Реми Майснер и Клим Жуков о жестоких несуразностях капиталистического строя

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии - Клим Жуков | Разное | Каталог

27.10.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет. Сегодня мы поговорим о такой важной животрепещущей проблеме, которая окружает нас в действительности круглые сутки. А именно о кризисе и приближающемся крахе мировой системы империализма. Поговорим мы об этом с Реми Майснером. Привет, молодец, что приехал. Вот с чего я предлагаю начать. Некоторое время назад я читал дневник известного, очень умного и наблюдательного американского фантаста Роберта Хайнлайна. В дневнике у него много интересного. В частности описывается, как он бывал в Москве. В свое время он приехал в туристическую поездку в Москву и оставил много ценных наблюдений о нашей столице времен “кровавого“ коммунистического режима. Нужно сказать, что Хайнлайн был по профессии, во время войны, логистом. Он осуществлял логистические операции в американской армии.

Реми Майснер. Транспортные потоки направлял.

Клим Жуков. Кое-что знал про перемещение транспортных потоков. Ну, и будучи в Москве, сидел он в Александровском саду на скамеечке с супругой. Супруга читала какой-то рекламный буклет по поводу Москвы. Может, путеводитель, я не помню. И Хайнлайн, поглядывая через плечо супруги, тоже почитывал и сказал: “Дорогая, нас коммунисты пытаются нагло обмануть”. - “В чем же?” - “Нам говорят, что в этом городе живет три миллиона человек. Они хотят сказать, что в три раза больше, чем в Чикаго? Я тут уже неделю и не видел ни одной транспортной пробки. Вот, посмотри, Москва река, она должна быть вся забита баржами, катерами. Однако, она не забита баржами и катерами. Поэтому в этом городе живет максимум тысяч пятьсот”. Мне кажется, тут нужно указать на некоторые ошибки товарища Хайнлайна. И оттуда перейти к ошибкам, которые имеют место в капиталистическом мире, ошибкам системным. Вот у нас сейчас пробки. Город Ленинград вообще местами просто стоит. Вот зачем тебе машина? Я не понимаю. Ты просто пешком быстрее дойдешь. А уж на велосипеде...

Реми Майснер. Я, как москвич, посмеюсь над вашими ленинградскими пробками.

Клим Жуков. Я только хотел сказать, что у вас в Москве еще интереснее по этому поводу.

Реми Майснер. Сначала нам создали проблему. Сначала нам начинают автомобили продавать без всякого плана, абы нажиться. И без всякой увязки с планом развития дорожной сети. Плана особого в этой анархии капиталистической особо и не сделаешь. Никогда ты не знаешь, кто и когда разорится, обогатится. Получается, что сначала создали проблему, создали транспортный коллапс. Потом еще кучу денег вложили в эти развязки. Цена одного метра московских дорого...

Клим Жуков. Такое впечатление, что их строят из черной икры. Я в данном случае вижу несколько более глубокую проблему. Конечно, сразу скажут, что в Москве в 1956 году, когда Хайнлайн посещал нашу столицу, не было столько машин. Откуда там были бы пробки как таковые? Но количество машин, это всего лишь верхушка айсберга. А то, что под водой находится, это хаотические транзакции, которые свойственны капитализму. Когда я проживал в Советском Союзе, у меня вокруг дома было три продовольственных магазина, которые питались с одного склада. Питались они строго планово. Потому, что было понятно, сколько живет народу в районе, сколько нужно привести продовольствия на сутки. Соответственно, в шесть утра приезжали грузовики, которые эти магазины обслуживали. Теперь у меня вокруг дома магазинов пятнадцать. Они все частные, питаются они каждый со своего склада. Соответственно, склад находится не там, где удобно доставить продукты, а там, где может себе позволить нанять этот склад хозяин магазина. Соответственно, привозит он продукты тогда, когда ему удобно, привозит он их столько, сколько ему надо. И грузовики ездят когда попало, где попало. Соответственно, запланировать транспортный поток стало принципиально невозможно. И если мы отвлечемся только от продовольственных магазинов...

Реми Майснер. К пассажирским перейдем. То же самое. Если раньше вот завод, надо рабочих поблизости поселить, то теперь работа здесь, живут все в Подмосковье. Получаются главные московские пробки. С утра все Подмосковье прет на машинах на работу, а вечером точно также с работы.

Клим Жуков. Плюс куча частных извозчиков, которым выгоднее иметь вместо одного автобуса, в котором едет 60 человек, 5 маршруток по 12. У нас получается, в первую очередь, на то, чтобы решить одни и те же проблемы с социалистической экономикой... Что нужно? Накормить людей. Отвезти на работу, привезти с работы. Сейчас те же задачи стоят. Это такие базовые потребности. На обеспечение тех же самых базовых потребностей количество транзакций увеличивается многократно и абсолютно непредсказуемо. Потому, что, может быть, в этом районе их будет меньше. А в этом районе будет, наоборот, больше. То есть, пробки, это вопрос не того, что машин много или мало. Это, в первую очередь, вопрос запланированности транспортных потоков. Чего Роберт Хайнлайн, как человек наблюдательный, но выросший при буржуазной экономике, не мог понять. В Москве жило 3 миллиона человек, очень много по тем временам. Но транзакции все были запланированные. Транспорт ездил тогда, когда надо. Туда, куда надо. А сейчас у нас есть хаос. Объем производств, объем торговых площадей, он начисто эту анархию перекрывает. Анархию раннего капиталистического производства. То есть, анархии стало меньше в относительном показателе. Но в абсолютном показателе ее стало гораздо больше.

Реми Майснер. Это то самое и есть, о чем классики писали. Что базис в противоречие с надстройкой уже вступил. Базис нам дает возможность всю эту транспортную проблему, особо не напрягаясь, разрулить. Жилья кругом полно, сели людей рядом с тем, чем они занимаются. Транспортных средств полно, запускай любые маршруты. Ресурсов пока хватает. Нефть все обещают, что кончится. В 1970-е обещали, что к 1990-м уже закончится. Что нефти не будет, за воду будем вести войны. И то же самое недавно гражданина Лимонова слышал на какой-то передаче. Он там опять рассказывал: “Стакан воды. За него...”

Клим Жуков. По поводу воды. У нас, что круговорот воды в природе отменили? У нас теперь с неба пресная вода не будет падать? Это капиталисты запретят?

Реми Майснер. Допустим, вы ожидаете нехватку пресной воды. Где какие-то ваши движения по предотвращению? У нас в неэффективном “совке”, во времена, когда капитализм серьезно поломался, вот они город Шевченко сделали посреди пустыни. Поставили опреснительный завод. Вот вам, пожалуйста. Из моря оказывается можно брать воду и на целый город ее сделать пресной. Но я такого не вижу. Я вижу только рассуждения, что вода кончится. Почему-то это сводится к тому, что надо людей подсократить. Потому, что эти проблемы, что вода кончится, что продовольствие кончится, что воздух кончится. Все сводится к одному, что: “Пора бы людишек...“ Речь идет о том, что: “Пора бы нам отбросить всю ложную стеснительность”. Это какой-то американский смотрел... Кусочек зацепил. У них там Аттенборо, солидный артист с хорошим голосом. И вот он зачитывает... Как-то он сформулировал, что раньше мы природу ограничивали ради населения, а вот пора бы население ограничить. Куда ограничивать? В тех же США, где этот Аттенборо, чуть ли не каждый шестой гражданин в нищете живет. Куда вы еще хотите ограничить? Это нам показывают. Например, такие несерьезные “киношечки” типа “Мстителей”. И что самое интересное, читаешь на американском сайте комментарии, и там полное сочувствие встречаешь у некоторых. Люди, ну, как так? Вы говорите, что кормить людей нечем будет. Правильный ответ какой? Больше еды намути. Лучше распределять. Мы кинем под этот ролик ссылочку на доклад ООН, по-моему, 2014 года, я его в статьях приводил раза три. Потому, что показательно. Это именно касаемо еды. Из этого доклада следует, они говорят, что: ”Вообще-то, чтобы решить проблему мирового голода нужно просто прекратить выбрасывать еду”. У нас сейчас четверть производимой еды идет на свалку. Если мы завтра прекратим ее выбрасывать и начнем давать голодным, то проблема мирового голода решена и не надо никаких прорывных агротехнологий, которые сейчас вперед прут.

Клим Жуков. Из этого конечно следует масса пренеприятных следствий. Потому, что почему выбрасывают еду? Потому, что ее не покупают.

Реми Майснер. Она для капиталиста не существует. Значит, она в физическом мире должна перестать существовать.

Клим Жуков. Продукция может быть капиталисту интересна тогда, когда это товар.

Реми Майснер. Плюс еще в том же докладе написано, что у нас парниковые газы, по поводу которых вся прогрессивная общественность очень переживает, выясняется, что процентов 10 этих газов, это газы от свалок, где гниет еда. То есть, если мы эту еду перестанет гноить, мы еще одну проблему решим. А при капитализме можно ее решить? Нельзя.

Клим Жуков. Когда наше правительство выступило с идеей пенсионных реформ. У нас же Киселев по телевизору сказал: ”А что вы думаете? Вы предлагаете каждому раздать колбасы? Разве такое где-то бывает?”

Реми Майснер. Какая немыслимая идея еду голодным раздавать. Как будто еду делают для того, чтобы голодных кормить.

Клим Жуков. Я когда это слушал... В интернете внимательно смотрел передачу Киселева, как он выкручиваться будет. Выкручивался он, против обыкновения, без всякого блеска. Обычно он выкручивается с блеском. Он так здорово разговаривает, а тут что-то он несет. Особенно когда дошло дело до того, что ”еду раздавать”. А вот когда вы гуманитарную помощь посылаете куда-то? Это не раздача еды случайно? Другое дело, что это делается иногда, случайным образом и когда нужно это некоторым образом пропиарить, что: ”Мы молодцы”.

Реми Майснер. Это какой-то гуманитарный фонд купил сначала эту еду, а потом, когда купил, ты можешь ее подарить. Какой-нибудь буржуазный экономист: ”Ну, что вы как дети? Ну, как раздать? Если раздать, тогда наши производители еды перестанут получать прибыль. Производство встанет и не будет никакой еды”. Если с точки зрения буржуазной экономики разбирать, действительно нельзя давать голодным еду потому, что будет коллапс. Но тут вопрос: ”Значит, у нас так замечательно устроено общество, что тут у нас лежит куча еды. Тут у нас толпа голодных, но вместе из сводить никак нельзя потому, что накроется совсем все. А нам действительно надо так хозяйствовать?” И это вы про большевиков говорите, что они фанатики, которые людей приносили в жертву идее? Вы сами говорите, что есть идея частной собственности, и вот этих голодающих, которые мрут миллионами каждый год, нужно в жертву этой идее принести. Потому, что иначе ничего не получится. И кто у нас фанатик и кто людей в жертву приносит?

Клим Жуков. Большевики, безусловно, в жертву идее какое-то количество людей принесли. Вопрос в том, какая была идея. В том, что еда и голодные в итоге соединятся вместе. И не будет голодных и выброшенной еды. А тут идея, что голодные и дальше не будут совпадать с бесхозной едой. И они дальше будут вымирать. То есть, нужно принести в жертву людей, чтобы и дальше можно было приносить в жертву людей. Такая самоподдерживающаяся система.

Реми Майснер. Она господам капиталистам, понятное дело, нравится. Понятное дело, если у нас есть голодные, то идеологически... Идеология у нас отражение бытия. Значит, идеологически ты либо хорошо к этому факту относишься, либо плохо. У нас уже очень много систем, которые тебе расскажут, что так хорошо, все правильно, должны они загнуться. На Западе, это вообще в подкорку забито. Прикрепим ссылочку на хороший американский ролик. Хороший не тем, что у них один процент захапал львиную долю общественных богатств, а интересен ролик тем, как авторы предлагают с этим бороться. Они сначала нарисовали жуткие графики, что: ”Смотрите, как у нас богатство распределено”. Первый кусочек населения, у них нет вообще ничего. А если копнуть, то выяснится, что они в минусе. Это другой доклад ООН. Там написано, что у беднейшей части населения не то, что доллар в день, а у них на каждый заработанный доллар приходится десять долларов долга. Они в глубоком минусе, из которого никогда не вылезут. Потом у них начинается средний класс. Потом богатые. Потом резко один процент... Там еще отмечали, что на этот график столбик одного процента не поместится. Надо в три раза выше его построить, чтобы понять сколько у них. Ну, ладно, хорошо. Если тебе нравится капитализм, почему тебе не нравится что монополия в результате появляется?

Клим Жуков. Об этом еще Маркс предупреждал. Тогда никаких монополий еще не было.

Реми Майснер. А Ленин, когда монополии появились, успешно это все обрисовал. И так с тех пор и живем.

Клим Жуков. Короче говоря, у нас есть такой график, но на самом деле все сложнее.

Реми Майснер. Там интересен подход. Они говорят: ”Сначала давайте покажем, что будет, если распределить общественное богатство на всех поровну”. И эти столбики равномерно уравнялись, и выяснилось, что если правильное распределение наладить, то получится у каждого жителя США уровень жизни на уровне верхушки среднего класса. Всякие профессора успешные. Они туту же делают оговорку: ”Мы знаем, конечно, что это не работает”. Это замечательный прием антикоммунистической пропаганды, что социализм не работает.

Клим Жуков. Был такой замечательный фильм ”Хранители”. Там одна из первых сцен, когда там сидит старый, основной, герой и его молодой приятель, они пьют пиво, жалуются на жизнь: ”Но виноваты мы в этом сами потому, что выбрали Никсона”. Молодой говорит старому: ”Ты же помнишь, какая была ситуаций? Или Никсон, или коммунисты”. То есть, они в полном дерьме, это по всему фильму ясно.

Реми Майснер. С коммунистами еще хуже. Они тебя берут и отправляют в страшный ГУЛАГ. Это еще хуже. Так вот. Задаться вопросом: ”А что тут не работает? Что такое есть у этой верхушки среднего класса?” У них есть дом. А нельзя каждому американцу по дому подарить? Там разброс... Я в разные местах разные цифры встречаю. Там количество бездомных на несколько миллионов меньше, чем количество пустующих, непроданных домов. Можно прямо завтра заселять. Вместо этого полицейские ходят по этим брошенным домам и бдительно следят, чтобы никто не заселился.

Клим Жуков. Дома строят для того, чтобы их продавать.

Реми Майснер. Потом проблемы с транспортом у этой верхушки среднего класса отсутствуют. Они могут ездить куда хотят и в любое время.

Клим Жуков. Не с транспортом, а с перемещением.

Реми Майснер. Даже если они хотят по дорогой машине... У нас уже машин наштамповано всяких, которые на заброшенных аэродромах пылятся. Человеку вообще не машина нужна. Человеку нужна возможность быстро и с комфортом попасть из точки ”А” в точку ”Б”. Вопрос перемещения, а не машины. Но если тебе непременно нужна машина, то можно уже дать. Потом что? Здравоохранение. У верхушки среднего класса с этим проблем нет. Они могут лечиться от чего угодно в любое время.

Клим Жуков. От того, что лечится. К сожалению не все лечится.

Реми Майснер. Да. Но мы к этому стремимся. А что, это нельзя дать? Нельзя дать всеобщее здравоохранение? Помнишь, я рассказывал про стоматолога, которая здоровые зубы людям лечила? Я еще думал тогда, что это с загнивающего Запада. А потом перепроверил, нет, наша землячка. Из Петербурга. Она поставила на поток. У нее клиника стоматологическая. Она давай людям здоровые зубы лечить. А одной мадам целую челюсть навыдергала, наимплантировала ей зубов. Зачем врач стоматолог занимается этим? Прямо в тот момент, когда она здоровые зубы человеку выдергивала, у нее под окнами прошло человека пять которым реально нужно что-то починить. Но они не чинят, мучаются потому, что у них нет денег, чтобы сходить это и выровнять. И это получается на каждом шагу в капиталистическом обществе. Вот у нас врач есть, который готов работать. У нас есть оборудование, у нас есть клиника, у нас есть больные. Но все вместе это свести почему-то при капитализме не получается.

Клим Жуков. В США, по официальным данным, 30 миллионов человек не имеют регулярного доступа ни к какому медицинскому обслуживанию вообще. Понятно, что если ты там упадешь без сознания, тебя в муниципальную клинику отволокут.

Реми Майснер. Не так давно новость была. Когда мадам американская провалилась между перроном и поездом. Она лежит, нога окровавленная, вывернутая. Она кричит: ”Только скорую не вызывайте! Я не потяну скорую”. Это вообще что? Может, у них нет врачей? Нет клиник? Есть. У них не так давно отличились онкологи. Целая сеть клиник. Они находили не кариес, а раковую опухоль. И от раковых опухолей успешно народ лечили. Причем у этого стоматолога ущерба несколько миллионов рублей, а там десятки миллионов долларов. Там главный онколог самолет себе с этого дела прикупил. Плюс еще, что интересно. На суде всплывает такое, что ему крупная фармацевтическая компания регулярно делала крупные переводы. Но к крупной компании вопросов не возникло, что это такое было.

Клим Жуков. Называется откат всего лишь.

Реми Майснер. Да, именно так. Другие врачи попались на том, что они пациентам прописывали обезболивающее, содержащее опиаты. То есть, они из здоровых людей делали наркоманов. С опиатов слезть очень трудно. Врачей-вредителей за решетку, а крупные фармацевты, которые собственно и наварились, к ним даже вопросов не возникает. У нас ссылочка будет, новость замечательная, какой-то журнал про богатых и для богатых, там про финансовых гениев рассказывается. Финансовый гений фармацевтического мира. Гениальность его заключается в том, что он придумал... Они продают какой-то препарат против аллергии. Он сам по себе был не дешевый, под сто долларов. А финансовый гений придумал, что если речь идет о том, что загнешься ты или не загнешься, то какие сто долларов? Давайте продавать за пятьсот. И начал продавать. И очень хорошие интервью, где он рассказывает про свою гениальную идею. И он потом пускается в рассуждения о жизни, о морали. Говорит, что: ”Увидеть возможность навариться и не навариться, это не просто глупость. Это аморальный поступок”.

Клим Жуков. Это чисто по-протестантски. Это не аморальный поступок, это грех.

Реми Майснер. Поскольку сейчас религиозный фанатизм не в почете, он говорит, что это аморальный поступок. Что это антиобщественный еще поступок. Если с капиталистической точки зрения смотреть, один откажется навариваться, другой откажется...

Клим Жуков. Он же сразу скажет, что эти деньги не себе присваивает, а пускает на исследование новых таблеточек.

Реми Майснер. Касаемо исследования новых таблеточек. Это я на каком-то американском сайте увидел. Там та же история, у них какой-то был препарат, который прописывали как обезболивающее для беременных. А потом у этих беременных стали рождаться детишки без рук, без ног. Выяснилось, что это потому, что он эффективно блокирует развитие костных тканей. И беременным его нельзя есть, а если у кого-то рак костей, то, как раз, замечательно оно будет. И тот же препарат начали продавать для больных раком. Но как обезболивающее он продавался по 10 долларов, а тут стал за 600. Тот же гениальный коммерческий ход. В комментария кто-то заметил: ”Это 1950-х годов выпуска. Какие лаборатории? Какие исследования?”

Клим Жуков. Просто стал дороже стоить в 60 раз.

Реми Майснер. Аморально его продавать за 10 долларов, если его покупают за 600.

Клим Жуков. Отсюда же проистекает еще один большой вопрос. Вы продавали нечто за 10 долларов. а стали продавать за 600 долларов. Чтобы это купить за 600 долларов, нужно, чтобы эти 600 долларов откуда-то взялись. Не у тебя лично, а в природе. Своими действиями вы провоцируете то, что вбрасываете на рынок дополнительную денежную массу. Причем денежную массу такого размера, что не очень понятно, что вы с ней будете делать дальше. Человек лишился 600 долларов, у тебя они появились. Таких долларов у тебя накопилось 6 миллиардов. А их просто напечатали. Соответственно, ты когда будешь что-то покупать на эти деньги, ты можешь ”долбануть” рынок, инфляция начнется. Потому, что товаров под эти деньги просто нет. Это дисбаланс, о котором еще Маркс писал, что: ”Дисбаланс между финансовой системой, которая имеет хаотическое и анархическое устроение, и таким же анархическим производством товаров неминуемо войдет в противоречие”. У тебя либо товаров не будет хватать, либо денег не будет хватать.

Реми Майснер. И в любом случае у тебя начнется кризис.

Клим Жуков. Этот кризис в первую очередь лупит по тем, кому, по-настоящему, есть что терять. Только что у тебя был миллиард долларов, а завтра его, раз, и нет. При нашей жизни мы это наблюдали в 1998, в 2004, в 2008-2009. Сколько там спикировало бывших миллионеров из небоскребов.

Реми Майснер. И количество миллиардеров немножко увеличилось. Потому, что миллионы тоже кто-то съел. И явно съели не работяги. Так вот, возвращаясь к тому ролику. Порассуждав про то, что социализм не работает, они рисуют, как по их мнению было бы хорошо. Это чистый Ильф и Петров ”Одноэтажная Америка”. Когда они безработных возили и каждый безработный говорил: ”Миллионеры во всем виноваты. Но можно было бы миллиона три иметь. Больше нельзя, а три миллиона можно”. Американец, который с Ильфом и Петровым ездил: ”Вы же понимаете, почему он говорит, что три миллиона можно оставлять. Он до сих пор думает, что, может быть, чудом станет миллионером”. Это притом, что человек полстраны объездил, нигде работы нет, но американская мечта все еще ”заруливает”. Они хотят оставить нищету, в ней должно находиться процентов 30. Бедными, у них в этом графике нет тех, у кого нет вообще ничего. Дальше идет много среднего класса. Дальше процентов 20 богатых. Их страшный график вначале именно с такого, что они в конце построили, он и начинался. Понятное дело, что богатые дальше будут богатеть и богатеть. Монополии будут жрать и жрать. Это будет финансовый капитал. То есть, сначала были банкиры, промышленники, спекулянты по отдельности. Теперь уже этого нет. Вот у него завод, тут же у него и банк, тут же у него какая-то торговая сеть. Ну, а после того, как они забирают вообще все, начинается мальтузианство. Покупателей мало и становится все меньше. Покупать они ничего не могут, они какие-то нестабильные, дерганные, нервные, что-то все просят. Желательно, чтобы половина куда-нибудь испарилась, что они нам постоянно и задвигают.

Вообще, если ассоциации с кино, мы сейчас на положении чукчей находимся в ”Начальнике Чукотки”. Не только мы, вообще весь мир капиталистический. Когда вот эти чукчи последнюю собаку с голодухи доедают, а рядом стоит склад, забитый под завязку, а рядом сидит Храмов с ружьем: ”Как раздать? А мистер Стенсон?” Пока коммунист не появится, который Храмову объяснит популярно, что мистер Стенсон один, а чукчей много. И интересы деревни чукчей выше, чем интересы мистера Стенсона. Чукчи видят, как на этот склад постоянно новое несут, а старое из него выносят и сжигают на глазах у чукчей. И им говорят, что брать нельзя ни в коем случае. И это, как они выражаются, соответствует человеческой природе. Коммунизм не соответствует, а это соответствует.

Клим Жуков. В 2015 году у меня был развернутый диалог на фестивале ”Времена и эпохи. Древний Рим” в Москве. Туда со всего мира приезжают люди. В частности, из Германии были люди. Очень толковые ребята, которые занимаются реконструкцией древних германцев, викингов и так далее. Разговорились. Они конечно сказали, что капитализм, это ужасно. Но говорят, что коммунизм еще хуже. Потому, что он не соответствует человеческой природе. Человеку свойственно доминировать друг над другом. Есть доминирование, есть стимул для развития человека и общества. Я говорю: ”Как же так получилось, что 100 тысяч лет люди жили при первобытнообщинном коммунизме?” Они говорят: ”Не было такого”. И тут выясняется, что эти историки не знают, что такое коммунизм. Он уверен, что коммунизм невозможен потому, что все время есть иерархия. Потому, что даже в первобытнообщинном обществе папа рода командовал своими младшими родственниками. Значит, это уже не коммунизм. Говорю: ”Слушай, коммунизм, это общественная собственность на средства производства. Кто владел в первобытнообщинном роде средствами производства? Кто-то, может быть, владел мамонтовым выгоном, где они мамонтов ловили? Кто-то, может быть, владел лесом, где валялись корешки и шишки, которые их бабы собирали?” Говорит: ”Нет. Но дубина, которую я выстругал, никому не отдам. Это моя дубина”. Говорю: ”Дорогой товарищ, ты, выучившись в университете, думаешь, что дубина, это средство производства? Дубина не средство производства. А вот общинная охота, это ”средство производства”, и она не может быть частной”.

Реми Майснер. Этот же вопрос обсуждали Маркс с Энгельсом. Ленин сколько раз писал, что мы речь не ведем о том, что все стали друг дружке равны. Мы понимаем, что люди рождаются друг другу не равными. В том плане, что один вялый, другой энергичный. Один сильный, другой слабый. Сейчас под вывеской левого движения, как раз на Западе: ”Возьмите карликов в баскетбол, чтобы не было дискриминации”. Ну, понятно, довести что-нибудь до абсурда. Как раз о таком равенстве речь и идет у них, что все абсолютно равны. Нет, не равны, понятное дело. Но эта иерархия, которая складывается, они не имеет отношения к тому, кто умнее, кто глупее. У кого больше денег, тот и рулит. Он может быть надутый дурак. И чего? Он будет рулить. Чемодан будет рулить У него есть чемодан с деньгами. Рулит не столько он, сколько чемодан.

Клим Жуков. Тут же нам скажут, что если будет такой негодяйский буржуин, который бестолковый, он быстро разорится. Мы ответим, что такое могло быть тогда, когда был капитализм свободной конкуренции. Теперь это тоже может быть при наличии новых рынков. Когда образуется новый рынок, которого раньше не было. После Второй мировой войны появился рынок духов, припарок, притирок. Во время Второй мировой войны и до того рынка духов мирового не было. Потому, что людей, которые могли это потребить, и хотели бы это потребить, их было ничтожно мало. Появился рынок. Возникли всякие ”Шанель” и прочие. Миллиардные обороты. Там конечно можно разориться, там есть свободная конкуренция. Но в целом мировой капиталистический класс, это уже мировой капиталистический класс. И рулить будет именно он. То есть, не чемодан денег, это аллегория была, а рулить будет класс.

Реми Майснер. Если какой-то дебил вдруг раскается: ”Не буду больше спекулировать...” Система даже не почешется. Что раньше мелких буржуев крупные буржуи разоряли, так они и продолжат разорять.

Клим Жуков. Что характерно, как только мелкий буржуй станет средним буржуем...

Реми Майснер. Он сразу не все это посмотрит с другой стороны.

Клим Жуков. Потом, если все пойдет хорошо, он станет крупным буржуем, сожрав 5-10 средних буржуев.

Реми Майснер. Примерно в 1990-е что произошло. Тогда же, худо-бедно, у тебя был вариант мотаться в Турцию, ”челночничать”... Конечно, там куча подводных камней. Реальный был вариант все-таки. Что-то накопить, как-то ларек открыть. Сейчас, например, эта опция с ларьками уже закрыта.

Клим Жуков. Если у тебя рядом открылся ”Спортмастер”, твой бизнес со спортивной одеждой с вероятностью 99,9 процента накроется.

Реми Майснер. У нас в районе открывается ”Пятерочка”, тут же все местные ларечники приказали долго жить.

Клим Жуков. У нас в квартале есть ”Пятачок”, ”Пятерочка”, ”7 Шагов”. Три магазина рядом. При этом ларек выжил только один. Рядом с моим домом ларек, который ночью водкой торгует. Есть некая опция, что нельзя после 22 часов водку продавать. Удобно, вышел ночью, пивка можно купить водочки. Поэтому они прекрасно живут. Все остальные накрылись. Кстати говоря, с этим бесполезно бороться в рамках капиталистической системы. Потому, что как только вы принимаете любое антимонопольное законодательство... Во-первых, нужно понимать, что принимает его правительство. Как только вы принимаете антимонопольный закон, это значит, что вы открываете некие ворота возможностей. И у вас группа людей, человек 100, получит возможность заработать себе по 20-40 миллионов долларов. Потом из 100 человек останется 10, которые разорят этих. И это неизбежно. Потому, что как только вы откроете ворота, в эти ворота войдут те, кто успеет и у вас снова будут монополии. Просто они будут называться по-другому. Это капитализм, это его суть, это его цель. Ради чего вы это устроили? Чтобы кто-то могли нажиться.

Реми Майснер. ”Да здравствует конкуренция”. Но конкуренция, это борьба. А борьба подразумевает, что кто-то в конце концов победит. А если у вас происходит соревнование по борьбе, но вы говорите: ”А мы запретим побеждать. Мы будем над ними стоять. Как только кто-то верх берет, сразу остановили, по углам развели”. Смысл в таком поединке?

Клим Жуков. Довели до четверти финала Олимпиаду, а дальше все. Совсем побеждать нельзя.

Реми Майснер. Чемпионов у нас не будет. Это по всему миру идет этот процесс. Что в Америке один процент, против которого митинговали активно. Отличный метод митинговать. Как и в России, как на Украине эти митинги привели к очень хорошим результатам. К каким? Ни к каким.

Клим Жуков. А вот у нас сразу возникнет идея. Она возникла не сейчас, а в конце XVII века. Это называется ”политика меркантилизма”. Которая подразумевает, что государство будет ограждать собственный национальный бизнес жесткими протекционистскими мерами. То есть, таможенные пошлины, налоговые преференции.

Реми Майснер. Мы можем наблюдать, например, как в Америке господин Трамп шел на выборы, что ”поднимем Америку с колен”. Оказывается не только Россия на коленях стоит, оказывается, Америка тоже. А как поднять? Естественно, скостить уважаемым эффективным собственникам налогов. Это первое, что надо сделать. Второе. Надо урезать пособия ленивому быдлу. А то всем известно, как негры жируют на пособия. Совсем совесть потеряли, не хотят за ”минималку” идти посуду мыть. Хотят ту же ”минималку” получать в виде талонов на питание. И что делают? То самое и делают. Мы тоже ссылочку дадим. Это написал не кто-нибудь, а очень солидный гражданин американский. Забыл имя и фамилию. Он, видимо, в интересах конкурирующей группировки Трампа ”полоскает”. ”А что сделано? Ну, вот срезали этим налогов. Что в результате? В результате эти стали богаче. Результатов других не просматривается”. Результат предполагался именно этот потому, что именно эта цель и есть у капиталистов. У них есть цель богаче стать. Какой протекционизм? Какой национальный капитал? Во-первых, они друг с другом переплелись. Это все интернациональная вещь.

Клим Жуков. Интернациональная, что характерно, с 1890-х годов.

Реми Майснер. Да. Когда говорили ”Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”, там говорилось, что капиталисты давно уже соединились. И лучше всего это у Ленина. Что мы сейчас и наблюдаем. У нас на словах война, вроде как. Когда пишешь, что не очень хорошо пенсии у людей отнимать, у нас же 42-й год оказывается: ”Ты бы в 42-м попробовал бы сказать”.

Клим Жуков. В самом деле, может быть, и 42-й. Только имеется в виду не СССР и Германия, а США и Германия. Потому, что у них тоже была война, как мы знаем. ”Дженерал Моторс” владела всем ”Опелем”. ”Форд” чинил машины в Швейцарии. ”Стандард Ойл” поставляла нефть прямому врагу. Они продавали нефть в Испанию или в Швецию. А нейтральные страны, у которых с США не было войны, продавали это кому хотели. Когда вдруг разразился скандал, в ”Стандард Ойл” даже как-то удивились: ”Мы что-то нарушили?” Потом же их раздробили на пять компаний. Но потом что с этими компаниями стало? Они по другой схеме опять соединились. Сейчас, в силу того, что информация во многом секретная, а во-вторых, слишком сложная информация. Ее вот так целиком не отследить. Кое-что видно. Какая головная контора, кто владеет каким пакетом акций. Выяснится, что у нас с США никакой войны нет.

Реми Майснер. И выяснится, что, вроде, там какие-то санкции, которые, вроде как, экономику в клочья разносят. Но списки ”Форбс” читаешь, а ребята все богаче. Кто миллионером был, уже миллиардером стал. Кто-то конечно в стране разоряется. А для тех, кто не разоряется это что значит? Если ты разорился, я твое дело, если оно мне интересно, куплю за копейки.

Клим Жуков. Рядом у нас тут Украина есть. Где, вроде бы, по признанию, сделанному в 2014, в 2015 году, наших правителей к власти пришла нацистская хунта. Что делают на нашей территории заводы Порошенко?

Реми Майснер. У него местные тоже интересуются: ”Что там твои заводы делают?” Говорят, а воз и ныне там. Нет, вроде он что-то продавал? Роли особой не играет.

Клим Жуков. Если у нас в самом деле имеет место нацистская хунта, они должны быть конфискованы эти заводы.

Реми Майснер. Тогда давайте, война, 42-й так 42-й.

Клим Жуков. Газ через Украину куда идет?

Реми Майснер. Да. Между прочим в процессе 42 года у нас появляется новость, зимой, что: ”Вонючки американские замерзли. Вот им подогнали газу пару кораблей. Вот русским газом погрейтесь”. А чего вы радуетесь? Это в 42-м году в Берлин топливо поставляете что ли? Газ этот потребляют заводы, на которых, если у нас война, всякие нехорошие для нас штуки делают. Точно им надо газ продавать? Они все очень возмущаются, что товарищ Сталин с Гитлером поторговать успел, когда никакой войны не было. Во время войны я слабо себе представляю такие вещи, что эшелон идет из Советского Союза с нефтью в Германию.

Клим Жуков. Ну, и самое главное. Где наши деньги лежат из стабилизационного фонда? Это все равно, что если бы Сталин позвонил Гитлеру и сказал: ”Слушай, у меня все взяточники и воры. Давай-ка пока мы тут с тобой воюем, я у тебя золотой запас в банке буду хранить. Можешь крутить эти деньги. Главное меня в прибыль не забудь вписать”. Я думаю, что если бы так Сталин позвонил, мы бы с Германией воевали еще лет 30 после этого.

Реми Майснер. Сейчас война, ты же видишь, для них процесс даже лучше, чем результат. Будет лучше, чтобы результат как можно дольше не наступал. Как у Оруэлла в ”1984”. Две-три горячих точки. И регулярно то там обострилось, то там. И туда давай кидать танки, самолеты. Потом тут замяли, там обострилось. К этому все и идет. Я уже наблюдаю на современном глобусе пару таких точек. Ту же Сирию, которую мировое сообщество наперебой спасает.

Клим Жуков. Какая Сирия? Это сейчас при глобальном мире. Когда всем рулят монополии, это абсолютно неизбежно. А если мы посмотрим на процесс становления капитализма, когда он еще был далеко не везде. Была серьезная конкуренция. Вот 1600 год, осада Остенде. Когда испанцы пытались у мятежных голландцев отжать Остенде. Генеральный штаты Голландии, они сказали наемникам, что: ”За месяц осады вы будете получать зарплату”. Они же с испанцами немедленно договорились: ”Давайте мы будем с вами делиться”. Это длилось чуть меньше, чем осада Трои. Три года осаждали. Это настоящий капитализм, свободная конкуренция. В эпоху своего становления. Когда у нас есть феодальная Испания против капиталистических Соединенных штатов Голландии.

Реми Майснер. При империализме Первая мировая. Вроде Германия проиграла, ее ограбили. При этом берешь какого-нибудь капиталиста, а у него капитал вырос в несколько раз. То есть, даже при проигрыше он разбогател. А если выиграл, то вообще шоколадно. Если проиграл, тоже ничего.

Клим Жуков. Круппы себя ничего чувствовали.

Реми Майснер. Да. Они себя ничего чувствовали даже после Второй мировой. Если не ошибаюсь, наш прокурор Штеменко в Нюрнберге был, одного все-таки закатал. Штеменко доказал, что остарбайтеры у него работали, а он был в курсе. А он хотел на начальника отдела кадров спихнуть. Ну, и что? Там капитал все равно вырос. Даже когда твою страну надвое раздербанили, тебе все равно выигрыш. Сейчас читаешь новость, что Украина потратила на АТО 50 миллиардов долларов. Возникают вопросы. Кто там развязал войну? Просто посмотрите, кому 50 миллиардов ушли. Среди них заказчики и есть. Солдат может стиральную машинку утащить. Генерал может списать пару БТРов. Всем хорошо, кроме тех, на чьей голове это все происходит.

Клим Жуков. В данном случае этот вопрос не стоит.

Реми Майснер. А чего этот вопрос ставить, если мы ставим вопрос, что людей надо сокращать?

Клим Жуков. У меня любимый пример, это Ютландское сражение, 1916 год. Где бронированные линкоры крошили друг друга из 16-дюймовых пушек. Смотришь ТТХ этих кораблей, линкоров. У этого корабля главный бронепояс сделан из крупповской брони. И он немецкий. Смотришь на ”англичанина”, и у него главный бронепояс сделан из крупповской брони. По лицензии. Кто в этот момент получил лицензионные отчисления? Наверное, Крупп.

Реми Майснер. Любовь к Германии ему не помешала продавать сталь, чтобы из нее враги делали броненосцы. Неудивительно, что они после Первой мировой: ”Давайте повторим. Кто громче всех кричит, что надо войну повторить? Этот с усиками? Тяните его”.

Клим Жуков. Причем в этот раз денег дали не только немецкие капиталисты, а просто все.

Реми Майснер. Просто шуганулись, что первая пятилетка. Это в ”Золотом теленке” немецкий профессор приехал, написал большую книгу, что строительство грандиозное, что пятилетка будет выполнена. Что через пару пятилеток Советский Союз станет лидером по многим пунктам. А в конце немецкий профессор сделал вывод, что Советский Союз нужно как можно скорее уничтожить. Потому, что при социализме, который не соответствует человеческой природе, такую гнусную вещь делают, как если сделали много еды, ее не сожгли половину, а просто стала дешевле еда. Коммунизм так и наступает потихонечку. Сначала по хлебу, по всем делам. Поскольку это человеческой природе не соответствует, еду же надо делать, чтобы ее сжигать...

Клим Жуков. Или продавать.

Реми Майснер. К вопросу о протекционизме, о котором мы начали говорить. Что, типа, хороший капитал, он сейчас ощетинится, национальные рынки закроет, настроит заводов. На что многие левые у нас уповают. Этот мотив в рассуждениях очень часто можно встретить, что: ”Капиталист капиталисту рознь”.

Клим Жуков. ”Есть национальные, есть интернациональные”.

Реми Майснер. Во-первых, он весь интернациональный. Во-вторых, даже у национального цель тебя ограбить, если ты трудящийся. В-третьих, не будет никакого протекционизма. Ребята, история назад не поворачивается в этом плане. Какой протекционизм? Бизнес делается ради выгоды. Выгоднее спекулировать китайскими товарами, чем делать свои.

Клим Жуков. Выгоднее спекулировать акциями.

Реми Майснер. Это само собой. Читаешь о подвигах биржевиков в профильных журналах. Такое благолепие. Это такой гений, из воздуха миллиард достал. А этот из воздуха два миллиарда достал. Как замечательно.

Клим Жуков. Протекционизма в том виде, о котором нам рассказывают, не будет никогда уже.

Реми Майснер. Не знаю. Если они какой-нибудь глобальный катаклизм устроят. Тогда вообще уже все настолько изменится.

Клим Жуков. Тогда уже никакого капитализма не будет в силу физического уничтожения носителей. Тут дело не в этом. Когда говорят ”протекционизм” почему-то вспоминают сразу... Это в голове модель такая живет. Что представляют себе Россию, например, времен Петра I. И как он поступал толково с протекционистскими мерами: ”Это нам не нужно, свое есть. Это мы ввозить будем только под чудовищные налоговые акцизы. А это нам нужно, этого у нас нет”. Теперь так это не сработает. Может быть, сработает в ограниченном виде.

Реми Майснер. На обсуждаемых нами примерах из Первой мировой войны, со сталью для английских кораблей, понятно, что это сто лет как не работает. О каком протекционизме может идти речь, если ты со мной воюешь, а я тебе при этом патроны продаю? Какой тут протекционизм?

Клим Жуков. Протекционизм в чистом виде уже точно не сработает. А если мы говорим про национальный капитал... Он, конечно, есть, национальный капитал. Есть небольшие компании, которые работают в отдельно взятой стране. Но как только ты их защитишь от международного хищника, они сразу вырастут до такого размера, что им станет тесно внутри собственной страны. И они сами полезут дружить с теми самыми заокеанскими хищниками. Ты просто одних поменяешь на других. Был национальный капитал, он станет интернациональный. Капитал есть самовозрастающая стоимость. Эта стоимость самовозрастает в рамках планеты Земля. Ограничивать ее бесполезно. Вы можете прижать конкретных людей. Но прижав одних, вы дадите зеленый свет другим.

Реми Майснер. Если у вас капитализм национальный, значит, он просто еще маленький. Дайте ему вырасти.

Клим Жуков. Другое дело, что теперь в современном мире такого не будет. Капитализма маленького не будет совсем. Потому, что в конце XIX, в начале XX века в Российской империи, мы все это видели на гигантском массиве документов. Берешь почти любой банк в Российской империи. И мы видим... Они только что появились. Но мы видим, что 60 процентов французского капитала, 20 процентов бельгийского капитала, 10 процентов немецкого капитала. По-моему, у нас банка четыре всего было, которые были в основном с русским капиталом. И это было до изобретения интернета и электронных транзакций.

Реми Майснер. Вот взять бизнес с сеном. Когда русские мужики косят русскую траву, сушат ее, делают из нее сено. Это сено скупают, везут в Петербург. Почему-то этим бизнесом рулят англичане, которые в процессе не участвуют вообще никак. Ход развития событий логичный. Завели капитализм, вот он приехал с большими капиталами. У него-то капитализм раньше начался. Ленин как раз вывел закон о неравномерности развития стран в условиях империализма. Если у тебя старт ниже, тебе выбраться наверх практически невозможно. Мы видели, как Германия пыталась выбраться два раза.

Клим Жуков. Притом, что Германия, это была не Российская империя. Там и с промышленностью и с образованием все было гораздо лучше.

Реми Майснер. Да. Тем не менее, уперлись они в то же самое, что дальше расширяться уже некуда. Только через войну. Это опять же, как Ленин сформулировал, раздел мира закончен и мы вступили в эпоху передела. Теперь будет бесконечный передел. Топтание по Ливиям, Сириям. Непрерывно кто-то у кого-то что-то забирает. Что собственно мы и наблюдаем, начиная с Первой мировой. Постоянно какие-то горячие точки.

Клим Жуков. Я помню считал, США участвовали после Второй мировой войны, по-моему, в 56 горячих точках, большинство из которых они сделали сами. Мы смотрим на развитие событий в Сирии. С какого года там все продолжается?

Реми Майснер. Уже так давно, что, честно говоря, и не упомнишь, когда там все началось.

Клим Жуков. Оно продолжается, по большому счету, с 2012 года. Это уже получается шесть лет. Если бы там реально собирались с кем-то воевать, учитывая гигантский размер Сирии, я думаю, месяцев через шесть там бы выбили всех, кто реально был бы признан врагом. Если оно продолжается столько времени, это значит, что нужно не в виде результата, а в виде бесконечного процесса. Тут уже вопрос стоял в том, что мы там, чтобы наш газ шел по нужному направлению, и чтобы там не было катарского газа. Вроде как прикрыли интересы корпорации “Газпром”. Дело благородное. Корпорация строго национальная.

Реми Майснер. Национально достояние. А еще российские производители оружия. Часто они заявления делают, что: “Мы в Сирии рекламируем наше оружие”. Цинизм зашкаливает просто.

Клим Жуков. Там же людей убивают. Я понимаю, вы сирийцев за людей вряд ли считаете, а своих-то за что? Они, получается, рекламируют оружие, защищая интересы корпорации “Газпром”.

Реми Майснер. Рекламируют и после этого начинают это оружие продавать. И читаешь новости, что в Саудовскую Аравию продают.

Клим Жуков. Туркам. Которые, между прочим, наш, вроде как, враг. Они же член блока НАТО.

Реми Майснер. Мало того, у Чемезова, по-моему, интервью брали, про турок его спросили. И он замечательно сказал: “А что тут такого? Мы и американцам продадим, если попросят”. Опять же, 42-й год, все понятно. Плохо только сирийцам. Читаешь эти сводки, когда одного и того же населенного пункта название звучит и звучит. Пару месяцев назад его уже брали. Его взяли, а потом его взяли назад.

Клим Жуков. Посмотреть на этих грозных военных... На машинах 1980 года выпуска с помощью сварки приделаны турели пулеметные. Это серьезный противник для армии сверхдержавы? Я понимаю, что нам далеко к ним ехать, но США там тоже, вроде как, воюют.

Реми Майснер. Наши воюют с ИГИЛ и с противниками Асада, которые все равно, что ИГИЛ. А США воюют с ИГИЛ и с Асадом.

Клим Жуков. Нужно подвести некий итог. Во-первых, мы давно пришли к такой ситуации развития общественного прогресса, что нет никакой необходимости уже подавляющее большинство жизненно необходимых товаров продавать. Производится в таком количестве, с таким уровнем производительности труда, что оно стоит настолько мало, что выгоднее отдавать.

Реми Майснер. Говоря проще, уже давно наша экономика способна всех голодных накормить, всех голых одеть, а всех больных вылечить. Американцы посчитали, что если в мире на сутки перестанут делать оружие, сэкономленных средств хватит, чтобы все проблемы со здравоохранением успешно решить по всему Земному шару.

Клим Жуков. Но вместо того, чтобы реально заниматься потребностями человечества, существующий правящий класс продуцирует хаос. Как в экономике, так и в политике. И, судя по всему, сами они прекращать не намерены.

Реми Майснер. Сами они намерены двигаться в том же направлении. Судя по тому, как нам активно мальтузианские идеи пихают, видимо, у них еще есть варианты. Помимо войны.

Клим Жуков. Вопрос сейчас стоит о сокращении населения раза в два.

Реми Майснер. Американский профессор пишет. Вроде он из Советского Союза приехал, какие-то там остатки коммунистического воспитания у него... А он при этом постоянно транслирует мальтузианскую, людоедскую “чушнину”. Что всего мало, людей много, надо людей сокращать. И, как я понимаю, если человек такое не стесняется писать... Насколько я понимаю, среди американской интеллигенции это такой общий момент. Все знают. И вообще давно пора оставить ложную скромность и прямо сказать, что: “Эти категории жить не должны”.

Клим Жуков. Но при этом есть и светлая сторона. Потому, что все, что мы сказали, это ужасно. Но общественный прогресс, он не зависит от “хотелок”. Прогресс средств производства, производительности труда, сферы науки идет. Никуда он не останавливается. И вслед за этим общественным прогрессом настолько вперед шагнула сфера производства, что мы прямо сейчас видим зарождение и укрепление, а также расширение элементов даже не социализма, а коммунизма.

Реми Майснер. Базис коммунизма уже построен.

Клим Жуков. Он сейчас только расширяется и укрепляется. Я это неоднократно приводил в пример. Есть международная корпорация “Боинг“. Обороты там такие, что этот “Боинг” уже как страна. Но при этом внутри этого “Боинга” один цех другому цеху ничего не продает. Цех, который льет титан для турбинных лопаток, и он поставляет его в цех турбинных лопаток. Бесплатно он это поставляет. Потому, что ему по плану положено отгрузить 10 тонн в день, например, и он отгружает. Уровень планирования там такой, что в Советском Союзе он даже приблизительно не снился в 1970-х, в 1980-х годах. Просто потому, что у них такие компьютеры сейчас, что можно запланировать сколько раз сотрудник в туалет сходит.

Реми Майснер. Что они успешно и планируют. Чтобы лишний раз не ходили.

Клим Жуков. И вот есть гигантская корпорация размером со страну, которая целиком работает по плану. Только по плану. С горизонтом планирования не в пятилетку, там планируется все лет на 20. С абсолютно общественным характером производства. Когда глубокое разделение труда дошло до такого состояния, что корпорация размером со страну может работать плановым образом и на основании прямого обмена. Или имея в виду деньги как обменные квитанции. Корпорация “Боинг” имеет только один момент, это частное присвоение результатов этого общественного производства. И этот базис настолько больше надстроечного элемента, который все присваивает, что для меня загадка, как получается, что уже столько времени люди, которые там работают... Почему они не предложили своим хозяевам стать генеральным директором, генеральным конструктором. То есть, работать, как и все. Они же, в конце концов, тоже работают. Я понимаю, что бывают рантье. Это просто паразиты, которые ничего не делают. Но есть же капиталисты, которые организаторы производства, реальные специалисты. Другое дело, что они вместо зарплаты получают зарплату и прибыль. Или они называются всю свою прибыль зарплатой. Как у нас сейчас принято в Российской Федерации. Нет, это не зарплата, это доля ренты. Потому, что зарплата, это то, на что ты реально наработал. У меня дядя, ныне покойный, Царство ему Небесное, работал он в Советском Союзе на севере наладчиком электронной аппаратуры. В разных экспедициях. Вот он, с учетом северных надбавок, получал 1200 рублей году в 1983, в 1984. Министр в это время получал оклад 800 рублей. Надо ли полагать, что у меня дядя нарабатывал больше, чем министр?

Реми Майснер. Может и нарабатывал.

Клим Жуков. Министр-то сидит в теплом кресле, его возят на служебном автомобиле. И не нужно ему задницу морозить при минус 60.

Реми Майснер. Как Ленин говорил: “Не выше зарплаты среднего рабочего”.

Клим Жуков. Я понимаю, что ты гениальный изобретатель и, по совместительству, капиталист. Гениальный изобретатель, это уже не средний рабочий.

Реми Майснер. Очень кстати, что ты гениальный изобретатель и капиталист. А то пришлось бы тебе гениальные изобретения нести капиталисту и за зарплату ему отдавать.

Клим Жуков. Есть организатор производства и изобретатель. Как Никола Тесла. Он же тоже был капиталист. Понятно, что ум такого размера требует поощрения. Потому, что он явно делает больше, чем средний рабочий.

Реми Майснер. Опять же считать надо. Это все можно посчитать.

Клим Жуков. Мы, как гигантская... Я имею в виду почти всех нас, включая мелких буржуа, которые подумают, что когда-нибудь смогут стать вместо хозяина корпорации “Боинг”. Не сможете. Подавляющее большинство из вас. Никогда. Как это все до сих пор не поменяло надстройку? Нас настолько больше, что вопрос сейчас стоит только в организации и выработке верного научного описания подробностей текущих, которые имеют место в окружающем мире. Вокруг этих подробностей, вокруг их научного описания должна быть применена единственно верная теория, которую родили Карл Маркс и Фридрих Энгельс. И нужно просто осуществить ровно один шаг. Мы находимся в более выигрышной ситуации, чем Маркс. Мир уже давно готов к построению даже не социализма, а полного коммунизма. Нужно сделать один шажок.

Реми Майснер. Нужно понимать, в этот раз уже не надо будет уплотнять профессоров Преображенских. Все уже есть. Сейчас, как в “Начальнике Чукотки”, осталось только Храмова выгнать от склада и все.

Клим Жуков. А самое главное, что никто даже не заметит. Первые, кто выиграет от изменившейся ситуации, будут капиталисты. Потому, что капиталист точно такой же угнетенный человек, как и пролетарий. Только угнетен он немножко по-другому. Он угнетен своим капиталом точно так же, как пролетарий. И человек только тогда человек, когда он трудится. Не потому, что его кто-то лупит по затылку палкой, а потому, что это его призвание. Человек стал человеком трудясь.

Реми Майснер. Творчески изменяя мир.

Клим Жуков. Творчески изменяя материю природы, преобразовывая ее в материю общественную. Капиталист тоже должен трудиться, как любой человек. Если он не трудится, он перестает быть вполне человеком. Мы миллионы лет эволюционировали. Капиталист тоже получит возможность трудиться. Я много знаю капиталистов. Для них важно что? В позитивном смысле. Не то, что у него будет миллиард долларов, а то, что он сможет применять свои творческие способности для того, чтобы вымучивать какие-то схемы. То есть, быть предприимчивым человеком. Кто тебе мешает при коммунизме быть предприимчивым человеком? Наоборот, все мечты открыты. Потому, что нужно организовать производство, например, для экспедиции на Марс. Сложнейшая задача.

Реми Майснер. Между прочим, давно уже пора. Мы уже выяснили, что Солнце погаснет рано или поздно, значит, нужно запасной аэродром искать. Правда, говорят, что через миллиард лет. Но так и задача стоит непростая. Как ты говорил в “Боинге” завод один, цеха разные. Также и весь мир. Один завод с разными цехами. Только сейчас цеха не просто друг с другом торгуют, они друг с другом воюют.

Клим Жуков. Вот у нас есть задача. Прогресс предоставляет такое количество, куда применить свою творческую энергию и предприимчивость, что никакие капиталистические ваши задачи их по уровню сложности не перекроют. Никогда. Уровень потребления имеет ограниченные показатели. Сожрать три обеда нельзя. Капиталист, сколько бы у него ни было миллиардов, съесть больше двух обедов не сможет. Мы вспоминали буржуя, которого ничего не радует, даже карп в сметане. Ездить одновременно на 15 машинах – никак. Тебе нужна комфортная машина, чтобы перемещаться с места на место. Соответственно, уровень потребления, в общественном смысле, он просядет не сильно.

Реми Майснер. Можно сделать, чтобы все жили как верхушка среднего класса.

Клим Жуков. Жрать вилкой, обвалянной в бриллиантах, ты не будешь. Ну, а зачем это? Ты обычной вилкой ешь как-то по-другому? Соответственно, уровень сверхпотребления исчезнет. а общее потребление выровняется. Соответственно ты, как человек, ничего не потеряешь в этом смысле. А вот ужас того, что ты когда-нибудь сможешь разориться, исчезнет. Исчезнет кошмарная ситуация, когда у тебя вдруг может проснуться совесть, что из-за тебя люди умирают с голоду. Какой бы ты ни был сам по себе хороший и кому-то, в самом деле, помогал, строя больницы или школы. Но из-за твоей корпорации люди умирают... Может быть, не в твоей стране. Тебе от этого легче не должно быть. Ты, как человек, берешь на себя чужие жизни. Я уверен, что это может у кого-то пробудить совесть. Но пробудившаяся совесть тебя сделает вдруг не капиталистом. Или несчастным капиталистом. А вот коммунизм тебя от этого избавит навсегда. Вот так.

Реми Майснер. Менять надстройку. чтобы менять надстройку, нужно понимать, как надстройки устроены. Чтобы это понимать, читайте классиков. Все.

Клим Жуков. В общем, о крахе империализма, в эпоху которого мы имеем несчастье проживать, мы поговорили. Спасибо.

Реми Майснер. Не за что.

Клим Жуков. Приезжайте еще.

Реми Майснер. Приглашайте еще.

Клим Жуков. На сегодня все. Всем пока.


В новостях

27.10.18 12:34 Реми Майснер и Клим Жуков о жестоких несуразностях капиталистического строя, комментарии: 119


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

Mormad
отправлено 27.10.18 16:47 | ответить | цитировать # 1


Ссылки надо сопровождать описанием.

Дублировать комментарии не нужно.




Модератор.



andmahanko
отправлено 28.10.18 09:43 | ответить | цитировать # 2


Клим Саныч. Как всегда, бик зур рахмат! Вам и собеседнику!
Интересно, познавательно, но к сожалению, не всё так просто как может показаться.

Самое главное вопрос перехода к новой формации. С одной стороны, действительно производство во многих странах, особенно развитых приобрело или приобретает общественный характер и пример с Боингом просто роскошный. Действительно одна фирма размером с целую страну (надо сказать и разнопрофильная как настоящая страна – Боинг ведь, не только самолеты делает) имеет полностью плановую внутреннюю организацию (один знакомый назвал внутренние отношения в подобной крупной фирме, даже не плановыми, а «фюрерскими»). Но при этом присутствует небольшая группа людей (владельцев) присваивающих прибыль всей этой гигантской организации. Казалось бы, просто зайди в заводоуправление и скажи – «Где эти временные? Слазь! Кончилось ваше время!».
Но этого не происходит и причин, как мне кажется, две и обе происходят от того, что, собирая прибыль с таких монстров как Боинг, Мосанта и иже с ними в руках у этих деятелей собирается приличная сумма денег (относительно прибыль может быть и небольшой, но масштаб фирм всё исправляет), которую можно использовать не только на яхты, челси и золотые унитазы, а сильно по-разному.
Во-первых, на эти деньги можно скупить все имеющиеся СМИ, а какие купить не получится можно «закошмарить», можно купить всех наличных политиков, а если и тут не всё получается, то горничных и Молихер-Каркана на всех оставшихся найдется с избытком.
Таким образом, в руках у этих деятелей собираются не только экономические и политические рычаги управления и зачистки альтернатив, но и идеологические. А сними можно всему миру объяснить, что «социализм и коммунизм – это не естественное состояние человека», и если вещать это из каждого утюга, и не допускать альтернатив, то возникновения проблем не предвидится (Если человеку сто раз сказать, что он свинья, на сто первый он хрюкнет).
Это очень четко видно по нашей стране (уж что вижу, о том пою). Потому что у нас ещё есть память о СССР, о том, как он был организован и представления о том, как он должен был быть организован. И ещё недавно, были политические силы, вопле последовательно пытавшиеся восстановить, хотя бы видимость порядка. Но со временем их все зачистили, кого танками, кого кирпичом по голове, а кого просто заклевали. Так что не стоит удивляться, когда «плоды» этой системы начинают цитировать эти самые мантры, а мы с Вами обсуждаем эти проблемы на интернет портале, который редко посещают больше 100 тысяч за раз (Удачи Дмитрию Юрьевичу в продвижении тупичка!).
А во-вторых, можно на остатки тех самых денег, нанять себе не просто охрану, полноценную армию с разведкой и контрразведкой в придачу. На случай если первый (идеологический и политический) эшелон не сработает перейти к прямой обороне... «Всегда, можно нанять одну половину бедняков, убивать другую» (С) М.Скорсезе «Банды Нью-Йорка»
В результате складывается печальная картинка - самих капиталистов крайне мало, но они могут сначала «закомпостировать мозги» населению, а кто не поддастся просто истребить если почувствуют угрозу. На днях вышел ролик с Борисом Витальевичем Юлиным, на похожую тему, где мелькнула цифра, что у нас в частной охране работает больше народу, чем служит в вооруженных силах и это «бесполезная работа». Боюсь не бесполезная, а это как раз та «половина бедных», которую наняли «убивать другую» ... если что ...
Так что боюсь, что смена формации — это не много не мало – гражданская война. И ответить на вопрос – «Как её избежать? Или свести к минимуму?» - не получается.
... вцепились они в высоту, как в свое ...

Это о грустном, но есть и более оптимистическое замечание.
К вопросу о мотивации в коммунистическом обществе, о том, как можно использовать на благо общества природную неоднородность людей и сочетать частную инициативу с общественной собственностью на средства производства.
У Вас же был ролик (давно, сейчас и не откопаешь) о том, что такое потребности и там, в качестве примера не потребности, а хотелки приводили фразу – «Хочу Бентли!». Потом разговор ушел немного в сторону, а ведь за этой фразой стоит одна довольно простая психологическая потребность – демонстрации статуса (причем не наличия его, а именно демонстрации). Как и другие проявления человеческого эгоизма, это вещь неистребимая и во многом психологическая основа капитализма, но можно ли её использовать на пользу дела?..
В принципе в безденежной системе распределения, человек может просмотреть всю номенклатуру, выпускаемую промышленностью и выбрать себе, что нужно. Эта система распределения с технической точки зрения просто таблица с параметрами этих изделий (она же база данных, она же электронная торговая площадка, она же матрица межотраслевого баланса – все эти варианты на сегодняшний день известны, и сделать такую систему можно хоть завтра).
Для сохранения трудовой мотивации доступ к этой системе можно организовать по принципу «банка времени» (такие взаимозачетные системы сейчас существуют и на западе и у нас). Например, отработав столько-то трудо-дней или трудо-часов (более гибкий учет и ... «в попугаях-то я гораздо длиннее»), человек получает полный доступ к системе (за те же 40 или, с учетом технического прогресса, 20 часов в неделю), если же нет, то он переходит либо на «минимальное обеспечение», либо на денежный расчет, либо его «покупательная способность» всегда равна количеству отработанных часов (вариантов может быть много, но сейчас не это главное).
В этом случае получается, что (вроде бы) всё у всех есть или скоро будет и продемонстрировать статус не получится (все одинаковые), но достаточно сделать две простые вещи:
1. Сделать так, чтобы в общей таблице системы отображались не только сами потребительские продукты, но и их комплектующие (не только сам автомобиль, но отдельно двигатели, трансмиссии, подвески их составные части – болты, винты, гайки, рычаги и т.д., в этом случае таблица превращается в полноценную матрицу межотраслевого баланса – привет от академика Глушкова и товарища Байбакова). Однако, кроме этого нужно присутствие строк подобных таким: «Изготовление деталей (таких-то, таких-то) по документации заказчика, с учетом требований завода» (т.е. изготовление деталей на заказ).
2. Провозгласить очень простой лозунг:
«Хочешь чего-то необычного – Спроектируй и Сделай! Не знаешь как – Учись!»
Естественно нужно продумать одновременно гибкую и при этом целостную систему образования, когда человек получив в молодости специальность и начав работать, мог бы потом изучать отдельные разделы или даже дисциплины, не теряя целостной картины мира.
Этим самым дается и стимул индивидуальной инициативе и появляется мотив для самосовершенствования и, одновременно, не разрушается коммунистическая система распределения. Условно говоря теперь можно хвастаться - «Я крутой не потому, что у меня чемодан бабла, а потому, что я умный и много умею! Смотрите чего я сделал! Вы так не умеете! Ха-Ха-Ха» ...
Причем для стимулирования самых активных можно предусмотреть следующий маневр. Первое изделие (машину, яхту, дом, брелок для ключей ...) ты делаешь в свое свободное время (для этого оно должно быть, поэтому логично при повышении производительности труда именно высвобождать время, а не придумывать новые занятия ... отсюда и разговор про 20 часовую рабочую неделю), но потом ты имеешь право «вставить» свое изделие в общую таблицу системы. И если кто-то это закажет, то тебе выделяется норматив времени (идущий в зачет рабочего) на изготовление этого заказа. Более того руководство какого-нибудь предприятия может тебе сказать (увидев твое изделие): «Иди к нам. Мы будем выпускать твоё изделие, а ты свои трудо-часы будешь получать за помощь в освоении этого изделия (будешь рассказывать нашим слесарям - куда гайки прикручивать), а потом за его модернизацию и разработку нового такого же только лучше, но уже по нашему плану, а потом, если хорошо пойдет, сам будешь планы составлять – начальником станешь» ... к вопросу о карьере ...
На самом деле это тоже переделка советского опыта, где поощрялось самодельничество не только в мелочах или модельных кружках, а, например, и в автопроизводстве (для авто-самодельщиков выпускали книги, создавали клубы, проводили пробеги ...) и даже в авиации (проходили даже своеобразные авиасалоны самодельщиков СЛА-87, СЛА-88 ... дальше оказалось «не судьба»). Причем иногда самодельщиков привлекали и серьёзные организации. Так, например, Александр Кулыгин автор самодельного авто "Панголина" в 80х годах перебрался в Москву (начинал работать он в Ухте) и работал в КБ АЗЛК.
Вот примерно таким образом можно было бы направить, хотя бы часть человеческого эгоизма на пользу обществу при вполне себе безденежной системе распределения материальных благ.
Надеюсь, замечания в тему...



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк