Дмитрий Пучков и Клим Жуков про художественный фильм "Матильда"

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

27.10.17



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч, добрый день.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет.

Д.Ю. Докладываем почтенной публике: только что вернулись с просмотра х/ф «Матильда».

Клим Жуков. Самого ожидаемого фильма года.

Д.Ю. После «Викинга», конечно.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ехали с решительным настроем вложить душу, так сказать, в ролик после просмотра. Обратно ехали практически в гробовой тишине, потому что сказать об этом просто нечего, там не над чем даже глумиться. Т.е. оно настолько слабое и бестолковое, что я даже не знаю. И тут ведь нельзя сказать, что гора родила мышь. Мыши, т.е. горы никакой не было. Это мышь родила что-то…

Клим Жуков. Ничего.

Д.Ю. Ничего, да.

Клим Жуков. Мышь не родила ничего.

Д.Ю. Но, тем не менее, рассмотреть придётся, и мы начнём, как обычно, сначала, а потом будем идти до конца.

Клим Жуков. Вот это система-то какая необычная.

Д.Ю. Да. И вот что меня порадовало в самом начале фильма: балерин фоткает какой-то гламурный фотограф, а за стекляшками за какими-то сидят –совершенно очевидно – благородные аристократы, и через пенсне и монокли «о, неплохо».

Клим Жуков. Ну, один из них – великий князь, собственно, один из старших родственников Николая II. Это, видимо, то ли имеется в виду брат Александра III, то ли племянник Александра III – в общем, старшие Романовы.

Д.Ю. Серьёзный гражданин.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. А другой ему советует – вот эта вот неплохая…

Клим Жуков. Рекомендую.

Д.Ю. Ту рекомендую, да. Ну, не хватает только нашего любимого – ребята хвалят, попробуйте.

Клим Жуков. Ну, там не так, там всё по-благородному – bellissimo, bellissimo.

Д.Ю. Суть от этого не меняется вообще ни на грамм просто. Сразу вспоминаются отечественные бани, где всем известный вопрос регулярно задаётся – а всех можно посмотреть? Вот это как раз оно. И посреди этого бегает Матильда Кшесинская, которая не хочет там фотографироваться, и задаёт балетмейстеру, или кто там у них этот Миронов, вопрос – у нас тут что, публичный дом, что ли?

Клим Жуков. На что Миронов грамотно отвечает, что публичные дома не получают государственные дотации.

Д.Ю. Да. Так что это очень хороший публичный дом, по всей видимости. Т.е. сущность обнажена сразу. Это какое-то сборище шлюх…

Клим Жуков. Императорский балет – он не потому Императорский, что там Императорский, а потому, что туда императорская фамилия отовариваться бабами ходит, видимо.

Д.Ю. Ну, как-то вот сразу задан тон. Какое-то сборище спортивных тренированных шлюх, которых там сидят выбирают какие-то мужики, не важно, благородные – не благородные, это что вообще такое? И вот среди этого кубла обозначается балерина Кшесинская.

Клим Жуков. Которая сначала якобы не знает, куда попала.

Д.Ю. Не знает она, да. Она вот тут вот выросла, тренировалась с младых ногтей, так сказать, и не понимает, что это такое вообще, и что ей, так сказать, предстоит в её жизни. И вот идёт народный суд, известно что на палочке несут. Дальше первое представление, там какая-то эта, другая её товарка дергаёт её за лямочку, чтобы развязать у неё там на плече. Странно. И развязывается, естественно. Странно, в общем-то, там при спортивных танцах такие постромки, чтобы, не дай бог, у тебя там что-то сбилось или вылезло, как это ты не чувствуешь? Почувствовала, наверное. И дальше Кшесинская начинает исполнять, у неё обнажается левая грудь.

Клим Жуков. Да, левая.

Д.Ю. Весь театр – ААА, кричит на весь театр, блин. Наследник вскакивает с места с биноклем. Странно, кстати, а что они с такими биноклями, с этими…

Клим Жуков. Надо было артиллерийские бинокли.

Д.Ю. Да. Или там на галёрке основные эти, с телескопическими трубами сидят.

Клим Жуков. Ну как, у кого чего – морские офицеры с дальномерами, артиллеристы с призматическими биноклями полевыми. Как у Швейка, помнишь?

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Венгерские, говорит, еврейки подкидывали ноги, говорит, так высоко, что было видно, что они вовсе не носят панталон. Чтобы не пропустить ни одной секунды этого увлекательного зрелища, артиллерийские офицеры брали с собой призматические бинокли.

Д.Ю. И вот, казалось бы, она там должна прикрыться, убежать, но нет – Мотька начинает скакать с утроенной силой, исполняя, и так это, левой сиськой всем демонстрируя отважно. И при этом, поскольку она тут не в публичном доме…

Клим Жуков. А в приличном.

Д.Ю. У них тут всё прилично. Она вообще глаз не сводит с ложи наследника. Я, кстати, всегда думал, что они там это, посередине, в царской ложе сидят.

Клим Жуков. А он в партере что-то.

Д.Ю. Да нет, он сбоку где-то. Если сцена, то он вот тут где-то сидел. Странно. Так должно быть? Потому что неудобно, видно плохо.

Клим Жуков. Я не знаю, может быть, он просто… Ну, чисто теоретически он мог пойти по демократичной, так сказать, теме, и просто со своими друзьями, которые там, грубо говоря, однополчане…

Д.Ю. Ну, там мама была.

Клим Жуков. Вот этого я не знаю. Потому что вообще-то, конечно, императорская ложа это их законное место.

Д.Ю. Да. Ну и вот она там отплясала, не сводя с него глаз, потому что она не такая. Дальше завязывается любовная связь. Он её приглашает к себе в палаточку.

Клим Жуков. Шикарно обставленную, конечно же.

Д.Ю. Да, шикарно обставленную. Там, естественно, койка стоит, прямо вот тут же койка стоит. Они с ней присаживаются на койку, он начинает с неё снимать шмотки, расстёгивает.

Клим Жуков. Он просто матросский гюйс с неё подснял, внимательно посмотрел в обнажившееся декольте, прямо вот так…

Д.Ю. Хотя смотреть там, будем откровенны, не на что.

Клим Жуков. Ну, пытался смотреть, не важно.

Д.Ю. И начинает её дарить некую безделушку.

Клим Жуков. Брюлик.

Д.Ю. Да, ну, понятно, там с бриллиантами. А она, заполучив это в подарок, говорит – ну, вы это, меня, как там, трудно заполучить, легко потерять, и невозможно забыть – говорит Матильда, снимает, бросает эту херню, и уходит.

Клим Жуков. Маловато то есть.

Д.Ю. Маловато будет. То-то ты сам какой-то маловатый. И вот у меня вопрос, Клим Александрович, поскольку эту чушь вообще нормальный человек смотреть не может, вот у меня вопрос: а что такое был этот Императорский балет?

Клим Жуков. Во-первых, конечно, тут и императора-то показали, обоих, а особенно, конечно, второго императора показали…

Д.Ю. Это кто? Давайте по именам.

Клим Жуков. Один – Александр III, старший, который к первой четверти фильма уже совершенно скончался. Следующий – Николай II. Я последний человек, который бросился бы защищать Николая II, но так, как его показали, он таким, конечно, не был, мягко говоря.

Д.Ю. Это вот, обращаю внимание, это единственная эмоция, которую вызвал фильм. Вот таким Николай II не был точно. Т.е. ладно, царь-тряпка, но вот такого железно быть не могло. Хочется защитить Николая II.

Клим Жуков. Да, потому что какой бы он не был, это человек, выросший во вполне конкретной среде, получивший вполне конкретное воспитание. А воспитание в императорском доме – когда говорят «получил воспитание», значит, ты его получил. Вот чего-чего, а то, что в тебя вколотили палкой, ты будешь делать на автомате. Потому что вколачивали буквально с такого вот возраста. Т.е. это этикет в обязательном порядке, потому что императору рано или поздно придётся осуществлять дипломатические функции, где ни в коем случае нельзя обосраться – неосторожным жестом, неосторожным словом, не вовремя пукнув.

Короче говоря, чтобы всё время сидел вот так вот, таращил глаза, изображал то, что он слушает внимательно и ему всё интересно, а потом с любого места мог твою речь пересказать, просто чтобы не попасть в глупое положение перед, так сказать, представителями иностранных держав. Самому не попасть, а значит, не поставить в идиотское положение державу, которую он представляет в лице высшей её власти. Соответственно, тренировка памяти, тренировка манер, и это, опять же, была не просто тренировка, что «хочу – применяю, не хочу – не применяю», это именно воспитание, то, что ты делаешь уже, не задумываясь. И поэтому вот вещей, которые позволял себе актёр…

Д.Ю. Киношный.

Клим Жуков. Киношный. Конечно, ну, понятно, что заставлял его делать режиссёр Учитель. Ни один монарх, так сказать, царствующего дома, тем более наследник, который точно будет монархом, он такого отчебучить просто физически не мог. Потому что эти вот внезапные прилюдные истерики какие-то, побежал туда, побежал сюда, где-то там разорался – он не мог так себя вести. При всём при том, что он был да, он был слабый человек, судя по всему; да, он был невеликого ума, судя по всему; да, у него были какие-то, видимо, бог его знает, может быть, его очень волевым отцом привитые с детства комплексы. Но внешние приличия он, естественно, соблюдал. Не просто…

Д.Ю. Всё, что я читал про Николая II (я мало читал), но то, что мало я читал, везде написано, что Николай II был отменно воспитан, вот отменно просто, манеры, поведение и всякое такое безупречное было. Как-то в кино не складывается.

Клим Жуков. Не, ну то, что у него душевные терзания, они все снаружи у него. И он их всё время всем демонстрирует. Я понимаю, он где-нибудь там, в спальне у мамы пришёл расплакался. Это может быть, в конце концов, мы этого никогда не видели, и этого никто, кроме мамы, никогда не видел. А на людях – как же, что вы?

Д.Ю. Вот кстати, о птичках, там актёр немец, которого немедленно наши эти, известные кадры, обвинили, что это порноактёр. Порноактёр снимался в фильме у Питера Гринуэя, да. Я рекомендую всем любителям порно – они, видимо, его где-то в порно видели – я вот порно не смотрю, поэтому не знаю, снимался он в порно или нет. Я полез посмотреть – ну вот, Гринуэй. Если вам кажется, что Гринуэй снимает порнографию, надо лечиться, наверное. Другие возмутились, что он, оказывается, немец. Зачем немца позвали играть? Мы глобально разбирали…

Клим Жуков. Надо негра позвать.

Д.Ю. …что в крови Николая II была 1/128 часть русской крови.

Клим Жуков. Славянской.

Д.Ю. Да, славянской, при этом. И вообще это никакой роли не играет, собственно говоря. Вернёмся обратно.

Клим Жуков. Правда, актёр, что мне очень понравилось, когда показали его профиль, так сказать, рельефно так, на фоне контрового света, он очень похож на рублёвые профили Николая II. Там он же, естественно, в профиль изображён всегда. Очень похож, у него прямо вот такой переход.

Д.Ю. Мне кажется, Николай был покурносее.

Клим Жуков. Ну, он слегка покурносее, но, в общем, очень здорово похож. Усы ему вот плохо сделали, потому что у него были усы такие, более волной. У него такие, попрямее, не знаю. И овал лица не очень похож. А в целом впечатление от немца очень, так сказать, совпадающее.

Д.Ю. Впечатление немца он на зрителя не производит.

Клим Жуков. Нет.

Д.Ю. Это типа русский царь.

Клим Жуков. Переозвучили его нормально, кстати, этого немца.

Д.Ю. Вопрос изначальный всё-таки. Вот Императорский театр, там скачут балерины…

Клим Жуков. Да. И Императорский театр, конечно же, не был борделем, что за чушь?

Д.Ю. Вот.

Клим Жуков. Другое дело, что, конечно, к балеринам и вообще к артисткам, не обязательно балеринам, члены царствующего дома и вообще высшей аристократии – всякие там князья, графы, герцоги – они любили захаживать, безусловно. Но, опять же, это же не были проститутки. Т.е. брюлик подарил, в койку, иди домой. А из фильма складывается именно такое впечатление, потому что когда сидят 2 этих престарелых хмыря – «вот, рекомендую», «это воплощённая страсть». – «Надо попробовать».

Д.Ю. Балерины, правда, вот эти вот, воплощающие страсть, им, по-моему, там сильно за 30 уже было…

Клим Жуков. Ну, что делать.

Д.Ю. Как-то непонятно, ты в таком возрасте тут скачешь.

Клим Жуков. Не знаю. Дело не в этом, ну, это же было, в первую очередь, конечно, про искусство. Другое дело, что это искусство, оно, конечно же, несло в себе гигантский заряд эротизма, потому что где ещё можно было посмотреть на полуобнажённую женщину в это время? Только так. Причём так, чтобы это не вызвало кривотолков в обществе. А тут, вы представляете, все женщины ходят в юбках в пол, и в конках в «Империал» не пускают, потому что, мало ли, кто-нибудь будет коварно подглядывать снизу, что у них там надето под юбкой. Некультурно. А тут приходишь в театр, культурное учреждение.

Д.Ю. Они сами полуголые скачут.

Клим Жуков. Высокая культура быта. А у неё нога вот по сюда голая, это же вообще. Все там, конечно, были очень довольны.

Д.Ю. Артиллеристы роняли бинокли призматические.

Клим Жуков. Да. Только морские офицеры спасались, потому что дальномеры стационарные, их можно законтрить на ложе, и там это… вот. Да, туда, конечно, любили захаживать.

Д.Ю. А это считалось зазорным?

Клим Жуков. Нет, это было абсолютно нормально. Более того, особенно для членов царствующих домов или их близких родственников, единственные 2 варианта устроить свою сексуальную жизнь вне брака, разумеется, это 2 варианта: это были артистки и это были замужние дамы положением несколько себя ниже. Т.е. если ты герцог, то начиная с графа; если ты император, то можно уже с уровня герцогини начинать это…

Д.Ю. Герцог главнее графа?

Клим Жуков. Да. Герцог это князь. А граф пониже, пожиже. Дальше маркиз, барон. Вот так. Т.е. если ты герцог, можно…

Д.Ю. Унтерменшей трахать, да.

Клим Жуков. А если император, то унтерменши вообще все. Поэтому уже начинать можно с княжны, с герцогини. Замужняя – это очень важно, потому что если она замужняя, значит, внезапно получившийся ребёнок (что быть всегда может), можно всегда списать на мужа и сказать, что это никакой не мой бастард.

Д.Ю. А что муж скажет?

Клим Жуков. А муж будет счастлив.

Д.Ю. А вот, например, А.С. Пушкин был недоволен ухаживаниями царя за его Натальей.

Клим Жуков. Ну, недоволен, и что?

Д.Ю. Т.е. это не могло, его недовольство не считалось?

Клим Жуков. Нет. Более того, оно было бы странным, потому что… ну, императору ты всё равно ничего не сделаешь – ты его не можешь ни на дуэль вызвать, ни по морде ему дать, ничего не можешь вообще. Можешь быть, конечно, так вот насупленным. Ну, хмурься себе пожалуйста, господи. Потому что если получится всё-таки бастард, то это у мальчика, конечно, у него будет карьера, жизнь обеспечена уже по факту своего рождения, потому что понятно, что он никаких прав ни на что не имеет. Для чего и нужно, чтобы был рангом пониже.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. А всё равно все знают, кто папа. И поэтому, т.к. это всё-таки незаконная, но императорская кровь, у мальчика, скорее всего, всё будет в порядке.

Д.Ю. И даже у девочки всё будет хорошо.

Клим Жуков. И даже у девочки всё будет в порядке. Короче, вот.

Д.Ю. А если актриска, певичка, балерина?

Клим Жуков. А это вообще всё равно, потому что они в силу того, что простолюдины, т.е. совсем унтерменши, у них не может быть совсем никакого права на то, что их внезапный какой-то ребёнок, если получится, может на что-то рассчитывать. Он ни на что не может рассчитывать, поэтому это было абсолютно нормально.

Д.Ю. Ну, папа с царского плеча-то что-нибудь подкидывал?

Клим Жуков. Я имею в виду, что скандала не получится. Потому что если вдруг окажется, что наследник престола, переспав, так сказать, коварным образом с незамужней знатной леди, какой-нибудь княжной, герцогиней, и у неё вдруг появился ребёнок, это значит, что она замуж уже выйти не сможет по-человечески, и это скандал. А это его личный бастард будет, который имеет, между прочим, как бастард, который признанный как бастард, потому что откуда он взялся ещё? Только от тебя. Он будет иметь некие права на престол.

И если вдруг случится какое-то междувластие, что все вдруг по мужской линии передохнут, или не все, но близкие родственники, то у него будут конкретные права, и их придётся как-то обеспечивать, а это никому не надо совершенно. Поэтому только замужняя знатная, а актриска любая. Тем более балерины, они всё время в хорошей форме, там приятно подержаться и всё такое.

Д.Ю. Вытворяют всякое.

Клим Жуков. Вёрткие, да. Поэтому к балеринам ходили.

Д.Ю. А вот, например, допустим, я царь, а у меня балерина и, возможно, не одна. А ты, например, мой брат, Великий Князь, да, так они назывались, братья?

Клим Жуков. Это да. Вообще все близкие родственники это были Великие Князья и Великие Княжны.

Д.Ю. Ну и вот мы где-то собираемся нашим обществом, мы ж туда быдло всякое, унтерменшей не пускаем.

Клим Жуков. На шашлыки.

Д.Ю. Да, на шашлыках мы сидим. И тут вдруг я прихожу с балериной. Такое возможно?

Клим Жуков. Почему нет? Это зависит от уровня закрытости мероприятия. Если это торжество, типа как показали в фильме, где празднуют день рождения наследника. Там миллиард людей в Георгиевском зале Зимнего дворца. Почему бы не прийти с подружкой? Она же прилично себя ведёт, не напивается, не блюёт там под колонной, не пытается отдаться вообще всем подряд, по инерции. Почему нет? Если это какое-то официальное действие, не знаю, посольский приём, не дай бог, приём не посольский, а прием царствующей особы иностранного государства, т.е. это именно государственное мероприятие – туда, конечно, такого, это нельзя, нет. Она может где-то присутствовать, но с тобой под ручку она ходить не может, потому что она унтерменш.

Д.Ю. Ну, как-то мне показалось странно. Там сцена, если не понятно для зрителей, там сцена, где всё семейство собралось на день рождения, папа император на троне-самокате сидит после ж/д аварии. Его на троне-самокате куда-то в темноту увезли.

Клим Жуков. Ингеборга Дапкунайте его возит на троне-самокате.

Д.Ю. На верную смерть во тьму куда-то поволокла его. Вот. А, значит, наследник престола пришёл с балериной. Мне как-то странно вот, не знаю, очень странно. Я такого просто никогда не слышал, чтобы на какие-то приёмы приходили с балериной.

Клим Жуков. Мы просто из суперсвязного изложения режиссёра Учителя, в чём у меня лично главная претензия вообще ко всему фильму – фильм настолько связный, что из него ни хрена не понять вообще. Видимо, там нужно, как в опере, чтобы либретто было, чтобы можно было смотреть, что они там по-итальянски орут в этот момент. Так вот, я совершенно не понимаю, это что за мероприятие? Это официальный приём, т.е. это государственный праздник, день рождения наследника? Или это просто люди собрались выпить по этому поводу, что тоже, конечно, допускалось и практиковалось.

Вот куда он её притащил? Если это государственное торжество – он с ней, конечно, не мог появиться под ручку, у него просто бы в голове такой идеи не зародилось даже. А если они просто выпить собрались и потанцевать – пожалуйста, какие проблемы? Т.к. опять же, повторюсь, настолько связное изложение, что я ничего не понимаю, и не знаю, как отреагировать. Да, нет, что, почему. Единственное, что мне странным очень показалось, то, что папа, по фильму Александр III, сам советовал вот буквально 15 минут назад, сидя в поезде, он сам советовал наследнику, Николаю II, по фотографии, говорит – о, смотри, вот Кшесинская, вот это типа огонь, чума. Бросай…

Д.Ю. Рекомендую.

Клим Жуков. Бросай ты свою эту немку, а вот это то, что тебе надо.

Д.Ю. Ребята хвалят, да.

Клим Жуков. И тут проходит 15 минут фильма, и он говорит, смотря на Кшесинскую – простите, как ваше имя-отчество?

Д.Ю. Марфа Васильевна я.

Клим Жуков. Как-то даже не знаю.

Д.Ю. А вот слушай, а вот там авария. Поезд, значит, с императором мчится на всех парах, и вдруг на переезде застряла телега с дровами, блин. Что она застряла, скажи пожалуйста, я вот понять не могу. Как лошадь может застрять? Её если бить, то она бегать начинает, я знаю. Даже люди начинают бегать, если их бить как следует. А тут застряла лошадь на переезде. Это, значит, царский поезд врезается в телегу с лошадью, сходит с рельс, что тоже непонятно.

Клим Жуков. Всё горит, падает.

Д.Ю. У паровоза отбойник серьёзный, лошадей и телеги раскидывать в разные стороны, что это такое? Всё горит, вагоны, туда-сюда, царь-отец на собственных плечах поднимает часть вагона…

Клим Жуков. Крышу.

Д.Ю. Давая убежать родственникам с места катастрофы. Это как вообще?

Клим Жуков. Ну, во-первых, после известных событий, которые случились с Александром II, папой Александра III, худо-бедно безопасностью царствующих особ стали заниматься.

Д.Ю. В последнем ролике с Павлом Перцем разбирали, как там рыли подкопы под ж/д пути, сколько взрывчатки закладывали, как взрывали. Моё почтение, всем рекомендую смотреть.

Клим Жуков. Вот. Стали заниматься охраной, особенно ж/д путей, твёрдо понимая, что если поезд разогнать, то его быстро остановить нельзя. Если под рельсу подложить бонбу, будет нехорошо. Поэтому, как правило, впереди шёл спецпоезд, непосредственно впереди императорского поезда, который должен был, если что, принять удар на себя. Всё это проверялось ж/д этой самой жандармерией, их там охраняли, как никак. И уж, извините, паровоз телегой с дровами не остановишь. И застрять-то, как это показано, лошадь бы не застряла, потому что там ни снега нет, ничего, просто вот на переезде…

Д.Ю. Стоит.

Клим Жуков. Стоит. Если лошади дать по жопе как следует, даже если вообще колёса перестанут крутиться, она как на салазках всё это утянет неминуемо.

Д.Ю. Там зима, снег и лёд, в общем-то.

Клим Жуков. Да. А т.к. это прямые рельсы, машинисты увидели бы их очень сильно издалека, и точно успели нормально, не аварийно затормозить.

Д.Ю. Ну, там впереди у паровоза штук 6 российских флагов воткнуто, может, они за флагами не видели.

Клим Жуков. Может быть.

Д.Ю. Это, видимо, обозначает преемственность, я так подозреваю.

Клим Жуков. Да, это мчится…

Д.Ю. Российский поезд.

Клим Жуков. Я думаю, это даже шире аналогия. Это флагов Учитель навтыкал столько, чтобы мы поняли аналогию, метафору, точнее, что это не российский поезд, а это Россия мчится на всех парах непонятно куда, никем не управляемая, в то время как правители что-то там б***ей обсуждают.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. После чего она сходит с рельс и просто улетает в жопу вот так вот.

Д.Ю. Тонко.

Клим Жуков. Вот такая метафора мне видится.

Д.Ю. Тонко.

Клим Жуков. Возможно, я не прав, но представляется так.

Д.Ю. Дальше я вот просто не знаю, про что говорить, потому что там вообще ничего не происходит, кроме каких-то идиотских метаний – «ты меня любишь», «ты меня не любишь». Вот приехала кандидатка в царицы. Я не могу сказать, что она страшная как смертный грех, хотя на фотках, которые лично я видел (я повторюсь, мало видел), она более чем миловидная женщина.

Клим Жуков. Она исключительно симпатичная, и на наш современный, по крайней мере, на мой современный взляд, она, по крайней мере, с физиогномии гораздо симпатичнее оригинальной Матильды Кшесинской.

Д.Ю. Матильда в оригинале, мягко говоря, не красавица.

Клим Жуков. Мягко говоря.

Д.Ю. Ну вот приехала немецкая принцесса, вот приняла православие…

Клим Жуков. И стала Александрой Фёдоровной.

Д.Ю. Да. Вот ей всё это не нравится, вот эта выпяченная напоказ связь с балериной, ну, неудивительно.

Клим Жуков. Кому ж понравится?

Д.Ю. А мог ли царь вот взять всё бросить, и сказать – пошло в жопу ваше царство, я с Матильдой жить буду. Он мог так сделать?

Клим Жуков. Ну, во-первых, в фильме, как ты мог заметить, они, по-моему, раз 15 собираются всё бросить. Матильда его, собственно говоря, уговаривает – давай ты всё бросай, поехали чёрт знает куда, будешь со мной счастлив. А царь говорит – буду счастлив, не буду счастлив, кажется, я буду счастлив, кажется, я не буду счастлив, как же царство, а как же что? Ну, чушь собачья. Морганатическим браком теоретически жениться мог бы представитель…

Д.Ю. Что такое?

Клим Жуков. Т.е. неравным.

Д.Ю. Морганатический это неравный?

Клим Жуков. Да. Т.е. когда…

Д.Ю. Дворянин – простолюдин.

Клим Жуков. Да. И особенно член императорской фамилии царствующего дома на даже не то что простолюдинке, а на…

Д.Ю. Ниже, не из царствующего дома.

Клим Жуков. А на девушке, которая не имеет прав на какой-то престол. На какой-нибудь таиландской или индийской княжне, или королевне…

Д.Ю. Принцессе, да?

Клим Жуков. Принцессе, да, император мог жениться, потому что она имеет за собой страну какую-то, они ровня. У неё там 1 проблема – перекрестил в православие и всё, everything you want.

Д.Ю. А зачем надо было?

Клим Жуков. Ну, конечно, скажут, что ты какой-то дурак, но в конце концов, если так надо, то можно. Подумаешь, таиландка или индуска. А вот на белой-белой полячке Кшесинской физически невозможно было жениться, потому что морганатический брак означал, что ты перестаёшь иметь какие-либо права на престол. Т.е. если ты единственный наследник мужского пола, а с Николаем II так и было, Николай Александрович был прямой наследник, он не мог просто даже подумать о том, чтобы вот так вот поступить, потому что таким образом он бы подставил всю…

Д.Ю. Семью.

Клим Жуков. Всю семью и всю империю, которая в один момент осталась бы без царя. И пришлось бы приглашать кого-то с побочной линии. Такое могло бы быть, если бы у Александра III не было бы сына, как было у Павла I, например, потому что ему наследовал Александр I, у которого не было детей мужского пола. И вслед за ним царствовал Николай Павлович, Николай Палкин, Николай I, его младший брат.

Д.Ю. Интересно.

Клим Жуков. А если вдруг бы у Николая родилась такая идея, опять же, мы не знаем достоверно, была ли такая у него идея – жениться на Кшесинской. Скорее всего, нет, потому что мы даже не знаем достоверно, был ли у них роман. Т.е. он, скорее всего, с большущей долей вероятности был, в этом нет ничего невозможного, плюс есть некие источники, естественно, повествовательные, нарративные, т.е. не объективные, которые нам говорят о том, что роман у них был. Но у него никаких идей родиться не могло, потому что его там с того момента, как он вообще научился понимать человеческую речь, рассказывали, что он обязан сделать. А его главная обязанность – родить наследника. Для чего нужна особа какого-то…

Д.Ю. Царской, королевской крови.

Клим Жуков. …монархического, да, рода. Не важно – княжна, герцогиня, королева, императрица. Главное, чтобы за ней было какое-то государство, хотя бы теоретически.

Д.Ю. Вот в беседах с Егором про Николая II, Егор говорил, что он был человек очень глубоко верующий, Николай II, очень глубоко. И относился вот ко всему вот этому в т.ч. и с религиозной точки зрения. Т.е. если я правильно понимаю, то когда царя венчают на царствие, то ему вверяет Бог державу и народ. И если он такой вот православный царь, который серьёзно к этому относится, то, ну, уж совсем цинично подойти, то вот держава и русский народ, а вот балерина. Ну, на мой взгляд, Николай был не такой, как в кино, для него нормальные вещи – держава и народ – не то что перевешивали, а это и на весы не становилось.

Клим Жуков. Конечно. Он вполне осознанно считал себя по профессии хозяином земли Русской, он даже так в переписи населения 1897 года и написал. Профессия: хозяин земли Русской.

Д.Ю. А кино нам преподносит какую-то даже не тряпку, я не знаю, что это такое.

Клим Жуков. Это подросток. Это современный подросток конца 20 – начала 21 века, мажорчик, при деньгах, который имеет возможность выбирать себе тёлок, прикольно одеваться, чем он и занят – прикольно одевается, выбирает себе тёлок. А потом ему нужно заниматься делами папиной фирмы, допустим, а он думает – да нафиг мне это надо, у меня и так денег полно, там чисто наследство. Я могу спокойно уехать с этой тёлкой на Мальдивы и там тусить до конца жизни. Мы могли бы вот прямо сейчас написать с тобой неплохой сценарий для нормальной мелодрамы под названием «Мажор наносит ответный удар», что-нибудь такое. Да, только бы там не было Николая II и Матильды Кшесинской. А так – смысл именно такой.

Д.Ю. Они там не нужны, я так скажу.

Клим Жуков. Я говорю – смысл…

Д.Ю. Там наглядно показано, что когда отец-император умер, и вот Николай II возглавил, он идёт по коридору, за ним бежит толпа царедворцев. Всё время, кстати, они показаны как какие-то заискивающие шестёрки, знаешь, шерстяные в лагере, заглядывая тебе в глаза, обгоняя друг друга.

Клим Жуков. Отстаньте от меня.

Д.Ю. Да, что-то подпихивая, как нам быть-то вообще, где порт делать?

Клим Жуков. В Либаве или в Мурмане?

Д.Ю. Да, в Либаве или Романов-на-Мурмане этот закладывать? Там дорога 15 млн., а тут 50 туда-сюда. В ответ на что Николай II раздражённо кричит – я не знаю. И ушёл.

Клим Жуков. Отстаньте от меня, кобели противные, хочу быть один.

Д.Ю. Да, хочу с балериной кувыркаться. Кстати, к вопросу о бесстыдстве, порнографии, ещё чего. В начале показана одна сиська, потом показаны две сиськи, когда вылезает из ванной Кшесинская. Хорошие сиськи, девка красивая, ничего сказать нельзя. Совершенно безобидно и целомудренно. Ну и, по-моему, раз или два они там в постели лежат.

Клим Жуков. Тоже как раз, вот как раз когда в постели, там настолько ничего не показывают…

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Там всё такими образами…

Д.Ю. Да. Поэтому…

Клим Жуков. Через такую дымку…

Д.Ю. …все обвинения в какой-то пошлятине тут разбиваются просто наглухо. Гражданин Учитель хотел показать высокие отношения, что всё было исключительно красиво.

Клим Жуков. И кучу аллегорий.

Д.Ю. Да-да, аллегорично и всякое такое. Поэтому никакой похабщины лично я не увидел.

Клим Жуков. Чего там нет точно это похабщины.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. Даже хотелось бы уже.

Д.Ю. Хотелось бы, да. Ну там вот его этот, родственник приставал к балерине, там лёгкий элемент похабщины был.

Клим Жуков. И то он вовремя ногой закрыл дверь.

Д.Ю. Да. Подлец. Лишил нас, так сказать, зрелища. Ну а дальше, а дальше я, в общем-то, и не знаю, про что говорить.

Клим Жуков. Как? Я знаю.

Д.Ю. Я вот ещё 1 момент, я ещё 1 тебе скажу. Там ещё выступает Данила Козловский в роли тоже бодрого такого ухлёстывателя за Кшесинской. Он там на лошади, через огонь, жопа горит у Данилы, Данила там куда-то прыгает, шлём у него, он срывает шлём. А уже Николай повлёк Кшесинскую в палатку ближе к койке. И прибегает Данила, бьёт…

Клим Жуков. Бутафорской короной.

Д.Ю. Да, по башке Николая II, его хватают. И после этого Данилу Козловского – он кто, Воронцов там какой-то?

Клим Жуков. Какой-то поручик Воронцов.

Д.Ю. Его отдают какому-то немцу на опыты.

Клим Жуков. В поликлинику.

Д.Ю. В поликлинику местную. И, значит, немец, у него какой-то там паропанк, дизельпанк, его привязывает к какому-то стулу, макает в какую-то колбу…

Клим Жуков. Обрати внимание, джакузи-колба с пузырьками. Зачем пузырьки?

Д.Ю. Да, пузыри, то стул туда опуститься с Данилой, то стул поднимется, а немец ходит вокруг – «очень карашо», с дурацким акцентом какую-то ахинею несёт. Ты, кстати, заметил, что они все говорят с акцентом, но на безупречном русской языке.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Никаких там грамматических этих.

Клим Жуков. Да. Причём акцент очень странный. Я много говорил с немцами, которые умеют по-русски, акцент у них категорически не такой. Позвали бы хоть немца какого. У них же был немец настоящий, узнали бы у него, как немецкий акцент выглядит.

Д.Ю. По-немецки говорили хорошо. «Ich haben nicht konkurrenten» - было смешно.

Клим Жуков. «Sieg heil ich haben nicht konkurrenten».

Д.Ю. И вот его там макают, какие-то опыты идиотские.

Клим Жуков. Причём заметь, макают его примерно половину фильма.

Д.Ю. Зачем это вообще? Чтобы он в конце, как чёрт из табакерки, выскочил. То его вешают, там повешение какое-то это, помост, люк. Это в Америке так людей вешают.

Клим Жуков. В Англии так же вешали.

Д.Ю. Да, ну это цивилизованные страны, мы должны понимать. Это надо было люк, чтобы вешаемый упал…

Клим Жуков. И сломал себе позвонки.

Д.Ю. Ему оторвало, да. У меня есть масса литературы по этому вопросу. Меня это всё время приводит вообще в серьёзное недоумение. Они, значит, ещё вешали мешки, американцы, с песком к ногам, чтобы точно. И у них бывали безобразные сцены, т.е. я понимаю, зачем они это делали – потому что у американского народа (мы чуть-чуть отвлечёмся), у американского народа запчасти от покойника считаются вещами сурово магическими. Начиная с того, что когда удавленник, будучи повешенным, как правило, у него все отверстия открываются, и при этом он ещё испытывает оргазм и кончает. И в том месте, где с ляжки…

Клим Жуков. Мандрагора растёт.

Д.Ю. …повешенного капнула сперма, там вырастает мандрагора (это специальный корень, похожий на человека), которую нельзя доставать руками, она закричит и ты умрёшь. И поэтому надо было поймать чёрного пса, привязать мандрагору к чёрной собаке, дать ей по жопе, она её вырвет, как ты её поймаешь, непонятно, на верёвке, наверное, собака была, тут хитрость.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Вот. А всякие запчасти от человека, от удавленника, начиная с верёвки (у меня есть), они магические и применяются во всяких ритуалах. И когда, например, добрые демократичные американцы ловили какого-нибудь негра, совершившего неподобающий по отношению к белому человеку проступок, и вешали его, то ещё негр не закончил биться и хрипеть, а на него уже налетала толпа народу, отрезала, уши, мизинцы (почему-то в первую очередь интересовали мизинцы), ну и всякие пальцы и другие части тела.

Так вот, для того, чтобы негр не испытывал мук, его приходилось переповесить уже без пальцев, без ушей, надо было привязать мешок. Привязывание мешка приводило к тому, что иногда головы отрывали у повешенных, и, как у самураев, жутко клацая зубами, подкатывались к 1 ряду зрителей. Вот у них это как-то очень сильно развито. Зачем – я понимать отказываюсь. Узлы какие-то эти страшные, знаешь? Я с детства помню фотографию из книжки «Нюренбергский эпилог», где там сержант какой-то стоит с петлёй, на которой он нацистских преступников вешал… верёвки, кстати, все порезал и продал в Америке кусками. И там такая, забыл, как называется, узел специальный какой-то.

Но мы вот другие фильмы ещё видели, кроме фотографий. Мы вот видели, например, как вешали власовцев и бандеровцев – примитивная перекладина, обычная верёвка, подъехавший задом грузовик с опущенными бортами, стоящий на нём поддонок. Башка в петлю, грузовик отъехал, и почему-то он сразу мёртвый. Безо всяких люков, мешков с песком каких-то оборванных, я в недоумении.


Клим Жуков. У нас в Питере перед кинотеатром «Гигант» вешали.

Д.Ю. Да-да-да.

Клим Жуков. Негодяев.

Д.Ю. Всю эту сволочь. Поэтому вот эти люки, ещё чего-то, кастрюля эта стеклянная, в которой Данилу Козловского топят непонятно зачем.

Клим Жуков. Какой-то немец.

Д.Ю. Немец, да. Потом Данила выпрыгивает…

Клим Жуков. С электроприводом стул там опускается, поднимается.

Д.Ю. Я уж думал, он там ихтиандра делает, дальше будет любовная линия с ихтиандром, но не оказалось. Вот эта чушь…

Клим Жуков. Причём ты обрати внимание, что его сдаёт этому немцу на опыты в поликлинику начальник контрразведки, охраны порядка и царской семьи, непонятно кто, некий полковник с лицом упыря. Как чекист, который разъезжает кругом на чёрном воронке жуткого вида.

Д.Ю. Странно, что там не написано «мясо» или «хлеб».

Клим Жуков. Так «Делоне-Бельвиль», и знаешь, там его «Хлеб» и Ъ, да. «Хлебъ». А то «Делоне-Бельвиль», «Хлебъ», ништяк, по-моему, было бы очень круто. КГБшник – мерзавец и сволочь, конечно же.

Д.Ю. Подонок, это однозначно, потому что он другим быть и не может.

Клим Жуков. Когда Данила Козловский обул наследника престола короной по голове, разбил ему эту самую голову, у него дальше путь был ровно один – в суд, где его приговорили бы за покушение на жизнь, это без вариантов. Его спрашивают, полковник-упырь его спрашивает – ты на жизнь наследника покушался или это всё из-за ревности? Вот никто бы его не спрашивал, потому что просто поднять руку на царствующую особу это смертельное преступление. А он ещё, извините, его подручным средством обул, кровь пролил. Никаких вариантов, это смертный приговор. Но после суда, потому что в Российской империи так просто никогда никого не казнили.

Другое дело, что его там бы казаки конвоя при попытке наброситься на императора, на наследника, прошу прощения… понятно, что это не император, но всё равно кто-то с ним ходил, ему бы там наваляли по-быстрому, это скорее всего. Но уж если бы он его ударил, это однозначно смертный приговор, и помиловать его мог только император лично.

Д.Ю. А тут Николай говорит «я его помиловал». Папа жив.

Клим Жуков. Притом, что уже показали, что он летит в люк с петлёй на шее, и он такой – а теперь я его милую, и ему вот так. И он только упал, значит, в люк, и сломал себе ногу.

Д.Ю. Чушь собачья.

Клим Жуков. А потом его вместо того, чтобы нормально… да, и потом же, конечно, главный полковник вымучивает совершенно безумную стратагему, разработку, так сказать, международного плана заговора по приведению к покорности русского наследника, потому что наверняка, если этот гад хотел ударить Николая II, а сам он связан с Кшесинской, Кшесинская может им манипулировать, поэтому мне нужно знать про неё всё, и поэтому такого опасного человека нужно отдать какому-то немецкому доктору Фишеру, чтобы он макал его в колбу.

Д.Ю. Атас, атас.

Клим Жуков. Что это вообще было?

Д.Ю. Я вот даже не смотрел, кто там этот сценарий написал, мне вот абсолютно неинтересно. Но накал идиотии такой, что как-то даже неловко становится. В общем, у меня до конца фильма, там т.е. в конце ещё 1 момент меня интересует, остальное мне просто… и не о чем поговорить. Поэтому давай ты.

Клим Жуков. А, да, по поводу вообще. Повествование настолько бессвязное, что я даже не знаю. Вот если я захочу пересказать кино, вот мы уже сколько, около часа мы что-то рассказываем, мы рассказываем какие-то дурацкие моменты и нестыковки. Но если будет задача пересказать фильм, я или вообще не смогу этого сделать, или у меня это займёт около полутора минут, двух. Наследник влюбился в балерину, не смог на ней жениться, очень расстроился, в конце концов, венчался на царство, случилась Ходынка. Всё. Это краткое содержание фильма. Интрига (любая) просто отсутствует.

То, что Николай полюбил Кшесинскую, возможно, такое и было. У них, возможно, было не просто какое-то юношеское увлечение, а он её в самом деле полюбил. Допустим, это для мелодрамы отличный ход. И потом он начинает разрываться – царствовать и жениться на Алисе ской, или не царствовать и жениться на Кшесинской. Во-первых, этого быть не могло, ну ладно, допустим, это некая фэнтези-мелодрама в одной далёкой-далёкой галактике, где случайным образом совпадают имена и фамилии. Тут тоже такое может быть, почему нет.

Но он разрывается не как взрослый, ну, бог с ним, молодой человек, но, в общем, уже не 14-летний подросток далеко. Тогда вообще взрослели немножко пораньше, но неважно. Он разрывается, как картонный персонаж. Он собрался, так сказать, овладеть балериной. Ну да, похоть показана нормально, они глазами постреляли, у них там это, загорелась искра, они вроде как переспали один, другой, третий раз, и тут приезжает эта Алекс Гессенская. И я не вижу, где происходит надлом, после чего он вдруг понимает, что в самом деле любит эту самую Кшесинскую, а не просто потрахивается в своё удовольствие.

Д.Ю. Позвольте, я вам 5 копеек, так сказать. С моей точки зрения, и не только с моей, искусство, и в т.ч. кино, оно…

Клим Жуков. Драматургия.

Д.Ю. …в первую очередь обращается к эмоциям. Оно у зрителя, кино, должно вызывать эмоции, в частности, сопереживание. Если у нас главный герой, возьмём даже главные герои, это Николай II и Матильда Кшесинская, то я вот этому вот, как это, этой паре возлюбленных должен как-то сопереживать. Тут, конечно, понятно, что я циничная мразь, пожилой дедушка и всякое такое, всякое повидал, но я тоже человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Так вот, тут ничего нет вообще, на протяжении всего фильма ничего не шевельнулось, даже в душе. Вот ничего не шевельнулось.

1 момент за весь фильм, где Ники впал в очередную истерику, за ним побежала мама (где они решали, чего ему там, корону или шапку Мономаха одевать), за ним побежала мама, и мама прочувствованно сказала, что ну а как ты вот, а я вот с папой, а мой вот помер, и я вот с отцом-то, между прочим… И что мы там? Ники говорит – я не буду счастлив.


Клим Жуков. «Мне кажется, я не буду счастлив».

Д.Ю. «Я боюсь, я не буду…» - это главное, что заботит царя, будет ли он счастлив. Знаешь, вот вообще если всё, так сказать, отвернуть, мысли о том, счастлив ли я, начали меня посещать лет после 55. До этого мне вообще не до этого было, надо было работать и зарабатывать деньги, а не думать о счастье. И как-то всё это очень странно, ты понимаешь, «буду ли я счастлив?» Вот тебя готовят управлять гигантской державой, на тебе там, как это говорят у наших геополитических партнёров, «fate of the world», когда там весь мир у тебя на плечах лежит, и заботы у тебя совершенно… «буду ли я счастлив?».

И вот – закончу – мама прочувствованно ему говорит, что вот а как же я, и что вот я – да, мы были счастливы. Это единственный момент, когда вот в душе что-то шевельнулось. Всё остальное – ни переживания главных героев, ни там, я не знаю, волнение за какой-то… всё происходящее на экране, оно просто идиотское.


Клим Жуков. Оно или идиотское, или плоское.

Д.Ю. Да. Какая-то… при этом всё, безумное количество костюмов, великолепные интерьеры во дворце, театр, всё красиво, всё отлично. Как кто-то верно сказал – это как пластмассовые цветы на могиле. Ничего вообще нет. Вы пластмассовые цветы девкам дарите, нет? Как-то странно всё это вообще. Ни о чём, ничего не шелохнулось нигде. Ни разу.

Клим Жуков. Там же нормальный любовный треугольник классический. Там есть Николай, Матильда, Алиса Гессенская. Вот там можно было закрутить что угодно – от комедии положений, когда просто неудобно смотреть на всё это, откровенно говоря, хотя вроде бы это не ты кривляешься, а они, а неудобно тебе – до жуткой драмы, куда были бы включены в т.ч. государственные интересы. А тут зачем-то вместо любовного треугольника, зачем-то туда всунули ещё страдающего Великого Князя Андрея…

Д.Ю. Да. Которому тоже хочется.

Клим Жуков. Двоюродного брата, которому хочется, но который больше любит Николая II, чем Кшесинскую, поэтому ему помогает. Но при этом не перестаёт делать всякие предложения Кшисе, значит. И Козловского, который зачем там нужен, вообще непонятно. Он же там нужен ровно был с одной целью…

Д.Ю. То нырнёт, то вынырнет.

Клим Жуков. Да. Полфильма нырял и выныривал. Он там должен был в водяного превратиться за это время, потому что там времени прошло дохрена.

Д.Ю. Или ихтиандра.

Клим Жуков. Да, ну вот. Он нужен там ровно с одной целью – чтобы всячески облобызать Матильду и взорваться на плоту. Зачем? Он какую нагрузку вообще несёт в развитии сценария? Нулевую, он там не нужен.

Д.Ю. Вот если его убрать, что изменится?

Клим Жуков. Ничего не изменится.

Д.Ю. Ничего. Зачем это?

Клим Жуков. Ладно, там в конце, когда они с Мотей плывут на этом дурацком пароме, паром взрывается на хитром динамите, который подложил коварный кгбшник, опричник.

Д.Ю. Я не выдержал, с вашего позволения я посмотрю, кто сценарий написал, если вы не возражаете.

Клим Жуков. Пожалуйста, я всё равно пока увлёкся и ору, как Гитлер. После чего можно было бы предположить, что его линия была введена для того, чтобы инсценировать смерть Матильды Кшесинской, потому что они вместе вроде как подвзорвались на этом плоту, чтобы можно было спокойно отпраздновать венчание императора на царство, без присутствия этой раздражающей полячки.

Д.Ю. Да.

Клим Жуков. И чтобы император не нервничал, ну всё равно она уже погибла, что же теперь делать. Но она откуда-то всё равно появляется. Таким образом, линия Данилы Козловского, викинга нашего дорогого, она просто взяла и… итак была дурацкая, а стала просто бессмысленная, дурацкая и бессмысленная.

Д.Ю. Бессмысленная абсолютно. Кстати, вот, российские кинокритики – рейтинг 36%. Это не мы закапываем и хороним фильм «Матильда».

Клим Жуков. Мне просто уже даже интересно, кто у него, у этого фильма, был сценаристом, потому что, чтобы написать настолько унылую историю, я даже не знаю, как нужно постараться. Я бы даже специально не смог такого написать, честное слово. Ну, я правда, конечно, опять же, не в курсе – может быть, сценарий был хороший, а это режиссёр Учитель так ловко над ним поработал.

Д.Ю. Продюсеры – Алексей Учитель, Александр Достман (кто это такой?)

Клим Жуков. Не знаю.

Д.Ю. И – приготовьтесь – Владимир Винокур. Что это, блин?

Клим Жуков. Сценариста не показывают?

Д.Ю. Александр Александров. Жмём. У Александра Александрова написана «Матильда» - минисериал, и просто «Матильда». Может, я куда-то не туда смотрю, но от Александра нет фотографии, родился в 1966 году…

Клим Жуков. Не мальчик вроде.

Д.Ю. Новомосковск, 51 год. Всё. Вот только 2. Т.е. тут, отходя в сторону, я как-то даже несколько теряюсь. Это самый дорогой фильм в истории нашего, отечественного кино, и для, так сказать, освоения этих самых средств и изготовления несомненного шедевра кинематографа мирового уровня, сценарист, который ничего не сценарировал никогда, как я понимаю. Судя по фильму, он не умеет сценарии писать. И режиссёр, который не снял ни одного коммерчески успешного фильма. Кто этим, интересно, заведует, что взять вот этих персонажей и дать им 1,5 миллиарда рублей?

Клим Жуков. Там написано было, кто.

Д.Ю. Фонд кино.

Клим Жуков. Там прямо ФК – Фонд Кино. Привет.

Д.Ю. Сильно, сильно. Но давайте продолжим, да. Вот никчёмный Данила Козловский, выкидываем.

Клим Жуков. Да, и у нас, получается, повествование ну всё просто взяло и повисло. У нас вместо любовного треугольника, где можно было, ничего не придумывая, взять и закрутить, как это Шекспир делал. Опять же, это не нужно обладать семью пядями во лбу, там всё уже готово. Есть 2 бабы и 1 мужик, плюс помогающая всем троим мама. Свекровь, жуткое дело. Тем более что Ингеборга Дапкунайте в самом деле очень хорошая актриса, и умеет замечательно играть. А вместо этого нам тут тебе и Великого Князя, и этого Данилу, и зачем это всё было сделано, я не знаю, потому что в итоге переживания Алисы Гессенской, которая страшно ревнует, разумеется, к Кшесинской, они заключаются в том, что она как безумная пляшет на фоне этого кинопроектора, который проецирует на стену…

Д.Ю. Сейчас я тебе покажу.

Клим Жуков. На стену эти самые сменяющиеся пустые кадры, она там на этом фоне безумно пляшет, потом пытается у неё взять на иголку крови, чтобы отдать его колдуну этому, доктору Фишеру.

Д.Ю. У колдуна отличный прибор для изъятия крови, какой-то шприц…

Клим Жуков. Двойной баян.

Д.Ю. Да, там в 2 или в 3 там этих поршня, с жутким хлюпаньем кровь высасывает.

Клим Жуков. Причём кровь сразу высасывается газированная такая…

Д.Ю. Цвета какого-то странного, блин.

Клим Жуков. Ну, такой паропанк мощный.

Д.Ю. Видимо, артериальная.

Клим Жуков. Это же, даже когда я всё это увидел, у меня так… как-то желудок вниз упал, думаю, господи, неужели ещё один уровень дна пробит, потому что я такого пока ещё не видел.

Д.Ю. Безусловно. Тут вот зачем она такая страшная? В начале сказали, что царица на фотках… ну, может, с кем-то мнение не совпадёт, она красивая женщина была. Кому-то, может, не нравится, но явно выше среднего, так скажем. Красавицей, может, не все согласятся, но выше среднего уровня.

Клим Жуков. Очень симпатичная женщина, и у неё масса фоток, если что, можете пройти в императорскую галерею Государственного Эрмитажа, там она, так сказать, в полный рост портретно запечатлена. Очень достойно выглядящая. И понятно, почему Николай II в неё влюбился.

Д.Ю. Вот. А тут, значит, из неметчины приезжает какая-то откровенная страшильда, просто такая, я не знаю, побочное дитя Бориса Беккера, такая же рыжая и такая же, как Борис Беккер, красивая, блин. Ну, он как мужик-то нормальный, но тётенька какая-то вообще.

Клим Жуков. Борис Беккер это был такой теннисист.

Д.Ю. Да. Между кем и кем Николай разрывается, т.е. там вообще непонятно, как можно разрываться, Матильда-то гораздо веселее, плюс акробатка. А ты кто? Что ты можешь показать? И тут, я так понимаю, это тоже аллегория, что вот ему тут любовь и красота, а здесь вот эта вот проклятая Россия, вот эта страшная рожа, придётся её трахать, а Россией придётся править, блин. Какой выбор у Николая, вот так вот он поставлен. Ну и дальше вся эта чушь идёт к закономерному завершению, когда его венчают на царство. Там я не понял, это свадьба или венчание на царство, что это такое?

Клим Жуков. Я, опять же, из-за суперсвязного повествования я не понял, что имелось в виду. Учитывая, что ему…

Д.Ю. Они сначала из церкви выходят вдвоём.

Клим Жуков. …ему выдавали корону, это имелось в виду, конечно, венчание на царство. Я просто не понял, в какой момент они должны были уже жениццо, до или после.

Д.Ю. Непонятно. Я не смог понять.

Клим Жуков. Я знаю, как это было в натуре, а как это в кино было, я не очень понимаю. Но, самое-то главное, когда тварь Мотька…

Д.Ю. Да. Идёт венчание на царство, важнейшее вообще, я так понимаю, что в православном царстве это самое главное вообще.

Клим Жуков. Да, конечно.

Д.Ю. Царя в главном соборе страны. Что это за собор?

Клим Жуков. Успенский собор в Москве.

Д.Ю. В Кремле?

Клим Жуков. Да. Специально отвозили его в древнюю столицу. Не в Питере. Даже Пётр I не смог заставить людей отказаться от того, чтобы венчали в главной святыне страны.

Д.Ю. Ну, правильно, а что? Это как у французов. Все нормальные французские короли венчались на королевство в Реймсе, в соборе города Реймса. И только Наполеон, дурачок, в Соборе Парижской Богоматери. А к нему никто не пришёл на венчание. А он взял всех, и на картине нарисовал, что они пришли.

Клим Жуков. Молодец. Знал за пиар.

Д.Ю. Вот пиар. И вот, венчание на царство. Тут в церковь врывается Мотька, за каким хером ты туда прибежала, блин? Ну логика какая-то повествования должна быть. За ней гонится полковник КГБ.

Клим Жуков. Самое главное, что полковник КГБ, ему только что сказали, что на Ходынке подавили 1000 людей. И он думает – Ходынка? Мотька? Блин.

Д.Ю. И бросается за Мотькой.

Клим Жуков. Самое главное, что он один занимается хоть каким-то делом вообще во всём государстве.

Д.Ю. Да. И вот, значит, там леопардовым скоком, прыгая через 5 ступенек – Мотька прокачанная, спортсменка всё-таки – добегает быстрее до верха, забирается на хоры, правильно?

Клим Жуков. Именно так. Она забирается на хоры, где стоят с вот такими харями певчие, рядом с которыми Мотька примерно по подмышку, она их расталкивая, бежит что-то орать.

Д.Ю. Она выбегает вперёд, высовывает морду…

Клим Жуков. Ники!!!

Д.Ю. Не знаю, как это называется, зачем оно там стоит, у певчих, где свечи вставляют, как-то непонятно для меня, и кричит – Ники! Ники внизу это слышит, смотрит…

Клим Жуков. А у него в руках уже корона.

Д.Ю. Видит, ему уже священнослужитель подаёт корону. Он корону берёт… А это правильная корона, кстати? Я вот как-то растерялся.

Клим Жуков. Нормальная корона, сделана очень ничего.

Д.Ю. С красным наверху?

Клим Жуков. Я не помню. Надо посмотреть, в конце концов, её изображений полно. Сделано богато.

Д.Ю. Богато, да. И вот Ники стоит с короной. Она кричит – Ники. Ники смотрит наверх и падает в обморок.

Клим Жуков. Причём так падает, что с него аж Андреевская цепь слетела.

Д.Ю. С башки, да, и корона укатилась и валяется. И он, и Ники валяется, и вокруг него всё валяется.

Клим Жуков. И эта корона покатилась и легла так, и тоже валяется.

Д.Ю. Да. Вот зачем она туда прибежала, зачем она кричала? Что это вообще может изменить? Где охрана, в конце концов?

Клим Жуков. О, а это что у неё…

Д.Ю. Это что, «Эхо Москвы», что ли, куда любой дурак может зайти с ножом. А если она с ножом придёт?

Клим Жуков. С бонбой.

Д.Ю. Да, с бонбой. Пырнёт кого-нибудь. До этого там всех уже повзрывали, паровозами повзрывали, ёлы-палы. А, может, она с поясом шахида. Вы чего вообще? Самое главное мероприятие государственного уровня.

Клим Жуков. И самые главные люди там.

Д.Ю. Да. И любая дура туда может зайти, бегать по храму, орать не пойми что. А вот она наверх забралась и оттуда гранату бросит. И что? Вы идиоты, что ли, как такое возможно?

Клим Жуков. Самое главное, что для мизансцены мне вообще не очень ясно.

Д.Ю. Зачем это?

Клим Жуков. Я не говорю зачем, я говорю для мизансцены. Она хотела, чтобы Ники её увидел? Ну, прошу прощения, вход находится напротив алтаря. По прямой он её быстрее увидит. Она вот, если она уж туда пролезла как-то, допустим, пролезла. Вот она сделала 5 шагов вперёд и заорала так же «Ники!», и никаких этих дурацких прыжков с погонями бы не было. Нет, нужно было бежать вокруг, значит, вот этого самого, на хоры, сбоку, где тебя просто тупо можно не заметить. Это просто элементарно – нужно догадаться поднять башку вверх и посмотреть в нужную сторону.

Д.Ю. А если там свечек нет? Свечки стояли только для того, чтобы её подсветить, как ты понимаешь.

Клим Жуков. Свечки стоят у неё не за спиной, а спереди. Они бы, наоборот, слепили бы того, кто смотрит. А там толпа здоровенных мужиков, они орут так, когда они поют, что стаканы трескаются.

Д.Ю. Как группа «Led Zeppelin» иногда.

Клим Жуков. Даже страшнее, да, потому что «Led Zeppelin», они такому вокалу не учились.

Д.Ю. Электричеством брали. А тут голосом.

Клим Жуков. Да. Её бы могли элементарно не услышать, потому что она же не оперная певица, она же ногой обучена дрыгать, а не орать. А там эти басы как взревут, барабанные перепонки лопаются, ё-моё. Нет, он её должен увидеть, за свечками её опознать, услышать, что она орёт «Ники!», упасть в обморок, и заглючить после этого незамедлительно.

Д.Ю. Давайте закончим с этим разбором. И вот, пока там Мотька мечется, полковнику КГБ сообщают, что на Ходынке потоптали людей.

Клим Жуков. А нет, всё-таки обозначить нужно ещё момент самый-то главный во всём этом, что ещё одна такая тонкая-тонкая аллегория, что это у нас власть валяется в говне, и корона валяется в говне, и её может подобрать кто угодно, прямо ещё одна аллегория такая.

Д.Ю. Да-да. Просто потому, что какая-то овца сверху закричала «Ники!», и власть российская валяется просто. Ну, тут оставим на совести творца. И вот Ходынка. А что на Ходынке случилось?

Клим Жуков. Ну, на Ходынке случилось, там-то как раз показали более-менее, правда, на этом не сакцентировались. Там пришло вместо 100 000 человек 500 000 человек на эту Ходынку.

Д.Ю. Полмиллиона.

Клим Жуков. Типа того. Мы точно, опять же, не знаем, но пришло очень сильно больше, чем эта площадь физически может вместить, ну, поле. Там были буфеты так называемые, точки раздачи подарков, назывались они попросту буфеты. Там были диковины всякие, в частности, эмалированные кружки с императорскими вензелями. Эмалированная кружка не ржавеет, это огромная диковина в то время была. Всем хотелось. И все начали напирать на эти самые в ожидании раздачи…

Д.Ю. На буфет.

Клим Жуков. …в ожидании подарков на буфеты, а какой-то буфетчик психанул, у него сдали нервы, и он начал им выкидывать эти самые узелки с подарками. После чего по толпе понёсся слух, что подарки раздают, нам сейчас не хватит. Все сделали шаг вперёд дружно, буфеты начали ломаться и падать, люди начали тоже падать, случилась жуткая давка, люди начали бегать, давить друг друга, топтать. По официальным данным 1350 с чем-то человек погибло, по неофициальным данным, естественно, гораздо больше, там от 2,5 до 3 тысяч человек только убитых; до 5000 раненых, опять же, по неофициальным данным. Но даже и 1300 официальных это очень много, просто чудовищно много.

Д.Ю. Поделюсь с тобой личным опытом. Как-то раз, когда мы презентовали игру «Санитары подземелий» на серьёзном игрушечном мероприятии…

Клим Жуков. Первую, вторую?

Д.Ю. Первую, да. Я там должен был раздавать автографы. У меня тогда опыта не было, я не сильно понимал, как надо, и меня посадили за стол. Вот так вот за стол, и типа тут люди подойдут. Ну, потом дали команду подходить. Они как подошли, а за мной стена была, они меня этим столом – ну, всем весело, как ты понимаешь, смешная давка – а я понял, что я долго-то не протяну. И, в общем-то, никто зла не хотел, а, в общем, это смертельно опасно. В следующий раз мы это дело делали на стоящем грузовике.

Клим Жуков. Чтобы можно было свалить в случае чего.

Д.Ю. Лестница с одной стороны, заходи вот тут, сходи вот там, и там безумная толпа народу, это опасно, потому что непонятно. И буфетчика можно понять, может, его тоже там ущемили как-то, что он их бросать начал. А народ вот просто типа не в яму упали, а просто вот затоптали, да?

Клим Жуков. Опять же, это поле, это не асфальтированная дорожка. Там где-то ямка, где-то, наоборот, кочка, кто-то запнулся, упал, а на него 3 человека встало.

Д.Ю. Да, и дышать не смог.

Клим Жуков. Им деваться некуда, потому что их подпирают со всех сторон, а ты уже не поднимешься никогда, тебя просто задавят.

Д.Ю. Да. Дышать невозможно, когда стоят. Ну и куда же отправился Николай II, получив такое важное сообщение?

Клим Жуков. В фильме он отправился на Ходынку.

Д.Ю. А на самом деле?

Клим Жуков. А на самом деле он отправился на бал, который был назначен во французском посольстве у французского после Мориса Палеолога, который был первым по расписанию торжеств. Ничего не отменили, торжества проходили своим чередом, он поехал на бал, повергнув в шок всех окружающих. Просто в шок. Французы, первые, которые давали, собственно, торжество, они внимательно смотрели на будущего союзника.

Д.Ю. Зачем это?

Клим Жуков. Он поедет или нет, потому что, конечно, французы готовы были всё отменить, это только он…

Д.Ю. Лично сам.

Клим Жуков. Лично сам. Потому что, если он приезжает, они со своей стороны как верные дипломатическому этикету люди обязаны эти торжества, за которые проотвечались, проводить, потому что, собственно, главный виновник приехал. А если мы он им прислал ноту, что извините, у меня тут такое дело, это никто бы не просто осудил, а все бы, наоборот, сказали, что вот так и надо себя вести.

Д.Ю. Да-да-да. И вы не поможете мне вспомнить известный стих гражданина Бальмонта, как там, кто начал царствовать Ходынкой…?

Клим Жуков. Кто начал царствовать Ходынкой, закончит, встав на эшафот, да.

Д.Ю. Ну, поэт что-то такое видел и чувствовал. Про эшафот, возможно, погорячился, но начало-то очень и очень нехорошее. Это, как тебе сказать, вернёмся назад – ну, вот ты православный царь; православный народ в понимании, по-моему, и царя, и народа. Царь это отец, а народ это дети. Вот погибло 2000 человек твоих детей, а ты едешь на танцы.

Клим Жуков. На дискотеку.

Д.Ю. На дискотеку, да. Как-то это, мягко говоря, странно. И тут режиссёр Учитель, тут много этих обсуждений было, что же он там такое снимет, вот что же такое снимет Алексей Учитель? Да ничего, то, что снимал всегда. Будучи яростным антисоветчиком, он Николая должен показать вот таким замечательным, таким прекрасным человеком, что в конце фильма все должны впасть просто в прострацию, кого же проклятые большевики убили. Вы посмотрите, какое благолепие было, как всё прекрасно. Я пару лет это всем рассказывал, никто не верил, и вот мы посмотрели и убедились.

Клим Жуков. Оно и есть.

Д.Ю. За каким бесом вы это переврали? И вот кино, и Николай приезжает на Ходынку. И вот он идёт, значит, «всех похоронить в гробах»…

Клим Жуков. За мой счёт.

Д.Ю. Эти кричат – «мы братские могилы уже там сделали». – «В гробах хоронить за мой счёт». И всем пострадавшим по 500 рублей серебром. Т.е., грубо говоря, 2500 рублей, это миллион, что ли?

Клим Жуков. Ну…

Д.Ю. У него такие деньги были?

Клим Жуков. Почему нет?

Д.Ю. И выплатил?

Клим Жуков. Не знаю. Что-то выплачивали.

Д.Ю. Это же огромные деньги по тем временам.

Клим Жуков. Естественно.

Д.Ю. После этого, значит, сказав такие слова (не показано, выплатили – не выплатили), после этого Николай забирается на эту рампу, сцену, я не знаю, требует дать ему факел. Ему дают факел, и он поджигает праздничный фейерверк в честь коронации, и начинает весело пулять в небеса посреди вот этого моря трупов. Это зачем? Это что, праздник какой-то, что ли?

Клим Жуков. Не знаю. Мне кажется, что Алексей Учитель нам попытался ещё какую-то аллегорию сделать, только я не понял, на что он намекал.

Д.Ю. Я тоже не понял.

Клим Жуков. Но намекал явно, потому что иначе понять невозможно, зачем.

Д.Ю. Слишком тонко для этой аудитории получилось.

Клим Жуков. Тонковато. Я не осилил. Надо дома посидеть, подумать, что бы тут можно было подверстать под это. Потому что вот, значит, там трупы, караван телег уезжает, опять же, с трупами, и всё бахает. И, значит, сидит такой…

Д.Ю. Стоит на коленях.

Клим Жуков. Да, на коленях.

Д.Ю. Николай II встаёт на колени.

Клим Жуков. И страдательски смотрит.

Д.Ю. Повторюсь, в то время как на самом деле он плясал на балу, именно плясал и именно на балу, Алексей Учитель показывает нам собственную версию событий, переврав, так сказать, реальные. Мы не требуем от художественных фильмов исторической правды, по большому счёту, но это уж как-то совсем нехорошо.

Клим Жуков. Хоть бы соврал бы убедительно.

Д.Ю. Да. И вот концовка, затемнение, появляется надпись о том, что в 1918 году Николая II и всю его семью расстреляли. Ну, как-то вот в отрыве, с моей точки зрения, выглядит несколько странно. Ну, ты расскажи, как ты втянул страну в никчёмную войну…

Клим Жуков. В две.

Д.Ю. Да, в две. Обе просрал, проиграть это нельзя назвать. Обе их просрал, будучи верховным главнокомандующим, я правильно понимаю?

Клим Жуков. Верховным главнокомандующим он официально стал только во время 1 мировой, сместив главнокомандующего Николая Николаевича, Великого Князя.

Д.Ю. Тем не менее, он им был.

Клим Жуков. Да. Ну вот.

Д.Ю. Ну, мы знаем ещё одного верховного главнокомандующего, который в войну победил, находясь на этом посту. Отрёкся от престола, т.е. то, что было в начале, когда тебе господь вручал царство и народ, и к чему ты относился так серьёзно. В конце ты от этого отрёкся, ты бросил своих детей и бросил вверенную богом державу. Развёл тут каких-то террористов, 3 революции, гражданскую войну, чёрте что, и в результате этого тебя с твоей семьёй застрелили, а твои родственники за кордоном отказались тебя забрать.

Клим Жуков. Оказался не нужен ещё и даже родственникам.

Д.Ю. Даже родственникам. Ты никому был не нужен. Это как-то выпущено, и, видимо, вот эта надпись должна у меня как у зрителя вызвать «ах, ах, какой был парень, как всё было замечательно, благолепно». Тут – повторимся – костюмы великолепные, интерьеры – отвал башки.

Клим Жуков. По крайней мере, всё очень чисто, богато.

Д.Ю. Солнце светит, красота, закаты, восходы – всё вообще прекрасно. Содержания только нет. Повторюсь – как пластмассовые цветы.

Клим Жуков. Мне, конечно, ещё не понравилось очень во всей этой красоте то, что оно очень клипово сделано. Я, конечно, может быть, немодный, но когда мы имеем дело не с фильмом про Шерлока Холмса современным, или про трансформеров…

Д.Ю. Гая Ричи.

Клим Жуков. Или про трансформеров, когда можно там «а вот тут-то робот прыгнул так, тут так, тут самолёт полетел, тут я из пулемёта как дам, тут Меган Фокс скачет». Тут, в принципе, наверное, эта смена кадров клиповая, она оправдана, а тут сначала там 5 секунд Кшесинская на кого-то смотрит, потом 10 секунд скачут лошади, потом что-то ещё, потом, значит, закат пошёл. Как-то винтажное кино, оно же про старые времена, хочется какого-то такого…

Д.Ю. Спокойствия.

Клим Жуков. Спокойного повествования, в т.ч. и в визуальном смысле. А тут вся эта красота, она прямо вот так вот, кадр за кадром, кадр за кадром, в виде какого-то такого набора клипов. Меня на какой-то момент стало вымораживать к первому получасу фильма. Как-то оно стало уже напрягать и раздражать нешуточно, поэтому мне вот как-то… Но это, опять же, моё личное мнение, я такого не люблю. Кому-то может, наоборот, нравится.

Д.Ю. Ну, мне кажется, что это просто нет единой, так сказать, воли, которая сводила бы это к одному, так сказать, знаменателю. Можно посмотреть х/ф Бондарчука-отца «Война и мир», там всё как надо. И, в общем-то, оно… когда Гай Ричи снимает про Шерлока Холмса, то первое, что про этот фильм надо понимать – это Гай Ричи снимает про Шерлока Холмса. Соответственно, Шерлок Холмс будет…

Клим Жуков. Гайричивский.

Д.Ю. Оторва, просто оторва. А здесь не про это, нет, здесь про обстоятельность, величие, мощь, размах, любовь, по всей видимости. Ну, не получилось ничего. Одни снимали, шили костюмы, снимали вот так, а монтировали – за каким хреном, непонятно – вот так. И тут как-то вот… Может, это режиссёр Учитель не понимает, как надо снимать и как надо монтировать? Он же там главный. У нас не Голливуд, режиссёра от монтажа не отстраняют.

Клим Жуков. Нет. Тем более когда такой бюджет, он там вообще царь и бог, и воинский начальник. Он же один из продюсеров.

Д.Ю. Да-да, в общем…

Клим Жуков. Я, ей-богу, не большой специалист по творчеству А.Учителя, но кое-что видел. Я не видел ни одного фильма, который у меня бы оставил какие-то глубокие впечатления. Я даже сейчас – в силу того, что мы не готовились к обзору, прямо из кинотеатра приехали в студию сниматься – я не могу вспомнить ни одно названия его фильма, который был бы до «Матильды». Я смотрел, честно, кое-что, один или два, или три фильма. Но я не могу их просто вспомнить, они у меня вообще не отложились никак.

Д.Ю. Последнее, что я у него смотрел, если я, опять-таки, правильно помню – это про каких-то российских солдат, которые воюют в Чечне, и ведут какого-то молодого чеченского пленника. Где между ними должна была вспыхнуть, как писали изначально, гомосексуальная любовь, но как-то так не вспыхнула, они просто дружили там, что, мягко говоря, странно, в общем-то. Ну, тут лично для меня другое. Это фильм с гигантским бюджетом, 1,5 млрд. рублей, ничего подобного у нас никогда не было, «Викинг» стоил 1 млрд. 250 млн., здесь ещё…

Клим Жуков. Серьёзно поменьше.

Д.Ю. Да, на четверть миллиарда больше.

Клим Жуков. Можно было на сдачу «Панфиловцев» ещё раз снять и прорекламировать.

Д.Ю. Да. Ну, кому это надо? Говорят, у нас идеологии нет по Конституции.

Клим Жуков. Она есть.

Д.Ю. А она есть, вот она. Сходите, посмотрите, на что…

Клим Жуков. Не ходите.

Д.Ю. Ну, если денег не жалко.

Клим Жуков. Времени, в первую очередь.

Д.Ю. В целом…

Клим Жуков. Деньги там 300 рублей, а времени – это же караул.

Д.Ю. В целом, завершая, так сказать – вот парни мы с Клим Санычем весёлые, нам есть, что сказать, в т.ч. и о себе, и Клим Саныч обладает глубокими историческими знаниями, которые к этому фильму не имеют ни малейшего отношения.

Клим Жуков. Они там просто не нужны, там не про что знать.

Д.Ю. Ехали обратно, повторюсь, не о чем поговорить, нечего обсудить.

Клим Жуков. Обычно мы, как известно, мерзко хихикаем.

Д.Ю. Мерзко хихикаем.

Клим Жуков. А тут никак.

Д.Ю. Сначала ржём, как лошади, запрокинув голову, а потом мерзко хихикаем. А тут даже мерзко хихикать не над чем. Вообще ни о чём, вообще ни о чём. И если вы меня спросите, ходить ли на фильм «Матильда» - нет, не ходить на фильм «Матильда». И даже когда его вывалят в торренты, и в торрентах его не смотреть, потому что просто жалко напрасно потраченного времени.

Клим Жуков. Совершенно поддерживаю, потому что даже богомерзкий фильм «Викинг», вот просто ни о чём, богомерзкий, там какая-то дрянь – потом над ним поржать было прикольно вот лично мне, потому что там куча моментов, они настолько дурацкие, что просто вот нарочно не придумать. Просто такие дурацкие моменты, над которыми просто хочется остановиться и сказать – слушай, а вот эта вот дрянь какая смешная была, и её хорошенько разобрать по этому поводу. Там, опять же, BadComedian с носом в муке ползал потом по всей Москве, глумился в течение 50 минут, смешно. А что тут-то? Вот тут конкретно я вообще не понимаю, над чем там внутри можно порассуждать, поугорать, посмеяться, погрустить, я не знаю.

Д.Ю. Ничего нет вообще.

Клим Жуков. Ничего. И это причём наполнено настолько, такой огромной толпой предельно натужных каких-то аллегорий. Вот последняя аллегория, которая была даже уже не просто толстая, а просто жирная, размером, блин, с танк Т-90, причём в профиль аллегория, когда Алиса Гессенская молится вместе с Николаем II, закончив молиться, говорит – вот я так устроена, уже всё пропадёт, а я всё ещё буду надеяться на хорошее. Понятно, что их же расстреляли, в конце концов, а она всё ещё будет надеяться на хорошее.

Ну, господи, эта валяющаяся корона с упавшим в обморок императором посреди коронации. Как будто бы Ходынка сама по себе не являлась предельно поганым предзнаменованием, зачем что-то ещё придумывать? Эта Матильда Кшесинская, которая фотографией одной своей паровоз Россия пустила под откос. Опять же, чтобы мы не перепутали, в паровоз воткнуто столько флажков, что столько просто не бывает вообще ни на одном паровозе. За каким бесом? Что, одного флажка не понять, что это императорский поезд, их 4 надо? Ещё парус можно было, как у Михалкова, поставить.

И это всё наполнено такими этими, просто такой натугой с перебором с таким. Ну и да, в итоге 2 часа я сидел и ждал просто, когда это кончится, просто когда это кончится, когда это кончится? Он скучный до предела. Он скучный, он бессвязный, он какой-то с претензией на заумь, даже без неё, даже без зауми. Вот. В общем, у меня не просто разочарование, а это очередное дно с грохотом пробито, и такое впечатление, что уже не просто дно, а уже в земную мантию забуриваются.

Д.Ю. Ни конфликта, ни любви, ни сочувствия, ни даже соболезнования, ничего не вызывает вообще. Артель «напрасный труд».

Клим Жуков. За 1,5 млрд.

Д.Ю. За 1,5 млрд.

Клим Жуков. Вот нам бы так.

Д.Ю. Поздравляю всех налогоплательщиков. Вот туда идут ваши деньги. В кино, повторяю, ни ногой, и даже на торрентах не смотрите. «Матильда» - отстой. А на сегодня всё, до новых встреч.


Комментарии
Goblin рекомендует создать сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 4

Червяк
отправлено 27.10.17 20:27 | ответить | цитировать # 1


Спасибо за информацию. Даже с торрента не буду качать.
Замечание: на момент смерти отца у Николая было аж два брата: Георгий и Михаил. Георгий умер в 99-м, а Михаилу и передал престол царь в феврале 17-го.


Rega
отправлено 27.10.17 20:28 | ответить | цитировать # 2


1. Не может ли быть имя сценариста фейковым.
2. Возможно, фейерверк — это эдакий артиллерийский салют своими руками.

Эх, хорошо быть простым обывателем: не собирался идти в кинотеатр на конкретный фильм, и не приходится.


Jek-ko
отправлено 02.11.17 15:51 | ответить | цитировать # 3


Уважаемый докладчик,
прошу в будущих роликах подробнее раскрыть тему царских бастардов.
Если это был люди, формально отнесенные к "графам/герцогам", имеющие при этом "блат" у самого руководителя государства, возможности перед ними открывались весьма широкие.
Кто-то может оставил заметный след в истории.


Riuju
отправлено 06.11.17 21:36 | ответить | цитировать # 5


Уважаемые,
маленькое дополнение: у АIII кроме Николая был сын — Михаил в пользу которого потом и отрёкся НII, поэтому «приглашать со стороны» не пришлось бы. Был запасной вариант.



cтраницы: 1 всего: 4

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк