Разведопрос: фотограф Олег Зотов

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Мутный взгляд | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Культура | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

06.03.15







Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Сегодня у нас в гостях фотограф Олег Зотов. Поступала масса просьб провести интервью, разузнать всякое как про самого Олега, так про то, чем он занимается, и про небезызвестную фотошколу. Олег, добрый день.

Олег Зотов. Добрый день.

Д.Ю. В двух словах: как всё началось?

Олег Зотов. Началось всё очень просто: меня часто спрашивают, и это уже просто считается какая-то легенда – фотоаппарат я взял впервые в пионерском лагере.

Д.Ю. Свой, чужой?

Олег Зотов. Ну Дима, ты помнишь, что там были такие кружки, и вот был фотокружок, фотоаппарат был такой простенький – «Зоркий». Мне понравилось, собственно говоря, с тех пор так и не расставался. Хотя в моё время, когда я закончил школу, нигде фотографов не учили, поступил я в институт Бонч-Бруевича, стал инженером, специалистом по космической связи, как ни странно, даже 5 лет отработал инженером, но фотоаппарата так и не выпускал из рук.

Д.Ю. Менял фотоаппараты?

Олег Зотов. Да, конечно, менял. «Зенит», естественно, был. Но когда я стал заниматься уже профессионально, я считаю, я стал заниматься тогда, когда я стал фотографом Ленинградского рок-клуба.

Д.Ю. По собственному желанию или позвали – как было?

Олег Зотов. Кто-то затащил на концерт, мне понравилось. Т.е. вообще я очень хотел, читал про «Битлз» - как люди сходили с ума, как женщин выносили из зала, они теряли сознание, как массовая истерия – и думал, что здорово, конечно, я никогда этого не увижу – увидел, в Ленинградском рок-клубе было то же самое: Гребенщиков, Кинчев, Цой, массовые эти давки. Этот всё было очень интересно, я взял фотоаппарат, стал снимать, видимо, стало получаться, потому что меня стали просить снять ещё, пригласить, фотографии стали покупать – собственно говоря, это я считаю уже началом профессиональной работы.

Д.Ю. А сколько тогда платили, если не секрет?

Олег Зотов. По-моему, вот такая фотография, насколько я помню, стоила 3 рубля.

Д.Ю. Это серьёзные деньги – 3 рубля!

Олег Зотов. Я могу привести сравнение: где-то в начале 90-ых, если помните, появилась такая форма торговли, как уличная ярмарка, и меня туда пригласили. Я напечатал каких-то фотографий, с рок-клуба, «Время любить»…

Д.Ю. Почти Джим Моррисон, ёлы-палы!

Олег Зотов. Да, именно он, более того, на фестивале он там очень красиво снял штаны, сказал, что следующая песня посвящена моей любимой девушке, и я не могу её петь одетым, снял штаны и спел: «Отдайся, родная, в минуту прощанья, и я не забуду тепло твоих губ».

Д.Ю. Молодец!

Олег Зотов. Такой вот замечательный Рикошет, вот так милиция выбегала на сцену, тогда ещё милиция.

Д.Ю. Да, форма старая – раритет!

Олег Зотов. Да, и была такая форма, как ярмарка. Я напечатал каких-то фотографий, дело было на Малой Конюшенной, тогда Софьи Перовской улица называлась, я стоял в воскресенье, подходили люди, мы разговаривали, пили кофе, пиво. Пришёл Гребенщиков, посмотрел на свои фотографии, поболтали. День прошёл замечательно. К концу дня мне как-то стал интересно, я заработал что-то или нет – полез в карман и нашёл там 160 рублей. По тем временам я, как инженер, получал 125 рублей плюс премия. Т.е. за один день я заработал больше, чем за месяц, и я, в общем, серьёзно задумался, не пора ли уходить из инженеров.

Д.Ю. Тут такой – извини, отскочим в сторону – технический вопрос: а это ты сам печатал?

Олег Зотов. Да, этот как раз вот с тех времён остались фотографии. Дим, всё растащили, их, конечно, было очень много. Это – да, испорченная ванна совершенно…

Д.Ю. Это я к тому, что лично я такого размера таких фотографий никогда напечатать не мог, такого соответствующего качества.

Олег Зотов. Не-не, это как раз не самые большие, я печатал больше.

Д.Ю. Многие не в курсе, что у мега-серьёзных фотографов фотографии печатают совершенно другие люди, ретушируют и всё такое, т.е. умение делать это самому – моё почтение! Руки знают и помнят. Так – и вот 160 руб., и ты осознал, что пора…

Олег Зотов. Да, что пора уходить. Ещё хотелось бы досказать, что если печатать, если говорим к этому, всё-таки в старых фотоаппаратах, конечно, была магия.

Д.Ю. Безусловно!

Олег Зотов. Ты снимал…

Д.Ю. И не знал, что получится.

Олег Зотов. Ты не знал, что получится, ну, полагал, конечно, но вот эта вот красная комната с этими бачками, с негативами – это, конечно, было здорово.

Д.Ю. Элемент волшебства присутствовал.

Олег Зотов. Магии, несомненно добавляло, 100%. Я, собственно говоря, ушёл, стал фотографом.

Д.Ю. Ты на вольные хлеба или в какую-то редакцию устроился?

Олег Зотов. Нет, на вольные, да, совершенно на вольные, я сделал рекламную фирму, в общем, чтобы долго не рассказывать, я стал фотографом. Несмотря на т, что я работал в рекламной фирме, я как-то вот не пользовался ни рекламой, никогда о себе не рассказывал и, к своему, не знаю, радости, стыду или так случилось, я ни разу в жизни не написал: «Уважаемый редактор, я такой-то фотограф, хотел бы работать с вашим журналом» - нет, как-то вот приходили люди, представлялись, обычно это были редактора журналов или какие-то фоторедактора, они знакомились, брали фотографии – они стали появляться в журналах. Наверное, один из самых первых – это был «Советский экран» ещё.

Д.Ю. Однако!

Олег Зотов. Я думаю, что многие не знают даже, что это такое – такой основной журнал про кино.

Д.Ю. В Советском Союзе это было покруче, чем «Hollywood Reporter» и «Variety», да.

Олег Зотов. Ну, наверное, современный отсчёт я считаю, так получилось, что он связан с журналом «MAXIM»: приехал фоторедактор журнала «MAXIM», грустно посмотрел мои работы и сказал, что да, у вас есть интересные работы, наверное, мы будем с вами сотрудничать. Я сказал: «Здорово, я принят! Почему же так грустно?» Он говорит: «Понимаете, каждый день я смотрю фотографии разных фотографов…» Я его понял – да, это, конечно, очень грустная работа. И собственно говоря, вот… На всякий случай я напомню, что «MAXIM» - это самый продаваемый в стране и в мире мужской журнал.

Д.Ю. Ну да, не все знают, но, в общем-то, да – у нас это самое-самое главное издание.

Олег Зотов. Ну и собственно говоря, с этого момента, наверное, вот началась такая моя совсем…

Д.Ю. А вот направление ты как-то сам для себя выбирал, чем тебе хотелось заниматься?

Олег Зотов. Что я вообще люблю: понятно, что я люблю снимать людей, это очевидно по моим фотографиям, что люди – это приоритет. Я считаю себя фэшн-фотографом – человек, который снимает моду, которому нравится работать с одеждой, рассказывать о каких-то новых вещах. Что такое вообще фэшн-фотограф? Вообще, что такое мода? Мода – какое слово, наверное, самое первое к слову «мода» должно подходить? Как ни странно, это не «красиво», это не… это должно быть слово «странно», потому что когда мы смотрим на модно одетого человека, нам должно быть немножко странно, а если нам не странно, а понятно – ну какая же это мода? Что же в этом удивительного, да? Поэтому вот это слово «странно», синоним, наверное, «необычно» - оно основное, поэтому всегда хочется снимать, чтобы присутствовал какой-то… ну не штамповать одно и то же. Если бы мне сказали: «Олег, завтра снимаешь людей на фото на паспорт», наверное, я повесился бы на третий день. Или если бы мне сказали: «Ты снимаешь…» Я очень люблю Мариинский балет, потрясающие съёмки, но если бы мне сказали, что всё – теперь снимаешь только балерин, закончилось бы тем же. Жизнь фотографа тем и интересна, что в любую минуту тебе могут позвонить, и ты никогда не знаешь, кто окажется перед объективом: будет ли это Валуев, будет ли это Вера Брежнева, может быть, Меган Фокс, как вы помните, будешь ли ты снимать у себя в студии или полетите на какие-нибудь острова. Замечательная работа!

Д.Ю. Ну т.е. ты это всё время воспринимаешь как некий вызов твоим способностям, да: смогу, не смогу? Или тебе уже всё равно – ты уже всё сможешь?

Олег Зотов. Мне уже… Не вызов, даже, наверное, не вызов, а как такая игра, где хочется интереснее, лучше, удивить. В Париже выходит больше 100 модных журналов в месяц, и ведь каждый надо заполнить. Поэтому фотографы и мучаются, они снимают… Ну как снять что-то новое: снимают под водой, над водой, в воздухе, в самолёте, одетых в штаны на голову, в рентгеновском аппарате, в каких-то Х-лучах – всё, что угодно, чтобы получить какую-то новую картинку, новый подход. И это отлично, это такая нормальная творческая судьба любого художника, и она точно не мучает и точно… замечательная игра, назовём её так.

Д.Ю. Про журналы – да, так сказать, со своей стороны: когда по-за кордону ездил, давно ещё, только, так сказать, начинал, я везде покупал фотографические журналы. Куда ни попадёшь, там найдёшь 1-2, бывает интересно, посмотришь, чем враг дышит, как у них там вообще организовано. При заезде в город Париж их оказалось 19 штук, я их даже купить не смог, потому что не увезти просто физически – настолько круто там это дело поставлено.

Олег Зотов. Да-да.

Д.Ю. Ну а у нас вообще это как-то развито, нет? Потому что лично я таких вот журналов у нас просто не знаю.

Олег Зотов. Ну конечно, меньше, конечно, гораздо меньше.

Д.Ю. А развивается в эту сторону, не развивается?

Олег Зотов. Ну Дима, вот если честно, есть мнение, и в общем-то, наверное, к сожалению, оно справедливое, что, я сейчас, наверное, всех огорчу, но золотой век фотографии уже прошёл, в каком смысле – ну т.е. это не плохо и не хорошо, но считается, что он был уже, а дальше начинается, ну как в музыке ди-джейское искусство, нельзя уже придумать…

Д.Ю. Постмодерн: из того, что сделано, делаешь что-то другое.

Олег Зотов. Да, давайте сделаем компиляцию, давайте… Вот мой, один из моих прекрасных учебных заведений – Saint Martin's School в Лондоне, там так и учат, они говорят: «Вот хорошо – вы сняли интересную работу. Скажите, пожалуйста, откуда взяли костюмы?» Человек говорит: «Знаете, костюмы я посмотрел из фильма такого-то». «Хорошо, а фон?» - «А фон я посмотрел из картины Рембрандта». Он говорит: «Отлично! Скажите, а вот позы?» - «А позы я увидел, проходя в Летнем саду, статую, и мне понравилась эта поза, а напротив сидел бомж тоже в интересной позе. Я это всё запомнил, смешал» Они говорят: «Отлично! Вы правильно идёте, вы очень хорошо мыслите». А если человек говорит: «Знаете, я гениальный, мне при шло в голову так, и я…» Ему говорят: «Ну и до свиданья, зачем же тогда вас учить-то? Идите и придумывайте из своей головы. Чему мы вас можем обучить?» Понятно, что бы ты ни придумал, оно уже было – сочетай это, ищи, запоминай. Вот я сейчас, Дима, смотрю на тебя и вижу, как на тебе лежит свет. Если мне это понравится, я это запомню и где-то применю. В данном случае вот с этой стороны не очень удачно, поэтому не применю.

Д.Ю. Ну это видео, на нём несколько не так.

Олег Зотов. Понятно, да. Но т.е. это вот нормальный такой поиск, и я думаю, что на самом деле мы же видимо во всех фильмах: это украдено оттуда, это вот уже было.

Д.Ю. Естественно. Да-да.

Олег Зотов. И вообще считают, что в мире всего есть 6 сюжетов, 6 сценариев, дальше всё – это просто разветвления.

Д.Ю. Со времён Гомера ничего нового уже не придумали.

Олег Зотов. Да. Ну т.е. золотой век прошёл, но тем не менее в фотографии ещё очень много интересного, очень много можно показать. Но возвращаясь к теме фэшн-фотографии, от которой мы так плавно ушли: вот эти вот фэшн-фотографы, собственно говоря, т.е. эта вот задача всё время найти новое, всё время показать с какой-то необычной стороны, стала привлекать заказчиков. Т.е. в мире давно, не секрет, что произошло разделение: кто-то снимает натюрморты, кто снимает автомобили, люди знают, как поставить свет, как осветить тёмный автомобиль, как осветить красный, как снять золотой автомобиль, как поставить свет, какой ракурс – на фоне заката или в студии, построены специальные студии. И люди достигают мастерства, снимки получаются замечательные, но чем дальше, тем более они профессиональные, тем более скучные, потому что понятно, что не так много существует позиций, с которых интересно снимать – ну как не так много можно снять вариантов девушки, есть несколько поз, в которых она всегда выигрышно смотрится.

Д.Ю. Наиболее выгодно, да-да.

Олег Зотов. И все их используют, в общем-то, за счёт этого можно жить долгие годы, единственное, что, ещё раз говорю, скучно. Так вот эти фотографы, которые снимают, предположим, ювелирку, достигли какого-то совершенства, и дальше работы становятся безликими, уже неважно, чья это ювелирка, они все такие точные, красивые, и ты листаешь журналы, и уже не видишь никакой разницы. И вдруг стали приглашать фэшн-фотографов на совершенно не свойственные им области, т.е. раньше ты снимал одежду, людей, тебе было всё понятно, а теперь тебя просят снять еду – это безумно интересно. Я понимаю примерно, как снимают еду, но никогда этого не делал, и понимаю, что идеальную картинку я получить не хочу, а хочу внести какое-то новое. И вот со своими приёмами из модной фотографии, со своими идеями того, что ты хочешь, что надо сделать как-то необычно, ты начинаешь лезть в ту область, и это становится интересно – становится интересно заказчику, зрителю и всем остальным, это снова оживляет процесс.

Д.Ю. Сразу, извини, перебью, задам тебе вопрос: общеизвестно, что в массе случаев настоящую еду не фотографируют – берут что-то пластмассовое, поливают какой-то дрянью, считается, что это выглядит красивее, и всякое такое. А ты какую фотографируешь?

Олег Зотов. Я с этим ни разу не сталкивался, т.е. я всегда считаю, что если выглядит хорошо, то снять точно можно. Один раз была небольшая проблема – мы снимали мороженое, мороженое тает, поэтому мы снимали в холодильной камере. На заводе в холодильной камере, там было достаточно холодно, но аппаратура выдержала, а мы были в куртках. Точно могу сказать, что можно снять любую еду, и выглядит она замечательно, ты видел мои фотографии еды.

Д.Ю. Видел, конечно.

Олег Зотов. Она выглядит аппетитно, и вообще я всё-таки считаю, что, может быть, потому что я снимал, когда не было никакого фотошопа, и я знаю, как поставить свет, я знаю… Да, это очень тяжело сделать во время репортажной съёмки, но если у тебя есть своя студия, если модель прекрасно работает, если есть замечательный визажист, который накрасил модель, стилист, который одел, зачем нужен фотошоп? Давайте потратим чуть больше времени, поставим правильный свет, найдём нужный ракурс, чтобы убрать все недостатки, и сделаем хороший кадр. Я считаю это честным подходом, и это подход фотографа. Подход с фотошопом – это подход дизайнера. Собственно говоря, понятно, что я вижу очень много работ, я вижу очень много работ, в которых… они уже… Люди не хотят думать. Я понимаю что фотошопом можно сейчас всё дотянуть, есть… можно и не снимать, и будет тоже замечательно, но всё-таки я считаю, что чем меньше мы обманываем людей, тем лучше. Я бы не хотел получить портрет, где я похож на Брэда Питта, но это не я. Да, мне бы хотелось выглядеть, как Брэд Питт, но это не я – зачем мне это? Я не так выгляжу. Давайте снимем меня похоже на Брэда Питта, сделаем это MAXIMально, но всё-таки это буду я, чем мне просто изменять форму лица – и вот перед вами…

Д.Ю. Про фотошоп – немедленно вспоминается известный советский анекдот: что ж вы инструкцию не читаете – в конце написано: «обработать напильником», и должно получиться что-то совершенно другое. Ну, на мой взгляд не должно получаться совершенно другого.

Олег Зотов. Так и с едой – давайте снимем нормальную еду, она будет выглядеть замечательно, и не надо думать, пластик это, не пластик. Ничего сложного. Если ты не успеваешь снять её за то время, пока не завянет зелень и не зачерствеет булка, ну, наверное, надо поменять фотографа, т.е., собственно говоря, ничего там такого нет. Возможно, для видео, когда льётся пиво, говорят, что его заменяют на машинное масло.

Д.Ю. Оно пузыристее, да, красивее?

Олег Зотов. Возможно, оно более медленно льётся. Может быть. Но я снимаю фотографию и точно знаю, что любой продукт можно снять, как он выглядит и лучше.

Д.Ю. А вот ты регулярно фотографируешь звёзд, не побоимся такого слова, много и в самых разнообразных обличьях – в одежде, без одежды, туда-сюда… Что в этом деле, с твоей точки зрения, самое главное?

Олег Зотов. Спасибо, что вспомнил. Я прочёл несколько раз, что меня называют «звёздным фотографом», не буду с этим спорить. Как я и говорил, мне интересно снимать людей. Если ты снимаешь обычного человека, это замечательно, здорово, в каждом можно найти что-то интересное, показать и снять так, чтобы было интересно не только людям, знающим его, не только членам его семьи, но и любому случайному прохожему и зрителю. Когда ты снимаешь звезду, ты получаешь уже… На мой взгляд, это энергия, ты снимаешь человека, у которого есть сумасшедшая энергия, который уже собирает залы. Если ты ничего не будешь делать, это уже здорово – ты допущен до звезды, ты снял, уже всё здорово, уже это фотография суждена на то, что её будут просматривать, обсуждать. Чего тут греха скрывать – как бы ни сняли, мы видим неудачные фото звёзд, они всё равно обсуждаются, их всё равно будут смотреть. Но если ты сможешь добавить что-то, к этой энергии ещё свою энергию, и она не удваивается, а умножается во много раз, собственно говоря, вот и вся задача – сделай так, чтобы этот снимок было смотреть интересно через 5 лет, через 10. Вообще это очень забавная тема, может, мы даже на ней отклонимся. Я много думал: понятно, что есть море разных художников, фотографов, они рисовали свои какие-то эскизы, какие-то начальные работы, а потом вдруг они становятся Рембрандтами. И вдруг те эскизы, которые они рисовали, тоже становятся – это не просто эскиз, это эскиз не какого-то ученика или начинающего художника, а самого Рембрандта. И в какой момент, собственно говоря, он стал тоже шедевром? Я долго думал об этом, мне помог такой простой случай: я пришёл однажды к своему другу, давно его не видел, пришёл к нему и говорю: «Слушай, какой у тебя красивый портрет на стене!» Он говорит: «Это моя жена в молодости». Я говорю: «Слушай, обалдеть, просто мне очень нравится!» Походил-походил, посмотрел, говорю: «Ты знаешь, что он снят мастером?» Он говорит: «Олег, ты прикалываешься?» Я говорю: «Что такое?» - «Ты его снял». Значит я, правда, это искренне – я забыл. Я ходил ещё, я абсолютно не вспомнил его, но дело не в этом – дело в том, что он был снят потрясающе. Я точно знаю, что я тогда не был крутым фотографом, это 100-процентно, я не умел снимать, понятно, я учусь и хочу... Я пошёл смотреть свои старые работы и начал находить в них какие-то элементы – очень удачный ракурс, удачный, я не знал такого слова тогда, может быть, ракурс я ещё и слышал, но про композицию точно ничего не знал, начал находить удачную композицию. И собственно говоря, что происходит – оказывается, если ты чем-то занимаешься, и ты воспитываешь в себе вот эту внутреннюю энергию, которая распространяется на все твои работы, можно называть даром или чем угодно, давайте называть энергией – более понятное слово, то энергия появляется не только в тех работах, но ещё она начинает проявляться и в тех ранних, собственно говоря, такая метафизика происходит, собственно говоря, никакого отношения ты уже не имеешь, даже не знаешь, что они есть, даже не знаешь, где они – вот работа, про которую я забыл, но в них тоже начинает проявляться какое-то свечение. И вот если бы я сейчас забросил фотографию, то та работа бы тоже умерла, но если я буду продолжать и, может быть, когда-нибудь стану совсем известными фотографом, а посмертно, может быть, совсем где-нибудь в зал славы чего-нибудь внесут мой портрет посмертный, то, собственно говоря, та работа будет просто совсем шедевром – т.е. вот так это интересно работает.

Д.Ю. Но я бы все равно сказал, что она и тогда была хороша, эта работа, просто на неё не давил груз того, что ты делал дальше. Всё равно хорошая.

Олег Зотов. Может быть, но я же не давил, я же даже не знал, понимаешь, что это моя. В общем, забавная вот эта штука, я думаю, это будет просто интересно послушать в качестве такого вот… Мы немножко философии добавили, да?

Д.Ю. Да! Последний про звёзд, я несколько про другое хотел тебя спросить: как у тебя получается так ловко со всеми разговаривать?

Олег Зотов. Дима, ну это понятно: я думаю, что в любом деле есть только один способ – общение. Ты общаешься с людьми, тебе интересны люди, вы становитесь друзьями. Я не помню ни одной съёмки, где, впервые познакомившись со звездой, я бы потом не стал другом. Иногда мы больше не встречаемся, но мы как-то общаемся, или они лайкают свои фото в моём Инстаграмме и пишут: «Олег, привет!», иногда мы становимся конкретными друзьями, они просто зовут ещё на съёмки или приезжают специально, или не скрою, что сейчас я живу в Петербурге, видимо, в ближайшие дни это изменится, вот если они бывают в Петербурге, они обязательно заезжают ко мне в студию или зовут на концерт. Общение, т.е. самый простой способ – это…

Д.Ю. Специфическое общение, очень хорошо у тебя получается. Это, как мне кажется, вот установление контакта, когда человек может успокоиться, принять естественное положение и раскрыться так вот, как он ведёт себя не на публике, там, подтянутый – как бы меня не с той стороны не увидели. Это доверие тебе, как к фотографу.

Олег Зотов. Да я точно так же веду себя, как сейчас. Единственное, что мне кажется, когда меня тоже спрашивают, и вот вспомним визажиста Катю Бобкову, она меня тоже несколько раз спрашивала, как я на съёмках, я говорю: «Катя, спокойнее, ты всё знаешь». Уверенность. Любой человек хочет – звезда он, не звезда – придя к специалисту, хочет получить уверенность, что всё будет хорошо. Ты же не хочешь увидеть трясущиеся руки у зубного врача?

Д.Ю. Конечно, да!

Олег Зотов. Что он волнуется: Господи… Не дай Бог у хирурга – точно нет. Спокойствие. Я точно знаю, что мы снимем хорошо, т.е. абсолютно уверен. Я точно знаю, что как бы мы хорошо ни сняли, можно снять ещё лучше, и если время позволит, немногие знают, но иногда съёмки со звездой занимают считанные минуты. Одни из последних съёмок с Данилой Козловским заняла реально 8 минут. Нам дали 20, но мы успели за 8. Это мало.

Д.Ю. Мало, конечно.

Олег Зотов. На самом деле, Дима, я понимаю, что существует эфирное время, и можно, конечно, рассказывать долго, потому что любая… У меня там около 20 из 20 с лишним обложек «MAXIM», я могу рассказывать о каждой, могу рассказывать часами, потому что это событие: звезда приезжает из одного города, может…

Д.Ю. Приведу всем пример: как-то раз заехали мы на знойную Кубу, а я с собой, как обычно, привёз чемодан книг, потому что я в пути их читаю непрерывно, и была там книга известного американского фотографа, не будем называть его фамилию, в этой книге был ряд снимков, в т.ч. больших американских знаменитостей. Практически каждая фотография снабжалась подписью, что «а вот тут я сфотографировал Джексона Брауна. Менеджер Джексона Брауна мне сказал: «Стой тут, сейчас Джексон Браун выйдет в коридор, и ты его сможешь сфотографировать»». И в общем-то, большинство из этих фотографий – стоящий в коридоре Джексон Браун, в него мигнули вспышкой в лицо – это вот фотографии. Замечу, что когда звёзды приезжают к фотографу, это совершенно другой уровень, и даже 20 минут – это приличное время, но с точки зрения профессионализма, наверное, ни о чём всё-таки. Но 8 минут – это да!

Олег Зотов. Есть в моей истории более забавный случай: я очень хотел поучиться заграницей. У меня, стыдно признаться, нет никакого образования. Правда, никто никогда не потребовал диплом, никто не сказал: а имеешь ли ты право снимать?

Д.Ю. Шерлок Холмс не служил в полиции, замечу.

Олег Зотов. Но я очень хотел поучиться в Saint Martin's School, сделал даже потрясающую работу для них, наверное, мы покажем эти фотографии со Сталиным – очень красиво. Девочку, которая шила одежду для моделей, и которую мы рекламировали, сказала, что да, её приняли, но, говорит, говорили всё время о тебе. Потому что она нарвалась на человека, который занимался фотографией в Saint Martin's School, и он сказал, что это вообще лучшая работа за год по моде, которую я видел, и не хочет ли фотограф поучиться у нас. Я очень хотел, но, к сожалению, ни финансовые возможности, ни мой пёс, запрещённый в Англии старффордширский терьер, не позволяли мне никоим образом туда уехать.. И ещё раз с Англией я столкнулся немножко попозже – очень забавная история, наверное, стоит рассказать. У меня была знакомая – жена чиновника высокого ранга, которого перевели, они жили в Москве, его перевели в Лондон на работу. Она сказала: «Не знаю, чем мне заниматься в Лондоне, долго думала, но придумала: я хочу учиться фотографии, я нашла для себя учебное заведение, они требуют не просто входную плату, но и приличное портфолио». Для тех, кто не знает, портфолио – это набор фотографий, показывающих, что ты можешь. Я говорю: «Чем я могу помочь?» Она говорит: «Я хотела взять несколько уроков, готова приехать в Питер и, может быть, посвятить несколько дней фотографии». Она приехала, мы с ней снимали, я её учил, иногда ставил модель, щёлкал, потом щёлкала она, я показывал, почему так ставят свет. В общем, в конце концов мы за эти несколько дней сделали приличное портфолио. Ну естественно, в беседе с ней я сказал, что очень бы хотел тоже поучиться, жалко, что нет возможности. Она поступила, и сразу позвонила мне и сказала: «В общем, я поступила, спасибо, всё понравилось, единственное, что они сразу спросили меня, кто мне помогал. Я показала твои фотографии в интернете и сказала, что он бы тоже очень хотел у вас поучиться». Дальше цитирую их ответ: «Передайте Олегу Зотову, что нам бы тоже хотелось снимать обложки известных журналов, но нам в этой жизни не повезло, и мы учим всяких идиотов, поэтому пусть он отстанет от нас и занимается, чем занимался». Ну в общем, мне было приятно, я понял, что, наверное, всё хорошо идёт, и, видимо, уже, к сожалению, нигде больше не поучусь.

Д.Ю. Не удастся тебе поучиться, да, научиться, как следует фотографировать?! Как у тебя работа вообще строится: ты работаешь с кем-то конкретно – ну вот упомянули журнал «MAXIM» - только журнал «MAXIM», и больше ничего, или работаешь и с другими журналами, или есть какие-то частные клиенты – как вообще, из чего работа складывается?

Олег Зотов. Вообще работа складывается… Собственно говоря, все великие журналы не имеют штатных фотографов. Все думают: «Вы работаете в журнале «MAXIM»?» - меня спрашивают. Нет, я не работаю в журнале «MAXIM».

Д.Ю. А почему – это невыгодно, неправильно?

Олег Зотов. Это абсолютно нормальная практика, существуют великие фотографы, к коим я тоже хочу себя не причислить, но в кои хочу попасть, и журналы приглашают их. Т.е. это нормально для журнала – пригласить, они свободные, они занимаются своим творчеством, и их приглашают на различные проекты, будь это обложка журнала, статья. И я поработал с огромным количеством журналов. Но вообще, если вы хотите унизить фотографа, спросите, обложки каких журналов он снимает. Если фотограф говорит: «Знаете, я занимаюсь только рекламной съёмкой, и там, творческое, а вот это всё – это как-то ниже,» - ну всё понятно, потому что очень легко обмануть частного клиента, можно даже обмануть людей, разбирающихся в этом, но обмануть редакторов журналов практически невозможно. Может быть один раз удастся, но тебя больше не позовут. Т.е. когда ты снимаешь обложки для различных журналов, это говорит о твоём хорошем рейтинге. Ну, можно перечислить: я работал, понятно, «MAXIM», естественно, «Playboy», снимал для «Vogue», «Elle», «ОК!», «Men's Health». Ну, я думаю, что список перечислял бы…

Д.Ю. Да, проще сказать, куда ты не прокрался.

Олег Зотов. Если перечислять фирмы, их тоже огромное количество: там и «Nike», и «Mercedes», и«Valio» - я говорю, что их можно очень много перечислять. Мариинский балет, балет Эйфмана – всё, что угодно. На самом деле ты попадаешь в совершенно необычные ситуации и снимаешь для совершенно различных заказчиков. Конечно, частные заказы – да, всё, что интересно. Иногда спрашивают, снимаю ли я свадьбы – я не свадебный фотограф, вообще это очень интересная тема – про свадьбы, я бы даже однажды хотел бы, может быть, целую передачу сделать про свадьбу, свадебных фотографов и вообще как я вижу свадебную фотографию.

Д.Ю. Сейчас ты, наверное, скажешь страшное – что не надо отдавать 2,5 тысячи фотографий.

Олег Зотов. Дима, ты угадал! Надо. Отдавать надо, но… Естественно, я снимаю свадебные журналы, естественно, я не вижу разницы между свадебным журналом и реальной свадьбой. Почему нам интересно смотреть журнал? Потому что там не так много фотографий – история не занимает больше 8 фотографий, может быть, 10, но это MAXIMум. Обычно 4-5-6 фотографий, и всё – история закрыта. Самое ужасное, когда, я думаю, для тебя, для меня, да для любого человека, когда говорят: «А хочешь посмотреть наш свадебный журнал?» И ты понимаешь, что ты попал – сейчас тебе дадут вот это, через 3 фотографии тебе всё понятно, через 5 страниц ты уже не знаешь, как, у тебя челюсть сводит от скуки – зачем это всё делать?

Д.Ю. Ну это именно то, про что ты говорил в начале – т.е. фотография должна быть интересна абсолютно непричастным посторонним людям.

Олег Зотов. Да. Если я показываю свадебные фотографии, был ты на этой свадьбе, не был – это интересно, это красиво, это интересно. Поэтому когда ко мне обращаются люди, ну практически всегда те, кто понимают, к кому они обращаются, я говорю: «Знаете, я вам гарантирую – вот я сниму 8 фотографий». Невеста при этом обычно падает в обморок, жених спокоен: «Как 8?!» Я говорю: «8 фотографий, которые вы будете показывать, и которые будут интересны всем, и люди не будут зевать, глядя на них. Их можно печатать в журналах, повесить на стенку и гордиться. И я тоже себе положу в портфолио, и люди будут: как красиво! – будут говорить они. Могу снять я или пригласите, ещё проще, папарацци, который снимет вам эти 2,5 тысячи фотографий: как вы с родственниками целуетесь, как родственники с вами, как кто-то там в каких-то безумных конкурсах участвует, как кто-то там пролил на себя или выпил залпом бутылку водки – пожалуйста. Я понимаю, что они нужны, что людям весело, что им хочется, что это принято, но их однажды посмотрят, и больше никто никогда не достанет».

Д.Ю. Не вернётся, да.

Олег Зотов. И слава Богу, но самое лучшее – нанять ещё одного человека, который бы снимал вот просто, это обычно не очень дорогой фотограф, который ходит и щёлкает там всё подряд, все счастливы, все позируют, делают ему всякие рожи в камеру, кричат: «Тагил!», и всё замечательно. А я вот сделаю эти. Ну, могу сделать и я в свободное время, мне, в общем, на самом деле, не сложно.

Д.Ю. А как у тебя получается: вот понятно, т.е. я, глядя на твои фотографии, даже некоторым образом там наблюдаю вживую – т.е. если приходит балерина, которую последние 20 лет учили, как правильно стоять, как руки двигать, т.е. там божественные движения, и как она ни встанет, она везде прекрасна, а потом приходит частный клиент в возрасте, со страшной физиономией, с отсутствующей фигурой – как тут-то ты трудишься?

Олег Зотов. Ну, наверное, Дима, надо любить свою работу, и – задачка, тебе дали задачку, это интересно, реши её легко, быстро, изящно. Это очень просто да – придумай свет, придумай позу, придумай одежду, сделай человеку удобно, комфортно. Или, наоборот, сделай человеку некомфортно – может быть и такое, чтобы он как-то вот… и подлови. Т.е. реши эту задачу. Ничего сложного, на самом деле. Есть такая смешная присказка, что сними модно, не можешь можно – сними стильно, не можешь стильно – сними красиво, не можешь красиво – сними богато, не можешь богато – сними резко. Но что-то сделай.

Д.Ю. Как в известной песне: «Стукнул раз – специалист, видно по нему».

Олег Зотов. Т.е., ну и конечно, всё равно я считаю, многие, приходя в студию, говорят: «Какое у вас комфортное место, как у вас тут здорово», и не скрою – очень часто приходится людям как-то говорит, что знаете, уже закончили, уже… Не хотят уходить.

Д.Ю. Дверь там.

Олег Зотов. Это правда, потому что всё сделано для того, чтобы было удобно, чтобы было комфортно: чай, кофе.

Д.Ю. А как у тебя хватает физических сил на всё это? Т.е. ты – многим, так сказать, не очевидно, но, например, фотографы другие, которых я наблюдал, если большая студия, то обязательно присутствуют помощники, он один сам не делает никогда ничего. У тебя никогда помощников нет, я, во всяком случае, никогда не видел, и ты всегда всё делаешь сам. Это, если кто не понимает, серьёзный тяжёлый физический труд – т.е. чемоданы с оборудованием привези, всё это расставь, всё это держи, закрепи, туда-сюда, это надо непрерывно бегать, при этом не забывать держать в голове искусство, чтобы было хорошо и красиво, и резко, как мы помним…

Олег Зотов. Хотя бы.

Д.Ю. Да. Как ты, откуда силы берутся?

Олег Зотов. Такой… Т.е. с одной стороны, Дима, конечно, ты затронул больную тему: не солидно не иметь помощников, как показывает опыт.

Д.Ю. «Гаврила и Хомяк, потащили», да?

Олег Зотов. Да, это да. Но на самом деле… т.е. у меня были помощники, их очень быстро забирают, и как ни странно, забирают в кино – такой вот клипмейкер знаменитый Костя Черепков, который «Северстудио», который снимает очень много звёзд и очень много клипов, поработал у меня помощником, помогал, таскал и всё делал. Но как-то они все очень быстро, поработав со мной – ну звёзды, да, атмосфера и всё такое, все творят, и они уходят в кино.

Д.Ю. Ну т.е. научил, дал достойный уровень?

Олег Зотов. И может быть, я немножко устал от того, что мне надоело учить людей, помощников. Т.е. понятно, что помощник же – не просто физическая сила, надо, чтобы он очень тонко чувствовал, очень надо, чтобы он умел говорить, очень надо, чтобы он не разрушил эту хрупкую атмосферу, она иногда бывает очень хрупкая, понимаете, когда ты снимаешь обнажённую звезду или девушку просто обнажённую, надо, чтобы в студии была такая понятная совершенно атмосфера – ты прекрасно это видел, много съёмок делали. Чтобы он понимал, что я хочу снять, куда посветить. И собственно говоря, я не вижу в этом ничего такого – да, они тяжёлые, свет, оборудование, да, его надо тащить, но я не вижу в этом ничего такого для мужчины, что бы он не мог сделать. Ну может быть, даже иногда полезно, потому что я очень часто приходил на съёмки и к великим фотографам, и к каким-то рекламным студиям, и не скрою, что очень много работал в кино, я имею в виду не как оператор или как режиссёр – как фотограф в кино, но там вот чёткое деление: оператор есть оператор, световик занимается светом, режиссёр ставит задачу, и вот эти люди должны всё время координироваться. Зачем – я могу это сделать на съёмке один: чётко понять, что мне нужно, быстро всё поставить, может быть, это удлинит на какие-то считанные секунды…

Д.Ю. Здоровья-то как хватает?

Олег Зотов. Йога, Дим, последние 9 лет – только йога. Но зато каждый день. 1,5 часа йоги в день, стояния на голове, и всё остальное.

Д.Ю. Действительно так помогает?

Олег Зотов. Я точно не упаду на съёмках, я последний сдамся. Об этом… На самом деле, всегда на съёмках должен быть человек, который своей энергией держит всех. Я пробовал и показывал, опять же, вспоминая Катю Бобкову – я ей показывал: если я сделаю вот так, упадут все сразу. Всё, никто не будет, модель упадёт, т.е. понятно, что мы должны ещё снимать, но всем будет тяжело. На самом деле это же как в любом процессе – что бы ты ни делал, ты можешь делать весело, задорно, радостно, энергично, а можешь делать трудно, тяжело, тягомотина такая, преодолевая, сражаясь – выбери, всё зависит от тебя. Выбери, как ты хочешь.

Д.Ю. У нас в основном выбирают с угрюмой рожей и рассказывать, как было тяжело, плохо и вообще, и ничего не получилось.

Олег Зотов. Это любимая работа, я даже не назвал бы это работой – это образ жизни. Зачем это делать угрюмо?

Д.Ю. Редкий случай жизненного везения, когда ты можешь заниматься…

Олег Зотов. Не знаю, я не бываю на других съёмках, мы с фотографами не встречаемся, на моих всегда… Обычно как-то я не встречал, чтобы 2 фотографа позвали на съёмку.

Д.Ю. Да, так не бывает.

Олег Зотов. А на съёмках всегда весело. Ну это действительно весело.

Д.Ю. А давай вернёмся немножко назад: вот ты сказал, что ты учил людей, что люди двинулись по карьерной лестнице, получив неплохие навыки в общении с тобой и переняв у тебя некие элементы мастерства. Вот мы разместили объявление про фотошколу: что в рамках этой фотошколы ты можешь предложить публике, на что это будет похоже, какие результаты и прочее, прочее? Опиши.

Олег Зотов. Я бы чуть-чуть подальше бы начал: собственно говоря, что мы вообще хотим? Не секрет, что мы друзья, не секрет, что нам очень нравилась та бездуховность, которую мы снимали…

Д.Ю. Она была прекрасна! Она прекрасна и сейчас.

Олег Зотов. И мы решили, что это надо продолжать, и нам бы хотелось, ну понятно, что мы снимали календарь, который потихонечку сейчас выкладывается, это достаточно, на мой взгляд, интересная работа, но давай поговорим уже о таких низменных вещах – это деньги.

Д.Ю. Естественно.

Олег Зотов. Это много моделей, которым надо платить, это визажист, это одежда это реквизит, там задействовано столько реквизита, который пришлось приобрести и погубить, и частично съесть во время съёмок.

Д.Ю. Плюс студия, плюс это ты, плюс амортизация оборудования, и прочее, и прочее.

Олег Зотов. Модель.

Д.Ю. Я!

Олег Зотов. Замечательная модель. Собственно говоря, мы не хотели бы дальше это делать, как бездуховность: заплатил деньги – получил фотографии. Мы решили, что такие вещи должны выкладываться в интернет. Но, скажем, делать это совсем бескорыстно не очень хочется, потому что просто нет возможности, а хотелось бы не просто снимать в студии, и не календарь раз в год, а хотелось бы чаще, может быть, раз в 3 месяца, в идеале, ездить на острова: встретились мы с Димой в Таиланде, взяли туземок и сняли новую, назовём это, какой-нибудь новый проект «Бездуховность» с таиландскими женщинами.

Д.Ю. Да.

Олег Зотов. Не трансвеститами.

Д.Ю. Нет.

Олег Зотов. И мы придумали, что, собственно говоря, может быть, и есть смысл открыть школу, тем самым зарабатывать на такие проекты…

Д.Ю. Т.е. именно на проекты – не с целью личного обогащения, а именно на проекты, да?

Олег Зотов. Нет, нет, именно проекты, да. Честно говоря, я очень много работаю, и, в общем, мне хорошо платят, но с лишним угощением как-то не получается, и это меня совершенно не расстраивает. У меня всегда очень хороший свет, прекрасная аппаратура. Ну ты хочешь быть пилотом «Формулы-1» - тебе нужна новая машина.

Д.Ю. Конечно.

Олег Зотов. Ты всегда участвуешь в этом процессе, зато я чувствую себя прекрасно и совершенно не думаю… мне не надо бегать по городу: а дайте мне кольцевую вспышку, или: а дайте мне, пожалуйста какое-нибудь… где взять? У меня всё есть.

Д.Ю. А как ты вообще это видишь? Вот т.е. берёшь девчонку и ты подробно в ролике рассказываешь, как это, что это, как стоит девчонка, как стоит свет, где стоишь ты, что делаешь?

Олег Зотов. Да, конкретно о школе. О школе существует 2 мнения, первое – это западное. Как учат вообще: есть Дима, который пропагандирует такой нормальный армейский способ: делай как я, и получишь тот же самый результат. Такой вот ефрейторский…

Д.Ю. Сержантский!

Олег Зотов. Сержантский, прости, я не служил в армии – прокололся. Но я лейтенант, старший лейтенант. Не, капитан уже.

Д.Ю. Ого!

Олег Зотов. Это правильный способ такой: делай так. Существует западный способ – тот же возьмём Saint Martin's School: мы делаем такую творческую атмосферу, делаем такой рассол, что солёный огурец, хочет или не хочет, огурец через неделю будет засолен.

Д.Ю. Будучи погружённым, да?

Олег Зотов. Да, будучи погружённым. Если ты сделал всё правильно, он засолится, совершенно неважно… Поэтому я думаю, что истина где-то между, она и там, и там, т.е. во всём этом процессе. Поэтому я предлагаю делать 3 вида роликов. Собственно говоря, школа планируется, как такое видеообучение, возможно, мы будем делать мастер-классы. Ну понятно, что на мастер-классы придут десятки людей – это считанные единицы, тем более доступность в каких-то крупных городах. Не удастся прийти из маленькой деревни, вряд ли есть возможность сюда доехать. Поэтому хочется сделать видеоролики, которые будут рассказывать… И собственно говоря, эти видеоролики делятся на 3 категории. Первая: я буду рассказывать о съёмках журналов и звёзд. «MAXIM», сейчас на всех съёмках снимается бэкстэйдж, т.е. такой специальный человек с камерой, который… но я буду пояснять, как это происходило, что происходило, и мне кажется, это будет создавать вот эту необходимую атмосферу. Второе: мы будем, снимая Диму или какие-то различные проекты, а их достаточно много, скажем, вот, замечательный проект, с балеринами снятый – вы знаете, что балерины танцуют у станка. Собственно говоря, мы взяли балерину и повезли их прямо в цех к станкам. Получился потрясающий проект, всем нравится, особенно заказчику нравится, потому что люди, которые общаются с металлом, только увидели не железо какое-то на своих станках, а балерин – это произвело переворот, а учитывая, что производительность станков в Малайзии в основном, где-то там, то у них просто снесло крышу, это совершенно очевидно, такого они вообще представить себе не могли.

Так вот, снимая Диму, мы будем делать подробные видеоролики, как снимается этот процесс: почему ставил свет, как пришла идея, как идея сформировалась, почему вот так, а что будет, если поменять? Ну и помня о сержантском способе, будем делать совсем простые элементарные ролики…

Д.Ю. Как сделать резко.

Олег Зотов. Как снять портрет одной вспышкой. Как снять девушку в полный рост. Как снять, может быть, если нам YouTube позволит, ню – ну как-то будем там заклеивать. Т.е. такие простые обучающие ролики, которые, может быть, наверное, нужны. Понятно, что это как набор инструментов: если у тебя есть эти инструменты, ты можешь творить. Но вот эти вот кусочки, эти инструменты или кусочки конструктора должен просто пройти и уметь делать, дальше уже чтобы собирать что-то более сложное.

Д.Ю. Ну т.е. мы попадём, так сказать, в творческую кухню, где ты изнутри покажешь, как ты это придумал, объяснишь, почему придумал так, для чего это надо, как это реализовал технически и что получилось в итоге, да?

Олег Зотов. Мне кажется, это создаст эту необходимую атмосферу и будет интересно, ну и мы за это попросим небольших денег. Ну, я верю в людей, и мне кажется,. Что заплатить небольшую сумму легче, чем вводить: «Только по подписке вы увидите, только заплатив…»

Д.Ю. Да нет, нет.

Олег Зотов. Поэтому хотим попробовать.

Д.Ю. Да.

Олег Зотов. Мне кажется, это будет интересно. Ну, собственно говоря, всё зависит от нас – сделать это интересным.

Д.Ю. Ты обмолвился, что грядёт некий переезд – куда это ты собрался?

Олег Зотов. Дим, меня очень давно звали в Москву – там все звёзды, все журналы, вся, к сожалению, творческая жизнь происходит там. Я очень долго отказывался и отнекивался, но мне сделали предложение – мне предложили 350 кв.м студию на «Винзаводе».

Д.Ю. Ого! Ты меня переплюнул – у меня 250!

Олег Зотов. Дима, там для тебя всегда полвина студии точно есть.

Д.Ю. «Винзавод» – мечта, да.

Олег Зотов. И сейчас это обсуждается, но, в общем, есть большая вероятность, что, конечно, очень хочется. Очень хочется перебраться поближе к звёздам и получить такую огромную студию – новые возможности. Москвичи, я к вам еду!

Д.Ю. Ну, я думаю, это зияющие просто перспективы и необъятные края неохваченные…

Олег Зотов. А будете у нас в Москве – заходите.

Д.Ю. Спасибо! Ну, в общем-то, вот, на этой жизнеутверждающей ноте и закончим. Пожелаем Олегу удачи на новом месте, ну и ждём роликов фотошколы.

Олег Зотов. Пожалуйста, все обучайтесь фотографии – это очень интересно, это лучшая профессия! Когда я прилетел в Америку, такая тёмная женщина на эмиграционном контроле сказала: «А вы кто?» Я говорю: «Я фотограф». «Я вижу, что вы фотограф. Вы фотограф чего?» Я говорю: «Я фотограф журнала «MAXIM» и «Playboy»». Она говорит: «… (матерное слово с «fucking»», у вас же лучшая работа для мужчины в этом мире!» Я говорю: «Боже мой! Можно я ваши слова буду использовать?» «Проходи,» - сказала она. Так что присоединяйтесь.

Д.Ю. Ждём. Ну а пока – всего хорошего!

Вконтакте
Одноклассники
Telegram


В новостях

06.03.15 19:49 Разведопрос: фотограф Олег Зотов, комментарии: 60


Комментарии
Goblin рекомендует заказать лендинг в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

maxblin
отправлено 06.03.15 22:14 | ответить | цитировать # 1


Фотографией увлекаются очень много глухонемых людей, на мой взгляд есть смысл сделать титры.


Tixotus
отправлено 07.03.15 04:41 | ответить | цитировать # 2


Простите, я может быть не прав, но свечения, даже выражаясь метафорой, не какого как такового не происходит. Ощущение подобное вызывается при рассмотрении работы имея определенный навык, знания или наметанный глаз. Человек знакомый с искусством такие как искусствоведы и художники (кроме авангардистов дилетантов таких как Нико Пиросмани, Пикасо и другие) Уже никогда не будут смотреть на предметы искусства так как смотрят обычные обыватели. Это примерно как не давно рассказывал Христенко на шоу "Это Смешно" про дантиста посетившего оперу.



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит

CTRL+ENTER

интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк