Павел Бадыров и Клим Жуков - 90-ые: жизнь и противоречия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Эффект Доплера | Персоналии | Разное | Каталог

18.03.21


01:45:31 | 312727 просмотров | текст | аудиоверсия | youtube | скачать | все выпуски

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет. У нас в гостях сегодня Павел Бадыров. Павел, привет.

Павел Бадыров. Привет.

Клим Жуков. Рад тебя видеть очень.

Павел Бадыров. Взаимно.

Клим Жуков. Мы собирались поговорить сегодня про 90-е годы. Как все было интересно тогда.

Павел Бадыров. Кстати, у меня даже ролик на канале есть, который называется так: ”90-е”. И подпись внизу: ”Мне было интересно”.

Клим Жуков. Вот как. Я почти угадал.

Павел Бадыров. Такое некое резюме.

Клим Жуков. Мне тоже было интересно. Хотя я в 90-е маленький был. Потому, что я 1977 года. То есть, я, считай, в 1994 году только школу закончил. Тогда же поступил в ВУЗ учиться. И в 1999 году из ВУЗа демобилизовался. То есть, теперь я всем с полным основанием говорю, что: ”Знаете, высшее образование я получал в прошлом веке”.

Павел Бадыров. Собственно я тоже.

Клим Жуков. Ну, ты меня немножко старше. Поэтому с тобой все понятно. А я говорю, и все говорят: ”Да?” - ”Ну, как же? Дорогой мой. Я в 1999 вообще в аспирантуру поступил. Вот”.

Павел Бадыров. Успел еще уложиться.

Клим Жуков. Да. Четко. Еще бы я защитился бы в прошлом веке, вообще было бы конечно гениально. Но вот не вышло.

Павел Бадыров. Ну, вот у меня получилось все это ”отстрелять” конечно еще даже во времена Советского Союза.

Клим Жуков. А я во времена Советского Союза только в школе успел поучиться.

Павел Бадыров. Кстати, в прошлый раз ты меня забавно представил. Были комментарии к прошлому ролику по поводу того: ”Какого хрена этот штангист делает...” Хотел уточнить. Я конечно не штангист. Я занимался, если брать спорт, более-менее серьезно пауэрлифтингом. Я мастер-то по лифтингу. Потом еще по жиму выступал. Всяко не штангист. Более того, давным-давно я не занимаюсь спортом. Я физкультурник. Поэтому правильнее все-таки меня называть физкультурником. Ну, а так спорт никогда не был серьезным делом или профессиональным. Поэтому я им как хобби занимался. Чтобы более-менее прояснить ситуацию. А то почему-то у многих людей ассоциация какая-то, что я чуть ли не профессиональный спортсмен, тренер. Все такое. Это не так. Тренером я вообще никогда не работал. Спортсменом профессиональным я тоже никогда не был. Всего лишь занимался в свое удовольствие этим спортом. Ну, так. Маленькая ремарочка.

Клим Жуков. А результаты для любителей, я бы сказал, очень сильно хорошие. Сильно выше среднего. Обычно все не так. Я тоже спортом занимался. В том числе и всяким разным подниманием железа. Тоже как любитель. Мне никогда это не было интересно само по себе. Но однако пока я сильно занимался... Прямо 10 лет. Все было гораздо скромнее. Значительно. Поднимал я, правда, много.

Павел Бадыров. А я на самом деле сейчас еще выгляжу... Сейчас мне не приходится часто говорить...

Клим Жуков. Всем бы так выглядеть.

Павел Бадыров. Я минус 12 килограммов с прошлого марта, когда закрыли клубы на эту... В общем на карантин. После чего, когда переболел COVID, минус 6 кило. Минус 12 с того периода, как все это началось. И тогда я был, мягко говоря, не в массе. Поэтому я сейчас вообще хожу и себя не вижу. Ну, не об этом разговор. Сегодня решили, вроде бы, про 90-е.

Клим Жуков. Так точно. Ну, мы просто тогда начали поднимать штангу.

Павел Бадыров. Было модно. Ну, и на самом деле нравилось. Всю жизнь, так сказать... Мужчина должен быть сильным. Была такая тяга к этому. Поэтому как только появилась такая возможность, я туда и попал. Хотя это было уже во взрослом возрасте. Я начал тренироваться в 20 лет.

Клим Жуков. Ну, да. Я тоже, кстати, примерно так.

Павел Бадыров. И что интересно. 90-е потом выстроились в значительной степени на фоне, что я благодаря этим занятиям приобрел определенный дизайн. Это в те времена было востребовано. И это определило на определенном этапе. Определило на определенном... Мою судьбу. Потому, что я все-таки оказался в охране. Был такой период в моей жизни. Где-то года с 1992 я имею... Имел непосредственное отношение к охране. С 1994 года, прямо с начала, буквально с января, я был руководителем охранного предприятия, которым руководил аж 8 лет. Вот эти все 90-е годы я как раз был непосредственно в теме. Я, правда, был по ту сторону баррикад, которая на праведной стороне. Но при всем при том имел достаточно большой объем общения с людьми совершенно разного поведения.

Клим Жуков. Разного калибра.

Павел Бадыров. И калибра в том числе.

Клим Жуков. Я-то 90-е... Если начать с самого 90-х. 1991 год. Мне было 14 лет. У меня вот с 1990 по 1993... У меня началось охренение. В голове ничего не укладывалось, что происходит. Это охренение не прекращалось, наверное, года до 2002. Потому, что я просто не мог понять, что происходит. Я вообще готовился в жизни совершенно... У меня были абсолютно иные представления о том, как все устроено, как должно быть. И я вообще в связи с тем, что у меня были такие представления. Я пошел учиться на историка. Потому, что, повторюсь, я с очень раннего возраста имел вполне конкретные жизненные ориентиры, пристрастия, представления. Которые конечно с годами как-то корректировались. Как-то вот так. Генеральной линии не утратили. Главное духовное. Материальное, оно, как бы, и так везде есть. Чего из-за этого париться сильно? Нужно конечно идти на историка учиться. Я пошел учиться на историка и потом много интересного через это. Вот. А ты как это все пережил? Вот есть нормальный советский человек, который учился в техническом институте. Если я правильно помню.

Павел Бадыров. В Политехе. Да. Закончил Политех.

Клим Жуков. Вот.

Павел Бадыров. Причем учился я с большим удовольствием. Очень нравилось учиться. Специальность мне очень нравилась. Я по образованию конструктор танков. Когда я писал диплом, меня перло так, что был, наверное, самый крутой период в моей жизни. Это был такой творческий запой, я бы сказал. Когда я думал об этом дипломе днями и ночами. Вообще забывал обо всем. Как приезжал... Я в КБ Кировского завода писал диплом. Где потом и работал. В отделе общей компоновки. Да. Мне повезло. Меня туда распределили писать диплом. Потому, что я еще отличником был. Очевидно, с этим было связано. И дали тему, ни много, ни мало, ”Основной боевой танк”. Как ты себе видишь танк. Собственно это дело и писал. И мой диплом, как бы это ни было забавно, через много-много лет... Когда вдруг представили современный танк ”Армата”, я увидел большое количество... Диплом, в котором у меня было вынесено вооружение. Экипаж в корпусе в бронированной капсуле. Эти вещи, как бы, в 1987 году нарисовал. Получился, без ложной скромности, красивый диплом. По-моему, его признал чуть ли не лучшим. Была такая история. Я конкретно собирался этим заниматься. Потом пошел на завод в этот же отдел. Там работал конструктором три года. Там конечно было поменьше творчества. Все-таки работа в КБ, это не то же самое, что написание диплома на свободную тему. Как ты себе видишь основной боевой танк. Но это в любом случае была техническая работа. Это мне всю жизнь было близко. Я с малолетства занимался конструированием. В этих конструкторах с винтиками. Машины всякие строил, краны. Ну, перло меня с этого. И тут вдруг мир изменился. Оказалось, что конверсия. Будем закрывать эти заводы. Почему-то решили, что если мы умеем делать шикарные вооружения, почему бы нам не начать шлепать кастрюли. Вооружения вроде нам не надо. Ну, и как-то все. Весь этот мир изменился, поплыл. Я ушел из конструкторов. И подался, так сказать, в совершенно другую сферу. Был период, я даже отработал... Был оформлен в ресторане буфетчиком. Выполняя функции, по сути, вышибалы. Я там был оформлен. В общем... Коммерциализация. Пришлось до этого в кабаке на воротах постоять. Потом туда... Вот понеслась такая история. И потом все это закончилось тем, что я купил автомобиль. Поехал с друзьям на тот момент в Польшу, чтобы попытаться там поторговать. Попал в аварию, разбился, сломал колено. После чего моя жизнь круто изменилась. У меня ролик такой есть. Называется ”Авария”. Где подробно рассказано. И я... Так получилось, на выходе из этого тяжелейшего для себя периода, который с трудом буквально прошел, оказался в охране. Благодаря своему дизайну... Потому, что параллельно занимался спортом. Я в 20 лет... На 3 курсе я занялся железяками. Я, например, когда защитил диплом... Как сейчас помню, это было 13 февраля. По юниорам выиграл. Ну, уже по лифтингу, как бы. То есть, я параллельно, как бы... Эти вещи совмещались. Ну, и когда я разбился, я уже к тому моменту мастером был. Крепкий парень. Не взирая на то, что пока я валялся со всеми этими операциями... Когда начал тренироваться опять, дизайн был вполне себе. И меня взяли в охрану потому, что это тогда ценилось. Я работал в охранном предприятии ”Алекс”. Одно из первых охранных предприятий...

Клим Жуков. Реклама была, я помню. В 1990-х. Это предприятие.

Павел Бадыров. Да. Оно было достаточно распиарено. И это было... Самое начало. Только все это формировалось. Это было дико интересно. Потому, что мало того, что никто не понимал, что такое бизнес вообще. А что такое частный охранный бизнес не понимали в квадрате. Потому, что бизнес, в котором частным структурам вдруг разрешили пользоваться оружием, это было что-то вообще. Нонсенс. Государство всегда оставляло за собой это... ”Оружие, это наше”. А тут вдруг какие-то частники. Более того. Даже был момент, я три месяца проходил на постоянку с ”Макаровым”. Поскольку наше предприятие было Московским, в Питере был филиал, то мы съездили в Москву, нам выдали пистолеты... Причем тогда еще не были разработаны и запущены в производство служебные стволы. Это был конкретно пистолет Макарова. Ксива, которая тогда у меня была, там было написано: ”Имеет право на хранение, ношение огнестрельного оружия и патронов к нему”. Точка. Насколько я помню, там не было такого момента, как номер ствола. Как сейчас выдают вкладыши. На такой-то объект... Этого не было ничего. И ты со стволом ходишь, чуть ли имеешь не больше в этом плане возможностей, чем...

Клим Жуков. Потому, что вполне конкретные требования к оружию.

Павел Бадыров. И когда создавали закон...

Клим Жуков. С XIX века, если быть точным.

Павел Бадыров. То разрабатывали его люди, которые оказались в Государственной Думе, они под себя его писали. И первый закон был абсолютно дичайший. Это был такой беспредел. Вспоминаются эти времена... Даже не представить себе. Я сейчас могу рассказать пару веселых ситуаций. Если интересно.

Клим Жуков. Конечно интересно.

Павел Бадыров. Какие были полномочия тогда у охранников. Значит, по закону тому... Года 1992, по-моему, это был закон. Точно не помню. И там было написано, что частный охранник имеет право не допускать на охраняемый объект никого кроме прокурора, либо зама прокурора с прокурорской проверкой. Точка.

Клим Жуков. А если ордер у сотрудников милиции? Милиции тогда еще.

Павел Бадыров. Судя по закону, имеет право не пустить. Вот с ордерами не знаю. Но без ордеров я лично посылал. И вот про пару случаев я могу рассказать. Это была крайне занятная ситуация. На определенном этапе, когда со стволами работали, появился некий клиент. Легендарная, можно сказать, личность. Иностранец. И нас поставили его охранять. Я до этого уже работал в структуре... В такой группе быстрого реагирования. У нас там пара человек ездила со стволами. Была машина, был водитель. Такие два парня. Ездили, по тем временам... На голое тело, тряся мышцами. Рембо. Такие клоуны. С фонариками, которые привезли ребята из ”Алекса”. Вот эти огромные. Полицейские. Так ходишь... Красота. Светят очень далеко. Такой глупостью занимались. И вот мы поработали в этой группе. Потом поставили нас в личку. И работали мы вдвоем...

Клим Жуков. Личка, это личная охрана?

Павел Бадыров. Да. Работали мы по два человека. И было охраняемое лицо. У него была еще здесь сожительница, можно сказать, которая выполняла функции директора фирмы. И вот мы их сопровождали. Часто мы таскались таким образом, что он брал с собой одного, второго оставлял охранять ее. И чаще всего он брал с собой меня. Потому, что я был покрупнее, и получше у меня было с языком. И, в общем, он предпочитал из нашей пары меня. Я с ним таскался по всяким разным ситуациям. Очень любил ходить в ночные клубы. Выглядел он очень забавно. Звали его Чандра Ша. Думаю, что если погуглить, можно найти. Он был индус, подданный Великобритании. Он здесь какой-то вел бизнес. Чаем торговал. С очень непростой ситуацией. Вокруг него было завязано большое количество интересных моментов. В том числе вполне себе известные люди из кругов, которые принято сейчас называть ”авторитетными бизнесменами”. И вот ”Алекс” взял его под охрану. Двое работают, в офисе еще человек с помпой сидит. Нас пять человек... Или даже больше. Менялись сутки через сутки. Дикая работа. Через пару месяцев крыша начинает ехать.

Клим Жуков. Через сутки тяжко работать.

Павел Бадыров. Очень тяжело. Но... Считалось побольше заработать... Платили почасовую зарплату. Все рвались побольше часов отработать. И вот был момент. Мы находимся в офисе. И вдруг снизу, так сказать... А офис у него был... Дворцовая набережная. Шикарное здание, лестница... Дворец настоящий такой. И снизу сигнал. Какие-то люди хотят проникнуть... Попасть к нему на прием, скажем так. Я спускаюсь вниз. Он был в офисе. И там стоит человек, говорит: ”Нам к нему”. Я говорю: ”По какому поводу? Вы собственно кто?” Он достает ксиву. Это ксива сотрудника... Я уж не помню. ФСК тогда называлось. Я уже не помню.

Клим Жуков. Конторский.

Павел Бадыров. Говорит: ”Так и так. Я к нему”. Я говорю: ”Я вас не пущу. На основании закона. Я имею право не пускать никого, кроме прокурора, либо зам прокурора...” Причем стою, абсолютна наглая рожа. Такая широкая. За поясом у меня... Все такое. И он такой: ”Да вот...” - ”Извини. Какие вопросы?” - ”Вот наш подопечный...” А он на самом деле ”крышевал” какого-то бизнесмена. У этого бизнесмена были какие-то претензии к этому бизнесмену. Я говорю: ”Так пускай они разговаривают”. Он говорит: ”Мне сказали, что человек очень мутный. Если к нему пройдет человек без сопровождения...” Ну, в общем, страшное дело. И это такой смешной разговор. Очень типичный для 1990-х. Стоит комитетчик... Не помню звание. Капитан или... Не рядовой. Я ему говорю: ”Я тебе отвечаю, с твоим человеком ничего не будет. Мое слово”. - ”Тогда вопросов нет”. Человек проходит туда. Комитетчик остался снизу. Его никто не пустил. Представь себе времена. Какой-то частный охранник реально не пускает комитетчика. Это не было исключением из правил. Тогда так было.

Клим Жуков. Сейчас представить такого даже приблизительно нельзя.

Павел Бадыров. Дичь. Если что, сразу мордой положат. Приедут там люди...

Клим Жуков. Сумма насилия в контору возвратилась не то, что в полном объеме, а даже с некоторым, я считаю, избытком. То есть, его стало гораздо больше, чем было раньше. То есть, я себе сейчас такого представить не могу. Хотя, как мы видим из новостей совершенно открытых, 1990-е вроде прошли... И уже даже сейчас не 2000-е. И вот буквально когда два что ли года назад... В какой-то Московской гостинице в вестибюле стреляли из боевых стволов. Потому, что шефы сцепились по пьяни. Это вот конкретно год 1994. Это я бы легко себе представил. Какой получается? 2018? Я думаю: ”Ничего себе. Вот это я понимаю”.

Павел Бадыров. Еще один веселый эпизод на эту же тему. Так получилось, что мы охраняли, наше охранное предприятие охраняло, крупнейшее нефтеперерабатывающее предприятие Северо-запада. Охраняли администрацию, не само предприятие. Территорию охранялся вневедомственная охрана, а мы охраняли административный корпус, генерального директора, его личку. И им поступило некое предложение подготовить службу безопасности. В Англии. Все такое. Мы тогда ничего не знали. Вдруг поступает факс. Тогда еще были факсы. Электронной почты не было. Там написано: ”Мы вас приглашаем в Лондон на обучение”. Мы думаем: ”Чей это розыгрыш?” Мы сидим в офисе. Какие-то факсы, Лондон. Там есть телефон. Как звонить в Лондон мы не знаем. Первый раз в жизни звонок за границу. Это вообще непонятно как. Мы узнаем у секретаря одной из компаний. Рассказывает как нам сделать звонок. Звоним. Там неожиданно на чистом русском языке нам чего-то рассказывают. Наше подозрение, что нас кто-то разыгрывает только усилилось. Ну, и в результате... Мы туда поехали. Они отработали очень интересно. Денежек заработали. Потому, что дорогущая вся эта история была. Пять с половиной тысяч долларов на человека. Поездка. Около недели пребывание в Лондоне. Проживание в пятизвездочном отеле. Вечера званые. Как нам пообещали. Общение с представителями высших бизнес-кругов. И там даже какие-то такие представители были. Нам представили, что мы поедем туда и наработаем кучу каких-то бизнес-контактов. После этого наш бизнес... На международную...

Клим Жуков. Охранять будем просто всех.

Павел Бадыров. Ну, да. Столица автоматически перемещается в Васюки. Ну, там, как бы, понятно... Естественно, из этого ничего не вышло в конечном счете. Так вот. Эпизод, который... Мы в Лондоне, в Хитроу прилетели. Там такой отстойничек для людей второго сорта. Есть, кто... Тогда еще не было Евросоюза. Понятные люди и люди, которые приезжают из непонятных стран. Там было большое количество черненьких и мы. Нас там... Ну, прилетело из разных регионов страны, из СНГ человек сто. Туда прилетели. В основном это, естественно, были комитетчики и милиционеры. Кто бывшие, кто не бывшие. По лицам это было хорошо видно. И мы сидим в отстойнике, ждем паспортный контроль. Нас не пускают. И тут к нам подходит изрядно накидавшийся гражданин. Самолеты в те времена... Вот этих всех импортных компаний. Там наливали. Причем наливали достаточно.

Клим Жуков. И курить можно было.

Павел Бадыров. И человек был соответственно комитетчиком. И они естественно халявой пользовались вовсю. И он был хорош. Подходит ко мне с коллегой. Говорит: ”Ребята, у меня к вам дело. Не могли бы вы взять меня под крышу”. Я насколько помню, он был то ли полковником, то ли подполковником ФСК.

Клим Жуков. Ни хрена себе.

Павел Бадыров. Более того. Должность у него была совсем не детская. У меня несколько отваливается челюсть от неожиданности данного предложения. Я уже тогда был генеральным директором охранного предприятия ”Скат”. Я уже тогда не в ”Алексе” работал. Следующий этап, как бы. Я такой: ”Что?” - ”Дело в том, что... Так и так. Нас тут...” Так сказать, комитет развалили напрочь. У них забрали следствие, у них забрали спецназ, который у них был. Он говорит: ”Я голый. Позакрывал приличное количество людей. Они выходят. И некоторые имеют ко мне вопросы. Мне даже обратиться не к кому. Не могли бы мы с вами наладить какое-то взаимовыгодное сотрудничество, чтобы вы меня охраняли?” Дичь такую можно себе представить? Высокого достаточно уровня. Не последнее место занимающий в городе сотрудник комитета обращается к частным охранникам.

Клим Жуков. Полковник комитета. Получается генерал-майор армии.

Павел Бадыров. Реальную его должность не хочу называть, чтобы не было понятно кто конкретно.

Клим Жуков. Комитетская должность на два... На две ступеньки старше армейской. То есть, получается, что полковник комитета, это генерал-майор в армии.

Павел Бадыров. Не исключая. Да. Я таких параллелей конечно не знаю.

Клим Жуков. То есть, это очень серьезная должность. Звание серьезное.

Павел Бадыров. Должность была будьте любезны. Называть не хочу, чтобы, так сказать, случайно не... Но вот такой был занятнейший момент.

Клим Жуков. Да. Это конечно... Сейчас такого представить себе нельзя. Потому, что... Что, кого...

Павел Бадыров. Был еще такой занятный эпизод. Когда я еще в ”Алексе” был. Возвращаясь немножко назад. И на тот момент у нас не было оружия. Это было самое начало работы ”Алекса”. Санкт-Петербургского отделения. Кстати, тогда был Санкт-Петербург?

Клим Жуков. А это какой год?

Павел Бадыров. 1992-й.

Клим Жуков. Уже был.

Павел Бадыров. Вдруг неожиданно шеф говорит: ”Ребята, у нас есть срочный заказ. В третьей городской больнице есть заказ. Там лежит недостреленный человек из некой группировки, которая на самом деле была Казанская. Его не убили, он в реанимации. Поступил заказ от его корешей, чтобы его охраняли”. И мы поехали туда его охранять. И нас, опять-таки, ставили по двое в смену. Я провел трое суток в этой реанимации. Двое первых из них непрерывно. Потом был перерыв. Были третьи сутки. И мы были вдвоем. Нам на двоих был выдан совершенно замечательный набор. Это был один бронежилет и один пистолет газовый. Тогда еще не было у нас оружия. Со страшными патронами, которые имели пластиковую головку красного цвета. Нам сказали, что это мощнейший нервнопаралитический газ. Тогда... Только они стали появляться... И ходили дикие слухи по поводу того, что газовый пистолет обладает страшной убойной силой. С расстояния полутора метров от валит с ног. Можно разбить лобовое стекло автомобиля. Такой бред был на абсолютном серьезе. Он огромный. Рукоятка...

Клим Жуков. Ну, в самом деле огромный. Весит килограмма два, наверное.

Павел Бадыров. Мы разделили с коллегой... Он взял себе броник. Потому, что было холодно. Это было зимой. Броник такой хороший. Можно было греться. Ну, плюс, может быть, ему было как-то поспокойнее. А форма у ”Алекса” была шикарная. Заправленная в брюки... Такая куртка. Прикольно. С нашивками. На самом деле хорошо очень смотрелось. У нас же были еще удостоверения совершенно шикарные. В те времена это вообще... Год, наверное, 1992, 1993. Кожаная книжица. С одной стороны жетон. Бляха, как полицейская. Она такая. С другой стороны цветное ламинированное удостоверение. В те годы это нечто невообразимое. Я такого никогда не видел. Ламинированное, цветное, с фотографией. Вообще круто. И вот мы в этой реанимации. Нам ставят задачу охранять этого человека. Чтобы никто к нему не подошел, даже никто из медперсонала, без санкции дежурного врача. Потому, что риск. Уколют чем-нибудь не тем... И приезжают старшие пацаны. Назовем так. На самом деле взрослые дядьки. Лет, наверное, за сорок. Очень упакованные. Говорят: ”Ребята, его пытались убить люди, которые являются отморозками конченными. Поэтому от них можно ждать всего, чего угодно. Хоть гранату в окно могут забросить. Поэтому смотрите в оба. А учитывая, что реанимация находилась на первом этаже, и в ней не было занавесок... В вечернее время она представляла из себя... С улицы было очень хорошо видно. Нам было достаточно тревожно. И мы даже поставили машину туда нашу одну. Причем это были обычные ”Жигули”. Просто на улице стоял, как некая... Наблюдение внешнее. Не приедет ли кто, не будет ли атаковать с улицы. Но это все равно бодрило. Даже мы выработали специальную тактику. Не сидеть возле кровати. Чтобы нельзя было по нашему местоположению вычислить кто конкретно находится... Кто является целью. Мы просто сидели у входа, контролировали реанимацию. И никого не пускали. Реально никого. Без санкции дежурного врача. Кто-то идет... ”Вот этого можно подпускать?” С таблетками. ”Можно”. Все. Вперед. Привезли они тогда нам хавчика. Такие два пакета. В которых я впервые в жизни увидел ”Марс”, ”Сникерс”, ”Баунти”. Это было нечто вообще. И там голодный персонал. Медицина без финансирования. Они просто нищие были.

Клим Жуков. Не платят никому ничего.

Павел Бадыров. Они фанаты были. Потому, что в отсутствие денег эти люди реально совершали такой некий человеческий подвиг. Они людей по-настоящему спасали, не имея... Ужас. Они реально были голодные. Мы, естественно, с ними со всеми все это поделили. С персоналом, кто там был. Ну, такая... Житуха налаживается. И вдруг неожиданно раздается звонок. А реанимационное отделение. За дверью, со звонком. Закрытый режим, как бы. Я иду к двери. ”Кто там?” А время вечернее. Девять часов. Открывается дверь, а там милиционер. ”Здравствуйте, я сотрудник такой-то. Мне надо допросить вашего, так сказать...” А он после операции. У него действительно очень серьезное ранение было. Из трех стволов его валили. У него отняли одну руку. То есть, он без руки уже был к тому моменту. Нам показали рентгеновские снимки. Во всем теле еще было приличное количество железа. Там была картечь, пуля, еще чего-то. В общем так. Выжил при этом. Он неожиданно, почему-то в 9 часов вечера, захотел взять у него интервью. Скажем так. Вызывает некую настороженность. А не является ли этот человек засланным казачком? А может придет, выяснит где лежит данный товарищ... Я понимаю, что этого допускать никак нельзя. И я, естественно, воспользовавшись тем же правилом, посылаю его в свободное плавание. ”Извини, брат, нельзя”. Он... А я стою, у меня рукоять такая... Харя такая в этой форме. Говорю: ”Нет, нельзя”. - ”Почему?” - ”Да потому, что я здесь стою на посту. Мне сказано никого не пускать. Вы прокурор? Нет? До свидания”. И собственно он уходит. На следующий день приезжает другой какой-то милиционер. Вдруг неожиданно ему захотелось взять интервью, пообщаться с какой-то гражданкой, которая лежала в этой реанимации. Примерно месяц находившейся в коме. И которая была... В коме, она и есть в коме. И вот ему захотелось с ней поговорить. Пришлось и этого отправить. Как-то это было подозрительно. Лежит человек месяц. Вдруг неожиданно именно сейчас захотелось с ней пообщаться. Ну, провели мы... Я провел трое суток в реанимации. Насмотрелся конечно... На самом деле жуткое место. Я шляпу снимаю перед врачами. Кто там работает и работал. В те времена это вообще... Я говорю, ребята это делали практически бесплатно. Мой брат, кстати, занимался тем же самым. Только тема была другая. Общего профиля реанимация. Жуть. Вот такие были интересные времена когда охранник... Был короткий период времени когда охранник обладал какими-то совершенно чудовищными полномочиями. Меня помню останавливают милиционеры: ”Оружие есть?” Я говорю: ”Да”. - ”А покажи”. Он читает: ”Имеет право на хранение и ношение...” - ”Видишь? Написано. Извини. Ствол у меня на законных основаниях”. Я реально три месяца с ним ходил. Это конечно геморрой с этим стволом. В тот момент это было лето. На пляж идти, куда его девать? Вот эти все проблемы. Тренироваться... Я тогда тренировался, качался. Меня пускали в тренерскую. В тренерской сумочку аккуратно, чтобы никто не видел, ствол там... Такие были смешные.

Клим Жуков. На самом деле это всем любителям короткоствола. Которые до сих пор не обзавелись. Наличие огнестрельного оружия, это примерно как наличие собаки дома. Например, есть собака. Хочешь ты поехать к друзьям и остаться там на неделю. На дачу. А никак. Тебе домой нужно ехать. С пистолетом примерно также. Потому, что пока он у тебя подмышкой или на поясе... Каких ты себя лишаешь в жизни возможностей. Потому, что туда не пойди... Ужас. Выпить ни в коем случае нельзя. Забудь. В ночной клуб тебя с ним просто не пустят. Потому, что мало ли...

Павел Бадыров. Самое интересное, что ходил.

Клим Жуков. Ну, тогда можно было вообще все.

Павел Бадыров. Расскажу, если хочешь, как ходил в ночной клуб. С этим охраняемым человеком. Был постоянным посетителем ночного клуба ”Джой”. Это был один из первых ночных клубов Питера.

Клим Жуков. Я его помню.

Павел Бадыров. Там был владельцем его некий Лаки... Нигериец, по-моему. Не помню. Он еще был совладельцем клуба ”Доминикос”. Вполне известного. На Невском проспекте. И мы ходили в этот клуб. И этот чувак, он на самом деле... Ему, владельцу клуба рассказывал, что он рассматривает перспективу участия в этом бизнесе. Поэтому ему был открыт безлимитный кредит на пользование всякими напитками. Он, правда, ничего не пил, кроме безалкогольных... У него было правильное питание. Своеобразный был дядька. Он аферист был в другом. И соответственно мы туда тоже с ним ходили. Он брал меня одного. Исходя из этого... Я ходил со стволом. Не вот здесь... Всегда носил за поясом. Была типа кобуры, куда ствол вставляешь, и торчит рукоятка. И у меня был такой свитер. Ни фига не видно. Даже лучше, чем здесь. И он достается очень быстро. И я таскался туда. Мы охраняли клуб. Охранное предприятие ”Алекс” его охраняло. Поэтому люди, которые стояли внизу с металлодетектором...

Клим Жуков. Некоторым образом коллеги.

Павел Бадыров. Да. Ну, наши же сотрудники. И там были моменты занятные. Один раз...

Клим Жуков. Ну, ты туда на работу ходил.

Павел Бадыров. Конечно. Да. Честно говоря, я там один раз чуть не нарвался. Потому, как... Ну, я вот его охраняю... С тех пор, кстати говоря, выработалась привычка. Я когда нахожусь в местах типа ресторана, я никогда не сажусь спиной к двери. К входной. Всегда надо сидеть так, чтобы контролировать ситуацию. И был момент, когда... Вдруг неожиданно Лаки подходит... А он был своеобразный человек. Он любил нас подставлять. Охрана... Мы тогда чуть ли не первые в городе стали применять металлодетекторы. Вот такие. На входе всех подряд. Он говорит: ”Всех подряд”. Идет кто-то из авторитетных людей из уважаемых. Ему там: ”Стоять”. Он: ”Что? Где этот Лаки?” А там такая лестница наверх. А тут наверху Лаки. Он говорит: ”Меня тут будут проверять...” А тот вниз сбегает: ”Охранники все неправильно поняли”. Перед этим инструкция жесткая: ”Проверяем всех”. Ну, когда появляется кто-то, охранники дураки, которые ничего не поняли. Любил так подставлять. Или, например: ”Бандитов в клуб не пускаем”. Мы говорим: ”А как вы себе это представляете? Он что... Паспорт у него какой-то бандитский? Как мы можем...” - ”Они же ходят все в спортивной одежде”. Тогда было модно. Он говорит: ”Вот идет человек в спортивной одежде и кроссовках. Частное заведение. Нельзя входить в кроссовках”. И даже повесили некое объявление на входе. ”Вот у вас есть на что сослаться”. Приваливает какая-нибудь группа таких... Мы такие: ”Извините. До свидания”. И они стоят рядом со входом, чего-то там... Ну, такая фигня. И тут подъезжает группа иностранцев. И они в кроссовках. Мы им: ”Извините. До свидания. Кроссовки...” Тут мимо проходит Лаки и говорит: ”Вы что? Охренели? Вы почему не пускаете уважаемых людей?” Мы говорим: ”Братан, кроссовки...” - ”Вы что? С ума сошли? Немедленно пустить”. Люди проходят. Стоящие рядом: ”Охренели что ли? Мы здесь хозяева города. Нас посылаете...” И тому подобные моменты. Так, что он был такой своеобразный. Был момент, когда он подходит ко мне, говорит: ”Снизу какой-то человек пытается войти. И он нехорошо себя ведет. Я хочу, чтобы его не пустили. Твои парни что-то не очень хорошо реагируют”. Ну, я спускаюсь вниз и вижу там такой лезет... Причем не агрессивно, но лезет.

Клим Жуков. Настойчиво.

Павел Бадыров. Да. Я подхожу, говорю: ”Извините, вам в клуб нельзя”. Он говорит: ”Почему?” Я понимаю, что уже была вся эта история... Скажу просто в лоб: ”Потому, что я не хочу, чтобы ты сюда заходил”. - ”Нет, я все-таки зайду”. - ”Нет, не зайдешь”. Ну, я его из клуба вывел. Он там за лестницу хватался. Пришлось... Не применяя никакого насилия, как-то аккуратно... А у него еще был коллега. На все это смотрел. И я так открываю дверь. Ступеньки такие. Стоит группа людей в очереди. Еще группа свидетелей. Спокойно его провожаю. Это не было грубо. При всем при этом он был выпровожен из этого заведения. Ну, и все замечательно. Эпизод на тот момент я для себя закрыл. Пошел охранять дальше клиента этого. И в этот же день... Мы выходим из клуба. А там было казино ”Панда”. По дороге к Невскому проспекту. Прямо там рядом.

Клим Жуков. Да. Все заведения помню.

Павел Бадыров. Мы проходим мимо этого казино...

Клим Жуков. Не потому, что в них ходил. Мимо ходил регулярно. И мне эти яркие вывески очень сильно бросались в глаза. Потому, что, кто не помнит, наш город Ленинград, он никогда не был ярко освещен ночью. Никаких реклам. А тут идешь... Охрана какая-то. Металлодетекторы. Какие-то вывески.

Павел Бадыров. Было дело. И вот я прохожу мимо этого казино и вдруг вижу человека, с которым я только что общался и выводил его. Он стоит, разговаривает с очень известным в определенных кругах гражданином очень высокого положения. Говорит: ”Совсем охренели. Из клуба выкидывают...” Туда, сюда... Что-то, так сказать... Общается он с чуваком, которого я знал в лицо и понимал кто он. Опять-таки не буду сейчас называть имен. Не принципиально. Он был человек известный в городе. И в следующий раз, когда я приезжаю в ”Джой”, меня встречают ребята из охраны и говорят: ”А тут приезжали, тебя вчера искали. Спрашивали такого лысого, здорового”. Я говорю: ”Как интересно”. И они ездили за мной примерно месяц. По какому-то счастливому стечению обстоятельств они каждый раз приезжали не в мою смену. Я в этот момент все время напряженно думал: ”А если они приедут тогда, когда я буду на этой смене?” У меня за спиной ничего нет. Из друзей со мной только ”Макаров”, который за поясом. Если вдруг как-то сложится наш диалог или общение не очень конструктивно... Непонятно чем это может закончиться. Тем более, что охранное предприятие ”Алекс” представляло из себя такую занятную структуру, что руководство не вписывалось в решение вопросов... То есть, на месте порешаете. Если какие-то будут проблемы... Если какие-то непонятки, то дальше все выходит на некий уровень переговорного процесса. ”Мы в эти игры не играем...”

Клим Жуков. Интересная охрана.

Павел Бадыров. Это на тот момент. Потом сменилась охрана. Наверное другие правила игры были. Тогда так. Было достаточно тревожно. Были такие моменты не очень веселые. Потому, что если что, разбирайся сам. Как-то такие были моменты.

Клим Жуков. Я помню, что в это время как раз... 1993, 1995, даже 1997 год. У людей совершенно сорвало крышу с головы. Я понимаю отчасти почему. Все пошло каким-то совсем другим боком. И тут все совершенно поменялось вдребезги. И даже очень, казалось бы, разумные люди начинали вести себя совершенно непредсказуемым образом. Какие-то делать покупки. Какие-то покупки делать немыслимые. Вот у нас есть знакомые художники. Они стали продавать свои картины в Москве. И вдруг эти картины стали покупать какие-то иностранцы. Вдруг кому-то за картину заплатили 10 тысяч долларов. Что во времена, когда 1 доллар, он просто являлся вполне ощутимыми деньгами. Можно было прийти в ларек... Которые украсили наши тротуары тысячами буквально. Решетка была из арматуры сваренная. На окошке. На этот 1 доллар можно было чего-то купить. Заплатили за одну картину 10 тысяч долларов.

Павел Бадыров. На самом деле был момент... Плюс-минус в те годы. Квартиру можно было купить.

Клим Жуков. Вот что и было сделано. Он продал не одну картину, а несколько. Он немедленно купил себе квартиру на Невском. Там чуть-чуть дальше... На ту сторону, во дворы выходила квартира. Там такой балкон был. Зимой заливал каток и катался на коньках. Вот. С одной стороны. С другой стороны часть знакомых оказалась вдруг на войне. Потому, что с одной стороны художник продает картины за какие-то немыслимые деньги... То есть, чтобы в Советском Союзе у тебя вдруг из-за твоей художественной деятельности возникли настолько большие покупательные возможности, это было, прямо скажем, редкость.

Павел Бадыров. У серьезных, состоявшихся художников. Но для этого надо было проделать путь определенный. И что-то из себя представлять. Да.

Клим Жуков. Ну, то есть, если ты Мухина, понятно, у тебя возможности будут даже еще и больше. Они будут не нужны. Тебе все дадут просто. Квартиры. Студии какие художникам выдавали. Это же просто караул. Сейчас это одни из лучших квартир в Питере. Бывшие художественные студии. Да и в Москве.

Павел Бадыров. Смотреть эти фильмы про Фросю Бурлакову...

Клим Жуков. Да.

Павел Бадыров. Там архитектор. Студия какая колоссальная. Там Папанов играет. Реально огромные площади выдавались конкретно людям, чтобы они творили. Это было.

Клим Жуков. И вот люди оказались на войне. Кто в Таджикистане, кто в Чечне, кто потом наемником после армии поехал... Приднестровье, Сербия... Вот это вот все. Потому, что денег нет. Вообще никаких. Возможностей заработать вообще никаких нет. Тебе говорят: ”Поехали постреляем”. - ”По кому?” - ”По хорватам. Они же католики”. А тогда все вдруг резко православные сделались. Вообще все поголовно. ”А. Ну, по католикам конечно можно”. И уезжали. А потом кто выжил приезжали... Вообще людей было не узнать. В принципе. Потому, что когда два моих знакомых, не буду называть, они гранату взорвали на кухне. По пьянке. Поспорив, кто из них не постесняется прямо вот сейчас под стол кинуть гранату. Один взял и кинул. Думал, что учебная. А она оказалась не учебная. Ну, и вот оба... В силу того, что очень большая кухня. И стол был толстенный деревянный. Они успели его опрокинуть и за него прыгнуть. А так как граната была с шариками... Ну, в каждом... Понятно. Стол-то просквозило. В одном то ли 20 осколков, в другом... Но они все под кожей. Не глубоко. Ну, и вот кровища хлещет. Оба сидят на лестнице. На площадке. Курят. Потому, что случайно живы остались. Протрезвели оба. Ну, а соседи вызвали конечно милицию. И вот прибегают... Уже тогда... Это какой год был? 1995 что ли? Космонавты в скафандрах. С тараном. Пробегают мимо двух мужиков в крови. Вообще не обращая внимания. И выносят ту дверь, откуда звонок поступил. Там два пенсионера: ”Это же мы вызвали”. - ”Да?” И тут так это... ”Там два мужика в крови. Может как-то связано? Это у вас граната взорвалась?” - ”Ты не представляешь, командир, в окно кинули. Чудом живы остались. Вообще не знаем...”

Павел Бадыров. Правда, закрытые окна.

Клим Жуков. Ну, она же там бахнула. Стекла вынесло, естественно, совсем.

Павел Бадыров. Почему-то наружу.

Клим Жуков. А какая разница? Как ты проверишь? Граната влетела, бахнула и стекла разлетелись. Ну, сказали: ”Будете писать заявление?” Все. На этом все закончилось. В общем какие-то были совершенно немыслимые ситуации у людей. Которые в нормальном состоянии даже за анекдот было не принять. Если такую историю рассказали. Даже знакомые военные... Скажем году в 1989, я бы, не смотря на юный возраст, точно знал, что дядя Петя, дядя Вася меня пытаются обмануть. Такого не бывает точно совершенно. Ни про каток на балконе, ни про гранату в кухне.

Павел Бадыров. На самом деле все было вполне себе понимаемо. Страна, как ты правильно сказал, жила по одним каким-то представлениям. Система ценностей была сформирована. Вдруг все это с ног на голову перевернулось. Помнишь анекдот того периода, когда выпускница школы золотая медалистка. И ее встречает преподавательница. Узнав, что она еще и проститутка. ”Как так, Света? Золотая медаль, училась как не знаю кто. И стала проституткой. Как так произошло?” - ”Ну, просто повезло”. И когда реально... Люди... Настолько поменялась система ценностей. Очень быстро все это произошло. Всю опору из-под ног выбили. Если раньше спекуляция, это было уголовно наказуемое деяние, то теперь коммерческие ларьки, где это является, так сказать, целью деятельности. И вдруг неожиданно выяснилось, что это круто. Бизнес, это круто. Если человек зарабатывает деньги, купив дешево и продав дорого, это суть спекуляции... Скупка с целью перепродажи для извлечения прибыли. То теперь это то, к чему надо стремиться. Неожиданно пацаны стали стремиться становиться теми же самыми бандитами. Потому, что крутые парни в кожаных куртках, на модных тачках. И все остальное. Стало предметом мечтаний. Было одно, стало другое. Это произошло за какой-то очень короткий промежуток времени. Выбило почву из-под ног. Люди вообще потерялись. И ко всему прочему... Разрушены все экономические связи. Страна распалась. Предприятия не работают. Выдают продукцией зарплату. Какую-то хрень. Завод производит, предположим, кастрюли. ”Вот вам, ребята, зарплата кастрюлями”. Чего с ними делать? Беги на рынок. Все эти ”челноки”. Люди, которые имеют шикарное образование. В них были вложены годы труда, обучения. Достигшие высот в своей профессии. Начинают заниматься тем, что на рынке стоят, торгуют какой-то хренью. Потому, что просто не выжить. Голодуха. Сколько людей умерло. Полагаю, в те годы, так сказать, ушли в мир иной. Это страшные времена были.

Клим Жуков. Ну, если посмотреть элементарную официальную статистику... У нас же демографические показатели... Вот прямо 1991 год. Раз, и прямо вниз. Прямо вот так по диагонали. Между 1991 и 1993 годом. Сначала минус 100 тысяч. Потому минус 200 тысяч. Потом минус 300 тысяч в год. По-моему, у нас был рекорд 600 тысяч в год.

Павел Бадыров. Это страшные времена были. Многие не понимают. Полное бесправие. Очень важным было моментом то, что органы правоохранительные перестали заниматься тем, чем занимаются. Во-первых, значимая часть из них стала заниматься фактически зарабатыванием бабла. Помнишь, опять-таки, анекдот? Когда устроился на работу, ему выдают ствол, говорят: ”Тогда-то являться за зарплатой”. - ”Еще и зарплата?” Они и крутились. На самом деле такие были дичайшие времена. На фоне всего этого правоохранители перестали заниматься... Еще их разваливали специально. И выползла вот эта вся дрянь. И появилось ”кто сильнее, тот и прав”. Это же было везде. Любое ДТП на дороге к чему приводило? Тут же приезжает ”крыша” одного, ”крыша” другого. Если они есть. Если нет, там сразу человеку обосновывают: ”У тебя нет ”крыши”, значит, теперь мы твоя ”крыша”. И вообще ты неправ, ездить ты не умеешь. Надо машину забрать...” Машину тут же забирали. Тут же ехали куда-нибудь переписывали. И попробуй не съезди. Огромное количество людей ездило и отдавало ровно потому, что иначе просто убьют. Такая ”веселая” жизнь. И ты становился абсолютно беспомощным. Мне, например, в те годы повезло. Благодаря тому, что я оказался в силовой структуре. Силовая структура, это некий ежик с шипами, который может защищаться. Поэтому на них наезжать сложно. И поэтому я был защищен и не чувствовал себя уязвимым. Это было офигенно. В те непростые времена. А огромное количество людей не имело за спиной ничего этого. Как раз те, кого нам доводилось охранять... Людей убивали, грабили. Плюс дичайший был разгул аферюг и мошенников. Я помню к нам прибежал один мой знакомый. Говорит: ”Ребята, защитите меня”. - ”Что случилось?” Он говорит: ”Я тут в одной компании работал. Они занимаются бизнесом. Занимались...” Это называлось ”бизнес”. Они брали деньги, переправляли их каким-то своим, так сказать, партнерам в Прибалтику. После чего через неделю те возвращали им деньги с неким процентом. Процент этот был серьезный. И те опять собирали деньги, отдавали в Прибалтику...

Клим Жуков. Пирамида какая-то была.

Павел Бадыров. Они обрадовались. Поняли... Процент был серьезный. За неделю... Я не помню. 20, 30 процентов. Безумие. Вот. Чего еще делать? ”Денег мы зарабатываем мало. Поэтому надо вовлечь людей”. Они начинают бегать по всем своим знакомым. ”Слушай, можно отдать на недельку, а получишь 10 процентов”. Те им отдают деньги, они туда переправляют. Когда этот оборот дошел до нескольких миллионов долларов, они в очередной раз отдали туда деньги и с концами. Целая куча людей, которые с вопросом: ”Где же наши деньги?” Ну, и собственно... Мы тогда с этим человеком никаких дел, так сказать, иметь не захотели. Занимался он какой-то мутной темой. Ко всему прочему был вопрос: ”Когда ты зарабатывал процент, ты что-то к нам не приходил”. Мы, может быть, как некая силовая структура, охраняющая... Проанализировали ситуацию. А тут, когда... Ты, уж извини. Он лег на дно. Все с ним было в порядке. Через какое-то приличное время его даже встречал. А вот его руководитель организации, в которой он работал, он в результате убил всю свою семью и сбросился с крыши. Он покончил жизнь самоубийством. Так что насмотреться довелось всякого разного. Был момент мы охраняли семейную пару, где неожиданно... Сейчас точно не помню. Муж или жена совершила попытку самоубийства. Вовремя откачали. Потому, что абсолютно наглые люди разводили их... Я потом был на этой ”стрелке”, где мы тех людей посылали, защищая этих. Просто в тупую отнимать квартиру пытались. Я уже не помню подоплеку. В тупую. Причем с той стороны приезжала охреневшая наглая баба. По-другому не назвать. Я редко когда применяю такое термин к женщинам. Но это была баба конкретно. Тварь такая... И она понимает... С ней разговариваешь... Люди бедные, их собираются выкидывать на улицу. Там дети. Ей по фигу. Мы, как бы, вполне доступным языком объяснили, что не получится. И они пошли в соответствующем направлении... Но если бы нас там не оказалось, я не знаю чем бы все это закончилось. Была бы или очередная семья бомжей, или... Ужас какой-то. Так-то... Кто-то там куролесил... Тогда же начали торговать чем ни попадя. Потому, что страна вне рынка. Еще не утряслась...

Клим Жуков. В этом и смысл.

Павел Бадыров. Быстренько продать что-то. Там купить то, что здесь можно продать дороже. Такие прибыли, да... Якобы бизнес. Не бизнес, а чушь собачья. ”Бабки”-то огромные. Они начинают их швырять направо, налево... Тогда же были абсолютно реальные случаи, когда: ”Телохранитель классный парень. Давай ему подарим...” Это было нормально по тем временам. Казалось, что так будет всегда. Для групп людей, которые оказались... Казалось, что шикарные возможности открываются. Поэтому было все ”весело”.

Клим Жуков. Самое главное, что это подогревалось на очень высоком уровне. Почему? Потому, что есть у нас, условно, некий шалопай. Который вообще не знает ничего про бизнес. В силу того, что он никогда им не занимался. И только видел какие-то фильмы американские, которые у нас крутили в прокате. Все. На этом у него экономическая школа в принципе закончилась. За 10 рублей купил, за 20 продал... Вот. И все бросились этим заниматься. С одной стороны. С другой стороны все же видели, что так государство делает. ”А раз так делает государство, мы-то чем хуже?” Потому, что государство занималось и перепродажей, и распределением денег. Потому, что мы все помним, сначала было некое ”МММ”, которое было осуждено яростно общественностью и законом, как жульническое. А потом... В 1994 что ли...

Павел Бадыров. Мы успели немножко поохранять один из пунктов обмена акций ”МММ”. Тогда еще мы не знали что к чему. Прямо при нас это все рушилось. Как раз уже стали закрываться пункты обмена акций. Дикие толпы людей стояли возмущенные.

Клим Жуков. 1994 кажется год. В 1994 году государство начало распределять... В 1994. Государственные казначейские обязательства. Которые являлись теми же самыми акциями... А смысл был ровно один и тот же. Ну, а потом... Прошло 4 года. В 1998 все это развалилось. И мы оказались на несколько лет в такой... Что пришлось вызывать срочно коммунистическое правительство, которое хоть что-то вообще умело делать. Хоть что-то. Вдруг оказалось, все эти мальчики... Греф, Чубайс, Глазьев... Все остальные, которые учились по обмену в США. Они оказывается вообще ни хрена не волокут. Когда нужно спасать страну... Только что развалился Союз, а сейчас развалится вообще все. Причем так развалится, что не только не соберете... Возможно, вы просто не уцелеете при этом. Со всеми вашими бизнесками... Ну, и вот поэтому пришлось звать товарища Примакова. Который пришел и в каком-то... Никаком не коммунистическом. Я говорю, что коммунисты в смысле того, что работал когда-то в реальном управлении. Он это вручную собрал. Ну, потом... ”Дальше будем сами”. Как? Точно так же. Только с соблюдением теперь неких, что называется, договорных норм. ”Вы так умеете, и мы так умеем”. Сложного-то ничего нет.

Павел Бадыров. На самом деле тогда... Сейчас говорят: ”Пирамида. Что за идиоты?” Какие идиоты? Люди не понимали, что такое капитализм вообще. Это же все преподносилось так: ”Есть некий бизнес...”

Клим Жуков. Куда вкладываются деньги.

Павел Бадыров. И где очень большие дивиденды. А люди тогда представления даже не имели, что такое бизнес. По сути по своей. Не понимали какого уровня могут быть эти дивиденды. Все эти рекламные ролики с Леней Голубковым, где он рассказывал: ”Я не халявщик, я партнер”. Это же некая партнерская... Вкладываешь деньги, инвестируешь... Проценты... Потому, что тогда было... Прокрутить деньги, где-то что-то купить... Это типа бизнес. И казалось, что это нормальный бизнес, что такие проценты могут быть фактически. Люди же не сталкивались с тем, что норма прибыли... Таких процентов не бывает. Люди искренне верили, что кто-то зарабатывает деньги... Такой бизнес. Не понимали вообще ничего. Поэтому критиковать достаточно сложно. Квартиры же продавали для того, чтобы как можно больше денег вложить. Через неделю, через две, через три ты же получишь гораздо больше денег. А чем больше принесешь, тем больше получишь. Принесли. Кому-то даже повезло. Успели. А кто-то уже на следующем шаге... И все. И ходят потом обманутые вкладчики. Реально обманутые.

Клим Жуков. Я даже знаю человека, который успел, по-моему, раза три прокрутить акции. Не потому, что он очень умный, а потому, что ему просто очень повезло. А потом он оказался с большими деньгами. По-настоящему с большими. И он эти деньги понес в такую же пирамиду. И вот ты представляешь... Там какая-то была очередная выплата. Типа в июне месяце 1998 года. Он забрал и поменял все, а обратно купить акции не успел. И в августе 1998 все падает, а он с пятью чемоданами баксов, которые каждый день растут в цене. В 10 раз они успели подорожать. Я сейчас не помню точно. Какой-то... Какое в 10? По-моему, еще больше. И он вдруг из просто состоятельного человека стал очень состоятельным человеком. Не потому...

Павел Бадыров. Счастливчик.

Клим Жуков. Не потому, что он дико умный. Просто потому, что ему очень повезло. Он сразу купил себе 15 квартир. Просто потому, что раньше он мог купить себе три, а тут он смог купить себе 15. Он их там ловко продал и на вырученные деньги купил еще. И у него вдруг на какой-то момент... Видный бизнесмен. Все, что он организовал, это настоящий бизнес. А это были как раз 2000-е годы. Там уже какие-то люди с пистолетами вряд ли уже могли приехать. Просто так. Вдруг. Откуда-то. Вот. И он оказался вполне устроен, жив, здоров. Хорошо себя чувствовал. Я его года 4 не видел. По крайней мере чувствовал он себя замечательно. А многим... Большинству повезло гораздо меньше.

Павел Бадыров. В капитализме же оно так. Везет, слово ”везение”, не большому количеству людей. По-другому богатым не стать. Это происходит за счет перераспределения. А так, чтобы у всех так получилось, такого не бывает. Дрожжей таких не придумано.

Клим Жуков. Они могут расти очень сильно по чуть-чуть.

Павел Бадыров. Это проценты в год. Проценты в день – такого не бывает.

Клим Жуков. Не бывает. По поводу всех этих пирамид. Тогда еще был жив мой мудрый дедушка. Полковник одной известной конторы. Он, ничего не объясняя, достал О’Генри с полки. И дал мне прочитать рассказ, который называется ”Трест, который лопнул”. Там все, все, все было описано доступным языком. Так, что сразу все вообще тут же стало понятно. Вот вообще. Потому, что схема простая. Вот и все. Другое дело, что, да, Павел совершенно прав. Люди в тот момент не знали где оказались. Хотя 99 процентов из них читали О’Генри. И даже смотрели кино. Им аналогию в голове было провести очень трудно.

Павел Бадыров. Нет, нет. Пока ты не поживешь в капитализме... Даже не капитализм, а тот дикий капитализм. Вообще не представляешь. Я вот помню, мы занялись бизнесом. Охранным бизнесом. Это вроде бизнес. А как вообще? Это вообще... Мы встречаемся с какими-то людьми, бизнесменами, переговоры. И один из тех, кто был с нами, наш коллега, задавал вопрос: ”Ребята, расскажите вообще... А бизнес это... Как деньги зарабатывать?” Как сделать так, чтобы какую-то структуру построить и она бы тебе стала непрерывно и всегда приносить деньги. И те люди говорили: ”Такого не бывает. Бизнес, это то-то, то-то... Так, чтобы ты сделал раз и навсегда... Нет. Надо все время...” Наверное что-то скрывают. Понимания не было вообще. Просто откуда... У меня представление о капитализме было ”Незнайка на Луне”. Больше не было ничего. Потому, что рассказы о том как это бывает... Подводные стороны этого бизнеса. Точнее капитализма. Негативные. Вообще как-то мимо. Не понимаешь этого ничего. И вдруг ты оказываешься в этом мире. Убирают все гарантии социальные, которые были до этого. Принципиально же было что? В Советском Союзе государство гарантировало тебе практически все. Выживание твое. Ты не мог остаться без работы. Было запрещено. Если ты не работал... Уклоняться от работы...

Клим Жуков. Уголовное преступление.

Павел Бадыров. Соответственно работа у всех. То есть, быть безработным невозможно без собственного на то желания. Есть работа, значит, ты обеспечен с точки зрения проживания. Ты обязательно будешь накормлен, одет и будет где жить. Хоть общага...

Клим Жуков. Точно вылечат.

Павел Бадыров. Да. Медицина и все остальное. То есть, ты был застрахован... Ты не мог оказаться в ситуации человека, выброшенного и беззащитного, который ориентируется и имеет возможность опираться только на собственные силы. Всегда за спиной стояло государство. И вдруг этой опоры не стало и ты оказался в мире, где все по-другому. И с этим миром ты не знаком, как выживать, ты не знаешь. Тебя этому никогда не учили. Самые шустрые, самые дерзкие начали хватать, увидев, что теперь такой мир. Пожирают слабого. И начались вот эти все... Специально создавалась такая обстановка беззакония полного. Для того, чтобы быстро нахапать. Помнишь же? Реклама... Не было же интернета. Объявления, это все была реклама. Объявление: ”Меняю ваучер на ”Мерседес”. И тут же у метро стоит какой-нибудь чувак, который продает за бутылку водки. Потому, что никто не понимал, что это за бумажка. Всем раздали долю собственности в стране.

Клим Жуков. Во-первых, объяснили всем, что стоит точно 10 тысяч рублей. То есть, это чуть больше, чем цена ”Волги”. ”Волга” 9800 стоила, если не ошибаюсь. Деньги тоже страшные, кстати говоря. А тут у тебя гарантированно... Будет ”Волга” и отпраздновать.

Павел Бадыров. Никто не понимал... ”Волгу” не давали, давали ваучер.

Клим Жуков. Вот именно. А самое главное... Если всем в стране... Нас тогда проживало в стране двести с лишним миллионов человек. Там, допустим, это будет 50 миллионов семей. Вам дадут 50 миллионов ”Волг”?

Павел Бадыров. Мягко говоря, взять их неоткуда.

Клим Жуков. Их столько не сделать. А самое главное. Зачем? Куда вы все вместе на этой танковой армии поедете? Разом все. Вы представляете, что будет с ценами на бензин, например? И прочее, и прочее. А потом, когда их дали... Ну, как... Была гарантия. Чубайс гарантировал, что ваучер, это цена ”Волги”. Ну, или вы захотите картошки купить по цене ”Волги”. Пожалуйста. Купите картошки. Но когда их стали раздавать, эти самые ваучеры, вдруг выяснилось, что пока их цена... Она же рыночная. И максимум, что она стоит, это 3 тысячи рублей. Максимум. А эти 3 тысячи рублей сегодня стоили 3 тысячи долларов. Даже чуть больше. А ровно проходит месяц, и они стоят уже тысячу долларов. А еще через три месяца они стоят пятьсот долларов. А ваучер стоит не три тысячи, а две тысячи рублей. Хотя на нем по-прежнему написано: ”10 тысяч рублей”. Но это ничего не значит. Потому, что у него какая-то рыночная цена. И вот когда это все... Оно... Материально вдруг было реализовано. Ты просто не понимал почему на нем написано ”10 тысяч рублей”. Его иногда и за двести не продать.

Павел Бадыров. В том-то и дело. И разговоры: ”Вложить ваучер...” Бред. Ну, вложил. И там ничего. И ты со своим ваучером... Таких эпизодов было огромное количество. Реально за бутылку водки их продавали. Куда их девать? А кто-то умный в свое время эти ваучеры быстро скупил. Где-то, как-то, оказавшись в нужное время в нужном месте.

Клим Жуков. Нужны были свободные деньги.

Павел Бадыров. Да. Предприятие неожиданно стало твоим. Работал на Кировском заводе. Уволился. Через некоторое время выясняется, что генеральный директор Кировского завода является собственником завода. Как так? Созданное огромным количеством людей на протяжении многих десятков лет предприятие. Кировский завод, это, мягко говоря, крупное предприятие. Я помню порядка 12 минут шел от проходной до своего КБ. Быстрым шагом.

Клим Жуков. Я там крыши крыл на Кировском заводе. В свое время. Как раз во время кризиса 1998 года. Ты его не обойдешь просто.

Павел Бадыров. Там пожарная станция была. Свой был опорный пункт милиции. И своя поликлиника и скорая помощь.

Клим Жуков. И баня была своя. Вот. Я как раз там бывал. Баня, кстати, хорошая. В самом деле.

Павел Бадыров. И вот это все вдруг принадлежит кому-то. Был директором. Почему-то стал владельцем. И так вся страна была неожиданно поделена между небольшим количеством людей. Которые оказались в нужное время в нужном месте. Все такие совладельцы страны со своим ваучером стоимостью 10 тысяч рублей, которые не имеют ничего, потеряли деньги, сбережения. Обмен денег. Помнишь, были дикие цены? Инфляция была сумасшедшая. Помню вот... Мы приглашали... Мы съездили в Лондон. Мы познакомились там с руководителями школы по подготовке телохранителей. У нас возникла идея замутить совместный бизнес. Здесь готовить. Под их брендом. С их технологиями. Но здесь дешевле. И они приехали сюда, и мы, в рамках культурной программы, показывали места, где можно все это организовать. Еще и водили в рестораны. Один из ресторанов был ”Дворянское гнездо”. Такой небольшой ресторанчик. В те времена он был сильно крутой. Сейчас не знаю. Мы туда привели, мы поужинали. Как раз это было после посещения Мариинского театра. Он там рядом расположен. Сходили на ”Лебединое озеро”. Надо было произвести впечатление. И в ресторанчик. Поели. После выхода я расплатился. Это был вот такой пакет денег. Полиэтиленовый пакет вот такой. Это даже анекдот тогда... Может, помнишь? Приходили на рынок. Со жрачкой тогда было плоховато. ”Дайте мне, пожалуйста, два килограмма еды”. - ”С вас два килограмма денег”. Такой обмен. Деньги вообще ничего не стоили. Дичь какая-то была. И вот люди остались без ”бабла”. В тот момент они... Копили, копили в советских Сберкассах. Потом эти деньги...

Клим Жуков. Самая маленькая купюра, это была 1000 рублей. Кто не помнит.

Павел Бадыров. Дичь была. Времена были крайне ”веселые”.

Клим Жуков. Нет. Самая маленькая купюра была 100 рублей. 100 рублей. Это было как примерно 10 копеек сейчас. Купить вообще ничего нельзя было. Ну, да. Ну, коробок спичек. Какие-то начинались вменяемые, хоть на что-то похожие покупки, с тысячи рублей.

Павел Бадыров. Ну, вот я цены на тот момент не помню. Сам факт. Отдаю официанту пакет денег. Смешно вообще. Ужас. Там эти пачки пересчитывает. Дичь полная была.

Клим Жуков. Это конечно... Когда я помню... Когда это было? Это было зимой уже 2000 года. Я приехал в Москву. Мне нужно было по аспирантским делам в Государственный Исторический музей. Я поселился у своей тети. Я, значит, лежу в ванне. И читаю книжку. Только что купленную в Метро. ”Generation ”П”. Да. Я настолько удивился точности. Буквально. Мною было только что пережито. Совсем еще молодым человеком. Вот все, что я пережил. От и до. Кроме того, что я рекламой никогда не занимался. Да. Ну, и в ларьке никогда не работал. Не торговал ничем. У меня такого в биографии не было. А так вот... Разрушение мира, которое произошло буквально... И постройка абсолютно нового, совершенно непонятного, гораздо, на мой взгляд, худшего, в разы более жестокого мира. Если так это, в сухом остатке... То есть, парень-то прикольный...

Павел Бадыров. Можно еще коротенький эпизод из тех времен?

Клим Жуков. Обязательно. Мы для этого и собрались.

Павел Бадыров. Некоторое время назад на экраны большого количества мониторов нашей страны вышел один занятный фильм, где описывалось здание, которое, опять-таки, приписывалось одному известному лицу. Выпустил этот фильм очень известный гражданин. И там упоминалось занятное место, которое называлось ”Аква-дискотека”, где, было сказано, есть фонтан, есть бассейн... Так вот. В 1990-х годах, когда я еще работал в охранном предприятии ”Алекс”, нам довелось охранять ”Аква-дискотеку”. Проводилась она в спортивном комплексе Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. На Горьковской. Спортивный комплекс. Не в самом институте, а в спортивном комплексе. Там был 25-метровый бассейн. Около этого бассейна была большая площадка. Для разминки. И в этом здании организовали дискотеку. Туда привезли крутейшее оборудование звуковое, лазерное. На трех, по-моему, этажах этого комплекса были развернуты бары, где торговали пивом, какими-то алкогольными напитками. И там в самом зале, где был бассейн, была дискотека. На этой вот... Где суша. И что было интересно. В рамках этого всего безумия значимая часть посетителей проходили через раздевалки. И плавали в бассейне. Лазеры... Музон... Там аж бассейн трясется. И люди плавают в бассейне. Вылезают из бассейна и в купальниках и плавках танцуют вместе с людьми, которые не переодевались. Такой вот дурдом. Напоминает кадры из импортных фильмов. Около бассейнов, на свежем воздухе проводятся вечеринки. Это было то же самое. Очень круто организовано. Вход туда стоил аж 10 баксов. Просто зайти. Это право входа. Была касса рядом со входом на улице. И мы охраняли тогда в этой форме. У нас тогда еще не было оружия. Мы охраняли с какими-то дубинками, сделанными из швабры. Красили черной краской. С виду она казалась похожей на дубинку. На самом деле декорация была. И было у одного из наших сотрудников охотничье ружье, которое он привозил с собой. А у другого сотрудника был ротвейлер. Такая живописная компания. Охраняли вход. Нас было трое на самом входе. Я был в хорошей форме. В отличие от сегодняшнего момента. Фотку пришлю. Можно будет вставить. Выглядел живописно. Был еще парень за метр девяносто. Еще один был с детским выражением лица. Килограммов 130. И мы на входе стояли и никого не пускали. Приезжали, приезжали целыми грядками. ”Ребята, там касса...” ”Алекс”, тогда не очень было понятно, что это такое. Мы ни одного человека не пустили бесплатно. Хотя приезжали. Тогда уже появились, насколько я помню, которые приезжали в пиджаках. Это было новое веяние. Насмотревшись, очевидно, различных фильмов, они были все такие в пиджаке. Это была новая стильная одежда. Многие из них были уже... Волосы такие, зачесанные назад. Смешно показывать на моей лысой башке. Стильные такие. Вот они приезжают. ”Вот мы зайдем”. - ”Там касса”. Одна группа зашла бесплатно со словами: ”Мы на пять минут посмотреть. Может нам не понравится”. После чего они проникли и не возвращаются. Пришлось за ними сходить. Они такие... ”Пацаны, так не делается”. Короче, я деньги получил. Правда, я до кассы их не донес. Тогда так уж... Ну, ладно... В таком бою пришлось их добывать. Разделили между собой, как бы. Но... Безумие. Нищая страна. Но при этом есть большое количество людей, которые могут себе позволить выбросить приличное количество денег. 10 долларов по тем временам, это были деньги.

Клим Жуков. Да. Вполне себе.

Павел Бадыров. У нас тогда... Приезжали ребята из Израиля, собирались налаживать совместный бизнес по охране. Они спрашивали с целью проанализировать рынок: ”Ребята, сколько вам нужно зарплату, чтобы вы были прямо по уши довольны? Вы, будучи телохранителями, считали себя обеспеченными и не переживали ни о чем”. Часть людей написала, что зарплатой мечты является 500 долларов в месяц.

Клим Жуков. Это в самом деле была зарплата мечты.

Павел Бадыров. Я был более наглый. Я тогда более-менее понимал что к чему. Я попросил больше. Короче. 500 баксов, это не просто зарплата большая. Это реально... Ты можешь позволить себе... Очень скоро купишь машину. Нормально. И при этом 10 баксов, чтобы зайти. Конечно, это было очень дорого. Это безумие. Это выглядело совершенно феерично. Темнота естественно была в этом зале, где бассейн. И там это... А музыка была реально крутейшая. В те времена не знаю откуда это было взято. Звучало очень чисто, очень мощно. И на всех трех этажах шляющиеся люди. В углах сидящие... И вот это была один... Срез такой. Куча гуляющих, праздно шатающихся людей, которые прожигают жизнь. На фоне нищеты страны, как бы. И тут же мы охраняли дискотеку ночную. По-моему, она была в ЛДМ.

Клим Жуков. Ленинградский дом молодежи.

Павел Бадыров. Дворец молодежи. И там... Попроще был уровень дискотеки. Там были интересные моменты. На входе я тогда, так сказать... С какими-то такими: ”Слушай, ну, пропусти. Ты же такой же пацан, как и я”. Я не понимал, что в их смысле значит слово ”пацан”. Я говорю: ”Я не пацан. Я мужик”. Естественно, в глазах этого пацана я был полным лохом. Я просто жил вне этих правил. ”Пройдем бесплатно”. - ”Нет, ребята. Вы не пройдете бесплатно”. И важной частью нашей работы было присматривать за выходом из дискотеки. Из которого... Покидающие заведение граждане подвергались потенциальному... Постоянно подвергались тем или иным наездам со стороны ”бандитвы”, которая подъезжала к выходу и выдергивала оттуда девочек. Выходит девочка, которая потанцевала на дискотеке. Тут ”девяточка” тонированная. Там сидят веселые ребята. И к ней: ”Девочка, пойдемте проедемся на нашей машинке”. И вот они периодически пытались выхватить. Мы это дело... Обеспечивали их безопасный отход. Иногда это проходило в присутствии кавалера. Потому, что кавалеры разные. Бывали абсолютно ботанического вида. И выходит такой ”ботаник” со своей спутницей. И тут подваливают такие развязные ребята. ”Привет, Светка. Поехали с нами”. А этот ”ботаник”: ”Света, ты их знаешь? Созвонимся”. И прямо забирали. Хорошо если мы в этот момент оказывались рядом. Показывали ребятам направление движения. Один парень прибежал, просил: ”Вот у нас там девочку забирают...” Идешь, выхватываешь. Просто беспредел. Хвать и поехали. Что интересно. С большой степенью вероятности никто из этих девочек, оказавшись в такой ситуации... Не заявляли, ничего.

Клим Жуков. Я больше скажу. Многих потом не находили. Не то, что не заявляли. Потому, что когда началось в 1990-х годах расклеивание по автобусным остановкам, фонарным столбам: ”Пропал человек...” Это же было непонятно... Как может пропасть человек? Я за все время проживания в Советском Союзе... Может быть одно, может быть два таких объявления видел. Когда, ну, понятно... Это старый человек, он ушел за хлебом, забыл куда ходил. Вот и все. И потом его искали. Или совсем жуткие истории, которые случались не в Ленинграде, а в Ростове. Но это были просто какие-то там кошмарные истории. Не здесь, далеко... И это вообще как-то... А тут выходишь на остановку. Каждый день... Просто каждый день. ”Пропал человек... Пропал человек... Пропал человек...” И это... Вот куда ни приедешь... Москва, Питер, Гомель, Брянск... В братскую Белоруссию в Гомель приезжаешь, там то же самое все совершенно. Еще хуже. Потому, что там было сильно беднее. После того, как они отдельно зажили. Стало очень сильно беднее. Когда появился Лукашенко, я буквально через два года Гомель просто не узнал. Такой чистый, красивый город. С хорошими дорогами. Я думаю: ”Ничего себе. Как у вас получилось за 2 года? Интересно”.

Павел Бадыров. Сейчас закидают тебя комментариями.

Клим Жуков. Пускай. Потом в Москву приезжаешь. То же самое. ”Пропал человек...” Как он может пропасть? Взрослые, не взрослые. Фотография. А он там прямо видно, что спортсмен. Здоровый. Никакой не ”ботаник”.

Павел Бадыров. Ну, он мог пропасть, участвуя в такого рода встречах деловых. Назовем так.

Клим Жуков. Да. Вариантов много.

Павел Бадыров. В ”Бандитском Петербурге” место было обозначено... Регулярно же встречались в таких местах. ”Стрелочки” проводились тогда. Совершенно замечательное заведение было ”Швабский домик”. На площади.

Клим Жуков. ”Швабский домик”.

Павел Бадыров. Отличная, совершенно замечательная выпечка. Не сочтите за рекламу. Я лучшего ничего не ел. Сейчас мне нельзя, но когда было можно... Это лучшая выпечка. И она до сих пор такова. Потому, что жене покупаю. На этой площади, около ”Швабского домика”, чтобы приехать туда пообедать и не увидеть группку одну, вторую... Это было редкое явление. Постоянно проходили эти все ”стрелки”. Постоянно везде ”терли”... Такие занятные были ”стрелочки”. Один эпизод расскажу. Я еще на воротах стоял. До всех этих времен в охранном предприятии. В кабаке на воротах. Была группа, которая организована была легендарным на тот момент человеком, которого зовут Александр Снетков. Он был из оперполка. Резерв оперполка. Такая группа, которая предшествовала созданию... Потом уже на фоне этого... Через много лет. Ездили на захват особо опасных преступников. У него человек 300, по-моему, на счету. Захваченных. И вот собрал такую группу. Они стояли на воротах и все друг друга поддерживали. Один раз кто-то где-то обидел. Была назначена ”стрелка”. Надо было приехать, найти злодеев. И меня позвали. Потому, что я тогда имел отношение к этой тусовке. Все вместе пошли спасать. Нас туда приперлась хренова куча людей. С той стороны на тот момент не приехал никто. И мы там такой толпой ходили вечером. Все из разных точек. Не все друг друга знали. С подозрением друг на друга смотрели. Но приехала одна сторона. Вторая не явилась. А был смешной момент. Один пострадал. Уже в ресторане была встреча. Мы все туда приехали. Я захожу в ресторан. Живописнейшая картина. Целая куча столиков. За каждым из них сидят мужики абсолютно типичного дизайна. С такими носами, с такими ушами. Все такие... И жуют. Салатики на каждом столе расставлены. Какие-то напитки. Молча жуют. Я приехал с друзьями, они их знали. ”Это тот, это тот...” Чемпион России по боксу. Там таких бойцов было много разных. И мы ждем некоего человека, представителя некой Тамбовской группировки. Которая, вроде бы, где-то, как-то повздорила с одним из членов этой тусовки. Ожидали, что с той стороны приедет группа людей. Но приехал он один. Это было очень занятное зрелище. Заходит чувак. Не буду его называть. Он зашел развязной походкой в ресторан. Как в стенку. И увидел это зрелище живописное. К нему подошли, что-то ”перетерли”... Для нас эта ”стрелка” закончилась. Посидели для массовки, понаблюдали. Очень занятные моменты были.

Клим Жуков. Это было с одной стороны весело, а с другой стороны я же помню чем очень часто заканчивалось. Один раз я это наблюдал лично. Как это заканчивается. Потому, что шел я весь такой... 1996 год был. Только что я был в магазине ”Спорттовары”, купил себе очень хороший рюкзак под названием ”Чебурашка”. Третий год занимался военно-исторической реконструкцией. Мне очень нужен был хороший рюкзак. И вот иду я... Один проспект, к нему вот так другая улица. С улицы едет ”Мерседес” красивый черный. Весь такой прямо... И его с одной стороны блокирует... ”Подрезает” машина. И с другой стороны машина останавливается. И в него начинают лупить из автомата. И из ”Мерседеса” начинают в ответ лупить из автомата. И то, что из ”Мерседеса” несется, оно все летит в меня... По крайней мере в мою сторону. Я за березу, которая там росла. В школе нам сразу объяснили, что нужно сразу падать за какое-нибудь укрытие и не думать ни о чем. Сначала упасть, потом думать. Лежу, слышу... Как неприятно. Потом выяснилось, что с крыши еще снайпер из винтовки поддерживал творческий коллектив.

Павел Бадыров. Там вообще все хорошо было?

Клим Жуков. Ну, там... Что удивительно. ”Мерседес” просто превратился... Как это? На что это было похоже? Дуршлаг. Один, как выяснилось, выбрался сам и его даже успели дотащить до больницы. До медсанчасти, которая там рядом находится. Скончался.

Павел Бадыров. Так это было... Это было... Недалеко от того места, где я сейчас живу. Интересно.

Клим Жуков. Я, честно говоря, не помню. Потом понятно я уже...

Павел Бадыров. На ”Мерседесе”... А где это все произошло?

Клим Жуков. Проспект Луначарского, улица Руднева.

Павел Бадыров. Стрельба там была?

Клим Жуков. Да.

Павел Бадыров. Тогда нет. Другое место.

Клим Жуков. В общем я один раз такое повидал. Да. И один раз я не то, что видел... Это было от меня недалеко. Я там не оказался, не дошел до поворота метров 300. Машина взорвалась. Там, правда, насколько я знаю, никого не было. Она просто взорвалась. Вроде как, я вообще настолько далек от всех этих кругов, слоев... И то, просто ходя по улицам большого города... Я наблюдал такого рода явления. И более того. Если бы я как-то ходил немножко побыстрее и соображал бы немножко помедленней, у меня были шансы схватить пулю, осколок... Все, что угодно.

Павел Бадыров. Это же непредсказуемо. Нарваться можно... Но в те времена это действительно происходило... Я думаю, если статистику поднять, по тем временам сколько людей было убито. Страшные цифры будут.

Клим Жуков. Ну, как говорят... Опять же, я очень слабо представляю как такое можно проверить. Только в этих ”стрелках” во всех... И последующих разборках... У нас где-то с 1991 по 1999 год 40 тысяч человек... Я просто не знаю как это можно посчитать в силу того... Есть некоторая неучтенная часть. Пропал без вести.

Павел Бадыров. Ну, потом ездили прикопать куда-нибудь в лесочек.

Клим Жуков. Прикопать в лесочек. Более того. Я, так сказать, посещал постоянно... Я там чтецом и пономарем работал. Церковь святого Георгия. Я наблюдал тамошних кладбищенских сотрудников. Там несколько было таких персонажей. Которые не в лесочке, а очень даже на кладбище... Подселяли, так сказать. Все были очень богатые. Исключительно. С такими вот... Не назову это браслетом. Наручники просто золотые были. Как это назвать-то?

Павел Бадыров. Аксессуар, демонстрирующий материальный статус человека.

Клим Жуков. Вот. Он идет в робе брезентовой, в сапогах, которые в таком слое грязи. И из-под этой робы торчит золотая цепь. Я думаю, если сейчас провести некие раскопки, очень много интересного может обнаружиться. В смысле того, что у могилы... Целая квартира, а не могила. Фактически. Через это была масса переживаний. До сих пор думаешь: ”С одной стороны было очень интересно”.

Павел Бадыров. Интересно. Я почему в своем ролике... Дело в том, что... Это было страшное, безусловно, время. Но... Молодой. Прошел через него с диким количество креатива. Очень люблю всякое творчество. Мне просто повезло. Охранное предприятие было безумно интересно с точки зрения созидать. Это было нечто новое. Мы создали шикарную систему подготовки кадров. Потом, уже позже... В фитнес ушел. Это была творческая история. И как-то произошло... Я женился в эти годы. Романтическая история. Через этого человека, которого охранял. Он пошел в банк, она работала операционисткой. И он меня попросил перевести, выступить в качестве переводчика. И он даже к ней попытался подкатить. Ну, я грамотно перевел, телефон записал. И потом... Приглашал на выставку картин, которую он спонсировал. Я пришел туда с ней. Он это запомнил. Через это я, в том числе, и покинул охранное предприятие ”Алекс”. Потому, что он пожаловался руководству, что его телохранитель интересуется финансовым положением его. Я тогда не понимал, что операционист может знать. Для меня это было... Я вообще тогда не понимал... Ну, у меня был другой интерес. Благо с тех пор... Это был год 1994. С тех пор мы счастливы вместе в браке. Я не сказал. Он же... Его похитили. Когда охрана ”Алекса”... ”Алекс” с ним расстался потому, что он перестал платить. И я даже сосватал его в охранное предприятие ”Защита”. Потому, что он ко мне обратился, позвонил. А это вышеупомянутый Александр Снетков. Легендарный человек. Тогда кличка была ”Батя”. Они создавали охранное предприятие ”Защита”. Одно из крупнейших в Питере. Я с ним был хорошо знаком еще с того периода, когда стоял на воротах. Я ему звоню: ”Есть клиент такой. Не хочешь познакомиться?” - ”Да”. Они общаются. Мне звонит Снетков: ”Сколько ты хочешь за то, что подгон такой сделал?” Я говорю: ”Как скажешь”. И он мне называет цифру, которая была несколько выше, чем я зарабатывал его охраняя. Процент за подгон. Я не успел воспользоваться этим процентом. Потому, что через несколько дней они с ним расстались. Потому, что он что-то не заплатил вперед, как было договорено. А они почему-то не выставили вооруженных охранников... И они расстались. И потом я готовлюсь на соревнования по пауэрлифтингу. Собираюсь выходить из дома. Мне звонит Снетков. Я же сосватал и больше ничего не знаю. Больше ничего не слышал. ”Это... Нас на Литейный таскали...” - ”Что случилось?” - ”Да он пропал”. Он оказался, ни много, ни мало, заявлен главным спонсором Игр доброй воли 1994 года.

Клим Жуков. Охренеть.

Павел Бадыров. ”Дело взято на контроль Ельциным. Ты кого нам подтянул?” Самое интересное, что после того, как он пропал, его больше никто никогда не видел. Его сожительница, которая выполняла функции директора, была найдена упавшей с крыши. А потом через некоторое время в одном из фитнес-клубов нашего города тренировался с человеком, который выглядел достаточно специфически. Такой бледный цвет лица. И он оказался из одного весьма известного в городе коллектива. И выяснилось, что он отбывал наказание по обвинению в похищении этого гражданина. Вот такой тесный городок. Не знаю кто его похищал или нет... Такой был интересный эпизод. А через него, как я сказал, познакомился с женой. У меня жизнь была в эти годы интересная. Не смотря на то, что фон для всего этого был конечно страшненький. И несчастий насмотреться тоже довелось.

Клим Жуков. По этому поводу конечно настоящим взрывом лично для меня стало появление Youtube. Потому, что в Youtube... Когда появился широкополосной интернет, через который можно было видео смотреть... Это где-то 2006, 2007 год. Примерно. Я в Youtube вдруг... А я сразу... Мне тогдашние темы были не очень интересны. Что-нибудь искал про историю. И там появляется Чубайс. Который дает в каком-то самолете какое-то интервью. Судя по всему в конце 1990-х. Сейчас не помню когда это было. Может в начале 2000-х. Где сообщает: ”Да. Мы это все сделали специально. Да. Мы точно знали чем это закончится”. Благо такого рода мероприятия в разных странах мира уже проходили. И было на что опереться в виде опыта. Просто не в таком масштабе. Опыт уже был. Поэтому прямым текстом говорит: ”Мы точно знали чем это закончится”. Нет, это было не про экономику. Самое главное было уничтожить коммунистов. Все остальное было по фигу. А сколько это стоит все равно. Коммунисты гораздо страшнее. Он не так сказал. ”Дешево, даром. Все равно”. Каждый розданный завод был гвоздем в крышку гроба коммунизма. И нам легко слушать Джефри Сакса и прочих аналитиков, экспертов, которые нам советуют, что тут мы ошиблись. Все мы сделали так. Они просто не представляют себе что такое коммунизм. Вот. То есть, нужно понимать, что... Для кого коммунизм был страшнее? Для Чубайса и собственников средств производства он конечно был страшнее. Потому, что их просто бы не было. Не физически, а как собственников. Чубайс бы работал где и работал. Он работал в институте. Инженерно-экономическом. Или как он тогда правильно назывался? Куда его не выбрали в дирекцию. Он обиделся и пошел в политику. У меня мама голосовала против. Которая там преподавателем трудилась. Она не проголосовала, и Чубайс ушел в политику после этого. Абрамович был бы инженером. Миллер просто бы качал бы газ и, как и сейчас, переправлял бы его по газопроводу в Германию. Вот собственно... Никаких бы подвижек у них не было в жизни. Обычные были бы советские граждане. Получилось так, как получилось. Но мне это просто... Конкретно... Я в начале 2000-х еще не очень сильно был определившийся... С одной стороны с 1996 года я уже читал Маркса и в общем понимал, что экономика устроена именно так, как там написано. Но вот тут-то я сразу понял, что... Слушайте, это люди, которые смогли специально устроить такое... Это вопрос уже не в том, что экономика неправильно устроена, какая-то эстетика ужасная у капитализма. И экономика неправильно устроена. И эстетика... Люди, которые такое могут... Вообще даже не сделать. Это просто... Для меня лично они на одной доске стоят с нацистскими преступниками, которых судили в Нюрнберге. Потому, что последствия этих вот реформ, которые мы все... Не все пережили. Они для нашей страны оказались, как это ни странно, страшнее, чем нашествие гитлеровских орд. И в смысле демографическом, и в смысле экономическом. Гитлер осилил уничтожить 30 процентов материального достояния.

Павел Бадыров. И страна восстановилась буквально за 15 лет. А на 16-й год уже запустили человека в космос. Это было совершенно другое. А сейчас мы, я думаю, приближаемся к тому, с чего начинали. По прошествии уже скольки лет.

Клим Жуков. Не смотря на то, что... 30 лет прошло. Материально-технический прогресс все-таки он не остановим. Я в это верю. И он тащит всю планету. Так или иначе. Пускай теперь очень медленно, но вперед и вверх. И не смотря на научно-технический прогресс... Медицина с тем, что было 30 лет назад, по возможностям не сопоставима. В Советском Союзе... В с той медициной, которая была 35 лет назад мы бы эпидемии коронавируса не заметили. Никаких сомнений в этом нет. Потому, что там вопросы карантина и закрытия города на карантин, они просто не стояли. Этим занималось специальное министерство. Это было Министерство гражданской обороны. Оно было давным-давно сделано. Это министерство гражданской обороны могло пожаловаться куда нужно, и хоть Москву, хоть Питер закрыли бы на карантин. Без вопросов. И там с коечным фондом все было в порядке.

Павел Бадыров. Это самое главное. Я думаю, ничего бы так не происходило. Ничего бы закрывать особо не пришлось. А насчет того... Преступники. Вспоминаем слова классика, которого я практически не читал, но кое-что помню. В школе, где я учился, в ВУЗе... ”Нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист ради 300 процентов прибыли”. Что перед ними открылось, когда можно было порвать всю страну. Конечно люди шли на колоссальные преступления. И те, кто стояли у корней всего происходящего. И там какие-то иллюзии питать по поводу того, что они... Не могла совесть позволить... Это слово вообще там не присутствует.

Клим Жуков. Кому-то, может быть, не позволила бы, но всегда найдется такой, которому очень даже позволит.

Павел Бадыров. Про то и разговор, что там те, кто оказался... Эти люди совершенно понятные. Которые действуют исключительно в понятных, опять-таки, этих целях. Морально-нравственные моменты... Поэтому удивляться... Через цену колоссальнейших страданий, несчастий неимоверного количества людей появилась горстка сверхбогатых людей. Вот таким образом.

Клим Жуков. Это все собственно о чем? О том, что... Это еще слова одного классика о том, что за каждым крупным состоянием обязательно кроется преступление. Потому, что не бывает крупного состояния без преступлений. Когда это просто невозможно... Потому, что чтобы появились какие-то материальные средства в виде денег, сначала нужно что-то произвести. А чтобы что-то произвести... Неважно что. Мобильный телефон, услугу массажиста... Я не знаю... Нужно, чтобы за этим стоял труд. Причем огромная цепочка труда. Гигантская. Потому, что, как это ни странно, талантливый массажист, он ничего не производит. Вроде бы. Но чтобы он стал талантливым массажистом, он должен родиться, учиться, питаться, лечиться, где-то жить. А это все результаты труда. В любом случае. И вот у вас есть овеществленное богатство, которое выражается в эквиваленте. В товаре с абсолютной ликвидностью, в деньгах. Если у кого-то этих денег много, нужно понять, что где-то кто-то это все произвел. А он смог это перераспределить в свою пользу. Честно это не бывает никогда. Это может быть в данный момент и в данном месте специально написали такой закон, что конкретно данный способ отъема результатов чужого труда не считался уголовным преступлением. Это быть может. Вот.

Павел Бадыров. Неожиданный вывод. Хотя сложно с этим не согласиться.

Клим Жуков. Тут проблема дальше у меня возникает. Так сказать.

Павел Бадыров. Как закончить этот ролик?

Клим Жуков. Нет. Я пытаюсь закруглить. Может, ты чего-нибудь скажешь? Проблема того, что вот эти люди, которые прямо сейчас находятся при деньгах, власти, возможностях, у них стоит огромный вопрос легитимизации своих владений. Потому, что могут отнять в любую секунду. Сейчас у нас новый виток кризиса. Могут отнять... Я сейчас не говорю про очень сильно разозленный народ. Хотя, наверное, и он может. Кризис у нас глобальный. Значит, собственность будут перераспределять в рамках планеты Земля. И так как все не так здорово у всяких там Биллов Гейтсов, которые немножко богаче любых наших самых богатых людей, у них немножко больше возможностей. И, возможно, они эти самые возможности... Чтобы немножко наши миллиардеры своими миллиардами с ними поделились. Может быть, даже всеми. Почему? Потому, что всем ясно... ”Откуда ваши миллиарды? Давайте мы сейчас документы поднимем. У нас они все есть. В нашей Америке. И просто покажем. Ты это украл, а мы тебе помогли. Но ты-то это украл. Значит, не честно. А мы твои счета все арестуем”. Через это большие нервы у наших властителей. Мы видим как они начинают очень сильно внезапно суетиться.

Павел Бадыров. На самом деле... Мне кажется, что мир в целом медленно... Хотя не медленно. Погружается в российские 90-е. Характерной чертой которых было реальное проявление принципа животного существования под называнием ”сильный пожирает слабого”. То, о чем ты сейчас говорил. Мне кажется, не придется прибегать к каким-то извлеченным из сундуков документам. Которые демонстрируют украдено или не украдено. Просто придут и заберут. Потому, что когда начинают пропадать вот эти все нормы правил...

Клим Жуков. Приличий.

Павел Бадыров. Да. В 90-е годы были понятия. Но они соблюдались тогда, когда силы были примерно равны. Либо та и другая сторона могли чем-то не очень приятно ответить, если вдруг с ними поступили несправедливо. В случае если с той стороны была сила, с которой можно не считаться, ее просто жрали. То же самое касается международного права, которое сейчас попирается сплошь и рядом. Если дело дойдет... К тому, чтобы начать перераспределять. В рамках этого глобального кризиса. Естественно, все эти нормы международного права тут же забудут. И начнут работать тупо силой. И здесь уже все упрется у кого этой силы больше. И мы будем наблюдать картину тех самых 90-х, где образовались криминальные структуры... Только в рамках всего мира. И они будут бодаться между собой ровно по тем же самым правилам. И мы стоим, на мой взгляд, на пороге очень невеселых времен. Тех самых лихих. Только касающихся глобально всего мира. А там разборки могут проходить не с помощью взрывных устройств, заложенных под автомобиль, а с помощью других взрывных устройств. Которые еще и умудряются метать на расстояние... Через континенты. Тогда хрен знает, чем это может закончиться.

Клим Жуков. Ну, да. По крайней мере в 90-е можно было сбежать в Новую Зеландию.

Павел Бадыров. А сейчас, наверное, если все это начнется, то непонятно куда бежать.

Клим Жуков. В общем все катится к тому... Очень бы не хотелось. Но все катится к тому, что у нас снова будут некоторые интересные, только по-другому, времена. Вот. Не люблю никого расстраивать. Поменять в данном случае мы все равно ничего не можем. Поэтому будем относиться к происходящему со всем возможным юмором. Павел, спасибо огромное.

Павел Бадыров. Тебе спасибо за то, что пригласил.

Клим Жуков. Приходите к нам еще.

Павел Бадыров. Ну, если позовете...

Клим Жуков. Обязательно. На сегодня все. Всем пока.


В новостях

18.03.21 16:03 Павел Бадыров и Клим Жуков - 90-ые: жизнь и противоречия, комментарии: 35


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

cdcn
отправлено 04.04.21 16:14 | ответить | цитировать # 1


Продавали страну предавая друг друга
всех кто жил до нас,
всех кто будет жить
всех кто мог бы жить.
Живём на могилах



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк