Рим с Климусом Скарабеусом - второй сезон, шестая серия "Филиппы"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

08.10.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович, добрый день.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Шестая серия.

Клим Жуков. Шестая серия второго сезона сериала “Рим”. Я все время обозначаю, а то скажут, что мы обманываем людей.

Д.Ю. Разбор сериала “Рим” не обходится без свинского воя.

Клим Жуков. Потому, что люди занимаются иногда свинством. Нам приходится тоже не отставать. Начинается все, если не ошибаюсь, с того, что войска Кассия и Брута маршируют по Греции.

Д.Ю. Северная Греция. “Я поговорил с людьми. Никто понятия не имел, что Греция так велика”. Видимо, думали до обеда добраться. “Люди устали от бесконечного похода, который ты устроил. А мы замышляли месть”. - “Надо найти хорошее место”. - “Сто тысяч ртов, которые надо кормить”. В общем, все уже не очень хорошо у Брута и Кассия.

Клим Жуков. На самом деле про Грецию они загнули. Видимо, для красного словца. Потому, что там была масса людей, которые только что, во время гражданской войны, воевали именно в Греции. Наверное, они знали какого она размера. Во-вторых, конечно тут все в кино сжали во времени и пространстве. Чтобы, видимо, не расползаться мыслью по древу. Потому, что в это время, у нас речь идет про 43 год, и Кассий, и Брут в это время собирали войска в Македонии, в Сирии. К ним же примкнула масса римских наместников. Более того, среди них была масса сторонников бывших оптиматов. Которых Цезарь в свое время опрометчиво простил. Через Геллеспонт, через Дарданеллы, они перешли несколько позже. Если сравнить с тем, что сейчас происходит в сериале. Шли они конечно не по какой-то выжженной равнине. Шли они по хорошим римским дорогам, в нужном направлении. Причем довольно быстро. Когда на них двинулась армия триумвирата, маневры приходилось совершать. Но, в общем, такое впечатление... Они же с прошлой серии куда-то маршируют. Они добрались куда надо гораздо быстрее. Потому, что это были те самые римские легионы, на тех самых римских дорогах. Они ходить умели. Отнюдь это была не такая кошмарная территория, как то, что показали в сериале.

Д.Ю. А упоминание про 100 тысяч ртов, которые надо кормить. Действительно 100 тысяч было?

Клим Жуков. Нет, конечно. Какие там 100 тысяч. У них, по самым максимальным оценкам, было 19 легионов набрано. Сейчас покованные граждане умножат 19 на 4,5 тысячи. И получится такая численность, что при Бородино столько не было. Тем не менее, это было не так. Нужно понимать, что были расчетные легионы. Во-первых, там была масса союзников. Это 19 легионов по численности. Это не значит, что были точно 19 римских легионов, плюс какие-то союзники. Нет. Там была масса союзников, просто наемники. И их вместе набиралось, возможно, 19 легионов. Но если там был легион в 1000 человек, это было нормально совершенно, я полагаю. Возможно, были полного штата легионы. Но так, в среднем, я думаю в легионе было 1000-1500 человек.

Д.Ю. Итого?

Клим Жуков. 25-30 тысяч вместе со вспомогательными частями. Понятно, что шли они не одной колонной. Легкая конница, которой было прилично, занималась разведкой, фуражировкой, как положено. Там было изрядное количество нонкомбатантов, которые просто обеспечивали все это движение. Все равно, это большая армия, тысяч 20. Это очень много. Это, считай, полторы современных дивизии.

Д.Ю. А тем временем в Цизальпийской Галлии.

Клим Жуков. Тем временем в Цизальпийской Галлии договариваются по то, как все делить будут. Марк Антоний, Марк Эмилий Лепид и Гай Октавиан Август. Тогда еще не Август, просто Гай Октавиан.

Д.Ю. То, что радует больше всего: “Вот список наиболее значимых друзей и сторонников Брута и Кассия в Риме. Их надо убить до того, как они узнаю о наших планах”. - “А ты жестокий маленький *** с пером в руках”.

Клим Жуков. “Жестокий маленький ***”, это Гай Октавиан.

Д.Ю. Тут же возражение: “Это лучшие люди Рима. Некоторые из них мои хорошие друзья”. - “Их деньги нам тоже пригодятся”. - “Консул Антоний, скажи им”. - “Цицерон самая толковая сволочь среди них. И у него самая большая агентурная сеть. Он должен умереть первым”. - “Я тоже добавлю пару-тройку имен”. - “Отправь список Луцию Ворену. Проинструктируй. Пусть распределит имена между бандами”. Это людям, которые так любят обвинять большевиков. С древних времен и до сегодняшнего дня ничего не изменилось. Я помню, смотрел отличное документальное кино. Про то, как убили президента Кеннеди. Сначала убили Кеннеди, потом надо убить убийц. Я кстати там был в городе Далласе. На книжном складе, откуда его застрелили... Там окно, кортеж ехал там, стрелять надо так, с левой руки как-то... А с правой там неудобно высовываться. Я вас уверяю, что я бы попал ничуть не менее точно. Потому, что там расстояние какое-то смехотворное для винтовки.

Клим Жуков. Старая итальянская винтовка с ручной перезарядкой.

Д.Ю. Да. И вот документальное кино. В рамках кино показывают какого-то полковники, “зеленого берета”. В то время он воевал во Вьетнаме. И приехал в краткосрочный отпуск на родину. Его вызвало командование и сообщило, что надо некоего гражданина завалить. Дали бумажку, где написаны данные. Это мне отдельно понравилось. Американскому военнослужащему поручают убить гражданина США – вопросов не возникает. Все нормально, видимо, уже по двадцать пятому разу. Командир говорит: “Это не там, это здесь, на территории США”. А полковник говорит: “В смысле? Я же военный. На территории США этим всегда занимаются итальянцы”.

Клим Жуков. Вот это я понимаю традиция.

Д.Ю. Вот это я понимаю расследование убийства президента. То же самое и тут: “Проинструктируй, пусть распределят имена между бандами”. Государственные деятели хотят убить граждан Рима, чтобы отнять у них деньги и имущество. На нужды, так сказать, республики. Но делается это руками бандитов.

Клим Жуков. Это конечно не так. В октябре 43 года около Болоньи встретились все указанные граждане. И Марк Эмилий Лепид, и Марк Антоний, и Октавиан. И договорились, что будут триумвирами. Лепида там показывают несчастным статистом. На самом деле это была жадная скотина. Потому, что судя по всему он был одним из главных инициаторов проскрипций. Проскрипции, кто не знает, это будет всего лишь то, что “прописано”. Проскрипции первый придумал Сулла. Замечательный человек.

Д.Ю. Никак мы про него не поговорим.

Клим Жуков. Поговорим. Придумал их Сулла. Решили: “Почему бы не сделать также?” Также напрямую сделать сразу было нельзя. Потому, что у них в рядах находился Гай Октавиан Август, законный действующий консул. От лица консула издавать такое было нельзя. Физически-то можно. Кто бы помешал? Но это было серьезным нарушением приличий. Потому, что тогда двое других, Марк Антоний и Марк Эмилий Лепид, если бы все пошло не так, могли бы свалить все на него потому, что он сейчас действующая власть. Поэтому он тогда же в октябре, перед заключением договора о триумвирате, он сложил с себя официально полномочия консула. Потом все указанные граждане двинулись в Рим. Тут Марк Юний Брут и Гай Кассий Лонгин, которые вообще никак не вмешивались в Мутинскую войну между Антонием и Октавианом, они очень сильно пожалели потому, что никто не верил, что Антоний и Октавиан помирятся. Еще и союз заключат. И вот небольшая армия спокойно подошла к Риму. Кто бы ей сопротивлялся? Все войска, находящиеся в поле, были переданы под руководство этих людей. Кроме Марка Антония, он со своей стороны из западных провинций приволок войска. Они пришли в город. И тут-то, когда они зашли в город, там произошло следующее. Их по представлению трибуна, их выдвинули на экстраординарную магистратуру. Диктатор, это тоже экстраординарная магистратура. А это были три одновременно диктатора. Сенат проголосовал как надо. Таким образом, в отличие от первого триумвирата...

Д.Ю. Это к вопросу горячо любимых нашими придурками фальсифицированных выборов. Голосуют как надо.

Клим Жуков. Опять же, какие были вообще варианты? Да, это 27 ноября они зашли в Рим. 27 ноября трибун Публий Тит, он выступил с предложением об образовании экстраординарной магистратуры. До проскрипций оставалось очень недолго. Потому, что тогда они и вывесили 130 имен. Ночью, что характерно. Утром люди просыпаются... Что такое проскрипции? Это прописаны люди, которые объявлялись вне закона. Они переставали быть вообще кем бы то ни было. Любой мог их убить.

Д.Ю. А какая причина была?

Клим Жуков. Основных причин было три. Первая, это были деньги. Марк Эмилий Лепид, понимая, что армии надо платить, он отобрал у себя в голове несколько десятков человек, которые были сторонниками оптиматов. То есть, те, кто были против Цезаря. На основании закона Квинта Педия, они решили их объявить вне закона. Потому, что если объявили вне закона Брута и Кассия, то есть, непосредственных убийц Цезаря, почему бы их друзей туда же не записать. Они же знали? Наверняка знали. Не пресекли, не донесли. Враги республики. И их объявляют вне закона. Если с убийцами Цезаря все понятно, там состав преступления налицо. А эти-то? Нужно же доказать, что они были соучастниками, осведомленными.

Д.Ю. Всем понятно, да?

Клим Жуков. Все сторонники Навального сейчас бы взвыли от счастья. Вывесили 130 имен. В них вошли те люди, которые были просто богатые друзья Брута. Тут же мстительный Марк Антоний всех, кто пытался с ним что-то сделать во время убийства Цезаря. Тут же вспомнил их, записали и их туда. А Гай Октавиан, как нам пишут некоторые источники, сопротивлялся из последних сил, но, в конце концов, сдался.

Д.Ю. А кого-нибудь добавил?

Клим Жуков. Обязательно добавил. Тех, кто противодействовал ему во время его возвращения в Италию к власти. Ну а главным противником Марка Антония был Цицерон. Он не забыл ему филиппики. Тут полезно вспомнить, что к этому времени Цицерону было 64 года. В 63 году до нашей эры, когда он стал консулом, в это время только родился Гай Октавиан Август и Гай Меценат. Агриппа, по-моему, тоже в этом году родился. Он тогда уже был консулом, а это молодая поросль, которых Цицерон с некоторым основанием считал малолетними дебилами. Поэтому совершенно безопасными. Большая ошибка.

Д.Ю. Раздается голос из угла: “Я тоже хочу добавить одно имя”. Оказывается Атия сидит в углу и внимательно слушает. “Только не Сервилию. Женщин убивать нельзя”. Атия говорит: “Не Сервилию. Руфус Транквилий”. - “Кто это?” - “Это случайно не отец Иокасты, подруги Октавии?” - “А почему хочешь его смерти?” - “Мне не нравится его дочь, она дурно влияет на Октавию”. - “Это не игра, матушка”. - “Ее отец невероятно богат”. - “Это так, у него каменоломни”. - “Тогда горе Руфусу Транквилию”. Молодцы. “Скажи Ворену и Титу Пулло, чтобы с Цицероном разобрались лично“. Тут же Марк Антоний: “И передай, чтобы отрубили ему руки и прибили гвоздями к дверям Сената. Предупреждал старого дурака, что сделаю это, если он снова встанет у меня на пути. Никто не скажет, что я не держу слова”. Это правда? Действительно отрубили руки, приколотили?

Клим Жуков. Об этом мы позже скажем. Пока лишь, забегая вперед, надо сказать, что законная жена Марка Антония Фульвия истребовала голову Цицерона себе и развлекалась тем, что тыкала ему в язык булавками. А потом и руку и голову выставили у ростральных колонн, чтобы все могли насладиться произошедшим. Плутарх потом очень сильно ругал за это всех. Он называл триумвират “триумвиратом гнуснейших граждан”. И попрекал Октавиана участием в “триумвирате гнуснейших граждан”. Писал так: “Так они лишились от ярости и бешенства человеческого рассудка. Или, лучше сказать, показали, что нет зверя более свирепого, чем человек со страстями, захвативший власть”.

Д.Ю. Тут всегда какие-то странные вещи со стороны граждан, которые никакого участия в процессах не принимают. Вот есть такие люди. А других, обращаю ваше внимание, нет. Если общаться и строить какие-то отношения, вот они, других нет. И с кем? Как вы предлагаете? Товарищ Сталин говорил: “Извините, других писателей у меня для вас нет”. Ну, и других триумвиров, по всей видимости, нет. Если эти самые суровые и самые авторитетные, набери других. Сколько у них легионов окажется в отличие от Марка Антония? Вроде бы понятно, что ненавидят друг друга с Октавианом. А с кем дела делать?

Клим Жуков. Они, кстати сказать, не то, чтобы ненавидели друг друга. В кино, конечно. Октавиан первый бросился мириться. Очень долго готовил почву. Притом, что у самого Октавиана, в рядах армии Марка Антония была своя агентурная сеть. Пропаганда и агитация велась непрерывно. Он при помощи этих людей немедленно замирился с Марком Антонием. Конечно, не немедленно, это заняло определенное время, но он замирился. Кстати, когда все это говорят и рассказывают, всегда забывают, что все эти триумвиры, и Лепид, и Антоний, и Октавиан, они были не сами по себе. Они все сидели на солдатских щитах. Они ничего не могли в этот момент сделать без одобрения войск. Очень древняя историография, римская, она предельно антропоцентрична. То есть, она очень мало внимания уделяет массам, которые всегда двигают историю. Поэтому мы только некоторые сведения знаем о том, как на них влияли солдаты. Если это умножить на реальность, там 75 процентов этих решений, они или выдвигались солдатской массой.

Д.Ю. Это не говорит о том, что солдатская масса внутри себя вырабатывала... Как у нас принято: “Народ решил”. Это говорит о том, что внутри солдатской массы были люди, которым передавалась точка зрения сверху. Они внутри это распространяли, объясняя солдатам, в какую сторону думать надо. Распропагандировали их и после этого принимались правильные решения. Это не всегда срабатывало.

Клим Жуков. Тут взаимосвязь была двусторонняя. Потому, что солдатская масса, это просто солдатская масса. Там же толпа офицеров есть, которые кое-чего повидавшие, а, возможно, сильно образованные. Так как это Рим, он абсолютно весь коллегиальный. Они собирали внутри солдатской массы коллегии, вырабатывали коллегиальные решения. И не сверху им сообщали, что вы сейчас будете любить. А снизу сообщали наверх, что мы сейчас будем любить. Я говорю, что это была двусторонняя связь. Как подразделения своей волей влияли на руководящую верхушку, так и наоборот. Опять же, когда это было? Это было до нашей эры еще. Люди были в своей массе необразованные, они не могли сорганизоваться настолько, чтобы полностью влиять на своих выбранных руководителей. Они на них рассчитывали, как на руководящую, направляющую силу. Если бы солдаты сказали, что никаких проскрипций не будет, их бы не было. Потому, что кто эти проскрипции выполнял? Их не бандиты выполняли.

Д.Ю. Давайте вернемся к главному. Делали то, что надо триумвирам. И что они там внутри солдатских коллективов думали, это, наверное, никак не отражалось на том, какие принимали решения. А солдаты их поддерживали и подтверждали.

Клим Жуков. Это очень сложно сказать.

Д.Ю. Остались данные, что они хотели вот такого руководства, а солдатская масса говорила: “На хер. Мы так не будем”?

Клим Жуков. Сколько угодно. От Марка Антония сколько сбежало легионов, когда Марк Антоний говорил им воевать, а они говорили: “Мы не будем”. Просто дезертировали. И даже хуже того, переходили на сторону врага. С другой стороны, к Марку Антонию также перебежали войска Децима Брута. Солдатская масса имела свою очень серьезную волю. Не просто выдвинуть прошение, они просто отказывались подчиняться и уходили к врагам напрямую. Весь легион договорился и сказал, что будет так. Это преступление такое, что за это должны просто всех убить. За дезертирство. Это значит, что весь легион, коллективно договорился. Весь легион сознательно ушел к врагам. А если они проиграют? Их же потом перебьют после этого. Зачинщиков точно. А зачинщиков, как ты правильно говоришь, назначит кто-нибудь. Поэтому солдатская масса имела огромное влияние. Просто колоссальное. Опять же, в силу того, что государство трещало и шаталось, воля конкретных исполнителей была решающей зачастую. Потому, что, опять же, солдаты занимались исполнением проскрипций. Как мы дальше увидим по фильму, бандиты тех, кого убивают, будут грабить. Это значит, что эти деньги достанутся бандитам. А должны достаться казне государства.

Д.Ю. Это, да. Это как-то ускользает. Это неправильно.

Клим Жуков. Потом же придется у бандитов все отнимать. Сперва 130 имен было вынесено, а потом 150 еще вдобавок.

Д.Ю. Тут сценарный ход понятен. Во-первых, это же нормальное общество. Это требовало соблюдения некоего политеса. В рамках которого натравить солдат, это конечно хорошо, но есть вещи, которые... Про что сценарий. Есть вещи, которые лучше делать чужими... “Это не мы. Вообще никакого касательства не имеем“. И это также, когда у нас в перестройку наиболее выдающиеся умы нашей новой демократической родины принялись сообщать, что: “Это силовая составляющая бизнеса”. Это не бандиты, это “силовая составляющая”. Поймать, взять в плен, пытать, отрезать башку и незаметно где-то закопать. Это просто составляющая... Это не преступление. Потому, что есть светлая сторона, а есть всегда темная сторона. И они друг без друга существовать не могут. Силовая составляющая. В кино, на мой взгляд, показаны очень ловко эти непрерывные сообщения верха с низом.

Клим Жуков. Это, во-первых. Во-вторых, нужно было Пулло с Вореном в сценарии задействовать.

Д.Ю. Конечно. Давно ли Тит Пулло в канализации вместе с Октавианом пытал и резал врага злобного. С Марком Антонием у Ворена крепкая дружба. Для сценария отлично сделано, на мой взгляд. Здесь власть, все такие красивые. Октавиан весь за республику. Против убийства приемного отца. И тут же: “Только пусть это будут люди не из нашего района”.

Клим Жуков. Мне сразу вспомнился Пелевин “Поколение П”. Там: “Как ты знаешь, совершенно свободного рынка не бывает. У рынка всегда есть ограничители. Вот это ограничитель, короче, наша крыша”. По поводу проскрипций я хотел словами Аппиана рассказать, как они были сформулированы. Формулировка была такая: “Из проскрибированных по этому списку никто пусть не принимает никого, не скрывает и не отсылает никуда. И пусть никто не позволит подкупить себя. Если же кто-то будет изобличен в спасении или оказании помощи, или знании того, мы не принимаем во внимание ни оправданий, ни извинений и включаем в число проскрибированных. Пусть приносят голову убившие к нам. Свободные за 25 тысяч драхм за каждую. А раб за свободу личности и 10 тысяч драхм. То же будет и с доносчиками. А из получивших никто не будет записан в наши документы, что он не был известен”. Вот как это было сформулировано.

Д.Ю. То есть, это прямая команда домашним рабам зарезать хозяина, отрезать ему голову. Срабатывало?

Клим Жуков. Еще как. Более того, оно сработало так, что, я полагаю, охренели даже триумвиры. Они в проскрипции вписали 380 человек, а замочили несколько тысяч. Уже инициатива народной массы.

Д.Ю. Мощно. Идет обсуждение свадьбы: “Вернешься, принеси мне голову Брута, как свадебный подарок”. - “Да, свадьба. Надо подумать когда вернусь”. - “Будь с Октавианом поаккуратней”. - “Конечно. Я знаю как с ним справиться”. - “Этого я и боюсь”. Все про всех все знают.

Клим Жуков. Тут нужно отметить, что Атия в это время должна была умереть уже. Она прямо сейчас должна была болеть, а, если не ошибаюсь, в 42 году умереть.

Д.Ю. От болячек? Собственной смертью?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Жалко Атию. Жалко персонажа из сериала, персонаж не похож на настоящую, но все равно.

Клим Жуков. Там должна была быть Фульвия вместо нее. Но для накала страстей сделали любовницу Октавиана вместо жены. Потому, что жена под боком все время.

Д.Ю. Идет нанесение косметических средств на лицо. “Вы что делаете? Сейчас же смой”. - “В чем проблема? Немного румян”. - “Разрисовывай себя как хочешь, а от дочери держись подальше”. - “Маский, скажи начальникам коллегий, что сегодня встречаемся здесь. Присутствие в их же интересах”. - “Сделаю”. - “Так ты за меня заступаешься?” - “Заткнись. Он главный, а она его дочь. Сказано не красить, значит, не крась”. Маский мне нравится, настоящий военный человек. “Говоришь, как настоящий третий помощник”. Пытается его унизить “третьим помощником”. “Ты мне нравишься, но будь осторожнее, рабыня. Всему есть предел”. Намечается конфликт. А дальше заседание под предводительством Ворена. “Каждый из вас получил список. В каждом десять богатейших людей Рима. Вам дано право их убить и забрать столько имущества, сколько унесете”. Немедленно возникает вопрос: “Кто дал добро?” - “Это приказ Октавиана Цезаря”. - “А что дает тебе право решать, кто что получит?” Пытаются уесть Ворена все время. “Все получат справедливую долю”. Тут же претензия: “У меня всего два сенатора, а у Котты шесть”. - “У тебя больше всадников, все поровну”. - “Это вопрос принципа”. - “Ты-то что знаешь о принципах?”

Клим Жуков. Сразу скажу, может, кто-то не понял. Ничего этого не было. Насилием занималась, как положено изначально, государственная машина. То есть, армия. Разбежавшихся вылавливали и сдавали собственные рабы в первую очередь, друзья. Много денег предлагали за это. В отличие от предыдущего триумвирата, в котором участвовал приемный папа, Цезарь, тот триумвират был частным объединением людей по интересам. Просто Помпей, Цезарь договорились, что они будут такие молодцы все вместе. А тут Октавиан гораздо умнее оказался, воспользовался опытом папы. Всех официально объявили экстраординарной магистратурой. Это уже не кто-то там с кем-то договорился. Это, извините пожалуйста, должность. Правда есть мнение, что на данном этапе Октавиан там был самым младшим. Он и по возрасту самый младший. Хотя он уел Марка Антония, у Марка Антония оказалось войск больше, чем у него. Он не мог ни опытом, ни воинскими талантами сравниться ни с Лепидом, ни с Антонием. Поэтому он там занимал третью ступеньку. И не очень понятно на какие процессы именно он влиял. И точно ли он вообще влиял. Или он, как ловкий таракан, присел на телегу и собрался заехать в историю. Есть такое мнение, что он пока смотрел как эти двое что-то разруливают, а сам, вроде как, не очень-то причем. Есть история, что он пытался запретить убивать Цицерона.

Д.Ю. Марк Антоний был умней: “Этого - первым”. Идет обсуждение: “Здесь хватит на всех. Почти 80 богатейших, знатнейших патрициев, которых вы убьете и ограбите. Кто из вас раньше видел столько денег?” Тут же вопрос: “А что будем делать со всем этим богатством? Как потратим деньги? Рабы, вино, шлюхи? У тебя есть идею получше?” - “Скоро праздник Помоны. Раньше каждая коллегия раздавала людям рыбу и хлеб”. - “Зачем?” - “Как подношение Помоне. Как жест доброжелательности к народу”. - “Зачем? Люди съедят рыбу, и что потом?” - “Потом люди начнут видеть в коллегии не только источник насилия и страха”. Полное непонимание: “Так мы такие и есть”. - “А раньше было иначе. Раньше люди могли обратиться в коллегию за помощью, за правосудием, за дополнительным зерном, когда не хватало”. - “Это теперь будем жрецами Цереры? Спасибо за урок истории, но это было давно, а с тех пор только война и смута”. Но Ворен быстро всем объясняет, что коллегии должны измениться или они погибнут. Вилку определяет, так сказать. “Предположим, мы не хотим меняться. Не хотим тратить кучу денег на рыбу для нищих”. - “Я не могу вас заставить быть щедрыми. Тем не менее, Авентин почтит Помону рыбой и хлебом. А там ты можешь тратить свои деньги как пожелаешь”. - “Ясно. Строй из себя щедрого, а мы будем плохими“. Ворен: “В этом вам моя помощь не нужна”.

Клим Жуков. Помона, если кто не знает, это богиня изобилия, лесных, садовых и прочих плодов. А Церера, это богиня плодородия.

Д.Ю. Ну, и тут прекрасно, что все выступают против. Только подлый интриган Мемий: “Да, все правильно, надо делать так”. Выступает Тит Пулло: “Не верю я этому Мемию. Слишком все гладко. Надо за ним присмотреть”. - “Займешься Цицероном? Он на своей вилле. Это надо сделать быстро”. - “Ну, соберу сумку и в путь”. Говорит сторонник республики Ворен: “И не надо грабить, проявим к нему уважение”. - “Правильно”. Тут подкрадывается подлая рабыня к Титу Пулло: “Уезжаешь?” - “Не твое дело”. - “Я же по-дружески спросила”. - “Я твои игры знаю и не хочу в них играть”. - “Жаль, игра хорошая”. - “Найди себе для игр другого дурака”. - “Если передумаешь...” - “Не льсти себе”.

Клим Жуков. Тут же Ирина прибежала.

Д.Ю. Ирина с вопросом: “Что она хотела?” - “Да, ничего. Ты же ее знаешь”. - “Знаю. Куда ты?”. - “Есть работа. Всего на денек” . Пулло как в магазин за хлебом сходить. “Может, поедешь со мной? Еду в красивые места“. Ворен: “Может, поедем все вместе?” - “Не успеешь глазом моргнуть, как я вернусь”.

Клим Жуков. Там так показано все такое расцветающее, все зеленое. Это было 7 декабря.

Д.Ю. Так же про персики дальше. Персики дозревали. Это явно не весна.

Клим Жуков. В декабре, я думаю, даже в Италии все по-другому.

Д.Ю. “Говори какие новости”. - “Только что говорил с человеком из лагеря Антония”. - “И?” - “Думаю, Гектор не выдаст твоих секретов”. - “Выкладывай”. Письмо: “Дорогой Брут, спешу сообщить новость: Октавиан и Антоний помирились. Их армии объединились. Они планирую нагрянуть в Грецию и застать тебя врасплох с превосходящими силами”. Прибегает раб: “Хозяин, у дверей вооруженные люди”. “Ты должен отступить в Азию, пока не попал в западню. Тебе надо бежать”. - Цицерон: “Нет, слишком поздно”. Вручает письмо: “Любой ценой надо доставить письмо Бруту”. - “Да, господин”. - “Покажи ему потайной выход. Скорей”. Ну, и тут одна из лучших сцен фильма.

Клим Жуков. Да, это просто замечательно. Когда приперся Тит Пулло.

Д.Ю. Пулло, что характерно, поумнел. Уже опыт. Спокойный стал. “Так это ты Цицерон?” - “Тебя как зовут, молодой человек?” - “Тит Пулло”. - “Знаменитый Тит Пулло. Какая честь”. - “Взаимно”. - “Про Цицерона слышали все. Сегодня твоя работа принесет тебе бессмертие”. Тит Пулло очень заинтересовался: “Это как?” - “Я буду во всех книжках по истории. Имя моего убийцы, несомненно, тоже”. - “А, мое имя. Думал, ты обо мне. Хорошие персики”. - “Да, как раз дозревают. Полагаю, отговорить тебя не получится?” - “Нет, извини. При других обстоятельствах я бы польстился, но ты слишком важная фигура. Представь, что будет если я вернусь, а дело не сделаю”. Ставит перед фактом Цицерона. Тут бежит раб с саблей. Цицерон: “Убирайся, оставь его в покое”. Пулло: “Не кривляйся. У меня мало времени. Делай, что он говорит”. - “Делай, как он говорит”. - “Спасибо”. - “Нет, погоди. Дай мне пару минут”. - “Когда будешь готов...” И задает ключевой вопрос: “Персиков нарву?” - “Ну, да”. - “Спасибо. Хороший подарок жене”. Далее уже... Цицерон говорит: “Прекрати, мерзко вопить будешь, когда я умру. По моему завещанию ты станешь вольноотпущенником. Позаботься о моих людях, прощай”. Пулло: “Будет легче, если встанешь на колени. А тебе лучше не смотреть”.

Клим Жуков. Вообще Пулло, как одному из главных персонажей, меч могли бы справить получше. То, что крупным планом показывают... Гладиусов найдено столько, что можно просто легион вооружить. Сделайте вы такой же. У него деревянный эфес, на который прилеплены медные куски. Таких вообще не бывает. Клинок не похож просто ни на что. Причем какой-то черный, не чищенный. Ассистент режиссера по реквизиту.

Д.Ю. В который раз удивляет. При вложении таких средств. Почему нельзя было сделать нормально?

Клим Жуков. Тем более, что для этого нужно дойти до музея, их в Италии много. Снимали-то в Италии. И посмотреть на настоящий. Все.

Д.Ю. Я, наверное, повторюсь. Многие не в курсе, что раньше DVD в дефиците были. Я прикупил коллекционное издание “Властелина колец”. И там некоторое количество дисков. Один из которых посвящен строго дополнительным материалам. Когда там спрашивали кузнеца, который ковал меч Агроному. Он меч показывает: “Посмотрите, гарда. А вот у меня по-эльфийски написано вот это. На клинке такой узор...” С одной стороны мысль: “Это же не видно ничего”. В 4K видно, но тогда было не видно. Зачем это все? “А вот я к своей работе отношусь вот так“. И это, что характерно, это не про деньги. Про то, как человек относится к собственному труду: “Все должны видеть, что это сделал я”. Не говно какое-нибудь. Что мешает, собственно говоря? Если такой человек, с таким подходом к труду, ты объясни ему. Покажи образцы. В рамках чего допустимо творчество. Бляхи какие-нибудь поменять местами. Но бляхи должны быть вот такие. Почему так не сделано? Загадка.

Клим Жуков. Тем более, ладно какой-нибудь сериал “Стена”. Там бюджет очень маленький. Одевать там всех с иголочки, скорее всего, не хватит денег. Но тут-то. Самый дорогой сериал до “Игры престолов”. Чего они такие все жуткие? Я понимаю, какой-нибудь десятый план. А это персонажная шмотка, она показывается крупным планом, она играет вместе. Для фильма “Жанна Д’Арк” в 1948 году меч сделали с музейного образца. И доспехи сделали с надгробия какого-то рыцарского. Они круто выглядят, у них правильная форма. А у него какая-то... Причем она ни к эстетике, ни к истории отношения не имеет. Для меня это оскорбление взгляда.

Д.Ю. Для меня лично, происходящее там между людьми, оно заслоняет все. На это внимания не обращаешь. Но речь-то не про меня, а про специалистов. А что это изменит, если ты его как настоящий, этот гладиус... Что это изменит в происходящем?

Клим Жуков. Это изменит ровно то, что фильм будет ко всему прочему неким образовательным моментом выступать. Посмотрят и скажут: “Я видел, какой у бывшего легионера был меч”. Он будет правильный этот меч. Человек получит хотя бы толику полезной информации из развлекательного контента. Из развлекательного контента полезная информация усваивается гораздо лучше.

Д.Ю. Плюс возникла добрая традиция выпускать книжки. По факту вот книжка. Недавно видел книжку про художественный фильм “Викинг”. Я, конечно, такую книжку не стал бы трогать и пятиметровой палкой. Но наверняка внутри расписано, чем был древнерусский воин вооружен. Какие у него были штаны, какой был меч. На Рейне откованный, наверное. Шапка, куртка. И вот посмотрите наше кино. При этом красота создается, как мне кажется, парой высокохудожественных мазков. Именно парой. Полностью согласен, было бы познавательно, поучительно. Дети бы смотрели.

Клим Жуков. Самое главное, что при этом архитектуру, интерьеры, фрески сделали отлично.

Д.Ю. Видимо, это разные подразделения.

Клим Жуков. Конечно разные. Шмотками, мечами и прочее, занимается ассистент режиссера по реквизиту. Костюмами, ассистент режиссера по костюмам. Это разные два цеха. А интерьерами третий цех занимается.

Д.Ю. В общем стыдно. Мы это не одобряем. Обсуждение про дочку. Что дочку, бывшую проституткой, уже нельзя за приличного человека замуж выдать. “На проститутке никто не женится, приличный человек ее не возьмет“. - “Можно попробовать кого-нибудь найти”. - “Кто женится на проститутке? Уж точно не тот, кого она заслуживает”. Ну, эта тоже в курсе, что она никому не нужна. И начинает плестись интрига. С подводом правильного человека. А в это время всадник мчится, письмо от Цицерона везущий в Грецию. Чуть не давит маленького Люция на лесной дороге. При этом хамит, нарушая правила дорожного движения, начинает орать: “Следи за своими отпрысками, крестьянин!” На что Ворен ему вежливо отвечает: “Сволочь ты тупая. Ты слишком быстро ехал”. На что всадник отвечает: “Да пошел ты со своими ублюдками. Прочь с дороги”. Естественно, тут же снимается с лошади. Ворен, будучи человеком широкой души: “Езжай, прочь с глаз моих. Дети, идите, играйте. А ты держись подальше от дороги”. Тут же дети находят тубус с письмом, которое этот доставляет Бруту. И письмо не доходит. Тут Пулло: “Кто хочет персиков?“ - “Как проходит день?” – Пулло: “Очень хорошо”. - “Это Цицерон?” - “Неплохой человек. Не высокомерный, как можно было подумать”. И Пулло угощает всех персиками.

Клим Жуков. Что характерно, у него там в сумке голова с руками была.

Д.Ю. Ну, а тут дальше. “Опять имена от Марка Антония”. - “Еще?” - “У Марка Антония много врагов, трудно вспомнить всех сразу”. - “Мы, по-моему, достаточно уже убили. Почти тысячу человек”. - “Войскам надо платить. Надо где-то брать деньги”. - “Агриппа прав. Надо действовать медленнее. Мы же не хотим выглядеть мясниками”. - “Разумеется, нет. Простите, выйду воздухом подышать”.

Клим Жуков. На самом деле тут молодцы, видимо, читали кое-что. Это как раз проавгустовская партия, которая всюду писала, что Октавиан проскрипции пытался тормозить. Заставляли его, он страдал. Мы не знаем, заставляли его или нет. Но отразили этот момент, что по крайней мере Октавиан делал вид приличного человека.

Д.Ю. Ну, а тут Агриппа. Агриппа, кстати, как-нибудь переводится?

Клим Жуков. Марк Випсаний Агриппа. Как-то наверняка переводится. У них почти все переводится.

Д.Ю. К Октавии: “Тяжелый день?” - “Очень. Наверное, убивать людей тяжкий труд. Даже беззащитных”. - “Большинству из них надо дать бежать из страны. Они всего лишь потеряют деньги и землю”. - “Всего-навсего разорятся?” - “Работа неприятная, но необходимая ради блага республики”. - “Ты избегаешь меня?” - “Думал, так будет лучше”. - “Почему?” - “Чтобы избежать неловкости”. - “Неловкости? Я была права. Если бы ты действительно меня любил, неловкость тебя бы не волновала”. - “Не играй со мной. Не сомневайся в моей искренности. Я не говорил с тобой потому, что понимаю, мои чувства к тебе безнадежны”. - “Это мне решать”. - “Нет, не тебе. Мой отец был никем, а дедушка был рабом. Во мне нет ни капли благородной крови”. - “Значит, ты поднялся благодаря своим заслугам. Несомненно, это достойно похвалы”. - “Ты сестра Гая Октавиана Цезаря. И не выйдешь замуж за достойного похвалы сына безродного”. - “Да я выйду за кого захочу”. - “Нет, не выйдешь”.

Клим Жуков. На самом деле когда все это рассказывал Агриппа про себя, я аж подрыгивал. Что ты на папу наговариваешь?

Д.Ю. “Ты выйдешь за полезного аристократа, которого выберет брат”. Октавия говорит: “Оставь меня”. - “Прости, за последние месяцы я измучился”. Ну, и что с ним был не так?

Клим Жуков. Он был из очень богатого и очень знатного рода. Из всадников. Какой там “папа никто, а дедушка раб“? У него имение в Иллирии, знатный род. Конечно плебейский, но очень знатный род. Каким образом он бы оказался вместе с Гаем Меценатом и будущим приемным сыном Цезаря в одном месте, что он их всех троих отправил в современную Албанию, где в войсках они проходили обучение перед походом на парфян несостоявшимся? Как там мог оказаться внук раба? Это нереально. Агриппа был из очень хорошего рода.

Д.Ю. То есть, думаешь, мог на сестре Октавиана жениться?

Клим Жуков. Ну, это сильно вряд ли. Потому, что он и так был за Октавиана. А Октавиану с помощью брака можно было еще каких-нибудь союзников приобрести. А сестра, как и дочь, это же ценнейший ресурс. Тем более, что она к тому времени был замужем, сестра его. Хороший левак укрепляет брак. В Риме это не осуждалось. Если вы прямо на люди не будете с этим выскакивать.

Д.Ю. А вот Меценат. “Я пришла повидаться с братом”.

Клим Жуков. Если в переводе НТВ его звали “Месинос”, то в переводе “Лостфильма“, по крайней мере, в этой серии, его зовут “Мекина”. Все лучше и лучше. Меценату в этом фильме от переводчиков досталось больше всего.

Д.Ю. А в это время в синагоге. “У нас просят немалую сумму. Где гарантия, что за наши деньги мы получим необходимое влияние?” - “Об этом просит личный посланец царя Ирода”. Ирод по диаспорам рассылает людей. “Если наши деньги гарантируют, что Рим признает его царем Иудеи, Ирод будет у нас в долгу”. - “Он и сам это понимает”. - “Кого именно он планирует подкупить? Кто знает кто будет правителем Рима через Месяц? С кем придется иметь дело в следующем году?” - “Мы не дадим денег, пока конфликт не уладится”. - “Как вы до такого докатились? Вы в священном месте тайно сговариваетесь о подкупе. Чтобы идолопоклонники управляли вашим народом”. Авторитетные граждане задают любимый русский вопрос: “Ты кто такой?” - “Сядь, Моисей”. - “По-твоему лучше, чтобы Иудеей правили Селевкиды или Птолемеи. Лучше уж те, кого мы знаем, с кем можно иметь дело”. - “А зачем вообще позволять кому-то править? Это наша земля. А вы предатели собственного народа”. - “Назовись”. - “Мы сыновья Арода из семей Манассия. Мы - гнев Израиля”. Кто это Арод, Манассия?

Клим Жуков. Надо внимательно почитать Библию, там это одно из 12 колен Израилевых.

Д.Ю. То есть, серьезные люди.

Клим Жуков. Конечно. Это они собираются выбирать Ирода I Великого. Не тот, который взаимодействовал с Иисусом Христом впоследствии, а Ирод I. У Ирода I все было плохо. Он вынужден был буквально слоняться где попало и выпрашивать помощи, чтобы его обратно вернули на иудейский престол. В конце концов, он доехал до Египта. Где повстречался с Клеопатрой. И как-то с ней договорился. Клеопатра ему обеспечила доступ к Марку Антонию. Он договорился с Марком Антонием и стал царем Иудеи. Но это было уже в 40 году. Через три года после того, как тут все происходит в сериале.

Д.Ю. Дальше беседа перерастает в драку. Единственное, чего там не хватает, боевого еврейского клича: “Мочи козлов!” Закончив драку: “Тевье, как отрадно иметь твою силу на своей стороне”. Тевье, это у нас наш друг Тимон. “Отлупить старейшин – не проблема. Какой в этом смысл?” - “Сион – вот смысл. Помните, друзья, кто мы. Мы – избранный народ. Мы не рабы, не животные. Избранный народ”. То есть, у них сионистские идеи уже тогда были?

Клим Жуков. Иудеей, в самом деле, правил непонятно кто, непонятно кем он был поставлен. Они с Римом в то время пытались как-то выстраивать отношения. Потому, что внимательно посмотрев на окружающих, понимали, что эти парни тут надолго и так просто не уйдут. Непонятно, уйдут ли вообще. Ну, а Ирода посадили на престол, он сделал много хорошего. В частности, он перестроил храм, который потом его потомки прогадили, раздражая римлян, устраивая против них восстания. В результате храма у иудеев теперь нет. Потому, что римляне его сравняли.

Д.Ю. Осталась часть фундамента, она же Стена плача.

Клим Жуков. У нас теперь есть своя, в Москве. Стена скорби. Для того, чтобы можно было каяться в “преступлениях сталинизма”.

Д.Ю. Я большой любитель рок-оперы “Jesus Christ Superstar”. Поскольку в СССР Библии лично у меня не было, я с Библией знакомился сквозь атеистическую литературу. Читая как-то книжечку Зенона Косидовского “Библейские сказания”, что-то такое. Там был великолепный пассаж про Понтия Пилата. Когда его назначили прокуратором в Иудею, какие-то они грязные, немытые, воды у них нет. И пошел в храм, собрал оттуда ценности, задвинул это где-то. И на эти деньги начал строить акведук. А евреи бросились к евреям, которые обитали в Риме, а те евреи зашли в Сенат. И немного погодя Понтию Пилату “позвонили”: “Ценности в храм верни”. И Понтий принес все обратно. Там была еще другая история. Когда Иерусалим обложили римляне, перебежчики бежали из Иерусалима, их в фильтрационные лагеря. И как-то римский солдат увидел, что один еврей сел просраться и тут же из говна начал выковыривать золотые монеты. Зарезали три тысячи человек. Золото нашли у двух.

Пулло скорбит: “Ты же знаешь, какой я в мирное время. Наступит мир, коллегия изменится, как ты говоришь. А я опять буду в жопе. Безработный буду опять рассказывать про войну другим пьяницам”. - “Нет. Теперь все иначе. Мы с тобой можем делать большие дела”. - “Ну, ты – да. Рад снова видеть тебя таким счастливым и целеустремленным. Ну, а я не знаю”. - “Ты второй человек на Авентине”. - “Второй. Так и вижу надпись на своей могиле. Второй человек на Авентине, он раздал много рыбы”. - “В раздаче рыбы нет ничего плохого”. - “Дело хорошее. Несомненно. Но это занятие не для легионера. А я легионер”. А тем временем Агриппа шпилит Октавию. И все, вроде, счастливы.

Клим Жуков. Агриппа, исключительно здорово подобрали актера. Похоже на его скульптурное изображение. Он такой мордатый, широкий в кости.

Д.Ю. В кино отличный. Он такой вроде серьезный, а вроде стеснительный. Очень ловко подобран. “У него нет права на ревность”. Он в публичном доме снимает комнатушку, по всей видимости.

Клим Жуков. А войска-то уходят. Там бегает глашатай, который кричит: “Третий час!” По всему городу вопли: “Строиться! Становись!”

Д.Ю. Тут мама: “Октавиан, прошу, хотя бы ради меня, будь добры к Антонию”. - “Обещаю, матушка. Он, конечно, высокомерное говно”. - “Знаю. Но он хороший и честный человек. Он тебе нужен”. - “Я знаю, матушка”. - “Войска строятся на Марсовом поле, скоро выходим. Где Агриппа?” - “Не знаю. Наверное, прощается с какой-нибудь женщиной”. - “Ходит к нескольким шлюхам”. - “Или к одной любовнице”. А почему нельзя ходить к одной любовнице и к нескольким шлюхам? “Будь другом Антонию”.

Клим Жуков. Заметьте, что она недавно говорила Антонию по поводу своего сынка.

Д.Ю. Ситуация изменилась. “Детям полезно видеть, как меняется ситуация, как внутри нее меняются люди“. Не меняется у нас только Ворен. “Не будь холоден и высокомерен, это его провоцирует. Это любого спровоцирует. Мы все знаем, насколько ты умен. Думаю, не надо об этом напоминать”. “Да, матушка”, - говорит холодный Октавиан. И тут прибегает Агриппа: “Прошу прощения”. - “Нам пора. До свидания, матушка”. Тут врывается Октавия: “Слава богам, ты еще не уехал. Прости, опоздала. Пришлось идти в храм. Так рада, что успела”. - “Поцелуй меня, сестра. Люди ждут”. “Шагом марш!” И легионы замаршировали.

Клим Жуков. Нас обязательно спросят как римляне время определяли. Третий час чего? Римляне были люди толковые. Время научились определять по часам еще в Египте. В 2000, с лишним, году до нашей эры. Римляне разделяли все не как, мы по 60 минут. Римляне, вслед за Птолемеем, знали деление суток на 24 часа. Но делили их строго по солнцу. Солнце взошло – начались дневные часы. Солнце зашло – начались ночные часы. Соответственно, зимой часы ночные были больше. Определяли по солнечным часам. Пока есть солнце, тень от штыря гуляет. Понятно, на 12 поделили.

Д.Ю. Это, говорят, от Вавилона осталось. То, что 12 часов, 60 минут.

Клим Жуков. Но обосновал это конкретно Птолемей. Который следил за небом, составлял таблицы движения звезд.

Д.Ю. Нет, сама двенадцатеричная система счисления. Я в арифметике крайне слаб. Двенадцатеричная, как я читал, она чего-то больше делится, умножается как-то лучше. Говорят, полезно. Но это какая-то нездоровая отрыжка. Практически все равно, что пользоваться фунтами, аршинами. Вроде бы у нас десятеричная система. Десять часов было бы лучше. Сто минут считать, мне кажется, было бы удобнее.

Клим Жуков. Ну, как сказать. Потому, что десятеричная система сугубо абстрактна. Она отталкивается только от того, что мы решили, что нам удобнее умножать на 10, делить на 10. Но это абстракция чистой воды. Потому, что римляне сказали бы: “А почему собственно говоря?” Когда мы смотрим на нечто, что имеет отношение конкретно к практике, относящееся к земле и небу, мы видим, что там до сих пор отлично используется та самая чудовищная система. Морские мили. Так просто потому, что Земля, поделенная на 360 градусов, потом каждый из 360 градусов поделен еще на 360. Поэтому фунт, фут, дюйм, это все привязано к чему-то, с чем ты имеешь дело прямо сейчас. Оно, вроде бы, нам кажется бредовым совершенно. Потому, что мы выросли в десятичной системе. Почему ты решил, что сантиметр к чему-то привязан? Да ни к чему он не привязан. А вот моя нога, ее можно прямо сейчас померить. Почему у нас у стульев ножки по 85 сантиметров? Или там 74? Почему не по метру? Сидеть невозможно на них будет. Они к нашим голеням привязаны, чтобы можно было вот так сесть. Эта антропоцентричная или геоцентричная мера имеет под собой конкретные практические основания. Это нам теперь кажется, что неудобно. А для них было в порядке вещей.

Д.Ю. Опять-таки, это подсчет дюжинами оттуда же. Двенадцать апостолов.

Клим Жуков. Их же было семьдесят на самом деле. Но решили, что двенадцать самых главных.

Д.Ю. Из них четыре лучших. Ну, и тут мама: “Теперь можешь рассказать мне про Агриппу”. - “Что с ним?” - “Давно вы с ним любовники?” - “Мама, это неправда”. - “Не лги матери. Ты же знаешь, это бесполезно”. - “А как ты узнала?” - “До этого момента не знала”. - “Только не говори Октавиану”. - “Полагаю, что все это безобидно. И у тебя, и у Агриппы есть причины быть осторожными. Можешь наслаждаться”. “Спасибо”, - говорит набравшаяся в конце концов ума Октавия. “Только не теряй головы. Не думай, что когда-нибудь выйдешь за него. Это исключено”. - “Знаю, но я люблю его”. - “Размякла, как сыр”. Молодец. Мама воспитывает просто прекрасно. Тут прибегает Иокаста: “Помогите! Спасите!” - “Иокаста, что с тобой?” - “Ночью пришли люди. Вся моя семья убита. Они убили всех и забрали меня. Они меня обесчестили”. - “Теперь ты в безопасности. Да, матушка? Мы защитим ее?” И матушка, которая заказала папу: “Конечно. Мы защитим тебя”. Отлично.

Клим Жуков. Особенно учитывая, что в начале серии именно она Руфуса Транквилия заказала. Все ради дочери.

Д.Ю. Тут Пулло и Ирка. “Весь дом рыбой провонял“. - “Да я не против, напоминает о доме”. - “Твой народ любил рыбу? Не знал”. “У нас было большое озеро, глубокое, много рыбы. А зачем тебе шлем?” - говорит Ирка. - “Вспоминаю былые времена. Легионы уходят. Думаешь, я уйду с ними? Нет. Конечно, приходила в голову такая мысль. А теперь я среди главных. Вот если бы вернулся сейчас, наверное, был бы первым копьем. А может быть даже легатом“.

Клим Жуков. Почему “первым копьем”? Не “первое копье”, а “первый ряд”.

Д.Ю. “Можно было бы озеро купить. Поход будет недолгий. Все так говорят. Что реветь-то?”. - “Я беременная”. Там непонятно. Я как-то не улавливаю, что она некоторые слова не выговаривает. Что она по-древнеримски не очень. “Что?” - “Беременна”. - “Беременна?” - “Называй, как хочешь”. “А”, - говорит Пулло.

Клим Жуков. Там очень прикольно по поводу римского языка. Когда показывают как пишут, они пишут на латыни. Я, правда, не успеваю рассмотреть, что написано. Но пишут точно на латыни. Обычно в такого рода фильмах все пишут по-английски.

Д.Ю. Они там в массе британцы, актеры. Говорят они с суровым британским...

Клим Жуков. С тяжелым британским акцентом.

Д.Ю. Для американцев это, наверное, прикольно. Добавляет древности.

Клим Жуков. Потому, что даже в сериале “Игра престолов”, когда показывают кого-то, кто пишет письмо, они все пишут по-английски.

Д.Ю. Ну, если они говорят по-английски, это очевидно.

Клим Жуков. Тут-то они говорят по-английски, а пишут на латыни. Там никогда не показывают так, чтобы было видно всю страницу. Там показывают что-то.

Д.Ю. И тут мы переносимся в лагерь к Бруту. “Что там у тебя? Уже час любуешься”. - “Перстень моего отца. Мать прислала. Видел на руке отца в детстве”. И тут вести от разведчиков: “Замечен враг”. - “Наконец-то”. - “Там не только Октавиан. С ним Марк Антоний”. - “Это невозможно”. - “Видели его знамя с цаплей”. - “А сколько легионов?” - “Похоже девятнадцать”. - “Против наших четырнадцати. Червь. Вывернулся. Далек они?” - “День пути”. - “Собирай людей, сворачиваем лагерь, немедленно отступаем”. - “Погоди. Не будем отступать”. - “Друг мой...” - “Нет. Хватит отступать. Мы встретим их завтра. Если победим, нам достанется больше славы. А если погибнем, это место не хуже других”. - “Делай, как он говорит”. Ну, и дальше уже Греция. “Совсем забыл, у тебя же сегодня день рождения”. - “Разве? Наверное, ты прав”. - “С днем рождения. Извини, что нет пирога”. - “Через год испечешь мне огромный пирог. Я не забуду. Только без корицы, я от нее чихаю”.

Клим Жуков. Тут все конечно тоже упростили до безумия. Потому, что гражданская война 44-42 годов, это же началось с восстания Секста Помпея в Испании. На Балканах эти двое граждан. Там же полыхнуло буквально все. Разбираться пришлось с ними всеми поочередно. Но даже эта битва при Филиппах здесь показана в единственном экземпляре, а их было две. Народу было настолько прилично с обеих сторон, что сразу задавить всех не получилось. Более того. Когда была первая битва при Филиппах, это октябрь 42 года, следующая была дней через 20. В первом сражении разбить Брута и Кассия не получилось. Там произошла история, которая логического объяснения не имеет. Но об этом дальше, когда про битву. Просто нужно понимать, что показывают одну, а их было две. И сделали монтаж почти всей гражданской войны. Как будто они дошли до Греции, там одна драка и все. Ничего подобного. После этого пришлось давить Секста Помпея. Потому, что с Помпеями наплакались, прямо скажем.

Д.Ю. Ну, а тут советы бывалых: “Если хочешь помочиться, сейчас самое время”. - “Не хочу”. - “Точно? Ну, тогда начнем. Смотри внимательно, мальчик, вот так вершится история. Повеселимся. Вперед!”. Сидение на конях. “А что там происходит?” - “Понятия не имею”. - “По моей команде, за мной”. - “Куда ты?” - “Если сомневаешься, атакуй”. Все помчались. Пацаны в растерянности, но Антоний орел.

Клим Жуков. Там атака просто караул. С ним уехало человек пятнадцать, потом еще Агриппа с двумя. Куда вы атаковать собрались, кого?

Д.Ю. Массовку тогда нарисовать не могли.

Клим Жуков. Рисовали пешую.

Д.Ю. “Господин, войска Антония прорвались. Наш правый фланг смят“. - “Посылай резервную когорту. Черепаха!” Все построились в “черепаху“.

Клим Жуков. Там показывают что-то очень странное. Когда летят стрелы, щиты протыкают насквозь. Бред какой-то. Скутум, это такая штука, которая специально в первую очередь для противодействия метательному оружию. Ее дротиком пойди, пробей, тяжелым пилумом, а стрела полегче будет, у нее пробивная мощь не такая. Тем более, что стреляют в них непонятно откуда. Просто в небе появляются нарисованные стрелы в большом количестве. Это значит, что в двухстах метрах от них должен кто-то быть. Потому, что дальше лук не выстрелит.

Д.Ю. Еще в дополнительных материалах к “Храброму сердцу”, там у них специальные пневматические приборы, куда куча стрел втыкается.

Клим Жуков. Нет бы нарисовать.

Д.Ю. Тогда не могли, тогда дешевле было настоящие делать. Ну, а дальше замес идет.

Клим Жуков. Замес отвратительный, кстати.

Д.Ю. Да. Марк Антоний побеждает. А Брут, который решил принять тут битву, с известным уже ему финалом, докладывает: “Для меня большая честь и удовольствие командовать вами. Жаль, что так получилось. Сейчас вам надо позаботиться о себе. Спасайте свои шкуры”. Молодец. Завел в какую-то жопу... И Кассию говорит: “Передай привет моей матери. Скажи ей что-нибудь подходящее”. Ну, дальше зарезали группой. А Марк Антоний...

Клим Жуков. 3 октября первая битва при Филиппах была.

Д.Ю. А Марк Антоний уже перемещается. “Дыши глубже, мальчик, это запах победы”. - “Дым, говно и гниющая плоть“. Тут у меня сомнения, чего она гнить начала? Она так быстро не пахнет. “Докладывай, Агриппа”. - “Тело Кассия нашли, Брута пока ищем”. - “Превосходно. Голову засыпать солью для доставки в Рим. Я заметил, люди ценят такие мелочи”. Красота.

Клим Жуков. Показывают какого-то упыря, который у Брута палец отрезает с перстнем.

Д.Ю. Мародер. Тоже сюжетный ход, что такая семейная ценность небывалая, досталась уже не пойми кому.

Клим Жуков. Из короны царя несуществующей. Конечно все это такое упрощение. Я был разочарован. Я думал, нормально покажут замес. Ладно, две битвы не показали. 3 октября и 23 октября 42 года все это происходило при Филиппах. В Греции. Первое сражение. Естественно и Брут, и Кассий, они про “сворачивать лагерь” ничего не говорили. Потому, что сражение гораздо удобнее принять, опираясь на серьезную фортификацию, которой всегда являлся римский лагерь. Там и спрятаться можно, и с опорой на нее сманеврировать можно. Масса полезного. Плюс там боеприпасы лежат в сохранности, тыл прикрыт. Два лагеря. В одном был Кассий, в другом Брут. Потому, что 19 легионов, которые у них были, это если даже по тысяче человек в каждом, все равно много все вместе получается, очень много. Вместе их в одном лагере было трудно держать. Иначе он очень много места займет. И противоположная сторона, судя по всему, также имела два основных крыла. Первым командовал Антоний, а левым флангом командовал Октавиан. Когда началась драка, так получилось, что фланг Брута проломил фланг Октавиана. В нарративных источниках написали, что там изрубили 8 легионов. Строго врукопашную. И стал фланг отступать. Почти бежал. И тут Марк Антоний четко ударил через отступающие войска наискосок конницей. И, с одной стороны, он спас Октавиана.

С другой стороны, войска Брута вынуждены были остановиться. Там была серьезная масса конницы, не реагировать на нее было невозможно. И дальше, как обычно. Война на холодном оружии. Атака массой конницы, она очень трудно управляемая. Иногда уже вообще неуправляемая. Они ворвались в лагерь Кассия. Вместо того, чтобы заниматься делами на поле боя, они ворвались в лагерь Кассия. Тут-то как раз мутная история происходит. Потому, что Кассий в это время почему-то бросился на меч. Его не убили, как в фильме. Он покончил с собой. Объяснения, почему он так поступил, нет. Сражение по факту они пока выигрывали. Эта атака конницей через центр... Не фланговый охват, как обычно конницей делали, а наискосок, через центр, это большой риск. Если бы войска Брута были лучше управляемы, они бы могли его просто отсечь. Причем даже не маневром всех сил. Для этого не нужно маневрировать всеми силами, это не рыцарская конница. И не конница Иоахима Мюрата, которая могла проехать вражеский строй насквозь, ее отсекут, она развернется и обратно в плотном строю вернется. Тут такого сделать не могли.

Поэтому это был огромный риск. Марк Антоний очень рисковал. Как расчетливый полководец, он отлично знал, на что способны войска противника. Они не были легионами Цезаря, там была масса новобранцев, что важно, среди офицеров. Он остановил атаку Брута, ворвался в лагерь Кассия грабить, а Кассий, обнаружив с тыла кавалерию, решил, что все пропало. Ну, и бросился на меч. А так как Марк Антоний тоже был умным, он понимал, что из лагеря валить надо, они и свалили. Они еще и проиграли на фланге Октавиана. Пришлось разойтись, приводить войска в порядок. 20 дней этим занимались. Потому была вторая битва. И Брут, уже будучи без опытного полководца Кассия, тогда-то он и проиграл.

Д.Ю. И на этом закончилась эпопея с основной оппозицией?

Клим Жуков. Ну, Секста Помпея еще давить пришлось. Он тоже там выступал в тяжелом весе. Что характерно, когда Кассий и Брут приехали в Грецию, к ним немедленно вся римская аристократия, которая обучалась в Афинах... Они все были сторонники оптиматов, сторонники Помпея. Все немедленно примкнули к Бруту. И к войскам примкнул сам Гораций, будущий поэт. Он там был при Филиппах.

Д.Ю. Это им не помогло.

Клим Жуков. Конечно, не помогло.

Д.Ю. Хорошая серия. В общем и целом.

Клим Жуков. Но сражение меня очень сильно опечалило. Именно само сражение. Сначала я посмотрел, много когорт нарисовано, они все топают. Правда, когда наступают войска, которые Брут отправил, они шагают без дротиков, только с мечами. Я сразу понял, что сейчас какая-то фигня начнется. Они так бодро маршировали. Буквально через одну минуту показана россыпь людей, которые мечутся по полю.

Д.Ю. Разбившись на индивидуальные схватки.

Клим Жуков. Это уже не сражение. Этим даже управлять нельзя. Вы победить не сможете.

Д.Ю. Нормально снимать сражения стали только в “Игре престолов”. Там, как надо. Но это сколько времени прошло.

Клим Жуков. Сражение просто ни о чем. Должны были прекрасные шеренги дойти друг до друга, начать перебрасываться пилумами, и сражение должно было занять минимум треть серии, я так считаю. Потому, что ради этого все и снимается. Это раз. Во-вторых, когда у них в атаку идет пехота Марка Антония, и впереди бежит знаменосец натурально с красным флагом, я просто выл. Ну, не было у них этих флагов в нашем понимании, когда палка, а к ней полотнище привязано. У них были штандарты... Как правильно называется? Хоругвь. Палка, к ней две веревки, к ней привязана еще одна палка, которая лежит горизонтально, и уже с нее полотнище свисает. Вот такое быть могло. А на самом деле они должны были быть с аквеллами.

Д.Ю. Аквелла – это орел.

Клим Жуков. Это то, что у них в бою употреблялось. Там слоны, орлы. Вот оно должно было так у римлян выглядеть.

Д.Ю. Спасибо, Клим Александрович.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. Скоро шестая серия. А на сегодня все. До новых встреч. Вопросы не забываем, пишем вопросы. На вопросы будут даны ответы.

Клим Жуков. Да. А в октябре, шестого числа всех приглашаю на форум “Эра познания. Часть II”. Будем рассуждать о русской пехоте. Как она родилась, как она закончилась. Как в XV веке родилась снова. А то тут есть разные несознательные элементы, которые говорят, что на Куликовской битве тоже была пехота, и всегда была пехота. Нет, пехота, это очень важно. Это самая массивная часть армии, в которую всякая сволочь набирается, то есть, мы, товарищи, с вами. Поэтому ее очень много, она царица полей. А раз так, то это является отражением формирования государства вообще. То есть, в пехоте отражается масса того, что происходит в экономике, в политике, в идеологии. Этому мы посвятили целый отдельный форум. Там будет три, возможно, четыре, доклада специалистов в своем деле.

Д.Ю. Шестого октября. Следим за новостями. Обо всем оповестим дополнительно. А на сегодня все. До новых встреч.


В новостях

08.10.18 15:47 Рим с Климусом Скарабеусом - второй сезон, шестая серия "Филиппы", комментарии: 90


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать разработку сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 4

Smart2911
отправлено 09.10.18 14:09 | ответить | цитировать # 1


Так это что, в Древнем Риме был свой сайт "Миротворец"?


PacMan8017
отправлено 16.10.18 21:56 | ответить | цитировать # 2


Добрый день. Расскажите как в Риме боролись с коррупцией. Были ли там государственные органы, ведущие борьбу с коррупцией? Мог ли к какому-нибудь известному патрицию на его виллу вломится римский ОМОН, начать обыски, допрашивать рабов и т.д.


salewal
отправлено 17.10.18 15:24 | ответить | цитировать # 3


Здравствуйте Дмитрий Юрьевич и Клим Александрович! В одной из серий (извините не помню в какой), показали как формируется письмо: лист с текстом перегнули в три части, на края листа налили массу похожую на сургуч и опечатали. Было ли подобное в то время или опять же это придумано для украшения сюжета фильма? И была ли в то время служба идентичная нынешней фельдегерьской? Спасибо! Всего Вам наилучшего! (Где можно выписать таких замечательных хрюшек как у вас на столе?)


KEJIbT
отправлено 18.10.18 12:58 | ответить | цитировать # 4


Доброго времени суток!
Клим Александрович, а известно, Брута на самом деле так убили? Могли это быть легионеры из легионов Цезаря, которые решили так отомстить за своего вождя, или это додумали сценаристы сериала?
С ув. Евгений, Город-герой Одесса.



cтраницы: 1 всего: 4

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк