.Ю. Линк под роликом.

Николай Пак. Да, всё дадим. У нас запись круглогодичная, но старт семестра только либо февраль, либо сентябрь.

Д.Ю. А обучение возможно только, грубо говоря, там, мегаполисы Москва, Питер или… ?

Николай Пак. 30 городов: Норильск, Челябинск, Миасс… у меня по географии троечка, я какие-то города даже не знаю. Я вот начал узнавать нашу Россию, необъятную просто. Мы же ездим в каждый город, открываем сами, физически, или наша бригада. Устал ездить – за прошлое лето мы 15 городов открыли. Там просто с ума сойти от этих джетлагов, И сейчас открыли: Нью-Йорк, Бостон, т.е. у врагов открылись, на самом деле там люди тоже нормальные, но, в общем, неважно. В общем, бизнес бизнесом, а личное личным, как говорится – там открылись, и там тоже будет в Бостоне, в Нью-Гемпшире и в Нью-Йорке франшиза открыта. А так почти везде есть, в Казахстане есть…

Д.Ю. А зачем вы их там учите? Это же нам конкуренты вырастут. Им-то сразу Пентагон денег даст, чтобы привязать пистолет или гранату к роботу…

Николай Пак. Нет, там тоже не всё так просто, мы там поездили, поузнавал, посмотрел – т.е. люди везде плюс-минус одинаковые, в общем-то, хорошие, нормальные. Это вот государство, как социальная abomination, солянка, бурлящая непонятно чем, а внизу люди более менее нормальные. Потому что мы настроены на нормальное общество, мы так придумали, что не на элиту, не на одарённых детей, потому что каждый ребёнок одарённый, на самом деле, просто задача наставника правильно его раскрыть, как цветок, его все направленности, увлечь, дать ему… ну, много эффектов там есть и много приёмов, поверьте, мы почти все из них знаем, в первую очередь – чтобы ребёнок прямо видел прообраз такой вот: бодрого, хорошего, энергичного, с огнём в глазах молодого человека, который сам коптер собирает по вечерам, а приходит ещё и обучает на Лего, например. А потом тот становится таким же и ещё получше и обучает тех же. И всё, и это бесконечная такая череда, и на каждой ступени обязательно у кого-то обучаться и кого-то обучать. И поэтому мы там их обучаем, ну не знаю, посмотрим как там – будет хлеб, будет день. Мы сильно не любим как-то забегать вперёд. Как: хочешь насмешить… расскажи о своих планах, да.

Д.Ю. Да, расскажи о своих планах… Я так понял, что за обучение берёте деньги?

Николай Пак. Да, у нас всё платное.

Д.Ю. А какие это суммы?

Николай Пак. 4 тысячи в месяц – это среднее, где-то 3600, где-то 3 тысячи в месяц, в Норильске, допустим, в Новосибирске 4 тысячи, в Москве 5 тысяч, в Петербурге, по-моему, тоже 5 тысяч. Ну это 2 города отдельных, немножко обособленных. Есть определённые льготы, т.е. мы, как бизнес частный, не обязаны это делать, но всё равно делаем: когда многодетный человек, когда привёл, там, когда долго к нам ходишь, больше года, ну и много-много…

Д.Ю. «Приведи 3 друзей»?

Николай Пак. Ну это естественно, вот эти… Я в этом плохо понимаю, но у нас команда работает со всякими этими привлечениями.

Д.Ю. И что они сами говорят – это дорого, не дорого?

Николай Пак. А знаете, самое смешное – что, я же повторился: 5 лет можно по 4 тысячи вкладывать, и потом за 1 год мы зарплату всё возвращаем ребёнку. Я сам, я вижу ребёнка, когда прихожу, 5-летнего, 7-летнего, любого возраста, у нас же для всех – для 10-классников и для 1-классников, для всех есть программа. И я уже вижу через 5-10 лет вперёд человека, который у нас будет работать, мы ему будем платить, и он будет работать над проектами. У нас вот такая большая паутина, нетворк, в которой можно себя найти, плюс почти любой город мы рано или поздно, вот в феврале у нас будет 45 городов, скорее всего, а потом мы планируем все почти города открыть, и у нас уже вот эти миграции случаются. У нас в Астане открыта, в Алма-Ате, в Караганде, т.е. вот в этих… в Актобе, кстати, очень интересно: я туда приехал, а там франшизёр – брат спецназовца, который давил восстание вооружённое в Актобе, в Казахстане, т.е. и они нам говорят, что вам надо, ребята, ценить, что у вас майданы все эти заранее… Т.е. я шибко в политику не лезу, но вот она как-то сама приходит потихонечку. И получается, что эти миграции происходят – кто-то в Питер уезжает, кто-то из Питера обратно в Новосибирск, и вот все довольны, т.е. такая большая.. Родители тоже, допустим, переехали в Москву: у вас секция тут есть! Переехали в Питер: секция тут есть! Т.е. везде есть секции, понятно, что платно, мы говорим: долго, дорого, но 100%-но практически, как танк. Действительно, у нас дороже, чем у конкурентов. Есть конкуренты, естественно – в одном Новосибирске… в Москве больше 100 кружков, в Питере 50 точно есть, и в одном Новосибирске порядка 20. Но там есть тоже понятие, какой округ конкуренции, условно говоря, до 100 человек, до 20 человек. В основном же почему СКЮТы сейчас точно не функционируют все…

Д.Ю. Кто?

Николай Пак. Клубы юных техников, я сам из СКЮТовского в прошлом, мы там «Денди» чинили, всякие телевизоры, электронно-лучевые трубки. Я ещё маленький был, смотрел, очень интересно было. Они все загнулись, там дальше стали игротеки, притоны и, в общем, очень плохо. А сейчас мы всё это воссоздаём, у нас общество новое, капиталистическое, поэтому платно это делаем, и это нам даёт ресурсы это всё поднимать. Когда ты ходишь в бесплатный кружок, вот в школе, например, открывается, мы в основном в школах открываемся, с директором дружим, предлагаем ему всё практически, что ему нужно. Ребята, которые у нас победили, это как будто считается, у них название «Лига роботов», мы все знаем, что это наши, но бенефициаром является либо школа, где они учатся, либо вуз, где они учатся, и как будто они их обучили. И мы говорим: спокойно говорите, везде отчитывайтесь. Это вот первое, что всем очень хочется, ну плюс денежки, бывает, на какой-нибудь забор, ещё что-нибудь, плюс там ещё много всяких интересных вещей. И в этой школе бывает, допустим, свой кружок робототехники, как правило, это до 20 человек, я называю, и там на ладан дышит: ходит какой-то там дяденька, учитель труда или физики, ведёт помимо остальных бумажных дел. Мы сразу говорим, что мы вам не конкуренты, мы приходим туда, в этот же факультатив, помогаем этому же человеку, он там оживает, у него сразу ходит по 30-40 человек, и у нас ещё по 70-80 в одном кабинете, ну и там по 150-160 в 2 кабинетах. И жизнь начинает оживать, самое главное, что происходит какой-то круговорот в жизни событий, социальной активности. Ребята же очень активны, на самом деле, и студенты, и ребятишки, и прямо видно, как они оживают, когда ходят, и т.д.

Д.Ю. А кто всё это придумал?

Николай Пак. Придумал это я, я у нас в команде самый молодой, но до этого мы… у нас постоянно, как сказать: я ленивый человек, поэтому всё это делегирую, в этом смысле лень – двигатель прогресса, поэтому мы везде создаём нетворк, такое общение. У нас 30 голов сейчас, 30 франшизёров, каждый человек из бизнеса, каждый – фигура натурально, т.е. у кого-то… Вот у нас, например, здесь под боком сидит франшизёр, партнёр из Петербурга Евгений Чариков, он партнёр «E-Commerce», бизнес-ангел некоторых, инвестор и т.д. И у каждого есть своё понимание, как какие-то углы сгладить, как что-то сделать, и вот мы бурлим, как котёл, здесь, инженерная отрасль – взяли всех самых сильных, сидим бурлим, т.е. у нас постоянно происходит вот это бурление. А придумано было в начале, когда мы студентами собрались. Если время позволяет: история создания вообще довольно долгая, я её люблю рассказывать, потому что здесь есть такой здравый корень, который мы студентам потом говорим. Мы, как студенты технического вуза в Новосибирске, в общем-то, были… очень много энергии было, и мы постоянно ходили и требовали. Т.е. я понимаю, почему все революции устраиваются студентами – потому что энергии много, в мозгах не очень много, и мы приходили и говорили: у нас технический вуз, мы работаем на 30-40-летнем оборудовании. Кстати, не всегда плохо, потому что пока ты разберёшься, что там не так, ты уже намного… там, прозвонить контур, понять, что там вытек конденсатор, ещё что-нибудь, посчитать это… оказывается, ты больше узнал. И мы говорим: на старом оборудовании архитектура уже не используется, в общем, давайте робототехнику, давайте нам что-нибудь новое. И нам что-то преподаватели вот так вот невнятно отвечали. Потом я на следующее утро встал, вот как сейчас помню, встал перед зеркалом, а я такой напыщенный, это сейчас я более-менее спокойный, полубуддист уже, а тогда очень… умел напором таким вот давить на людей, и даже мне стыдно за это. И я встал перед зеркалом и с таким же напором сам себе задал вопрос: а ты, мудак такой, что сделал для того, чтобы здесь была робототехника? Ни пальцем не подвинул. С тех пор у меня как-то холодный пот прошёл, когда я начал с себя требовать, я больше перестал кого-либо спрашивать. С тем пор мы и государство шибко не спрашиваем, ничего, сидим и всё делаем сами, уткнулись мордой в пол и начали всё пробовать, начали в первую очередь сами делать разработки на заказ, сделали 5 прототипов по полмиллиона вот эти и один большой по 1,5 миллиона – система наведения вот эта вот лазерная. Хотя мы были субподрядчики субподрядчика Министерства обороны, т.е. они продали ещё дороже на порядок, а те продали ещё на порядок дороже. Но мы это всё знали, это всё в порядке, мы себе базу нарабатывали, кулачки, и начали вот это всё делать. Очень большой кадровый голод мы сами словили, не то, что производственники, они-то понятно, а мы словили, как просто магистранты, 23-летние ребята. Найти негде было, я больше, чем 200 инженеров принимал на работу, увольнял, и мы тогда ещё даже не зарабатывали, но это в сумме, тогда поменьше – где-то 40-50 человек единомышленников мы принимали и увольняли, на свои собственные деньги, заработанные до этого в спорте. Всё потратили и сделали их, в ноль отбилось практически, ну чуть в минус, несмотря на то, что сметы довольно большие были, и мы поняли, что срочно надо воспитывать ребят. И вся «Лига роботов», мы вот съездили в Японию, в Китай дважды, в Малайзию, у меня друзья были из MIT, как раз с ними съездили, в Швейцарии или в Швеции, я их путаю, там тоже. Короче, со всех, с миру по нитке собрали, посмотрели на вот эти все Kansai Institute of Technology, и как это устроено за рубежом, только с точки зрения, что вот я люблю людей расспрашивать: как у вас это, как у вас то. Они говорят: хотите переехать? Я говорю: нет, хочу перенять опыт и здесь сделать то же самое, а то и лучше. И в общем, всё это ... большой мозговой штурм сделали, мы постоянно вот эти хакатоны штурмим, наштурмили и сделали вот эту вот, фактически ничего не придумав, школу госпредприятия реализовали. Т.е. «Лига роботов» - это вся система школы госпредприятия, которая долго, 10-15 лет готовит к нам же в команду человека, которого мы не можем найти на улице, т.е. в гаражах, там, и т.д. И пришлось их готовить самостоятельно, и вот сейчас 7 лет прошло, и я очень сильно радуюсь, потому что ребята, которые все выросли, без всяких дураков я их сам себе отрываю в команду, и они, действительно, делают чудеса практически. Т.е. есть у нас надежда в России, потому что всё-таки ребята, если их поднимать правильно, они очень… я даже боюсь думать, что дальше будет, потому что очень крутые! Они фору дают, они там что-то уже начинают говорить какими-то такими терминами, очень быстро мозг работает, сразу импульсное кольцо другое запускается как будто, и они… аудитория общения меняется, и ребятишки, и студенты начинают не «вконтакте» играть, чего-то общаться, а бах – какие-то ролики смотреть DARPA, какие-то соревнования, какие-то как Тесла, как SpaceX развиваются, как они там делают то-сё, деловые проекты – куча же. Т.е. в интернете сейчас же огромное количество, много информационного мусора, но и очень много интересных открытых проектов, и они начинают их делать. Вот мы и хотели привезти BB-8 робота, тоже на Лего сделан…

Д.Ю. Что делает?

Николай Пак. На шарике, как из «Звёздных войн», балансирует робот. На самом деле, это во 2 классе можно практически сделать робота на 2 гиросенсорах. Вот гироскутер на Лего делается за 4 блока, 4 блока вот таких функциональных, т.е. на самом деле простыми словами сложные вещи на этих штуках легко объясняются. Поэтому идея была наша, сейчас мы подключаем всё больше… Т.е. я, как интегратор, собираю умных людей – умных из профессуры, умных из бизнеса, умных из инженерии, сам что-то умею, далеко не всё, я очень посредственный человек, на самом деле, и также мы настроены на нормаль общества, т.е. на обычных нормальных ребят, практически всех, потому что всех можно, в общем-то, поднять, со всеми приятно работать, потому что когда слишком много интеллекта, как вот… мы с такими и родителями сталкивались, и с ребятишками, всегда какие-то казусы вскрывают. Там, папа программист: «Я сам всё за него сделаю…» Я говорю: нельзя делать за него, у нас прямой запрет, мы отрубаем руки ментально за то, что за ребёнка кто-то программирует, это железобетонное наше в кодексе прописанное такое правило. У нас метод безрукого тренера, когда ты только словами можешь объяснить. Не понял? Так, как тебе ещё объяснить? Как в анекдоте: чем отличается профессор от доктора наук – знают одинаково, только доктор наук пишет уже третью доску, всё стирает, объясняет, а профессор всё то же самое может объяснить 5-летнему ребёнку на каких-то аналогиях, на пчёлках, там, на муравьях. И здесь то же самое, т.е. можно сложнейшие вещи, вот пропорционально-интегрально-дифференциальный регулятор я на 3 курсе теории управления изучал – ничего не понял: логарифмы какие-то, экспоненты… А на вот этом роботе ездить по линии, на квадрокоптере регулировать дифференциальную среду, ускорение, затормаживание, вязкость среды – всё это вообще как варенье, легко кладётся ребятишкам в уши. Поэтому…

Д.Ю. А вот вопрос: а вот вы ездите на разнообразные соревнования, в то же время у вас, с ваших слов, хороший потенциал – а почему вы здесь не организовываете мега-соревнования?

Николай Пак. Здесь есть. Ну смотрите…

Д.Ю. Ну т.е. не каждый ребёнок может долететь до Малайзии или до Токио…

Николай Пак. Согласен, здесь есть эти соревнования, они проходят и в Татарстане, в Иннополисе, я являюсь национальным экспертом при Innopolis University по робототехнике образовательной, ну и много ещё других титулов, в общем, у нас есть и робофесты, и вордскиллзы, и региональные этапы, это я просто сразу сказал, что отборочный… Вот у нас, пожалуйста, в Иннополисе, я там был главным судьёй в студенческой номинации, и там 800 ребят у нас со всех регионов страны соревнуются, праздник робототехники. Другое дело, что можно ещё номинации, ещё свои собственные. У нас мечта, ну мы рано или поздно сделаем – World Drone Prix сделать т.е. это как гонки на квадрокоптерах, автономных, не автономных, через обручи там гонять, чтобы они… Ну сейчас тоже частично организовываются. Я бы здесь хотел отметить, что у нас очень много соревнований таких локальных, т.е. есть регионального масштаба, городского, даже районные соревнования происходят, их просто настолько много, и вот например, в Новосибирске, я просто оттуда родом, могу говорить, было 7 первых городских соревнований по робототехнике. Это оксюморон, т.е. каждый не смотрит, что было до него, и мэру говорит, там, он уже сидит, говорит: вы что сумасшедшие, что ли – 7-ой раз первые городские соревнования проводить? Поэтому каждый хает своё болото, как говорится, и чтобы систематику здесь понять и чтобы взлететь над этим, надо один раз на мир прилететь, и обязательно мы выбрали стратегию выбрать себе самого… ну я – человек из спорта, поэтому я себе сразу взял..

Д.Ю. Чем занимался?

Николай Пак. Ну, не совсем спортом – киберспортом, хотя боролся тоже.

Д.Ю. Во что играл?

Николай Пак. Мы – чемпионы «Counter-Strike», виртусов всяких побеждали, и т.д. Ну тоже былое, но очень интересно, я в т.ч. ребятам часто рассказываю вот такие байки про то, как… я же сразу репутацию у них получаю, когда говорю: в «Доту» 6 тысяч рейтинг. Те сразу – всё, слушают меня, как…

Д.Ю. Сняв шапки, да?

Николай Пак. Да-да-да, слушают, у меня много историй из назарбаевских школ – 23 школы назарбаевских меня приглашают, как эксперта, их тренировать, я же тренер всероссийской сборной, мы подкачиваем не только наших «лигаробовских» ребят, но и всех остальных тоже до кучи, т.е. нам, собственно, мы на себе не замыкаемся, нам интересно всю Россию поднимать, как домкрат, и даже не Россию – в Казахстан приехали, поднимали, там тоже такие пафосные ребята в старшей номинации выходят, такие просто там –самомнение… И чтобы проломить их вот это, используются разные методы, и самый последний у меня – это у меня… я слышу, они там что-то говорят, там, я говорю: а вот это как? А Антимаг как блинкается, а это что тут? Те сразу такие: всё, и начинают ходить сразу, и всё, и задавать. Ну т.е. интересно было. Поэтому из прошлой жизни понимаешь, что тебе нужен какой-то сверхпартнёр, с которым ты вообще даже царапины не сделал, и в этом смысле не зря я говорю про Малайзию, что мы посмотрели на этого сверхпартнёра, я там вспотел так, что просто вёдра подставляй, сидел прямо записывал, т.е. через боль – я-то думал, что мы чего-то уже стоим, понял, что мы вообще никто, и что надо срочно менять всю образовательную модель. Т.е. вот эта вот обратная реакция, когда мы туда пришли, посмотрели, как надо, всё поменяли, как обучать – так нельзя, потому что мы программируем за ребятишек. Это краткосрочно даёт результат, и мы, действительно, на наших российских соревнованиях, типа, пришли и всех победили, а там мы никто абсолютно, и звать нас никак. Всё, мы запретили, появилась методика «безрукий тренер», решили играть в долгую и 5 лет, ну 4, на самом деле, года шли к этой ситуации, долго-долго, больно, дорого, опять же, но вот дошли, и теперь чертовски приятно, что вот реально мы их перевернули, теперь они на нас так же смотрят. Просто когда ты на мир выходишь, ты сразу вот эти все друг с другом кусания, кто ты… тут же много возни, тут очень такой змеиный клуб – эти против этих воюют, эти что-то там… И я приезжаю и говорю: ребята, вот их надо побеждать, с ними соревноваться, давайте друг с другом мириться, давайте уже вот это всё. Ну всё равно так бывает. Те, кто воюет, они, как правило, всю свою энергию тратят на эту войну, а вот те, кто с нами – есть, появляются сейчас вот эти структуры, мы, в общем-то, с Иннополисом тем же мы очень… Казань вообще, я не знаю, регион очень богатый, видимо, там Иннополис город открыли. Это, правда, 5 тысяч жителей, я всё время приезжаю и спрашиваю: у вас что, правда мэр есть?

Д.Ю. Думают о будущем! В нашем советском детстве были железные конструкторы, такие с гаечками.

Николай Пак. Да, вот мы, кстати, сейчас хотим как раз с нашим партнёром (он сейчас включится) Евгением Чариковым, у него есть магазин игрушек здесь в Петербурге, мы хотим на всю федеральную сеть сделать конструктор с Ардуино, т.е. как набор «Умная робототехника», но к ней ещё прибавить механики. Т.е. в Ардуино что плохого… сейчас он включится, он уже грузится, как ОС. Всё.

Д.Ю. Не очень резкий, я быстрее.

Николай Пак. Ну да-да, ультразвук медленно работает, для него есть дополнительные датчики, для него есть HiTechnic, такой сайт, там есть гиросенсоры, акселерометры, дальномеры получше, PIR-датчики обнаружения, есть инфракрасные, которые следят за … температурные – всё, что угодно.

Д.Ю. А сколько такой комплектик стоит примерно?

Николай Пак. Они дорогие, и мы их не рекомендуем покупать домой, прямо мы всем гарантируем, хотя мы официальный тоже поставщик Лего, т.е. это нам выгодно, чтобы их покупали и ещё у нас занимались, но мы не рекомендуем их покупать домой по простой причине – что они стоят 25, ну боюсь ошибиться, где-то от 20 до 25 тысяч рублей, там ещё скачет курс доллара. Дело вот в чём: во-первых, это образовательная модель, education set, т.е. образовательный, и в нём много деталек, и его можно покупать, по идее, официально… у нас в России, естественно, могут домой и такой купить, конечно, но официально могут покупать только образовательный учреждения. Кстати, у нас, у «Лиги роботов» есть образовательная лицензия, мы её не знаю, зачем получили, но вот точно не для родителей, потому что мы в доп.образовании, а доп.образование не обязательно лицензируется. У нас родители и так ходили и верили нам, и т.д. И вот, значит, домой покупают обычно домашнюю версию, там меньше датчиков, там она более игровая, в ней много украшений вот этих вот и мало толку, и нету таких вкладышей, где, как в Тек.А.Теке, разложено всё: здесь оси, здесь фиксаторы, и т.д., и всё теряется, заниматься дома некогда. Даже у меня исполнительный директор в Новосибирске сам по диплому робототехник, на 10 лет меня старше, меня ещё много чему научит – я же говорю, что я самый молодой, всех собираю просто – и он думал сначала, что, во-первых, самый первый стереотип, что это игрушка. Никто ещё не доказал, что Лего – это игрушка, это просто обычный инструмент, как макита или молоток – кто-то с ним играется, а кто-то из него дом строит. Вот мы учим дом строить, филигранно, от и до. На нём можно вообще веб-сервер поставить или там подключить монитор, через USB, тут есть USB, расширители, клавиатуру, мышку – и в «Quake» играть им или в «Minecraft» гонять на мониторе, абсолютно, натурально, потому что это же компьютер обычный, на него Windows даже можно какой-нибудь поставить, но зачем Windows ставить, когда на нём Linux? Второй шаблон, после того как это игрушка, кажется, что если я робототехник, они там плохо научат, а я умею – сразу разбивается: купил себе несколько наборов, все они лежат, водит своего ребёнка к нам, потому что мы профессионально увлекаем ребёнка, как правило, чем больше ты занимаешься с ребёнком дома, тем меньше у тебя уже интереса, у самого родителя, а ребёнка-то не обманешь, глазами малышей глаголет истина, или как там, и они видят вот эту потерю интереса и сами перестают интересоваться. А у нас категорически не так, мы поддерживаем всегда вот эту внутреннюю систему мотивации всех преподавателей, т.е. у нас, на самом деле, учатся и ребятишки, и преподаватели одновременно: тык-ты-тык-тык-тык, следующий конвейер – тык-тык-тык-тык-тык, следующий конвейер – тык-тык-тык-тык-тык, и дальше мы их всех … в эту ситуацию.

Д.Ю. Что сказать, Николай: отрадно, что в родной стране не перевелись люди, которым что-то в этой жизни интересно, кроме водки и наркотиков…

Николай Пак. Нет, таких очень много.

Д.Ю. …и которые ещё и детей полезному учат.

Николай Пак. Я хочу доложить, что у нас статистика очень большая – 20 тысяч ребятишек, родители их, больше 1,5 тысяч студентов. С одной стороны кажется, и так и есть, что поначалу, когда начинаешь работать, очень много вот этих всех «навальнённых» да вот этих всех ребят, которые хотят хорошо жить, но ничего не делать, но начав с ними работать, мы профессионально отучиваем от Навального, например, вот странно – через робототехнику. Я серьёзно говорю: я в Миасс приехал – трёх отучил, там приехал так просто, языком робототехники абсолютно, обычная ситуация. И потом с ним начинаешь работать – они лучшие потом ребята становятся, т.е. тот, кто поковырялся в этом плохом, в наркотиках или ещё в чём-то, и мы их вытащили, дали им цель жизни, они потом лучшие ребята, потому что они эту специфику уже знают, и очень отрадно, что, действительно, в России, если покопать, вот этих самородков, их и очистить можно – вот ты взял камушек, кажется, что грязный, взял его, поработал с ним – оказывается, самородок. И у нас таких самородков полно, и это очень здорово.

Д.Ю. Дорогие родители, ведите своих самородков учиться, не по митингам бегать, а заниматься нормальными делами. Линк под роликом, изучайте, тащите. Спасибо. Успехов!

Николай Пак. Спасибо.

Д.Ю. Будем бдительно следить. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

27.12.17 16:02 Николай Пак о робототехнике, комментарии: 30


Комментарии
Goblin рекомендует заказать лендинг в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

Oleg-999
отправлено 27.12.17 23:37 | ответить | цитировать # 1


Сразу вспомнились различные кружки времён Советского Союза для школьников... МОЛОДЦЫ!!!



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк