Егор Яковлев про вторую оборону Царицына

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии - Егор Яковлев | Разное | Каталог

24.09.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Егор Николаевич, добрый день.

Егор Яковлев. Добрый день, Дмитрий Юрьевич.

Д.Ю. Продолжаем?

Егор Яковлев. Так точно. Сегодня обсудим вторую оборону Царицына. Но прежде чем мы вернемся в этот город на Волге, надо немного поговорить о событиях, которые разворачивались параллельно. Чтобы нам был понятен... Чтобы нам была понятна подоплека конфликта Троцкого и Сталина, который набирал обороты как раз в эти дни. Дело в том, что Троцкий возглавляет наркомат по военным делам и занимается укреплением Красной армии. Потому, что первую половину 1918 года Красная армия, это малоподвижные, разрозненные отряды, слабо мотивированные и неспособные оказать серьезное сопротивление своим противникам. Для того, чтобы Красная армия стала армией в полном смысле слова необходимо наладить железную дисциплину, обучить солдат и установить четкое руководство и планирование военными действиями. Я напомню, что после мятежа левых эсеров в Москве... Мятеж поднял командующий Восточным фронтом, бывший подполковник царской армии Михаил Муравьев. Который сочувствовал, а по некоторым источникам даже был членом партии левых эсеров. Мятеж Муравьева оказался авантюрой, в скором времени он был убит. Однако его измена обернулась трагическими последствиями и дала серьезные преимущества армии Комуча и чехословакам, которые в это время наступали по Волге. Новым командующим Восточным фронтом был назначен Иоаким Вацетис. Личность небезынтересная, человек, о котором надо сказать особо. Вацетис обладал несколькими важными достоинствами, комбинация которых был нетипична для военного, ветерана старой царской армии. С одной стороны Вацетис был очень опытным...

Д.Ю. Латыш?

Егор Яковлев. Да. Он был очень опытным человеком. Он окончил Академию генерального штаба. Правда, не сказать, чтобы блестяще. Тем не менее, в боевых условиях он показал себя как хороший расторопный командир. К 1917 году дослужился до звания полковника. Это был высокий чин. Он участвовал в боевых действиях в самом пекле. В Рождественских боях. Или в Рождественской операции рубежа 1916, 1917 годов. Был тяжело ранен. К описываемым событиям это был заслуженный боевой командир, пользовавшийся популярностью в латышской дивизии. По национальности он был латышом. Латыши, это один из многочисленных народов Российской империи. В царское время считался абсолютно своим, плотью от плоти офицерского корпуса. Но с другой стороны в 1918 году играло роль то, что он латыш. Потому, что в значительной степени латышские части... А это национальные части, сформированные еще в царской России по той самой логике, что территория Латвии захвачена немцами и латышские части будут с особым рвением драться за свою землю поскольку она уже оккупирована. Латышские части в значительной степени переходят на сторону Октябрьской революции и становятся преторианской гвардией советской власти.

Д.Ю. Это хорошо или плохо?

Егор Яковлев. Для Октябрьской революции и советской власти, безусловно, хорошо. Латыши, например, обеспечивают переезд правительства из Петрограда в Москву в начале 1918 года. А далее латыши, как самые надежные части, подавляют выступление левых эсеров. И вот именно здесь всходит звезда Вацетиса. Потому, что он командует латышскими частями, громящими левоэсеровское восстание в Москве. Вацетис в своих воспоминаниях описывает ночную встречу с Лениным в ночь с 6 на 7 июля. Когда Ленина жмет Вацетису руку и говорит: ”Продержимся до утра, товарищ?” Благодаря Вацетису, благодаря его расторопности, исключительной храбрости, которую он будет впоследствии подтверждать в боевых действиях, одерживают решительную победу. Когда Муравьев изменил, Вацетиса назначили командующим Восточным фронтом.

Д.Ю. Ого.

Егор Яковлев. Его отправляют... Отправляют его защищать Казань и Симбирск. Волжские города, которым грозит в ближайшем времени наступление белых. Вацетис приезжает в Казань и ужасается. Полный разлад, войска ничего не хотят, в атаку идти отказываются. К тому же и не обучены. Мобилизует рабочих в Казани. Рабочие, вроде как, готовы сражаться...

Д.Ю. Но не умеют.

Егор Яковлев. Но не умеют. Стрелять даже не умеют. Связь не налажена. Красногвардейские отряды не надежны. И при первом же нажиме со стороны белых... А белые в этот момент, это преимущественно чехи. Это тоже национальные части, они боеспособны. И наиболее крепкая часть армии Комуча, это каппелевцы, которыми командует полковник Каппель. Мы немного о нем говорили в предшествующих передачах. Будущей генерал колчаковский. Человек очень храбрый и компетентный. Он поддерживает высокую дисциплину в своих частях, они действуют очень четко и расторопно. Конечно, с таким соперником красногвардейцам сражаться очень трудно. Поэтому Вацетис настаивает на том, чтобы латыши прибыли для защиты Казани. Дальше разворачивается первое сражение за Казань. В начале августа. Которое заканчивается поражением советских войск. Но все-таки не полным поражением. Потому, что Вацетису кое-что организовать удалось. Хотя чехи и каппелевцы Казань взяли, но взяли не без труда и с серьезными потерями. В Казани были уличные бои. И Вацетис проявил себя как очень храбрый человек. Он до последнего оставался в городе. Более того, в штабе. И оборонялся до того момента, когда первый этаж штаба был захвачен белыми войсками. Дальше оставшиеся латыши, их было несколько десятков, разделились на группы и стали покидать здание. Вацетис с группой из 11 человек покинул здание, но на улицах Казани попался белогвардейскому патрулю, каппелевцам. Дальше произошел забавный эпизод, который он описал в своих мемуарах. Белогвардейцы крикнули: ”Вы кто такие? Назовитесь!” Вацетис тоже крикнул: ”А вы кто такие? Назовитесь!” И судорожно прикидывал что: ”Нас 11, этих вроде поменьше. Сейчас посмотрим кто кого”. И тут один из его помощников крикнул в ответ на вопрос: ”Так мы чехи”. А каппелевцы: ”То-то мы видим, что не русские. Ну, ладно. Вы поосторожнее, а то тут большевики бегают”.

Д.Ю. Молодцы, ловко.

Егор Яковлев. И группа Вацетиса сумела выскочить из Казани и отступить в Свияжск. Но, тем не менее, красные войска сумели в Свияжске удержаться. И по-прежнему загораживали дорогу на Москву. Из Казани шла прямая дорога на Москву. Если бы оборона развалилась полностью, армии Комуча был бы открыт путь к столице. Кроме того в руках Красной армии остался мост через Волгу. Соответственно можно было укрепиться на этом рубеже и нанести контрудар. Что собственно Вацетис запланировал сделать. Интересная характеристика, которую Троцкий дал Вацетису. Он писал: ”В противоположность другим военным академикам, он не терялся в революционном хаосе, а жизнерадостно барахтался в нем, пуская пузыри. Призывал, поощрял, отдавал приказы даже когда не было надежды на их выполнение. В то время как прочие спецы больше всего боялись переступить черту своих прав, Вацетис, наоборот, в минуты вдохновения издавал декреты, забывая о существовании Совнаркома. Через год примерно Вацетиса обвинили в сомнительных замыслах и связях. Так что пришлось его сместить. Но ничего серьезного за этими обвинениями не крылось. Возможно, что на сон грядущий он почитывал биографию Наполеона и делился нескромными мыслями с двумя-тремя молодыми офицерами. Сейчас Вацетис профессор военной академии”. Закончить эту характеристику надо информацией о том, что в 1930-е годы Вацетис будет арестован и расстрелян как враг народа. Что абсолютно не говорит о его полководческой бездарности в годы Гражданской войны. В годы Гражданской войны это был серьезный военачальник, который сыграл большую роль в переломе ситуации в пользу красных.

В Свияжск, учитывая серьезность положения, прибывает нарком Троцкий. Троцкий подробно описал происходившие события в своих воспоминаниях. Есть отдельная глава, она называется ”Месяц в Свияжске”. С этими событиями связан курьезный эпизод. О котором мы немножко говорили. Якобы в Свияжске Троцкий за время своего визита установил памятник Иуде. На самом деле это был памятник на могиле латыша Яна Юдина, Георгиевского кавалера, который в составе красных войск сражался против белых. Сама ситуация абсурдна. Идет Гражданская война, накал противостояния колоссальный. Сейчас не до каких-то памятников Иуде. Речь идет о жизни и смерти Советской власти. Как это видится бойцам, которые сражаются на этом фронте. Троцкий железной рукой наводит там порядок. Именно с этими событиями связан единственный факт децимации. Он оспаривается рядом историков. Сложно сказать был ли расстрел каждого десятого. То, что Троцкий расстреливал нерадивых комиссаров... Комиссар, это главный человек в соединении. Его задача вести за собой военного командира и войска. Бывали случаи, что комиссары первыми бежали. И, соответственно, увлекали за собой малосознательную рабочую массу. Таких комиссаров Троцкий сразу же приказывал расстреливать. Равно как и командующих.

Д.Ю. Неплохо. Суров был Лев Давидович.

Егор Яковлев. Другого способа дисциплину навести не существовало. Войска проходили обучение. Из центра поступали надежные части. Каждое соединение укреплялось надежными коммунистами. В результате за месяц армия изменила свой облик. При этом надо сказать, что и белые не дремали. Каппель, все-таки это был умный командир, он попытался взять Свияжск. Он обошел город с тыла. Перерезал железную дорогу, разрушил ее, отрезал пути к отступлению. И попытался нанести красным удар. Но советские войска вовремя сориентировались и дали Каппелю отпор. Он вынужден был отступить. Эта его операция закончилась неудачей. Троцкий, также как и Сталин в Царицыне, эти события происходят параллельно, сталкивается с зернами белогвардейской измены. Измены военспецов. Нельзя сказать, что Сталин столкнулся с изменой, а Троцкий не понимал, что бывшие царские офицеры могут изменить. Конечно он это понимал. Но они понимал и другое. Что без участия военспецов в масштабах государства отстроить Красную армию не получится. Просто рядом с военспецом должен находиться хороший комиссар. А Сталин в это время приобрел другой опыт. Он без военспеца победил. Как мы видели это в прошлой передаче. Это были люди с разным опытом и с разным взглядом на происходящее. В этом зерно их будущего конфликта. Тем не менее Троцкий это понимал и, например, он написал в своих воспоминаниях: ”Измена гнездилась в штабе, в командном составе и вокруг. Неприятель знал куда бить и почти всегда действовал наверняка. Это обескураживало. Вскоре по приезде я посетил передовые батареи. Размещение орудий показывал мне опытный артиллерийский офицер с обветренным лицом и непроницаемыми глазами. Он попросил разрешения отойти, чтобы отдать приказание по телефону. Через несколько минут после этого два снаряда легли в пятидесяти шагах, третий упал совсем рядом. Я едва успел лечь, меня обдало землей. Артиллерист стоял неподвижно в стороне. Бледность проступила сквозь загар. Странным образом я не заподозрил ничего кроме случайности. Только два года спустя я вспомнил всю обстановку и мне стало неопровержимо ясно, что артиллерист был враг, по телефону через какой-то промежуточный пункт указал прицел неприятельской батарее. Он рисковал попасть вместе со мной под снаряд белых или быть расстрелянным красными. Мне неизвестно что с ним стало”. Можно сказать, что это некий домысел, но явно Троцкий отражает ту атмосферу, которая существовала. Собственно измена Муравьева об этом говорила. И многочисленные измены, которые происходили на других участках боевых действий. Офицеры перебегали от красных к белым. Правда, потом начался обратный процесс. Перебегали от белых к красным. В основном, правда, офицеры военного времени. Кадровые в значительно меньшей степени. Бывали и кадровые. Леонид Говоров, например. Известный случай перехода от белых к красным.

Д.Ю. Который маршал?

Егор Яковлев. Будущий маршал. Да. Он воевал в Белой армии. Потом перебежал, стал нашим маршалом. Защитником Ленинграда. Тем не менее, за месяц, который Троцкий находился в Свияжске, армию удалось перестроить. К началу сентября она оказалась в состоянии нанести стремительный удар, результатом которого стало возвращение Казани красным. Более того, параллельно Первая армия Восточного фронта под командованием Тухачевского сумела отбить Симбирск. То есть, этот успех чехов и каппелевцев оказался достаточно кратковременным. Красная армия преображалась на глазах. Но чехи захватили огромные территории. Они же фактически поставили под контроль все, что было по бокам от Транссибирской магистрали. Поэтому предстояло воевать долго. Но народная армия Комуча... Вообще Комуч, который потом переродился в Уфимскую директорию, потом в Омскую директорию, он постоянно отступал под ударами красных, что отчасти стало причиной переворота в Омске. Проколчаковского переворота. Тем не менее, нам важно понимать, что в это время Троцкий не какой-то неудачник, у которого постоянно что-то валится и так далее. Троцкий добивается перелома ситуации и побеждает на том участке, где он находится. Это во-первых. А во-вторых, главное чем он занят, это превращение мало дисциплинированной толпы, которую первоначально... Ну, такой разрозненной, хаотичной массы в настоящую регулярную армию. В принципе этим же занят и Сталин в Царицыне. Только Сталин занят этим на уровне одного направления. А Троцкий занят этим на уровне всего государства. Нельзя сказать, что Троцкий делает это в одиночку. Во-первых, его контролируют. Его контролирует Ленин. Троцкий не сам по себе это делает, исполняет поручение Совнаркома, в котором Троцкий состоит, и ВЦИКа. ВЦИК, это исполнительный орган съезда Советов. Его возглавляет Яков Свердлов. 30 августа, когда Ленин был тяжело ранен после выстрелов Каплан, на некоторое время главным действующим лицом, главным политиком страны становится Свердлов. Меня очень часто просят записать программу о Свердлове. Потому, что про него ходят мифы. Якобы это был проводник еврейского влияния.

Д.Ю. Ну, а чьего же еще?

Егор Яковлев. На самом деле Свердлов был убежденным революционером. Именно он держал нити управления страной в руках в тот момент, когда Ленин отошел от дел в связи с ранением. Поэтому нельзя представлять дело таким образом, что Троцкий в своих действиях руководствовался исключительно личными соображениями. Нет. Троцкий был подотчетен. Он был подотчетен, во-первых, по государственной линии. ВЦИКу и Совнаркому. Во-вторых, он был подотчетен по партийной линии Центральному комитету. Не мог не отчитываться. И эти события в Казани, это тоже героические события для истории Красной армии. Которые, кстати, были менее известны в советское время именно в связи с тем, что там был Троцкий. Троцкий враг, поэтому особенно не афишировали. Хотя там было много героического. Там действовала Лариса Рейснер. Знаменитая большевичка, революционерка. При этом замечательная писательница. Которая участвовала в боевых действиях сама. Она была возлюбленной Федора Раскольникова. Моряка-балтийца, лейтенанта старого флота, который командовал Волжской военной флотилией во время сражения за Казань. Есть о чем рассказать. События важные для истории Гражданской войны. Троцкий, подстраивая армейский механизм, создает орган управления армией. Это Реввоенсовет республики. В который входит он сам, главнокомандующий и целый ряд партийных деятелей. Реввоенсовет занимается планированием, снабжением и всеми функциями, которые контролируют армию. И в рамках Реввоенсовета появляется должность главнокомандующего всеми вооруженными силами Советской республики. Первым советским главнокомандующим становится Вацетис. Именно Вацетис. Не смотря на то, что он Казань потерял. Было понятно, что любой бы, наверное, потерял. Любой самый гениальный полководец вынужден был бы оставить Казань для того, чтобы армию перевооружить, дисциплинировать и сплотить. Поскольку Вацетис в целом, как командующий Восточным фронтом, с этим справился, его назначили первым главнокомандующим. Кроме того политически он был близок, политически понятен. Хоть он еще не был большевиком. Все-таки из латышей, латыши - преторианцы революции. Он главком. Еще важно было, что все-таки он из старого офицерского корпуса. В отстройке армии реализовывался план Троцкого о привлечении военспецов. Командующими всеми фронтами возникшими были назначены старые царские офицеры, генералы. С Вацетисом им было легче найти общий язык нежели с какой-нибудь политической фигурой. Поэтому в принципе было логично. Хотя и у генералов были трения с Вацетисом. Тем не менее, наверное, все-таки они проще взаимодействовали, чем если бы, допустим, главнокомандующим был бы прапорщик Крыленко. Северным фронтом командовал генерал Парский. Снесарева отправили на западный участок обороны после того, как он уехал из Царицына.

А вот царицынское направление вошло в состав Южного фронта. Южный фронт объединял три направления: воронежское, царицынское и северокавказское. На этом фронте действовало пять армий. Командующим этого фронта назначили царского генерала Павла Павловича Сытина. Естественно, при нем должен был состоять Реввоенсовет, который контролировал бы его действия. Но именно контролировал бы с политической точки зрения. В этот Реввоенсовет были включены партийные деятели, которые действовали в Царицыне. Советские деятели, которые действовали в Царицыне. Таков был приказ Вацетиса от 17 сентября 1918 года. Председателем Реввоенсовета Южного фронта стал Сталин. Помощником военного руководителя Ворошилов. Еще одним членом Реввоенсовета Минин. Это вот та самая триада, которая организовывала первую оборону Царицына. И с самого начала возник конфликт. Потому, что у Троцкого один опыт и одно видение, а у Сталина другой опыт и другое видение. Думается, что здесь... Мы в прошлый раз об этом говорили. Невозможно просчитать эту ситуацию без предшествующей истории. Какой опыт у Сталина в общении с военспецами? Опыт измены. Опыт измены и нераспорядительности. Снесарев вялый, Носович – прямой изменник, который чуть нас не подставил под врага. “И вот мы приобрели такой опыт, а вы опять нам присылаете командующим фронтом уже, не только армией, а командующим фронтом, вы нам посылаете старого царского военспеца. Мы тут сами. Прогнали военспецов. И без всяких военспецов разбили Краснова. А вы нам опять навязываете какую-то чуждую нам идеологически и политически фигуру“. Это создавало жесткий антагонизм. И на него наверчивалось все остальное. Дальше начался классический конфликт по принципу “периферия-центр“. Потому, что центр видит ситуацию...

Д.Ю. В целом.

Егор Яковлев. В общем. И выстраивает свою политику исходя из общей ситуации. А на месте всегда кажется, что самое главное, самое важное происходит именно тут и “нас забыли, нас забросили, а это предатели, мерзавцы, измена“. И какие разногласия? Во-первых, пока Сытин ехал Сталин уже в общем уже освоился на месте, у него возник свой собственный план как надо развиваться, чем надо заниматься. Он уже вынашивает планы решительного удара по Краснову и разгрому Донской армии. Его идея заключается в том, что необходимо связаться с войсками, которые действуют на Северном Кавказе. Там армией командует Иван Лукич Сорокин. Мы упоминали эту фигуру когда разговаривали о первой обороне Екатеринодара. Очень пассионарный командир. Офицер военного времени, который сумел удержать Екатеринодар когда его атаковала Добровольческая армия в первый раз. Когда погиб Корнилов. Но потом Сорокин утрачивал связь со своими войсками. Отчасти это было связано с тем, что северокавказская армия была составлена из полупартизанских соединений. И эти соединения подчинялись своим пассионарным партизанским командирам и не собрались подчиняться кому-то... Они шли в бой за конкретного командира.

Д.Ю. Чисто Древний Рим.

Егор Яковлев. А вот за вышестоящего не факт. Ну, к Сорокину мы вернемся позже потому, что это очень важная фигура для описываемых событий. Сталин предполагал, что необходимо, опять же, драконовскими мерами эту армию привести к повиновению. Дальше создать совместный план и двумя ударами уничтожить Донскую армию. Чтобы северокавказцы наступали на Ростов, а из Царицына был бы нанесен стремительный удар по Новочеркасску. И Донскаая армия оказалась бы расчленена и уничтожена. Сталин пытается это реализовывать, а тут приезжает новый командующий, у него другие планы, другие директивы. Правда, для того, чтобы уладить дело вместе с Сытиным в Царицын отправляют комиссара Миханошина. Он член Реввоенсовета республики, обладает высокими полномочиями. Сразу же возникает вопрос: “Кто будет непосредственно руководить войсками?” Сталин считает, что это они должны руководить войсками. Потому, что опыт их говорит, что когда они руководят, получается хорошо. А Сытин говорит: “Нет, у меня есть приказ главкома, одобренный Реввоенсоветом. Вы в военные дела вообще не вмешиваетесь. В политические – да. Политическое воспитание солдат – это на вас. А военные все операции я буду разрабатывать сам. Буду согласовывать их с главкомом Вацетисом. Я в вашем подчинение не нахожусь“. Тут присутствует Миханошин: “Да. Такая организация. Надо подчиняться. Выстраивается наверху такая система”. Эти царицынские товарищи не согласны, говорят: “Вы не понимаете ничего. Вас прислали из Москвы. Вы тут первый день, а мы здесь уже воюем несколько месяцев. Уже отразили наступление Краснова, знаем все досконально. И тут нам присылают чужих людей. Вы не справитесь, а мы справимся”.

Дальше вопрос о размещении штаба фронта. Потому, что штаб фронта Вацетис размещает в городе Козлове. Город Мичуринск Тамбовской области. Надо понимать, что Южный фронт не только Царицын должен защищать. Должен защищать еще Воронеж, оборону Северного Кавказа организовать. И Черноморского побережья. В этом смысле очень важна связь главкома и командующего Южным фронтом. Она может быть в тот момент обеспечена из Козлова. Произошел такой случай когда связь Царицына с Москвой из-за бури была прервана. Связи не было. И это центр очень сильно напугало. Как командовать, если нет связи? Поэтому по ряду причин был выбран в качестве штаба, места дислокации штаба, именно город Козлов. Соответственно, Реввоенсовету было предписано выехать туда. А Реввоенсовет отказывается: “Нет, приезжайте все сюда. Здесь главное направление. Самое главное в Гражданской войне. Надо удержать Царицын. Командующий должен находиться здесь. А если командующий здесь находиться не хочет, не нужен нам такой командующий. У нас есть свой. Товарищ Ворошилов прекрасно командовал войсками”. Миханошину уладить конфликт не удается и возникает двоевластие. Сытин, подчиняясь приказу Вацетиса и Троцкого, выезжает в Козлов. Миханошин уезжает вместе с ним. А в Царицыне остается свой Реввоенсовет, который считает себя Реввоенсоветом Южного фронта. И Сталин от имени председателя Реввоенсовета Южного фронта отдает приказы всем войскам Южного фронта. Возникает двоевластие, которое вообще-то является не очень хорошим явлением для любой войны. А для Гражданской войны особенно.

Для того, чтобы не быть голословным, я зачитаю то, как совещание отразили в своих донесениях в центр разные его участники. Это любопытно. Сытин сообщил следующее: “29 сентября в 10 часов вечера в городе Царицын в здании штаба Северокавказского округа состоялось первое заседание Военно-революционного совета Южного фронта. В заседании участвовали товарищи Сталин, Миханошин, Сытин, Минин, Ворошилов. Присутствовали товарищи Каминский и Шостак. Сталин и Ворошилов заявили, что выбор назначения командующих армиями принадлежит компетенции совета Южного фронта. А также и ведение военных операций. На что я заявил, что назначение командующих армиями, которые являются ближайшими моими помощниками и сотрудниками в военных операциях, в которых я являюсь ответственным лицом, принадлежит мне. Военно-революционный совет Южного фронта имеет право отвода предназначенных мною лиц на командные должности по мотивированным данным. В отношении же ведения военных операций мне предоставлена полная власть, что указано в пункте 9 бумаги, которую я получил в штабе Высшей военной инспекции перед отъездом в Царицын. Товарищ Миханошин от имени Военно-революционного совета республики заявил, что иного решения вопроса быть не может и что выписка представляет собой часть постановления Военно-революционного совета республики и должна быть принята к исполнению без возражений. После осмотра товарищем Сталиным, Мининым и Ворошиловым выписки, ими было вынесено следующее. Согласиться предоставить полную власть командующему Южным фронтом они не могут. Предъявленную выписку не считают для себя официальным приказом, подлежащим исполнению. Предъявленные по этому поводу товарищем Миханошиным объяснения к соглашению не привели”.

Д.Ю. Ох, не просто.

Егор Яковлев. Миханошин предложил в Реввоенсовет, руководителем которого был также Троцкий: “Вследствие выяснившейся неопределенности для назначенных членов Реввоенсовета Южного фронта товарищей Сталина и Ворошилова положения о Реввоенсоветах в части касающейся взаимоотношений членов совета и командующего в отношении невмешательства со стороны первых в оперативную деятельность последнего. На первом заседании совета в Царицыне было решено, впредь до получения исчерпывающих указаний по этому вопросу, отложить образование Реввоенсовета фронта”. Сталин с этим не согласился. Он по-прежнему себя считал членом Реввоенсовета. “Товарищи Сталин, Минин и Ворошилов выдвигают коллегиальную форму управления фронтом и коллегиальное решение всех оперативных вопросов. Мои и командующего фронтом Сытина разъяснения, что надлежит исполнить приказ Реввоенсовета республики, не привели к желательным результатам. Мною было предложено впредь до разъяснения немедленно приступить к работе согласно приказу. Одновременно с этим представить доклад в Реввоенсовет республики. А в случае разногласия с ним в Совнарком. Мое предложение также было отвергнуто. Принимая во внимание, что каждый день отсрочки в образовании объединяющего фронт центра имеет самое пагубное влияние на военное положение на столь серьезном боевом участке, где наши неудачи объясняются главным образом отсутствием Реввоенсовета, считаю необходимым принять меры к разрешению этого вопроса“. А теперь как это видел Сталин. Сталин тоже посылает в Реввоенсовет сообщение. “Ходатайствовать перед Реввоенсоветом республики об отстранении от должности командующего Южным фронтом Сытина. Мотивы. Полное отсутствие у Сытина интереса к положению на Южном фронте в целом. Полное отсутствие у Сытина стратегического плана. Полное неумение Сытина наладить дело Поворинско-Еланского участка, оказавшегося в 60 верстах позади Царицынско-Камышинских групп. Ходатайствовать о назначении командующим Южным фронтом товарища Ворошилова”.

Д.Ю. Непросто.

Егор Яковлев. Такое столкновение. То есть, с точки зрения “царицынцев“... Они полагают, что новый командующий ненадежен. Во-вторых, это “варяг“, вообще не понимает, что здесь происходит. А они здесь освоились, понимают. Уже даже отстояли Царицын после первого нападения Краснова. Когда все это приходит в Реввоенсовет и попадает к Троцкому, он требует исполнения своих приказаний и приказаний центра. Он требует подчинения, он пишет: “Приказываю Сталину, Минину немедленно образовать Реввоенсовет Южного фронта на основе невмешательства комиссаров в оперативные дела. Штаб поместив в Козлове”. И угрожает: “Неисполнение в течение 24 часов этого предписания заставит меня предпринять суровые меры”. Когда это сообщение было получено в Царицыне, у товарища Сталина...

Д.Ю. Бомбануло.

Егор Яковлев. Товарищ Сталин не понял какие такие суровые меры собираются... Здесь конечно были проблемы личного характера. Потому, что Сталин считал себя, и был, ветераном большевистской партии. А Троцкий вступил в нее только летом 1917 года. Да, он примыкал к социал-демократическому движению. Но именно большевиком, человеком, поддерживающим Ленинскую позицию, Троцкий стал только летом 1917 года. Дальше произошел его стремительный взлет ракетой к высотам советской власти. Все же его взлет был слишком стремительным и старому большевику такое вот поведение со стороны новичка понравиться не могло. “Ты кто такой? Мы много лет были в ссылках и подполье, а ты тут пришел на все готовое. Серьезные меры пытаешься предпринять? Сейчас мы тебе покажем”. Я думаю, что постепенно и один закусился, и второй. Уже для того, чтобы разрешить этот конфликт, нужен был Ленин. Ленин в итоге его пригасил. Пока Ленин был жив, ничего такого не было. И Сталин естественно пишет Владимиру Ильичу, который к этому моменту начинает приходить в себя. “Мы получили телеграфный приказ Троцкого, ответ на который вы, должно быть, уже получили. Мы считаем, что приказ этот написан человеком, не имеющим никакого представления о Южном фронте. Грозит отдать все дела фронта и революции на юге в руки генерала Сытина, человека не только не нужного на фронте, но и не заслуживающего доверия. И потому вредного. Губить фронт ради одного ненадежного генерала мы конечно не согласны. Троцкий может прикрываться фразой о дисциплине. Но всякий поймет, что Троцкий не Военно-революционный совет республики, а приказ Троцкого - не приказ Реввоенсовета республики“. Тут явно сквозит раздражение формой, в которой Троцкий послал свой приказ. “Я приму...” Не Реввоенсовет вынужден принять, а “я приму меры”. То есть, Троцкий шлет приказ как будто он какой-то диктатор и собирается ставить на место нашкодивших школьников. Естественно, что Сталина, надо учитывать его кавказскую натуру, это не могло не взбесить. “Отдать фронт в руки не заслуживающего доверия человека, как делает это Троцкий, значит попрать элементарное представление о пролетарской дисциплине и интересах революции. В виду этого мы, как члены партии, заявляем категорически, что выполнение приказов Троцкого считаем преступным, а угрозы Троцкого недостойными. Необходимо обсудить в ЦК партии вопрос о поведении Троцкого, третирующего виднейших членов партии в угоду предателям...”

Д.Ю. Хорошо.

Егор Яковлев. “...И в ущерб интересам фронта и революции. Поставить вопрос о недопустимости издания Троцким единоличных приказов, совершенно не считающихся с условиями места и времени и грозящих фронту развалом. Пересмотреть вопрос о военных специалистах из лагеря беспартийных и контрреволюционеров. Все эти вопросы мы предлагаем ЦК парии обсудить на первоочередном заседании. На которое в случае надобности мы вышлем представителя. Член ЦК партии Сталин. Член партии Ворошилов”. Этот конфликт, конечно, потребовал присутствия Троцкого на месте. Он выезжает в Козлов и 4 октября оттуда телеграфирует Ленину: “Категорически настаиваю на отозвании Сталина. На Царицынском фронте неблагополучно, не смотря на избыток сил. Ворошилов может командовать полком, но не армией в 50 тысяч солдат”. Это мнение Снесарева. Снесарев познакомился с Ворошиловым, пообщался с ним. Так Троцкому и доложил. Но здесь надо иметь в виду, Снесарев был профессионалом, но, как мы говорили, не было контакта у него с рабочей массой. Даже у Сталина первоначально этого контакта не было. Не смотря на то, что он был большевик, революционер. Партизанская вольница. Там нужен был особый подход к этим людям. Ворошилов его нашел, он сумел этих людей сплотить, вывезти из пекла на Донбассе и привезти их в Царицын. Поэтому позиция Сталина здесь понятна. Ворошилов, может быть, не был супер военным профессионалом, но зато они Ворошилова слушались. А Снесарева они слушались не очень. Это мотивацию Снесарева снижало. Про Снесарева вообще писали, что это человек, который был склонен к кабинетной работе. Брусилов ему такую характеристику давал. Снесарев привык к классической армейской службе: он отдает приказ, ему подчиняются. А тут, в Гражданской войне, был нужен другой подход. Здесь нужно было вести себя так, чтобы тебя слушались не потому, что ты командующий, а потому, что тебя слушаются.

Д.Ю. Вождь, харизма.

Егор Яковлев. Да. Все эти люди, которые были полевыми командирами, которые не подчинялись вышестоящим государственным органам, они все были харизматичны. Дальше я буду рассказывать про Сорокина. Это, в принципе, свойственно и Ворошилову, и Буденному. Всем людям, которые сейчас находятся в Царицыне или возле него это было свойственно. Все были очень яркие. Это те люди, за которых шли воевать. За ними шли. Мы говорили о командирах на Дону. О Голубове, например. Это та же самая... Тот же самый пример. Они за собой вели. Далее Троцкий пишет: “Тем не менее, я ставлю Ворошилова командующим десятой Царицынской армией на условии подчинения”. На условии подчинения Сытину. “До сего дня не посылают в Козлов даже оперативных донесений. Я обязал их дважды в день предоставлять оперативные разведывательные сводки. Если завтра это не будет выполнено, я отдам под суд Ворошилова и Минина. Объявлю об этом в приказе по армии. Поскольку Сталин и Минин остаются в Царицыне, они, согласно Конституции Реввоенсовета, пользуются только правами членов Реввоенсовета десятой армии. Для наступления остался очень короткий срок. Без координации действий с Царицыном серьезные действия невозможны. Для дипломатических переговоров времени нет. Царицын должен либо подчиниться, либо убраться. У нас колоссальное превосходство сил, но полная анархия на верхах. С этим можно совладать в 24 часа при условии вашей твердой и решительной поддержки. Во всяком случае это единственный путь”. Естественно, Москва тоже хватается за голову.

Д.Ю. Что у вас там творится.

Егор Яковлев. Сейчас белые наступают... Мы об этом не сказали. Естественно, первое поражение очень болезненно переживалось Красновым. Здесь мы отсылаем наших зрителей к роликам о событиях на Дону. У Краснова популярность снижается. Против него интригуют...

Д.Ю. Рейтинги падают.

Егор Яковлев. Против него интригуют либералы, они хотят его свалить. Им не нравится его прогерманская ориентация. Краснову нужна победа. Поэтому он планирует второе наступление на Царицын, чтобы окончательно взять город, закончить эту маленькую победоносную войну в рамках большой Гражданской войны и укрепить свою атаманскую власть. Естественно, в Москве это понимают. Собирают Центральный комитет, обсуждают ситуацию. Решение ЦК выражено в обращении Свердлова. Свердлов очень деликатно сообщает Сталину: “Сегодня состоялось заседание бюро ЦК, затем всего ЦК. Среди других вопросов обсуждался вопрос подчинения всех партийных товарищей решениям, исходящим из центра. Не приходится доказывать необходимость безусловного подчинения. Положение Реввоенсовета республики было принято ВЦИК. Все решения обязательны для военсоветов фронтов. Без подчинения нет единой армии. Не приостанавливая исполнения решения, можно обжаловать его в высший орган. В Совнарком или ВЦИК. В крайнем случае в ЦК. Убедительно предлагаем провести в жизнь решение Реввоенсовета. В случае, если считаете их вредными, неправильными, предлагаем приехать сюда, обсудить совместно, принять решение. Никаких конфликтов быть не должно“. Это позиция не только Свердлова. Это позиция Ленина. На следующий день в Царицын приезжает сам Троцкий. Есть мнение Сталина, которое выражено в докладе в центр. Есть мнение Троцкого. Тот и другой винят друг друга в том, что не сумели договориться. Сталин пишет: “Разговор с Троцким был очень краток, намеренно оскорбителен, по логическому содержанию непонятен. Разговор оборван Троцким”.

Д.Ю. “Дурак“. - “Сам дурак”. - “Пошел вон”.

Егор Яковлев. Короче ничего не получается. Наладить отношения не выходит. Поэтому приходится вмешаться центру уже непосредственно. И центр вызывает Сталина в Москву. Они общаются, стенограммы их беседы не сохранилось. Свердлов Сталина берет, они едут в Козлов. Дальше, судя по перемещениям, происходит такое Соломоново решение. Которое разными историками трактуется по-разному. Некоторые историки считают, что было полное поражение Сталина, полная победа Троцкого. Начиная с 1930-х годов, все это подавалось как полная поддержка Сталина со стороны Ленина и Свердлова. Судя по всему, главное, чем был озабочен центр, это уладить конфликт и каждой стороне пилюлю как-то подсластить. Что происходит? Создается новый Реввоенсовет Южного фронта, который размещается в Козлове. В Реввоенсовет фронта включают Миханошина. Поскольку он с самого начала поддерживал Сытина и Троцкого. К нему посылают Акулова. Еще присылают впоследствии Павла Лазимира. Павел Лазимир, это бывший левый эсер, который знаменит тем, что он был, формально, руководителем Военно-революционного комитета Петроградского Совета. То есть, того органа, который осуществил Октябрьское вооруженное восстание. После левоэсеровского мятежа Лазимир перешел на большевистские позиции, стал большевиком. Поддержал большевиков. В этот момент он считается надежным товарищем. Очень авторитетным. Поэтому Ревсовет в составе Миханошина, который до этого был на Восточном фронте и там хорошо себя показал, Акулова и Лазимира, это влиятельный, авторитетный Реввоенсовет. Он остается в Козлове. Правда, в Реввоенсовете первоначально оставляют и Сталина. Чтобы не обострять ситуацию. Более того, что свидетельствует о внимании центра к Сталину, это то, что его включают в Реввоенсовет республики. Но с другой стороны есть вещь, которая Сталина должна была расстроить. Ворошилова не назначили командующим Южным фронтом, остался Сытин. Более того, Ворошилова вывели из состава Реввоенсовета Южного фронта.

Д.Ю. Круто.

Егор Яковлев. Понизили. При этом назначили командующим десятой армией. Ты в Царицыне сидишь, ты будешь командовать десятой армией. Рассматривать можно по-разному. В Сталинской историографии считалось, что Ленин полностью Сталина поддержал. Троцкий писал, что нет. Но по всему видно, что пытались удовлетворить всех и найти какое-то решение, которое бы никого не обидело, а было в интересах дела. За это надо сказать спасибо Свердлову. Ленин оставался в Москве, а Свердлов туда выехал и с ними решал. Решил в принципе неплохо. Но, правда, Сталин остался со своим... При своем мнении. И, вернувшись в Царицын, он пишет, что: “Наобещали нам всего...” Сталин жаловался, что нет вооружения, боеприпасов, не приходят подкрепления. “Царицын бросили. Нас бросили на произвол судьбы. Предательство явное”. Предательства не было, но то, что ничего не прислали, это правда. Он пишет об этом Свердлову. В той напряженной обстановке Сталин... В обстановке тотального недоверия. Свердлов пишет Троцкому тут же: “Только что получил сообщение Сталина о неполучении до сих пор никакого снаряжения. В разговоре в Козлове выяснилось, что посылка туда не приостанавливалась. Настаиваю на необходимости немедленно расследовать причины задержки. Привлечь всех виновных к строгой ответственности. Принять все меры немедленной отправки необходимого снаряжения. Поставить меня в известность”. 15 октября Ленин и Свердлов указывают Реввоенсовету республики: “Предлагаем принять самые срочные меры помощи Царицыну. Исполнение донести”.

То есть, этот конфликт берется под самый внимательный контроль центра. Самый внимательный контроль Ленина и Свердлова. Дальше Вацетис... Вацетис передает приказ Сытину и копию Ворошилову в Царицын: “Экстренно соорганизуйте все имеющиеся у вас части пехоты, артиллерии и конницы. Снабдите их боевыми припасами, посадите на суда и отправьте в Царицын для защиты его от захвата казаками. Кроме того из имеющихся в Саратове складов и запасов экстренно отправьте в Царицын возможно большее количество винтовочных патронов, гранат и шрапнелей, бомб. Исполнение телеграфируйте”. На помощь Царицыну действительно пришли части. Правда, впоследствии, историография 1930-х, 1940-х, 1950-х годов писала, что части оказались ненадежными. Особенно Вольская дивизия, которая отказалась идти в атаку, разбежалась. Это так, но обвинять в этом Сытина или Троцкого невозможно. Потому, что в то же время царицынские части не просто отказались идти в атаку, а перешли на сторону... Перешли на сторону белых, организовав огромную брешь, которую с огромным трудом удалось с помощью бронепоездов заделать. Это была примета Гражданской войны. Красная армия была еще не готова. Он в некоторых своих частях напоминала толпу, которая разбегалась при первых признаках опасности.

Д.Ю. Пока только зрела.

Егор Яковлев. Зрела. Тем не менее, она была боеспособней, чем месяц-два, тем более три, назад. То есть, работа шла. Как разворачиваются события собственно в Царицыне. Наступление белых на город началось 21 сентября. И наступление это было успешным. Краснов подтянул резервы, осуществил перевооружение, получил новые запасы от немцев. Немцы в это время еще помогают ему. Хотя уже слабее потому, что в Германии зреет революционный взрыв. Германия терпит поражение. Тем не менее, немцы еще оказывают помощь Краснову. Благодаря этому наступление разворачивается на первых порах успешно. Берут пригороды Царицына. Переходят в руки Краснова. Как раз на этом фоне происходит измена...

Д.Ю. Я буду в карту смотреть.

Егор Яковлев. Да. Прямо перед Царицыном города. Измена первого и второго крестьянских полков, которые переходят на сторону белых. И в обороне города появляется грандиозная брешь. Ее удается залатать усилиями Федора Алябьева. Мы в прошлый раз говорили, что в обороне Царицына огромную роль играли бронепоезда. Они и на этот раз не подвели. Очень быстро оказались на месте возможного прорыва. И обрушили на казаков шквальный огонь, что позволило отогнать их. Сталин приказывает на участке главного удара, который возглавляет конница генерала Мамонтова все того же. Он второй раз пытается сосредоточить огромное количество... Максимум артиллерии. Это происходит у станции Воропоново. И вот там... Это ключевая точка сражения за Царицын. Там наносится колоссальный артиллерийский удар по белым, контрудар красных опрокидывает казаков и обращает их в бегство. Описание боя у станции Воропоново дано в книге Игнатия Прочко “Артиллерия в боях за родину”. 16 октября 1918 года командование белогвардейских войск бросило в наступление на станцию Воропоново 25 пехотных и кавалерийских полков и овладело ею. 17 октября белогвардейские войска пытались продолжать наступление на Царицын. Но удачно начатая операция противника была сорвана хорошо подготовленным артиллерийским огнем. “Как только белогвардейские части перешли в наступление, вся артиллерийская группа открыла ураганный огонь. Противник не ожидал такого удара артиллерии и пытался уйти из-под обстрела. Но советские артиллеристы продолжали громить белогвардейскую пехоту и конницу. Массированным огнем нашей артиллерии противнику были нанесены большие потери. В его рядах произошло замешательство. Этот благоприятный момент, созданный благодаря мощному артиллерийскому удару, был немедленно использован командованием десятой армии. Советские войска предприняли ряд энергичных контратак, в результате которых противник вынужден был спешно отступить. Особенно успешно действовали части Стальной стрелковой дивизии десятой армии“. Надо сказать, что Стальная дивизия пришла на помощь защитникам Царицына с Северного Кавказа. Ее командиром был Дмитрий Петрович Жлоба. В многочисленных популярных публикациях по истории обороны Царицына эта история излагается с массой искажений. Эта дивизия не должна была там оказаться. Она воевала на Северном Кавказе. Но она пришла в решающий момент сражения. Это было абсолютно неожиданно для войск Краснова.

Д.Ю. Как говорится, последняя соломинка, которая поломала спину верблюда.

Егор Яковлев. Как она там оказалась? Если мы сейчас откроем множество популярных статей, посвященных обороне Царицына, мы узнаем, что Жлоба, тоже партизанский командир, поссорился с командующим армией на Северном Кавказе Сорокиным и просто увел свои войска. И только благодаря этому произошло спасение города. Заслуги Сталина, заслуги тех, кто оборону города возглавлял, в этом нет никакой. Случайность. На самом деле это конечно грандиозный обман. Но прежде, чем мы его разоблачим, хотелось бы пару слов сказать о самом Жлобе. Это был ярчайший представитель народного героя, командира Гражданской войны. Из семьи рабочих. Сын шахтера. Жлоба родился в Киеве. Потом воевал на фронтах Первой мировой войны. И стал одним из авторитетных людей уже в годы Гражданской войны в армии Сорокина. Жлоба был знаменит своей страстью к техническим новинкам. Начнем с того, что он разъезжал по тылу на мотоцикле. Когда он шел в бой, он пересаживался на коня. Но по тылу он разъезжал на мотоцикле. Еще у него был бронеавтомобиль. Он был такой вообще командир.

Д.Ю. По сути на своем танке.

Егор Яковлев. Да. Интересно, что его войска отбили у белых радиостанцию. С этой радиостанцией разъезжал. Сам ее чинил. Был находчивый. Однажды... Уже потом, после обороны Царицына, он задурил голову белому генералу Покровскому. Связался с ним по телефону, представился белым полковником...

Д.Ю. Талантливый пранкер.

Егор Яковлев. Пранкер жесткий. Представился полковником Голубинским и выяснил всю расстановку сил противника, его намерения. То есть, соответственно... Голова работала у Жлобы очень хорошо. Но при этом был суров. Всегда носил с собой красную резиновую плетку. И мог в случае чего отхлестать нерадивых подчиненных.

Д.Ю. Чисто Петр I.

Егор Яковлев. А как-то даже чуть не пристрелил лечащего врача. За то, что тот плохо его лечил. Еще был модник. Однажды его бойцы поднесли ему захваченные в станице Пашковской личные вещи генерала Шкуро. Мало того, что экипаж на дутых шинах, именное золотое оружие, еще и бешмет, и каракулевую папаху, которую Жлоба носил. Такой вот был человек.

Д.Ю. Молодец.

Егор Яковлев. Северокавказская армия, как я уже сказал, стремительно разлагалась. Как мы помним, на Кубань ушла Добровольческая армия генерала Деникина. Деникин действовал очень успешно. Он сумел занять Екатеринодар и гнал красные войска к морю. Сорокин, который командовал этой армией, предпринимал отчаянные усилия, чтобы сплотить подчиненные ему войска и как-то организовать отпор. Но он постоянно вступал в конфликты, во-первых, с советскими органами власти. На этой территории располагалось три республики. Кубанская, Ставропольская и Черноморская. У каждой был свой Центральный исполнительный комитет. И все власти видели ситуацию по-своему. Из-за этого разброд, шатания. От центра отрезаны, ему не подчиняются. Кроме того у него произошел конфликт с командующим Таманской армией. Таманская армия, это армия, которая отступала с Таманского полуострова. И которая соединилась с Северокавказской армией. Командующий ее, Иван Иванович Матвеев, хотел уйти с Северного Кавказа и идти на соединение с десятой армией, которая в Царицыне находилась. Сорокин этого не хотел. Когда он понял, что Матвеев готов уводить свою армию, он приказал Матвеева расстрелять. События отступления Таманской армии описаны в романе Серафимовича “Железный поток”. Можно было бы об этом поговорить отдельно. Это еще одна важная страница Гражданской войны.

Д.Ю. Упоминали. Читайте книжку, книжка отличная.

Егор Яковлев. 1918 год, плотность событий настолько колоссальная, что можно еще нам с вами года три рассказывать. Мы еще не касались Туркестана. Там тоже интересное происходит. Короче говоря, человек был неспокойный. Но не отнять, его слушались. Он умел разговаривать даже с взбесившейся солдатской массой. Там был один случай, описанный мемуаристом, когда поехал Сорокин осматривать солдатские позиции. И тут в одном месте наступают казаки. Или не казаки. “Добровольцы“ наступают. Армия побежала, а Сорокин скачет им навстречу. Они окружают Сорокина, кричат: “Ты предатель! Нас подставил под вражеские пули. Казнить его”. Человек, который его сопровождал, у него уже пот льется, испугался, страшно, толпа растерзает. Дикая, неуправляемая толпа, которая руководствуется только инстинктами. И тут Сорокин... Раздуваются ноздри, он кричит: “Стоять! Это вы предатели! Почему снялись с позиций? Кто провокатор? Кто паникер?” Выхватывает одного, который рядом стоит: “Ты!” Тот: “Что?” Выхватывает шашку, ему по шее рубанул, тот падает замертво. Потому убирает саблю: “Товарищи, провокатор-паникер убит. Необходимо восстановление революционной дисциплины. Слушай мой приказ”.

Д.Ю. Сурово.

Егор Яковлев. И овладел массой, все испугались, очнулись. Даже стали извиняться перед ним. И все. Ну, потом судьба Сорокина сложилась трагично. Потому, что он окончательно разругался с Северокавказским центральным исполнительным комитетом. Его критиковали, что он бездарный командир, развел партизанщину, порядок не умеет навести, у него снабжение не налажено, процветает воровство.

Д.Ю. Возможно, это все правда. Что характерно.

Егор Яковлев. А Сорокин говорит: “Нет. Это вы...” Ему попала в руки записка от одного члена ЦИК другому, в которой говорилось примерно так: “Надо с ним разобраться потому, что либо он нас, либо мы. Либо эта сволочь нас, либо мы ее”. Он отдает приказ немедленно их арестовать, их арестовывают. Якобы везут в тюрьму. По дороге члены ЦИК начинают красноармейцев ругать: “Вы предатели. Предали революцию. Мы еще с вами разберемся”. - “Вы с нами разберетесь? Вот вам пуля, сволочи”. В общем, их всех расстреляли. Не доходя, всех расстреляли. Их везли на двух машинах. Сначала в одной расстреляли. Потом, когда услышали, что в той расстреляли, расстреляли...

Д.Ю. Караул.

Егор Яковлев. Ну, а потом, через некоторое время... До этого он расстрелял Матвеева. Потом один из бывших подчиненных Матвеева пришел и убил самого Сорокина. В историографии он остался как авантюрист. И именно таким он и считался в сталинском кругу. Хотя последнее время появились работы, которые пытаются представить его как народного командира, который хотел хорошего. Это обычная ситуация для Гражданской войны. Особенно на юге, где верховодили самостийники. Не подчинявшиеся, противившиеся этой централизации. И вот проблема произошла со Жлобой. Когда первый раз Краснов наступал на Царицын, он отрезал Северокавказскую армию от Царицына. А Северокавказская армия находилась в весьма удручающем положении. Она была огромная, больше 100 тысяч человек. Но в силу слабой боеспособности белые, не смотря на их... На то, что они численно уступали красным, они их били. Было решено послать Жлобу в Царицын просить поддержки. И Жлоба через фронт прорывался. На бронеавтомобиле. Он прорвался в Царицын с небольшим отрядом. Он прорвался в Царицын и там познакомился со Сталиным. Далее Сталин отдает ему приказ привести под Царицын для подкрепления его Стальную дивизию. Жлоба возвращается и собирается вести Стальную дивизию на помощь осажденному Царицыну, а Сорокин против. Ситуация была противоположна той, которая описывается во многих популярных статьях. Жлоба не сначала поссорился с Сорокиным из-за своего каприза, увел дивизию к Царицыну. А Жлоба получил приказ.

Д.Ю. От товарища Сталина.

Егор Яковлев. Да. От товарища Сталина, который к этому моменту себя уже позиционировал как председатель Реввоенсовета Южного фронта. Жлоба ему подчинился, а Сорокин подчиняться не хотел потому, что он не признавал Сталина, видимо, как командующего... Как председателя Реввоенсовета Южного фронта. Он считал, что: “Будете следовать моим предначертаниям”. В результате... Жлоба уходит. Сорокин не в состоянии ему помешать. Но, так или иначе, Жлоба оказался под Царицыном именно в результате Сталинского приказа и реализуя Сталинский план. А не из-за своего каприза. Поэтому все пошло по плану, который появился в голове у Иосифа Виссарионовича. И белые были разгромлены, уже второй раз подряд Краснову не удается взять Царицын. Второе поражение гораздо катастрофичнее. Потому, что оно совпадает фактически с поражением Германии. Главный покровитель, главная надежда, которая еще и держала часть фронта... Немцы в боевых действиях не участвовали, но они помогали. Они помогали потому, что держали часть фронта. Как только немцы ушли, у них сразу же образовалась во фронте брешь. Красных стало гораздо проще. По сути поражение “донцов” стало всего лишь делом времени. Естественно, Краснов пытался оправдаться. И кого же он винил в своем поражении? В первую очередь он винил генерала Деникина и Добровольческую армию. Которые не помогли, не поддержали, не поняли.

Д.Ю. Справедливо, наверное.

Егор Яковлев. Отчасти, да. Отчасти, безусловно. Но Деникина нужно понять потому, что главное опасение Деникина заключалось в том, что Краснов отдаст все завоевания немцам. Это была удивительная... Краснов, вроде как, шел на соединение с чехами. Чехи были подчиненными... Частью французской армии. Которые воевали против немцев. И дальше это столкновение было бы неизбежным. Поэтому Деникин не хотел вывода немцев на рубежи. На Волгу вывести немцев, это же бред полный. Краснов писал: “Мы терпим неудачи из-за несогласованности наших действий с действиями добровольцев. Прибытие отряда Сорокина и дивизии Жлобы...” Отряда Сорокина не было, дивизия Жлобы была. “...Не преследуемых добровольцами, и удар их в тыл нашим войскам произвели на казаков угнетающее впечатление”. Дальше он описывал совсем вопиющие события, связанные с Деникиным. “Донская армия к ноябрю месяцу подошла к Царицыну. Царицын был обложен с трех сторон, сообщение его с тылом прервано. Атаман ожидал прибытия тяжелых орудий”. Он пишет о себе в третьем лице. “Атаман ожидал прибытия тяжелых орудий, которые были куплены в Севастополе у немцев и за которыми в Севастополь прибыл донской пароход “Сосьете“. Это очень смешно, что донской пароход назывался “Сосьете”.

Д.Ю. Странно, что не “Сосьете Женераль”.

Егор Яковлев. Если бы выиграли войну, тогда бы назывался “Сосьете Женераль”. “Командированный на этом пароходе за орудиями офицер телеграфировал 18 ноября в Новочеркасск: “Адмирал Канин получил приказание генерала Деникина никому покамест ничего не давать“. Одновременно с этим капитан I ранга Лебедев телеграфировал по поводу тех же орудий: “Генерал Лукомский приказал доставить платформы в Новороссийск, где и будут установлены орудия по доставке их морем из Севастополя. Посылать орудия по железной дороге и в Ростов не признано возможным“. Донское командование ответило, что оно и не предполагало отправлять орудия по железной дороге, но что за ними послан пароход. Начальнику генерального штаба Добровольческой армии генералу Вязьмитинову было передано по прямому проводу из Новочеркасска в Екатеринодар, “что это вопрос серьезный и срочный. На организацию поездов (броневых) и личного состава затрачено много энергии и денег, а главное — они страшно нужны на фронтах...“ Генерал Вязьмитинов ответил: “По вопросам платформ и орудий по докладу генералу Лукомскому сообщаю: необходимо точно выяснить, для кого именно подготовляются поезда, так как приказание главнокомандующего предусматривает воспрещение выдачи чего-либо другим армиям кроме Добровольческой. Средства для этой последней направлять в Новороссийск, где и будет произведена установка орудий...“ Генерал Деникин начинал мстить донскому атаману и показывать ему, что все находится теперь в его руках. После длительных переговоров и при содействии союзников эти орудия удалось получить только в феврале 1919 года, когда Азовское море замерзло, Донская армия находилась в разложении и не только нельзя было думать о штурме Царицына, но приходилось спешно убирать войска с Царицынского фронта“. Такая вот прискорбная ситуация для Краснова. Конечно их конфликт с Деникиным, имевший политическую основу, стал одной из причин поражения Донской армии в конце 1918 года.

Ну, а Царицын праздновал победу. Это была очень важная победа для Красной армии. Правда, Сталина отозвали. И он имел разговор с Владимиром Ильичем, на котором Владимир Ильич дал ему понять, что необходимо с Троцким найти общий язык. Дальше произошла встреча Иосифа Виссарионовича и Льва Давидовича. На которой они демонстративно примирились. И в скором времени, к годовщине Октября, появилась статья Иосифа Виссарионовича под называнием “Об октябрьском перевороте”. В этой статье говорилось, что восстание возглавлял, конечно, Владимир Ильич Ленин, но успеха оно достигло во многом благодаря энергии товарища Троцкого. Только две эти фамилии упоминались в статье, посвященной восстанию в октябре. Фактически Ленин был главным лидером, но вторым был Троцкий. То есть, заслуги Троцкого Сталин на публику явно признал. Правда, впоследствии из этой статьи, когда она будет выходить в собрании сочинений Сталина, этот пассаж будут изымать. Но тогда им удалось найти общий язык. Под влиянием конечно Ленина и Свердлова. И не смотря на наметившийся конфликт, пока Ленин будет находиться во главе государства, он сможет заставлять Троцкого и Сталина работать согласованно и без конфликтов. Такова история событий второй обороны Царицына. Безусловно, героических. Которые отметились выдающимися подвигами красноармейцев, рабочих, крестьян, матросов, которые принимали в этом участие. И эти события во многом проложили путь к общей победе Красной армии в Гражданской войне. На этом, наверное, сегодня закончим. В следующий раз поговорим о Пермской катастрофе. О том, как войска Колчака сумели добиться неординарного успеха, взять Пермь. И Сталин вместе с Дзержинским были отправлены из центра для расследования этой, так называемой, Пермской катастрофы. Для расследования ее причин. Это еще один этап становления Сталина как крупного государственного деятеля и политика, о котором мы подробно поговорим.

Д.Ю. Вот это замес. Вот это да. Остатки шерсти на голове шевелятся. Какой надо было обладать силой воли, целеустремленностью и энергией, чтобы такое победить. Атас. Спасибо, Егор Николаевич. Ждем с нетерпением продолжения.

Егор Яковлев. В следующую пятницу.

Д.Ю. Да.

Егор Яковлев. Попробуем держать график.

Д.Ю. Да. А на сегодня все.


В новостях

24.09.19 16:31 Егор Яковлев про вторую оборону Царицына, комментарии: 3


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк