Николай Смирнов о служилых городах

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Властелин колёс | Вопросы и ответы | Гоблин и танки | Каба40к | Книги | Коротко про | Образование | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - История | Репортажи с мест | Семья Сопрано | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Хобот | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

05.07.18



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Клим Жуков. Всем привет! Сегодня мы продолжаем знакомиться с военным делом XVI-XVII века. У нас в гостях Николай Смирнов. Николай, привет!

Николай Смирнов. Приветствую.

Клим Жуков. Сегодня, я так понимаю, мы будем говорить про служилые города.

Николай Смирнов. Да, про служилые города. Правда, уже завершаем нашу трилогию.

Клим Жуков. Я напомню. Если кто-то не смотрел, можно посмотреть. Ссылка на предыдущий ролик у нас будет внизу. А во-вторых, служилый город – это основа военной системы, которая была в XVI-XVII веке в Российском государстве. Служилый город поставлял основные воинские контингенты в армию. Поэтому, чтобы понимать, как у нас формировалась армия, нужно говорить о служилом городе. Если ты изучаешь армию от Ивана Грозного до Алексея Михайловича, без служилых городов никуда.

Николай Смирнов. Да. Напомню, что в предыдущих двух частях мы рассмотрели сначала вопрос вооружения и снаряжения служилых людей по отечеству или дворян и детей боярских. Затем рассмотрели экономический аспект службы. А сегодня завершаем разбором служилых городов, как некоего социально-политического явления. Потому, что действительно без служилого города при изучении русской армии никак. Но и для изучения политического устройства русского государства тоже без служилых городов не обойтись. Прежде всего, некое общее определение, что служилый город, это объединение помещиков одного уезда. При этом надо понимать, что это далеко не все помещики. А именно помещики, которые в случае военного конфликта выходят в рамках одного соединения. Поскольку ситуации, когда в одном уезде были испомещены самые разные категории, она для центральных районов России очень типична. Допустим, есть уезд Владимирский, в котором непосредственно помещики владимирские составляют, может быть, меньшинство.

Клим Жуков. Там еще казаки.

Николай Смирнов. Скорее, там больше московских чинов всевозможных. Боярские поместья. Потому, что боярам точно так же поместья давались. Там могут быть поместья дьяков. Там могут быть даже такие экзотические поместья, как поместья, выдаваемые крупными вотчинниками. Такое для XVI века типичное явление. Из своих земель могли собственных служилых людей на поместном праве испомещать. Эта категория к XVII веку вымывалась, но в XVI веке она существует. Неким предшественником служилых городов являются дружины удельных княжеств. Или вообще княжеств еще периода раздробленности. Хотя отметим, что это не прямая аналогия, это условные предшественники. Территориальные отряды, выставляемые с определенной территории.

Клим Жуков. Если мы читаем летописи, начиная с XII века. Когда окончательно пропадает пехотное ополчение свободных общинников. Мы читаем очень характерные в этих летописях упоминания. Например: “Князь Владимирский со владимирцы”. Это значит городовой полк города Владимира. Это и бояре, которые жили непосредственно в городе и, возможно, люди, которые поставлялись с округи этого самого города. Владимирцы, смоляне, киевляне, это имеется в виду бояре со своими маленькими дружинами, которые выезжали под стяг князя с данной территории.

Николай Смирнов. Хорошей иллюстрацией этого может быть роспись городов, которые выступили на Куликово поле. Это типичные предшественники будущих служилых городов. Это еще не служилые города, они комплектуются не так. Тем не менее, можно условно их считать некими предтечами.

Клим Жуков. Те более в XIV веке уже потихоньку начинается у нас на Руси то, что Иван III постулировал в качестве постоянной системы. Начинается испомещение военных на землю.

Николай Смирнов. Мы просто не можем вычленить этого в силу отсутствия документов. Доминировали ли они или были в виде некоего исключения.

Клим Жуков. Однозначно, исключение еще. Потому, что испомещать бойцов на землю стал еще Андрей Боголюбский. Но это же XII век, и явление явно спорадическое.

Николай Смирнов. Условным наследником служилых городов являются некие дворянские собрания, дворянские объединения уже императорской эпохи. Хотя они несли совершенно не такую функцию. Но с точки зрения политического влияния они от служилых городов унаследовали многие черты. В военном отношении они уже перестали играть такую роль. В императорский период армия не комплектовалась по территориальному принципу.

Клим Жуков. Это мы сейчас о дворянских земствах говорим.

Николай Смирнов. Земства, это еще более поздняя эпоха, но вообще мнение дворянского собрания времен Екатерины, оно все равно учитывалось. Если дворяне хотели высказать свое консолидированное мнение, то в первую очередь они его высказывали сначала своим кругом ближайших собственников земли. Опять-таки, это очень условно и не является прямо сказать, что вот дружины удельных княжеств или территориальные отряды превратились в служилые города... Служилые города не из ничего взялись и не в пустую ушли. Что касается историографии, я не буду много останавливаться. Я отмечал в первой части, что историография военная, она сейчас находится в неком расцвете. Историография экономическая сейчас переживает кризис. Что касается служилого города, как социально-политического явления, то здесь историография не имеет ни пиков, ни спадов. И структуру служилого города изучали в разные периоды, и политическую роль их изучали. Сейчас изучение более качественное потому, что вводятся в научный оборот новые источники. Появляется возможность сравнения с другими системами социально-экономическими. Я считаю, что на хорошем уровне находится. У меня нет такого пессимистического настроя, как на прошлой лекции я говорил по поводу экономической... Экономику у нас изучают плохо. Наверное, когда-нибудь мы это преодолеем.

Несколько слов об источниках. Опять-таки не буду характеризовать источники, поскольку в отличие от вооружения или землевладения, где есть такие опорные, основные виды источников, источники по структуре, по деятельности служилых городов очень разнообразны. Я не буду их перечислять просто отмечу, что ситуация здесь довольно занятная. До конца XVI, начала XVII века источников очень мало по русской истории. Поэтому изучение служилых городов строится на огромном количестве допущений и гипотез. Нельзя сказать, что это ошибка потому, что мы не можем опровергнуть. Но и доказать на сто процентов некое утверждение мы тоже не можем. Поэтому многие вещи, которые я буду говорить по XVI столетию, это, в том числе, мой личный взгляд, что мне кажется более достоверным. В случае со структурой, с организацией, с влиянием, это все некие допущения. Такая же ситуация происходит у нас со второй половиной XVII века, но по другой причине. Огромное количество источников. Очень многие исследователи и не шагают во вторую половину XVII века, прекрасно понимая неподъемность этой задачи. Из-за этого у нас многие представления о второй половине XVII века тоже носят характер допущений, гипотез. Правда, их уже можно проверить. Здесь накладывается еще традиционное стереотипное большое внимание, уделяемое Петровской эпохе. Петровская эпоха затеняет собой все предшествующие десятилетия.

Клим Жуков. Ровно неделю назад мы об этом с Борисом Мегорским говорили.

Николай Смирнов. Борис Мегорский изучает эпоху Петра I. Я ничего не имею против Петра I, я к тому говорю, что изучать историю 1680-х годов очень сложно потому, что этот массив Петра I и приписываемые ему великие реформы просто заслоняют истинную картину. Чем дальше, тем легче изучать. И сейчас, последние два десятилетия, период Алексея Михайловича все-таки изучается очень хорошо. С военной точки зрения все лучше и лучше. Поэтому лучше всего исследован служилый город на этом рубеже, когда источников становится более-менее, но их еще можно разработать, и Петр I еще не родился, он еще далеко.

Клим Жуков. Это мы говорим не о предпочтениях, а об имеющемся историографическом факте. Что Петровская эпоха оказалась настолько яркой, что ей было уделено большое количество исследовательского внимания, начиная с XIX века. А на предыдущую эпоху меньше.

Николай Смирнов. Когда у исследователя был выбор, он с удовольствием обращался к Петровской эпохе. Теперь вернемся к служилым городам. Как они образовывались. Образование служилых городов уходит корнями в конец XV, начало XVI столетия. В принципе служилые города не формировались по какой-то указной системе. Это естественные процессы, которые могли складываться десятилетиями. Я бы выделил два варианта, как складывались служилые города. Первый вариант назовем условно “Новгородским”. Потому, что за основу мы берем создание Новгородского служилого города. Он был ближе всего к указной системе создания.

Клим Жуков. Это при Иване III имеется в виду.

Николай Смирнов. Совершенно верно. Произошло присоединение Новгорода к Русскому государству. Вслед за этим присоединением были проведены массовые переселения местного, не очень лояльного к новой власти населения. Землевладельцев именно. Они были переселены в центральные районы. Высвобождается значительная часть земель хорошо населенная податным населением. И никому не принадлежащая, кроме Великого князя. Иван III переселяет туда новых землевладельцев и формирует новгородскую служилую корпорацию. Которая оказалась настолько огромной, порядка 2 тысяч человек, что даже ее раздробили на пять... Фактически существовало пять служилых городов на месте Новгородской корпорации, по числу Новгородских пятин. Структура уже существовала. В какой пятине получаешь земли, в такой ты и числишься. Я сходу не скажу, по-моему, Бежецкая пятина была самая большая. Такие варианты не только для Новгорода были свойственны. Новые территории, которые осваивались на юге и востоке России. Например, Казань и Астрахань. Казанский служилый город, он не очень значительный. Появляется большой объем земель, которые принадлежат лично Великому князю или царю. То есть, служилый город фактически создается в кратчайшие сроки. То же самое на юге. Идет освоение, отодвигается граница от Оки все дальше на юг. Новые земли, формируются новые центры и там создаются новые служилые города.

Альтернативой является завоевание или присоединение. В данном случае Смоленск яркий пример. В 1514 году мы Смоленск возвращаем, и сразу же идет испомещение новых служилых людей. Не обязательно всех выгоняют. На всех этих землях остается некоторая категория старых землевладельцев. Либо достаточно лояльных, либо посчитали, что нет смысла их переселять. Они получают, как правило, в документах обобщенное название “земцы”. Есть земцы новгородцы, еще с независимости. Такие же земцы были и в Смоленске. Очень хороший пример того, как это происходило, нам дает “Повесть о победах Московского государства”. Это очень интересный документ. Он небольшой, и в то же время он уникальный. Это художественное произведение, основанное на реальных документах про историю одного служилого города, конкретно смолян. В период Смутного времени. Там видно, какие виды документов, они цитируются едва ли не дословно. Рассказывается о судьбе служилой корпорации. Есть некий ретроспективный исторический обзор, откуда взялись смоляне. И там написано, что, имеется в виду Василий III: “Избрал государь из многих городов лучших и честных людей, дворян, и учинил им свое государево рассмотрение. И велел в смоленском уезде дать им поместья по их достоинству и чести, по своему государеву разбору и рассмотрению и по их дворянскому происхождению. Потом велел земцев города Смоленска собрать, которые в своих поместьях остались, признав его государем. И не велел государь у них те поместья отбирать, велел им по-прежнему владеть, кто чем владел”. Все, классическая схема. Мы берем лучших, даем им хорошие земли. И оставляем определенное количество людей, которые доказали свою лояльность. Скорее всего такая же реализовывалась и в других присоединенных территориях.

Опять-таки, хорошей иллюстрацией является судьба Ливонии и Полоцка. Тогда мы не знали, что Ливонию придется отдавать и Полоцк придется отдавать. Как только эти территории более-менее закрепились военным путем, там сразу стали формироваться служилые города. У нас, как минимум, четыре служилых города в Ливонии. Дерпт, Нарва, Мариенбург, четвертый я не помню. Они встречаются в разрядных документах. В Ливонском походе 1577-1578 года они есть. Есть ряд документов, где упоминаются Нарвские помещики. Значит, уже служилые города были. Их, может быть, было немного, десятками измеряется их число. Переселялись они из Новгородских земель. Это, по видимому, не испомещенные в Новгороде помещики. Можно сопоставить их родство. То же самое мы видим в Полоцке. Там, как и в Ливонии, как только эта территория была закреплена. В 1563 году мы эту территорию заняли военным путем, а в 1570 году эта территория была закреплена дипломатически. Было заключено перемирие, по которому Полоцк оставался в составе России. Потому эти земли пришлось отдавать. Но до того, как их отдали, там создали Полоцкую корпорацию. У нас есть великолепный документ, Писцовая книга Полоцкого уезда. И там прописаны эти помещики, кто это такие. Это один из способов формирования служилого города. На ряде территорий нельзя было так сделать. Есть второй вариант, условно, “Тверской” я его назову. Тверь тоже присоединили военным путем, но там сложнее схема выстраивалась. Есть территории, которые изначально входили в состав Московского...

Клим Жуков. Москва, например.

Николай Смирнов. Московский служилый город был, он потом исчез. Посчитали, что не нужен Московский служилый город, когда и так там в основном испомещен царский двор. А вот Тверской и соседние уезды, это более сложная комбинация. Ярославль, Кострома, Коломна и так далее. Во-первых, там было большое количество крупных и мелких вотчинников. Которые, особенно крупные вотчинники, имели право давать на поместном праве своим слугам земли. Тверская знать нормально инкорпорировалась в Русское государство. Поэтому там не было гигантских переселений, репрессий и так далее. За что у них земли отбирать? Поэтому надо было сложно выстраивать взаимоотношения. Понятно, что для централизованного государства это не очень хорошая категория людей, когда помещики получают земли не от государя, а от какого-то третьего лица. Поэтому доля их постоянно снижалась, но она была. Они постепенно перетекали на поместное право к царю. Причем здесь был задействован хороший административный ресурс. Если вы хотели уйти, условно, от князя Микулинского, который в Твери вам надавал поместий к Великому князю в помещики, то вы это делали на основе феодального права.

Клим Жуков. Конечно. Это называется “право выезда”.

Николай Смирнов. А если вы хотели наоборот, то здесь право выезда не работало.

Клим Жуков. А то вдруг вы так захотите, например, в Литву переместиться.

Николай Смирнов. Поэтому здесь применялся метод двойных стандартов. Что поделаешь, централизованное государство надо как-то создавать. Эффективность свою такая мера показала. Есть исследования, которые по этой служилой мелкоте отслеживают поименно, если есть источники. Эта схема, когда служилый город создается постепенно, сначала появляется прослойка помещиков, потом их как-то пытаются объединить, и служилый город представляет собой некие разношерстные отряды. И только со временем он превращается в однородную массу, становится похожим на Новгородские земли. Такая схема тоже существует. Это северо-восток в основном конечно. Часть Литовских земель, которые не были в лоб, как Смоленск захвачены, а которые пошли путем перехода под власть Великого князя Московского. Северская земля и так далее. Там служилые князья, которые владели большими землями, формально добровольно вошли в состав Русского государства. Сходу наказывать, отбирать у них земли, лишать их слуг владений тоже было нельзя. Потому, что спугнешь всех остальных. С ними вели долгую терпеливую работу. Это все несколько поколений заняло. Это хорошо видно по писцовым книгам. Сохранились Тверские писцовые книги, где все эти категории прописаны. Там видно, где помещики Великого князя, где помещики у крупных вотчинников. Потом не будем забывать, что у нас система уделов худо-бедно существовала в XVI веке, ее уже окончательно ликвидировали к концу XVI столетия. Удел князя Старицкого, у него свои есть помещики, которые служат только ему.

Клим Жуков. Тем более, Старицкий – двоюродный брат царя.

Николай Смирнов. А если взять при Иване III, там вообще князья, его родственники, это были полноценные феодалы со своими маленькими или средними армиями. Обошелся с братом сурово, всех его слуг не перебил, не разогнал, а инкорпорировал в состав служилых городов. Поэтому не существует такой технологии формирования. Для второй половины XVII века полегче, там, в основном, формирование за счет присоединенных территорий. Причем с нуля все. И тягловое население, то есть, крестьяне, и помещики, которым раздаются поместья. Мне всегда это нравится, никаких шаблонных, тупых решений. Когда мы в 1654 году вернули Смоленск, там ситуация опять-таки... У нас уже была готовая Смоленская служилая корпорация. Ее не расформировывали после Смуты, она, вроде бы, существует. Вот тут бери и переселяй. Но мы рассчитываем эту землю закрепить, нам нужно лояльное население из местной шляхты, их тоже не сгонишь с поместий. Тут очень сложная пошла работа. Казалось бы, выгони этих, а посели этих... Нет, комбинации, схемы просчитывали. Не исключен вариант, что эти территории были удержаны благодаря тому, что лояльность местного населения была на всех уровнях. Такая ситуация с более отдаленными уездами Литовского государства уже не прошла. Там если поначалу нас встречали если не с распростертыми объятиями, то и не как ярко выраженных завоевателей, то к концу войны настроения...

Клим Жуков. Война 1654-1667 годов.

Николай Смирнов. Там такие меры трудно было провести. Не было резерва помещиков, которых можно было бы испоместить.

Клим Жуков. Структура земли той, которая недавно была средневековой, а стала ранней “нововременной”, она невероятно сложна. Есть такая работа Сергея Заремовича Чернова по поводу структуры землевладения в Волоколамске. Казалось бы, это не Тверь, не Москва, не Владимир. Но этот город был им исследован на актовом материале очень подробно. Там в одном городе, не самом большом, все невероятно сложно. Когда Николай рассказывает, что шаблонного подхода не было ко всем территориям, его и не могло быть. Потому, что наше начальство в XVI-XVII веках лучше нас понимало, с чем имеет дело. Структура землевладения была очень сложная.

Николай Смирнов. Это точно. И изучение ее осложняется недостатком источников. Это все некие гипотезы, более или менее обоснованные. Вернемся теперь к структуре. Разнородность изначального состава, она влияла... Мы берем этот узкий сегмент помещиков, из которых вырастет служилый город. Сначала они все представляли собой некую единую массу. Первые десятни, это списки служилых людей, которые составлялись периодически, начиная с момента формирования служилого города, корнями они уходят в первую половину XVI столетия. Первые десятни, дошедшие до нас, часто имеют структуру деления по десяткам. Собственно, название, скорее всего от этого и происходит. Внутреннее дробление было, но оно еще никак не отражалось на их статусе. На десятки разделили и разделили. Можно только предполагать, что был какой-то первый десяток, и он был самый знатный. Вообще для истории допетровской эпохи положение имени человека в документе, это очень немаловажный фактор. Очень редко бывало, что человек случайно оказывался первым записан где-то. Записи по алфавиту не было. Чаще всего тот, кто был записан первым, записан по какой-то важной причине, чем-то хорошим выделился. По знатности, по положению в иерархии какого-то общества.

Клим Жуков. Это старая средневековая традиция. Если мы посмотрим такой памятник, как “Повесть временных лет”, там призвание варягов описывается... Эти пять племен, которые призывали варягов. Первыми, например, в Новгородской первой летописи, упомянуты новгородские словене. Потому, что они же сами про себя писали. А именно в “Повести временных лет”, которая создавалась при дворе Владимира Мономаха, наоборот.

Николай Смирнов. Тут уже определенное местничество формировалось. Первый, значит, лучший. Есть мнение, что в 1538-1540 году было проведено большое верстание. То есть, некое крупное испомещение в центральных районах. Но, опять-таки, источников слишком мало. В основном это Тверская писцовая книга. И отдельные отрывки из других писцовых материалов. Поэтому можно предположить. Опровергнуть тоже нельзя. Это определенный этап, когда служилые города получают некую структуру. В 1550-е годы появляется прослойка, так называемых, дворовых. Город начинает распадаться на некие категории. Появляется категория дворовых, которая противопоставляется остальным служилым людям, которые получают название “городовые”. Для этой эпохи характерно разделение в источниках понятий “дворяне” и “дети боярские”. Мы все время говорим “дворяне и дети боярские”, давайте остановимся и на этом термине. Если взять этимологию слова, то дворяне, имеется в виду, что это служилые люди, которые служат при дворе. А дети боярские, это служилые люди, которые служат боярам, то есть, неким крупным землевладельцам. Это уходит корнями в допоместную эпоху. Когда сформировалась поместная система, обобщенный термин “дворяне и дети боярские”, он появляется в документах и обобщенным термином идет дальше.

Клим Жуков. Кстати, тут почти полная аналогия западноевропейскому рыцарству XI-XII веков. Которое проходило примерно те же дороги, которыми ходила наша поместная система. Там тоже сначала четко делилось на дружины местных... То, что потом стало назваться графами. И личные дружины, которые живут непосредственно в замках. Они не быстро, но, в конце концов, уравнялись в правах, то есть, они все стали рыцарями. Но сначала это было не так. Потому, что маленький рыцарь, который живет при графе, он живет на своей земле, он выставляет 1-2 боевых слуг. Но у него свое хозяйство, он настоящий рыцарь. А человек, который кормится со стола феодала, живет у него в замке, у него нет своей земли. Но потом их всех выровняли.

Николай Смирнов. Я думаю, что таких совпадений прямых не может быть. Общение с Европой не прекращалось в любом случае. Какие-то заимствования феодальных элементов, феодального устройства, они были. Скорее всего это не изобретение русского общества, а просто-напросто...

Клим Жуков. Схожие экономические условия. Те же французские крестьяне полезли жить на водоразделы, начиная с XI века. С речных террас земля стала гораздо больше, стало быть, больше прибавочного продукта. Стало возможно испомещать феодалов на землю. А у нас этот процесс начался только во второй половине XIII века и развился к XV. При Иване III стало возможным в широком смысле испомещать феодалов на землю.

Николай Смирнов. Экономику мы разбирали в прошлый раз, поэтому не будем повторяться. Соответственно, к прослойке дворовых часто применяется термин “дворяне”. А городовые, по традиции, в XVII веке называются “дети боярские”. Но это скорее дань традиции, нежели такое фиксированное юридическое понятие. Потому, что, в общем-то, служилый город к XVII веку представляет собой довольно монолитную социальную группу. Но тогда дворовые выделяются, они записываются в специальный документ, “Дворовую тетрадь”. Этот документ периодически обновляется, он сохранился до нашего времени. Можно посмотреть из каких служилых городов, кто поименно в эту “Дворовую тетрадь” попадает. Она велась на протяжении нескольких лет. Там вычеркивались умершие, дополнялись новые имена. И эта категория дворовых, периодически или на постоянной основе, служила в Москве. Не хватало для Московского региона боевой силы. Из городов лучших людей... Понятно, что это сразу поднимало их над всем остальным городом. При этом еще пока сохранялся Московский служилый город.

Большинство исследователей сходятся на том, что 1550-е годы, это период окончательного формирования такого явления, как служилый город. Либо, по крайней мере, мы входим в завершающий этап. Далее, в 1560-е, в 1570-е года происходят изменения. Категория дворовых постепенно начинает вытесняться другими категориями. Увеличивается численность двора за счет такого явления, как расселение избранной тысячи. Когда Иван Грозный испоместил на ближайших землях около тысячи помещиков, которые составили ядро вооруженной силы столичного региона. Тогда, по-видимому, начал ликвидироваться Московский служилый город, он в документах фактически не фиксируется в конце века. Есть две десятки 1570-х годов Московского уезда. Это не избранная тысяча, это именно служилый город. И эти дворовые либо ушли в избранную тысячу, либо вернулись в города. Но категория осталась. Категория дворовых так и просуществовала до конца XVII века, заняв позицию выше по статусу, чем городовые.

Однако на смену им пришло новое явление. На постоянной основе служить в Москву уже не приглашали из уездов. Но приглашали служить на временной основе. И появляется категория “выборные дворяне”. Это некая группа дворян. Совершенно не нормировано сколько этих выборных дворян должно быть. Нет ни какой-то квоты специальной... Мы не видим прямой корреляции с размером служилого города. Плавающая совершенно численность. И эти выборные дворяне периодически вызывались на службу в Москву для выполнения функций мелких административных, либо как некая военная сила. Выборные, в отличие от городовых и дворовых, в походах выделялись в отдельную категорию. Как правило, они распределялись отдельно от своего служилого города. По-видимому, являлись неким резервом младшего командного состава. Из них формировались сотенные головы.

Клим Жуков. Капитаны.

Николай Смирнов. Да. Ну, это временные были должности. Понятно, что как только надобность отпадала, он возвращался в свой служилый город и звание сотенного головы не тащил с собой всю жизнь, как говорится. Поэтому это не звание, а временная занятая должность. То есть, выборные, получается, возвышаются над дворовыми. Те, в свою очередь, над городовыми. Город получает некую структуру, иерархию, которую он сохранить на протяжении всего XVII столетия. Выборные записывались в специальный документ, так называемые, “Боярские списки”. Куда записывался весь состав Боярской Думы и выборные от городов. Вплоть до начала 1630-х годов выборные туда вносились. По-видимому, с 1630-х годов и выборных перестали в Москву вызывать, эта практика исчезла. Поэтому из списков их удалили. И вернули служить со своим городом во время военных конфликтов. Выборные тоже, как в свое время дворовые, перешли в разряд одной из категорий служилого города.

Ну, и чтобы закрепить. Структуры основные, которые в служилом городе оформляются, по-видимому, в конце XVI столетия, хорошо мы их видим в источниках первой половины XVII века. Городовые, это ядро служилого города, основная масса. Доля их постепенно снижается, тем не менее, в основном, это большинство служилого города. Бывали исключения, но редкие. Например, есть такой пример. Великолукский уезд. Довольно интересное явление. Там, во-первых, были очень обеспеченные помещики. По десятням видно, что у них хорошо с населенностью, боеготовностью. У них чрезвычайно высокая доля дворовых была, больше, чем городовых. Или в середине века в Зубцове, у них выборных и дворовых было больше, чем городовых.

Клим Жуков. А Зубцов, это где?

Николай Смирнов. Зубцов, это в районе Твери. Это, так называемые, Тверские города, те территории, которые вошли вместе с Тверским княжеством. Не стали формировать один огромный уезд, а раздробили порядка 5-6 уездов. Центральный тоже регион. Вторая категория, это дворовые, они выше городовых. Третьи, это выборные. Выборные, это до конца XVII века остались верхушкой служилого города. Выборные, это шаг на пути в Московские чины. Не сказать, что выборные все дружно туда шли. Но при этом нужно отметить, что все эти группы, и дворовые, и выборные, не были закрытыми. Представление о том, что выборные в собственном соку варились, 5-6 фамилий, документами не подтверждается. Достаточно динамичные группы, в них можно было попасть, а можно было не попасть. Если ты сын выборного дворянина, но при этом плохо себя проявляешь, можешь на городовых просидеть.

Клим Жуков. Выборный, если кто не понимает, это “отборный”. То есть, наилучший.

Николай Смирнов. Да, по сути так и было. Кстати, выбор являлся одной из целей хорошей службы. Если городовой не очень знатного рода и его предки в этом служилом городе не проявляли никаких особых заслуг, своей службой он мог дослужиться до выбора. Выбор могли пожаловать за хорошую службу, за подвиги, за отличия, за полонное терпение. Кстати, тоже такое интересное явление. Плен воспринимался не как позорное явление, а как некий подвиг служилого человека. За полонное терпение могли перевести в более высокую категорию. В общем, это отношение немножко необычное по нашим понятиям современным. Попал в плен, ну, не совсем плохо, но не красит тебя.

Клим Жуков. Там же все равно проводилось следствие, насколько мы знаем. То есть, если выясняется, что ты попал в плен бесчестно, какой тебе выбор после этого? Наоборот.

Николай Смирнов. Надо понимать, что возможностей для проведения таких расследований были ограничены. Я думаю, что, скорее всего, опрашивали служилых людей своего города, которые видели ситуацию. Само поведение в плену могло дискредитировать служилого человека. Но рядовой служилый человек, разве что, мог перейти на сторону противника. Такие случаи были, немного, но были.

Клим Жуков. Мог изменить православной вере, например.

Николай Смирнов. Тогда, я думаю, никаким помещиком, служилым человеком он бы уже и не был. За какие-то заслуги в выбор можно было попасть, равно, как и в дворовые. Я даже сейчас встречаю в исследованиях фразы, что выборные это некая замкнутая корпорация. Ничего подобного. У меня Тверской регион прослежен до конца XVII века. Там видно, что фамилии новые появляются, исчезают какие-то другие. То есть, это процесс очень динамичный. В служилом городе были еще ряд категорий, которые являются для XVII века часто встречаемыми. Во-первых, это новики. Новик, это молодой дворянин, который поверстан в службу, ему назначен некий оклад. Иногда могли к этому окладу обеспечить его неким земельным владением. Это уже полноценный боец, но пока не записан ни в какую из этих категорий. Традиционно считается, что новиков верстали в 15 лет. Это хорошо прослеживается по документам потому, что до 15 лет, до 14 включительно, он числился в категории “недоросль”. Но XVII век все меняет. Новичные верстания в Смуту проводились очень поздно. У меня есть данные о 32-летних новиках, равно как о 28-летних недорослях. Тем не менее, новики, это некая категория. Их, как правило, не очень много. Потому, что старались распихивать по категориям. Но новичные верстания производились. Если их не производилось долго, тогда новиков могло быть очень много. Я обращался в предыдущих наших встречах к материалам десятен Большого смотра 1621-1622 годов, там доля новиков очень высока. В некоторых уездах она составляет до 40 процентов. Это нетипичная ситуация.

Клим Жуков. Это значит, что во время Смуты эти новичные верстания вообще не проводились.

Николай Смирнов. Где-то могли провести потому, что такое право было, например, у воевод, им давалось право верстать. Но в основном, все ждали большого новичного верстания. Потом пришли к практике новичных верстаний раз в несколько лет. Чтобы убирать напряжение некоторое, когда сидят недоросли, которым за 20 лет. Что касается недорослей. Это дворянин, но при этом понятно, что служить он не может. Если у него нет своего поместья, тут вопросов нет, даже иногда в десятни не записывали. Когда подрастет, приведешь его, покажешь. Бывали случаи, когда погибал отец, поместье не отбиралось, а давалось недорослю на прожиток. То есть, он с этого поместья, по идее, должен был выставлять даточного человека, бойца. Сам-то он не может пойти. При этом хочу сказать, что доля даточных ничтожна в объеме русской поместной конницы. Возможности земельных владений у вдов, недорослей были очень скудны. Поэтому даточный иногда выставлялся с 10 разных владельцев. В служилом городе 2-4 даточных, это обычное явление. Но вот в середине XVII века немного изменяется характер. В документах чаще встречается большая доля неверстанных. Я допускаю, что было принято решение, если не было возможности недорослю дать соответственно поместье, то тогда его и не верстали, оставляя его в статус неверстанных. При этом эти неверстанные поступали на службу, ходили в походы. Доля этих неверстанных постоянно растет. В середине XVII века и во второй половине XVII века мы постоянно видим большое количество неверстанных.

Клим Жуков. Из них рейтар стали формировать.

Николай Смирнов. Естественно. А то еще и в пехоту могли загреметь, если совсем были бедны. Это очень печальная история для служилого человека. Огромное падение социального статуса. Тем не менее, служили. Нет лошади, вот тебе пищаль. Становишься пищальником, ты по-прежнему служилый человек, но отношение к тебе... Из этой категории старались выбраться. Ее потом припоминали. Поэтому эта категория неверстанных, она для второй половины XVII века представляет особую категорию в структуре служилого города. Интересную, мало исследованную.

Клим Жуков. Есть очень большие перспективы в проведении параллелей с Западной Европой. Там то же самое происходило в XIV-XVI веках. Только пораньше. Когда образовывалась масса рыцарства, которая просто не волокла конной службы. Или волокла ее ограниченно. То есть, папа может выехать на лошади, а сын уже нет. Потому, что не хватает денег. Так их всех записывали в пехоту. Оказывалось, что корпорации, где большая доля рыцарей, которые не могут себе позволить конной службы, они оказывались успешными в качестве пехотных соединений. Швейцарская пехота заслужила славу непобедимой потому, что Швейцария довольно бедная землей, там образовалась масса рыцарства, которая была вынуждена служить в пехоте. Они были лучше обучены, лучше вооружены. В Шотландии было то же самое.

Николай Смирнов. Мы до такого этапа не добежали. Петровские преобразования все существенно изменили. У нас дворянин в пехоте, это исключительная ситуация. Этот дворянин первый претендент на то, чтобы перестать быть дворянином. В основном это характерно после Смутного времени, я уже отмечал, что была попытка перезапустить поместную систему. И на основе поместной системы формировать самые разные отряды. В служилых городах, либо крапинками, либо довольно большими группами, появлялись, допустим, новокрещены. Это инородцы, которые приняли православие. Их выделяли в отдельную категорию, но не смешивали пока со служилым городом. Они могли превратиться совершенно спокойно в обычного дворового, городового. Иноземцы. Причем самые разные могли быть иноземцы. Тоже их пытались какое-то время на поместном праве испомещать до появления полков нового строя, когда их стали группировать.

Клим Жуков. Казаки?

Николай Смирнов. Казаки поместные, тоже отдельная категория. Татары. Иногда они могли внутри служилого города находиться, выделяясь в отдельную категорию. Их один человек мог быть. Могла быть большая группа. В Угличе в 1622 году было 40 иноземцев. Ну, 80 русских служилых людей, 40 иноземцев. Где они служили? Они могли вместе со служилым городом служить. Или могли из них формировать отдельный отряд. Был такой в Смуту эпизод, когда в 1613 или 1614 году по дороге к Смоленску, когда пытались его отбить, была взята крепость Белая. Ее взяли потому, что местная наемная рота сдалась, при этом они повязали литовцев. Этих в плен взяли, а этих взяли на службу. Это было такое исключительное явление, что они целой ротой перешли. Эта рота так и просуществовала до 1630 года. Их пытались испоместить. Но понятно, что сохраняли как роту, отдельно, до 1630 года. Понятно, что служилый город, зафиксировавшись в этой схеме, просуществовал до конца XVII столетия, но это не значит, что не делались попытки его как-то трансформировать. Во-первых, интересная схема была применена в период Смоленской войны. Там попытались разделить служилый город на три статьи.

Клим Жуков. Смоленская война, это 1632-1634 года. Когда мы воевали с Речью Посполитой за Смоленск.

Николай Смирнов. Попытались его отбить. Отбить тогда не получилось. Тогда появляются, по сути, полки нового строя. Апробируется в таких, промышленных уже масштабах, там была попытка по-другому переформировать служилый город. Сохранив выборные, городовые категории, их разделили на статьи. В зависимости от боеспособности, качества службы и так далее. И вот они первая, вторая, третья статья. Им давали разного размера денежное жалование. Отчасти это себя оправдало. В период Смоленской войны одной из главных проблем русской армии из-за того, что осада затянулась, был отъезд служилых людей. Они отъезжали очень массово. Большая часть, прямо скажем, уехала. По разным причинам. Там были и объективные причины – нападения крымских татар на поместья. Десятни методично фиксировали, кто и когда отъехал. Можно увидеть, что первая статья, она максимально долго держалась. Оправдала себя, они из этой статьи не хотели вылетать. Но в дальнейшем мы этого не видим. От разделения по статься почему-то отказались.

Было разделение по половинам. Это такое, скорее вынужденное разделение. Оно обусловлено спецификой ежегодной службы на южном рубеже. Береговая служба. Которая до начала 1640-х годов, до того времени, как мы построили Белгородскую засечную черту... До этого времени основной службой дворян и детей боярских была служба на берегу, когда они на полгода отправлялись на Оку. В XVI веке на Оку. Пребывали там в ожидании набегов крымских татар. Чаще всего дожидались этих вторжений, участвовали в каких-то стычках, боях. Это была основная часть их службы, в отличие от каких-то войн, которые как-то были по времени растянуты, они в разное время были. А вот это было ежегодной службой. Чтобы как-то облегчить их пребывание, их делили на половины, поэтому они чаще всего менялись. Одна часть пошла ранней весной, летом сменяется, поздней осенью возвращается. Служилые люди четко понимали, какой они половины. Это тоже к структуре города добавляло специфику. Ну, и как в случае с Новгородом применялось иногда дробление крупных служилых городов. Новгород, это вообще однозначно. Пять, по сути, служилых городов. И Рязань, у которой была очень большая корпорация, две с лишним тысячи человек. И со времен еще Рязанской независимости, она же тоже поздно вошла, в 1521 году, там традиционное деление на станы. Точно также Рязань разделили, и у них было подобие своих служилых городов.

Клим Жуков. Было бы чего дробить.

Николай Смирнов. К концу XVII века у нас появились микроскопические... Тот же Волоколамск. Там иногда два десятка человек. Когда я изучал потери под Конотопом, Конотопский бой это где крымские татары с украинскими изменниками нанесли тяжелое поражение и были большие потери, это 1659 год. Там погибло суммарно около 5 тысяч человек. Очень много поместной конницы погибло. Там какой-нибудь Воротынск, их погибло шесть человек. А это каждый четвертый воротынец погиб. А костромичей погибло 70 человек, но их была тысяча. Существовала и такая реальная верхушка служилого города... Сформировалась постепенно группа служилых людей, которые, по сути, представляли интересы служилого города, и определяли его политику, если это было возможно. Как правило, это были выборные. Но не всегда. Мог быть очень авторитетный, знатный городовой. Есть случаи, когда в служилом городе у выборных оклад начинается от 800 четвертей, а у городового от 1000. Или у дворового 1000. Почему у него 1000, а он до сих пор не в выборе? Какие-то причины были. Где-то с 1570-х годов появляется категория окладчиков. Это у Олега Курбатова, который по XVI веку, по служилым городам, является лучшим специалистом, у него есть гипотеза. Мне она представляется достоверной. Что окладчики появляются в служилом городе в тот момент, когда возрастает роль денежного жалования. В конце Ливонской войны роль денежного жалования возросла. Поскольку выплаты пошли почти ежегодно, потребовалось создание структуры, которая будет эти выплаты контролировать.

Клим Жуков. Кто не понимает, феодал у нас был не очень богатый в большинстве своем. Часто требовалось, чтобы государь поддерживал его напрямую рублем. То есть, у него есть доход с поместья, плюс ему платили жалование. Из-за того, что Ливонская война и война с крымчаками нанесла серьезный урон поместной коннице, в экономическом смысле доля этого жалования все больше возрастала.

Николай Смирнов. Окладчики, это очень интересный институт. Во-первых, он демократический институт. Окладчики выбирались самим служилым городом. Государство на это не влияло никак. Они должны были очень ответственно относиться к делу потому, что за недостоверные сведения кара окладчикам грозила вплоть до смертной казни. С другой стороны мнение окладчиков чаще всего учитывалось выше, чем мнение самого человека, если он что-то приезжал и рассказывал. Вот он приезжает и говорит, что у него столько-то земли, столько-то крестьян, или вообще нет. Приходит окладчик и говорит: “Нет, я знаю, у него есть земля, крестьяне...” И тогда писалось мнение окладчика. Очень интересный момент, когда окладчики выбирались, они приводились к кресту. Приводились к кресту они один раз. В одной из десятен недавно я наткнулся, что: “Используйте старых окладчиков для проверки данных. Если они выбыли, то выберите новых. Новых приведите к кресту, а старых не приводите”. Потому, что они уже один раз поклялись, клятва была однократной.

Клим Жуков. Как присяга получается, раз принес и хватит.

Николай Смирнов. Да. Соответственно, они представляли интересы города на всяких смотрах. Понятно, что эта категория была полноценной верхушкой. Туда уже случайно не попасть было. Во-первых, туда нужно было выдвинуться самим городом. Поэтому никакие твои заслуги, на ратном поле или где-то еще, роли не играли. И окладчики представляли интересы в каких-то конфликтных ситуациях либо с воеводой, либо с посадским населением. Они же отправлялись на Земские соборы. Они подавали коллективные челобитные. Это такая группировка, которая, по сути, представляла интересы служилого города во всех сферах. Они могли в разных категориях находиться. Когда военная кампания идет они на равных со всеми, они не выполняли командных функций и так далее.

И еще есть такая категория, по которой можно выявить является ли представитель служилого города авторитетным и знатным. Это источник получения денежного жалования. Их было два. Один, так называемый, “с города”. Это на общих основаниях. Когда приходит решение раздать служилому городу деньги, то ты получаешь “с города”. А второй, это, так называемые, “четвертчики”. Когда в 1556 году произошла отмена кормлений, то нужно было как-то это восполнить. Тогда появилось понятие “четвертчиков”. Государство им выдавало денежное жалование за несение службы. Сначала их было мало, и это была верхушка служилого сословия. Это бояре, московские какие-то чины. В Смуту перевод в четвертчики являлся дополнительным видом награды. То есть, можно было повысить оклад, перевести в выбор, но можно было и перевести в четвертчики. Причем переводились они с понижением оклада. Но здесь в чем была выгода? Во-первых, в отличие от тех, кто получал деньги с города, потолок не был ограничен. С города можно было только 14 рублей получить оклад. А с четверти для рядового служилого человека, мне известно, 62 рубля. Во-вторых, они могли разовые выплаты получать чаще. Отправляется посольство, назначаются служилые люди. Говорят: “Дайте им их оклад”. Если он четвертчик, то чаще мог получать разовые выплаты.

Хотя ни о какой ежегодной выдаче средств, как до Смуты было, речи не шло. Выдавались эпизодически. Количество четвертчиков и суммы, которые должны были выплачивать, были настолько огромными, что бюджет бы не потянул. Эти четвертчики, это было престижно. Если мы хотим вычленить в служилом городе самых крутых персонажей, то он должен соответствовать трем признакам. Он должен быть представителем выбора, он должен быть окладчиком, и он должен получать деньги из чети. Как правило, это от нескольких человек, до пары десятков человек. Но это верхушка, которая прямо определяла жизнь города. Из них больше всего народу оказывалось в Москве, они получали должности в Москве, там оставались, служили по Московскому списку, а их место занимали следующие.

Как пополнялось дворянство. Тут интересная ситуация. С одной стороны была тенденция к ограничению, дворяне пытались эту корпорацию в сословие превратить. С другой стороны понятно, что государству нужно увеличение численности вооруженных сил. Численность поместной конницы постоянно росла. Увеличение численности дворян нужно было чем-то обеспечивать. Понятно, что темпы воспроизводства не такие бешеные, как хотелось бы. Тем более, что смертность у них была тоже высокая. Первый момент, это присоединение земель. Местные служилые люди, которые либо доказали свою лояльность, их привели к кресту на верность государю. Решили, что пускай они будут обеспечивать оборону этой территории. Расформирование частных отрядов. К XVII веку мы почти не видим каких-то служилых людей, которые получили поместье от крупного вотчинника. Понятно, что они все не умерли, их не разогнали, они, скорее всего, растворились в массе рядовых служилых людей.

Послужильцы. Тоже вот интересный момент. Дело в том, что категория послужильцев вообще изучена очень плохо. Послужильцем может быть как некий человек, которого взяли со стороны, или крестьянин, которому дали рогатину. А мог быть и дворянин, который служит какому-то знатному человеку. Послужильцы тоже источник для пополнения. Понятно, что в какой-то устоявшейся корпорации... С Воротынском, например. Они не пытались увеличить свою численность, они блюли свою честь. А, например, в Поволжье надо людей найти, пожалуйста, послужильцы. Их туда отправляли и они становились служилыми людьми. Конечно, уровень их “честности” не сопоставим с Владимирскими дворянами. Но, тем не менее, это будущие дворяне. В XVIII веке они станут дворянами. Из служилых людей по прибору. Это тоже редкий случай. Стрельцы, казаки. Люди, которые служили с земли, это по отечеству, наследственная служба. А по прибору, это за жалование они служили. Тем не менее, тоже они могли... Те же самые казаки, они по прибору служат. Но постепенно их сажают на землю. Понятно, что источник пополнения был разный. Это одна тенденция, она встречала противостояние. Старались ограничивать, особенно старые служилые города. Здесь прямо даже иногда указы о том , что не брать каких-то периферийных... Верстать “из отца в сыновья, от брата к брату”. Надо было верстаться, если у тебя есть дворянин в роду.

Клим Жуков. Потому, что дефицит добрых земель.

Николай Смирнов. Знатность служилого города тоже уже имела значение. Что касается количества служилых городов, то их число увеличивалось. Я уже говорил, что присоединялись территории, появлялись города. Но не будем забывать, что могли и исчезать некие служилые города. Есть служилые города в XVI веке, которые в XVII век не перелезли. Это, например, Холм, они потом с Торопцом стали служить. Клин тоже был какое-то время. Потом, я так понимаю, они с Тверью стали служить. Вологда на какой-то период исчезла. Это была такая гибкая система. Как-то исторически складывалось, что какой-то город исчезал. Никаких измен или катаклизмов природных там не происходило. Но некоторые почти до нуля иссыхали, но оставались служилыми городами.

Клим Жуков. Города нет, а служилая корпорация есть, например, Смоленская.

Николай Смирнов. Это уникальная ситуация. Этим после Смуты государство старалось подчеркнуть, что оно эти земли не забыло. И нам подчеркнуть, и тем, кто эти земли временно удерживал. Но вот Полоцкая корпорация была расформирована. После завершения Ливонской войны ее расформировали. Точно так же не возрождались и не сохранялись Ливонские корпорации. Они и не успели укорениться по большому счету. Если взять этапы роста, то начало XVI века, 1500-е, 1520-е годы, присоединение при Иване III и Василии III территорий, количество служилых городов увеличивается. Дальше идет стабилизация, 1530-е, 1540-е года, идет составление писцовых книг, появление предшественников десятен. Возможно, это связано с тем, что пытались использовать внутренние резервы землевладения, чтобы четко сформировать структуру служилых городов. Но, по-видимому, это не получилось. Одной из причин активной политики Ивана IV является стремление расширить земельную базу для испомещения служилых людей. Потому, что численность их в центральных районах росла. И пошло дробление земельных владений. Ивану IV во многом пришлось эту экспансию проводить потому, что ему нужно было испомещать куда-то. Даже это гипотеза потому, что Иван IV не оставил воспоминаний.

Клим Жуков. И документов не осталось.

Николай Смирнов. Да. Где бы он сказал прямо: “Давайте Казань возьмем, чтобы Тверских дворян туда поселить”. И записей за ним никто не вел.

Клим Жуков. Есть такое предположение, что одной из причин начала Ливонской войны было давление Новгородской служилой корпорации. Чтобы пограничные земли, на которые они давно уже смотрели, забрать себе.

Николай Смирнов. Дальнейшее развитие событий отчасти подтверждает. Мы начали забирать и тут же стали переселять. В Новгороде ощущалось такое внутреннее напряжение потому, что численность новгородцев увеличивалась. Есть исследования по середине XVI века Абрамовича, который изучал писцовые книги. Было 3 тысячи дворян в Новгородской земле в это время. Я по десятням этого не наблюдаю, никогда больше 2 тысяч их не бывает. Может, он посчитал с псковичами.

Клим Жуков. В Полоцкий поход 3 тысячи 600 из Новгорода и Пскова выехало дворян и детей боярских.

Николай Смирнов. Да. Они там еще разделены очень хитро. Есть отдельно новгородцы, а есть по пятинам. Все это эпизоды, из которых целостную картину трудно...

Клим Жуков. Все равно факт, что новгородцев было много. А земля там, прямо скажем, не очень. Население редкое. Земля была нужна объективно. Земля и население.

Николай Смирнов. При этом что интересно. Это совершенно нелогичным кажется. Я не могу сказать, что могу найти четкое объяснение. Казалось бы, Великолукские, Псковские служилые города, они должны быть самые разоренные, там все время пограничные конфликты. Даже когда там нет войны. Ничего подобного. Очень богатые служилые города на фоне той же Твери, которая дальше от границы, в Смуту была разорена. Эти тоже не жировали, а в мирное время до них тоже ничего не докатывалось. Псковичи были с виду и новгородцев обеспеченней. При взгляде на карту можно сказать: “Эти будут беднее, эти богаче”. Когда начинаешь работать с документами, которые идут массивом, вылезают такие факты, которые вообще никак не укладываются. Но это факты, это не просто какой-то эпизод. По изменению численности. В 1550-е, в 1590-е года опять у нас идет активное присоединение территорий. Идет рост численности служилых городов. Появляются росписи войск, и там упоминаются служилые города все. Дальше идет некая приостановка в период Смуты. В 1630-х, в 1650-х опять начинается рост. Потому, что идет движение на юг, мы отодвигаем границу. Освобождаются прекрасные плодородные земли. Они нуждаются в защите. Там, как грибы, растут новые служилые города. Как раз туда в основном и селят новых помещиков.

Теперь о знатности. В XVII веке все чаще появляется среди служилых городов некое подобие местничества. Вообще местничество, это система назначения на должность в зависимости от знатности. Но в обиходе местничество, это когда кого-то выстраивают в какую-то иерархию. И вот служилые города тоже выстроились в своей иерархии. Периодически они пытались эту иерархию какими-то челобитными поддержать. Как пример, в 1631 году черниговцы пожаловались, что их в каком-то списке записали ниже, чем Рыльских дворян. В 1643 году брянчане жаловались, что на смотре в Мценске их после Болхова и Белева... Они все время рядом: Брянск, Болхов, Белев. Их вниз записали, они тут же жалобу выкатывают. Коломенцы были опозорены, что написали список после всего Рязанского отряда, ниже даже татар и казаков. А они были всегда выше даже рязанцев. Коломна была присоединена еще при Иване Калите, это вообще практически Москва. В 1647 году владимирцы жаловались, что они в списках полка ниже, чем “окраинные города”. В данном случае, как и в остальных, наверняка, это просто ошибка составителей. Иерархия городов не была узаконена, поэтому могли написать. Владимирцы, Суздаль, они писались всегда первые.

Клим Жуков. Еще бы. Сколько столетий подряд был Великий князь Владимирский, а только потом Московский.

Николай Смирнов. Совершенно верно. Ну, тут они очень жестко. Потому, что, действительно, записать их ниже “окраинных городов”, это... Последствий мы не знаем, но думаю, что они были печальными.

Клим Жуков. Кстати говоря, это отголосок средневекового сознания. Особенно во Владимиро-Суздальской земле, которая самая последняя из крупных княжеств стала дробиться на уезды. Еще в XII веке ничего подобного не было. Когда туда сел сначала Юрий Долгорукий, потом туда уехал Андрей Боголюбский. Юрий Долгорукий из Ростова увез столицу в Суздаль. Но это восприняли еще нормально потому, что и Ростов и Суздаль, это старые города, у них есть свои вече. А Владимир, который построил Владимир Мономах, был к тому времени молодой город, в нем не было вече. Когда уже из Суздаля во Владимир Андрей Боголюбский уволок столицу, это было воспринято старым суздальским и ростовским боярством очень негативно. Потому, что Владимир, это не город, там вече нет.

Николай Смирнов. В 1655 году тарушане, это город Таруса, жаловались, что их поставили в конец списка. Писал какой-то мелкий служащий, а дьяк ему говорит: “Что ты тарушан забыл? Давай запишем...” А они заметили и сразу жалобу царю. Но есть случаи прагматического, скажем так, местничества. Служилые люди из Ряжска протестовали, что их записали в группу менее честных городов. Но там было за что бороться. Особенно во второй половине XVII века иногда жалование давалось в зависимости от категории служилых городов. Владимирцы и первые двадцать, они получали, условно, по восемь рублей. А “окраинные” по шесть. Поэтому они сказали: “Смотрите, мы всегда были там...” Хотя Ряжск тоже спорный, его знатность такая... Не самый знатный. Но на что они указывали? Они говорили, что: “В тех новых городах верстаны люди и крестьяне наши, и стрелецкие, и казацкие, и всякие неслужилых отцов дети”. Как раз тот самый пример. Служилые люди из Ряжска, может быть, не очень знатные, но они все дворяне уже в нескольких поколениях. Может, приврали, крестьянских детей и не верстали тогда, но ясно, что обиделись. Но эта обида носила прагматический характер.

Местничество было, но выстроить четкую иерархию на самом деле довольно сложно. Я хотел даже такую табличку показать, как на самом деле они должны стоять. Взял боярские списки. Это центральное государственное учреждение составляло, там бояре записаны. По ряду городов. Те, кто хочет, эти списки опубликованы. Я попробовал выстроить. Ничего подобного. Если верхушка еще как-то сохраняется, то дальше порядок этих служилых городов в выборе плавает совершенно спокойно. Это не значит, что застолбили навсегда. Какие-то вещи очень четко отслеживаются. Первое положение Владимира и второе положение Суздаля, это было незыблемо. Все остальное, это поле для творчества составителей документации. При определенной дотошности, может быть, можно найти какие-то закономерности. Потому, что никаких явных преимуществ это не давало. За исключением уникальных случаев.

Интересный аспект, который хотелось бы рассмотреть, это город, как политическая сила. Поскольку занимаемся военной историей, то привыкли город рассматривать с точки зрения, что вот они дворяне, вот они едут, с кем-то воюют... Но у служилого города была четкая структура, все друг друга знали, у них было демократически выбранное руководство, которое не зависело от центральной власти. У них была сила в руках, они носили оружие. Они постепенно наращивали свое политическое влияние. Решающим моментом, конечно, стала Смута. Смута представляется неким хаосом или борьбой неких претендентов. Но судьба внутриполитических противоречий зависела от позиции служилых городов. Как только появился альтернативный персонаж, претендующий на царскую власть, как только появилась возможность выбора, позиция служилого города резко усилилась. Потому, что они могли собраться и решить...

Клим Жуков. Поддержат они его или нет.

Николай Смирнов. Да. Этот говорит, что он законный царь и этот говорит, что он законный царь. Грубо говоря, идеального варианта здесь нет. Но Смута была настолько продолжительной и сложной, что выбор этот становился все менее ценен. Потому, что, ну, вот выбрали они Лжедмитрия II, он проиграл, ничего им нет за это. Начинается новый этап Смуты, надо же их как-то привлекать. Поэтому служилые города оказались в ситуации, когда они были в некоторой растерянности. Непонятно, кто на самом деле природный царь. Это сейчас мы считаем: “Лжедмитрий II - плохой”. А с точки зрения служилого человека XVII века: “А если это действительно царевич Дмитрий?”

Клим Жуков. Это же непонятно было.

Николай Смирнов. Лжедмитрия I многие считали сыном Ивана Грозного. Никто не писал тогда учебник истории. Говорили: “Это Лжедмитрий, он нехороший”. Но буквально... Умер Борис Годунов, и тут же все присягнули ему. Потом сказали: “Его убили”. Но перед условным каширским дворянином опять встает выбор: “Василий Шуйский – знатный боярин. Но тут-то, возможно, сын Ивана Грозного”. Поэтому моральный выбор вовсе не был однозначным. Это потом мы знаем, что они сделали правильный выбор. С одной стороны у них эта проблема, а с другой стороны у них появлялась возможность выбора теперь. Все-таки, когда у тебя царь на престоле один, идет война с кем-то, выбор однозначный. Ты должен за царя быть или ты изменник. Постоянные переходы территорий, которые поддерживают то одного, то другого, они связаны во многом, если не в большинстве случаев с позицией служилых городов. Не каких-то абстрактных казаков, не посадских людей. В основном, это гражданская война, где служилые города оказываются по разные стороны линии фронта на какой-то момент, а потом оказываются по одну сторону.

Клим Жуков. На самом деле, эта система, которая была, по большому счету, при Иване Грозном выстроена, она оказалась не так жестко централизована, как нам хотелось бы думать. И при этом довольно демократичная. В силу этого имела большую, я бы сказал, сетевую устойчивость. Изъятие одной ячейки из сети не значит крушения всей сети. Это не цепь, которая при изъятии одного звена распадается на две части. То есть, царя нет, а на местах собираются налоги, ведутся какие-то писцовые книги, поддерживается боеспособность. Конечно, хуже, чем раньше было, но все равно эти города выставляют войска. Поэтому система, выстроенная Иваном Грозным, она даже Смуту смогла пережить. А вместе с ней и страна пережила Смуту.

Николай Смирнов. Если прежние феодальные отряды зависели от субъективной позиции одного человека, у которого свои интересы в первую очередь. То здесь эти служилые города понимали, что они не сформируют независимый Тверской уезд. Они прекрасно понимали, что итогом всего этого хаоса будет восстановление целостности Русского государства, в котором они займут какое-то место. Либо проигравших, либо победителей. Смоленский дворянин, который воюет под Тулой, с Владимирским дворянином, они, как ни странно, выступают за одно и то же. В этом и ужас гражданской войны, и перспектива возрождения. Смута серьезно усилила позиции служилых городов. Потому, что и все претенденты на престол, и победивший в итоге Михаил Романов, его окружение, вынуждено было считаться с тем, что служилый город стал силой политической, что от его решений зависит исход внутриполитического противостояния. Равно, как и исход внешнеполитического. Дворяне это использовали и дальше. Правда, от вооруженного противостояния они, понятное дело, отказались. Во-первых, у нас установилась четкая династия, которую постепенно все признали. Нарушение клятвы верности монарху, это было все-таки очень тяжелым шагом для служилого человека по отечеству, ну, и рискованным, конечно. Во-вторых, они помнили смутное время, помнили, что хотя у них были широкие возможности, проблем было гораздо больше.

Клим Жуков. Судя по всему, про Смутное время хорошо помнили еще при Петре I.

Николай Смирнов. Грубо говоря, при Алексее Михайловиче еще были живы очевидцы Смуты, которые могли рассказать в красках. Ситуация Соляного бунта, когда дворяне фактически выступили на стороне восставших, 1648-1649 годы. Они выступили на стороне восставших по сути, но оружия в руки не взяли. Они использовали другой способ. Это, так называемая, коллективная челобитная. Когда дворяне, используя свою монолитность, у них была возможность обсудить какие-то политические вопросы. У них были люди, которые могли эти вопросы оформить в виде некоего программного документа, которые не боялись поехать к царю. Ну, это не лично царю. Могли в Приказ, воеводе могли отдать. Приезжает на смотр воевода, ему челобитную. Он не мог сказать: “Вы что тут делаете вообще?” Вынужден рассматривать. Причем это царю докладывалось. Какая-нибудь индивидуальная челобитная, может, до царя и не доходила. Они в этих челобитных методично отжимали свои интересы. В том числе в 1648 году они выступили со своими требованиями. Коллективная челобитная, это способ борьбы за свои права. Причем он был очень успешный. Иногда конечно могли наказать, если люди совсем уж требовали. В большинстве случае старались как-то учесть. Несколько требований, которые из раза в раз звучали. Во-первых, требование нового Судебника, где четко прописывалось равенство дворян перед судом. Потому, что противостояние провинциального и Московского дворянства было очень жестким. Соборное Уложение 1649 года, исследователи рассматривают эти статьи и показывают, что большинство этих статей сделано в интересах провинциальных служилых людей. Потому, что на Земском Соборе они продавили свои требования. Причем продавили через сопротивление правящей верхушки. Это очень интересно и показательно с точки зрения того, что часто говорят, что Земский Собор, это была бутафория.

Клим Жуков. Нет, какая же это бутафория. Это яркий показатель того, что дворяне к тому времени осознали себя как класс. Осознали свою мощь. Это люди вооруженные, консолидированные, владеющие землей. Они могут диктовать свою волю даже царю. А дальше это только усиливалось. Потому, что стоило умереть Петру I, как дворяне окончательно взяли власть в стране.

Николай Смирнов. Второй момент, о котором мы не раз говорили. Дворяне методично требовали увеличения срока сыска, возврата даже не беглых, а увезенных крестьян более крупными землевладельцами. И они в итоге добились бессрочного срока сыска. Или самые незнатные дворяне, южные, добились того, чтобы в целом ряде южных городов был запрет на продажу земли Московским чинам. Этот запрет отменили только при Федоре Алексеевиче, а он действовал на протяжении почти сорока лет. Это было продавлено исключительно этими челобитными. Понимали, что если испортить отношения с массой рядового дворянства, то будет продолжение Смуты. Алексей Михайлович понимал, что если Смута повторится, то ему несдобровать. И всему его окружению будет очень плохо от повторения Смутного времени. Вообще политическая роль служилых городов, это тема для отдельной нашей встречи.

Клим Жуков. Обязательно.

Николай Смирнов. Мы обязательно уделим этому внимание. Там можно яркие примеры приводить. Служилые города ко второй половине XVII века себя исчерпывают. Именно в том виде, в котором существуют. Во-первых, нарушилось военное единство. Потому, что появились разные типы службы. Появляются категории, которые не вписываются в традиционную схему. Более того, сама служба в разных местах. Понятно, что рейтарский полк, он как пожарная команда, перебрасывается в самые разные регионы. А он может состоять из представителей двух десятков служилых городов.

Клим Жуков. Там еще в этих рейтарах могли быть одновременно и рейтары, и казаки.

Николай Смирнов. Главное, что им собраться было сложнее. Если раньше их более полный состав была на войне, чем где-то... Понятно, что если ты рейтар, отправили тебя на Украину, половина служилого города на Украине. Сотенные здесь служат, а копейщики еще где-то. Второе, это распад землевладений служилого города. То есть, доля вне уездного землевладения постоянно растет в XVII веке.

Клим Жуков. Когда помещик владел поместьями в нескольких уездах.

Николай Смирнов. Да. В XVII веке не самое редкое исключение, когда вообще служилый человек имеет поместье просто в другом уезде. Это единство территориальное тоже начинает нарушаться потому, что те же самые окладчики про свой уезд знают все, а про соседний уезд не всегда знают. Когда приходит человек, ему надо рассказать о земельных владениях, он говорит: “В Великолукском столько-то, в Торопецком столько-то”. И окладчики говорят: “В Великолукском, да. А в Торопецком мы не знаем”. Не поедет же он в Торопец смотреть его поместье. Ну, и сама дворянская служба усложняется, становится более разнообразной. Как правило, все офицеры в полках нового строя, это все-таки дворяне. К концу XVII века уж точно. Средний полк, это 35 человек только командного состава. То же самое стрелецкие полки, всевозможные должности административные в городах. Дворяне начинают служить в разных местах. В одно время они собираются все реже и реже. Структура служилого города, как военная единица, начинает терять ценность. Ну, и постепенно происходит сближение верхушки служилого города и низов Московских чинов. Эти две противостоящих силы, боярство и дворянство, начинают все больше смыкаться.

Клим Жуков. Правильно, когда они стали перемешиваться, они вместо того, чтобы быть территориальными дворянскими корпорациями, стали единой Общероссийской дворянской корпорацией. Именно это для России и есть излет Средневековья и начало Нового времени. Когда старая феодальная корпорация просто исчезает и появляется нечто совершенно новое, чего у нас раньше не было. Потому, что служилые города, это то, что напрямую проистекает еще из Средневековья.

Николай Смирнов. На этом, я думаю, такой обзор служилых городов можно и завершить. Политическую сферу может оставить на отдаленную перспективу.

Клим Жуков. А у нас с Дмитрием Юрьевичем рассказ о Ливонской войне постепенно приближается к окончанию противостояния с Ливонской конфедерацией. У нас остался один ролик, одна встреча и все. Дальше мы перейдем к противостоянию с Великим княжеством Литовским. А там у нас Полоцкий поход. А вслед за ним битва на реке Уле. Хотелось бы послушать про битву на реке Уле.

Николай Смирнов. Хотелось бы рассказать в свою очередь.

Клим Жуков. Тогда у нас про политику служилых городов отдельный будет разговор. А с Николаем мы увидимся в ближайшее время и послушаем о сражении между русскими и литовскими войсками на реке Уле. Спасибо, Николай. Очень интересно и познавательно.

Николай Смирнов. Пожалуйста.

Клим Жуков. На сегодня все. Всем пока.


В новостях

05.07.18 13:06 Николай Смирнов о служилых городах, комментарии: 10


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудиокниги на ЛитРес

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк