Клим Жуков: вторжение мавров, репрессии Педро I, Испания в огне

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

26.07.22


01:47:42 | 572961 просмотр | текст | аудиоверсия | youtube | вконтакте | rutube | дзен

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Клим Александрович.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. События продолжают разворачиваться.

Клим Жуков. Да. Мы как раз собирались говорить о том, как собрались все в крестовый поход. Мы собрались... Как они собрались... И что из этого... Как неловко получилось в итоге. Да. Столетняя война. Как я и говорил, у нее был один важный... Одна важная черта была. Чуть не сказал ”бонус”. Такой хреновый бонус на самом деле. Черта, да, имела место. Она совершенно неожиданно для всех включила в себя какое-то нечеловеческое количество стран, которые, вроде бы, совершенно ни при чем. То есть, вообще. Ну, ладно Наварра. Да, там часть Испании некоторым образом. С другой стороны она же часть Франции. Но там же все-таки родственники короля французского. То есть, они заинтересованы. А при чем тут вообще-то Арагон и Кастилия? И тем более какие-нибудь мавры. Вообще ни при чем. Про Италия молчу. Они тоже, как будто, ни при чем. Но так вышло, что у итальянцев отчаянно брали в долг все, кому не лень. Потом эти долги не отдавали. Итальянцы разорялись и страшно страдали из-за этого. А потом, когда наступил мир в Бретиньи, по всей Европе разбежались банды рутьеров, которые принялись наниматься на службу к кому попало. И иногда не то, чтобы они нанимались, они просто приходили и забирали что-нибудь себе. То есть, нанимали себя сами за чужой счет. Вот так вот. Итальянцы от этого пострадали. Но про итальянцев-то мы сегодня не собирались говорить. Сегодня мы собирались говорить про Испанию. И вот Испания оказалась включена в Столетнюю войну на какой-то момент. Ну, не скажу, что чуть более, чем полностью. Но весьма изрядным... Потому, что Арагон и Кастилия, вот эти вот две страны были вовлечены в события Столетней войны от и до. Где-то до 1374 года. С 1360 по 1374 год у них это все не прекращалось безумие. Ну, мавры постольку поскольку. И вот с мавров я хотел начать. С гранадских. Потому, что есть одна красивая легенда. У нее даже есть некие материальные подтверждения. У этой красивой легенды. Гранадский эмир оказался... Ну, ему нужны были определенные союзные отношения с кем-нибудь. И он собрался договориться с королем Кастилии Педро I. По кличке “Жестокий“. Ну, там один Карл Злой, другой Педро Жестокий. Там все были прекрасны. Правда, по поводу Педро нужно сказать, что его еще звали “Справедливый“.

Д.Ю. У нас был такой солдат по кличке “Справедливый“. Это было равносильно слову “Дурак“.

Клим Жуков. По поводу его кликух, это отдельно. Пока про легенду. Так вот. Как можно приехать договариваться и не привезти с собой, ну, хотя бы часть сокровищницы? Чтобы показать, что с тобой в принципе можно договариваться. Ну, конечно с эмиром Гранады приехала пара верблюдов, нагруженных драгоценными каменьями, шелком, золотом. И во время переговоров он раскинул это дело перед Педро Жестоким. И он немного воспылал... Как бы это сказать? Завистью. Да. Сильнее всего его насторожил рубин, размером больше голубиного яйца. Вот такой вот. Он конечно сразу себе захотел этот рубин. Прямо немедленно. Вот. Ничего не сказал. Эмира приказал зарезать, а все забрал себе.

Д.Ю. Молодец какой.

Клим Жуков. Чего с ним договариваться, если можно просто все забрать?

Д.Ю. Это не влекло никаких последствий?

Клим Жуков. Я же говорю. Красивая легенда. Но перед тем, как помереть, эмир сообщил, что: “Не будет тебе счастья от моих драгоценностей. И в особенности от этого рубина, который, как я вижу, тебе страшно приглянулся. Проклятый он. И теперь проклятье на тебе будет лежать“. И вот что бы вы думали? Вот это... Десяти лет не прошло, как Педро Жестокого зарезали.

Д.Ю. Как наш звонарь. Ведь знал, что нельзя смотреть на молодой месяц через левое плечо. А взял и посмотрел. Семи лет не прошло.

Клим Жуков. Упал с колокольни. А материальное подтверждение-то какое? А дело в том, что этот самый рубин Педро I подарил Эдуарду Черному принцу. И он теперь красуется в короне Английской империи. Под названием “Рубин Черного принца“. Хотя это вовсе не рубин, а шпинель.

Д.Ю. В чем разница?

Клим Жуков. Просто разные минералы категорически.

Д.Ю. И цена разная?

Клим Жуков. Нет. Настолько чистая, такого хорошего цвета красная шпинель стоит ничуть не дешевле изумруда. А учитывая с какой она историей, она в принципе цены не имеет вообще. Потому, что она в самом деле... Она из Гранады. То есть, как она поступила к Педро Жестокому не очень понятно. Возможно просто ее подарили. За какие-то там союзнические услуги. А Черный принц помог очень сильно Педро. И он ему подарил тоже эту штуку. И вот теперь она вместе со всей английской...

Д.Ю. Возле бриллианта Кохинор.

Клим Жуков. Это она прямо в середине находится. Вот здесь вот. В самой старой английской короне. Прямо посередине тут находится этот самый шпинель. Вот такой вот. Какое-то время он болтался у Елизаветы в качестве пуговицы на костюме. Там поэтому такая дырочка есть. В дырочку вставили маленький рубинчик. Красота.

Д.Ю. А он граненый?

Клим Жуков. Нет. Тогда гранить еще не умели. Только умели шлифовать. Судя по всему, он происходит из Бирмы. То есть, как его дотащили в итоге... И когда дотащили. Она же может быть античного времени.

Д.Ю. И сколько за ним трупов. Даже представить страшно. Три кладбища.

Клим Жуков. Учитывая впечатляющие... Все думали, что это рубин. Что шпинель страшно дорогая, тогда не очень понимали. А рубин уже понимали, что очень дорогой. Поэтому конечно три кладбища сзади осталось. Но это все легенда, которая просто связывает наглядным образом Англию и Кастилию. А также Гранаду. А вот связь там была такая, что нужно сейчас поговорить про Испанию. Вот эти все... Тахо. И прочее. Красота. Испания. Солнечно. Вот в Испании...

Д.Ю. Тахо. Озеро Тахо? Оно тоже там как-то названо по-испански? Или нет?

Клим Жуков. Я, честно говоря, не помню. Я просто знакомые слова говорю испанские.

Д.Ю. Ну, у меня-то ассоциация с автомобилем... Которое в честь озера названо.

Клим Жуков. Понятно. Ну, хорошо. Бадахос, Бургас. В конце концов. Масса прекрасных названий. Гибралтар. Кстати, с Гибралтаром история будет связана.

Д.Ю. В Арагоне отличный акведук. Сохранился.

Клим Жуков. Там все сохранилось с римских времен. Прекрасно.

Д.Ю. Я по нему бегал. Впечатляет. Даже сейчас впечатляет. Настолько серьезное сооружение. Как они так ухитрялись? Угол держать надо. Транспортиры, наверное, какие-нибудь античные были.

Клим Жуков. Ну, транспортиры, отвесы. Как это называется, когда горизонтально уровень для кирпичей выставляют? Когда по ниточке вытягивают. И под ниточку закладывают кирпич. Так. В Барселоне мне поразила прачечная. Вот эта прачечная лучше нашего... Ну, то есть... Прачечная. Римская прачечная. Она такого размера. У нее приемный покой, где люди сидят и ждут... Она примерно... Сколько вот у тебя метров студия?

Д.Ю. 250.

Клим Жуков. Так вот, наверное, метров 230. Так вот. Чуть поменьше. Это просто приемный покой. Там вот это прачечное отделение натурально промышленное. Вот только думаешь... Если такого размера прачечная в не самом большом городе, значит, дома сам никто не думал стирать.

Д.Ю. Какие услуги. Комбинат бытового обслуживания.

Клим Жуков. Вот именно. А там чаны. Потом... Каменные. Потом эти каменные терки. Кирпичи вот так положены. Закругленные. Чтобы можно было по ним возить это все. В общем очень круто. Ну, вот. В этой солнечной Испании вокруг римских развалин... Посреди. 30 августа 1334 года в Бургасе у короля Кастилии Альфонсо XI родился сын Педро. От Марии Португальской. Местный автохтон, так сказать. Совсем полностью. Но тут момент конечно один был. Папа, Альфонсо XI, король Кастилии, был чудовищно невоздержан в половом смысле. Его даже невозможно было за это никак раскритиковать. Дети от законной супруги есть? Есть. Наследник мужского пола есть? Есть. Ну, и десять детей от любовницы Элеоноры де Гусман. Такая очень знатная. Знатная испанская аристократка. Из очень знаменитой фамилии. Говорят, отличалась, пока не родила 10 детей, невероятной красотой. Все хвалили. Девять сыновей и одна дочь.

Д.Ю. Ну, то, что она осталась любовницей после 10 детей... Серьезная женщина. То есть, даже утратив кондиции, все равно продолжали крепко дружить.

Клим Жуков. Да. Мама, Мария Португальская, вообще ни в чем себя не стесняла. Потому, что Альфонсо XI там... Она завела себе фаворита. То есть, тоже друга. Хуана Альфонса графа де Альбукерке. Ну, тоже, кстати говоря, фамилия, которая в испанской истории прогремит вплоть до XVIII века.

Д.Ю. Альбукерке?

Клим Жуков. Конечно. Альбукерке же будет возглавлять испанские терции в битве, которую нам показывали в замечательном фильме “Капитан Алатристе“. Вот. Это как раз будет его далекий потомок. Того самого Альбукерке. Ну, и у них там тоже... Они в Севилье отлично жили. От Севильи... У них все было прекрасно. И, так как отец занимался любовными похождениями и постоянной войной, ему некогда было заниматься с детьми. И сына воспитывала Мария Португальская и этот самый Альбукерке. Который, вполне естественно, имел на него очень крепкое влияние. Потому, что фактически он вместо отца был. Папы-то нет рядом никогда. А этот есть. И он почему-то с мамой дружит. Видимо, не чужой человек.

Д.Ю. Как такого не уважать?

Клим Жуков. Да. И все было бы ничего, но 26 марта 1350 года Альфонсо XI пытался очередной раз отбить у мавров Гибралтар. Он вообще с маврами воевал очень много и жестко. При нем было последнее мавританское вторжение из Северной Африки. Кстати, он его успешно отбил. И из Северной Африки в Испанию больше никогда никто не вторгался. Решили, что теперь хватит.

Д.Ю. Они были так сильны? Кстати, что Испанию так сурово...

Клим Жуков. Дело в том, что Испания вся была раздроблена. То есть, совсем вся. Поэтому соединенные мусульманской объединяющей идеей и еще более сильной идеей неплохо пограбить, мавры выступали единым фронтом. Через пролив заезжали в Гранадский эмират. Потом Гранадский халифат, как его назвали. И вот до конца XV века с ними ничего не могли сделать. Да. До середины XV века ничего не могли сделать. И потом только уже, взяв Гранаду, вот, да, смогли наконец соединить Испанию. Более или менее. Потому, что еще же Португалия оставалась. Которая вообще веке в XIII прекратила свою реконкисту, сказала: “Знаете, а вы давайте дальше сами. Нам уже и тут неплохо“. Так и все страны, которые представляли из себя замкнутые феодальные владения... Вот феодал свою землю освобождает и дальше ему не интересно. Поэтому мавры себя прекрасно чувствовали.

Д.Ю. Ну, как и у нас. Очень похоже. Да. Каждый сам по себе. Никакого толка от вас не будет. Должен прийти Харольд Косматый, заставить отбиваться дружно. Поставить в строй. И только тогда жизнь налаживается.

Клим Жуков. Да. Ну, там только это все при Фердинанде и Изабелле наладилось. То есть, с VIII до XV века отбивались от мавров. Вот так вот.

Д.Ю. Надо же так. Не смотря на присутствие... Все-таки отбились. Молодцы. Я тебе рассказывал? Интересное читал. Что все вот эти вывески... Когда снаружи заведения висит свиной окорок. Это как раз для мусульман и евреев. Что вам здесь не рады. Здесь свинину едят, сюда заходить не надо. Категорически. А правда, что этот... Как его? Вместе с Изабеллой Фердинанд... Когда евреев выгоняли. А евреи им денег собрали, чтобы остались... А прибежал Торквемада и закричал: “За 30 сребреников продали, а вы за 300 тысяч хотите продать“.

Клим Жуков. 300 тысяч гораздо лучше.

Д.Ю. Конечно. Попробуй устоять.

Клим Жуков. Торквемада просто сам был еврей. Поэтому... Он должен был сказать: “Я же знаю. Мы же испанцы друг друга не обманываем“.

Д.Ю. Атас. Вот бездны-то.

Клим Жуков. Да. Так вот. Альфонсо XI. Альфонсо XI пытался отбить Гибралтар. Но 26 марта 1350 года...

Д.Ю. А он и тогда, Гибралтар, играл серьезную роль?

Клим Жуков. Конечно. Это же ближайшее место. Доехать можно из Африки. Плюс пролив контролировать, что очень интересно всегда было.

Д.Ю. Они его кораблями или...

Клим Жуков. А дело в том, что каботажное же плавание. А раз каботажное плавание, ты заедешь в первую удобную бухту. То есть, в Гибралтар. И мимо не проедешь. Как только стало можно насквозь, появились некие сложности. Потому, что такой пушки, которая бы достреливала до того берега Африки у них просто не было. Но все-таки из удобной бухты выгнать один, два, десять кораблей... И просто поймать в этом Гибралтаре. Гораздо удобнее. Да. “Нарушаете? Прошу проследовать для составления протокола“. Вот. Поэтому Гибралтар был очень важен. Вот. 26 марта 1350 года догнала их чума. Вот. И от чумы Альфонсо и умер. Прямо там же. Во время осады. Вместе с изрядной частью своего войска. Да. Ну, тогда это... 1350 год. Два года всего как у них пандемия была. Только такая, настоящая. Не как у нас сейчас. У нас тоже не сахар. Но когда по улицам разложены... И убирать некому. Вот оно примерно тогда так выглядело. Совсем по-другому. И вот тут-то вдруг выяснилось, что Альфонсо XI очень любил Элеонору де Гусман. И всех вообще бастардов наградил землями, титулами, феодальными привилегиями. Вот. Конечно. Потому, что вот, например, Энрике, граф Трастамарский. При этом Федерико магистр ордена Сантьяго. Всего лишь. Другой – приор ордена Калатравы. То есть, этих бастардов пустили, как положено, по монашеской линии. Но и Калатрава, и Сантьяго, это два главных военно-монашеских ордена Испании. Которые таким влиянием обладают. Просто чудовищным. И с огромными богатствами. Потому, что к ним постоянно шляются паломники и оставляют там деньги. И вот это все у бастардов в руках.

Д.Ю. Заняли все командные высоты.

Клим Жуков. Ну, не все конечно. Но очень много. И вот тут-то у Педро... А Педро же наследник. Он в 16 лет становится... Даже не в 16, в 15 лет он становится королем. 26 марта отец умер, 27 марта его уже коронуют. Как положено... Да. А чем еще было знаменито правление Альфонсо XI? А тем, что он с бастардами от своего папы устал бодаться. И всех их пришлось казнить. Да. Потому, что они против него плели безостановочно заговоры, поднимали восстания и пытались свергнуть. И конечно на всех этих прекрасных историях, которые мама рассказывала, Мария Португальская, Педро I и вырос. И, обнаружив у себя девять бастардов, причем при серьезных должностях, он чего-то немного забеспокоился.

Д.Ю. Сейчас вы еще мощнее интриги плести начнете.

Клим Жуков. Ладно там одна дочка. Но девять братиков сводных... Вот это проблема. Ну, а мать, не смотри, что такая безропотная, она всю дорогу, видимо с графом Альбукерке, рассказывала какая тварь и проститутка эта Элеонора де Гусман. Ну, и как только Альфонсо XI умер первый декрет нового короля был не о земле, а о том, чтобы казнили Элеонору де Гусман. Потому, что она нарушила закон о прелюбодеянии. Причем с кем? С особой королевской крови. “Повинна смерти“.

Д.Ю. А что за закон такой?

Клим Жуков. Нельзя было. Ну, правда, все нарушали. Но это потому, что король разрешал. “А я вот не разрешаю“. Да. Мама нашептала ему в ухо, что такая она тварь, проститутка. И вообще. “Посмотри сколько теперь у тебя братиков. Сейчас ты с ними наплачешься. Поэтому первым делом... “ Элеонору де Гусман казнили. Что характерно, графа Альбукерке не казнили. Хотя она занимался тем же самым, нехорошим. Видимо полезный. Тут нужно отступить немножко назад. Последним гениальным проектом Альфонсо XI, который мог бы перевернуть вообще историю Испании, если не целиком, то, по крайней мере, в ее кастильской части очень серьезно... И он даже удался частично этот проект. Но в поколениях впереди. Был брак Педро и дочери Эдуарда III Иоанны Английской. В 1348 году их заочно обручили. И Иоанна с шикарной свитой поехала жениться. Замуж выходить. Беда была ровно в одном, что когда они поехали в 1348 году в Испанию, до Испании добралась чума. По полной программе. И королева вместе со всей свитой отдала Богу душу. В смысле королева... Принцесса. Будущая королева. Перспективная. То есть, померли вообще все. Остановились не там, где надо было. Неудачно остановились. Скажем так. Не угадали с поселением. А там они подхватили и все перемерли. Вот прямо не выезжая из гостиницы.

Д.Ю. Она такая стремительная была чума?

Клим Жуков. Ну, да. Если она в острой форме развивалась. Там за неделю можно было. Ты быстро приходил в полную негодность, не мог никуда больше ездить. А можно было дня за три. В зависимости от того как температура... Ну, там если больше 42 продержится. Через час сердце просто...

Д.Ю. Страшная болезнь.

Клим Жуков. Не то слово.

Д.Ю. А кто был виноват в распространении чумы? Тут и думать-то не надо. Может немножко еще цыгане? Нет?

Клим Жуков. Ну, в Испании, кстати, их много. Может быть и цыгане тоже.

Д.Ю. Они же ездят. Это тоже очевидно. То есть, какие крепкие европейские традиции мы наблюдаем на протяжении веков.

Клим Жуков. Очень. Ну, самое главное, что у евреев было много денег. Швейцарская пехота, например, ни в чем их не обвиняла, они их просто резали. Поэтому... “Отравляете, не отравляете. Какая разница? Все отравляют. А деньги только у вас“. Да. Словом, разрушился гениальный проект объединения Англии и Кастилии династическим браком. Все могло бы повернуться очень сильно по-другому. Если бы вот тогда в начале войны Кастилия оказалась союзническими узами с Англией. Это значит сразу что? Наварра под боком имеет настолько мощное проанглийское лобби, что она бы два раза подумала, эта самая Наварра в лице Карла Злого... Вилять между Англией и Францией. Она бы конечно все равно виляла. Только, учитывая такого соседа, в гораздо меньшей степени. И выступал более принципиальным союзником англичан, что бы конечно очень сильно качнуло всю расстановку сил. Плюс воинские контингенты из Кастилии, которые могли бы поступать сразу на юг Франции. После чего бы юг Франции в два раза крепче начал думать стоит с центром в Париже связываться или не стоит. Ну, вот. Не срослось. Да. Тем более англичане могли оказать огромную поддержку собственно кастильцам. То есть, проект был замечательный. Сразу скажем, что он в урезанном виде удастся на дочках Педро Жестокого, которые все повыскакивают за английских наследников. Но это я чуть дальше расскажу. Да.

Д.Ю. А они как-то лечились? Нет? Чего-нибудь там... Ну...

Клим Жуков. Они что могли? Кровь пустить они могли. Пиявок поставить могли. Напоить травяным отваром.

Д.Ю. Мне вот все время интересно. Это же времена самого чудовищного расцвета, так называемой, народной медицины. Жеваное говно прикладывать. Там вот... Отвары. Вот. Народная медицина в расцвете, а почему-то не победила.

Клим Жуков. В 16 лет вдруг выяснилось... Вот 15, а вот уже 16. Вдруг выяснилось, что от Альфонсо XI Педро унаследовал все. В первую очередь невероятную любовь к прекрасному полу. И он по стопам отца... Дочь кастильского гранда Мария де Падилья. И тут же принялся с ней яростно сожительствовать. Склонил ее к сожительству. Что характерно, помог добрым советом и наставлением тот самый Хуан де Альбукерке. Даже более того. Есть мнение, что это именно он их познакомил. Так, чтобы еще вернее присесть королю на ухо. Теперь-то это уже не наследник, а действующий самодержец. Поэтому нужно около уха быть. Для чего нужно хорошую девушку.

Д.Ю. А самодержец, это как? Автохтон?

Клим Жуков. Автохтон... Автократор. Автохтон, это... Местное население. Туземец. Короче говоря. А это автократор. Хотя конечно самодержец, учитывая XIV век, в Испании он был очень номинальный. Было слишком много этих грандов, которые все время чего-то хотели себе. Вот. Но королева-мать оказалась умнее. И она настояла на заключении династического брака. И если уж с англичанами не срослось, нужно срочно с французами дружить. Благо они на континенте и близко. Это тоже было на самом деле гениально. Гениальный ход, гениальный проект. Который чудом не сросся. Чудом просто не сросся. Непонятно как. Потому, что, опять же, Франция с Испанией... С Кастилией если бы подружились, вся история могла бы повернуться несколько не так, как она повернулась в итоге. А именно. После очень долгих переговоров умудрились склонить к браку дочь герцога Пьера де Бурбона Бланку де Бурбон. Которая была двоюродной сестрой короля Иоанна Доброго. Вот. То есть, принцесса крови. И в 1353 году 3 июня заключается тот самый королевский брак. И вот тут-то не учли ни мама, ни Альбукерке, что Педро очень самолюбивый. Страшно... Как это сказать? Эгоцентричный. И он эту Марию де Падилью, видимо, по-настоящему полюбил. Увлекся внезапно. В 16 лет гормоны с такой силой, что, в общем, не всегда можно контролировать свои позывы. Ну, вот он решил, что Марию де Падилью страшно любит. А тут ему какую-то француженку прислали и заставляют жениться. Именно заставляют. Я думаю, что Альбукерке ему говорил: “Послушайте, ваше величество, ну, посмотрите на вашего папу. Он же так же делал. Все так делают. В чем проблема?“ Но француженка Педро не понравилась настолько... И настолько он не хотел вообще рядом находиться. Видимо, почувствовал ущемление собственного “я“. Что мама с каким-то временщиком... Принуждают. Кого? Помазанника. Нельзя помазанника ни к чему принуждать. Он три дня с ней сожительствовал, с Бланкой де Бурбон. После чего заточил ее в крепости Аревало. Под надзор ее посадил, чтобы она ни от кого бастардов не наделала.

Д.Ю. Так женился?

Клим Жуков. Да. И тут же запер. Запер ее. Чтобы с глаз долой.

Д.Ю. Потому, что у него любовь.

Клим Жуков. Да. Вот. А сам он уехал в замок Монтальван. Где принялся открыто сожительствовать с Марией де Падильей. Чем естественно, мягко говоря, очень сильно разозлил короля Франции. Просто невероятно разозлил. Сперва герцога де Бурбона. А через него и короля Франции. Которые сразу потребовали от папы Иннокентия VI отлучить от церкви этого... Вместе с его любовницей и всем королевством. Ну, так, чтобы вернуть его в лоно законной супружеской семьи. Извольте. У вас есть супруга.

Д.Ю. А вот если бы он, так сказать, соблюдал протокол? Без заточений всяких. Ну, тут, так сказать, официальная сторона.

Клим Жуков. Это же... Опять же, повторюсь, так делали все.

Д.Ю. Про то, что непонятно, что он выкаблучивался.

Клим Жуков. Так нет. Я вижу ровно одну версию, которая лично у меня складывается. Что эта девушка французская была напоминанием об ущемлении его монаршей воли. Поэтому он ее, как это напоминания, просто видеть не мог. Да. Ну, опять же, ему же лет-то мало. Это же получается... 19 тогда было, когда наконец до всего договорились. Пацан совсем. Притом, что он не видел еще, так сказать, жизни. То есть, в отличие от отца он еще не успел ни повоевать по-настоящему. Ни поуправлять. Только упражнялся в разных... Но вот в этом преуспел. Детей от Марии Падильи у него было. То есть, тоже как папа любил это дело. И практиковал. Ну, кстати, для Бланки де Бурбон все закончилось очень плохо. Потому, что эти переговоры с папой римским, с королем Франции, они настолько взбесили Педро, что он перевел ее в замок Медина-Сидония в 1361 году. Представляешь, сколько она просидела в заточении? Вообще ни за что. Где ее случайно застрелили из арбалета.

Д.Ю. Ничего себе. Ну, это же международный скандал.

Клим Жуков. Там есть по этому поводу... Есть по этому поводу некие сомнения. Потому, что мы знаем об этом из источников нарративных, которые все были написаны после того, как Педро I свергли. И писали под руководством его политических врагов. То есть, тех людей, которые его ненавидели. Но факт в том, что она в этой Медине-Сидонии точно умерла в 1361 году.

Д.Ю. Ну, помереть могла от чего угодно.

Клим Жуков. Но сказали, что от случайного срабатывания арбалета.

Д.Ю. Рассказывать надо самое гнусное.

Клим Жуков. Да. Но, что мы знаем точно, опять же. То, что французы настолько выбесились на вот это вот. То есть, видимо, там не все было чисто с ее смертью. Выбесились они настолько, что сразу стали помогать главному политическому оппоненту, а именно Арагону.

Д.Ю. Ну, видимо, опять-таки, добрые люди что-нибудь шептали постоянно. Возможно даже специально приморили. Люди из Арагона.

Клим Жуков. Там могли и свои приморить. Те, которые не любили Педро. У него девять конкурентов было. Интересантов слишком много. Но хватило бы и того, что... С какого так получается года? С 1353 по 1361 держали в заточении. Это как это понимать? Если вам не нравится, так верните на место. Что вы себе позволяете вообще? Да. Ее внезапная смерть очень сильно настроила французов против короля Педро. Что характерно. Сначала... На старте правления Педро Жестокого бастарды короля Альфонсо, в общем, были не против его правления. Почему? Потому, что они были в полной уверенности, что вслед за уничтожением Элеоноры де Гузман точно так же расправятся с графом де Альбукерке. Ну, потому, что он точно такой же негодяй. А он же был не просто могущественный человек благодаря близости к королеве. Взлет карьеры был такой... Но так получилось, что... Ну, вот Альбукерке устраивает какие-то браки и вообще. Поэтому все бастарды начали понимать, что им-то лично от нового самодержца вряд ли что-нибудь отвалится. Ну, и стали как-то постепенно отходить от его политики. При этом после неудачной... Прямо скажем, очень неудачной аферы с Марией де Падилья. Альбукерке почувствовал, что что-то, видимо, он перегнул палку. И сейчас ему, возможно, припомнят, что он был любовником матери. После чего он взял и удалился. На границу с Португалией. В собственное имение. Да. И самое главное. К Альбукерке сразу поехали все дворяне, которые были недовольны Педро Жестоким. Ну, или имели какие-то к нему претензии. Возможно, чего-то хотели. То есть, вокруг Альбукерке начинает складываться оппозиция. Ну, а что? Педро Жестокий был воспитан на рассказах, что происходило вообще при его отце с его бастардами. С сводными братьями отца. Он пошел сразу по проторенной дорожке. А именно начал репрессии. То есть, всех удалившихся начали подвергать королевской опале. То есть, лишать имений. А тех, кого могли поймать, тех казнили. И в первую очередь Хуан Нуньес де Прадо, магистр ордена Калатравы. Который был друг, сторонник, соратник графа де Альбукерке. Магистр ордена Калатравы. Это же, во-первых, священник. Ну, высокий монашеский чин. Во-вторых, это же не просто так. Это же священный орден. Герои реконкисты. Его заманили... Попросили приехать в замок Альмагро. И там его пытали до тех пор, пока он не согласился сложить... Добровольно. Сложить с себя сан великого магистра. Назначили... Вот это было зря. Очень сильно зря. Назначили, минуя все ступени посвящения, магистром Диего Гарсиа де Падилья, который был братом любовницы короля. Что конечно не обрадовало рыцарей. Совсем. Потому, что кто это?

Д.Ю. Такие замены в руководстве.

Клим Жуков. Да. А он, кстати говоря, еще прославился тем, что сразу после пытки, когда предыдущий великий магистр сложил с себя полномочия, он его зарубил. Прямо там же. Ах да. Второй брат Марии де Падильи. Его сделали магистром ордена святого Якова, выгнав оттуда бастарда от Элеоноры де Гусман. Федерике. Как его правильно назвать по-испански? Я не знаю. Фридрих, короче говоря. Они же все эти вестготы. Он же Фридрих должен быть. Да. Ну, кто не понимает. Вся испанская... Ну, не вся конечно. Огромная часть испанской знати, они была именно из немцев, из вестготов, которые там осели. Потому, что вестготы в основном формировали воинское сословие. И как раз веку к VIII именно они составляли ту самую часть феодализирующейся верхушки, которая потом дала всех этих королей, грандов, инфантов. И всю прочую сволочь. Откуда у них эти самые замечательные имена явно кельтского происхождения. Типа Фридриха. Да. Ну, при этом все эти телодвижения... Самое главное. Кого настроили против себя. Кого настроили против Педро. Против Педро настроили они папу Иннокентия VI, который очень долго не хотел идти на конфликт. И вот когда начались такие перестановки в военно-монашеских организациях, он прислал легата, который привез бумагу, пока еще не подписанную, об отлучении от церкви. Всех вообще. Всего королевства. Вместе с королем, его любовницей. Ну, и на словах просили передать: “Или ты сейчас прекращаешь крутить с этой самой Марией де Падилья, или...“

Д.Ю. А это священники не будут никого причащать? Чего там? Отпевать?

Клим Жуков. Ну, самое главное, что они... Священник, это же ЗАГС. У вас все ЗАГСы в стране остановятся.

Д.Ю. Нет. А вот когда помирают. Там же исповедаться...

Клим Жуков. Нет. Все вместе. Ты не сможешь ни жениться, ни развестись, ни креститься. А если ты не можешь крестить ребенка, ты не можешь зарегистрировать. Он же незаконно рожденный получается сразу. Потому, что где твоя метрика? А метрика в церкви. И нигде больше ее нет.

Д.Ю. То есть, это суровое наказание.

Клим Жуков. Конечно. Причем Испания, она же... Особенно Кастилия. Она же мега католическая. И там папу реально слушались. В отличие от Англии. Или, например, Венеции.

Д.Ю. “Нас семь раз отлучили. Продолжаем нести службу“.

Клим Жуков. Подумаешь. Ну, и Мария Падилья не выдержала всего этого. Потому, что девушка, видимо, была... Ну, просто она... Очень ей понравился 16-летний молодой человек. У них были какие-то отношения. А тут вокруг такое. Кому-то голову рубят, кого-то пытают. И она просто извинилась и ушла в монастырь. Навсегда. Чтобы избавить родную страну от такого счастья, какое сейчас обрушится на родную страну.

Д.Ю. А там в монастырях, как в Венеции было? То есть, продолжаем активную половую жизнь с кем попало... Или строже?

Клим Жуков. С девушками везде было сильно строже. Потому, что девушка, это же не совсем субъект, это скорее объект в средние века. Не смотря на то, что у аристократок прав было очень много. Но уж если ты от папского интердикта сбежал в монастырь, будут следить. Да. То есть, это, считай, заточение. У нас же... И у нас на Руси, и у них то же самое. Монастыри использовались в качестве заточения для знатных дам. Где они будут точно под присмотром и не смогут наплодить бастардов. Это же самое главное. Потому, что если вдруг там дети появятся, так у них будут права на какие-то имущественные части вашего богатства. Этого же нельзя допустить.

Д.Ю. Не просто так в “Игре престолов“ Багратионы бегали.

Клим Жуков. Так точно. Да. Словом все эти художества, которые допустил Педро Жестокий, вызвали то, что Альбуерке, сразу аж трое сыновей Элеоноры де Гусман собирают всех недовольных. Выдвинувшись к границе Португалии. В Толедо. В один из центральных городов. Мощнейших и богатейших. Собирают всех недовольных и поднимают восстание. Король молодец. Педро Жестокий выступил прямо как... Потому, что он к Альбукерке подослал отравителя, который смог накапать ему яда, и тот умер. То есть, он самого опытного человека вывел из игры, отравив.

Д.Ю. Бей по голове, остальное само развалится.

Клим Жуков. Да. Но он... Самое главное. Он не успел собрать войска. В полном смысле слова. То есть, какое-то феодальное ополчение у него было, но собрать армию он не успели. А эти, повстанцы, были уже отмобилизованы. Они его захватили и посадили на время посидеть в крепости Торо. Не учли еще одного. Что Педро, пока они договаривались, он тоже договаривался. Ну, и, например, у него был личный казначей, еврей, Самуил Ха-Леви. Который, пользуясь тем, что... Ну, у него же деньги в руках все. Пользовался известной свободой. Он приехал в Торо с несколькими преданными людьми, и они короля просто выпустили. Вот. Он сбежал и... Это, кстати говоря, было в ноябре 1354 года. Сбежал. И самое главное, что он сделал сразу, чего не делали долго, он собирает Кортесы. То есть, как Генеральные штаты во Франции. Сословное представительство. Где призывает всех проголосовать. “А вы с кем собственно? Вы с помазанником или всей этой сволочью обезумевшей совершенно? Вот как так? Посмотрите, я король. Они претендуют на королевские права. Вы понимаете, что за это вам воздастся всем? У вас и так тут чума только что закончилась. Еще хотите?“ И прочие мотивационные речи. И, что характерно, Кортесы проголосовали за Педро Жестокого. Что вызывает у меня известные сомнения. А настолько ли он был жестокий? Потому, что, опять же, про его зверства безумные мы знаем из источников, которые в основном предоставила нам противоположная сторона. Тщательно отредактировав предыдущие записи. Он все-таки не долго правил. При нем не успели написать изрядного количества именно его собственного нарратива, который мог бы изложить его точку зрения. Я-то вижу ровно одно. Что девять бастардов... Девять бастардов мужского пола. Это смертельная опасность. Они же, не говоря вообще ничего, не имея против тебя плохого... Потому, что ты мешаешься. Да. Ты же мешаешься.

Д.Ю. Ну, папа молодец. Наплодил такое количество. О чем думал?

Клим Жуков. Так самое главное еще и раздал им чего попало. Надо было всем саблю, барабан. И на войну отправить. Они бы там все умерли. И прекрасно. Ну, может быть, один-два остались в живых. Ну, им за заслуги выдали бы ветеранскую пенсию.

Д.Ю. Удивительно. Ты же знаешь, что дальше будет. Не ты первый. Уже такое бывало.

Клим Жуков. Так с тобой такое было. И вот ты наследнику такое счастье оставляешь.

Д.Ю. Сыну родному. Законному. Зачем? В чем смысл?

Клим Жуков. Ну, вот тут я могу только какими-то человеческими качествами Элеоноры де Гусман это дело объяснить. Которая так понравилась королю, так понравилась...

Д.Ю. Как говорится: “Ночная кукушка всех перекукует“.

Клим Жуков. Вот. Перекуковала. Словом... А кто в Генеральных штатах, в Кортесах, еще был?

Д.Ю. А “Кортес“ переводится?

Клим Жуков. Затрудняюсь. Я испанский плохо. Могу со словарем хорошим читать по-испански. В силу того, что латынь долго учил. Языки родственные. В общем смысл понимаю написанного. Но никогда его специально не учил, не углублялся. Надо у Фиделя спросить. Этот все знает. Надо ему написать. Пускай обоснует, что такое Кортесы. Так вот. Кого Педро Жестокий поддерживал? Он поддерживал евреев. Он “крышевал“ еврейскую общину со страшной силой. Не давал их резать. Давал им заниматься... Чем там они занимаются? Немного ростовщичеством, немного портняжничеством, ювелирным делом. Всем, чем положено заниматься нормальным евреям.

Д.Ю. Они же вроде при маврах налоги собирали? Если я правильно помню. Это были не скрипачи и поэты...

Клим Жуков. Так как у евреев... В самом деле у еврейской диаспоры всегда было много денег. Они, видимо, в этих Кортесах еще ко всему прочему кого надо деньгами накормили. Все проголосовали за Педро.

Д.Ю. Я, с вашего позволения, еще уточню. То есть, это... Это как в Венеции было? Когда христианин христианину не мог давать деньги в рост. Потому, что нельзя. А вот еврей деньги в рост мог давать. Поэтому богатый христианин давал деньги еврею, еврей давал деньги в рост. А богатый христианин “крышевал“ еврея. В ростовщичестве главное деньги отнять, а не дать. Дать любой дурак может. Видимо так же было?

Клим Жуков. Аналогично было почти везде. На Руси справлялись без евреев. Сами давали в рос спокойно.

Д.Ю. Староверы?

Клим Жуков. Ну, как же? Какие там староверы? Староверов еще не было. Мы сейчас говорим про XIV век.

Д.Ю. А Библия...

Клим Жуков. Категорически запрещено. Категорически запрещено. В Библии тоже запрещено сородичам давать в рост.

Д.Ю. Только гоям.

Клим Жуков. Гоям можно. Ну, там потом правда выяснилось, что половина... Ну, которые Северное царство Израильское. Для иудеев это же были просто кошмар. Угол наклона пейсов... Ну, это же кошмар. Легенда... Притча о добром самаритянине. “Самаритянин добрый? Вы чего?“

Д.Ю. Что-то тут не то.

Клим Жуков. Восстание за два года сошло на нет. Педро Жестокий подавил, трех бастардов убил. А Энрике Трастамарский, как раз после Альбукерке локомотив восстания, сбежал к французам. Жаловаться на сводного брата, который: “Конечно же убил вашу принцессу. И магистра замучил“. Кстати, скорее всего в самом деле замучил. Время такое было. “И вообще ведет себя неправильно. Кстати говоря, почему его не отлучили?“ Ну, ладно. Не отлучили. Девушка его спасла. Так бы конечно отлучили. “Сделайте что-нибудь. Там же вашу родственницу обидели“. Ну, а французы, естественно, сразу дали денег арагонцам. Был там король Педро IV в это время. Там была война двух Педро. Да. Прямо с 1356 года. Началась как только он взошел на трон. Получилось нехорошо на самом деле. Потому, что с кем дружил Педро Жестокий и, кстати говоря, его папа? С генуэзцами. Потому, что они помогали ему флотом против мавров. Всегда. Они им давали торговлю на побережье. Все, что можно. Очень сильно дружили. И вот так получилось, что некие арагонские каперы, назовем их так, взяли и ограбили генуэзский караван. Ну, они же могут в конце концов. А Педро Жестокий тут же пошел войной на Арагон. Прямо немедленно. И он очень хорошо с ними воевал. Он вообще-то не проиграл ни одного сражения с арагонцами. То есть, он их бил.

Д.Ю. Столь велика была его ярость.

Клим Жуков. Да. Война была очень долгая и, прямо скажем, неприятная. Наполненная... Вот... Наполненная какой-то гнилью, я бы сказал. Потому, что вот Педро Жестокий вторгается в Арагон, захватывает несколько городов и замков. Потом сразу заключают мир. И мир не ратифицируют. Ни одна, ни другая сторона. Потом снова начинается война. Они снова заключают мир. И снова его не ратифицируют. Может вам мир не стоило заключать? Если его три раза не могли ратифицировать. Три раза.

Д.Ю. Может какие-то условия не соблюдались?

Клим Жуков. Ну, тогда уж давай, бей до конца. Чего ты с ними договариваешься? Чтобы они сами мир запросили.

Д.Ю. Возможно, он хотел их помучить.

Клим Жуков. Я думаю, что у него просто не было сил достаточно. Но самое главное, что раз французы помогают арагонцам... Тут же Педро вспомнил: “Иоанна Английская“. Англичане же под боком сидят. Тут же в Аквитании сидит Черный принц. И тут же его “дружбан“ Карл Злой. Ну, там... То “дружбан“, то не “дружбан“. Но по крайней мере это же очень рядом.

Д.Ю. Хороший знакомый.

Клим Жуков. Добрый приятель. И поэтому к кому нужно обратиться? Конечно к Черному принцу. Тем более, что такое 1356 год? А это битва при Пуатье. Где французам наклали такого... И король в плену оказался. Сразу стало ясно, с французами дружить-то нечего. А вот с англичанами можно. “Дурачок Энрике дружит с неудачниками, а я сейчас подружусь с приличными парнями“. И подружился. Просто потому, что после заключения мира в Бретиньи, после ратификации договора в Кале в 1360 году вся эта воинская сила осталась не у дел. И вот тут-то... Стало возможно ее применить. Да, да. И папа Иннокентий VI... Это то, где мы оставили... Благословляет всех на крестовый поход. А тут страшно не повезло с одной стороны. С другой стороны повезло. Что во Франции в это время сидел король Карл V по кличке “Мудрый“. Который тоже благословил всех свалить из страны. Избавьте... Кстати, вот вам лучший полководец Франции Бертран Дюгеклен, выкупленный из плена за огромные деньги. По-моему, 100 тысяч ливров за него король отвалил. “Он вас отведет“. А Бертран Дюгеклен, это был тот человек, которого даже рутьеры, законченная отморозь чаще всего, они его просто слушались. И вот тут-то происходит неожиданный... Совершенно неожиданный маневр. Потому, что к этим рутьерам, французским рутьерам, примыкают оставшиеся без работы английские войска под командованием Джона Чандеса. Который только что брал в плен Бертрана Дюгеклена. Вот они все вместе едут в Испанию. Да. Вот только что они резали друг друга. Причем резали люто, отчаянно и очень долго. И вот они... В одном паровозе едут... Как только что буквально Капталь де Бюш и Карл Наваррский вместе помогали французам против восставших “Жаков“. Как мы это помним из позапрошлой, кажется, нашей беседы. Вот теперь точно так же... Кстати, к ним примкнул Капталь де Бюш Жан III де Грайи. Вся эта славная компания поехала в Испанию. Мавров бить. Конечно. А кого же еще? Крестовый же поход. Святое дело. Таким образом в июне 1365 года составилась, так называемая, “Большая компания“. Кстати, самое мощное объединение военно-исторической реконструкции за всю ее историю так и называлось.

Д.Ю. Как-то в моем рабоче-крестьянском понимании тут же как-то вообще исчезает вопрос какой-то преданности, предательства. Какая-то херня. Все бегают из одной шайки в другую. Переназываются. Тут друг друга режем, тут лучшие друзья. Обалдеть.

Клим Жуков. Представляешь как этим управлять всем было?

Д.Ю. Не представляю.

Клим Жуков. Когда говорят: “А что это такие дурачки? Не могли всех организовать и построить“. Ты просто вспомни кто кому родственник. А если ты не вспомнишь кто кому родственник, ты ими управлять не сможешь. А назовешь неправильно, они обидятся. Убегут.

Д.Ю. Ну, это и сейчас, кстати, важно. Вот все разговоры про элиты. Вы первоначально определитесь кто там... Кум, брат, сват. Как через волшебный кристалл. Мама дорогая.

Клим Жуков. Да. Через лупу. Если вы понимаете, о чем я. Да. Так вот. Французы, англичане, которые собрались вообще-то в крестовый поход бить мавров. Ну, как. Англичане... Прошу прощения. Я для краткости говорю “англичане“. Это сброд из Англии, Аквитании, Гаскони, Нормандии... Которые сражаются за англичан. В том числе конечно выходцы с острова. Без всякого сомнения. Соединившись с французами, они все вместе едут бить мавров. Но почему-то они оказываются в Кастилии, где возводят на трон Энрике I Трастамарского.

Д.Ю. Как интересно получилось.

Клим Жуков. Да. Педро на фиг. Энрике на престол.

Д.Ю. А чего с Педро стало?

Клим Жуков. Вот тут, понимаешь... Педро-то, он понимает, что деваться некуда. И он идет на переговоры... Уже окончательные... Не переговоры, а договор. С Черным принцем. Он бежит в Аквитанию. Он бежит... Сначала он сбежал в Португалию. К дяде. К отцу его матери. А чего-то... Как-то его холодно принял.

Д.Ю. К дедушке, не к дяде.

Клим Жуков. К дедушке. А чего я сказал “к дяде“? К дедушке. Дедушка его очень как-то холодно принял. И он прямо оттуда, через Наварру, сбежал в Аквитанию. Кстати говоря, Карл Злой немедленно взял с него денег за проезд. Кстати говоря, Карл Злой только что взял денег с “Большой компании“, которая ехала сажать на престол его сводного брата Энрике I. Со всех... Приехав в Аквитанию, он встретил у Черного принца полное понимание. Потому, что Черный принц... Во-первых, он был в расцвете славы своей воинской, выиграл все сражения, пленил короля. Он хотел некоторым образом улучшить свое положение. Где? В своей стране, в Аквитании. Он же ее рассматривал... И, значит, нужно было что сделать? Немножко прирастить благосостояние землями в Испании. Опять же, это же рядом. На юг, через Пиренеи. Там какие-то города образуются. В Испании хорошо. Там все с экологией настолько здорово, что там могло быть... Именно тогда, судя по всему, в залог Педро Жестокий и передал Черному принцу знатный подарок в виде вот такого рубина. Чтобы некоторым образом настроить его на нужный лад. “Вот, посмотрите...“

Д.Ю. Засвидетельствовать почтение и завлечь на свою сторону.

Клим Жуков. Так точно. Ну, Эдуард подумал, подумал и говорит: “Буду за вас воевать. Сейчас мы побеждаем, а ты мне 600 тысяч ливров заплатишь“. Ну, а Педро согласился. И вот тут, представляете, опять... Феодальная прекрасная эпоха. “Большая компания“, которая только что... Ну, как она... Она никого не побеждала. Просто когда ее увидели в Кастилии, все согласились, что Энрике будет король. Все.

Д.Ю. Споры были неуместны.

Клим Жуков. Да. Ну, там такая силища. Причем таких отморозков. Просто диких отморозков. Что все решили: “На фиг“. И вот тут Черный принц присылает в эту “Большую компанию“ телеграмму. Кому? Джону Чандесу. Мы теперь воюем с французами в Испании. После чего Дюгеклену сказали: “Дорогой, очень было опять приятно вместе повоевать. Сейчас будем против тебя опять воевать. Мы поехали“. И они просто забирают всю английскую часть и уезжают в расположение к Черному принцу.

Д.Ю. Атас. Сумасшедший дом.

Клим Жуков. А Дюгеклен ничего сделать не может. Просто потому, что половина его войска, это англичане. С ними сейчас устраивать побоище? Ну, чем это закончится? Смысла никакого. Поэтому они разъехались в разные стороны. Одни в одну сторону, другие в другую. “Ну, знаете, с крестовым походом такая фигня получилась опять. Ну, мы же не можем против своего короля воевать. Ну, никак“. Ну, в смысле наследника. “Сейчас приедет Черный принц, а мы вот... Это мои близкие. Я шмель. Мои близкие. Я Черный принц, а это мои близкие“. Его близкие и уехали. Все. Потому, что феодальная субординация. Только что ее отменили. Потому, что война кончилась. И вы в отпуске. Отпускники. Вежливые люди приехали в Кастилию. А теперь все. Вы опять на службе. Пришлось соответствовать. Очень печально это все. Очень печально.

Д.Ю. Выглядит дико конечно.

Клим Жуков. Да. И вот тут-то начинается в горячей фазе война. Очень тяжелая... Очень тяжелая фаза гражданской войны в Кастилии. Энрике I, уже коронованного короля, и Педро Жестокого, который уже давно был коронован как король.

Д.Ю. А Педро-то... Коронуя, Педро-то раскороновали?

Клим Жуков. А как же... Как его можно было раскороновать, если его не поймали?

Д.Ю. А как тогда этого можно короновать?

Клим Жуков. А вот так. Эдуард собирает войска в Аквитании очень быстро. Учитывая, что его там уже ждет “Большая компания“. Там же сторонники Педро Жестокого собирают кастильские войска. А в Аквитании, в Гаскони, в Нормандии, в Англии Эдуард срочным образом собирает экспедицию. И в итоге, что удивительно, сражение Столетней войны между англичанами и французами на территории Франции... Ни одно из них не было таким многолюдным, как последовавшая кампания в Испании. Потому, что там еще испанцы примкнули. И получился сразу невероятный перевес в численности. По сравнению с тем, что было при Пуатье. Потому, что в экспедицию в Испанию что-то около 20 тысяч, 25 тысяч человек Эдуард Черный принц выставил. Ну, включая испанских союзников разумеется. Англичан там было очень много. То есть, если бы такое было при Пуатье, такие силы, я не думаю, что французы решились бы на сражение. А тут какая-то экспедиция, чтобы какого-то Энрике, с каким-то Педро помирить. И вот там такие силы. В феврале 1367 года пошли через горы. Через перевалы. Карл Злой опять с них взял денег.

Д.Ю. Там никто не терялся, я смотрю.

Клим Жуков. Да. Он уже три раза собрал денег на этой войне. Молодец. И Эдуард Эдуардович пошел через Пиренеи, через Ронсевальское ущелье. То самое. Знаменитое. Там, правда, его не смогли поймать баски, как когда-то Роланда. Они просто были мобилизованы в то самое войско. С удовольствием. Потому, что это же родственники гасконцев. А гасконцы за Черного принца. Ну, вот они тоже примкнули. Баскская и гасконская пехота, а также рыцари были за Черного принца в этой кампании замечательной. А цель был Бургос. Потому, что Бургос, это не просто столица Кастилии. Это город, который ты возьмешь и сразу контролируешь огромную территорию. Вот все. Ты его хватаешь и все. Ты захватил центр шахматной доски. Можно навязывать свою стратегию. Да. Там же они соединились с войсками Педро Жестокого. Ну, и что? Эдуард Черный принц молодец. Он сразу высылает разведку. Некоего Уильяма и Томаса Фелтонов. Братьев. Они высылают разведку, чтобы посмотреть где находятся войска Энрике Трастамарского и Бертрана Дюгеклена. А они в это время спешным маршем должны были загородить дорогу на Бургас. Потому, что нельзя ни в коем случае допустить его захвата. С одной стороны. А с другой стороны было бы очень приятно, учитывая, что это февраль же, чтобы вся эта английская сволочь подольше просидела в Пиренеях. Там же холодно. Это не смотри, что Испания. Там в горах в феврале очень не сахар. Ну, и тут же получилось так, что английский, как бы мы назвали, дозорный полк Фелтонов был уничтожен французами. То есть, они их отловили и уничтожили. Но часть людей сбежала и точно доложила: “Французы и мятежные испанцы находятся здесь. Они собираются перекрыть нам дорогу на Бургас“. Оно в принципе и так было понятно, что они попытаются. Но теперь стало понятно их движение. Откуда они идут. После чего англичане и Педро Жестокий перевалили через горы, форсировали реку Эбро. Вроде бы обошли войска Энрике Трастамарского. Энрике Трастамарский по совету Бертрана Дюгеклена форсированным маршем обогнал их. И преградил дорогу на Бургас на равнине Нахере. И вот там должно было состояться 3 апреля 1367 года... Напомню, что в 1367 году. Одно из самых грандиозных сражений и Столетней войны, и испанской истории XIV века. Потому, что вся эта огромная масса войск собирается на поле. И, что важно, у Энрике Трастамарского гигантское превосходство в пехоте. Потому, что испанские города выставляют пешее ополчение за него. То есть, превосходство в пехоте какое-то, ну, нечеловеческое совершенно. Потому, что мы не знаем даже сколько ее было. Пишут про 60 тысяч. Ну, это мы не будем всерьез рассматривать. Ну, даже если было 6 тысяч пехотинцев... К войскам, которые были у него и так. Ну, это вообще-то... Если бы они были нормально применены. Это гигантский перевес. Пехота, например, в оборонительном сражении, как мы видели, отлично показывает себя даже против рыцарской конницы. Ну, вот с рыцарской конницей. Вдумайтесь. Где-то около 14 тысяч всадников было на поле со стороны англичан и Педро Жестокого. Это какой-то просто... Это же бронированный вал какой-то. При этом в основном их спешили англичане. А вот Бертран Дюгеклен и Энрике Трастамарский имели очень серьезный перевес в легкой коннице. А вот их спешить было нельзя. Просто какой смысл? Весь смысл в том, что они маневренные и могут вести дистанционный бой. В первую очередь это были всадники с тяжелыми дротиками. Тяжелый дротик, это страшное оружие. Ну, в Античности. Против тяжеловооруженных воинов он уже не так здорово работает. Самое главное. Тяжеловооруженных воинов, прикрытых лучниками. А лучников было много. По-настоящему много. Основная часть английской армии разделилась, как это называлось, на три дивизии. Можно было сказать “баталии“, но... Три дивизии. Да. В авангарде... Да. Был выделен отдельно сильный резерв. В авангарде стояли... Следующий по очереди наследник престола Джон Гонт, герцог Ланкастерский. Которому выдали замуж дочь Педро Жестокого. Сразу же. Которого поддерживал тот самый прославленный Джон Чандес. Вроде как 3 тысячи латников там было. При еще 3 тысячах лучников. То есть, это такая... Вот это дивизия. По-настоящему дивизия. Лучников, как обычно, поставили на фланги. Посередине поставили тяжелую спешенную рыцарскую пехоту при поддержке просто пехоты. Не нужно думать, что все это рыцари, дворяне. Нет. Там огромная масса была просто пехоты, которая имеет некое защитное вооружение. И против встал Дюгеклен. С ним было до 3 тысяч лучших всадников испанских и французских. При этом левофланговую дивизию англичан возглавлял Генри Перси, граф Нортумберленд. Опять же, это люди, которых мы только что наблюдали при Пуатье. В центре... В центре стоял сам Черный принц и король Педро Жестокий. А на правом фланге стояли наши старые знакомые. Жан III де Грайи. Уже зарекомендовавший себя, командуя правофланговой баталией при Пуатье. На правом фланге у него хорошо получалось. Энрике Трастамарский, используя подавляющее превосходство в компоненте легкой конницы, на фланки поставил массу... Которые должны были... Ну, как монгольские всадники. Забросать метательным оружием, обойти с тыла, окружить. В центре поставили 1500 отборных всадников. В конном строю, что важно. Левый фланг. Брат Генриха... Энрике... Чего я его Генрихом зову? Он Энрике. Энрике Тельо. И, опять же, восстановленный великий приор ордена Госпитальеров. Его еще один брат сводный. В центре был сам Энрике. На правом фланге магистр ордена Калатравы. Опять же, его еще один брат. Восстановленный в должности. Ну, а англичане спрятали сильный арьергард. Это было важно. В резерве стояло 3 тысячи гасконцев и некоторое количество лучников. Ну, а у Энрике Трастамарского в авангарде стояла та самая неучтенная пехота, про которую я говорил. Непонятно сколько их было. Их было много. Хорошо, шесть... Это нечеловеческая на самом деле... Нечеловеческих размеров. Который мог бы выступать на поле боя... Тут конечно нужно отметить, что войска страшно неоднородны. Потому, что и у англичан... С бору по сосенке. Кого там только нет. Там и гасконцы, и англичане с острова, и англичане из Аквитании, и собственно аквитанцы. Тут же испанские союзники. У Энрике Трастамарского ничуть не лучше. У него французы, которые воюют по-своему. Испанцы, которые привыкли воевать вообще по-другому. У французов здоровенная часть войска, это рутьеры, наемники. Откуда они? Кто они такие? Да, что важно... Именно франко-английские костяки армий были очень опытные. И они, самое главное, были сработанные. Мы понимаем, что они все вместе уже воевали десять лет. И прекрасно знали кто, что может, кто как командует, какие у кого войска. Понимали общую систему команд. Но при этом они же были разбавлены испанцами, которые даже на языке другом говорят. Понятно, что знать вся говорила по-французски. Это никаких сомнений нет. Но основная-то масса испанцев, она же... Рядовые, они же по-французски... Как ими командовать? И испанцы, это люди, которые привыкли воевать в очень специфических условиях. У них всегда масса легкой конницы. Если не легкая, а тяжелая конница, все равно у них вооружение несколько легче. Почему? Потому, что приходится постоянно гоняться за маврами, которые не вступают в кавалерийские сшибки. Чаще всего. Там было сильно по-всякому. Но им не нужно такое... Настолько тяжелое вооружение, к какому привыкли вообще-то англичане и французы. Это очень разношерстная компания. То есть, что могло получиться из этого вообще непонятно. Учитывая, что есть Педро Жестокий, который воюет на своей земле. Его сводный брат Энрике, который тоже воюет на своей земле. И неплохо знаком с местностью. Прямо скажем. Но тут конечно есть одно “но“. Энрике Трастамарский открыл битву. Бросив в атаку фланги легкой кавалерии. И этот прием... А там равнина довольно большая. Но прием с охватом флангов и тотальным дистанционным поражением тяжелой фаланги метательными средствами, которое, в общем-то очень неприятно... Когда ты не можешь ответить. Не возымело никакого эффекта. Потому, что испанскую легкую кавалерию встретили слаженные залпы английских лучников. Причем тысяч лучников сразу. Которые были выдвинуты на фланги. Что такое, опять же, залп лучной баталии, мы описывали, рассказывая о Креси. Если там было в самом деле 3 тысячи лучников... Я конечно склоняюсь, что были тактические тысячи. То есть, полки. Там могли быть и 500 человек в тысяче. И полторы тысячи могло быть. Могло быть и 300 человек. Ну, если их было в среднем две арифметические, счетные тысячи, то вот 2 тысячи лучников. В одном залпе 2 тысячи стрел. Они за минуту легко могут накидать в 5 раз больше. То есть, 10 тысяч стрел за минуту. А вот для легковооруженных всадников это не просто неприятно, это смертельно опасно. Что такое легкая кавалерия? Одеты в стеганый костюм. В стеганый камзол.

Д.Ю. Фуфайка.

Клим Жуков. Да. Ну, она фуфайка весом килограммов 5-6. Такая это фуфайка. При этом может быть кольчуга. А может и не быть. Может быть бригантина. Легкий открытый шлем. Никаких поножей, наручей.

Д.Ю. А у лошади?

Клим Жуков. Вообще ничего. Более того, они назывались хинете. Порода лошадей есть такая хинете. То есть, легкая испанская лошадь, которая великолепна совершенно в маневре. Америку завоюют. Потому, что индейцы будут от нее в панике. Большая часть мустангов, которые оказались одичавшие... Это как раз наследники хинете. Андалузская порода, так называемая. Это легкая лошадь. Очень красивая. Которая может с места разогнаться... Они прямо в силу особенности морфологии тела... Очень мощные задние ноги. Они с места, как бы, прыгают. Они идут в полную скорость. Опять же, из-за того, что они такие... Они могут очень быстро остановиться, развернуться и в обратную сторону поскакать. И умелый всадник на этой лошади, это страшная штука. Потому, что он маневрирует не хуже, чем опытный фехтовальщик пешком на своих двоих. Просто в силу того, что эта лошадь невероятно управляемая. Если умеешь с ней договориться, она и боком пойдем, и приставным шагом. Ну, и при этом она что может? Самое главное. Она голову откусит если что. И копытами насмерть забьет. Что задними, что передними. Ну, вот она прекрасна, эта лошадь. Именно в маневре. Нельзя доспехом перегружать. Она просто не рассчитана на такое.

Д.Ю. Заносить начнет.

Клим Жуков. Да. А вот 10 тысяч стрел за минуту. Что это такое? Для этих людей, которые таким способом защищены. Там можно всем остаться.

Д.Ю. Вместе с лошадьми.

Клим Жуков. Так точно. Они стоят, кстати, кое-чего. А чтобы использовать основное оружие хинете... Самое страшное оружие. Это дротик. Нужно подъехать метров на 5-10. Чтобы вот прямо, разогнав лошадь... И вот так метнуть. И уйти в маневр. Чтобы выпустить дальше следующую волну. Опытный человек когда рукой метает копье, это дело такое... Очень опасное. Я помню как-то раз на фестивале броском с улицы. Я не хинете. Я не так здорово этим пользуюсь всем.

Д.Ю. Есть о чем вспомнить.

Клим Жуков. Да. А вот когда опытный человек не со своих двоих, а с разгона лошади метает дротик, это дело страшное. Потому, что это не стрела из лука. Это где-то так метр двадцать, метр тридцать копье. Может быть даже метр сорок. Ну, и весит оно килограмм. В отличие от стрелы, которая весит 70 граммов. И вот на полном скаку когда запускаешь, она пробьет щит легко вообще. Нет такого щита, который от наконечника дротика защитил бы полностью. Щит пробьет и будет болтаться вот так. Это же очень неудобно. Как пилум в свое время.

Д.Ю. Ну, и плюс скачущая лошадь. Это минимум, наверное, километров 20. Да?

Клим Жуков. Нет, нет. Гораздо больше. Они в момент атаки 40 километров в час идут спокойно.

Д.Ю. Летит, то есть, как следует. Тяжелое...

Клим Жуков. Тяжелое. Хорошее, стабильное в полете. А эти парни еще и кидать умели. Но вот нужно на 10 метров подъехать. А лучше на пять. А встречать тебя начинают метров со 150. Уверенно совершенно. То есть, легкая конница, она хоть и идет не в плотном строю... Это не эта баталия конная, когда сапог в сапог. Нужно некий маневр иметь. Но все равно вы довольно тесно стоите. И вот метров со 150 прилетают первые 2 тысячи стрел. А потом еще 2 тысячи, еще 2 тысячи, еще 2 тысячи...

Д.Ю. Кто доедет?

Клим Жуков. А я так думаю, что они даже не собирались в итоге доезжать. Потому, что они сразу стали отъезжать вне зоны обстрела. И вся фланговая тактика полностью провалилась, на которую испанцы видимо очень рассчитывали. Имея в виду, что англичане в спешенных порядках страшно неповоротливы. У них есть конный резерв. Ну, вот сейчас выманим... Хинете заманит куда-нибудь, как это монголы любили делать. Да и не только монголы. Все эти степняки. И там с ними что-нибудь ужасное сделают. Потому, что они истомятся все. А пехота же против легкой конницы вообще ничего сделать не может. Как казалось. Но оказалось, вообще-то может. При помощи чудовищного количества дисциплинированных и не разбегающихся лучников. Которые дружными залпами встретили легкую конницу. Ну, и тут же вперед пошли фланговые дивизии. Они смогли атаковать французов в пешем строю, не подвергаясь опасности со стороны хинете. И вот тут у французов наступили проблемы. Почему? Да все опять же потому, что лучники... Да, там были арбалетчики. Просто их было очень сильно меньше, чем лучников у англичан. Они были не обслужены со стороны вражеских стрелков. То есть, им было не с кем вести перестрелку. Так они стали по баталии... Чего им делать-то еще? Опять же, потери от лучного огня вот в этой части боя были небольшие. Потому, что французы уже были научены и не лезли... Они шли, прикрывшись щитами, прикрывшись тяжелыми доспехами. Лучники им большого урона не причиняли. Очень неприятно, когда в тебя 10 тысяч стрел за минуту падает сверху. Ну, так... Стрела из тяжелого английского лука, ну, такой эффект производит, как кулак тяжеловеса боксера. Тренированного. Примерно так вот. Только у кулака поверхность, а тут такой кончик... То есть, как молотком. Кстати говоря, однажды в Выборге... Там очень удобное место есть для лучников. Там такой балкончик, с которого они по нам стреляли. Тупыми этими стрелами нашими, не настоящими, вот в шлем попадают, полное ощущение, что молотком треснули. А ты ничего сделать не можешь. Потому, что они далеко. А молотком бьют... Думаешь: “Ах ты... До вас доберусь“.

Д.Ю. На церквушке с винтовочкой засел проститутка.

Клим Жуков. Да. А с колокольни лупит пулемет. Да. Спасти дело пытались конные резервы Энрике Трастамарского и Бертрана Дюгеклена. Которые атаковали центр, имея в виду, что пока англичане очень сильно завязли на флангах... Ну, как это потом Наполеон неоднократно делал. Пробить центр и зайти с тыла одному или другому флангу. И там вдребезги... Потом развернуться. Ну, вот момент один был. Если бы этим занимались в таком же количестве французы, у них были шансы. Там была половина испанцев, которые не видели что такое лучный обстрел... И испанская конница этого не выдержала. Получилось как при Пуатье. При Пуатье... При Креси. Получилось как при Креси. Там просто половина всадников сказала: “Да идите вы... Представляете, что происходит? Сверху стрелы падают. А у нас, между прочим, лошади не бесплатные. А если меня еще вместе с лошадью перебьют?“ Это недопустимо. В общем они оказались не самыми надежными на поле боя. Никто не скажет, что они не ходили в атаки. А атаки Энрике Трастамарский и Бертран Дюгеклен поднимали всадников три раза. В лобовые атаки. Это же кошмар. А там их встречала... В центре. Учитывая припасенных в тылу лучников. До 7 тысяч лучников их встречало. Ну, опять же, 7 тысяч... Я уверен, что это не 7 тысяч арифметических, это 7 счетных тысяч. Скорее всего их было заметно меньше. Я обычно считаю минус 30 процентов. Учитывая... Не бывает такого вообще в Средние века, чтобы ваша тысяча пришла полностью в комплектном состоянии. Хорошо если от нее половина придет.

Д.Ю. Ну, 2-3 тысячи тоже много.

Клим Жуков. Это очень много в любом случае. 3 тысячи лучников. Это практически то количество, которое всю битву при Креси выиграло. А тут только в одном центре сконцентрировали. Словом ничего не получилось у них. Они не смогли пробить английских построений. А в это время попытались отправить в атаку испанскую пехоту. Которая конечно отправилась, но не в атаку. То есть, они просто начали менять дислокацию. Куда-то с поля боя вообще. Ну, и тут-то.

Д.Ю. Как в художественном фильме “Жмурки“.

Клим Жуков. Да. Опытный Черный принц, увидев, что дело колеблется, кидает на помощь авангарду Джона Чандеса всю свою основную дивизию. Как мы помним, там до 4 тысяч человек. Опять же, тактических 4 тысяч. Что сразу изменило всю расстановку сил. И тот фокус, который могли бы провернуть Дюгеклен и Трастамарский, пробив центр, не сработал. Потому, что, во-первых, взяли в плен Бертрана Дюгеклена. В третий раз. Кто его взял в плен? Опять Джон Чандес. Тот самый.

Д.Ю. “Кого я вижу“.

Клим Жуков. Во-первых, не “кого я вижу“. “100 тысяч ливров вижу прямо сейчас“. Так как испанская пехота, осуществлявшая... Как и должна осуществлять пехота. Вообще-то устойчивость всего построения на поле боя. Просто разбежалась. Вот всю эту братию, которая была на конях, приняли в теплые объятия. Окружили и стали увлеченно резать и брать в плен. Что характерно, вот тут вот кровавой бани не было. Многие, разбегаясь, утонули в реке. Это правда. Но даже Фруассар, который некоторым образом всегда подыгрывает англичанам, он несколько преувеличивает потери. Он говорит о том, что: “Латников было убито с французской стороны 560 человек“. Ну, это очень много. Но согласитесь, это не Креси, когда просто вырезали всех, кто оказался перед строем. А чего тут? “Это же Испания. Глотки начнем резать? Конечно нет. Тем более мы так замечательно собрались вместе в крестовый поход. Правда не получилось ничего. Что же теперь? Кровью блевать после этого? Нет конечно“. Поэтому всего 560 убитых латников. Правда тут еще отчитывается Фруассар о 7500 убитых “прочих воинах“. То есть, не благородных. И это не считая потопших. Мы конечно Фруассару тут доверять полностью не можем. Это источник все-таки не вполне осведомленный касательно испанских дел. Что-то он тут очень сильно преувеличивает. Да и какая-то такая цифра 7500. Такого просто не бывает. Во-первых. А во-вторых, это явно слухи. Как это? 560 знатных, которых посчитали. И всякой сволочи, черного люда без числа. Как у нас обычно писали в летописях. “Прочего люда без числа“. “12 добрых бояр“. А остальных... Чего их считать? “Без числа“. Да. Неудобно. Все-таки Европа. Скажем всем: “500“. Восемь много. Семь как-то мало. А вот 7500... Как-то такая цифра... Тем не менее. Когда мы говорим, что в армии... Опять же... В армии Энрике... Ой. В армии Педро и Черного принца погибло 4 латника и 40 воинов простых... Ну, что-то тут не вяжется. Вы что-то тут нам очень сильно врете. Не может быть такого соотношения потерь, учитывая какая там была пешая мясорубка и сколько конных атак провели в центре. Такого не бывает вообще. Я просто отказываюсь даже это рассматривать. Просто мы скажем, что в англо-испанской армии было потерь заметно меньше. Так бывает. Но тут мы видим просто блестящую победу. Да. Важно. Энрике Трастамарский смог сбежать вместе со свитой. Его не поймали. С чего и началась вся фигня. Вообще-то... Вот если бы его поймали... Во-первых, он бы этого не пережил скорее всего. У него там был братец, который как раз собирался... Но Энрике смог... И тут выяснилось, что вся эта блестящая кампания, блестящая победа... Ну, в самом деле битва... Одно из блестящих по-настоящему, великолепно выигранных сражений. Что принесло еще раз славу Черному принцу, как великолепному полководцу. Тем более при таких сложных условиях. Когда половиной войска непонятно как вообще командовать. А еще и такое количество легкой конницы. С которыми, кстати, Черный принц никогда не бился. Он не знал, что с ними делать.

Д.Ю. Догадался же.

Клим Жуков. Ну, ему, видимо, объяснили. Он насмотрелся на союзников. Там на военном совете... И решили, что в принципе, если поставить много лучников, это будет не очень страшно. “Отобьем от себя и все. Дальше мы разрушаем опору в центре. А потом вся эта легкая конница не очень-то и страшная. Они, скорее всего, разбегутся“. Что и получилось. То есть, вступать во взаимодействие не придется.

Д.Ю. Все жить хотят.

Клим Жуков. Так точно. Да. Бертрана Дюгеклена опять выкупили за 100 тысяч ливров. Причем сразу же.

Д.Ю. Твердые расценки были.

Клим Жуков. Да. Джон Чандес меньше... “Такой хороший парень. Так с ним замечательно“. Они, кстати говоря, страшные друзья были. Это безо всяких. Это никакое не преувеличение. Джон Чандес и Бертран Дюгеклен очень крепко дружили.

Д.Ю. Натурально как в шахматы играют.

Клим Жуков. Да. Ну, там единственное, что... Можно было упасть, напороться на ферзя в любую секунду. И некоторые напарывались. Но в целом ничего особенного. Да. Они воевали вместе, друг против друга. Это такая феодальная, средневековая настоящая рыцарская судьба. Когда у тебя противник с той стороны, он тебе противник, но не обязательно враг. Он может быть, очень даже наоборот, хороший друг. Но просто... Видите, как получается? Всем работать надо же как-то. И что теперь? Да. Бертран Дюгеклен сразу же был выкуплен Карлом V. И немедленно, вместе с очередной порцией рутьеров, отправлен обратно в Испанию. Педро Жестокий, так как очень большая армия была, он понес гигантские траты и не смог заплатить Черному принцу, более того, принялся дерзить: “Не буду платить“. Вообще-то его очень сильно выручило то, что Черный принц фатально заболел. Во время всех этих шараханий по Испании в воинском лагере началась дизентерия, которую Черный принц подхватил. Кстати, после этого он так до конца уже и не оправился. То есть, это был настолько тяжелый поход для него, что ему здоровье подорвало... Если бы не этот поход, он бы еще века до XV дожил. Учитывая физическую мощь этого человека. Он просто огромный был. Ну, он как я был ростом примерно. Для средних веков это был просто великан. Да. Как описывают... Шесть футов, два дюйма. Я чуть-чуть выше получается. Но, тем не менее, очень здоровый мужик был. Тяжело заболел и едва не помер. Просто увезли в Аквитанию. От греха подальше. Лечить. Он даже сам не мог на коне ехать. Его в повозочке увозили. Да. Черный принц распускает армию, отправляет всех по домам в Аквитанию. Он не может... Точнее ему приходится платить наемникам из своего кармана. Он несет огромные потери финансовые. То есть, выигранная кампания, выигранное сражение означали вообще-то... Разорение означали для Аквитании. Приходится вводить новые налоги. Гасконцы недовольны. То есть, он... Вот. Ну, а чего? Да. Конечно очень сильно спасло то, что такое количество пленных французов было, которых пришлось выкупать за огромные деньги. Что вот это удержало на плаву. Конкретно казну отдельно взятого принца. Ну, не важно. Словом получилось неудачно. А Бертран Дюгеклен, переправившись обратно с французскими наемниками в Испанию, соединился с Энрике Трастамарским. А так как Педро Жестокий... Он испытывал головокружение от успехов, и когда шел на очередную битву против них, он не выставил достаточное количество разъездов. И его поймали на марше. Он не успел вообще войско развернуть. И Бертран Дюгеклен его разбил. Да. При этом Бертран Дюгклен тут выступил некрасиво. Он под обязательство собственного имени и чести пригласил в свой шатер Педро Жестокого не переговоры. Педро Жестокий явился на переговоры. А там его поджидал Энрике Трастамарский, который сказал: “Ты, сын еврейской шлюхи...“ Думали, что Мария Португальская, она не совсем... Были слухи такие. А так как Педро Жестокий был серьезно здоровее Энрике, он ему немедленно дал в голову, повалил, достал нож... И тут из-за портьеры выскочили подручные Энрике, перевернули Педро на спину и его младший брат там же и зарезал. Вот так кончилась вся его история. Вот на этом вот. В 1369 году в возрасте 35 лет Педро Жестокий умер. Не совсем сам. Да. Вот примерно такая получилась история.

Д.Ю. Чего же он поехал? Дурак.

Клим Жуков. Так Бертран Дюгеклен, это, между прочим, зерцало рыцарства.

Д.Ю. А он как потом?

Клим Жуков. “Вы думали я хороший?“ Даже удивительно, ему за этот испанский маневр никто не предъявлял никогда. Непонятно почему. Видимо, не очень знали. Ну, там в конце концов два этих дурака разбирались, которые достали всех уже.

Д.Ю. Видимо да. Как дедушка, который в окно выпрыгивал...

Клим Жуков. Да. До 1374 года продолжалась Испанская война. Причем в 1372 году флот Энрике Трастамарского вообще выступил удачно. Около Ла-Рошели перехватили английский караван, который вез в Аквитанию жалование, 12 тысяч фунтов стерлингов, и забрали их себе. Да. Тут надо сказать, что Эдуард Черный принц тоже испытал головокружение от успехов. Потому, что он вообще зря в испанскую авантюру... Это была именно авантюра. Потому, что он, я уже об этом говорил, полностью выиграв все военное... Все военные предприятия, за которые был хоть как-то ответственен. Он оставил и Испанию, которая могла быть ему союзной, враждебной себе. Ну, потому, что там Энрике Трастамарский, который просто враг. И собственные владения очень сильно ослабил, сам заболел. Кстати говоря, не один. Заболел он не один. Это важно. Там очень много командиров заболело. Подорвал себе здоровье во время этого похода. То есть, он не мог уже больше эффективно командовать на поле боя, как командовал раньше. И за это время, пока он болел, путался в этих испанских делах, Карл V Мудрый, не вступая вообще ни в одно генеральное сражение, англичан из Франции почти полностью выкинул. Просто используя тактику постоянной партизанской войны, малых набегов, тщательного избегания вообще любых сражений. Потому, что это ужасно. Сражение. Ну, вы посмотрите как нехорошо получается. И вот что они делали постоянно, это стремительные осады и штурмы. Видимо одним из отцов-основателей тактики является как раз Бертран Дюгеклен. То есть, осада, это очень плохо. Надо штурмовать. Потому, что быстро. Это раз. Чтобы штурмовать как можно более эффективно... Потому, что мы же понимаем, что штурм, это то же самое, что сражение. Чудовищный риск. Вы там можете все остаться. Бертран... Опять же, мы не знаем точно он ли. Но он это исполнял неоднократно. Он устраивал на очень узком участке штурмуемом всех арбалетчиков, лучников, которые были. Которые просто, подходя под щитами, начинали обстреливать стену именно конкретно в этом участке. Опять же, собирал максимальное количество. Так, чтобы просто никто не мог поднять головы. В это время подтаскивали лестницы и просто забирались под огнем на стену, и начиналась рукопашная.

Д.Ю. Ну, то есть, если обороняющихся сил было не очень много, то так можно было смести.

Клим Жуков. Да. То есть, их просто пытались смести. Концентрация усилий в одном конкретном месте. Ну, если не получалось, они сворачивались и уходили. До следующего раза.

Д.Ю. Не очень-то и хотелось.

Клим Жуков. Да. И это оказалось невероятно эффективно. Потому, что малые замки, на которых вообще-то все держится... Потому, что останется один город большой... Ну, да, вы его можете и год осаждать, и два.

Д.Ю. А эти будут пакостить.

Клим Жуков. Да. Самое главное, что у вас лишенные поддержки малые фортификации... Вся округа окажется в руках у противника. Ну, и что? Сидите вы в своем городе в конце концов. Мы подождем. Мы, опять же, и год подождем, и два. Округа-то наша. И это оказалось невероятно эффективно потому, что Карл V безо всяких сражений вообще умудрился...

Д.Ю. Тот, который Мудрый?

Клим Жуков. Карл V Мудрый. Умудрился почти из всех владений на континенте англичан выкинуть. Остались у них только какие-то прибрежные города. В небольшом количестве. Он очистил от них и почти всю Гасконь, и почти всю Аквитанию, почти всю Нормандию. То есть, вот. Это конечно случилось не вдруг. Почему? Потому, что впереди был 1369 год. То есть, нужно было, чтобы что-то случилось, что разорвет мирный договор. И вот Каролингская война нас только еще ждет. Закончится она со смертью Карла V, который как-то очень недолго прожил, к сожалению для французов. А наследовал ему его наследник Карл VI, которого прозвали “Безумный“. Ну, он был “Безумный“ в медицинском смысле. Не потому, что он был дурак. Хотя... Есть некие подозрения, что был не совсем в отца. В смысле устройства головы. Нет, он был сумасшедший в медицинском смысле. То есть... У него была какая-то очень нестабильная психика. И он натурально в опасном смысле поехал головой. То есть, началось с того, что он бросался на людей с мечом и пытался их зарезать. Его пришлось скрутить, не смотря на то, что король. Он там чуть брата своего не зарезал. С воем на лошади от него скакал несколько километров.

Д.Ю. А кого-нибудь зарезал?

Клим Жуков. Кого-то и зарезал. Да. Его пришлось скрутить. Дальше с ним совсем плохо стало. Да. Он говорил, что у него стеклянная голова и он может разбиться в любую секунду.

Д.Ю. Видимо не шутил.

Клим Жуков. Ну, из-за того, что он был психопат, как-то во время очередного приступа в Лувре в колодец выбросил великолепный, королевского качества шлем с полями. Который наши парни нашли. Личный шлем короля Франции. Он весь... Только психопат может такое в колодец выкинуть.

Д.Ю. А те тогда достать не смогли?

Клим Жуков. Нет. Там серьезный глубокий колодец. Осушать бы пришлось. В общем... Ну его на фиг. Утонул и утонул.

Д.Ю. Вот. Что дальше?

Клим Жуков. Дальше Каролингская война. И дела в Англии, какие там были. Потому, что скоро начнется несчастное... Несчастное десятилетие... Несчастные десятилетия в истории Англии. В 1376 году умрет наследник, Эдуард Черный принц. А через год его папа умрет. То есть, он его на год пережил. Печально. Вот. Останется Англия без очень серьезных полководцев. Потому, что скоро погибнет Джон Чандес. А все толковые полководцы, которые останутся, внимательно посмотрят на малолетнего наследника престола, на Ричарда II. И станут думать: “Кто же станет рулить вместо него?“ Все немедленно вцепятся друг в друга. В первую очередь. Об этом в следующий раз.

Д.Ю. Ох. Сильная наука история. Клим Александрович. Атас. Через каждые три минуты можно вставлять известный отрывок... Давай. Спасибо.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. На сегодня все.


В новостях

26.07.22 11:03 Клим Жуков: вторжение мавров, репрессии Педро I, Испания в огне, комментарии: 13


Комментарии
Goblin рекомендует создать интернет магазин в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

ED1966
отправлено 06.08.22 12:40 | ответить | цитировать # 1


Очень интересно!



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк