Илья Ремесло о последних расследованиях

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Илья Ремесло | Каталог

15.03.18




Расследование по фонду Навального "Пятое время года"
Расследование по "Голосу"
Помочь расследованиям: карточка 4083 9720 5538 7841



Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Илья, добрый день.

Илья Ремесло. Дмитрий Юрьевич, добрый день.

Д.Ю. Сто лет, сто зим. Как поживает оппозиция?

Илья Ремесло. Оппозиция находится в полуразгромленном состоянии и подходит к выборам совершенно деморализованной. Собственно, хотел рассказать сегодня о двух последних проектах, которые довольно удачно закончились. Это, собственно, расследования, которые, скажем так, обернулись вполне себе материальными, правовыми результатами. Ну, первое, о чём хотел бы рассказать, это, как вы знаете, был такой фонд у Навального «Пятое время года», на который он собирал пожертвования. Т.е. он собирал пожертвования на счета Волкова, своего соратника, Волков перечислял эти деньги на счета фонда «Пятое время года», а с этих счетов уже нанимались там всякие волонтёры, оплачивались штабы, договора аренды, листовки, всё прочее-прочее.

Д.Ю. Прилично сдают, наверное, раз на такое количество.

Илья Ремесло. Да. Всего было собрано, как они сами говорят, сумма около, по-моему, 290 млн. рублей за год, т.е. так неслабо.

Д.Ю. Миллионов рублей?

Илья Ремесло. Неслабо, да, неслабо.

Д.Ю. Что-то мне как-то не верится, что это отдельно взятые граждане сдают.

Илья Ремесло. Да. Сейчас вы на самом деле правы, ваше предчувствие вас не обманывает, сейчас мы к этому плавно подойдём. Ну, начать нужно с чего, что этот фонд, он изначально назывался как, он сейчас так по сути называется – «Фонд поддержки СМИ «Пятое время года». Т.е. создавался он под совершенно конкретные уставные цели. Т.е. под то, чтобы финансировать СМИ, и чтобы они работали. Они, соответственно, сторонники Навального решили не создавать отдельного юридического лица под свою избирательную кампанию, и решили использовать вот это. И через него решили работать, что, естественно, полностью незаконно, потому что у нас закон о некоммерческих организациях чётко говорит, что использоваться денежные средства НКО могут исключительно на его уставные цели.

Если она расходует на неуставные цели, это грубейшее нарушение, т.е. ну представьте, государство должно же как-то контролировать. Создаётся НКО на поддержку СМИ, а потом раз и оно начинает вести избирательную кампанию. Естественно, этого никто допустить не мог, такого нарушения закона. Там были и другие, поменьше вроде как, вообще люди пренебрегали тем, чтобы хотя бы правильно составить учредительные документы, т.е. там у них, например, неправильно даже назывался верховный управляющий орган организации. Т.е. они пренебрегли такими мелочами вообще совершенно. Т.е. просто решили, взяли организацию с другим назначением – пофигу, работаем.

Д.Ю. А как же юридическое образование?

Илья Ремесло. Ну вот юридическое образование…

Д.Ю. Они все юристы или только Алексей?

Илья Ремесло. Там очень много юристов у Навального. Я был на процессе, на котором был ликвидирован этот фонд «Пятое время года», лично присутствовал. Ликвидация началась через 2 недели после того как вышло моё расследование об этом фонде, о нарушениях в нём. В материалах дела есть, кстати говоря, даже ссылки на мои статьи, от чего дико бомбануло у юристов Навального. Т.е. они на суде возмущались – как так, как Минюст может этому верить, почему? А Минюст-то поверил почему – потому что имеются совершенно чёткие доказательства. У меня все расследования основаны на финансовых документах, какой-то информации, которую точно можно подтвердить.

Д.Ю. Это же не вопрос веры. По вопросам веры идите в церковь, а здесь документы, доказательства.

Илья Ремесло. Да. Если у вас, допустим, в уставе написано, что вы занимаетесь поддержкой СМИ, почему вы ведёте избирательную кампанию. И спрашивается, что тогда удивительного в том, что вас хотят ликвидировать. В итоге, конечно, была проведена проверка, которая обнаружила ряд нарушений – и это нарушение, и ряд других нарушений поменьше, в результате чего был предъявлен иск Минюстом о ликвидации, который состоялся довольно быстро, и за месяц их и ликвидировали. Причём что самое забавное, наложили арест в качестве обеспечительной меры, на которых там оставалось несколько миллионов ещё, по-моему, рублей. И вот эти деньги они потеряли, потому что люди не ожидали, что так быстро их закроют, как они сами считали.

Д.Ю. А деньги государство забирает или как?

Илья Ремесло. При ликвидации НКО деньги идут либо на уставные цели организации, т.е. условно говоря, пойдёт на поддержку какого-то условного СМИ, либо если это невозможно, недостижимо, то тогда да, обращается в доход государства.

Д.Ю. И сколько миллионов там повисло?

Илья Ремесло. Повисло немного, около 3, по-моему, потому что они увидели, что Минюст предъявляет иск, и решили всё оттуда как бы сваливать. Но после ликвидации там был совершенно дикий бомбёж такой, совершенно неправовой, когда там банки начали блокировать их счета, а они говорят – ну как же так, решение же не вступило в силу, как вы можете блокировать? Т.е. люди вообще не в курсе, что может быть определение, что суд может вынести отдельное определение об обеспечительных мерах, которым был наложен арест на счета. И там предъявлялись дикие претензии, там в «Альфа-банк» писали, что мы там не будем с вами работать, режем все карточки «Альфа-банка», вся эта шелупонь малолетняя, которая там в комментариях. Естественно, никто ничего не разрезал.

Д.Ю. Недавно они «уничтожили» банк Тинькова, я помню, своими мощными выступлениями.

Илья Ремесло. Да, эти самые люди, которые хотели уничтожить банк Тинькова, теперь принялись за «Альфа-банк». Там очень смешные были комментарии, что вы там кремлёвские наймиты, мы с вами работать больше не будем. Ну, ничего, все продолжают работать, всё хорошо.

Д.Ю. А в чём тут суть-то? Я даже понять не могу, а причём тут кремлёвские наймиты? Соблюдай законы, есть юридическое образование, сам не понимаешь? Меня вот, например, в моём юридическом ПТУ меня учили другому, я чётко понимаю, что земельным правом занимаются люди, которые вот совсем сильно от меня отличаются в своих знаниях, административным другие, уголовным третьи. Сходи поинтересуйся, это недорого стоит, по-моему, даже если вот специалиста нанять, который тебе объяснит, что ты должен делать, на что собирать деньги, и куда их тратить. В чём проблема-то?

Илья Ремесло. А по их мнению банк вообще не должен был выполнять предписание службы судебных приставов. Оно же незаконное, оно противоречит Конституции, понимаете? Ни в коем случае нельзя.

Д.Ю. Блин.

Илья Ремесло. Это действительно то, что они писали в комментариях банку, по-моему, лично Волков писал. Ещё там юристы Навального писали. Юристы Навального на суде, конечно, просто шедеврально себя вели, я просто сидел, присутствовал при этом всём и просто радовался. Им говорят одно, они говорят – нет, вы знаете, вы нас притесняете, всё прочее. Им говорят – почему вы ведёте неуставную деятельность? Они говорят – ну, может быть, мы вели и другую деятельность, может быть, мы и на другое тратили деньги, вы ж не знаете. Им говорят – ну, принесите платёжку, покажите хоть один платёж, который из вот этих 300 млн. вы потратили на уставную именно деятельность поддержки СМИ. – Ну, у нас сейчас с собой нет, у нас у бухгалтера, может быть, есть. Т.е. люди пришли на суд…

Д.Ю. Подготовленные.

Илья Ремесло. Подготовленные, да.

Д.Ю. Это юристы?

Илья Ремесло. Юристы, да.

Д.Ю. Эти люди хотят управлять страной. Молодцы.

Илья Ремесло. Но самое забавное началось, вы знаете, даже не то что ликвидация. Понятно, что за такие нарушения в любой цивилизованной стране НКО ликвидируют, это бесспорно. Помимо всего прочего у них даже филиалов не было, т.е. вы знаете, штабы у Навального же есть, большое количество, в принципе, по всей стране, там в каких-то крупных городах, несколько десятков штабов. Так вот, ни у одного из этих штабов не было оформлено представительство. Т.е. просто заключался договор аренды и всё, без ничего. А закон – у нас говорит налоговый кодекс и действующее законодательство другое говорит, что если у вас оборудовано отдельное рабочее место, то всё, автоматически это порождает обязанность по регистрации представительства, которое отдельно ставится на налоговый учёт в регионе, чтобы, соответственно, из Москвы потому что невозможно контролировать все…

Д.Ю. Да.

Илья Ремесло. И чтобы можно было контролировать деятельность фонда в регионах, должно создаваться отдельное такое представительство, чего не было, естественно, сделано ни в одном регионе. Вот и всё.

Д.Ю. Ну, возвращаясь к тому, что в начале. Некоторым образом мы вот собирали как-то деньги на съёмки фильма. Ну и могу заметить, что они собираются, знаешь, такой синусоидой. Т.е. если какие-то новости о съёмках, чего-то на площадке, выложили ролик, например, как идут дела, это всплеск в сборах. Потом спад, всплеск-спад. И там очень сложно планировать какую бы то ни было рабочую деятельность, потому что я тупо не знаю, сколько денег сдадут, когда сдадут и сколько сдадут.

Я вот, например, по всей стране организовать филиалы при том, что деньги сдают люди, у которых там настолько всё эмоционально, со всем уважением к сдающим, но это сугубо эмоциональные вещи – мне нравится/не нравится, сейчас побегу сдам, а завтра не побегу и не сдам. А я как работодатель, организовавший 100 рабочих мест в разных городах, а я не понимаю, как я им деньги платить буду. Я не знаю просто, и поэтому я их, зная, как это происходит, открывать не буду, не смогу, потому что людям невозможно своевременно и в полном объёме платить. А как они так ухитряются это дело планировать?

Илья Ремесло. А вот сейчас вы об этом узнаете, там очень забавно всё. Вот этот фонд «Пятое время года», по идее, должно было быть как – т.е. Волков получил энное количество денег на свои счета, он выкладывал отчёты о том, сколько он получил, он должен был перечислить, по идее, всю эту сумму в фонд «Пятое время года», и оттуда эта сумма должна быть израсходована. Так вот, самое смешное состоит в том, что эти суммы отличаются. Т.е. на счета Волкова, согласно его же отчётам, поступила сумма, условно говоря, около 300 млн. рублей, а согласно справке Минюста, которая не оспаривается самим ФБК, т.е. они в суде это не оспаривали, это действительно так, израсходована была со счетов фонда совершенно другая сумма, которая отличается на 150 млн. рублей. Т.е. куда-то это всё испарилось.

Д.Ю. Неплохо.

Илья Ремесло. И это всё чётко видно по бумаге. Т.е. поступило столько, израсходовано со счетов фонда за такое-то количество времени столько. Ну и я, естественно, всё это описал, выпустил, после чего у Леонида Волкова, который у нас начальник избирательного штаба Навального, у него дико бомбануло, он выпустил очередной уже, кажется, пятый или шестой ролик про меня, какой я там нехороший человек, как я всё это извратил. Что на самом деле он там тратил деньги за другой период, а я взял за вот этот вот. И как он сказал, с декабря по май прошлого года ещё была потрачена какая-то сумма, которую я якобы не учёл. Но я не поленился залезть в отчёт, который сам Л. Волков в мае выложил, и там указана сумма, опять же, которая отличается от той, что он указал, на 50 млн. рублей. Т.е. он даже не знает элементарно, сколько он потратил к этому времени. И этот человек рвётся кого-то ещё разоблачать, это, конечно, удивительно.

Д.Ю. Коррупцию.

Илья Ремесло. Да.

Д.Ю. Забарывать коррупцию.

Илья Ремесло. Но на этом странности не заканчиваются. Самое смешное заключается в том, кто, собственно говоря, вносил деньги на счета фонда «Пятое время года».

Д.Ю. Так-так.

Илья Ремесло. Вы думаете, вносил один Волков, по идее, на счета которого они и поступали эти деньги? Нет. Внимание, значит: 15 млн. гражданка Чехович; ещё, по-моему, 17 млн. гражданин Шавединов, и ещё там, по-моему, гражданин Рубанов. Как вы думаете, кто эти все очень обеспеченные люди, которые могут пожертвовать деньги на кампанию Навального?

Д.Ю. Надеюсь, безработные.

Илья Ремесло. Угадайте с 3 раз. Нет, они не безработные, они работают. Но угадайте, где они работают. Они работают у самого А.А. Навального, это его сотрудники. Шавединов это его пресс-секретарь, Чехович там занимается, по-моему, какими-то финансовыми вопросами, помощник бухгалтера. И вот эти замечательные люди наличкой или там как, или не наличкой, но не суть, вносят деньги на счета фонда «Пятое время года». Откуда у них эти деньги, спрашивается?

Д.Ю. А сейчас как законодательство подобные вещи регулирует? Т.е. если я, например, пойду и хочу купить что-нибудь на 100 млн. рублей. У меня будут проверять, где я эти деньги взял, или это неважно? Из кармана вынул…

Илья Ремесло. А у нас же свободная страна, Дмитрий Юрьевич. Это за границей, в демократии, где свобода, там могут и спросить, откуда у тебя деньги на покупку дорогостоящей недвижимости, квартиры, или, допустим, на пожертвования. Может, ты деньги отмываешь элементарно.

Д.Ю. Так точно.

Илья Ремесло. Схема отмывания через НКО, она очень распространена. Т.е. когда люди грязные деньги берут, перечисляют на НКО, а потом они отмываются какими-то другими схемами. Но здесь никого это не смущает. Т.е. что вдруг оказалось 35 млн. рублей у сотрудников Навального, у которых там зарплата, по-моему, то ли 70, то ли 80 тысяч в месяц от силы, по-моему.

Д.Ю. Позволь я тебе пример приведу. Как-то раз заехал в США в город Лас-Вегас, по кинобизнесу, и в тот же момент вышла новая модель фотоаппарата Canon. И я, значит, прибыв в магазин, вот лежит фотоаппарат, чудом каким-то не купленный, потому что стоил он, боюсь наврать, 3000 баксов, наверное. Ну вот я говорю – отложите, пожалуйста. Отложили, метнулся в такси, гостиница, взял котлету денег (я как советский человек наличность с собой вожу), приехал. И вот когда я спрашивал, там вежливость американских продавцов не знает границ вообще – сэр, только для вас, пожалуйста, ждём пока приедете, туда-сюда, все в улыбках.

Я приезжаю, значит, они – вот давайте. Я кладу 3000 баксов. Такое чувство, что где-то за стеной дёрнули рубильник. Все сразу перестали смотреть мне в глаза, улыбки исчезли напрочь, позвали какого-то старшего. Старший 3 раза сосчитал деньги в машинке, 3 раза сосчитал их вручную, обернул бумажкой, засунул в полиэтиленовый пакетик, запечатал, сунул себе в карман, вообще не глядя в мою сторону, ушёл, туда-сюда. А я ещё из гостиницы приехал с объективом, потому что мне посмотреть хотелось бы. И мне этот фотоаппарат пихнули. Я говорю – я бы проверить хотел. – За дверь иди и там проверяй. Т.е. откровенно хамя уже. Я взял своё добро, пошёл за дверь проверять, как там что.

Спросил у американских товарищей. Я говорю – а почему это вот так? – А нет ни у кого наличных денег. Если ты вынимаешь из кармана больше 200-300 долларов платить наличностью, то это говорит об одном – ты наркобарыга и эти деньги незаконные. А если бы ты, говорит, в пределах 5 или 10 платил бы, сразу бы вызвали полицию, и ты бы в полиции рассказывал, откуда у тебя эти деньги. И у тебя бы проверяли источники доходов. Вот. Видимо, так порядок-то наводится, а не когда служащий конторы вынимает 15 млн. из кармана. Ты где их взял?

Илья Ремесло. И жертвует своей же конторе.

Д.Ю. Да, да. Интересно.

Илья Ремесло. Ну, Алексей Анатольевич продолжает рассказывать сказки, что у них там по 500 рублей бедные студенты жертвуют. Конечно, мы этому всему верим…

Д.Ю. Ну, наверное, жертвуют, просто столько не получится.

Илья Ремесло. Да, столько не получится явно. И всех не смущает, удивительно, но их не смущает, но ведь это явно, т.е. это то, что невозможно оспорить, это по документам проходит, это банковские документы. И с этим никто не спорит даже из руководства ФБК, что действительно эти деньги вносились, это не выдумки Минюста. Ну так объясните это, откуда у вас такие деньги, и что это за такой странный метод финансирования кампании своей же, когда… Вам что, в чемоданах привозят? Откуда, кто привозит? Может, это какие-то там заказчики у вас есть, получается? Всё это нужно отслеживать, на мой взгляд. И я думаю… Волков постоянно говорит, что я хочу его закрыть на уголовное дело, ну, видимо, придётся, потому что… Я раньше думал, что там какие-то безобидные шалости, ну, знаете, что они действительно собирают деньги, большую часть тратят, какой-то процент удерживают, это всё как бы так, то, что от них можно было ожидать.

Но, извините, когда такое наглое идёт нарушение закона, это прощать мы не будем и, безусловно, я сделаю всё, чтобы Волкова всё-таки закрыли, потому что именно он являлся директором фонда «Пятое время года», и именно он несёт ответственность за все действия, финансовые в т.ч., которые по нему проходили. А А.А. Навальный не несёт. Т.е. все сидят вокруг него. Кстати, сейчас очень забавный момент, что посадили всех в питерском штабе, посадили 10 человек на арест перед выборами, Волков под арестом, ещё там половина штаба Навального в Москве тоже под арестом, один он сидит гуляет безнаказанный. Великолепно, просто великолепно. И людей это не смущает совершенно.

Д.Ю. На это юридического образования хватает, да.

Илья Ремесло. Да. На это хватает, очень…

Д.Ю. Было бы интересно узнать, кто же деньги-то даёт. Кто это из кармана может выхватить 15 лимонов и отдать? Может, это коррумпированный чиновник какой-то, который деньги наворовал, и ведёт тонкую политическую борьбу?

Илья Ремесло. Может быть, да. Борется с этим режимом, а потом скажет, что видите, я готовил свержение этого режима, как партизан работал.

Д.Ю. Жизнь положил.

Илья Ремесло. Да-да.

Д.Ю. Атас.

Илья Ремесло. В общем, в этом всём, я думаю, ещё будут разбираться компетентные органы уже после выборов, потому что сейчас их деятельность пресекли, и у них сейчас огромные проблемы в связи с тем, что они фонд ликвидировали, они не могут теперь заключать на него официальные договоры, и всё это, как я полагаю, а как теперь? Наличкой? Только наличкой рассчитываться с активистами в регионах, по-другому никак.

Д.Ю. Ну её ж тоже где-то надо брать.

Илья Ремесло. Это никого не смущает. Это всё чистые деньги, безусловно, которые кристально честные люди дают.

Д.Ю. Да. Т.е. борьба за коррупцией на непонятно чьи деньги, непонятно кем выдаваемые, это хорошо.

Илья Ремесло. Да, это хорошо и никого не смущает. Ну, есть и другие, более, скажем так, хитрые товарищи, более, скажем так, прошаренные, если говорить на жаргоне. Это была у нас такая ассоциация «Голос», если вы помните, которая прославилась тем, что когда к ним заходили в офис, именно эти замечательные люди кричали – вы сурковская пропаганда, вы сурковская пропаганда. Ну, все помнят, да, этот ролик знаменитый. И вот теперь эти люди, их в 2015 году признали иностранным агентом официально, потому что там деньги были от американского агентства международного развития, ещё от ряда западных фондов. Они не скрывали, что они… Т.е. организация наблюдала за выборами у нас, в России, за западные деньги. Наблюдала так, что что-то ничего хорошего не находила, находила только плохое. Ну, видимо, это не вмешательство в выборы, потому что нас американцы обвиняют в том, что мы вмешиваемся в выборы, а вот это не вмешательство в выборы.

Д.Ю. Про американцев вообще отлично. – Так вы же тоже вмешиваетесь. – И что? Да, мы вмешиваемся, и что? Отлично.

Илья Ремесло. Да. А вы помните же ролик с директором ЦРУ бывшим, которого спрашивали – а Америка вмешивается в выборы? Он отвечает – ну, вы знаете, она вмешивалась только когда боролась с коммунизмом, во имя благих целей. – Ну хорошо, с коммунизмом ладно, победили коммунизм, а сейчас вы вмешиваетесь? У него такое лицо было забавное и он что-то такое прокряхтел забавное, и сказал – ну, только если это очень необходимо.

Д.Ю. Это начальник разведки.

Илья Ремесло. Начальник разведки признаёт на официальном уровне. Потрясающе.

Д.Ю. Так. И что же «Голос»?

Илья Ремесло. Так вот «Голос» Их в 2015 году признали иноагентом, а в 16 году их ликвидировали всё-таки, потому что они не хотели становиться иноагентом, уклонялись от сдачи отчётности, не хотели себя маркировать как иноагента, ну и допускали ещё другие нарушения. Их в итоге ликвидировали. Ну, разумеется, борьба за демократию должна продолжаться, и люди решили работать и вовсе теперь без образования юридического лица. Т.е. они учредили движение без регистрации государственной, и непонятно за какие деньги вот уже 1,5 года продолжают работать. До сих пор, ну, имеются неофициальные сведения, что спонсоры всё те же.

Кстати, вчера Минюст внёс в список нежелательных организаций на территории России 2 иностранные ассоциации – 1 немецкая, 1 ещё какая-то – по наблюдению за выборами. На их сайтах «Голос» был официально указан в качестве партнёра. Т.е. это их официальные европейские партнёры, которым тоже краник, в общем-то, теперь перекрыли здесь, в России. Ну, опять-таки, «Голос» ближе к выборам решил, что им нужно каким-то образом легализовать свою деятельность, потому что вообще смешно получается – у организации нет счетов, нет самой организации как таковой, а она на что-то работает. И они не нашли ничего лучше кроме как запустить объявление о сборе пожертвований. Т.е. «Голос» стал собирать пожертвования. Организация, которая ранее существовала чисто на западные деньги, вот решила таким образом собирать. Всего, как они говорят, за 2 недели – с середины февраля по начало марта они собрали около 170 000 рублей. Ну, всем очевидно, что это сумма, которой уж точно хватит и на выборы, и на всю страну гарантированно. Но интересно, на чей счёт они собирают деньги, потому что у них-то счёта своего нет. Я эту всю историю начал копать.

Д.Ю. Вот тут извини, перебью, больше похоже на правду, что это действительно настоящая сумма, которую сдали.

Илья Ремесло. Да-да.

Д.Ю. Не 300 млн. рублей. Так-так.

Илья Ремесло. Да. Начал копать. И в договоре-оферте на их сайте указано, что договор на пожертвования, там официально всё, они оказались поумнее, чем Навальный. У Навального на сайте, напомню, никакого договора вообще не было, т.е. там непонятно вообще, на что идут деньги. Там юристы вообще этим не озаботились. А здесь люди озаботились. И оказывается, что некий фонд «Лига избирателей», он заключает с вами договор, и вы сдаёте деньги на деятельность этого фонда и на его проекты. Я решил посмотреть, что это за фонд такой «Лига избирателей». Удивительное дело – это же тот самый фонд, который у нас организовывал белоленточные протесты в 2011-12 году. Которые поддерживали Пархоменко, Шевчук, Лазарева, вот эти все белоленточные актёры, интеллигенция, которая была недовольна массовыми фальсификациями. И они таким образом организовали протест против режима.

Там очень забавно всё это в итоге закончилось. Этот фонд, он год, по-моему, там отработал, и когда они весь протест благополучно слили, и как бы о фонде уже перестали напоминать. Но запомнился он одним таким довольно забавным моментом. Они тоже собирали деньги, собрали сумму порядка 2, по-моему, миллиона рублей, и потратили её на какую-то систему мониторинга, как они говорят, всё прочее. Я решил посмотреть, что в итоге-то получилось там. На сайт потратили миллион (на сайт миллион), и ещё какие-то деньги на какую-то базу данных, на которой фиксировались нарушения на выборах. Я перехожу, опять-таки, по ссылке, сайт ведёт, не поверите, на покраску автомобилей в Гомеле. Т.е. это уже давно вообще там не их сайт, ничего, естественно, нет; никаких следов, подтверждающих, что действительно деньги были куда-то потрачены, нет; результатов никаких нет. Ну вот так они и слились.

А теперь этот фонд, на минуточку, если кому интересно, его возглавляет какой-то парнасовец малоизвестный, а фактически контролирует его либеральный журналист «Эхо Москвы» Сергей Пархоменко. Есть такой, который постоянно у нас любит разоблачать режим. Ну вот, видимо, он дал «Голосу» свою организацию, чтобы на неё шли вот эти пожертвования, ну и другие, я думаю, деньги, чтобы каким-то образом – всё это для чего делается – чтобы легализовать деньги, т.е. чтобы показать, что вот есть деньги, за счёт которых мы существуем. А на самом-то деле, конечно, существуют они за счёт других денег. Не на 170 000 рублей за 2 недели.

Ну и вот такой довольно забавный момент тоже, потому что теперь получается, что если одна организация собирает деньги другой организации, деятельность которой запрещена, то что это такое? Это безусловное нарушение, это неуставная и незаконная деятельность, и фонд Пархоменко, наверное, сейчас будут усиленно проверять. Сам он находится уже в США, видимо, человек заблаговременно подготовился к возможным неприятностям. Но, тем не менее, я думаю, что мы эту ситуацию тоже дожмём.

Так вот, возвращаясь к тому, ради чего вообще готовился «Голос», и вообще ради чего он продолжал свою деятельность. Они хотели наблюдать за выборами. За выборами можно наблюдать 2 способами. 1 это отправлять наблюдателей от политических партий. Т.е. есть такая традиционная процедура, которой, в принципе, пользуются наблюдатели. А есть другая процедура. Т.е. можно аккредитовать при ЦИК журналистов от СМИ, с которыми у вас заключён официальный договор. И «Голос» берёт создаёт своё собственной СМИ ещё, по-моему, в 16 году, т.е. они заранее к этому готовились, и к выборам, которые были у нас в прошлом году, думские, аккредитует в ЦИК что ли 1000 с лишним журналистов от этого СМИ. СМИ называется у нас «Молния», что-то такое.

Д.Ю. 1000?

Илья Ремесло. 1000 журналистов. Я вообще удивился, откуда можно было взять такое количество журналистов? У нас, извините, даже в федеральных изданиях столько людей просто физически не работает. Ну, ларчик открывался просто. Оказалось, что журналистами становились те, кто просто дистанционно, в интернете, изъявлял желание стать таковым. Т.е. человек заполнял дистанционно, в интернете, договор, никто не проверял ни его паспортные данные, ничего, просто отсылал его туда, в «Голос», а «Голос» подавал, соответственно, анкету в ЦИК на аккредитацию журналистов, а у журналистов этих такие же права, даже больше, наверное, чем у традиционных наблюдателей. Потому что это право доступа на любой избирательный участок, это право контроля за всем, что происходит, это право поднимать любой скандал, чуть что не то.

Д.Ю. Какая прелесть.

Илья Ремесло. Т.е. вот люди готовились, осознанно готовили схему для того чтобы всех этих наблюдателей внедрить, и каким-то образом дискредитировать, безусловно, потом выборы. Но, опять-таки, мне попали в руки их документы. Т.е. документы, которые они подавали в ЦИК, это заявка на аккредитацию. В заявке ИНН организации, которая уже была на момент подачи заявки ликвидирована 2 месяца как судом. Т.е. они ЦИК ввели в заблуждение, по сути дела, Центральную Избирательную Комиссию, ну, у которой то ли перед выборами не было времени, то ли ещё что, не стала просто, ну, поверила, условно говоря, на слово, всех аккредитовала. Вот такой кровавый у нас режим, да. А оказалось, что по сути дела заявку подавала организация, которой не существует. Т.е. это фонд, который связан с самим «Голосом», там работают его сотрудники, он ликвидирован уже давно. И меня это заинтересовало. Я стал смотреть вообще буквально, кого же они там предлагали на аккредитацию. Значит, около 30 из 40 фамилий только сразу вот, выявляется даже поверхностным осмотром, лиц, родившихся в 2017 году. Дата рождения, указанная в заявке – 24.08. 2017, ещё там что-то.

Д.Ю. Это им по 10-11 лет?

Илья Ремесло. Не по 10-11, им 2 года.

Д.Ю. Вообще год. Извините, да.

Илья Ремесло. 2 года, Дмитрий Юрьевич. Потрясающие журналисты, да? А по-другому и не могло быть, потому что никто личность не проверял, и они, видимо, просто чтобы заотчётить перед какими-то спонсорами, наверное, напихали туда каких-то фейковых совершенно лиц, чтобы потом сказать – смотрите, у нас там столько наблюдателей, там такие-то мероприятия проведены и т.д. Всё это очень забавно и всему этому есть подтверждения. У меня есть их заявка, я выложил, опять-таки, в расследовании весь этот материал. Я думаю, что после этого ими должны, опять-таки, заинтересоваться. Потому что по сути дела это что – это фальсификация документов, поданных в ЦИК.

Д.Ю. Это какая-то фантасмагория вообще. Я не знаю вот, они же все так любят Запад, они все считают, что цитадель демократии – США, вот там устроено всё правильно, благообразно, так, как надо. Вот предвыборная борьба, где каждого кандидата там не просто через увеличительное стекло, а через микроскоп разглядывают – биографию твою, где учился, как учился, на ком женился, с одной ли женой ты живёшь всю сознательную жизнь, где работал, курил ли нехорошие вещи всякие, как Обама. Всё, вот буквально всё под микроскопом, каждый шаг твой изучен, это не говоря про финансовую отчётность, которую ты и так не спрячешь. И только после этого ты там можешь куда-то лезть.

А тут не задумываясь абсолютно, это же полное отсутствие мыслительной деятельности как таковой. Что значит 2017 г.р., вы чего? Как это у вас так получается? Ну и люди, в общем-то, работающие на западные деньги, выглядят как-то странно. Вот как сейчас наша эта Russia Today какое бешенство вызывает – что это вы тут вещаете? Это пропаганда, оказывается, московско-кремлёвская. А вот ваш Голос Америки, Радио Свобода, Свободная Европа, это случайно не пропаганда? А они без затей работают на деньги Государственного департамента США, никто этого не скрывает. И вещают, по-моему, если я правильно помню, с 40-х годов прошлого века.

Илья Ремесло. Да, где-то так.

Д.Ю. Ваши сказки про то, что вы там боролись с коммунизмом… Коммунизм это мы, это мы, русские, это был наш коммунизм, и боролись вы не с коммунизмом, а с нами. А внезапно коммунизм закончился, а борьба не закончилась, и вы свои радиостанции не закрыли, они по-прежнему продолжают вещать, и что характерно, вещают примерно то же самое – как у нас всё плохо, как у нас нехорошо, и что вообще с нами делать. Хорошо бы, чтобы нас не было.

Илья Ремесло. Да, да.

Д.Ю. Люди, которые такие вещи поддерживают на деньги из-за кордона – ну, наверное…

Илья Ремесло. И заметьте, когда вот отменили их аккредитацию, это произошло у нас в четверг, по-моему, после чего, собственно говоря, я написал вот это расследование, из-за чего, собственно говоря, им отменили аккредитацию. Поднялся массовый вой там. Навальный сразу же написал пост о том, что власть боится независимых наблюдателей, хочет сфальсифицировать выборы, именно поэтому наблюдатели от «Голоса» были там не допущены и т.д. Это что, это случайность, что в тот же день, как только это случается, человек садится и тут же по методичке начинает писать. И другие так же подключаются и начинают там это обсуждать.

Д.Ю. Я сама крымчанка, дочь офицера, да. Ну, по свистку, какие сомнения. Значит, по всей видимости, есть какой-то единый центр, который ими руководит, издаёт указания, раздаёт методички. Прекрасные люди, просто прекрасные. Не перестаю поражаться. Верхнее образование, опыт работы, юристы через одного, вы же самое примитивное сделать не можете, в какой-то плюгавой конторе нормально организовать деятельность. Я двояко могу понять – либо вы балбесы полные и не можете организовать, либо вы делаете это специально, чтобы ваша деятельность вот таким образом была пресечены. Ну, вот в такие агентурные вещи верится с трудом, а в бестолковость, она вот на поверхности. Как говорится, ты свою жену научи щи варить, а потом уже лезь в руководство государством. Как говорил известный персонаж – это какой-то позор. Что же это?

Илья Ремесло. Да. Но при этом они все – там и Волков, и Навальный, у них главная идея – то, что нас Кремль боится. И распространяются настолько смешные какие-то посты, я-то знаю просто, как работают соответствующие службы, которые занимаются ими, и другие государственные органы, и эти вот замечательные люди считают, что они своими действиями доставляют такие невероятные страдания… Путин не спит по ночам и думает, что вот Алексей Навальный открыл очередной штаб, у него завтра будет митинг. Что делать, что делать, срочно нужно что-то.

И эта легенда, что удивительно, она находит отклик какой-то вот в их этой вот секте, т.е. люди просто не понимают, что ими занимаются буквально 1 мизинцем правой руки, и по большому счёту государство, оно так, в фоновом режиме за ними наблюдает. О чём тут говорить, если Навального даже на выборы не закрывают. Т.е. это показатель того, что человек никакой угрозы вообще не представляет, это лучший маркер. А соратников его закрывают – ну так, чтобы, как говорится, поняли разницу. И на самом деле я просто вижу, как идёт работа, и я понимаю, что если бы государство на самом деле включило бы свои резервы на хотя бы процентов на 15…

Д.Ю. Механизм подавления, да.

Илья Ремесло. Механизм подавления. То просто осталось бы от них одно мокрое место на самом деле. Но вместо этого люди говорят, что вот, мы там развиваемся, а вот в следующем году Путин ещё меньше будет иметь влияния, а мы будем иметь ещё больше влияния, т.е. такие вот влажные мечты оппозиционеров, которые, к сожалению, не имеют никакой связи с реальностью. Потому что, честно говоря, порой мне даже становится скучно уже, потому что я вижу, что неинтересно, просто неинтересно даже. Уровень оппонентов, он настолько слаб, что я вот думаю – а вот здесь что-нибудь придумайте уже такое интересное, чтобы голову как-то поломать пришлось, что-то такое придумывать.

Д.Ю. Ну, это тоже, кстати, весьма показательный момент. Одно дело, ты знаешь, ты там будучи оппозиционером, закалён в боях и походах, сама безупречность, ни с какой стороны ко мне не подкопаться, у меня это правильно, это правильно, это правильно. А это расслабленные какие-то, им ничего не интересно, им никогда ни за что ничего не было. Поэтому можно делать шаляй-валяй и всё всегда прекрасно прокатывало, а чего вы докопались? Ну как-то да-да, докопались. Оказывается, в стране есть законы, кто бы мог подумать. Оказывается, их надо исполнять. И оказывается, за их неисполнение могут наказать. Поздравляю. Молодцы парни.

Илья Ремесло. Да. И ещё по поводу домогательств. Сейчас разгорается, как вы знаете, у нас скандал…

Д.Ю. Наши, отечественные домогательства.

Илья Ремесло. Да, отечественные. Мы самое лучшее с Запада, видимо, решили перенять, и теперь у нас вот депутата Госдумы Слуцкого у нас активно травит феминистическая общественность.

Д.Ю. А что он сделал?

Илья Ремесло. Говорят, как говорят, доказательств, опять-таки, никаких никто не приводит, что якобы там кому-то что-то сказал такое, что-то предложил, кого-то там не там потрогал из журналисток. Причём трогал почему-то журналисток, как говорят, исключительно каких-то либеральных СМИ. Ни одного провластного СМИ нет, только либеральные. Ну, так, видимо, совпало. Я, опять-таки, я сразу скажу, что если даже это так, если действительно имеются какие-то улики, нам до сих пор их не показали, т.е. якобы говорят, что имеется какая-то аудиозаписи, которую, опять-таки, никто не видел, но допустим, что она есть. Я сразу говорю – я против, категорически против такого поведения, я считаю, что это недостойно так себя вести, для депутата Госдумы тем более, если это действительно так. Но давайте мы немножко от Слуцкого отойдём как бы в сторону и экстраполируем это вообще на нашу действительность, потому что когда я вижу, что какие-то совершенно упоротые феминистки, они что предлагают – они не предлагают Слуцкого хотя бы статуса лишить или на комиссию по этике вызвать Госдумы.

Д.Ю. Да.

Илья Ремесло. Они предлагают его посадить. Т.е. посадить человека за то, что он что-то кому-то не там сказал и не там потрогал. И это, получается, они расценивают как… Я с одним таким человеком общался, я говорю – по какой статье ты его будешь сажать? – Насильственные действия сексуального характера.

Д.Ю. Это статья такая есть?

Илья Ремесло. Да, да. Нет, действительно есть такая статья, но извините, это всё, эта статья охватывает моменты, когда не традиционный половой акт осуществляется, а всё остальное. Вот это и называется. И они решили, что если человек кого-то потрогал, то это подпадает под эту статью железно и его нужно сажать как насильника, представляете? Это действительно так. Т.е. создаются петиции какие-то там сумасшедшие, я уж не знаю.

Д.Ю. Я бы рекомендовал хотя бы почитать комментарии к УК, где подробно объясняют…

Илья Ремесло. Разъяснение пленума Верховного суда есть, которое объясняет, что такое насильственные действия сексуального характера, когда они считаются, когда не считаются.

Д.Ю. И что, собственно, из себя представляет насилие в данном случае.

Илья Ремесло. Потому что если встать на сторону этого озабоченного домогательствами сообщества, то получается, что у нас миллионы просто людей нужно сажать прямо немедленно, прямо сейчас, потому что случаев, когда кто-то там кого-то где-то не так поцеловал, не так потрогал, или что-то не понравилось, их огромное количество. Миллионы людей с этим сталкиваются чуть ли не каждый день, давайте их всех посадим.

Д.Ю. Я вообще теряюсь, ты знаешь. Сам процесс отношений между мужчиной и женщиной, и ухаживания как такового, это же вещь сугубо сексуальная.

Илья Ремесло. Конечно.

Д.Ю. Т.е. когда мужчина там выступает с некими предложениями… что такое флирт, собственно говоря, когда один заигрывает, а вторая сначала отказывается, а потом соглашается. В нашей культуре сразу соглашаться не принято, несмотря на то, что тебе мужчина нравится/не нравится. Если он тебя приобнял – это как? Если, я не знаю, покрепче приобнял, а это как? Т.е. где, так сказать, граница того, что нарушаются какие-то приличия. Ну, это же определённый элемент культуры. А танцы какие-нибудь, где тебя там вращают, ведут, в конце концов. Как? Мне как бывшему милиционеру понятно, где насилие, это да, это я понимаю. Понятно, что такое вот сексуальные действия насильственного характера. А это… Так это процесс ухаживания, извините.

Ну вот полностью соглашусь, что есть у вас какие-то комиссии по этике… ну, с одной стороны, как-то я тоже в растерянности пребываю. А как, вот ты говоришь, что я там тебя, например, за филейную часть потрогал. Хорошо. А кто это видел? Может кто-то засвидетельствовать? А как же тогда получается? Так это кто угодно меня может оговорить. А почему вы не думаете о том, что эти люди, которые говорят подобные вещи, они преследуют какие-то специфические цели, ну вот, например, посадить с какого-то перепугу. Почему вы считаете, что они честные, они не врут. Поговорите с любым судьёй, он вам расскажет, как это…

Илья Ремесло. Да, какое там количество, да. Если кто, опять-таки, смотрит из сотрудников сейчас нас, я думаю, они могут подтвердить, какое количество… Есть такое понятие «ложное изнасилование». Огромное количество дел, когда там… Ну, масса есть случаев, когда просто сажают людей на ровном месте буквально, потому что что-то там в голове перемкнуло, и подаётся заявление, и там дальше всё идёт по накатанной, и очень сложно человеку потом от этого не отмыться на всю жизнь. И все знают, как относятся… Уже в тюрьмах даже знают про этот момент, и поэтому когда человек попадает, если это ложное, к нему нет никаких вопросов, потому что все знают, какова у нас бывает судебная практика на этот счёт.

И вот люди сейчас хотят ещё больше это усугубить, вот этот момент. И хорошо, давайте мы посадим тогда всех, кто домогается, и эти люди выйдут из тюрьмы уже законченными именно насильниками. Они выйдут озлобленными людьми, которые уже действительно будут, скажем так, к женщинам иметь особые счёты. И что вы тогда получите? Вы получите миллионы людей, которые вышли из тюрьмы, которые готовы действительно уже на преступление. И вот, видимо, к этому нас уже толкают. Потому что Слуцкий, забудьте о Слуцком, Слуцкий это депутат, я, допустим, верю, что к нему вопросы снимутся, у него там есть какой-то свой ресурс.

А давайте мы эту ситуацию продлим. Если такую практику мы введём, т.е. даже если к таким людям можно предъявлять вопросы, то какие вопросы будут предъявлять к простым людям? Т.е. если такая практика будет признана нормальной, то тогда любого из вас можно будет за какой-то неправильный жест, какие-то неправильно сказанные слова посадить. И обращаю внимание, что лоббирует вот эту инициативу о посадках домогателей та же самая общественность, которая возмущается тем, что какой у нас кровавый режим, да сколько у нас людей в тюрьмах сидит, да давайте отменим 282 статью, по ней людей сажают за репосты. Т.е. за репосты сажать людей нельзя, а за то, что человек потрогал кого-то, сажать можно и нужно.

Д.Ю. Вовсе не факт, что потрогал.

Илья Ремесло. И то не факт.

Д.Ю. За то, что кто-то сказал, что кто-то кого-то потрогал, и надо посадить.

Илья Ремесло. Я бы посоветовал вообще людям изучить, и вообще теорию доказательств в уголовном праве, как вообще доказывается преступление, если оно есть, и что является преступлением. Т.е. с этого нужно начинать, прежде чем вот такие бестолковые и совершенно невозможные требования заявлять. Ну, кому-то это, видимо, нужно, потому что я вижу, что скандал раскручивается искусственно, подключаются к нему всё новые СМИ. Последний случай там – журналистка какого-то очередного СМИ заявила, что режиссёр Говорухин домогался к ней. Говорухину, на минуточку, 82, по-моему, года. Он недавно домогался к ней, как она говорит, и просил, чтобы она сняла чулки и походила вокруг него, что-то такое. Причём она пришла к нему на интервью, он сказал, что нет, интервью как бы, может быть, попозже, туда-сюда. Она сказала – а тогда я подам на вас в суд и взыщу с вас деньги за то, что вы не хотите мне давать интервью.

Д.Ю. Мотив понятен сразу, да.

Илья Ремесло. Да. Это она сама в этом признаётся.

Д.Ю. Молодец.

Илья Ремесло. И кто-то в это всерьёз, вот в эти её замечательные истории, верит.

Д.Ю. Ну, Станислав Говорухин – моё почтение, крепкий мужчина, с одной стороны. С другой стороны – что это такое? Так это кого угодно можно оговорить. Эти люди возмущаются какими-то сталинскими репрессиями, где по оговору безвинных людей сажали. А здесь, значит, оговор это всё в порядке вещей, «верьте мне». На основании чего? Ты кто такая? Что ты такого вообще в жизни сделала, чтобы твои действия или слова вызывали беспредельное доверие. Ну, это как это, знаешь, когда-то американцы воевали на островах в Тихом океане, и своим войскам бросали с самолётов на парашютах ящики огромные – снаряжение, еда, туда-сюда. Америка – страна богатая, ящиков бросали очень много, и местные папуасы страшно радовались, что им прилетало с неба. А потом война кончилась, и перестало прилетать. Папуасы в недоумении – что такое? А поскольку летали самолёты, то они из палок, травы и прочего сделали самолёты, чтобы они на земле стояли и приманивали другие самолёты. Ну как птичка-самец, самка, вот прилетели бы и опять начали бросать ящики. Но они так и не летели и не бросали.

Груз в ящике как таковой называется карго по-английски, а вот это строительство самолётиков из палок, дерьма и травы называется карго-культ. Когда ты не понимая вообще то, что происходит, воспроизводишь какие-то внешние черты и надеешься, что чудо случится и ящик с неба упадёт. Вот эти вот граждане – это настоящий карго-культ, которые пытаются повторить то, что происходит в США, перенести на нашу почву, а давайте вот у нас будет так же. Я надеюсь, не будет. Не потому что я сексуальный насильник, а потому что, не знаю, наша культура устроена несколько иначе, люди у нас думают совершенно не так.

Илья Ремесло. Ну, тут понимаете, логика какая – народ неправильный. Если какая-то концепция на почву не ложится – это неправильный народ, надо его переделать. А всех, кто не согласен – загнать в ГУЛАГ.

Д.Ю. Знаешь, где я первый раз с этой концепцией столкнулся? В произведении А.И. Солженицына «В круге первом». Поскольку Александр Исаевич лично со Сталиным знаком не был, образа мыслей не понимал, а в книжке писал, как он это видит и как он это понимает.

Илья Ремесло. Читал мысли.

Д.Ю. Да-да-да. Пронзал интеллектом бездны пространства и времени. Там есть замечательная глава, единственная смешная во всей книге, такая забавная, про то, как Сталин лежит на кушеточке и читает краткий курс истории ВКП (б), который сам написал, напечатал специально таким шрифтом, чтобы пенсионеры могли без очков читать. И вот он читает и про себя думает – вот я вот это сделал, а получилось вот так. А я вот это сделал и получилось вот так. И вот это сделал, вот и всё не то, не то. А почему? – Народишко не тот попался, вы знаете. Ну и т.е. вот проекция мыслей Солженицына, она вот как раз и у этих точно так же – народишко не тот. И они его рассчитывают так перевоспитать. Я не знаю. На мой взгляд, если вы хотите изменить отношения между мальчиками и девочками, наверное, надо со школы начинать или с детского сада, где вот детям объяснять, как себя вести, внедрять какие-то нормы, показывать, должны быть примеры, как надо. Не Дом-2, где беспорядочные половые связи показывают, как надо, а нормальные внутрисемейные отношения – уважение к женщине, уважение к мужчине, любовь к детям, к родине в конце концов. А вот эта вот чушь, она даже права на жизнь не имеет.

Илья Ремесло. Да. Причём у них всегда очень забавно. Они хотят из Америки и из западной системы вообще позаимствовать только то, что им нравится. А ответственность, которая там наступает за те действия, которые у нас там… Вот мы можете себе представить, чтобы, допустим, в Америке существовал фонд такой, какой создал Навальный, перед выборами, на который неизвестно какие люди кидают миллионы рублей и проводят протестные акции с целью сорвать выборы, они открыто об этом говорят, что наша цель там снизить явку, не ходите на эти выборы, поддельные листовки выпускают от имени ЦИК. Вы можете себе представить, сколько в Америке бы дали этому человеку, который всё это делает.

Д.Ю. Ну, там в 30-х годах прошлого века за это предусмотрена уголовная ответственность. 100 лет назад фактически это пресекалось с помощью полиции. Вот буквально вчера ходил в кино, кино какое-то идиотское – «Флорида чего-то там». Там мотель, а в мотеле живут разные люди, и вот вокруг них там истории крутятся. Вот приходит управляющий, менеджер, который всем заведует, приходит управляющий. Идут вдоль мотеля, там 2 этаж, где галёра, так сказать, ну, как камеры, они там на тюрьму очень похожи. А на этой галёре возле дверей стоят велосипеды. – Велосипеды убрать. Повесь флаеры, что велосипед стоять не должен, запрещено законом, потому что мешает проходу. – Но это же мой велосипед. – Вон стоянка за домом, унеси отсюда, поставь там, посади на цепь. А здесь держать нельзя. Даже в таких мелочах всё соблюдено, за всем смотрят, за всё карают. Вот как-то так. Интересные люди, очень интересные. Начните, как говорится, с себя.

Илья Ремесло. Да. Ну, посмотрим, чем закончится история с выборами, выборы у нас скоро. Я думаю, что после них начнётся главный разбор полётов в отношении этих людей, так что не переключайтесь, а то пропустите самое интересное.

Д.Ю. Спасибо, Илья. Ждём после выборов. А на сегодня всё. До новых встреч.

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

15.03.18 13:03 Илья Ремесло о последних расследованиях, комментарии: 251


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк