Пётр Лидов про имидж России за рубежом

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Политика | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

15.04.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Пётр, добрый день.

Пётр Лидов. Добрый день.

Д.Ю. Когда мы в прошлый раз виделись, ты работал в одном месте, а теперь в другом.

Пётр Лидов. Мы давно, значит, уже виделись, больше года назад, потому что из «Мегафона» я ушёл, по-моему, в июле или августе. Да, теперь я работаю в другом месте и об этом хочу рассказать, потому что много очень интересных открытий для себя сделал. Я перешёл, есть такое агентство «Спутник», я, наверное, поговорю про него, это то самое агентство «Спутник», которое обычно фигурирует в паре с RT, Russia Today, хотя в общем к нему отношения не имеет, когда речь идёт о международной деятельности нашей страны в информационном поле. Я бы ещё поговорил о том, что меня вообще сильно поражает в виду специфики моей работы, это fake news т.н. термин, который сейчас везде есть, откуда он появился, почему он так активно используется, как, и т.д.

Ну и, естественно, мы скорее всего затронем тему с пропагандой, вот. Но я бы поговорил про пропаганду в аспекте «они против нас», потому что как работает наша пресса, мы в общем все сами можем судить, и у каждого есть своё мнение, и это глубокая тема, ей можно отдельный разговор посвятить. А мы можем поговорить о том, как западная пресса освещает нашу жизнь, что вообще довольно забавно. Я раньше про это всё не читал, а теперь вот из-за того, что вынужден, каждый день я получаю мониторинг того, что в мире пишут про агентство «Спутник» и иже с ним, и это, конечно, поднимает волосы дыбом ежедневно. Вроде бы кажется, что удивляться уже нечему, но есть. Начнём с агентства «Спутник».

Д.Ю. Я вот название слышал. Чем занимается, не знаю.

Пётр Лидов. И это ты не один такой, я тоже сильно не знал, пока не прочитал. Значит, агентство «Спутник», оно входит в группу, в холдинг «Россия сегодня». Холдинг «Россия сегодня» это фактически крупнейшее в стране информационное агентство. Оно состоит из 2 больших частей – это, собственно, «Спутник» и «РИА «Новости». «РИА «Новости» это российское информационное агентство, а «Спутник» это всё, что «Россия сегодня» делает за рубежом под этим брендом, под «Спутником» агентство работает за рубежом. Ну. если говорить о «РИА «Новостях», то все его знают, в первую очередь, конечно, новостное ИА, я сейчас по-простому для людей кое-что буду объяснять, потому что тоже не все, кто не работает в СМИ, это знают. Это лента новостей, в первую очередь.

Лента это тот источник, из которого все обычные СМИ получают информацию, уже на основе этого пишут заметки, интерпретируют новости и т.д., это 24-часовая лента. Кроме этого есть сайт «РИА «Новости», это самый популярный сайт новостной в российском интернете сегодня, 4 млн. уникальных пользователей в день, в общем сопоставимо с поисковиками и другими большими сайтами. Ну и есть «Спутник». Значит, мы тогда вот эту часть оставим. Да, ещё надо будет, несправедливо, конечно, сказать, что «Россия сегодня» состоит только из этих 2 частей, есть ещё много всего, и меня поражает на самом деле уровень профессионализма и глубина того, что там происходит, какие есть ресурсы. Потому что это и собственный дизайн-центр, это великолепное агентство «РИА «Рейтинг», которое, например, занимается рейтингованием ВУЗов, в т.ч. и международных. Это агентство «Р-Спорт» спортивное и т.д. и т.д. и т.д. Т.е. это огромная…

Д.Ю. Глобальная.

Пётр Лидов. Глобальная серьёзная машина информационная. «Спутник». Если говорить о «Спутнике», то «Спутник» это в т.ч. и международное информационное агентство, которое вещает за рубеж, оно производит 4 информационных ленты – на английском, на испанском, на китайском и на арабском – для западных СМИ, чтобы они могли круглосуточно брать информацию о России. Это радио, радио работает и на русском языке, вещает туда, за рубеж. Раньше это было «Радио России». Есть несколько радиостанций, порядка 10 в разных странах, вещающие на местных языках на частотах FM. И, наверное, самая заметная часть это сайты, это сайты, которые выходят на 32 языках, каждый сайт, ну там условно литовский, не знаю, английский, ещё какой-то это отдельная редакция, которая в 90% случаев расположена там, в стране. Редакция это вот от 10 до 40 человек в зависимости от страны. Т.е. вот эти сайты, они выпускаются на 32 языках, каждый имеет свою собственную довольно независимую редакционную политику.

И, наверное, если сравнивать, вообще СМИ трудно сравнивать, потому что такие гиганты как BBC или, не знаю, Deutsche Welle, например, они немножко другие, все СМИ немного отличаются. Где-то это ТВ и интернет, например, CNN, где-то это радио, ТВ и интернет, это BBC, где-то ещё что-то. Ну вот у нас это то, что я сказал. Если сравнивать, то, наверное, это сопоставимо с ВВС, с Голосом Америки, с Deutsche Welle, с агентством Синьхуа или с каким-то, не знаю, может быть, Франс Пресс или что-то такое. Но по, например, по количеству языков мы, так я считал, занимаем примерно 3 место в мире, больше нас только ВВС, у них 30 языков, и Голос Америки, там, по-моему, тоже около 40. Ну, у нас 32, но это, может быть, скоро поменяется.

Д.Ю. Не так уж и мало.

Пётр Лидов. Не так уж и мало, да, ещё добавится.

Д.Ю. А вот вопрос, извини, тебя перебью, а вот вопрос – если кто-то там делает акцент, например, на радио, я со своей колокольни только. Ну вот я долго теперь на машине еду на работу, час примерно. Я могу там радио послушать, могу, и то не факт, что буду слушать. А по жизни я радио не слушаю вообще и все, кто вокруг меня, его не слушают тоже. Все и телевизор-то уже, мягко говоря. Ну, поскольку мы в интернете сидим и общаемся с себе подобными, то мы вот только интернет. Телевизор, если какое-то там, ну, то, что мне интересно, какое-нибудь ток-шоу здоровское, где нормальные люди… Мария Захарова вот вчера рассказала, я вынужден не спать. А удобнее-то – ткнул на кнопку и посмотрел, вот когда у меня обед или ещё что-то. Зачем тратить силы на радио, которое никто не слушает, и телевизор? В чём смысл?

Пётр Лидов. Ну, на мой взгляд, это хороший вопрос и очень справедливый, потому что действительно есть мнение, что радио в общем-то своё отжило, и не совсем это, может быть, эффективный способ донесения новостей, потому что это студия, это аренда оборудования, это в общем не очень дёшево, особенно если это не просто разговор, но ещё и какие-то там делать интересные, не знаю, программы. Но, на мой взгляд, это существует исторически, и просто нет, наверное, решимости у тех, кто это делает сразу от этого избавиться. Но, тем не менее, своя аудитория у радио есть, есть те, кто слушает его в машинах, есть те, кто слушает в интернете. Да, она небольшая, скорее всего, она не растущая, но с другой стороны, если ты вышел на новый рынок и ты в принципе можешь там расти с 0 до, не знаю, 3%, наверное, ты можешь порасти и на этом остановиться.

Поэтому, на мой взгляд, радио, скорее, штука историческая, потому что, конечно, раньше радио было основным СМИ, и опять же исторически «Немецкая волна», Deutsche Welle, British Broadcasting Corporation – BBC, Радио России и т.д. Сейчас да, Голос Америки опять же голос, вот. Но сегодня, конечно, это в первую очередь интернет, и ты абсолютно прав – это видео, это соцсети, и это новые форматы – короткие видео для менее умных граждан, не такие как Разведопросы Гоблина, которые люди могут смотреть в течение часа, а 30 секунд. И, конечно, эти форматы используют все. Вот. Причин избавляться от этого нет, потому что на каких-то рынках есть своя аудитория, она к этому привычна, они это слушают, ну и в общем и слава богу. Вот. Поэтому вот такое примерно место мы занимаем, ещё немножко я про «Спутник» бы рассказал.

Если посмотреть на вот эти все сайты, на все эти редакции, которые находятся в этих замечательных странах, то условно, да и не условно их можно разделить на 2 группы. Это сайты дальнего зарубежья, это, например, сайты на китайском, на английском, на арабском, на испанском, ну и так далее, там много, вплоть до японского, там даже есть, по-моему, сайт на пушту, вот. И сайты ближнего зарубежья, они принципиально отличаются. Ближнее зарубежье это страны бывшего Советского Союза. Там особенность такова, что сайты эти двуязычные, то есть есть русский и есть местный язык, ну, например, армянский или грузинский, или там киргизский язык. У них немножко другая функция, они немножко отличаются от международных сайтов.

Международные сайты, особенно если сайт не принадлежит ни к какой конкретной стране, например, сайт на английском языке, понятно, что он для всех англоязычных граждан мира, он освещает международную повестку дня, доносит точку зрения в том числе и российского правительства, смотрит на то, что происходит – Сирия, Трамп и так далее. То же самое делает, например, испанский сайт, но они, конечно, больше упор делают на Латинскую Америку, на то, что происходит там. Арабский сайт, естественно, смотрит на проблемы, связанные с арабскими государствами – Сирия и так далее. Все эти сайты, хотя они, конечно, ориентируются на то, что интересно их читателям и зрителям, они не рассказывают о России, потому что постоянно слушать о России интересно очень небольшому количеству людей, тут не надо обольщаться.

То сайты ближнего зарубежья, они, конечно, строго являются местными сайтами. Ну, например, сайт в Армении, он, естественно, рассказывает о проблематике, которая интересна жителям Армении. И главный международный аспект, например, на армянском сайте это достижение армян всего мира, там, не знаю, от Ким Кардашьян до Генриха Мхитаряна, который играет в «Арсенале», вот. То есть это такое локальное СМИ, и фактически это локальное местное двуязычное СМИ. Примерно то же самое происходит в Прибалтике, примерно то же самое происходит во всех странах ближнего зарубежья. Причем что интересно, за март я посмотрел цифры сегодня, мы на первом месте среди онлайн СМИ в нескольких странах уже в ближнем зарубежье.

Начали мы эту работу там три года назад – в Армении, в Грузии, ну, понятно, в Абхазии, в Осетии, в Киргизии, в Молдавии, есть страны, в Эстонии, например, на четвертом месте. То есть очень неплохие результаты показываем, это среди всех местных СМИ. Мы вышли на этот рынок 3 года назад, вот, вышли довольно громко, ярко, используя мультимедийные возможности, и фактически ну вот результат налицо, сегодня мы, можно сказать, какую-то серьезную роль играем в информационной картине этих стран.

Д.Ю. Мировое господство не за горами.

Пётр Лидов. Ну, мировое господство, оно, может быть, и не за горами, но я тебе должен сказать, что нам, конечно, сильно помогают наши недоброжелатели, ну, например…

Д.Ю. А в чём выражается?

Пётр Лидов. Ну, вообще не всё гладко. Например, в Прибалтике, ну и в странах демократии вообще, там с демократией в отношении средств массовой информации из России довольно проблематично. Например, в Латвии и в Литве мы не можем открыть собственную редакцию, нам не разрешают, потому что нужно получать лицензию, либо они отказывают по каким-то формальным поводам, говоря, что есть европейские санкции, там вы не можете и так далее, руководитель «России сегодня» вот он Дмитрий Киселев, поэтому вам тоже нельзя там работать.

Д.Ю. Киселёв, он под санкциями какими-нибудь, поэтому нельзя?

Пётр Лидов. Да, он под санкциями, поэтому вообще, видно, всё, что имеет к нему какое-то отношение. Но это, скорее, формальный повод. Ну, либо они, например, не открывают банковский счет, либо они просто затягивают процесс. В Эстонии, где нет требований подобных, то есть там нет необходимости получать лицензию или разрешение, любое СМИ, они там в своё время, видимо, не подумали и, значит, вот такой демократический…

Д.Ю. Погорячились.

Пётр Лидов. Погорячились они, да. Там у нас работает редакция, но она постоянно подвергается всякому давлению, есть много в том числе и забавных случаев, но вот один из примеров – им запрещают иметь банковский счет, например.

Д.Ю. А в этом есть какой-то сакральный смысл, чтобы они физически присутствовали там?

Пётр Лидов. Да, конечно, потому что…

Д.Ю. Мы можем эстонскую страничку бомбить в Москве.

Пётр Лидов. Можем. Более того, можем работать с местными корреспондентами, и во многих странах мы так и делаем. Но все-таки наличие местной редакции, во-первых, ты… Ну, стремимся и в большинстве стран мира, конечно, мы имеем возможность, ты можешь регулярно ходить на брифинги и мероприятия Министерства иностранных дел, правительства, президента…

Д.Ю. В гуще событий.

Пётр Лидов. Находиться в гуще событий. То есть это не только корреспондент. А во-вторых, ты выстраиваешь отношения, ты присутствуешь информационном пространстве, являюсь членом местных журналистских организаций, то есть ты фактически являешься жителям этой страны. И у нас большинство сотрудников, подавляющее большинство это граждане тех стран, в которых мы работаем. Т.е. если это Грузия, это грузины, если это там, я не знаю, у нас есть, например, в Эдинбурге в Великобритании офис, и в Лондоне, там из 20 человек, по-моему, только 2 человека из России, остальные либо англичане, ну, в большинстве своём англичане, шотландцы, граждане EU. Это местные люди, и местные люди, конечно, лучше понимают то, как оно всё там происходит. Здесь с этим сложнее, потому что ты, конечно, можешь посадить сюда несколько человек, но где ты найдёшь столько литовцев и людей, владеющих литовским?

Д.Ю. Ну, Голос Америки где-то находит.

Пётр Лидов. Ну, Голос Америки находит, но Голос Америки, я так понимаю, всё-таки свернулся, и Голос Америки, кстати, хорошая параллель, он немножко на другое был настроен. Потому что Голос Америки и Свободная Европа, когда создавались, они ставили себе задачу свержения существующего строя в странах, вот туда вот на восток которые. И когда необходимость пропала, они начали сворачиваться и начинать экономить.

Д.Ю. Ну сейчас-то опять надо всех свергать, что уж. Поторопились.

Пётр Лидов. Им свергать надо, наверное, может если только у нас, этим, кстати, они занимаются, но в общем вот да. Поэтому это, конечно, гораздо лучше работать на месте, вот, хотя проблемы у нас есть. И вот одна из проблем, например, у нас существует во Франции. Во Франции мы – тоже страна демократическая – но там президент Макрон, он, значит, в духе своих американских товарищей во время выборов он на нас затаил злобу, о которой даже публично высказался. Если помнишь, Путин к нему сразу после выборов приехал, и на пресс-конференции по случаю этого визиту он сказал, что, значит, ни RT, ни «Спутник» не получат аккредитацию в президентский дворец, пока я, значит, у власти, потому что они участвовали в фальсификации выборов. На что он обиделся? В нашем случае он обиделся, ну, как говорит легенда, на то, что его назвали представителям нетрадиционной сексуальной ориентации в «Спутнике». На самом деле мы, конечно, вопрос изучили, дело было немножко по-другому – мы взяли интервью действительно у представителя французского парламента, у депутата, и французский депутат в интервью прямым текстом рассказал о том, что, возможно, за Макроном стоит гей-лобби. Причём это был опубликовано даже не на французском «Спутнике», а на английском «Спутнике». В результате Макрону, видимо, доложили, что вот такое вот произошло.

Д.Ю. Всё пропало, шеф.

Пётр Лидов. Да, шеф, всё пропало, выборы под угрозой. Тем не менее, он победил, вот. Но факт есть факт, нас не аккредитовывает МИД Франции, не пускают в президентский дворец, и это в общем, конечно, сильно мешает работать. Хотя, кстати, если сравнить с французской прессой, там про Макрона писали мягко говоря и не такое. Если вспомнить творчество нашего любимого уже народного издания Charlie Hebdo, чего они там рисуют, то на русское у нас, причём ещё и на английском сайте, даже не французском. Ну вот вот такие вещи бывают. Конечно, понятно, что формальная причина, она является именно формальной, что повод в другом. Сейчас многие европейские страны пишут специальные законы о борьбе с так называемыми вот этими вот fake news, к которым мы сейчас перейдем. Ну и нацелены они на российские каналы, никто этого особенно не скрывает.

Но не все так печально в общем-то. На самом деле в большинстве стран мира нас читают и читают с большим интересом. Арабский «Спутник» показывает великолепные цифры, французский тоже неплох, отлично себя чувствуют испанцы, в Латинской Америке огромный интерес, ну не говоря уж об Азии и я уже говорил про страны бывшего Советского Союза. Так что в принципе все у нас хорошо, это действительно уникальная команда людей, это люди разных национальностей, которые вот создают такой информационный продукт.

Я думаю, ещё одну важную вещь я скажу, может быть, прежде чем мы перейдем к вашему вопросу про «Спутник», что ну, конечно, возникает вопрос обвинения в пропаганде вот, фальсификациях и так далее, чем мы там вообще занимаемся. Очень важно понимать, что каждая редакция занимается тем, что она сама принимает решение по поводу того, что интересно местной публике. Да, естественно, мы российская компания, российское информационное агентство, и мы, конечно, освещаем позицию наших властей, и на мир смотрим в некоторой степени в том числе и глазами россиян. Но я думаю, что чем мы отличаемся от западных СМИ, о которых мы чуть позже поговорим, мы не делаем черно-белую картину мира, то есть нас нет такого, что вот они все там плохие, а мы здесь все хорошие.

Д.Ю. Good guys and bad guys.

Пётр Лидов. Да. Мы, скорее, и может быть из-за того, что мы работаем в разных местах, и из-за того, что у России есть, ну, очевидно, своя специфика международная вот в этом вот международном информационном разделении труда, мы, скорее, я думаю, что мы видим мир просто по-другому и показываем его в таком некотором многообразии. Т.е. он имеет много оттенков, много цветов, и кто-то может сказать там что-то про Макрона и хорошее, и плохое. Мы никогда не отказываемся от того, чтобы к нам пришли любые представители политических любых сил. И в этом смысле, конечно, когда видишь и когда каждый день читаю этот мониторинг о том, что про нас пишут в самых именитых СМИ типа Нью-Йорк Таймс или Таймс, или что-то ещё, ну, конечно это ужас просто.

Д.Ю. Одно время как-то выпрыгнул такой сайт Иносми, где там народная инициатива, все переводили заметки – по большей части что где пишут про Россию. Ну, у многих граждан был шок натуральный, как так можно писать, это же ложь.

Пётр Лидов. Сайт Иносми тоже входит в группу «Россия сегодня». Да. Но там да, действительно там пишут много интересного. Там они тоже, чем они хороши – они показывают сбалансированную картину в общем достаточно, потому что про нас иногда проскакивает и хорошее. Но, конечно, в основном в связи с этими всеми событиями много плохого. Ну, наверное, пожалуй, всё про «Спутник». Я, может быть, ещё своим личным опытом поделюсь. Я всю жизнь работал в бизнесе – в табачной компании, помнишь, я приходил, рассказывал, потом в «Мегафоне», главное мое наблюдение вот в сравнении с тем, что я делал в бизнесе – в бизнесе я был как бы таким гуру того мира, где вт живут журналисты, где информация, и я, значит, приходил и как-то всем рассказывал о том, как оно там вот на самом деле всё устроен, как это сложно, и что вам, ребята, туда лучше не надо, а я сейчас пойду…

Д.Ю. Всё объясню.

Пётр Лидов. Научу, да. И меня, значит, как-то слушали люди так вот с интересом – знает человек действительно. Сейчас я в другой ситуации. То есть сейчас у меня в окружении все журналисты, причём все гораздо более опытные, чем я. Я-то вообще не журналист, я пиарщик, поэтому там особо поумничать не получится, вот, и рассказывать всем, как оно нужно. Поэтому я, конечно, сейчас сколько, я уже несколько месяцев там работаю, 3-4 месяца, и я, конечно, по большей части учусь, вот, и, наверное, вот то, что я сегодня рассказываю, это еще и плод моих вот этих вот новых познаний, которые меня воодушевляют и переполняют. Поэтому вот я немножко в такой другой ситуации там. Я тоже как-то пытаюсь высказываться, конечно, но все равно я понимаю, что вокруг люди, которые сильно больше знают меня о журналистике, о том, как это всё работает, и мне это очень нравится, мы о зрелом уже возрасте.

Д.Ю. Приведу тебе пример, что в нашей доблестной милиции существовало так называемое положение о прохождении службы, в соответствии с которым ты там разные вещи исполнял. Так вот когда тебя зачисляют, назначают на новую должность, то в течение года ты на ней тренируешься. За этот год ни за какие косяки – слово из фени, как ты понимаешь…

Пётр Лидов. Ну да.

Д.Ю. Тебя карать нельзя, тебя нельзя наказывать, потому что год еще не прошел. И только через год ты, взрослый человек, считаешься вот освоившимся на месте, уже все понял, осознал, тогда тебя карать можно выговорами там всякими и прочее. А так нет. Поэтому год.

Пётр Лидов. Журналистское сознание во мне формируется, поэтому можно слово «косяк» растолковать, откуда появилось это?

Д.Ю. «Косяк» это повязка красная, как ты понимаешь. Всякий уголовник ненавидит красный цвет и в этом он солидарен с определёнными гражданами известных политических наклонностей. Повязка называется «косяк» и означает то, что записался в секцию охраны правопорядка на зоне и, соответственно, работаешь на администрацию.

Пётр Лидов. А, ну это косяк.

Д.Ю. Это косяк, да, это недопустимо. Речь наша нынче вот этими словами из фени насыщена настолько густо, что многие даже не понимают. Вот, например, если сказать «прекратите кошмарить бизнес», это как раз оно тоже, да.

Пётр Лидов. А ведь цитируем президента.

Д.Ю. Так точно.

Пётр Лидов. Казалось бы. Оказывается, что… Ну хорошо, про fake news хочу рассказать…

Д.Ю. Да.

Пётр Лидов. Заинтересовался этой темой, ну потому что каждый день в мониторинге средств массовой информации западных написано, что то место, где я работаю, это fake news.

Д.Ю. Фабрика.

Пётр Лидов. Фабрика fake news, рупор пропаганды, и вообще там работают, значит, какие-то нехорошие люди, а fake news это вообще самая страшная угроза, которая только может существовать, демократии. Потому как она подрывает устои, влияет на ход выборов, ну и вообще страшные вещи происходят.

Д.Ю. Слушать всегда это очень странно.

Пётр Лидов. Да.

Д.Ю. Хотелось бы задать вопрос – а вы сами-то чем занимаетесь?

Пётр Лидов. Решил разобраться. Ну и вообще, значит, понятно, что само понятие дезинформации или как это можно назвать по-другому, можно подобрать массу синонимов, я не знаю, искажение фактов, что-то ещё, понятно, что ничего нового в этом нет. И в какую историческую эпоху ни плюнь, очень люблю разборы, например, вашего с Климом фильма «Рим», ну, там тоже же сплошная вот эта вот…

Д.Ю. Один в один.

Пётр Лидов. …дезинформация, да, они там друг другу сливают, распускают слухи, и таким образом в общем…

Д.Ю. Рабы и вольноотпущенники не допускаются!

Пётр Лидов. Политические свои интриги творят. Реклама любая практически это же что – это и есть fake news, там тебе рассказывают, что сейчас ты, а потом будет, а потом…

Д.Ю. Не будет.

Пётр Лидов. Ничего не происходит, вот. Ну, не знаю, что ещё, Википедия – тоже в общем штука сомнительная.

Д.Ю. Политический раздел не просто сомнительный, это вот острейший инструмент пропаганды.

Пётр Лидов. Тоже там в общем не всё точно и могут тебе поменять то, что кому-то не нравится, и вставить. Поэтому, конечно, в самом явлении ничего нового нет. Даже более того скажу, что некоторые считают, что вот именно fake news это распространилось с развитием соцсетей, интернета и так далее, ну, за счет того, что аудитории огромные. Ну, вообще и раньше в телевизоре аудитории были не меньше, просто каналов сейчас больше. Если у тебя была одна условная программа «Время» на всю страну и её смотрел 200 миллионов граждан, то это в общем…

Д.Ю. Отлично работало.

Пётр Лидов. Да, там с fake news тоже было всё в порядке. Поэтому, конечно, само понятие, ничего нового в нём нет, это было всегда и, скорее всего его, конечно, есть смысл рассматривать исключительно с точки зрения ну вот новой такой политической реальности. Это как обвинение в использовании химического оружия в Сирии, или в отравлении Скрипалей, т.е. это политический инструмент. Когда же он появился, я себе начал задавать вопрос, и стал, значит, искать в том интернете, когда вообще первые упоминания появились о fake news, и обнаружил, что, естественно, западные товарищи старшие уже эту работу за меня сделали. Есть такая журналистка замечательная, Шерил Аткинсон, и она была на CBS, долгое время занималась расследованиями, но потом разочаровалась, как она сообщила, в том, что там происходит, потому что сплошной в общем обман и введение граждан в заблуждение и, собственно, занялась разоблачением всего.

И она как раз выяснила, что ты впервые термин fake news, он появился в 2016 году в самый разгар предвыборной кампании, ну, когда боролись между собой Дональд Фредович наш Трамп и Хилари, не знаю как по отчеству, Клинтон, вот. Причём придумали его в штабе Хилари Клинтон, вот. В штабе Хилари Клинтон обратили внимание на то, что появились какие-то непонятные сайты, которые приписывают поддержку Трампа каким-то звездам там кино и телевидения местного, что на самом деле было неправда, опровергали и так далее. И тогда, значит, создали даже специальную такую негосударственную организацию под названием First draft, это имеется в виду, наверное, что-то из конституции, но не суть, которая занялась, собственно вот, поиском вот этих вот злоумышленников.

И они, собственно, ввели термин fake news в отношении того, что сторонники Трампа вот такие вот нехорошие вещи против них распространяют. Это повторил где-то в каком-то выступлении Барак Обама, и термин начал жить своей жизнью. Характерно, рассказывает журналистка Шерил Аткинсон, что спонсировал эту организацию не кто иной как товарищ Эрик Шмидт, который возглавлял компанию Alphabet, которая владеет компанией Google, вот. Он же был советником Хилари в предвыборной кампании и вообще за всей этой историей с fake news он стоял. Ну и, собственно, первыми «держите вора» начали кричать они, вот. Что произошло дальше, значит. Они покричали немножко, но Дональд Трамп, как тоже, наверное, все помнят, в какой-то момент инициативу у демократов перехватил, и сам обвинил CNN в том, что они fake news, и, собственно, термин этот взял себе, вот, и фактически приклеил его ярлыком к противоположной стороне, к тому Гуглу который один распространял вот эти вот fake news…

Д.Ю. Не можешь победить – возглавь.

Пётр Лидов. Да. Он возглавил это движение, и fake news стало уже и в мировом сознании, в предвыборной кампании, и после выборов ассоциироваться уже больше с оппонентами Трампа. Тогда они порешили, что хватит вот это вот всего и как-то начали этот термин потихоньку сливать. Но он нашел свое применение как раз…

Д.Ю. Тут мы.

Пётр Лидов. …в международной борьбе, потому что в тех же выборах, как выяснилось, кто принимал участие – RT, «Спутник», ну и так далее, публикуя вот некие истории, которые являются fake news. Надо сказать, что они этот fake news изначально преподносили как главную угрозу демократии, собственно, демократы. После того как эти fake news развернулись против них, ну как-то вот это всё слилось, теперь fake news это практически всегда мы. Есть организации специальные, которые призваны бороться с fake news, с фальшивыми новостями. Европейский союз, почувствовав угрозу с востока, они создали в 16 году тоже, значит, быстренько организацию под названием EastStratCom task force. То есть это, task force это не рабочая всё-таки группа, а это, наверное, такой вот какой-нибудь исполнительный комитет по борьбе, значит, в восточной пропагандой.

У них есть сайт, у них есть бюджет, у них есть много народу, у них есть постоянный анализ того, что происходит, ну и выглядит это довольно забавно. То есть на сайте они развенчивают всякие, значит, вот фальшивые новости, которые как-то про Европу пишут здесь, у нас. Бывает, кстати, что по делу, но в большей степени довольно странно. Ну, например, дело Скрипаля вот буквально там сейчас висит у них на сайте, там написано следующее. Ну, вообще модель у них такая, что российские СМИ выдвинули более 20 версий отравления Скрипаля – фейк. Ни одна из них не указывает на Кремль, а ведь в Борис Джонсон сказал сразу…

Д.Ю. Понятно, сказал.

Пётр Лидов. Понятно, кто это сделал. И все европейские страны давно пришли к консенсусу, что это сделал Кремль. Фейк разоблачён. Нет, могу привести хороший пример, кстати, хороший пример. Помнишь, было такое видео вирусное, когда в Берлине в переходе человек с бородой бьёт спускающуюся женщина ногой в спину, она падает, ну и, значит… причем это где-то в Грузии первыми разместили…А там что-то вот на этом сайте про то, что в Грузии в соцсетях вот такое видео и так далее. И там написано, что это мигрант, нехороший, распоясались и надо наводить порядок. На самом деле оказалось, что этот нехороший человек, всё произошло в 16 году, он задержан, арестован и наказан, и был он – внимание – болгарин, вот. Ну, полезно, что же, действительно.

Д.Ю. Христианин?

Пётр Лидов. Трудно сказать. Но фамилию что-то типа Стоичкова у него была, да, ну, болгарский разнорабочий. Понятно, что не надо было из этого делать выводы, что виноваты эфиопы или турки.

Д.Ю. Понаехавшие.

Пётр Лидов. Болгарин в общем тоже, строго говоря, в Германию понаехавший, но он понаехал как-то уже из Европейского союза, вот. Ну, подобные вещи, они полезны, но в целом вот примерно такую работу они проводят, довольно забавно это выглядит. У них есть, кстати, тоже интересно, у них есть страницеа в Фейсбуке, там, значит, они всё публикуют. И там тоже заходишь комментарии посмотреть. Значит, пишет какой-то человек без фотографии, с профайлом, заведенным в Фейсбуке в 16 же году, с единственной публикацией тогда, пишет что-нибудь типа «здорово, что вы наконец-то взялись за эту кремлевскую пропаганду», значит, вот такой отзыв оставляет. Ну то есть понятно, что тролли работают по полной программе. Ещё сейчас хочу сказать, что я не говорю про наших, наверное, у нас тоже есть какие-то такие организации, которые этим занимаются, но запад в общем мое удивление постоянно поддерживает, потому что все-таки где-то в глубине головы у меня жило какое-то ощущение, что уж ну в Европейском союзе, там как то все по-настоящему. Если уж они выделили деньги, собрали каких-то специалистов, там же у них университеты, Европа, образование, но как-то они же сейчас вот тут вот, да, и, наверное, всколыхнут. А нет. То же самое со СМИ, но об этом можем чуть попозже поговорить.

Д.Ю. Всё время подсознательно кажется, что они поумнее нас и ловчее всё делают. А тут вдруг такая топорность.

Пётр Лидов. Совсем нет, и я, главное, читаю его регулярно, и в общем это выглядит, конечно, печально.

Д.Ю. Про этого самого Скрипаля, ты знаешь, мы вот в армии когда-то служили и нас учили про газы и боевые отравляющие вещества, все эти зарины, заманы, табуны, VX, там шансов выжить-то нет вообще. Ты просто, нервнопаралитический газ, он выключает нервную систему и ты дышать перестанешь, это первое, что с тобой произойдёт, ты перестанешь дышать. После чего, я так подозреваю, у тебя корчи, судороги, ты умрёшь. И вот люди, подосланные Кремлём, ну, наверное, не самых лохов пошлют, я так думаю, подошли с боку, да, брызнули чем-то. Ну, наверное, они пришли брызгать летальным количеством чего-то там, 2 кубическими сантиметрами пол-Англии отравить можно, вы чего вообще? А теперь они, значит, поправились после нервнопаралитического газа. Вот Адольф Алоисыч Гитлер, говорят, дышал ипритом, то есть вульгарной хлоркой, и мучился от этого. И ветераны Первой мировой, массово попавшие под газы, страдали расстройствами всякими разными. А тут, значит, поправились после нервнопаралитического газа, пришли в себя, говорят что-то, во Вконтакте ходят там, интервью дают. Потрясающе, просто потрясающе.

Пётр Лидов. Да. Тут много, конечно, всего, и с точки зрения…

Д.Ю. А в скорой помощи есть антидоты от нервнопаралитических газов. Вы совсем офонарели? Ну как это так? Вот боевое отравляющее вещество, вот яд кобры, например. Кобра тебя цапнула, надо кобриную сыворотку, антикобриную именно, потому что сыворотка от какого-нибудь, я не знаю там, гремучей змеи не сгодится. А тут, значит, у вас сразу под рукой всё. Там такая вакханалия идиотии, что, по-моему, здравомыслящий человек, ну, кроме сатанинского хохота никак по-другому на это отреагировать не может. А Борис Джонсон сказал и этого достаточно.

Пётр Лидов. Ну, справедливости ради можно сказать, что британская пресса… Вообще если говорить о прессе, и тут уже мы потихонечку можем переходить в сторону от fake news, я вроде, как мне кажется, тему закончил, что это в общем политический инструмент, что-то вот сродни допингу и так далее. Наверно, он когда-то закончится. Но сейчас у нас просто их много у нас – и химическое оружие, допинг и так далее и тому подобное. Можно переходить к теме пропаганды вообще, к тому, каков имидж России сейчас там. И надо сказать, что британская пресса в особенности, в отличие от американской, она, конечно, менее наивная, гораздо более циничная, они и Борис Джонсона там прикладывают нормально, но, тем не менее, вот этот имидж России (который сформирован, как выяснилось, уже столетиями) дикого варварского соседа…

Д.Ю. Открытие, да.

Пётр Лидов. А ещё и во главе с не вполне вменяемым человеком, которым представляют там нашего президента, то это, конечно, берет своё. И в общем-то mainstream такой, он абсолютно не подвергает никакому сомнению все вот эти вот версии – ну, понятно кто, а чего ж тут, ежу ясно, что называется, вот аргументация такая.

Д.Ю. В целом ты знаешь – извини, опять перебью – меня просто вот потрясает. То есть вот у вас (условных) интересы по всему глобусу, по всему глобусу, вы не стесняетесь абсолютно организовывать радиостанции десятками, которые ведут вещание с целью свержения государственного строя.

Пётр Лидов. И даже не стесняются это декларировать.

Д.Ю. И об этом откровенно сообщают – а что не так-то? Вы лезете во все выборы какие только есть, по-моему, на планете Земля, поскольку у вас интересы везде. Например, Б.Н. Ельцина с каким там рейтингом – в 6% или 2%, вы его благополучно…

Пётр Лидов. Б.Н. Ельцин вообще отдельная история.

Д.Ю. Вы его благополучно избираете. И вдруг… Это при том, что американские советники сидели в Москве, это ключевое, никакого радио не надо и никаких сайтов. А тут вдруг внезапно страна под названием Россия имеет наглость излагать просто собственную точку зрения. Она как-то не пытается изменить политический строй в США, ну, например ,с целью организации там коммунизма и колхозов. Я что-то про такое не слышал, ты знаешь.

Пётр Лидов. Ну, вообще такие версии в истории пропаганды были, я тебе напомню. Тут, может быть, немножко шаг назад надо сделать и вообще тема имиджа России, она такая, ну вот последние несколько лет она подзатихла, а где-то лет 10 назад практически все крупные пиар-агентства, они готовили для нашего правительства вот некую презентацию, как нам имидж России поправить. В результате там кого-то наняли где-то, когда не было ещё критической ситуации, это, может быть, начало 10-х годов, может быть, чуть раньше, с т.з. имиджа. Вообще, мне кажется, стоит на имидж России смотреть немножко, вот как бы так совсем ретроспективно, здесь бы было интересно, наверное, кого-то из твоих знакомых историков к этой работе подтянуть, потому что вообще вот мне, я очень поверхностно посмотрел на то, что у нас вообще было с т.з. имиджа и как нас там рисовали. У нас фактически идет стабильный поток грязи такой в наш адрес, начиная с 16-18 века.

Д.Ю. С Генриха Птицелова.

Пётр Лидов. Примерно так где-то на самом деле. Будешь смеяться, так оно и есть. С редкими такими вот, значит, вкраплениями проявлений какой-то короткой любви к нам, когда, ну, например, когда Россия побеждала Наполеона и освободила Германию от войск Наполеона, вот был короткий период, может быть, 5 лет, когда….

Д.Ю. Положительно.

Пётр Лидов. Да. Там, значит, царь-освободитель и всё такое, вот. Дальше был период короткий в конце войны, ну, во время Великой Отечественной войны, после войны быстро закончился, прям практически сразу. И вот тогда, кстати, когда началась Холодная война, весь послевоенный период это был уже довольно такой тяжелый период в отношениях, у нас был и Карибский кризис и все остальное. И в этот период, конечно, Россию рисовали, ну, ты помнишь, США там так царство такого коммунизма. Мой хороший американский коллега, еще работая в «Филипп Моррис», говорил, что когда рос, а он рос как раз в 60-е годы, он постарше меня в 60-е годы, он говорил, что вот моё представление о мире было таким, что есть мы, там, значит, через море там Европа, а дальше туда всё красное, вот это красное туда и до конца. До Японии, вот это мы с Китаем. И действительно в общем вот эти редкие вкрапления, они были довольны короткими. Последний, который, наверное, мы с тобой очень хорошо помним, это период М.С. Горбачева, наверное, апофеозом которого стал 94 год, когда Б.Н. Ельцин у нас исполнял, значит вот, «Калинку», дирижируя оркестром при выводе войск. И после этого у нас с 2000 года уже обратно откат пошёл.

Д.Ю. Я тебе вдогонку скажу. Известнейший писатель Стивен Кинг, мастер хоррора и всякое такое, у него есть такое отличное воспоминание, как он, будучи ребенком, пошел в кино. И не успело начаться кино, как все выключили, врубили свет в зале, выбежал начальник кинотеатра, и вытаращив глаза заорал – граждане, русские запустили спутник! В зале началась дикая паника, рыдания, катания по полу. Ну ты представляешь, как массы должны быть обработаны, если вот это производит на них такое впечатление. Пропаганды-то нет, естественно, а вот люди реагируют почему-то вот так. Меня, кстати, на завтра позвали в телевизор в некую дискуссию, так сказать, и заранее объяснили, про что речь, что вот сейчас, в настоящий момент 74% опрошенных американцев в рамках какого-то там вопрос считают Россию врагом. Это, видимо, на ровном месте получилось.

Пётр Лидов. Более того, мы вышли сейчас на первое место, обогнали всех там Ким Чен Ынов и прочее, Иран…

Д.Ю. И Дарта Вейдера.

Пётр Лидов. И Дарта Вейдера, и всех остальных, мы да, действительно сейчас мы, наверное, на одном из пиков такого вот. Ну, что хочется сказать, что фактически, конечно, эти семена падают на хорошую подготовленную почву, нас там никогда особо-то и не любили и всегда рисовали соответствующим образом. И действительно с точки зрения, ну если даже посмотреть на период вот после эпохи Ельцина, то по каким направлениям идёт агрессия, я не знаю, противостояние и давление. Это экономическое – понятно, военное – понятно, приближение НАТО. Сколько было стран НАТО до распада Советского Союза, по-моему, 16, сейчас там около 30, по-моему, 28-29, в 2 раза больше границы. Политическая – это дипломатия, это спорт, это вот эти все допинги, игры, отказы и прочее. И для всего этого, конечно, нужна пропаганда, потому что пропаганда решает две важнейшие задачи: Первое – подготовка собственного населения к тому, что будут приняты странные решения, а именно военные, например, т.е. подготовка к войне, грубо говоря. А второе это подготовка внутри территории, против которой предполагаются военные действия, ну, некоей группы поддержки, которая бы вот…

Д.Ю. Расчеловечивание – так это называется, вот этих надо убить.

Пётр Лидов. Да, т.е. которые по приходу, так сказать, оккупационной власти будут за них, потому что они тоже вот разделяют эти вещи. И к сожалению, как это ни печально, я тоже, я всегда был сторонником того, что, слушайте, ну, мы, наверное, преувеличиваем там, и как-то они к нам относятся. Ну, посмотрите, вот действительно экономическое направление – да, однозначно давление, вот новые санкции…

Д.Ю. Сегодня, говорят, там уже рубль рухнул так…

Пётр Лидов. Ну да, и я думаю, что будет ещё. Военная – тоже понятно. Опять же мы представляемся агрессором. Так вот, я забыл немножко по поводу насаждения коммунизма во всех странах. Была версия такая опубликована, по-моему, в 60-е годы в США, значит, была утка, чистой воды тоже fake news о том, что в странах Варшавского договора у границ с Германией обнаружены склады, была ссылка на какие-то документы, где эти склады, в которых лежат наличные деньги и таблички с новыми названиями немецких улиц – Карл Маркс штрассе, Фридрих Энгельс плац и т.д. И версия на полном серьёзе, со ссылками на документы, была следующая, что страны Варшавского договора в 80 году планируют осуществить агрессию, им надо будет быстро расплачиваться с предателями, для этого деньги, а улицы, собственно, в городах Западной Германии, они будут быстро… Это принципиальные же вещи, без этого как?

Д.Ю. Конечно.

Пётр Лидов. Дойти должны были до Франции – колхозы, коммунизм и вот это всё. Это было одним из оснований как раз для того, чтобы поднять вопрос размещения ракет, какие там были, Першинг, что ли, в Европе, это как раз был 79, кажется, год как раз вот Афганистан и всё это вот.

Д.Ю. Незадолго до этого я проживал в Восточной Германии под Берлином.

Пётр Лидов. Так ты, наверное, эти таблички и пацаном-то рисовал.

Д.Ю. Фактически принимал участие, потому что папа непрерывно принимал участие в учениях, там нешуточные учения были, и они всё время доходили до Парижа.

Пётр Лидов. Вот так. Значит, может и правильно. Поэтому с т.з. пропаганды мы, конечно, живём в мире, вернее, не мы, они живут в мире…

Д.Ю. Извини, опять перебью. Но это же бред. Т.е. ты начнёшь местных предателей спрашивать, куда бежать и где эта улица, а предатель не сможет тебе даже за деньги сказать, потому что он не знает, куда ты свои дурацкие таблички прибил.

Пётр Лидов. Может быть он деньги поэтому и получает, чтобы сделать уверенный вид и сказать … на Париж.

Д.Ю. Чушь какая-то.

Пётр Лидов. Вот. Но если серьёзно, то мы живём в этом мире, вернее, Запад живёт в этом мире пропаганды последние… Опять же, вот если точку эту взять, вот это знаменитое дирижёрское выступление Ельцина, вот этот же вывод войск из Германии, это, наверное, была самая низшая точка и с т.з. военной нашей, и с т.з. унижения дипломатического и, наверное, с т.з. открытости нашей экономики – забирай, что хочешь, вот. И тогда как раз пропаганда была не нужна, потому что ну а что, вот, пожалуйста…

Д.Ю. Всё прекрасно.

Пётр Лидов. Всё же отлично, войска выходят, тут все танцуют, вот. После этого время изменилось. Сейчас есть мнение у многих у нас, что всё вот это вот давление пропагандистское и иное связано с Крымом и Украиной. На самом деле это тоже не так, у нас просто очень короткая память и мы, наверное, уже забыли, что, например, на Сочинскую Олимпиаду Барак Обама, Франсуа Олланд и Ангела Меркель отказались демонстративно ехать по причине того, что на Олимпийских играх в России притесняют геев. Это было связано, закон тогда приняли о том, что нельзя пропагандировать и т.д., это же, помнишь, тоже был большой шум, все отказались и как же так. При этом интересный где-то нашёл факт, что за 3 олимпиады до этого, в Солт-Лейк-Сити в штате мормонов в номерах у спортсменов висели специальные предупреждающие таблички.

Д.Ю. О чём?

Пётр Лидов. О том, что нельзя заниматься там сексом, потому что это не есть хорошо (однополым).

Д.Ю. Аа.

Пётр Лидов. Ну, потому что штат мормонов и как бы у них там так не принято. Вот. Т.е. там мормоны проводили воспитательную работу, чтобы, значит вот… Это, конечно…

Д.Ю. Прекратите, да.

Пётр Лидов. Это, конечно, не считается, никого особо не смущало, вот. Что касается инструментов, то тоже каждый день читая западную прессу в общем даже по самым трагическим поводам, волосы встают часто. Ну, помимо того что термины типа, не знаю, «режим Путина», «империя Кремля», там что-нибудь такое – это постоянно. Мы, кстати, не выражаемся таким образом, хочу заметить, хотя может и зря. Мы не пишем у нас, в нашей прессе я не видел, чтобы кто-то писал бы там «режим Меркель» или что-то такое.

Д.Ю. Зря, между прочим.

Пётр Лидов. Зря, наверное, ну хотя 4 срок у неё. Тем не менее, и я тут даже взял несколько заметок просто, это из одного мониторинга, я распечатал ещё когда мы с тобой договорились, где-то неделю назад. Ну вот, например, это события в Кемерово, это газета «NY Times», значит, журналист описывает события в Кемерово – трагедия в торговом центре. Ну, в заголовке обязательно Путин здесь присутствует, значит, это вот горькая…

Д.Ю. Мрачная реальность Путина.

Пётр Лидов. И дальше текст. Ну, если по тексту, я тут так чего-то выделил. Что пишут: что Путин поехал в Кемерово, значит, чтобы возложить цветы, значит, и дальше описывается ситуация. Ситуация описывается так, что даже на контролируемом государством ТВ новости о пожаре, хотя и неохотно, но вытеснили немножко вот эту вот рутину пропаганды. И даже диктор на российском канале Россия 24 вынужден был прерваться и сказать о том, что это происходит. Дальше идёт рассказ о том, что телеканал Россия 24 ничего не сообщал о событиях совершенно в Кемерово, которые, мы помним, по-моему, в воскресенье они произошли. К вечеру ничего не сообщал, но вынужден был уже на следующий день сообщить, но стал сообщать только о том, как Путин туда приехал, и всё было про Путина и т.д. Но, конечно, журналист всё путает сильно, т.е. он путает Россию 24 и Россию 1, он имеет в виду программу…

Д.Ю. Не Пушкин, а Гоголь…

Пётр Лидов. …программу Соловьёва.

Д.Ю. …не выиграл, а проиграл, да.

Пётр Лидов. И освещали они, Россия 24 это освещали нормально, и Путин туда поехал не в понедельник, а во вторник, но не суть. Ну в общем вот да, что… Но дальше самое интересное. Дальше, значит, они пишут о том, что вот Путин туда приехал и, значит, там в это время, пока он там общался с чиновниками, он вынужден был здесь конкурировать с борцом с коррупцией, который в соцсетях, А. Навальный, на сайте на своём, тут гиперссылочка сразу на сайт, значит, он требовал разобраться с коррупцией. Вот, значит, Путин пытался с ним конкурировать. И когда он приехал туда, Путин, он вынужден был даже сказать собравшимся людям – не верьте соцсетям, потому соцсетям не всегда можно верить, вот, и призвал их прислушиваться к официальным версиям.

Тут они, конечно, не указывают, что на самом деле он говорил о том, что не надо верить идиотских слухам о том, что там 300 человек погибло, есть официальная версия, у нас всё подсчитано и т.д. Но, значит, дальше рассказ идёт следующий, что несмотря на то, что вот выборы вроде бы показали какой-то монолит в российском обществе, все проголосовали за Путина, но на самом-то деле всё не так однозначно, потому что на площадь Пушкинскую вышли тысячи москвичей, которые скандировали лозунги «Россия без Путина», «Коррупция убивает», «Позор телевидению» и «молчание значит смерть», вот. Ну и дальше там уже Путин, что он мог сделать, ничего он нового не придумал, он мог бы, конечно, обвинить Запад в этом всём, здесь написано, но он решил другое испытанное средство применить, он решил закрутить гайки, значит, ещё сильнее и, значит, покарать каких-то там невиноватых чиновников. Вот. Ну вот примерно такой материал. Ну, на мой взгляд, ахинея чистой воды, но вот вот так вот. Т.е. мораль какая, что Путин увидел, что общество-то расколото, вот. Ну или, например, вот…

Д.Ю. Хотелось бы узнать, кстати, а сколько там человек прибежало? Я смотрел кусочек, где люди пытались на Пушкинской устроить минуту молчания, так сказать, почтить память жертв, а там толпа неких (не будем называть их конкретным названием) граждан бесновалась рядом, прыгала и орала. На просьбы помолчать, давайте вот минута молчания – а мы 20 лет молчали, причём большинство 20 лет назад ещё явно не родилось.

Пётр Лидов. Ну, я бы ещё хотел напомнить, я в общем на самом деле к протестам отношусь спокойно, мне кажется, что ну да, в любой ситуации понятно, что такая трагедия, и люди могут по-разному на неё смотреть, кто-то видит коррупцию и т.д. И, наверное, в чём-то Навальный прав, что коррупция, вот она действительно… Но ведь и Путин об этом сказал. Он же на первом совещании сказал, что за деньги можно любую справку купить, это его слова, обращаясь к своим чиновникам, что же вы тут? Т.е. тоже было ему тяжело. Но понятно, что речь сейчас не об этом, не о том, кто там прав, кто виноват, а о том, как это всё подаётся в западных СМИ. Т.е. это подаётся вот только так.

Д.Ю. А там бесполезно что бы то ни было говорить, потому что даже по нашим было видно, т.е. вот трагедия, вот катастрофа, а что он туда не едет? Вот что он туда не едет?

Пётр Лидов. Ну да.

Д.Ю. Ну, граждане, которые службу никогда не несли, пока происходят события, лучше туда вообще не лезть, дайте специалистам потушить пожар, начнём отсюда.

Пётр Лидов. То же самое с ТВ.

Д.Ю. Там не надо никакого руководства. А потом раз и приехал. – А что он приехал? Детей уже не оживишь. Ну, знаешь, ну вот так можно свести всё вообще…

Пётр Лидов. Ну там да, ещё «а вот он приехал, всех разогнали», там же пустая улица. А ничего что он приехал туда в 5 утра, потому что он прилетел ночью, заехал туда в 5 утра, пока там никого нет.

Д.Ю. Вот когда американский президент приезжает, там все канализационные люки завалены. И что?

Пётр Лидов. Вопросы, сейчас, наверное, есть смысл поговорить вот о том…

Д.Ю. Ты понимаешь, вот извини, опять перебью. Там ну как, всё понятно, у людей чудовищное горе, у кого там погибли родные, дети, да. Но невозможно в течение 3 секунд назначить виноватых и линчевать их прямо тут, на площади, чтоб все остались счастливы. Надо следствие проводить, что произошло, как произошло, почему произошло. И только в ходе следствия выявятся виноватые, которых можно отдать под суд. И уже суд определит там вину и степень наказания. Ну так не бывает, чтобы вот приехал Путин, щёлкнул пальцами, и все уже висят тут, понимаешь, как генерал Власов и его подельники. Ну так не бывает. И призывать народ именно к этому, вот мгновенное решение всех проблем – ну так не бывает, не бывает, даже если очень хочется и даже если погибла вся семья, как там вот у паренька по фамилии Востриков вроде как. Ну что делать – да, трагедия, беда. Но решается оно в дальнейшем совершенно по-другому. Есть ответственные люди, эти люди подписывали бумаги, и эти люди при таком вот общественном внимании да, ответят по закону. А как по-другому-то?

Пётр Лидов. Да, по-другому никак, и я хотел бы ещё пару слов сказать про СМИ, потому что действительно у нас тоже звучали голоса – почему не сразу сообщили и т.д., замалчивали. Да никто ничего не замалчивал. Как работают опять же СМИ – они выдают, сейчас скорость выдачи информации, она происходит в ту же секунду буквально, как это произошло. Я тот вечер хорошо помню, я следил за этой информацией, были противоречивые данные и по количеству погибших, сначала сообщили, что вот пожар, потом вроде как его тушили, что кто-то один погиб, потом что никто не погиб…

Д.Ю. Больше-больше-больше.

Пётр Лидов. Больше-больше-больше. И СМИ, конечно, моментально, с каким-нибудь, может, лагом временным в, не знаю, полчаса, что-то, меняют и программы, и Россия 24 точно уж сразу начала это всё транслировать, вот. Но, тем не менее, это вообще мало кого волнует.

Д.Ю. Да они ничего не смотрят, во-первых. Вот в программе у В. Соловьёва целый блок под это был выделен, и что, это не говорил, что ли? Это государственный канал с гигантской аудиторией, самое, так сказать, рейтинговое шоу, и чего? Никто не говорил, никто ничего не слышал? Ну это ж ложь и обман. Мне вот другое, ты знаешь, резануло уже в который раз, что у нас в наших СМИ нет никого, специально занятых вот освещением катастроф и что на них происходит. Вот в моём понимании должна быть специальная бригада, которая туда примчалась тут же, организовала в интернете канал, через который вот там блоками, так сказать, ну там каждые 15 минут, каждые полчаса что-то зачитывается, что случилось, что происходит сейчас и чего будут делать дальше, а в промежутках там, я не знаю, беседуйте с этими, беседуйте с теми. Это должно быть государственное и оно должно вестись непрерывно, вещать, чтобы любой человек, которому что-то интересно, пошёл и посмотрел, что же там на самом деле происходит.

Потому что в противном случае все эти (не буду себя сдерживать) малолетние дебилы, у которых там миллионная аудитория таких же как они – 500 трупов, власть скрывает! Ну, здорово, ёлы-палы, а может тебя это, по факту-то, там их потом это, к небезызвестному Дмитрию Киселёву в передачу отдельных привлекли – ну расскажи, что это ты писал и к чему это ты писал? Расскажи, просто вот интересно послушать. А это же откровенно панические измышления, это ты воздействуешь на огромную аудиторию. А ты последствия этого понимаешь, нет? А что будет, если вот эти люди сейчас скопом ломанутся ну для начала громить местный РУВД, потому что там основные коррупционеры, а дальше они захватят оружейные комнаты, а дальше начнётся стрельба и массовые убийства, а потом придётся вводить войска и стрелять уже по этим людям. Ты этого хочешь, что ли? Я, честно, не понимаю хода мыслей людей, которые подобное допускают. Ничем хорошим это не закончится, если это не брать в свои, так сказать, крепкие руки и не налаживать информационное освещение.

Ну а в дальнейшем – журналисту, ему ж как, ему интересно сиюмитное – а вот суды, а как они идут, а кого привлекают, а за что, а чем закончилось и сколько лет отхватил каждый вот такой персонаж, у которого не работала сигнализация пожарная, не завыли ревуны, у которого не включилась система автоматического пожаротушения, как вообще, чего закон-то по этому поводу говорит? Это вы убили 60 с лишним человек. Ну и как за массовое убийство? А там ещё небось получится, что а он, статьи такой нет просто. Ему полгода условно за то, что 64 или 67 человек погибло. Так быть не должно.

Пётр Лидов. Ну, видишь, всё равно съехали мы на тему нашего освещения здесь событий. Ну, наверное, справедливо, вот…

Д.Ю. Ну, трагедия.

Пётр Лидов. Трагедия, да, трагедия действительно колоссальная и не дай бог, конечно, чтобы такой повторилось. Но с т.з. вопросов, которые ты задаёшь, и вопросов контроля того, что происходит в интернете, там запретов/не запретов, раскрытий/не раскрытий Телеграмов, Твиттеров и т.д., я могу сказать следующее, что наши западные товарищи, они уже давно впереди планеты всей. И тот же Гугл, который громче всех кричал про fake news, оказался одним из главных распространителей, и сейчас добровольно условно, значит, создал отдел по борьбе, значит, с fake news, понятно с какими…

Д.Ю. Сам с собой.

Пётр Лидов. Нет, они же борются с нами теперь. Фейсбук, который тут же, значит, он вспомнил о том, что действительно как-то надо забороть fake news, а fake news это сейчас Россия, Фейсбук нанял 15 000 человек и сейчас набирает ещё 5. То, что 90 млн. «Кембридж Аналитика» украла данных пользователей для…

Д.Ю. Я думаю, она не украла, она их взяла просто. Это у вас так организовано.

Пётр Лидов. И это как бы тут они не совсем пока причём, но…

Д.Ю. Я заметил изменения, кстати, того, что наняли 15 000 человек. Если совсем недавно наши украинские бывшие братья, которые за мной бдительно смотрят в Фейсбуке, они время от времени с частотой где-то в 2-3 месяца находят какую-нибудь оскорбительную картинку с бандеровцами – в 2013 году или 14, жмут на кнопку, что эта картинка, где бандеровец рисует свастики на стене, она, значит, оскорбляет кого-то. Кого может оскорбить рисование свастик, я, честно говоря, ну там что вот этот вот идиот и дегенерат рисует свастики. Ну, если это для дегенератов оскорбительно, то я как-то плохо понимаю, вы чью сторону занимаете. Жмут на кнопочку и я на месяц в бане. Оспаривать это бесполезно, там вообще никак. А теперь у них новая тактика. Они, значит, эти картинки теперь выискивают, выстраивают в очередь, причём картинки не являются оскорбительными никаким боком, это либо карикатуры, либо перепосты какие-то. И дальше они жмут на них с интервалом в 2-3 дня, т.е. вот сейчас тебя на месяц наказали, через 3 дня мы ещё тебя на месяц наказали, и через 3 дня ещё на месяц наказали. И это вот, понимаешь, я нарушаю нормы сообщества. Цирк.

Пётр Лидов. Ну, борьба идёт, вот, мы являемся её, можно сказать, главным объектом, потому что они нашли, что называется, виноватого. Тут даже вот одна смешная заметка, это Европейский союз, значит, обсуждает планы по тому, как бороться с fake news. Они озаботились, значит, вот этой вот «Кембридж Аналитикой», 87 млн. персональных данных…

Д.Ю. А чего озаботились? По закону всё делают, что не так-то?

Пётр Лидов. Нет, они озаботились, но долго, значит, тут читать сложно, они там обсуждают, но вывод-то какой, что страны работают в правильном направлении, потому что первый звоночек уже прозвучал. Это вмешательство российских компаний RT и «Спутник» в выборы по всему миру, поэтому, значит, вот здесь прямо RT и «Спутник», поэтому, значит, во Франции будет закон, значит, где-то ещё будет закон, Германия будет, значит, у них там тоже ограничения, везде будут ограничения против России.

Д.Ю. Знаешь, на что это похоже?

Пётр Лидов. Вот такой вот вывод из «Кембридж Аналитики».

Д.Ю. Когда-то был такой тоталитарный Советский Союз, который там держать и не пущать, и вот всякие там «Радио Свободы», «Свободные Европы», там стояли специальные глушилки, которые всю эту безусловно полезную информацию для свержения государственного строя, они всё это глушили всё время физически, эту дрянь услышать было нельзя. Ну, например, «Голос Америки» было слышно и BBC можно было слушать. Я, например, выезжал на дачу, 121 км от Питера, и там лучше было слышно, чем в Питере. Но вот «Свободу» и «Свободную Европу» не было слышно никогда вообще. И они все кричали – ха-ха-ха, как вы боитесь свободной информации. Ну вот, ха-ха-ха, теперь коснулось вас, что ж вы так? И это ещё никакой военной-то пропаганды против них не ведётся, вам просто события показывают под тем углом, под каким их видим мы.

Пётр Лидов. Да, под каким… И между прочим действительно, я возвращаюсь к этому моему любимому сайту, вот этому, который разоблачает всю вот эту пропаганду – ну это просто цирк. Например, они приводят пример – российские СМИ сообщают о том, что западное общество стонет от, не знаю, от мигрантов, или что количество мигрантов, вот, значит, оно там превысило… Фейк! Потому что – а вот резолюция ЕС от 25.01.2016 года, которая говорит, что количество мигрантов будет строго в рамках квот. Вот. Фейк разоблачён. Вот там так.

Д.Ю. Атас. Вот я недавно тут ездил в эту самую Европу и вступил в беседу с цивилизованными европейцами, задавая вопрос, что вот с моей, я обыватель там, всё понятно, вот с моей т.з. западные общества, конкретно европейские, они построены руками (назовём это условно) человеческого материала, обладающего определёнными качествами. Т.е. западный человек, например, немец какой-нибудь, он аккуратен, скрупулёзен, педантичен и всякое такое. Поэтому у него, когда он машины строит, у него получается, например, БМВ. Потому что высочайшая дисциплина труда, знания, одно, другое, пятое-десятое. И страна построена именно этими людьми, где аккуратные домики, потому что строитель домики строит так же, как этот, автолюбитель БМВ. Вот оно всё, эти шоколадные домики пряничные, красота, кустики, всё пострижено, всё ухожено, потому что человеческий материал, он вот такой, выращенный в определённых парадигмах, дисциплинированный, правильный, им не нужен полицейский.

Ещё Герцен писал, что в западном человеке, в нёс самом есть полицейский и судья, он сам вот ведёт себя определённым образом и никак иначе. И вдруг на ровном месте вы, ну вот если граждане хотят в США эмигрировать, их под увеличительным стеклом рассмотрят – а ты зачем сюда хочешь ехать? Может, ты кандидат наук, разрабатывал газ «Новичок». Конечно, заезжай. Или ты доктор, или ты там какой-нибудь писатель Солженицын, безусловно, полезный для США, заезжай, конечно. А вот другие нет, не заезжай, ты не нужен. Ты не нужен, потому что ты безграмотный, неумёха и всякое такое. И это абсолютно правильно – мы всосём всё самое лучшее, что вы там нашли. А тут вдруг – а давайте привезём пацанов из Африки миллион примерно. Пацаны из Африки, при всём уважении, они тоже люди, но воспитаны в рамках совершенно другой культуры, ведущие себя совершенно по-другому, у них другая религия и вообще всё не так. А давайте их сюда напустим.

Ну, эффект абсолютно предсказуем. Они когда туда приезжают – сначала хорошо, потому что в магазинах всё есть и пособия платят. Что-то как-то неправильно вы живёте, бабы у вас как-то не так одеваются, мужики какие-то не такие, что-то у вас не так, надо больше шариата вот нормального такого вот вводить. И получается, что сюда вы едете за благосостоянием, но тут же вы из дома волочёте какие-то пещерные понимания, обычаи и традиции, которые хотите организовать здесь. Так тут хорошо не потому, что организовано как у вас. И зачем мы вас сюда привезли, вопрос? Какую пользу вот эти люди принесут Германии, я понимать отказываюсь вообще. Они не умеют работать, у них нет специальностей, это что там, через 3 поколения, может быть, что-то станет хорошо. Местные жители, они это, говорить-то не могут, как ты понимаешь, только печально вздыхают и бровями шевелят. Потому что, я так понимаю, в рамках свободы и выражения своего безусловно индивидуального мнения про подобные вещи вообще говорить нельзя.

Пётр Лидов. Не принято, мягко говоря. Можно ещё и огрести.

Д.Ю. Ещё и влетишь куда-нибудь, да.

Пётр Лидов. Тема сложная, мы с тобой как-то поднимали её здесь, я помню, уже. У меня немножко такой более мягкий на этот взгляд. У Германии есть опыт турок, которые приехали после войны в больших количествах и неплохо ассимилировались, вот. Здесь да, действительно ситуация гораздо более сложная с ассимиляцией, они рассчитывают, понятно, на то, что да, им рабочей силы не хватает, население стареет и т.д., но тема непростая. Но возвращаясь всё-таки, я привык возвращаться к теме нашей беседы…

Д.Ю. А я тебе ещё страшное скажу – вот у нас постоянно кричат, что вот-вот, уже на низком старте стоят адские роботы, оснащённые искусственным интеллектом, которые лишат работы водителей грузовиков, водителей электропоездов, бухгалтеров там, переводчиков, всех на свете они лишат работы. Потому что роботизация вот уже совершила такой скачок, что сейчас вот шведы уже сокращают рабочий день до 6 часов.

Пётр Лидов. Есть такая история, да.

Д.Ю. А теперь давайте привезём миллион пацанов из Африки. Для чего, вот хотелось бы узнать, для чего они нужны? Если люди высвобождаются от тупорылого труда, для чего эти-то нужны, непонятно. Что-то тут…

Пётр Лидов. Освобождаются не быстро, плюс есть такая теория, что когда где-то кто-то высвобождается, где-то появляется место применения тем, кто высвободился, ну там какой-то, может быть, более интеллектуальный труд и т.д., потому что этот же всё время процесс идёт. И сейчас в с\х в развитых странах занято, может быть, 1,5% населения, раньше было 30. Понятно, что эти люди не вымерли, а они как-то куда-то, не знаю, дизайнерами пошли работать, например.

Д.Ю. Да.

Пётр Лидов. Отрастили бороды или даже не сбривали бороды…

Д.Ю. Только рубашки клетчатые купили.

Пётр Лидов. Просто побрили виски и пошли работать дизайнерами. Вот. Но возвращаясь к теме нашего разговора, я думаю, что уже пора заканчивать. Мысль-то какая у меня была, что с т.з. пропаганды, если почитать, что там про нас пишут и то, что думают – 70% считают врагом, пишут, что мы в лице, нашему в основном руководителю достаётся нашей страны, то никуда это не денется. Дальше будет хуже, и путь избежать этого только один, это пойти и сдаться на милость победителю. Ну, либо, может быть, ещё какой-то другой путь, вот, о нём не хочется говорить. Но либо проявлять действительно силу и отвечать на это какой-то силой – мягкой или жёсткой, или любой другой, но не занимать пассивную позицию. Либо уже занять пассивную позицию. Это как бы дело вкуса и я так думаю, что мы всё-таки на стороне активной позиции, а не пассивной.

Ещё один пример приведу в конце. Волоколамск, свалка, газета «Гардиан» английская. Что пишет газета «Гардиан»? Ну, без Путина же нельзя…

Д.Ю. Конечно.

Пётр Лидов. …о свалке. А Путин вроде как там не участвовал, не приезжал, и вообще никак не высказывался, и ничего, и к свалке отношения не имеет. Там был губернатор, и его как-то ругали, и вообще значит вот. Ну, заголовок следующий, ну и статья такая же, что российские эти самые граждане протестуют, ну или поднимают вонь по поводу свалки… Поднимают вонь против свалки, но не против Путина. Типа как бы намекая – что же вы, дурачки, вина-то… И дальше, значит, идёт разбор, что на самом-то деле, как бы они уже в выборы вмешаться не успели, но вот сетуют, что против Путина же надо, ребят, вы как-то это. Ну что это?

Д.Ю. Ну это тоже показательный пример. Я когда-то работал в геологической партии и бурил дырки в земле. Вот как-то раз мы пробурили дырку и оказалось, что там буквально, я уж не помню, 30-40 метрах кладбище. И тут же нам вынули документы и сообщили, что вот бурить можно только на таком… Давно было, я уже не помню, на каком расстоянии от кладбища, и последнее захоронение на этом кладбище должно произойти 12 лет назад. Вот после этого да, можно на таком-то расстоянии бурить отверстие на воду. Мы воду добывали. Мне сразу стало интересно, я как только про это услышал, мне сразу стало интересно – а вот свалка, да, т.е. это же занятие достаточно мерзкое – раз, и вонять будет всегда – два. Если там пищевые отходы, вонять будет всегда.

Пётр Лидов. Ну, там все.

Д.Ю. Там всё в кучу, да. И вот вопрос – а в каком году свалку организовали? Говорят – точную цифру не скажу – в 79, говорят. Ну дальше мне вот интересно, а на каком расстоянии от свалки можно строить дома, потому что совершенно очевидно, что от неё смердит, и надо какую-то соблюдать там санитарную зону. Ну, я так понимаю, что сейчас можно строить прямо на свалке, там земля недорогая и поэтому дома отлично возводятся. И вот вы там построили многоквартирных домов, и вот вы частные дома построили. А построив их, вы требуете свалку закрыть, потому что она смердит. Ну, это здорово. А вот Москва это мегаполис, между прочим, который мусор производит – вот в этих, кстати, замечательных упаковках, которые все так любят. Вот в Советском Союзе колбасу порезали, в обёрточную бумагу эту серую и страшную завернули, карандашом цену написали, пошёл. А у вас же всё красиво теперь – какие-то коробки, блистера там, туда-сюда. Зачем – чтоб тебе внимание привлекло, ты купил, а потом этим загаживал окружающую среду. Ну вот.

А почему у вас дети только в одной школе этим газом надышались? А почему не все жители надышались? А почему это, а почему то? Короче, когда в конце выяснится, если выяснится, что это всё устроено и проплачено с единственной целью снять какого-то начальника, который там кого-то не устраивает, я, честно говоря, не удивлюсь. А что делать? Ну, зовите врагов, пусть они построят вам там мусороперерабатывающий завод. – Нет, нельзя нам строить мусороперерабатывающий завод. Парни, во-первых, он будет заниматься вашей свалкой и всю эту гадость перерабатывать. Он не будет вонять, потому что нынешние заводы уже не воняют, западные во всяком случае. Это будет 1000 рабочих мест для вашего города. Не надо? – Нет, не надо. Ну, как так?

Пётр Лидов. Ну в общем вот так. Я, наверное, всё что хотел сказать, сказал.

Д.Ю. А я тебя страшное спрошу. Вот ты теперь там в гуще событий. А вот Владимир Владимирович начал рассказывать про наши адские ракеты, которые обойдут любую ПРО и долетят куда надо 3 раза вокруг глобуса с бесконечным ресурсом. Это мы уже совсем на краю, что такие вещи надо вслух говорить?

Пётр Лидов. Ну я, конечно, не специалист, я могу сказать только вот что, что западная пресса, явно вот там был раздрай, не было однозначного, т.е. нас никто не клеймил ну так вот в унисон. Т.е. не было унисона. А, кстати, вот у них, как правило, ещё больше, чем у нас, ну тут примерно как, знаешь, помнишь, в СССР в твоём любимом я как-то увлекался чтением газет и даже коллекционировал, у меня была даже подборка газет «Известия», «Правда», «Комсомольская правда» и «Советский спорт» с похорон Брежнева, Черненко и Андропова. Так вот у них вёрстка, тексты и всё абсолютно было практически идентично. Это очень похоже на то, как сейчас вещают международную проблематику западные СМИ. Что касается вот этого объявления Путина, там была, вот по моим ощущениям была какая-то такая оторопь. Т.е. они не поняли, как им на это реагировать. Кто-то писал, что это всё фигня, кто-то писал, что всё пропало. Какие-то были довольно осторожные и удивлённые комментарии со стороны Министерства обороны США. Т.е. не было вот какого-то, т.е. они так, выражаясь культурным языком, обалдели, на мой взгляд. И они не знали, что сказать. Т.е. они не отшутились, не обозвали его никак, как-то восприняли это, вот на мой взгляд, восприняли это серьёзно.

Что касается ощущения – ну, не знаю, я отношусь к этому без (лично я, это моё мнение), и я погружаюсь сейчас в тематику, в вижу вообще все эти разговоры примерно следующим образом. На мой взгляд к международной политике и международным дискуссиям, обвинениям, демонстрациями и декларациям нужно относиться как к игре, в которой есть очень условные правила, но они не всегда соблюдаются. Ну, опять же дело Скрипаля возьмём. Нас обвинили ещё до того как не то что следствие проведено, улики ещё не собрали, уже было всем понятно. Мы, значит, пытаемся со своей стороны какой-то ответ дать. Здесь, на мой взгляд, не стоит искать каких-то линейных ответов, если уж он сказал, то всё, дальше некуда. Ну, очевидно, это шаг какой-то продемонстрировать. Понятно, что он человек информированный, наверное, самый информированный как минимум на половине нашей планеты и, очевидно, знает гораздо больше, чем знаем мы.

Наверняка это была демонстрация кому-то чего-то. Но демонстрация не в рамках, не знаю, какого-то реального противостояния, сейчас там вот и сорвется, и в драку бросимся. А скорее всё-таки это достаточно серьёзная политическая игра, в которой очень много участников. И, к сожалению, поиск истины и вот эта игра, это совершенно разные вещи, вот. Из того, что я вижу, и живя здесь, в России, читая западную прессу, я, например, вижу и убеждён, что правда и справедливость на нашей стороне. Хотя, может быть, в каких-то моментах это не всегда так. Но по большому счёту совершенно точно. Ещё одно очевидно – мы имеем дело вот по всем тем направлениям, которые я назвал – это военное давление, военное, экономическое, политическое и пропагандистское.

Мы имеем дело, и не надо здесь, мне кажется, как-то себе льстить сильно, имеем с противником, который гораздо мощнее и сильнее и с военной т.з., и с экономической уж там вообще нас близко нет нигде. С т.з. дипломатической мы боремся и неплохо. С т.з. пропагандистской – ну, мировые СМИ м наша, скажем так, скромная организация, несмотря на колоссальные успехи и RT, и «Спутника», колоссальные реальное, всё-таки мы гораздо меньше, и влияния имеем гораздо меньше на весь мир. Поэтому мы в общем находимся в состоянии противостояния с довольно большой, если дворовым языком выражаться, группой хулиганов во главе с одним самым здоровым, вот. И здесь, очевидно, можно, конечно, пойти в лоб подраться, это тоже хороший способ, но, очевидно, нужно применять и другие методы. Вот. И работа в СМИ за рубежом это один из тех способов, который позволяет нам показать, кто мы такие, как мы вообще смотрим на мир, и донести свою т.з. Вот я так вот развёрнуто ответил на твой вопрос.

Д.Ю. Надо только пожелать успехов в донесении правильных вещей и, безусловно, захват мирового господства должен быть, к этому надо стремиться. Чтобы ничего не могли супротив нас говорить и делать. Будут стараться, конечно.

Пётр Лидов. Будут-будут, никуда мы от этого не денемся, история вся показывает, что так оно и есть, и пока мы в каких-то вещах слабее, а в каких-то всё равно сильнее, вот. Мне, например, просто нравится быть за нас, какие бы мы ни были. А не за них.

Д.Ю. Спасибо.

Пётр Лидов. Спасибо тебе.

Д.Ю. Успехов.

Пётр Лидов. Спасибо.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

15.04.18 16:42 Пётр Лидов про имидж России за рубежом, комментарии: 34


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

COPCK_BCB
отправлено 16.04.18 23:15 | ответить | цитировать # 1


По поводу Соловьёва и его "рейтинговой передачи"... и "почему его эфир мало кто слушал, при трагедии в Кемерово"

Я подписан на канал Соловьёва и смотрю регулярно, но не из-за Соловьёва - а из-за некоторых интересных мне гостей. Впрочем, как и большинство зрителей и слушателей его передач.
Это мы (зрители и слушатели) делаем рейтинг его передачам.
Но, это вовсе не показатель нашего уважения к Соловьёву, как к человеку... или как профессионалу.

Многие ещё помнят "каким" бывал Соловьёв.
https://www.youtube.com/watch?v=iQVKyN1jWVA
https://www.youtube.com/watch?v=N7XVmEub1Hk
И многие (назовите их как угодно: хоть дебилами) считают Соловьёва "политической беспринципной проституткой", а лично его мнение - "соловьинным помётом".
И неспроста... причина этому его собственное поведение.

И вот лично я сильно сомневаюсь, что Дмитрий Юрьевич такое "НЕ ПОМНИТ" (про Соловьёва)
Отсюда мне непонятно возмущение: - "почему люди верят кому угодно, но не Соловьёву ?!"

Люди (массово) скорее поверят простым МЧС-никам, врачам, работникам моргов... или даже троллям (представившимися оными)... НО, не Соловьёву.
Наоборот, когда говорит Соловьёв - у огромной массы людей "срабатывает триггер" - "чо-то нам врут", "чо-то нам не договаривают", "какое-то политическое шоу"...
Посему, я полагаю, что о подобных трагедиях должен говорить кто-нибудь другой - но, никак не Соловьёв. Во всяком случае, пока он свою "карму" не исправит.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк