Рим с Климусом Скарабеусом - второй сезон, восьмая серия "Необходимый вымысел"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

01.11.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. По-прежнему крепок!

Клим Жуков. Весёлая римская музыка.

Д.Ю. Да. Я вас категорически приветствую. Здравствуй, Клим Саныч!

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Восьмая серия.

Клим Жуков. Второго сезона сериала «Рим».

Д.Ю. Напоминаем для тех, кто по-прежнему не в курсе: сериал «Рим» изготовлен до конца, найти можно известно где. Следующий у нас на очереди с Клим Санычем, чтобы все понимали, сериал «Во все тяжкие».

Клим Жуков. Может быть, кто-то и не смотрел, но он такой есть.

Д.Ю. Многие задают вопросы про «Сопрано»: «Сопрано» делаю я один, и он тоже на очереди, а «Во все тяжкие» мы с К.С. на пару. Итак, восьмая серия.

Клим Жуков. Начинается всё с того, что Октавиан толкает пафосную речь за моральку, говорит, что все мужчины в Риме в своё время были диковаты слегка, и только женщины, которые принесли с собой благородство, строгие нравы, вообще сделали Рим великим, пока мы жгли Карфаген ну и всё такое, воспитали великих политиков, полководцев и нравственных людей. Ну и там, значит, вокруг куча красиво одетых девок очень вдохновлённо ему аплодируют – типа, как интересно рассказал.

Д.Ю. Чистая правда!

Клим Жуков. Да-да чистая правда. Всё это, конечно, снималось году, наверное, в 2005-ом, если я не ошибаюсь, но уже тогда всякие разные феминистические загоны уже были вполне...

Д.Ю. Присутствовали, конечно.

Клим Жуков. ...в силах, потому что что бы Октавиан такого рассказал? Ну это – что вы, вообще? Я, конечно, понимаю, что Рим – это далеко не родоплеменная община, где вообще было не очень понятно: женщина – это что?

Д.Ю. Человек ли это?

Клим Жуков. Да. Тут-то, конечно, всё было ясно с тем, кто это, но это было глубоко патриархальное общество, и конечно, никаких вот таких речей специально император говорить не стал, ну точнее, будущий император, тогда триумвир. Другое дело, конечно, что намёк – вот намёк хороший, потому что в самом деле, когда Октавиан взялся за активное законотворчество, он очень мощно взялся и в т.ч. за законы о морали и нравственности. Но это, конечно, всё было направлено ни в коем случае не для того, чтобы почтить современных феминисток, ну или, например, собственных римских феминисток, если бы такие сыскались – это всё было направлено только для того, чтобы власть имущие классы, точнее, власть имущий класс, особенно в верхнем своём проявлении, нормально размножался. Там было запрещено, чтобы сенатор, из сословия сенаторов, соответственно говоря, мужчина до 60 лет, женщина до 50 лет были холостыми – обязаны были быть в законном браке. Это, во-первых, рано или поздно дети пойдут, это хорошо, т.е. будет пополнение для административных кадров естественное, так сказать. Во-вторых, если будет постоянно долгое время законный брак, значит, с имущественными вопросами попроще станет, т.е. не будут дробиться в разные стороны поместья, имения, денежки, таким образом стабилизируется финансовое положение. Кстати говоря, римским знатным парням состоятельным это очень сильно не понравилось, и они начали придумывать всякие офигенные способы это дело обойти. В частности, ну брак – все же понимают, что в Риме и вплоть до второй половины 19 века это сугубо деловой контракт, который имеет в виду под собой продолжение рода и имущественный вопрос сопутствующий, поэтому т.к. это вопрос деловой, он должен юридически оформляться соответственно. Поэтому можно было договориться с семьёй, у которой есть девочка в добрачном возрасте, скажем, ей там 9 лет или 7, или 10, и заключить помолвку – таким образом, до её вступления в брачный возраст, т.е. 13-14 лет, ну как минимум 12, т.е. там у тебя будет 3-4 года, когда можно будет делать всё, что угодно – ты же уже в браке. А потом брак расторгается просто.

Д.Ю. Толково придумано!

Клим Жуков. Вот, а то что это – это что ж теперь никакого разврата?

Д.Ю. Да. Ну и чудесная речь Октавиана...

Клим Жуков. Перемежается кадрами ...

Д.Ю. ...некоторым образом итожится, да: «Я же полагаю, женщины Древнего Рима были кучкой шлюх и мегер» - ну, невозможно спорить.

Клим Жуков. Да, ну тем более, пока он это всё рассказывает, всё это перемежается кадрами, как Марк Антоний пялит Атию, добродетельную сугубо, а черномазая мулатка Гейя сваливает из аптеки с ядом, пряча его в декольте.

Д.Ю. Нас поправили: это не яд, это медицинское средство для организации выкидыша.

Клим Жуков. А его нельзя как яд применить в определённых...?

Д.Ю. Ну она, типа, кровью истекла, умерла не от отравления.

Клим Жуков. Ну понятно, да-да-да.

Д.Ю. Какие-то могучие средства. И ещё сказали, что ивовая кора – она там чего-то салицил-чего-то там, т.е. это прообраз древнего аспирина. Название аспирина – ацетилсалициловая кислота – от ивы происходит.

Клим Жуков. И они таким образом всё время аспирином нажирались по фильму что ли?

Д.Ю. Болит голова – грызи иву, как бобёр, блин, отпустит.

Клим Жуков. Да, от ивовой коры нет болезней головы, чай не химия какая, чай природные дары. (с)

Д.Ю. Дары, да. И тут же ему, определив всех баб Древнего Рима в шлюх и мегер – ну надо понимать, что мужики-то на этом фоне просто бриллианты были, да, красавцы, все верные, все хорошие и вообще - представляют...

Клим Жуков. Меценат, он же Месинос.

Д.Ю. Он же Мякиш, представляет: «Вот молодая особа, о которой я тебе говорил». – «Она очень привлекательна». – «Как приказывал: безупречная семья, молодая, здоровая, способна к деторождению». – «Сколько детей?» - «Всего один – сын Тиберий». – «Представь меня». Правду говорят, нет?

Клим Жуков. А тут всё-таки нужно было показать вот так, как оно было, потому что третья, внимание, жена Октавиана, это третья уже была, вот сейчас Октавиан находился второй раз в законном браке, вот третья жена Октавиана Ливия – это была девушка, которая находилась мало того, что замужем, так ещё и на шестом месяце беременности.

Д.Ю. Это уже заметно?

Клим Жуков. Ну шестой – это уже да, через 3 месяца у неё случился ребёнок, который оказался вроде как законным ребёнком уже Октавиана, ну и конечно, в Риме все ржали, что счастливые рожают за 3 месяца, потому что император оказался настолько мощен, что вот все эти 9 месяцев – нет, гораздо быстрее! Первая жена у него была Клодия Пульхра, она же Клавдия Пульхра.

Д.Ю. Клавка.

Клим Жуков. Клавка, да. Это был, естественно, политический брак, потому что эта самая Клодия Пульхра – это была дочка Фульвии, а именно жены Марка Антония, т.е., соответственно, и дочка Марка Антония, таким образом. Правда, она его не родная дочь совершенно, потому что это у неё от предыдущего брака, но тем не менее она же у него в семье, значит, считается юридически, что его дочь. Таким образом, это было скрепление политического союза. А т.к. мы помним, что в 41 году случились Перузинские войны, когда эта самая Фульвия вместе с младшим братом Марка Антония – Луцием Антонием учинила восстание против Октавиана..

Д.Ю. Дрянь такая!

Клим Жуков. Вот, пришлось с ней срочно разводиться. Ну и тут же он женился на Скрибонии Либоне, с которой он побыл очень недолго, потому что ей... Да, кстати говоря, интересно, что эту самую Клодию Пульхру, ей было очень мало лет, и т.к. очень быстро случилась вдруг Перузинская война, Октавиан её потом вернул в семью со словами: «Я её вообще... не успел даже консумировать брак, она точно девственница».

Эта вторая его жена была в результате матерью его единственной дочери, Юлии Старшей, которая потом, когда папа уже издал закон о морали и нравственности, а также о скромности, она там отжигала так, что только вообще треск стоял, был бы у неё «Гелендваген» - ездила бы по тротуарам, только в пьяном виде, исключительно. Вот.

А вот уже третья жена – Ливия, дочь Марка Ливия Клавдия Друза, точнее, Марка Ливия Друза Клавдиана – вот так правильно звали мужчину. Это была довольно интересная семья, её первый муж Тиберий Клавдий Нерон – это всё были сторонники помпеянцев, ярко выраженные оптиматы, которые поддержали потом Брута и Кассия во время Филиппинской войны, ну которая закончилась битвой при Филиппах, поддерживали Брута и Кассия, и собственно, папа Марк Ливий Друз Клавдиан после поражения при Филиппах вынужден был покончить с собой на всякий случай.

Д.Ю. Т.е. это же враги народа?

Клим Жуков. Конечно, враги народа! Поэтому когда Октавиан говорит, что «я слышал про них – это очень хорошие патриотичные люди и будут не против развода», я прямо аж чуть со стула не упал, думаю: ничего себе - патриотичные!

Д.Ю. «Знаю его семью – хорошие, патриотичные люди, они не будут против развода».

Клим Жуков. Это как если бы Сталин сказал: «Знаю эту семью – Троцкие же, господи! Отличные патриотичные люди».

Д.Ю. Лейбовичи, да?

Клим Жуков. «Знаю Троцких, конечно». Ну и кстати говоря, т.к. это у нас происходит сватовство таким образом Ливии и Октавиана, понятно, что это где-то 38 год до н.э., потому что они именно в это время и брачувались законным браком. Или даже на самом деле 39-ый правильно сказать, потому что в начале 38-го сын родился, Тиберий.

Д.Ю. Слушай, а вот дальше они тут: «Золото Ирода у берегов Остии ожидает прилива. Поддерживаю связь с человеком Антония Поской насчёт деталей доставки, хотим использовать для доставки коллегию Авентина, если не возражаешь», – а это что, это какая-то очень серьёзная сумма была, которую Ирод давал, чего вокруг неё такой замес-то идёт?

Клим Жуков. Там сколько он – 20 тысяч давал, по-моему?

Д.Ю. Не помню.

Клим Жуков. 20 тысяч. Нет, ну конечно, денежки-то неплохие.

Д.Ю. Денежки неплохие.

Клим Жуков. Но это в смысле подкупа трёх высших государственных лиц Рима, притом что состояние самого Октавиана Цезаря вообще миллионами исчислялось – я даже не знаю, чего они вообще это?

Д.Ю. Из-за двадцатки-то?

Клим Жуков. Из-за двадцатки... Ну там, конечно, не двадцатка, там, каких-нибудь драхм, это всё-таки двадцатка фунтов, как они назвали, я не знаю, что конкретно они имели в виду, но, допустим, это в самом деле, там, по 300-400 г – это гораздо больше, естественно, чем какая-нибудь там драхма, но всё равно это сумма, ну конечно, да, очень большая, но чтобы ради неё устраивать такую спецоперацию?

Д.Ю. Ну, видимо, для сюжету, так сказать.

Клим Жуков. Ну а чего они не 200 сказали? Если для сюжету, то в сценарии можно что угодно написать, там, по крайней мере, понятно было, о чём это. Потому что нет, ну да, опять же, если бы это была речь про какого просто человека, даже богатого, это была очень большая сумма, но когда речь идёт о том, что там каждый день оперируют миллионами, вот натурально миллионами в твёрдой валюте, 20 тысяч, да ещё на троих, это по 6600 каждому – ну что это вообще? Просто из-за чего это всё?

Д.Ю. Ну тем не менее: «Проследи, чтобы всё прошло незаметно. Я должен быть непричастен. Если о взятке узнают, виноват должен быть только Антоний».

Клим Жуков. Да, ну и Меценат собирается устраивать некую операцию по трансферу денежек. В это время Рим покидает израильский бандит Тимон.

Д.Ю. К сожалению.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Он же Тевье.

Клим Жуков. Тевье вместе с супругой тащит тележку, собирается уехать.

Д.Ю. А дети спрашивают: «Дядя Левий будет уже там?» - «Может быть, а может, и нет».

Клим Жуков. А в это время, буквально вот только тележка с Тимоном миновала некую лавку ювелирную, в неё тут же нырнул Поска со своей новообретённой супругой Иокастой – до сих пор не могу понять, чего они всех их по-гречески-то обозвали, вообще неясно для меня. Ну в общем, эта вот Иокаста вместе с Поской. Иокаста, в общем, вдруг как-то смирилась со своим замужним статусом, зовёт Поску запросто «карамелькой».

Д.Ю. «Моя маленькая карамелька», да, а тот её: «Зайди внутрь, вдруг ещё что-то понравится?» - «Как ты добр ко мне!» - «Ступай и не торопись».

Клим Жуков. Потому что это понятно, почему «не торопись» - потому что тут же на дороге появляется палантин с Меценатом. Палантин, конечно, тащат... мне очень не понравилось, как его таскают, потому что там, по-моему, 6 человек его с каждой стороны несли – вроде бы как ничего, да, но всё равно сам палантин весит, там, как выяснилось, 3 человека внутри сидит – ну тяжело. Они вот просто его одной рукой тащат.

Д.Ю. Меня это... у меня это всё время вызывает удивление. Когда я был молод, и мой батя строил в семейном имении домик, я был непрерывно задействован на подтаскивании всего на свете, например, там, глины, кирпичей, ещё чего-то там, и всё это надо было таскать в носилках. Вот у меня руки ничего не выдерживали, я привязывал верёвку к обеим ручкам, верёвку через шею...

Клим Жуков. Правильно!

Д.Ю. ...и так вот нормально, а как это можно там в одной руке держать – а как вы там, перебегаете, меняя руки, или что? Как это вообще происходит?

Клим Жуков. Причём даже видно, что когда эти вот артисты тащат из массовки, подобрали здоровых парней, видно, что им просто тяжело, потому что это всё в один дубль не снимается, там, видимо, уже дубль 8-ой, они тащат аж вот так вот, видно, что им тяжко просто. А там Рим-то, ё-моё, 600 га, так-то на секундочку, только внутри стен, попробуй-ка там походи с этим паланкином – да просто руки повыдёргивает. Конечно, нет.

Д.Ю. Пешком-то далеко, не говоря уже, чтобы что-то тащить. Не сохранилось, как они, во что запрягались, на что это было...? Т.е. понятно, что должны нести люди, но вот сам способ захвата...

Клим Жуков. Ну тут трудно сказать, но там наверняка какие-то были лямки. Т.е. они, видимо, вставали немножко не так, вставали спереди и сзади, и это всё, как вот грузчики, при помощи лямок тащили. Потому что вот когда тащили гигантский мега-паланкин Клеопатры в первом сезоне, вот там всё было по уму сделано – они там с какими-то крюками... Ну там, видимо, сама будка была такая, что просто её было не поднять.

Д.Ю. Такелажные работы на уровне.

Клим Жуков. Да-да-да.

Д.Ю. И вот паланкин...

Клим Жуков. А просто паланкин – это же было очень важно, потому что по Риму запрещено было передвигаться лошадях, если это не военный гонец, которому в самом деле надо, потому что там улочки-то узенькие, они там сразу пробку организуют, там из паланкинов-то пробки регулярно организовывали, приходилось выскакивать с травматами, монтировками...

Д.Ю. Обочечники там подрезали, блин!

Клим Жуков. Да, в шашки играли непрерывно, вот. Рим-то просто же... это только так кажется, что Рим – значит, это нечто регулярное, такое распланированное. Это не совсем так, потому что...

Д.Ю. Ну если сравнивать с другими, то, наверное, там порядка было больше?

Клим Жуков. Не, ну естественно, просто Рим – это город, который развивался из дерёвни, а развивался казуальным способом: стало народу больше – пристроили пару домиков, стало ещё больше – пристроили 200 домиков. Там в итоге улицы все были вот такие вот, хуже, чем в Москве. Она поэтому и называется «третий Рим».

Д.Ю. Бывал в городе Помпее – в городе Помпее дороги мощёные, как следует, в них пробиты колеи от тележных колёс, и внезапно... они как канавы, т.е. там все гадили, я так понял, в эти канавы на дороге, а потом туда пускали воду, и она всё смывала нафиг, т.е. уборкой, так сказать, были обеспечены. Экскурсовод тут же сказал, что там, во-первых, было одностороннее движение уже тогда придумано, что нефиг тут: ну напротив поедешь – естественно, не разъехаться на такой, что днём всякую фигню заводить было нельзя, только по ночам, когда никого нет, ну все спят. Приятно спать, наверное, когда телеги с железными колёсами грохочут! Ишак-арба там – дын-дын-дын-дын.

Клим Жуков. Лошади ржут, ишаки орут.

Д.Ю. Да! Ну и наверное, все в курсе, да, что ширина европейской ж/д колеи – это как раз ширина двух римских лошадиных жоп, запряжённых в повозку, блин.

Клим Жуков. Да, именно так. Оно как вот тогда эта система дорожная началась, так, в общем, с тех пор ничего и не поменялось. Римляне первые догадались это математически сосчитать, померять и потом придерживаться.

Д.Ю. Стандарт.

Клим Жуков. Да, именно так это и называется – стандарт. В общем, там с передвижением имелись определённые сложности, свои правила – было интересно. Мы-то когда вот по Риму ходили, тут же тоже нужно понимать, что это же всё на холмах, вверх-вниз, постоянно вверх-вниз...

Д.Ю. Да-да, утомительно, да.

Клим Жуков. Конечно, утомительно. Вот, а, собственно, в паланкине-то разворачиваются стратегические переговоры.

Д.Ю. «Мог бы выбрать менее заметный паланкин,» - поучает Поска Мецената. «Это третьесортный паланкин. Ты весьма непримечателен для нас обоих. Иудейский груз уже прибыл?» - «Не волнуйся...» А там шлюхи с шлюхами сидят, шлюха и шлюх, или как их, я не знаю, назвать? «Не волнуйся, они ни слова не понимают. Да, мои дорогие?» - на что Поска, сам ни слова не понимая: «Низшие сословия понимают больше, чем ты думаешь». – «Иди».

Клим Жуков. Выгнал проститута с проституткой. Выяснилось, что оба говнюка хотят закрысить немного денег у Антония и Октавиана, т.е. они вроде как договариваются о его трансфёре, ну и думают, что нужно чуть-чуть себе оставить.

Д.Ю. Немножко, да, скроить долю пацанскую. «Мы воруем у своих вождей,» - Поска переживает, вписавшись в такое дело, переживает: «Мы воруем у своих вождей, предосторожности не могут быть нелепыми». – «Я бы не назвал это воровством – всего лишь небольшие комиссионные за оказанные услуги. Они даже не заметят». – «Не обманывай себя, - совестливый Поска, - мы воры. Если об этом узнает Антоний или Октавиан, мы оба покойники». – «Не узнают. Где и когда мы получим нашу долю?» Ну и тут: «Люди Авентина доставят груз к храму Сатурна ночью. До утра мы с тобой пробудем там. Приведи доверенных рабов».

Клим Жуков. Храм Сатурна – это мы с тобой тоже видели, это на Палатинском холме, там такая сейчас здоровенная колоннада, 6 колонн в ряд и одна сбоку, там от него осталась торцевая часть, тут колонны несут здоровенный архитавр, ну и там остатки крыши. Ну прямо он на холме, огромный такой был. Это самый-самый старый из сохранившихся храмов в Риме, он, по-моему, 5 века ещё рождения, потом он сгорел, его восстановили, и там было написано на архитавре, что сгоревшее в пожаре сенат и народ Рима восстановили.

Д.Ю. А зачем им храм-то, непонятно?

Клим Жуков. Ну, храм – священная территория, типа того, что там никто не покусится на золото. Хотя, конечно, могли бы какое-то менее приметное место выбрать, потому что кто же не понимает: храм Сатурна – это то, что выходило прямо на римский форум, вот непосредственно.

Д.Ю. «Встречаемся у храма Василия Блаженного», да? С наворованным баблом.

Клим Жуков. Да. И никто не заметит. Ну это же прямо на форуме вообще.

Д.Ю. И вдруг: «О, здравствуй, Меценат! – Иокаста. – Ты чего разъезжаешь в таком безвкусном паланкине? Я уж думала, муж завёл интрижку с актриской или ещё какой шлюхой».

Клим Жуков. Иокаста при этом уже увешана таким количеством брюликов!

Д.Ю. Ну а куда деньги девать?

Клим Жуков. Не зря сходила!

Д.Ю. Да-да. «Как занимательно!» - «И куда мы направляемся?» Ну в общем, вот. Дальше переносимся к Ворену.

Клим Жуков. На «малину».

Д.Ю. Да-да-да. «Золото будет в Остии завтра, в доках для больших торговых судов. Корабль называется «Корона тритона». Оттуда груз везём мы». – «По реке или по суше?» - «Мне сказали, что люди Октавиана и Антония хотят идти по реке, а мы отправимся по суше, чтобы избежать утечки». – «Толково!» - «Никто, никто не должен знать, что это за груз. Главное – секретность». – «Возьму Раску и его ребят, на них можно положиться, вопросов не задают». – «Хорошо, только этим займётся Пулон, а не ты». – «Но дела в Остии всегда веду я,» - Маский уже это... «Это другое дело». – «Ты мне не доверяешь?» - «Я тебе доверяю, но Октавиан и Антоний оба знают Пулона, они доверяют ему. Если что-то пойдёт не так, нас не будут винить». – «Всё нормально, понимаю: я ж, б...ь, третий,» - расстроенный Маский.

Клим Жуков. Вот, а в это время гнусная Гейя подсовывает Ирке отравленный аспирин с добавками.

Д.Ю. Да, тут я лоханулся, назвал его чаем – это неправильно, чая у них не было.

Клим Жуков. Да, чай они только когда с китайцами познакомились, вот тогда появился чай, но это было гораздо позже.

Д.Ю. В общем, подпоила, и тут ей становится худо, т.е., во-первых, выкидыш и, во-вторых, кровотечение, а поскольку эта Гайечка хвощей не взяла, чтобы остановить кровотечение, то Ирка помирает. Пулон мечется...

Клим Жуков. Бегает голый.

Д.Ю. «Лекаря, ведите лекаря, у неё кровь, всё в крови!» И тут сцена у постели умирающей: «Докторица, что она тебя вылечит, не бойся». – «Не думаю,» - а Ирка уже чует, что отходит в Верхнюю тундру. – «Только меня не сжигай, в моей стране умерших принято закапывать. Заверни меня в чёрный саван и похорони в открытом поле, без деревьев. Обещай». Пулон заметался уже как этот: «Не-нет-нет, нет-нет-нет...» Ну а Ирка спрашивает: «Ребёнок – это был мальчик или девочка?» - «Мальчик». – «Похорони его со мной. Не грусти, а то и я заплачу». И отошла.

Клим Жуков. Ну и начинают хоронить. Пулон прямо богам представился чётко, по-военному.

Д.Ю. Да: «Меня зовут Тит Пулон, служил в 13-ом легионе, я ейный муж».

Клим Жуков. Ну а заместо Пулы золотишко-то, конечно, везёт Маский. Кстати, для меня большая загадка: зачем они его поволокли по суше? Утечка-утечкой – по воде тупо безопаснее. Ну пойди ты сделай засаду на лодку.

Д.Ю. Это непросто: пока подкрадёшься...

Клим Жуков. Т.е. там, во-первых, подкрасться нельзя, потому что с лодки же сразу видно, что к вам кто-то едет, потом там же целый абордажный бой придётся устраивать посреди всего этого дела, ну т.е. так просто не осилить.

Д.Ю. А деньги могут тупо выкинуть за борт.

Клим Жуков. Они просто утонут.

Д.Ю. И они утонут, да. Как делал Буи Акисон: «Викинги, за мной!» Схватил 2 сундука и выпрыгнул за борт. Трое утонули, пока искали.

Клим Жуков. Да-да-да. Поэтому, на мой взгляд, идея Ворена была очень-очень дурацкая. Я, конечно, понимаю, что если они собираются в самом деле в храм Сатурна, им по Тибру придётся доехать до какой-то точки, а потом всё-таки «пилить» пешком, но там же можно было поставить своих людей, чтобы встречали, и в любом случае конец получается гораздо меньше – там от Остии-то караул ехать! Там всё, что угодно, может произойти, а денежки-то чужие при этом.

Д.Ю. Поступок непонятный. Но опять-таки, надо было всех зарезать – и всех зарезали. И вот Маский, раненый Маский, что-то там из него пытаются извлечь: «Тихо, Маский, не дёргайся» - «Осторожнее, сволочь, я же не кусок мяса!»

Клим Жуков. Да, ну естественно, что на них напали. Надо ли говорить?

Д.Ю. Да. «Что случилось?» - «Засада! Прямо у ворот Остии. Кроме нас двоих все мертвы». – «Золото?» - «Забрали». – «Есть подозрения, кто напал?» - «Нет, но они были хороши – не дали нам шанса. И, брат, они нас ждали». Ясно: засада. «Собери всех, пусть прочешут город. Платите, пытайте, убивайте, если надо – найдите тех, кто напал. А ты сиди с Пулоном и следи, чтобы у него было всё необходимое».

Клим Жуков. Это он Гейе рассказывает. Мне сразу вспомнилась сцена из замечательного кинофильма Гая Ричи «Карты, деньги, два ствола»: «Хватайте всех местных гопников и пытайте, пытайте страшно!» Ну а Ворен отправился докладывать о косяке Октавиану, Лепиду и Марку Антонию. Он там извиняется и говорит...

Д.Ю. Ну тут опять вернёмся, что деньги-то не такие и большие, чего там такой кипеж – вообще не ясно.

Клим Жуков. Нет-нет, не ясно. Не, ну я в третий раз повторю, что нам сейчас скажут: «Нет, большие» - мы знаем, что они большие, но это не то, чем можно вообще в принципе подкупить трёх глав Римской республики, они оперировали несколько иными суммами, и, в принципе, оттого что у них 20 штук куда-то пропало – ну блин, обидно, конечно, и вопрос, наверное, принципа, но это вопрос не тот, из-за которого стоит вот так переживать.

Д.Ю. Ну и Ворену делают замечание: «Для человека, потерявшего деньги господина...

Клим Жуков. «Что-то ты слабо раскаиваешься».

Д.Ю. ...тебе как-то не очень стыдно». – «Я принял все меры предосторожности, отправил лучших людей». – «Тито Пулона?» - «Нет». – «Почему? Он лучший из твоих людей». – «Вчера при родах умерла его жена. Я отправил другого». – «Ясно, ясно. Ну что ж, очень кстати». Всех надо подозревать, всех! «Единственного человека, которому мог доверять Октавиан, в последнюю минуту заменил неизвестно кем? Очень кстати». – «Ты обвиняешь меня в причастности?»

Клим Жуков. Там Антоний возбудился тут же.

Д.Ю. «Я могу так же легко обвинить тебя или Лепида, раз уж на то пошло!» - «Это нелепо». – «Никто никого не обвиняет». – «Тебя мог предать кто-то из твоих людей?» - «Всё возможно, но я сомневаюсь». У Ворена оперативная работа в подразделении вообще не поставлена, только Пуло обо всём заботится, блин. «Почему?» - «Они меня боятся». – «Тогда кто?» - «Хороший вопрос! Если не мой человек, тогда кто?» - «Не перекладывай вину на других. Наша собственность была в твоём распоряжении, и за утрату отвечаешь ты». – «Я найду вашу собственность и верну». – «Постарайся, иначе последствия тебе известны». – «А я скажу, кто это был...»

Клим Жуков. Лепид-интеллектуал включился тут же.

Д.Ю. «Галлы, ставлю любые деньги, что это галлы – плодятся, как кролики, на жизнь зарабатывать не хотят, сплошное ворьё, блин!»

Клим Жуков. Ну т.е. понаехавшие, типа негров, т.е. если бандит, то обязательно негр, конечно же ну т.е. галл.

Д.Ю. «А я знаю, что это ты. Знаю: вы с Антонием обманули меня». – «Уверяю, нет, я уверяю тебя!» - «Вы оба за это заплатите».

Клим Жуков. Ну в общем, это всё, конечно намёк на то, что Марк Антоний с Октавианом рассобачились в очередной раз, уже окончательно. Но тут вот вообще недокрутили со страшной силой. Как недокрутили, я там дальше расскажу, но факт в том, что заход вот из-за этой суммы – да вы чего? Это же вопросы не просто политики, а вопросы политики абсолютно гигантской...

Д.Ю. Геополитики.

Клим Жуков. Да, это же оттого, что кто-то закрысил деньги – да они там каждый день друг у друга крысили деньги, и что? Они вот войны друг с другом устраивали, блин, где убивали тысячи человек, однако, нет, это не вело ни к чему, ни к какому расторжению, они мирились, продолжали рулить Римом. Ну а тут из-за 20 штук у них вот такое...

Д.Ю. Несколько вымышленный конфликт.

Клим Жуков. Во-первых, а) вымышленный, б) мелковато – что им мешало сказать «2 миллиона», «200 тысяч», ну хоть какая-то такая сумма, похожая на что-то большое?

Д.Ю. Как-то неудобно за наших еврейских братьев – что так мало вообще занёс?

Клим Жуков. Фактически 300 баксов.

Д.Ю. Да, о чём базар-то? Ну а Ворен, естественно, идёт к подонку Меммию, коллеге по опасному бизнесу. А Меммий, лицемерная тварь: «Брат Ворен!»

Клим Жуков. Они там, во-первых, шлюх пялят со страшной силой.

Д.Ю. Да-да, отдыхают.

Клим Жуков. «Вы чего празднуете?» - «Ничего, мы просто весёлые».

Д.Ю. «Просто мы по жизни весёлые». – «Ночью в Остии похищена собственность, за которую отвечаю я». – «Ничего себе! И что за собственность?» - «Государственная». – «Плохо дело! Уверен: знать наверняка на взводе». – «Ещё как!» - «Это же не мы, правда?» - обращается к братве Меммий. – «Государственную собственность? Мы – нет, мы бы не посмели. Это не мы». Чисто мультфильм «Доктор Айболит»: «Мы даже дырку не проковыривали». – «А я и не говорил, что это вы,» - сообщает Ворен. «Так это дружеский визит?» - «Я уверен: если ты узнаешь, чьих рук это дело, ты мне расскажешь». – «Само собой! Нельзя грабить главного, это унизительно, позор для всех нас. Так что это за государственная собственность?» - «Это неважно». – «Ну, я не смогу помочь, не зная, что искать». – «Ты прав, неважно, ты и так помог больше, чем достаточно. Спасибо, Меммий, увидимся». – «Всегда рад. Мой тебе совет: ищи среди своих, в таких делах всегда замешан кто-то близкий,» - умело дочурку под нож подвёл. И тут же, Ворен ушёл: «Скажи Котто, Ацербиону и другим: надо сегодня встретиться». – «Ацербиону?» - «Я понятно сказал».

Клим Жуков. Тут важно отметить, что в кадре смазливый молодой человек, который прислуживает в банде у Меммия, который окручивает дочку Ворена при помощи подсовывания ей...

Д.Ю. Фигурок.

Клим Жуков. ...фигурок практически римского оригами, очень романтических...

Д.Ю. Соломенных.

Клим Жуков. Да, соломенных, такой же соломенный оригами подсовывает проститутке, и Ворен это заметил, что-то у него даже в его башке зашевелилось постепенно.

Д.Ю. В его честном мозгу, да.

Клим Жуков. Да. Ну а Меценат рассказывает Октавию, что это Антоний попятил золотишко-то, наверняка Антоний. Октавиан говорит: «Нет, после примирения Антоний был честным и благородным коллегой, не мог он меня так обмануть». – «Это как это не мог? Очень даже мог».

Д.Ю. Меценат настаивает, что это не просто так, а тебя ограбили, как мелкого торговца». – «Тебе-то какое до этого дело?» – «Это грубое оскорбление тебя лично». Немедленно вспоминается Майки Палмиси: «А я тебе говорил: малейший наезд на Джуниора Сопрано...» - «Прекрати, мы здесь не вестерны снимаем». – «Меня всегда кто-то где-то оскорбляет – такова цена славы». – «Марк Антоний – не кто-то и где-то, он твой коллега и муж твоей сестры». – «Если у тебя есть доказательства того, что это Марк Антоний, скажи». – «А кто ещё знал о грузе? Кто это мог быть? Лепид?» - «Вполне возможно, а может, это вообще случайность». – «Случайностей не бывает, это Антоний». – «После примирения он был честен и справедлив со мной. Я не намерен ставить под угрозу наш союз, потому что он не нравится тебе». – «А я точно знаю, что он не был ни честен с тобой, ни справедлив, он тебя дурачил». Молодец! «О чём ты?» - «Ну прости, думал, лучше тебе не рассказывать: ваш союз – благо Республики...» - «Говори!» - «Брак Антония с твоей сестрой – фикция, он, как и прежде, спит с твоей матерью». – «Это невозможно! Антоний не посмел бы так меня оскорбить! Кроме того Октавия рассказала бы мне». Ну и тут вторая прокладка...

Клим Жуков. Оппа!

Д.Ю. «У неё есть свои причины молчать». Вот так, ну и уже домину Атию зовут на ужин.

Клим Жуков. На ковёр фактически.

Д.Ю. Да-да, приходите покушать, да. «Скажи им, что я иду в театр». – «А он говорит: это важно, и присутствие обязательно». – «Он становится всё более и более назойливым. Кто ещё придёт?». – «Только семья». И опять переносимся...

Клим Жуков. На «малину» к Меммию.

Д.Ю. ...к Меммию, да. Вот пришла братва. «Хочу обсудить срочное дело». – «С этими?» - «Терпение, Котта! Думаю, тебе понравится то, что я скажу». – «Отдаёшь оливковое масло за полцены?» - «Нет, скорее думаю поплотнее заняться торговлей зерном. Отношения с братом Вореном накаляются, думаю, пора положить конец его высокомерию». – «Так это ты взял его золото?!» - «Какое золото?» - «О котором болтают на улице все нищие,» - т.е. даже бобры уже всё знают, блин. «Это ты». – «Возможно. Не говорю, что я, но возможно». – «И ты скрыл это от меня?» - «Что скрыл?» - «Не шути со мной!» - «Так это ты взял его золото?» - «Ворен думает, что я». – «Он хочет насадить твою башку на кол, и ты напуган – а нам-то что?» - «Никто из нас не справится с Авентином в одиночку, но если мы будем сотрудничать, как братья – другое дело, мы их уничтожим, Авентин будет наш, и торговля зерном тоже». – «Не-а». – «Погодите-погодите, я не жду, что вы поможете из братской любви,» - и начинает расшвыривать бабло.

Клим Жуков. Достал немедленно сундучок.

Д.Ю. Да, ну придумало ловко, между прочим – что вот здесь украл, тут же всех подписал, деньгами забросал, и не только при деньгах будет, но ещё и Ворена убьют – свежие территории присоединит, благосостояние резко повысится. Ну и эти, естественно, при виде золота устоять не могут. А вот эти, там подразумевается, что когда говорят «сколько-то талантов», «сколько-то фунтов» - это, типа, речь...

Клим Жуков. Вес, о деньгах.

Д.Ю. ...про вес, а не про то, что это монеты, слитки – это другое?

Клим Жуков. Нет-нет, это вес, о деньгах. Ну как, в принципе, талант – это же там, если это аттический талант – это 24 кг, если еврейский талант, то 32 кг. Но это не фунт...

Д.Ю. Серьёзные, видимо, таланты были, да.

Клим Жуков. Очень талантов...очень талантливый народ.

Д.Ю. Талантливый народ, блин!

Клим Жуков. Это может быть вес чего угодно, не только денег. Можно, там, талант зерна, спокойно совершенно. А тут талант бабла. Ну а фунт – опять же, я не знаю, что конкретно они имеют в виду. Нам там в комментариях указывали, что есть некий аналог фунта в Риме – ну так они бы сказали, что они имели в виду – почему фунт-то, по-английски, я не знаю? Соответственно, я не могу сказать, что конкретно, вот какая сумма в драхмах или в сестерциях имеется тут в виду, о чём они говорят – бог его знает. Ну тут сценаристы, конечно, далеко не всегда на высоте в смысле таких вот мелочей, чтобы было просто вот понятно, обо что речь, на что они намекают. Ну и конечно, из бы не золотом забрасывали, а серебряными монетами.

Д.Ю. Поскромнее, да?

Клим Жуков. Да, потому что золотое монетное обращение – ну это же из Иудеи прибыло, там всё было в шекелях, а они серебряные.

Д.Ю. Вчера из зоопарка Тель-Авива сбежал енот. Всех, кто видел енота, просьба занести по 10 шекелей в кассу зоопарка.

Клим Жуков. Почему бесплатно смотрели енота? У нас, кстати, на дачу в Калужской области прорвался енот в дом, его там вылавливали и снимали непрерывно на телефон. Он такой жуткий! У него там из-под кровати он как глазами заблестел – чисто фары, натурально, прямо такой – ух, блин! Свирепый зверь на редкость.

Д.Ю. Енот, да. Я долго понять не мог, почему негров в Америке зовут енотами, какая связь, енот – он же на негра не похож? Поехал в Америку...

Клим Жуков. Специально узнать?

Д.Ю. Да, задал... ну он ракун или сокращённо кун. Я говорю: «А почему? Они же не чёрные, с полосами, и всякое...» На меня посмотрели: «Ты идиот, что не видел – они же всё время в помойках роются». А тут, значит, Ливия беседует уже с Октавианом или Октавиан с Ливией.

Клим Жуков. Октавиан бегает по дому в ярости, туда-сюда, туда-сюда, нервничает. А тут сидит Ливия, его так...

Д.Ю. «Скажи, муж тебя когда-нибудь бил?»

Клим Жуков. «А отец?»

Д.Ю. «Нет, надеюсь, не давала ему повода». – «Может, отец?» - «Нет». – «Ты благочестивая женщина, это хорошо. Но знай: когда мы поженимся, время от времени я буду тебя бить рукой или мягкой плёткой. Когда буду бить, не думай, что оскорбила меня, просто это доставляет мне сексуальное удовольствие. Помни об этом и не обижайся». – «Да, господин».

Клим Жуков. Маленький извращенец вырос.

Д.Ю. «Думаю, мы с тобой поладим». Это вообще! Это действительно доставляет людям какое-то удовольствие?

Клим Жуков. Я... В следующей серии – небольшой спойлер – почему-то не он её лупил, а она его.

Д.Ю. Видимо, ему тоже понравилось.

Клим Жуков. Видимо, да. Маленький извращенец чёртов!

Д.Ю. Ты, кстати, не обращал внимание на резко возросшее количество всяких секс-шопов, в которых, там, этих плёток, каких-то клеток, «андреевских крестов», куда там привязывать кого-то надо. Даже я тут пошёл, посмотрел какой-то идиотский фильм про 50 оттенков серого – бред сумасшедшего вообще! И там тоже все этим заняты – плётки, ещё чего-то...

Клим Жуков. Так эти «50 оттенков серого» книжка продалась что-то там, по-моему, каждому жителю Земли по две, типа того.

Д.Ю. Мне не верят, когда я говорю, что 95% граждан дебилы.

Клим Жуков. Вот посмотрите.

Д.Ю. По-моему, я занижаю процент.

Клим Жуков. 97.

Д.Ю. Минимум, блин!

Клим Жуков. Да, ну и тут-то, конечно, прибывает родня, ну и Октавиан берёт с собой Ливию, познакомить, так сказать.

Д.Ю. «Это Ливия, дочь Ливия Друза Клавдиана. Я собираюсь на ней жениться». – «Как мило! Добро пожаловать в семью». – «Я пригласил её, чтобы она отчётливо поняла, что значит быть частью нашей семьи». – «Нечто вроде благородного рабства». – «Рабства? Это что, ты считаешь себя Спартаком?»

Клим Жуков. Это он Октавию подкалывает.

Д.Ю. «Не понимаю». – «Я глава семьи, а ты восстала против меня?» - «Вот бы мне столько смелости». – «Тебе хватило смелости. Я был удивлён: я знал, что мать склонна ко всем видам порока, но ты меня удивила. Я относился к тебе только с любовью, а ты отплатила предательством».

Клим Жуков. Презлым за предобрейшее!

Д.Ю. Да. «Помни, коллега, ты говоришь с моей женой!»

Клим Жуков. Антоний немедленно...

Д.Ю. Да. «Женой только на словах, обязанности жены до сих пор выполняет моя мать, а Октавия занимается тем же с моим хорошим другом Агриппой. Очень удобно для всех участников». – «К чему ты клонишь?» - «Ты отрицаешь?»

Клим Жуков. А там тут же Агриппа, тут же просто все.

Д.Ю. Да-да-да, вся братва. «Ты отрицаешь?» - «Не тебе меня допрашивать!» - «Отрицаешь?» - «Е...и свою девчонку и не лезь в мои дела!» - «Отрицаешь?!» - «Это правда, я не буду отрицать».

Клим Жуков. Агриппа тут же высказался. Очень честный.

Д.Ю. Да. «Я люблю твою сестру...» Ну военный, ёлы-палы. «...люблю твою сестру, и мы давно тайно встречаемся. Но за Антония отвечать не могу». – «Благодарю, Агриппа, благодарю за честность». – «И что, даже если это правда, что ты сделаешь? Ничего ты не сделаешь!» - «Я отправлю женщин домой, где они посидят взаперти под стражей, пока я не передумаю». – «Ни за что!» - «Молчать! А ты покинешь город». – «Покину город?» - «Отправишься в свои восточные провинции и не вернёшься». – «А то что? Мальчишка!» Ну и тут расклад: «Покинешь город, или объявлю о расторжении нашего союза. Печальную историю расскажут на форуме и по всем городам Италии. Люди не так свободно обращаются с жёнами, как ты, люди скажут, что ты – рогоносец, что жена изменила тебе с моим подчинённым, плебеем низкого происхождения, и ты станешь посмешищем. Бедняки на улицах будут смеяться над тобой, легионеры будут смеяться за твоей спиной. Ну давай, ударь меня – увидишь, что будет». Это так плохо – с плебеем-то?

Клим Жуков. Я, во-первых, уже как-то раз говорил, что Марк Випсаний Агриппа был из очень хорошего рода, это во-первых, во-вторых, ну вот эта вот сцена – одна из самых слабых вообще во всём кино. Т.е. вроде бы там какой-то психологизм вроде как выдержан, диалоги прописаны, но вот у нас 1,5 сезона Марк Антоний жёг ярче, чем электродуговая сварка, фактически как ТОЗ «Буратино» фигачил, и вот ему говорят: «Мы сейчас расскажем, что у тебя это... Агриппа шпилил твою жену...» - «Ну так а я расскажу, что я до сих пор шпилю твою маму, и кто над кем сильнее будет смеяться – вот вопрос такой». Ну так это, во-первых, оно выглядит недостоверно, на мой взгляд, совершенно, потому что после всего, что там учинил Антоний, вот так слиться по-тупому, и из-за чего – вот из-за этого?! Во-первых, они поссорились из-за откровенной ерунды, во-вторых, это он так его напугал? Нет, в это просто очень трудно поверить. Я не говорю про знание истории, я говорю про просмотр сериала сейчас, не более. Это во-первых, во-вторых, про знание истории: у них разрыв-то произошёл... он, во-первых, очень долго происходил, очень долго и непросто, потому что вот так прямо рвать друг друга никто там, в общем, и не собирался, там к этому привели некие объективные причины, потому что Антоний в это время – а речь-то, собственно, идёт у нас про 38-ой год уже, ну или там про самый конец 39-го, Антоний должен был воевать с парфянами во исполнение плана Цезаря, который он не успел исполнить, потому что его зарезали. Собственно, именно в тех войсках проходили обучение Октавиан и Агриппа, и Меценат. Антоний для этого очень долго и напряжённо концентрировал войска, учёл опыт... собственно, зная план самого Цезаря, решили атаковать через Армению, кроме того, учли опыт Марка Красса и то, как он слился позорно во время битвы на Каррах.

Д.Ю. Армения, если кто не в курсе, тогда была сильно больше.

Клим Жуков. Значительно больше!

Д.Ю. Т.е. речь не про битву под Ереваном.

Клим Жуков. Нет-нет-нет. Нужно было договариваться с армянами, чтобы пройти через территорию их царства на их постоянном обеспечении, получить там союзников и атаковать парфян со стороны Армении, почему – потому что там горы, там парфянская конница плохо работает, собственно, главный их козырь. Армяне помочь согласились, и Антоний в это время убыл в Парфянский поход, его просто физически не было в Риме, это самое главное. Его не нужно было отсылать из Рима, его просто там не было, он возглавлял войска. С войсками у него получилось не совсем удачно, потому что, да, он дошёл до Парфии, вступил в войну, но тут его предали армяшки и все разбежались, ну просто ушли домой и перестали поставлять ему военные припасы, продовольствие и т.д. Антоний оказался в очень неприятном положении, потому что его фактически окружили, и ему пришлось в течение месяца пробиваться из окружения по чужой территории без еды, без подвоза боеприпасов – ну там железа, ремонтной сбруи всякой разной. Ну представляете себе, сколько стоит... даже не стоит, а сколько ресурсов в себя включает ремонт конского поголовья? У него была своя конница, конечно. Армяне увели свою конницу – в этом была огромная проблема, потому что они предоставляли основные конные контингенты, а против тяжёлой конницы парфян, очень хорошей, испано-галльские всадники в прямом бою не очень себя показывали, прямо скажем. Пришлось отступать, и он вывел армию, его разгромить-то не смогли, но он потерпел фактически поражение, т.е. поход не удался. У Антония была серьёзнейшая слава непобедимого полководца и военачальника Юлия Цезаря, т.е. все думали, что он прямо бог, эх! То, что он проиграл при Галльском Форуме – ну там понятно было, что у него вариантов не было никаких, почему – потому что сил было серьёзно меньше. А тут большой поход, ради этого похода огромные налоги были введены, и вот эти налоги все, вместо того чтобы привезти там миллион рабов, из-за чего бы цены резко просели вниз, захватить территории, откуда бы потекло продовольствие – без этого неудача, налоги спущены в унитаз, никакого облегчения, ничего фактически нет, да ещё и народа, естественно, во время такого похода перемёрло, говорят, до четверти армии. Т.е. то, что Марк Антоний совершил фактически чудо и просто там вот все эти до 16 легионов просто не остались там – это он молодец, но это уже было всем всё равно, потому что он виноват в том, что поход не удался. А Республика-то находилась в жестоком кризисе. Не нужно забывать, что уже который год идёт непрерывная гражданская война. Как бы Рим не был велик, могуч, и всё такое, богат территориями и ресурсами, но всё равно эти ресурсы поделены буквально между сражающимися провинциями – это никому не шло на пользу.

Д.Ю. Кровопускание, да.

Клим Жуков. Кровопускание было серьёзнейшее, и удар по экономике был серьёзнейший. В это время, вот буквально синхронно восстал Секст Помпей, который «крышевал» Сицилию, ещё одну житницу.

Д.Ю. Не только здравницу...

Клим Жуков. Да. Восстал Секст Помпей, и вот Секста Помпея-то разбил Октавиан, причём разбил он его исключительно потому, что... ну т.е. не исключительно потому, но во многом потому что Марк Антоний, исполняя триумвирские обязанности, предоставил ему 120 трирем, боевых кораблей, т.е. у Марка Антония оказался флот, который смог тягаться на равных с очень даровитым и опытным флотоводцем Секстом Помпеем, у которого был огромный бэкграунд в смысле войны на море. Да и опять же, остров – пойди до этой Сицилии доберись, вроде недалеко, а без флота ничего не выйдет. Но тем не менее, Марк Антоний Октавиану помог, а Октавиан, который должен был послать 4 легиона из тех, которые ему подчинены, на помощь Марку Антонию, не послал – он послал чисто формально около 2 тысяч человек, что на общем фоне, в общем...

Д.Ю. Ни о чём.

Клим Жуков. ...ни о чём: что они есть, что их нет. Поэтому Октавиан очень здорово нарушил свои триумвирские обязательства в адрес Марка Антония. Лепид в это время был практически уже исключён из политики, он находился в Африке у себя, а Октавиан сидел в Риме и, таким образом, почувствовал, что можно всё прибрать к себе, потому что он разбил Секста Помпея, у него слава, соответственно, военная добыча, рабы, он принялся раздавать ветеранам денежные премии и земли, а Марк Антоний в этот момент, в т.ч. и из-за него, проиграл войну, и он находится вне Рима, т.е. есть все шансы для того, чтобы... ну фактически это уже был не триумвират, а дуумвират, а тут уже можно одному править наконец.

Д.Ю. Одновират.

Клим Жуков. Одновират. И что важно: 31 декабря 38 года действие триумвирата прекратилось юридически. Это же, как я уже сказал, была специальная магистратура, которая была одобрена в сенате, и вот конец 38 года – действие триумвирата прекращается. Они возобновили действие триумвирата, но это уже все понимали, что дело идёт к разрыву, и Марку Антонию пришлось ехать в Египет, в Александрию. Собственно говоря, с этого-то и началась вся эта история.

Д.Ю. А здесь этим заканчивается.

Клим Жуков. А здесь заканчивается, да, потому что этого разговора просто не могло быть, его не было от слова никак. Да.

Д.Ю. В общем, второй какой-то косяк, первый – размер суммы какой-то смехотворный, второй – угрозы разоблачения развратной сущности.

Клим Жуков. И что?

Д.Ю. И что, да, если вы там все такие? Странно.

Клим Жуков. Не, ну опять же, непонятно, как на это отреагирует местное население – может, им наоборот понравится, что он такой жизнерадостный?

Д.Ю. Да, живчик. «И ещё, Антоний, если найдёшь золото, ты ведь мне сообщишь?» - «Ты готов опозорить собственную сестру?» - «А она сама себя опозорила». («Волки, кто сожрал овцу?» - «А она первая полезла».) «Приятно познакомиться, - говорит Октавия этой новой жене. – Берегись, ты выходишь замуж за чудовище». – «Отведи их домой и возьми охрану, чтобы они добрались домой невредимыми».

Клим Жуков. Это Меценату велел.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Атия по дороге говорит Меценату: «А неплохо ты это всё устроил, прямо молодец».

Д.Ю. Да: «Всегда знала, что ты проныра». – «Я бы извинился, госпожа, но это был мой долг». – «Ты оказал своему господину плохую услугу – теперь у него нет семьи». Ну, погорячилась, конечно, семья никуда не делась, и вообще. Ну а этот Агриппа: «Меценат...» - «Не вини его, он поступил так, как считал правильным, чего не скажешь о тебе». – «Я прошу прощения, но пусть Октавия не страдает за мои грехи, это моя вина, это я соблазнил её».

Клим Жуков. «Ты соблазнил?!»

Д.Ю. «У тебя много талантов, Агриппа, но соблазнение не в их числе». – «Она не заслужила твоей жестокости». – «Я изложил свои намерения. Ты не будешь изгнан, ты нужен мне здесь, твоё исчезновение будет намёком на некий скандал». – «Благодарю тебя». – «Можешь идти». Вот судьба играет человеком! Нет, Октавиан со всех сторон молодец – ни с кем не ругается, рулит между всеми туда-сюда. Умный был, блин, даже в кино.

Клим Жуков. Да. Ну а тут лежит Маский на скорбном ложе, весь такой израненный, а Ворен инициирует Пуло, потому что Пуло-то расстроенный после смерти жены, ну а для него лучшее лекарство – это заняться каким-нибудь делом жестоким – надо поговорить с Маскием, и Ворен с Пуло начинают разговаривать с Маскием: «Кто сдал золото? Как так вышло?»

Д.Ю. Ну сначала подготовительная беседа: «Он был обижен и остался жив. И всё же он всегда был верен, не давал повода усомниться в себе». – «Предателями становятся не сразу. Маский?» - «Всё нормально, Пулон. Хозяин?» - «Как самочувствие?» - «Не так плохо, мне повезло». – «Очень повезло!» Ну и тут дети начинают метаться, бегают с игрушками.

Клим Жуков. Выглядит, конечно, супер: тут чувака сейчас резать будут, а вокруг бегают дети – идеальное, можно сказать, воспитание.

Д.Ю. «Я думаю, может, кто из людей Октавиана или Антония всё подстроил?» - «Вряд ли, они думали – мы двинем по реке, а не по дороге». – «Верно». – «Меммий сказал искать среди своих». – «Слушай, брат, на кону наша жизнь. Ты взял на себя ответственность, и нам нужен ответ: это был ты?» - «Шутишь? Думаешь, я сам себя избил?» - «Маский, о плане знали только мы трое». – «Третий, б...ь, – Максий всё страдает. – Это был не я». Опять дети: «Отдай, дай сюда!» - «Уходите, не возвращайтесь!» - «Скажи нам правду» - на смертном-то одре. «Прости, брат». – «Парни, почти 20 лет мы шли плечом к плечу...» - «Скажи правду!» - «Правду? Правда в том, что я считал тебя братом. Правда в том, что я спас тебе жизнь под Арговией, поймал за это стрелу, и стрела до сих пор во мне. Правда, что я поступил бы так снова, брат. Правда в том, что я был хорошим легионером и хорошим, б...ь, другом. Делай, что должен, брат, (типа, режь меня) увидимся в Аиде». – «Где золото?» - «Пуло! Люций!» - «Что?» - «Люций! Ты где это взял?»

Клим Жуков. Да, Ворен засёк оригами римское из соломы.

Д.Ю. Да-да. Ну и тут же дочку за зебры – бежит, открывает сундук, там этих фигурок, переданных молодым человеком, в изобилии. «Откуда они у тебя?» - «Купила». – «Не лги мне!» - «Купила». – «Тебе их подарил человек Меммия, да?» - «Нет, я не знаю, о чём ты». – «Не лги!» - «Не лгу». – «А ну, иди сюда. Это ты, да, ты, ты пошла к Меммию, ты предала меня. Шлюхой подрабатывала? Ты была шлюхой кого-то из людей Меммия, шлюхой всего Целия». – «Это неправда. Он любит меня, а я люблю его». – «Как можно быть такой дурой?! Он использовал тебя, чтобы достать меня!» - «Ты ничего не знаешь, он любит меня!» - «И ради любви этой мрази ты предала родного отца?» - «Да, я предала тебя, предала с удовольствием!» Ну дальше вопли, крики: «Это ты убил мою мать, сделал меня шлюхой и ещё спрашиваешь, почему? Мы все тебя ненавидим! И я хочу, чтобы ты сдох! Давай, убей меня, как убил мать!» - «Я её не убивал». – «Лжец!» - «Я не убивал её!» - «Она не любила тебя, вот ты её и убил!» - «Рот закрой!» - «Она никогда тебя не любила». - «Рот закрой!» - «Она никогда тебя не любила»...

Клим Жуков. Чуть не придушил тупую дочуру.

Д.Ю. «Ворен,» - только Пуло её спас. Да, вот это я понимаю – измена в семье!

Клим Жуков. Меммий-то нормально зашёл, прямо вот...

Д.Ю. Вот у Меммия с оперативной работой всё хорошо.

Клим Жуков. ...в последнюю очередь на кого мог подумать Ворен, и почти ведь подумал, что это его друган Маский подстроил, вот буквально случайно, чуть-чуть недоработали.

Д.Ю. Маский по краю прошёл.

Клим Жуков. Да. А в это время наш любимец человек-газета сообщает, что Марк Антоний отбывает в Египет.

Д.Ю. Да: «Наш благородный триумвират объявляет о срочном отбытии из города Марка Атония. Он займёт своё место в Александрии, как верховный наместник Египта и восточных провинций. Завтра в доме Руфуса (уж не Транквилия ли?) пройдёт аукцион прекрасных рабов: от покладистых девственниц до учёных греков – у Руфуса есть рабы на любые деньги».

Клим Жуков. Тут же рекламный ролик прикрутили. А Антоха наш, Маркуша Антоний пытается попрощаться с Атией, для чего пришёл на виллу. Ну там уже легионеры сторожат.

Д.Ю. Караул выставлен.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. «Приказ триумвира Октавиана Цезаря: в дом никого не пускать». – «Применить силу?»

Клим Жуков. Да, с ним там ликторы. Господи, я думаю: что?! Вы что, своими прутиками будете бить легионеров в доспехах со щитами?! Силоприменяльщики они – шансов-то никаких абсолютно.

Д.Ю. Ну тут он, чисто Сервилия, начинает орать: «Атия! Атия!» Выбегает Атия: «С дороги, насекомые!» - «Прости, госпожа, но тебе нельзя покидать дом без разрешения». Ну и Марк Антоний: «Я просто хочу поговорить. Не вынуждай меня к насилию, центурион». – «Говори!»

Клим Жуков. У центуриона там каска сидит на голове – блин, это опять, когда крупным планом их показывают, видно, что науши находятся на расстоянии двух пальцев, собственно говоря, от щёк... точнее, науши – нащёчники. Зачем они нужны – они же никак шлем не держат? У него каска на башке сидит, только если её там двусторонним скотчем приклеить.

Д.Ю. Но зато рожа хорошая у центуриона.

Клим Жуков. Рожа хорошая, но при этом науши их показывают – там не видно, что... нащёчники, блин! Там ни мягкого подбоя, ничего, они вот на таком расстоянии болтаются – фу!

Д.Ю. Могли бы постараться.

Клим Жуков. Конечно, просто даже лучше, когда эта же самая рожа вот так была бы стиснута наушами, она бы стала гораздо лучше, на мой взгляд.

Д.Ю. Но Антоний пришёл попрощаться. При всей мерзости, так сказать, Атию, видимо, любил, ну в кино-то, крепко. – «Завтра уезжаю». – «Очень хорошо, тогда прощай!» - Придёт время, и я пришлю за тобой». – «Когда оно придёт?» - «Ну кто знает? Надо набраться терпения». – «Обещай, что пришлёшь за мной!» - «Жизнью клянусь!»

Клим Жуков. Вот, да, а в это время Ворен приходит к Антохе домой, там происходит сессия уничтожения документов.

Д.Ю. Сначала жжёт тугаменты, да.

Клим Жуков. Да, уничтожения тугаментов.

Д.Ю. «Сожги». – «А это?» - «Не знаю, тоже сожги или жопу подотри – мне плевать!» Неужели там бумага годилась для подтирания?

Клим Жуков. Я что-то сомневаюсь.

Д.Ю. Да, неточность. Надо научный эксперимент провести.

Клим Жуков. Взять папирус и попробовать что-нибудь подтереть.

Д.Ю. «Так-так, Люций Ворен, нашёл моё золото?» - «Я знаю, где оно». – «И?» - «Тит Пулон вернёт его, а я ушёл из коллегии». – «Ушёл?!» - «По личным причинам. Уверен: Пулон тебя не подведёт». – «Да я был уверен, что ты меня не подведёшь – и вот пожалуйста...» - «За это прошу прощения. Я пришёл предложить свою службу в Египте, если возьмёшь меня». – «Твою службу в Египте?» - «Я не могу оставаться в Риме, позволь поехать с тобой в Египет, пожалуйста». – «Ну хорошо, поедешь со мной, мне нужны верные люди. Ты же не сопьёшься?» - «Никак нет!» - «Стойкие мужики, вроде тебя, часто спиваются, когда разочаровываются в жизни. Ну, добро пожаловать на борт!» - «Спасибо». Встреча с Пулоном...

Клим Жуков. Пуло расспрашивает, что как.

Д.Ю. Да: «И что сказал?» - «Оплываем завтра». – «Не зайдёшь попрощаться?» - «Нет». – «У Ворены твоя кровь, ей нелегко прощать, она молодая...» - «Пулон, так будет лучше. Хорошенько о них позаботься. Скажи им... Скажи, что я старался». – «Это правда. Да хранят тебя боги, брат». – «И тебя, брат». Разобнимались и разбежались.

Клим Жуков. В это время Октавия рвёт цветы дома...

Д.Ю. Нервно.

Клим Жуков. ...и отшвыривает их в бассейн. «Ты превратишь дом в пустыню. Я, между прочим, потратила много денег на цветы,» - сообщает Атия, ну и говорит, что «тут есть о чём поговорить тебе на кухне кое с кем, хотя, конечно, твой вкус к мужчинам мне никогда не нравился». Она каких-то говнюков всё время...

Д.Ю. «Если пойдёшь на кухню, возможно, найдёшь то, что тебя развеселит». – «Это что – помогать кухарке чистить лук?»

Клим Жуков. Ну почти.

Д.Ю. «Кое-что получше, хотя, на мой взгляд, ненамного – у тебя всегда был ужасный вкус на мужчин. Ступай, только чтобы стража не видела твоей улыбки – они поймут, что что-то не так». Ну и там Агриппа.

Клим Жуков. А там Агриппа, да, говорит, что Атия обманет даже Одиссея – в смысле того, что провела его как-то ловко мимо стражи. Если она обманет даже Одиссея, что она сама не слиняла вместе с Марком Антонием - вопрос?

Д.Ю. Непонятно, да.

Клим Жуков. Потому что что провести Агриппу, которого весь Рим знает в лицо, что самой слинять – по-моему, это одинаково.

Д.Ю. Возможно... здесь должен быть подземных ход.

Клим Жуков. Да, но Агриппа-то рассказывает Октавии, что всё кончено...

Д.Ю. Октавия-то сначала в побег предлагает пойти синхронно, блин, в связке. Агриппа отказывает: «Мысль хорошая, но это невозможно». – «Ну давай хотя бы попробуем!» - «Нет». – Почему нет? У меня есть немного денег, может поехать на восток, там нас никто не достанет». – «С тобой я бы отправился к Аиду, даже в Британию (видимо, страшнее ада), если бы думал, что мы имеем на это право, но мы не можем». – «Право? А какое он имеет право держать меня пленницей?» Ну, крики, вопли. «Остаётся моим другом, а я не могу отплатить за прощение ещё одним предательством». Тут Октавия обалдела: «Тогда зачем ты пришёл?» - «Пришёл попрощаться».

Клим Жуков. Сексу – всё, не будет.

Д.Ю. «Трус ты, жалкий трус! Я понимаю, ты любишь моего брата и власть, которую он тебе даёт – зачем отказываться от этого ради женщины? Это было бы глупо. Прощай. Кстати, у меня будет ребёнок». – «Кто отец?» - «Да кто ж его знает?»

Клим Жуков. «Да какая разница?»

Д.Ю. «Вы оба не стоите и медного обола, так что какая разница?» Вот. Печально! А в это время построение.

Клим Жуков. Да, братва Меммия следует на стрелку с Пулой.

Д.Ю. Все рожи страшные, якобы, бандиты. Все красавцы, блин, здоровые.

Клим Жуков. Народ тут же разбежался.

Д.Ю. Закрывайте двери, да.

Клим Жуков. Этажи.

Д.Ю. Да, нынче будут грабежи. Ну и встреча двух: «Тит Пуло! Переговоры. Брат Пулон, я с тобой не ссорился. Ты разумный человек, как и я, это безумец Ворен довёл нас до такого, У нас с тобой нет причин не вести дела». Ну и Пуло, глядя на него со значением, хвать его и, якобы, поцеловать – на репу сначала взял, блин, и выгрыз ему язык, после чего издал привычный клич: «Тринадцатый!»

Клим Жуков. И немедленно устроил им массакр!

Д.Ю. Да, началась резня.

Клим Жуков. Всех зарезали.

Д.Ю. «Стоять, не разбегайтесь, трусы!» – бесполезно, всех убили, кто не убежал, и власть Меммия закончилась... Меммий пойман.

Клим Жуков. Меммий словлен. Ну а Марк Антоний... Да, отставить Марка Антония – во что опять нарядили Ворена? Ну по крайней мере, хотя бы это была...

Д.Ю. Пулона.

Клим Жуков. Отставить Ворена – Пулона, конечно. По крайней мере, это было эстетически не омерзительно – у него какая-то была кожаная кираса. Опять: почему они всё время в кожаных кирасах ходят, я не понимаю?

Д.Ю. Деньги на железные кончились, наверное.

Клим Жуков. И в манике кожаной же гладиаторской, с пасгардом, который прикрывает шею, но только опять почему-то кожаный – почему не железный? Для меня это всё загадка. Почему он в гладиаторском доспехе, хотя, опять же, какой гладиаторский доспех с этой кирасой? Таких не бывает. Зачем это всё? Почему он в легионерское в родное своё не оделся, он же привык, умеет, любит?

Д.Ю. Затруднительно понять, затруднительно.

Клим Жуков. Вот это вот... все эти фокусы с материальной культурой меня, конечно, вводят в ступор.

Д.Ю. Ну и тем не менее, Александрия, Египет

Клим Жуков. Ну а Антоний прибывает в Александрию.

Д.Ю. Выходит Клёпа. Клёпа возмужала, хорошо питалась, попу наела. Сущность б...ская всё та же – ха-ха-ха!

Клим Жуков. «Клеопатра,» - сказал Антоний.

Д.Ю. «Антоний». – «Клеопатра». Ну и стало ясно, что всё наладится.

Клим Жуков. Да, а это нам ещё один маркер хронологический, хрономаркер: значит, на дворе 35-ый год, потому что именно в 35 году Антоний осел в Александрии, и у него там с Клёпой закрутилось по старой памяти, он вспомнил, как она к нему на дредноуте на золотом приплыла, как они там замечательно веселились.

Д.Ю. Провели время.

Клим Жуков. Да-да-да. Ну Антоний, конечно, что уж тут греха таить, даже в фильме Октавиан был прав – Антоний был тот ещё весельчак, потому что у него одна жена была законная, которая, правда, его, видимо, страшно доставала – это Фульвия была, та ещё Фульвия, он с Клеопатрой мутил. Потому у него жена Октавия – он опять с Клеопатрой замутил. Ну в общем, короче говоря, да, он был не образец морали и нравственности. Ну опять же, за что его бы никто в Риме не осудил.

Д.Ю. Все такие были.

Клим Жуков. Так а... И уж точно из-за этого не стоило покидать триумвират-то – вы что, это несерьёзно. Но да, это начало падения Марка Антония, хотя в 35 году об этом даже ещё и подумать никто не мог, потому что, во-первых, напомню, что триумвират возобновлён, он фактически действует, Марк Антоний имел в общем очень приличные позиции, мог, в общем, ну не знаю – победить вряд ли, хотя мог, наверное, и победить, учитывая, кто это был вообще. Но в конце концов, как мы знаем, победил, конечно же, Октавиан. Но тогда это было категорически непонятно. Впереди ещё была битва при Акции, которую нам, кстати, не покажут преступным образом в фильме. Я думал, хоть... Ну как можно битву при Акции-то было упустить? Центральная точка противостояния последней гражданской войны Республики. Но нет, не будет никакой Акции, все деньги на что-то спустили непонятное.

Д.Ю. Ну что сказать? В завершение повторяем ещё раз, потому что масса граждан слушает невнимательно: весь сериал «Рим» переведён, лежит на всяких торрентах. Кому надо – качайте там. Следующий на очереди...

Клим Жуков. «Тяжкие».

Д.Ю. «Во все тяжкие», да. Ну там, наверное, таких подробностей не достигнем, чтобы каждую серию разбирать.

Клим Жуков. Нет, это немыслимо – там 6 сезонов, 60 серий. Мы просто погибнем.

Д.Ю. Да, не будем вас изводить, там попроще будет.

Клим Жуков. Я думаю, где-нибудь, ну предположительно, по беседе на сезон – и так их получится шесть, ну или типа того.

Д.Ю. Про «Рим» всё, что мы говорим: разбор серии, ответы на вопросы – всё будет выпущено отдельной прекрасной книгой в замечательной обложке, на чудесной бумаге и с цветными картинками. Ждите. Но как только закончим, и потом через некоторый срок, когда текст будет готов окончательно.

Клим Жуков. А я со своей стороны хочу, особенно, наверное, московскую братву, она там вся уже извелась, сообщить, что в Москве 8 декабря – декабря, не ноября! – 8 декабря мы будем проводить очередной форум «Эра познания»: «Эра познания. Часть 3», который будет под общей темой «Рождение России». Как обычно, народу, докладчиков, будет немного, не более пяти, соответственно, каждый сможет высказаться предельно развёрнуто. Всё это будет в гостиничном комплексе «Измайлово». В общем, ожидайте ссылок.

Д.Ю. Ресурс есть уже какой-то, заготовлен?

Клим Жуков. Да, конечно: группа «вконтактике», сайт – всё есть.

Д.Ю. Да, под роликом – бежим, смотрим, где чего: адреса, пароли, явки, даты – всё в наличии.

Клим Жуков. Д.Ю., приезжайте!

Д.Ю. Я буду стараться, К.С., спасибо!

Клим Жуков. Хорошо.

Д.Ю. А на сегодня всё. До новых встреч.


В новостях

01.11.18 13:10 Рим с Климусом Скарабеусом - второй сезон, восьмая серия "Необходимый вымысел", комментарии: 36


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 6

Kinderbros
отправлено 02.11.18 16:07 | ответить | цитировать # 1


Хотелось бы разъяснение насчёт оружия, драки в стиле Банды Нью-Йорка, а конкретно: булава вроде бы галла(50:24);багор, как у рабыни Гаи(51:25), был ли он в это время?; ну и двуручная секира Маския(RIP)/Пулона(53:03).


Stanislav_2018
отправлено 03.11.18 02:53 | ответить | цитировать # 2


По поводу 20000 фунтов золота. Если это умножить на современный английский фунт весом 453 грамма, то мы получим 9060 кг золота. Во времена Октавиана в одно золотом ауреусе содержалось 8,186 грамм золота. Если мы 9060 кг золота умножим на тысячу и разделим на 8,186, то мы получим 1 106 767 золотых древнеримских ауреусов (вот мы видим первый миллион).
Один ауреус равнялся 25 серебряным денариям, т.е. 1 106 767 умножив на 25 мы получим 27 669 191 серебряных денариев. Мне кажется что это чудовищная сумма для Древнего Рима. Зарплата легионера во времена Октавиана составляла 225 денариев в год. Если мы поделим эти 27 миллионов с копейками на 225, то мы получим годовую зарплату для 122 974 легионеров.
Похоже, что Ирод дал взятку в размере годового военного бюджета Древнего Рима)))
Закономерный вопрос, откуда у Ирода столько денег?


Desso375
отправлено 04.11.18 16:03 | ответить | цитировать # 3


Здравствуйте, Клим Александрочич, интересует вопрос, насколько значительная часть рабов в Риме рассматриемого периода была рождена в неволе?


ваас
отправлено 04.11.18 22:39 | ответить | цитировать # 4


вопрос Почему боевые колесницы и боевые слоны вышли из употребления еще в античности и не замечены в средневековье. Неужели их заменила кавалерия из метательным оружием. А в ближнем бою они ничего не представляли из себя.
офтоп - Клим Саныч какой стороне из вархамер 40000 симпатизируете???Вижу вы в теме.


dmitry_istyagin
отправлено 08.11.18 13:57 | ответить | цитировать # 5


Дим Юирч, Клим Саныч, здравствуйте! Спасибо за то что делаете! смотреть всегда очень интересно.

Есть некоторое интересное предложение по выбору для обзора следующего сериала (на историческую тему всё же по интересней и Клим Санычу по профилю ближе), возможно после "Во все тяжкие" или в промежутках. Сериал Борджиа производства Нила Джордана (не путать с одноименными сериалами других производителей, ссылку на кинопоиск предоставил https://www.kinopoisk.ru/film/bordzhia-2011-521722/ ).
Если уж не полноценный обзор, то хотя бы широкими мазками, правдоподобно там с исторической точки зрения (события/декорации/реквизит) или всё придумали?

У этого кино с сериалом "Рим" есть много общего:
-первое: действие происходит там же!
-второе: одного из глав героев тоже зовут Цезарь
-третье: увы, тоже всего 2 сезона и тоже не доснят
-четвертое: сериал так же очень хороший и смотрится на одном дыхании

Есть и собственные достоинства:
-первое: изобилует шуточками про священников
-второе: любимая эпоха Клим Саныча - позднятина
-третье: шикарный сюжет
-четвертое: сиськи покажут!)


dmitry_istyagin
отправлено 08.11.18 15:19 | ответить | цитировать # 6


поправка к комментарию выше, в сериале Борджиа 3 сезона. Виноват, ошибся



cтраницы: 1 всего: 6

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк