Клим Жуков про закон о казачестве

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

04.04.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков.Всем привет. Сегодня мы поговорим о таком народе, который оказывается есть на территории Российской Федерации, как казаки. Также об истории подлинного казачества и законе о казачестве, который готовится к подаче в Государственную Думу для рассмотрения. Также о событиях и положении, которое имеет место вокруг этих социальных явлений. Но сначала буквально два слова о творческих планах. Постоянно спрашивают, когда мы вернемся к истории Средневековья, когда мы будем говорить о военной истории. Вернемся и будем, причем в очень скором времени. Я только что, как многие знают, закончил большую серию роликов о рождении революции. Это отняло много времени и физических, и моральных, сил. Я не мог заниматься чем-то еще в глобальном смысле. Сейчас на очереди будет подробное рассмотрение событий Ливонских войн, времени правления Ивана Васильевича Грозного. И буквально на днях я планирую записать первый ролик.

Ну, а пока о казачестве. Начнем с последних трендов в политическом поле. Недавно в СМИ выступил казачий атаман, атаман Кубанского казачьего войскового общества, Николай Александрович Долуда. Который, по совместительству, является вице-губернатором Краснодарского края. Выступление в СМИ было посвящено как раз готовящемуся новому закону о казачестве. Слово Николаю Александровичу Долуде:


“Проект закона поступил на экспертизу в Минюст РФ. Самое главное, что статус казачества в документе определен как особая форма государственной и социальной жизни самостоятельного народа. Именно народа, и никак иначе”.


Сообщил Николая Долуда “Интерфаксу”. Это очень показательный комментарий и, более чем, показательная инициатива. У нас в стране очень давно, наверное, с начала 1990-х годов, педалируется тема, что казачество, это отдельный самостоятельный народ. Помимо Долуды об этом говорят люди в низах, так сказать. Существует низовая инициатива, создаются сайты, посвященные казачеству как народу. Так и официальные лица, облеченные властью. Например, старший коллега Николая Александровича Долуды на посту губернатора Краснодарского края, Александр Николаевич Ткачев, ныне министр сельского хозяйства Российской Федерации, говорил буквально следующее:


“Вы видите, что на протяжении последних 10 -20 лет мы сознательно поддерживаем казачество, это наша культура, традиции, песни. А ведь казаки – это народ, как русские, татары, мордвины и т.д. Это народ, входящий в Российскую Империю”.


Вот примерно так пояснил свою позицию губернатор еще в 2012 году, когда он был губернатором, на коллегии краевого управления внутренних дел. Так с чем мы имеем дело, народ ли казаки, в частности, донские и кубанские казаки? Что такое народ, во-первых? Может быть два определения в современном состоянии дел. Это политическая нация и антропологический феномен. В политическо-экономическом смысле казаки никогда не образовывали единой, исторически сложившейся общности людей, объединенных единой культурой, языком, происхождением, историей и экономикой. Языком у казаков был русский, как это ни странно. Культура являлась неотъемлемой частью русской культуры. А исторически казаки и на Дону, и на Кубани являлись частью Российской империи, а чуть раньше - Московского царства. Экономически казачьи войска всегда обладали известной долей самостоятельности, но никогда не существовали автономно от российской экономики.

Даже если мы вспомним такие известные предприятия казаков XVII века, как взятие Азова, мы помним, что самостоятельно взять они его смогли, но могли его самостоятельно удержать. Были вынуждены обращаться за помощью к правительству царя Алексея Михайловича. Таким образом, политической нацией казаки не являются. Это нонсенс - утверждать нечто подобное.

Остается антропологический смысл термина “народ”, как крупной общности с единым кровным родством, с единым происхождением. Чтобы не растекаться “мыслью по древу”, обратимся к фундаментальному исследованию 2009 года, которое предприняли Кабашидзе и Насонова, называется “Антропология донских казаков”, вышла в Ростове-на-Дону. Там огромная выборка по исследованным образцам. И общий вывод, чтобы сократить пересказ книги, все могут ее прочитать, она есть в сети, такой:


“Донские казаки плотью и кровью являются частью русского народа. В основе их физического статуса лежат морфологические характерстики, общие с населением юго-восточных зон Центральной России, указывая тем самым на направления генетических связей. Антропологическая история донских казаков подразумевает процессы смешения между разными исходными группами русских, возможно, адаптацию к новым природным и социальным условиям, а также незначительное включение южных и восточных элементов в возрастающей к югу пропорции...”


То есть, казаки, это, что называется, медицинский факт, являются прямыми потомками выходцев из Великого княжества Рязанского и юго-восточных областей Великого княжества Московского. То есть, среднего течения Оки и верховьев Дона. И тут с точки зрения истории нет буквально ничего удивительного. Потому, что именно эти области России дали очень изрядный процент беженцев и переселенцев, которые спасались от постоянных набегов, от татарской угрозы. И от постоянно растущего беремени эксплуатации внутри самого государства. Естественно, в первую очередь это были крестьяне. Мы помним эти бесконечные стояния на Окском рубеже, стояния на засеках. Сначала на Оке, потом дальше, в районе Белгорода. Это то, что сформировало сам психологический уклад служилого Московского, а позже и Российского, дворянства. Это 200 лет дежурства в ожидании очередного татарского набега.

Естественно, дворяне, обязанные военной службой, так или иначе находясь в вооруженных формированиях, могли сами себя защитить, это была их прямая обязанность. Но прикрыть этот гигантский, практически прозрачный, рубеж было невозможно на сто процентов. поэтому татары, из Крыма в первую очередь, регулярно прорывались за рубеж и угоняли людей в рабство. Ну, а обеспечивать службу дворян должны были крестьяне, которые трудились на полях и вынуждены были платить налоги. А растущее военное напряжение налоги повышало. То есть, социальный гнет увеличивался. Иногда выгоднее было убежать. Не по одиночке, а иногда целыми общинами.

Куда они бежали? Бежали они как на север, в Новгородские земли, куда татары исторически не могли доехать. Так и на юг, на юго-восток. На Волку, на Дон, на Днепр, на Урал. Таким образом, они дали начало первым автономным группам переселенцев. Эти группы проживали на фронтире, то есть, на ничейной пограничной земле, где до них не могли дотянуться, например, царские фискалы. Где татары не устраивали облавной охоты потому, что эти земли настолько мало заселенные, что гораздо выгоднее поехать ближе к Москве, Туле, Белгороду и начать людскую ловлю именно там.

Так вот. Необходимость самозащиты превратила их в самоорганизующиеся военные образования, что и стало основной чертой будущих казаков. То есть, регулярных военных поселенцев, обязанных службой на условиях владения земельными наделами. В феодальную эпоху их статус мало отличался от статуса дворянства, точно так же обязанного службой на условиях владения землей. Разница была кардинальная ровно в одном - в условиях владения данной землей. Казаки изначально выступали, как некий групповой субъект феодального права. То есть, землей владел не отдельный феодал, а групповой феодал. Например, казачий курень. Это несколько семей, которые объединялись воедино для самозащиты.

Уже тогда, в феодальную эпоху, в XVII веке, наметилось... Даже в XVI веке, а в XVII веке это приобрело выраженное значение. Тогда наметилось расслоение этой самой группы на социальные страты. То есть, внутри казаков появляются землевладельцы, владельцы средства производства и беднейшая часть казачества. А также нищая часть казачества, которая вынуждена работать на чужих земельных наделах, зачастую используя чужие средства производства. То есть, казачья старшина начинает довольно сильно выделяться из общей казачьей массы.

Что в Речи Посполитой в XVII веке, что в России в XVII-XVIII веках, казаки отстаивали чисто сословные привилегии. Добиваясь более выгодных условий владения землей и наиболее выгодных условий службы. В Польше казаки зачастую стремились перейти в реестр, в реестровое казачество. То есть, это не свободные казаки, а казаки, которые находятся на прямом жаловании у короны. Или другая тенденция. Они стремились обладать землей на равных условия со шляхтой, то есть, с дворянством. В России на Волге, на Яике (на Урале), на Дону казачество боролось против закрепощения крестьян. То есть, это или бедных казаков, которые жили крестьянским трудом, или крестьян, которые не являлись казаками, но жили на одной с ними территории. Против закрепощения крестьян, против налогового бремени шла борьба. Что, конечно, приобретало специфические, характерные для своего времени идеологические оформления, в первую очередь религиозные.

Восстание Хмельницкого, восстание Разина, восстание Пугачева, никогда не имели ярко выраженного национального характера. Хотя и включали сопутствующие национальности в свою орбиту. Это была борьба разных слоев казачества и местного крестьянства, не включенного в казачество, за экономические права в первую очередь.

После разделов Польши и упразднения Запорожского войска при Екатерине II в 1775 году чисто сословный характер казачества устанавливается законодательно. Казаки стали тем, кем они являлись изначально. Населением пограничных округов. Они стали военными поселенцами, которые должны были обеспечивать собственную боевую готовность за счет налоговых послаблений и обладания землей. Подчеркнем красным, ни в XVI, ни в XVII, ни в XVIII, ни, тем более, в XIX веках мы не найдем никаких качественных этнических, тем более национальных, черт казачества. Этого просто нет, какие источники вы ни поднимите.

Крайней ошибкой было бы некритичное обращение к казакам, как к народу, чисто декларативное, некоторых исторических личностей. Как, например, “казачий народ”, “народ казаки”. Но когда мы читаем документы, нарративные источники XVII века, повествующие, например, о восстании Богдана Хмельницкого, было бы очень глупо ожидать, что Богдан Хмельницкий обладал современной философской подготовкой. Еще более глупо было бы ожидать, что он некие расхожие термины наполнял тем смыслом, каким наполняем их теперь мы. И в XVI, и в XVII, и в XVIII веках термин “народ”, чисто риторически, мог означать население вообще какой бы то ни было территории, простой, в смысле угнетенный народ, войсковых товарищей. А вовсе не этнос в современном смысле слова.

Таким образом казачество исторически сложилось как сословие. Причем сословие, стратифицированное внутри себя на классы. То есть, оно не являлось монолитом. Как никогда не является полным монолитом любое общество, разделенное объективными экономическими интересами. То есть, даже о казаках, как о казаках вообще, говорить не приходится. Всегда нужно говорить, о каких конкретно казаках мы сейчас ведем речь. О казачьей старшине или о рядовых казаках.

И тут же необходимо отчетливо понимать, что такое социальное явление как казачество имело место далеко не только на Дону или в Запорожье, например. Казак, это лично свободный человек, не имеющий средств производства и служащий на определенных условиях. Практически такой аналог батрака, пролетария. В разное время существовало более полутора десятков различных казачьих территориальных образований. Буквально по всем границам Российской империи, наверное, кроме севера. Помимо территориального казачества имело место городовое казачество в десятках населенных пунктов. То есть, люди, которые проживали в городе и обязаны были военной службой, в первую очередь в пехоте, этого самого города. Мы знаем и Белгородских казаков, и Пензенских казаков, которые именно городовые казаки, а не те казаки, которые имеют яркий отклик в обыденном сознании, как человека с саблей или шашкой на лихом коне. Нет, далеко не так.

Параллельно с возникновением казачества шел обратный процесс. Процесс расказачивания. Причем началось оно задолго до того, как ужасные большевики появились на карте бытия. Началось оно при Иване III. В 1489 году он разгромил Вятскую вечевую республику, которая в общем являлась известным аналогом этих самых казаков. Причем вожаки этой республики были свезены в Москву и довольно жестоко казнены.

При Михаиле Федоровиче и при Алексее Михайловиче данный процесс принял постоянные формы и не прекращался вплоть до правления Александра II, Александра III. В итоге остались лишь самые крупные, мощные казачьи территориальные образования. Это Кубань, Дон, Яик и Амур. Легко видеть границы. Наверное, кроме Урала.

И вместе с расказачиванием сверху, путем правительственных указов, шло низовое саморасказачивание. Для беднейших казаков далеко не всегда имелась выгода и даже физическая возможность содержать за свой счет боевого коня, а то и двух, снаряжение. А также регулярные отъезды или на воинские сборы, или на те или иные военные предприятия, походы. Которые отвлекали рядового земледельца от сельскохозяйственных работ. Что могло повлечь за собой разорение и голодную смерть семьи или обатрачивание, что тоже было не очень приятно, я полагаю.

Никогда не прекращался отток казаков в другие сословия: в крестьяне, в мещане, в купцы. То есть, если вдруг тебя призовут на военную службу в качестве рекрута, например, то там ты будешь на всем готовом, за государственный счет. Казак только тогда казак, когда он сам содержит себя как боевую единицу и отвечает за свое снаряжение и боеготовность. Это требует, как несложно догадаться, известных материальных ресурсов, которые не у всех были.

И вот эти процессы очень показательны в рамках поднятого нами вопроса: “Является ли казачество народом?” Невозможно отменить существование народа приказом царя или президента, парламента. Точно также невозможно сказать, что: “Я с сегодняшнего дня больше не русский, не поляк, не англичанин...” То есть, сказать-то можно, но от этой декларации ты не перестанешь быть ни поляком, ни англичанином, ни русским. Потому, что со сменой паспорта твоя кровнородственная принадлежность не меняется. Может быть твои дети, в силу изменения культурной среды обитания, перестанут быть русскими, став, например, французами после того, как они родились и выросли во Франции. Но ты никогда не перестанешь быть русским или испанцем. Это данность, с которой ты родился. Невозможно выйти из состава народа. А если казаки выходили из казаков, значит, такого народа не было. Причем никакой эмиграцией это, как правило, не сопровождалось. Был казак и он на своем же месте из казачества вышел.

Другое дело, что на Дону и на Кубани эти процессы не имели до определенного времени широкого всеобъемлющего размаха. Просто потому, что это очень плодородные земли и прокормиться самостоятельно было возможно. И налоговые льготы, которые правительство давало казакам, позволяли существовать на несколько более высоком уровне, чем рядовая масса крестьянства. Но совокупность процессов, которые происходили с казачеством, наглядно подтверждает, что казаки, это социальное явление, это сословие, а никакой не народ. Ни в смысле политической нации, ни в смысле антропологического этноса.

И вот наступило 24 ноября, по новому стилю, 1917 года. Когда правительство новой республики отменило сословия как таковые. Как отживший феодальный пережиток. Сословий законодательно не стало. После этого не стало, в том числе, и казачьего сословия. Исчезли мещане, купцы, дворяне. И казаки законодательно исчезли тоже. То есть, сословия “казачество” больше не существовало. После этого о принадлежности к казакам можно говорить только в этнографическом смысле. В смысле самоидентификации потомков бывших казаков.

Но вот с 1990-х внезапно, раз за разом, поднимается вопрос об особой казачьей народности. Причем, в основном, на Дону и на Кубани. Мы как-то не особенно слышим о народе Амурских казаков, о народе Уральских казаков. Хотя потомки Уральских казаков ничем не отличаются от потомков Кубанских казаков. Те же самые граждане России у которых были те или иные деты, прадеды. Я, например, являюсь по отцу потомком Уральских казаков, но я же не говорю, что я представитель отдельного народа. Это было бы, на мой взгляд, очень глупо. Но на Дону и на Кубани эти процессы приобрели широкий размах и известную постоянность.

Впрочем, инициативы наших современных “казаков" далеко не новы. Подобные попытки предпринимались и ранее. Вот цитата:


“Казаки! Помните, вы не русские, вы Казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки можем создать свою независимую от Москвы жизнь!”


Это говорил атаман Краснов в Потсдаме, летом 1944 года. Потсдам, кто не знает, это в Германии. Тогда, в 1944 году, на территории Германии правил некто Адольф Алоизович Гитлер. Вот Петр Николаевич Краснов, предатель, который сначала со всей радостью сотрудничал с немецким правительством в обмен на военную помощь. Потом он же радостно лизал сапоги нацистов. За что потом был выловлен и заслуженно окончил свою жизнь на виселице. Собаке собачья смерть, как говорится.

Одновременно на Кубани работал другой видный активист, атаман Вячеслав Григорьевич Науменко. Немного послужил в Управлении казачьих войск имперского министерства восточных оккупированных территорий Германии. Но в 1944 году, почуяв, что пора сливать воду, вовремя слинял в Италию, где сдался американцам. Которые его немножко поругали, подержали под домашним арестом. Но потом простили, отпустили. И он проживал в Нью-Йорке до 1979 года, до своей кончины. В Нью-Йорке он не бездельничал. В Нью-Йорке Науменко активно занимался пропагандой и распространением печатной продукции. В частности такого рода книг: “Великое предательство” под редакцией В.Г. Науменко, Всеславянское издательство, Нью-Йорк, 1962 год, страница 28.


“К середине сентября 1942 года германские армии освободили от коммунизма всю восточную и южную часть Донского Войска, Кубанское Войско до предгорий Кавказа, Ставропольщину, часть Терского Войска и большую область калмыцких степей. Передовые отряды 1-й танковой армии достигли Каспийского моря в районах Состы и Яшкула. Вступление 11-го июля 1942 года германской армии на казачью территорию развернулось в последующие дни широким валом, который смыл с нее красную смерть. Это был животворящий вал. Следом за ним воскресало казачество. ...В лучах наступившего дня пламенели алые околыши и лампасы. Засверкало серебро кавказского оружия, черкесок и седел. В церквах молились за погибших и в рассеянии сущих, ...горячо просили Бога, чтобы даровал Он победу над сатанинской властью, вернул казачеству исконную свободу и помог навеки сохранить ее от любых узурпаторов. После рабочего дня отдыхали за чарой, вспоминали былое, мечтали о будущем, ладили песни”.


Вот такая пастораль. Интересно, про казачью свободу, что имел в виду? Казаки были обязаны службой военной, о какой свободе вообще говорит этот шизофреник? Далее:


“Казачья любовь к свободе, его трудолюбие, смекалка и отвага были достойно оценены командованием германских войск. По его приказу, казачеству оказывали помощь и содействие в восстановлении его бытия, возвращении законной собственности, разрешено вооружение и т.п. Ограбленное, полуистребленное коммунизмом казачество залечивало свои раны тяжелым трудом и вставало во весь богатырский рост... В 1942 г. казаки впервые за все годы своего рабства могли открыто и свободно праздновать свой войсковой праздник – день Покрова Пресвятой Богородицы...”


Вот, вы просто вдумайтесь. А самое главное и характерное, что при губернаторе Ткачеве в Краснодарском крае фигура нациста Науменко вдруг сделалась не просто рукопожатной, а весьма популярной. Например, ему поставили мемориальную доску. В его родной станице под Славянском-на-Кубани. Где он охарактеризован, всего лишь, как талантливый военачальник и военный историк. Про его активную деятельность в формировании 15 Казачьего кавалерийского корпуса СС, организации осужденной Нюрнбергским трибуналом, почему-то на этой доске ни слова. Ровно как о сотрудничестве с Русской освободительной армией, другого подонка и предателя, генерала Власова. Если бы табличка на доме звучала так: “Талантливый военачальник, военный историк, предатель, коллаборационист, участник войск СС”. Вот тогда это была бы нормальная мемориальная табличка. Чтобы помнили, что здесь жил гад и враг народа, конченная мразь.

Правда, в недавнее время доску суд постановил демонтировать. Не знаю, демонтировали или нет, но постановление такое точно было. Так вот, доску постановили демонтировать, а самого Ткачева переместили присматривать за центнерами с гектара. Где он, возможно, принесет куда большую пользу. Но все эти постановления, перемещения не поменяли самого главного. Дело Краснова, Науменко и Ткачева живет и продолжает здравствовать. Создаются казачьи дружины, которые несут дежурство почему-то наравне с полицейскими силами. Причем не в качестве добровольных народных дружин, которые еще с Советского времени известны, как имеющая право на существование и, иногда, эффективная инициатива. А именно на отдельной, казачьей, то есть, сословной основе. Что, откровенно говоря, в современном обществе не очень понятно зачем и как это допустимо вообще по закону. Создаются парамилитарные, а то и напрямую милитарные образования этих казаков. И вот, наконец, готовится новый закон о казачестве, где казаки, оказывается, названы отдельным от русских народом.

Надо сказать, что и здесь господа наши современные “казаки” не являются первопроходцами. Дело в том, что Науменко и тому подобные граждане, как я уже говорил, за океаном не бездельничали. В частности, в 1959 году Конгресс США принял закон 8690 “О порабощенных народах”, который был подписан президентом Эйзенхауэром. Ну а формулировка “порабощенные народы” очень размытая. Нужно пояснение, что имеется в виду. А имеются в виду порабощенные народы, находящиеся под контролем коммунистических режимов. В числе прочих перечислены: Украина, Литва, Армения, Азербайджан, Грузия, Белоруссия, Идель-Урал, Туркестан. И, внимание, Казакия. А значит эта “Казакия” области в районе Дона, Кубани.

Автор закона тоже примечательный. Это галицийский эмигрант Лев Добрянский, председатель украинского конгрессового комитета и преподаватель Джорджтаунского университета. Кстати, в числе его студентов была некто Кэтрин-Клер Чумаченко, которую мы теперь знаем, как Екатерину Михайловну Ющенко. Это первая леди оранжевого президента Виктора Ющенко. Который, наверное, до президента Порошенко был наиболее антирусским и проамерикански настроенным деятелем украинской политики высшего эшелона. Именно она, видимо, обеспечивала с 1993 года, после заключения законного брака, прямой выход Вити Ющенко на Госдеп США. И американские, видимо, спецслужбы. Она являлась и является одним из крупнейших пропагандистов бандеровских идей. Причем, как по ту сторону Атлантического океана, так и по эту, она эту деятельность ведет давно и последовательно.

Необходимо понимать, если отвлечься от одиозной личности Кэтрин-Клер Чумаченко-Ющенко, что этот курс Эйзенхауэра, так называемый, на местечковый национализм в составе СССР уже привел к развалу этого самого СССР. Но на месте СССР осталась еще одна большая страна, по-прежнему самая большая в мире, Российская Федерация. И курс Эйзенхауэра остается более чем полезным инструментом в деле плодотворного международного сотрудничества. Потому, что мы страна большая, мы немножко не Украина, и болевых точек у нас гораздо больше. У нас этносов внутри страны живет гораздо больше. И педалирование этнической самости является готовой бомбой для раскола по этим самым псевдоэтническим границам.

А о том, что такая работа ведется и будет вестись говорит то, что еще в 2008 году президент Джордж Буш младший обозначил, что закон 8690 более чем актуален. Так как тоталитарные деспотические режимы сохраняются по сей день в таких странах, как Бирма, Куба, Иран, Северная Корея, Судан, Сирия, Зимбабве и Россия. В такой славной компании мы выступаем. И заметьте, это 2008 год. Еще не было, так называемой, “русской весны”, ни возвращения Крыма в состав России. Ничего этого не было, но с записью Российской Федерации в “ось зла” все было в полном порядке, ее записали. И вот нам готовят еще одну националистическую бомбу. Заметьте, чисто националистическую. В виде, так называемой, незалежной “Казакии”. Внутри которой постепенно создаются атрибуты этой самой независимости. Начиная с вооруженных сил, состоящих из каких-то отдельных казаков. На отдельном, повторюсь, сословном принципе.

Причем готовят эту бомбу давно и последовательно. Привлечены старые испытанные инструменты, вроде закона 8690, 1959 года выпуска, и опытные специалисты, поднаторевшие в этом деле. Ну, а наша страна, что удивительно, активно им помогает, пропуская законы, подобные закону о казачестве, который трактует его как самостоятельный народ. Кстати, в предыдущем законе о казачестве, если не ошибаюсь, 2007 года, такого нет, но он тоже очень странный с юридической точки зрения. Да и с точки зрения полезности для страны тоже очень странный. Но на этом не остановились, пошли дальше.

Новый закон о казачестве, где казаки трактуются как самостоятельный народ, чего никогда не было в истории вообще. Это нонсенс, современный новодел, придумка. Кремль или закрывает глаза на деятельность таких персонажей, как Ткачев, Долуда и компания, или не понимает последствий их деятельности. И то, и другое одинаково прискорбно. А наши законотворцы и, так называемые, юристы активно льют воду на мельницу этих персонажей. Включая казаков, например, в реестр, так называемых, репрессированных народов. То есть, мы, до всяких законов о казачестве в новом издании, уже признали казаков репрессированным народом.

Граждане юристы, когда вы издаете некие законы, вы в состоянии дать определение, что такое народ? Это основа юридической практики. Я не юрист, но такие вещи я понимаю очень хорошо. Основа юридической практики в том, чтобы точно понимать о чем ты говоришь и о чем ты пишешь. Если вы называете казаков народом, тогда определите, что, по-вашему, является народом. Почему казаки, бывшие только сословием во всей истории России, потом переставшие быть, как таковые, вообще, только в виде этнографической памяти, стали у вас народом? Вы в своем уме, когда издаете такие законы? Или, может быть, это целенаправленная диверсия? Хотелось быт разобраться, вы дураки и не понимаете, что делаете, или вы прямые враги, которые придумывают такие вещи. Это вопрос большой.

И вот в Земельный кодекс Российской Федерации уже внесены изменения, по которым каждое районное казачье общество может без торгов получать до 300-500 гектар земли. И вот на Кубани это псевдоказачье псевдовойско уже получило, по заявлениям Долуды, более 14 тысяч гектар. В школах создаются специальные казачьи классы, которых по всему Краснодарскому краю функционирует уже более трех с половиной тысяч. И семь специальных казачьих кадетских корпусов, где молодым людям с девственным сознанием, это самое девственное сознание будут засорять, так называемой, “казацкой самостийностью”, сообщая им, что они на самом деле не русские, что они казаки. И засорять будут в промышленных масштабах.

Вроде бы ничего страшного, ну, вот такая этнографическая забава. Это не забава. Ровно на этом принципе разваливали Советский Союз. Ровно на этом принципе националистическом на Украине случился государственный переворот, вылившийся в установление профашистской хунты и в гражданскую войну, которая полыхает уже четвертый год, товарищи. Это время, за которое у нас кончилась Гражданская война 1918-1922 годов. А тут у нас окончанием гражданской войны и не пахнет. И все это находится у нас на южной, юго-западной границе. Я повторюсь, что мы больше Украины. И болевых точек у нас больше просто в силу того, что у нас проживает больше этносов. И тут мы создаем еще один псевдоэтнос всеми силами. Я уж не знаю, по скудоумию ли, или по прямому злому умыслу. А может, одно и другое вместе взятое. К сожалению одно другого не исключает.

И где создается этот новый псевдоэтнос? Он создается на границе с Кавказом. Эта территория, мягко говоря, проблемная еще с XVIII века. И она до сих пор остается проблемной, хотя, вроде бы, все тихо и мирно. Усилиями губернатора Ткачева, который правил Краснодарским краем 15 лет, с национализмом и распрями на национальной почве там все в порядке. Нужна искра, чтобы устроить побоище между казаками и кавказцами. Это закончиться может чем угодно. Чем угодно вообще. Любая серьезно подготовленная провокация может развязать бойню у нас на границе с Кавказом, в Краснодарском крае и на Кавказе. Это уже было один раз. Даже два. И может случиться снова, для чего предпринимаются все усилия как с той стороны, так, оказывается, и у нас изнутри.

Что такое Кавказ? Что такое Краснодарский край? Краснодарский край, это буквально линия разлома. Не факт, что так будет, но это одна из перспективных точек, по которой можно расчленять Российскую Федерацию. Что такие попытки будут предприняты и уже предпринимаются, никаких сомнений нет. Ну, а мы им активно помогаем, придумывая на своей территории новый, никогда не существовавший народ. Что могу сказать? “Верной” дорогой идем. Так “победим”. А на сегодня все. Всем привет.


В новостях

04.04.18 13:02 Клим Жуков про закон о казачестве, комментарии: 143


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк