Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, третья серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Семья Сопрано | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

25.08.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую!

Клим Жуков. Всем привет! Ой!

Д.Ю. Проторгуешься, Клим Саныч!

Клим Жуков. Ничего, всё соберём. В очках ничерта не видно.

Д.Ю. Ха-ха-ха! Здрасьте.

Клим Жуков. Здрасьте, соответственно.

Д.Ю. Отметите в сторону, потом съедим.

Клим Жуков. Хорошо. Третья серия у нас наступила.

Д.Ю. Да, и она практически так же прекрасна, как и две предыдущих – так мне кажется.

Клим Жуков. Да, на самом деле, конечно, она замечательная серия в том, что она вообще-то в основном по смыслу вся состоит ровно из одной локации. Конечно, там присутствуют и другие локации, но как драматически цельное произведение она вся происходит в ужасном подвале дома Джесси Пинкмана. Вообще сама локация очень характерная, потому что впоследствии после всех событий, которые там произошли – там ещё будут наркотики варить, там, в общем, всё будет замечательно, в этом…

Д.Ю. Котики-наркотики.

Клим Жуков. …там всё будет замечательно, в этом подвале, хотя вообще нормальные люди после такого в подвал бы вообще никогда в жизни бы не зашли.

Д.Ю. Ну, речь-то про ненормальных, как ты понимаешь.

Клим Жуков. Так оно же как раз про превращение нормальных людей в людей ненормальных, потому что…

Д.Ю. Дуга характера.

Клим Жуков. Да, потому что, например, все думают, что Уолтер Уайт там главный герой – в принципе, так оно и есть, и он вроде как протагонист, т.е. он же вроде как хороший, и так получается, что смотря на любое драматическое произведение, например, на кинофильм или сериал, мы так или иначе сопереживаем именно главному герою, который, например, борется за место под солнцем, за выживание, вот в данном случае за выживание, а потом и за успехи в опасном бизнесе. И мы, естественно, так или иначе вовлечены в жизнь этого Уолтера Уайта и как-то ему сопереживаем, иначе было бы непонятно как, но нужно отчётливо соображать, что Уолтер Уайт – это негодяй. Фильм-то, в общем, во многом про выбор между и между, и Уолтеру Уайту этот самый выбор предлагался неоднократно на протяжении как минимум двух сезонов. Потом-то выборы у него все тоже есть, но там выбор между очень сильно негодяем и не совсем негодяем, ну и оно постепенно сходит до того, что он превращается в чудовище.

Д.Ю. В мега-негодяя.

Клим Жуков. Он превращается натурально в чудовище, и вот тут-то как раз в очень маленьких таких эволюционных поступательных явлениях, которые нам показаны в кино, видно, как он каждый раз этот самый выбор делает в сторону совсем плохого, хотя, конечно, в начале-то всего лежал самый первый главный выбор – остаться нормальным человеком, но при этом ситуация его такова, что, оставшись нормальным человеком, он оставит семью нищей фактически, я не скажу, что на голодную смерть – нынче не та ситуация…

Д.Ю. Ну, как говорится, бросит на произвол судьбы.

Клим Жуков. Ну да, бросит на произвол судьбы, потому что самостоятельно ему не вылечиться, у него просто нет денег на столь дорогостоящее лечение, которое требуется при таких вот ужасных заболеваниях. Медицинская страховка от государства ему ничего вообще не предлагает в этом отношении, потому что ему там это: «Вон зелёнкой помажь себе здесь, это половина таблетки от головы, эта – от жопы – не перепутай, и свободен. И мазью Вишневского ещё можно помазать».

Д.Ю. Поесть.

Клим Жуков. Поесть линимент Вишневского – собственно, на этом всё. Т.е. ему нужно, ради чего всё затевалось, наварить метамфетамина и оставить себе некую сумму денег, после чего смело отъехать к праотцам. Но выбор-то за счёт чего оставить семье сумму денег некую – за счёт того, что другие семьи, причём в гораздо большем количестве, останутся без отцов, сыновей, или останутся с оными, но с совершенно испорченным здоровьем, психикой и социальными функциями, т.е. даже неизвестно, что ещё хуже, потому что если он быстро умрёт от передоза – это трагедия, а если он останется вполне себе живым наркоманом, так это же потом ты с ним будешь не один год мучиться, потому что зараза это настолько жуткая, что сравнить-то, даже я не знаю, можно с чем, потому что потом, не дай Бог, дети в таких состояниях будут зачаты, эти дети будут, скорее всего, почти наверняка, с теми или иными отклонениями по здоровью, потом у этих детей родятся свои дети, которым эта наследственность будет передана. Т.е. вот наварив на энную сумму в сотнях тысяч долларов этого самого мета, ради чего всё и затевалось, он таким образом, зная, что этот мет он не просто варит, это же на продажу, он уничтожает судьбы возможно даже не десятков, а сотен семей, учитывая, какие объёмы он собирался изготавливать.

Д.Ю. Угу, для того, чтобы столько денег нажить.

Клим Жуков. Так точно. И первый выбор при всей кажущейся его простоте, довольно не простой, а сложный, потому что или умереть и оставить одну собственную, самую близкую тебе семью без средств к существованию, или обеспечить свою семью за счёт сотен других семей, а что с ними будет – там вообще неважно. Т.е. это вот как раз то самое атомизированное общество, о котором ещё, будучи приличным исследователем, писал Кара-Мурза Сергей, т.е. когда каждый живёт в своём домике, и ему за пределами этого домика, в общем, не сильно важно, что происходит, главное, чтобы вот у меня был полный холодильник, ремонт, две приличные машины, дети в костюмчиках, жена-красавица – это прекрасно, невозможно осуждать такие устремления, более того, мы все их разделяем, ну я уверен, что большинство. Это было бы как минимум приятно, но за счёт чего? Тут же вполне конкретно, что если вот здесь, в твоём домике прибудет, оно может прибыть только в одном случае – если в другом, даже не одном, а десятках домиков убудет, причём что – там не деньги убудут, там людские жизни убудут или будут искалечены.

Д.Ю. Так это же нормально – чтобы в США всё было хорошо, во всей Южной Америке…

Клим Жуков. Должно быть плохо.

Д.Ю. …должно быть плохо, да, потому что оттуда будут забирать деньги, высасывать соки, зато в США будет хорошо. Это же нормально.

Клим Жуков. Да, но вот тут мы как раз видим яркую иллюстрацию, конечно, художественную, не документальную, но очень характерную того, что в США хорошо кому? Кому-то хорошо, но есть люди, блин, с высшим образованием, толковые, умные – вот герой Уолтер Уайт реально исключительно умный человек, вот он все сезоны подряд всё время проявляет себя, да, возможно, ошибающимся из-за недостатка рабочей информации, но всегда исключительно умным, и вот этот умный, соображающий взрослый мужик не может найти себе работу, чтобы тупо обеспечить семью, вот не может, и всё, хотя США в это время высасывают соки из Мексики, что, кстати говоря, в сериале замечательно показано, как это выглядит, чуть там дальше за Мексикой всякая Гондурасия начинается, за ним Аргентина, Бразилия, Перу, Чили, а кроме этого ещё есть Афганистан, а кроме Афганистана есть ещё и некоторые страны Юго-Восточной Азии. И вот мы здесь, мы в розовых штанах, а там человек с высшим образованием в глубинке просто не может найти себе работу, вот и всё. И рядом его товарищ Джесси Пинкман, который поставлен самим образованием в такие условия, что после школы он нахер никому не нужен, потому что он после школы полный болван, который не имеет вообще представления ни о профессии какой-либо, ни о специальности, и более того, его в школе даже не воспитали, чтобы он такую цель мог себе поставить. Вот есть цель – ну да, давай её постепенно маленькими шагами добиваться. А у него какая цель? Джесси посмотрел на окружающих и вполне логично предположил: вот смотрите, есть, с одной стороны, некие местные самые богатые в мире американские олигархи, наши по сравнению с ними, кто не понимает, это так, где-то около клопа, и у них навсегда всё хорошо, потому что протанцевать такое количество денег невозможно решительно, просто никак, человеческого здоровья не хватит, что бы ты ни делал. Соответственно, у их семей тоже навсегда всё хорошо, причём эти олигархические деньги в основном заработаны не конкретными современными их держателями, а это давным-давно…

Д.Ю. Старые деньги.

Клим Жуков. …капиталы эти составлены, они уже сами работают – у этих людей всё прекрасно. Как у них прекрасно, написано в специальных журналах, показано по телевизору, светская хроника: такой-то купил себе футбольный клуб, такой-то построил себе бейсбольный стадион, значит, вот 200-метровая яхта размером с два броненосца «Потёмкина», на которой там своя подводная лодка, бассейн и конюшня с б…ми.

Д.Ю. Вертолёт, всё как надо, да.

Клим Жуков. Геликоптер – вот она, пожалуйста. Это с одной стороны, это условно законопослушные граждане. С другой стороны, вот тут у него прямо рядом живут, например, наркобарыги, у которых, конечно, не так круто, как у олигархов, но сильно круче, чем когда-либо будет у простого работяги.

Д.Ю. На прожитуху, да.

Клим Жуков. Т.е. очень сильно круче. Вот у них прикольные прыгающие машины, позолоченные, обвалянные в бриллиантах и сверху ещё раз позолоченные. И вот какие у мистера Пинкмана, учитывая, что в школе его не воспитывали вообще, эта школа лишена воспитательной функции, она даёт какое-то образование – там, читать, писать, вот как там химии учили, нам только что показали, если говорить о конкретной реальности фильма, ну значит, что и остальные предметы примерно так же преподают. Что там может принципиально отличаться? Какой жизненный ориентир, самый лучший, молодой человек без воспитания может себе найти? Ну, олигархом ему уж точно не стать, тут всё понятно: чтобы стать олигархом, у тебя должен быть даже не папа, а прадедушка-олигарх, если мы говорим про американскую модель. Ну а кем – вот наркоторговцем, например, можно стать, это же идеально.

Д.Ю. Как сказал кто-то из их великих, что американцы твёрдо уверены в том, что они не миллионеры только по какой-то злой иронии судьбы. Так-то все должны быть миллионерами, потому что там страна богатейших возможностей, даже пока ты говорил про школу и про то, что профессору некуда пристроиться на работу, немедленно вспомнились наши какие-то идиотические инициативы – что надо не знания давать в школах, а умение из получать, потому что мир настолько динамичен, вот только что ты профессор, а теперь ты глубоко в жопе, и тебе надо новые знания как-то ловко получить и умело их применить. Ты всю жизнь положил на изучение химии, а теперь надо быть автослесарем на участке, где меняют заднюю правую ступицу у автомобиля такого типа – видимо, про это всё время речь идёт, не о том, что ты там всю жизнь посвятил одному делу, а что должен ты, как балбес, скакать с места на место, переучиваясь на что-то. Очень странно, кстати, вот это – скакать и переучиваться. На что переучиться? А тебе не приходит в голову, что пока ты переучиваешься и приходишь на новое место, а там есть люди, которые этому десяток лет посвятили, и они лучше тебя, они глубже тебя, они гораздо более умелые, чем ты. Ты там не приживёшься так просто, ты дальше поскачешь. И в итоге, как мне кажется, сложится, что вот у одних есть всё, а у других нет ничего и не предвидится. Так ты и будешь скакать из угла в угол.

Клим Жуков. Вот у нас мистер Пинкман какой имеет ориентир в жизни?

Д.Ю. Да никаких.

Клим Жуков. Да нет, он имеет наркоторговцев конкретно, бандитов, уголовников и мексиканских, и собственных белобрысых – там потом в одном из следующих сезонов понаедут нормальные белобрысые, там далеко не только цветные выступают замечательно, там ещё и наши братки совершенно бледные выступают тоже ничуть не хуже. Кстати, по фильму они ещё более отмороженные оказываются.

Д.Ю. Ну было бы удивительно, т.е. есть исторический пример: вот американские тюрьмы, вот США, в США, как известно, примерно 13% негров, не более того, т.е. это каждый десятый чёрный, их немного. А в тюрьмах, например, от 60 до 80% чёрных, что, естественно, всем дебилам говорит о том, что негр склонен к уголовщине…

Клим Жуков. Генетически.

Д.Ю. …он прирождённый уголовник, генетически, да – ну как это у дебилов принято. То, что эти люди с таким цветом кожи живут в т.н. гетто, которые там действительно есть, что они не имеют никаких возможностей получить образование, они не могут заниматься каким-то саморазвитием, как наши дебилы на останках СССР, и ничего другого нет, можно только вот сюда пойти, там деньги есть. Поэтому тюрьмы битком набиты чёрными. Кроме чёрных там достаточное количество латиносов, и на фоне того и другого, латиносы по тем же причинам в тюрьмах оказываются, и вот столько белых. И эти самые белые, ну это тюрьма, там жесточайшие свирепые нравы, и все поделены в первую очередь пор этническому признаку. В результате эти самые белые, сидящие в американских тюрьмах, были вынуждены, это не значит, что они хорошие, но чтобы дать отпор чёрным, они вынуждены объединяться, как любая диаспора внутри себя. С этой целью внутри этих белых сообществ было организовано Арийское братство - Aryan Brotherhood. Многим невдомёк: слово «братва» интернациональное глубоко. Это самое Арийское братство отличается чудовищной жестокостью, постольку поскольку отпор надо давать так, чтобы ни у кого не было ни малейшего желания к тебе зачем-то обращаться. Это внутри пенитенциарного учреждения. Одновременно с этим работу надо вести и снаружи, потому что если ты здесь борзеешь, то сейчас твоей жене там ноги выдернут и детишкам твоим бошки поотрежут – это работает ещё лучше. Ну и соответственно, купля-продажа полицейских, охранников и всех, кого только можно. Арийское братство – чудовищная организация, просто чудовищная, даже на фоне всех вот этих вот… И каким бы печальным это ни показалось, но цивилизация США – это цивилизация белых, это белые всё придумали, это белые всё сделали. Ну а эти считают, что это надо доказывать вот такими способами и средствами. Получается у них крайне успешно, просто крайне! Их не так много, но из-за того, что мало, вот такие вот… Поэтому думать о том, что они там чего-то как-то… Помнишь такой замечательный фильм «Брат»?

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. С Такеши Китано в главной роли: «Аники, и что теперь?» - «А теперь итальянцы нас всех убьют. Ха-ха-ха!». Вот у человека никаких иллюзий, несмотря на то, что приехал свирепый, как насекомое просто. «Что он сказал?» - «А говорит – даст тебе 10 баксов, если ты убьёшь его с первого выстрела». Отличное кино, глубокое знание темы: а вот итальянцы, и выходов уже никаких нет – убьют всех. И убили, что характерно. Так-так?

Клим Жуков. Да, и казалось бы, у товарища Пинкмана есть масса выходов: ну в самом деле, можно пойти на работу мыть машины, можно пойти кассиром или складским рабочим в супермаркет какой-нибудь «Walmart».

Д.Ю. Покупки складывать.

Клим Жуков. Да, или кантовать их с паллеты на паллету – тоже отличная работа.

Д.Ю. Тоже самосовершенствование.

Клим Жуков. Тоже, да, и как раз там денег, которым им платят, судя по статистике, которую привели – до 2000 долларов США в месяц, как раз хватит на самосовершенствование, глубокое саморазвитие, и даже, возможно, удастся лет через 20 накопить на колледж и к 40 годам стать замечательным студентом, просто класс. И более того – да, большинство-то так и делает, вот именно такой путь развития они и выбирают, а некоторые, вот как товарищ Пинкман, смотрят на успешных т.н. людей, у которых просто есть деньги, много денег, ну а это оказываются уголовники, потому что, опять же, да, равняться на условно законопослушных олигархов невозможно. Ну как, ну равняйся ты на них, не равняйся – какая разница? Ты так никогда не сможешь делать. Некоторые, да, идут заниматься бизнесом т.н., и даже 1% из них выживает, все остальные, смотрите дальше, или идут в «Walmart» грузчиками, или оказываются вынужденными пойти на уголовные преступления.

Д.Ю. Т.е. ты хочешь сказать, что из успешных стартапов на самом деле успешен 1%?

Клим Жуков. Ну по факту да, потому что…

Д.Ю. Вот ведь!

Клим Жуков. 90% разоряются в течение…

Д.Ю. В первый год?

Клим Жуков. …в течение первых 1-2 лет, потом ещё года через 3 разоряются ещё 9%, остаётся 1 из 100, ну там 2 из 100 – хорошо, это очень сильно поправит статистку.

Д.Ю. Да. Вдвое.

Клим Жуков. Вдвое, потому что для того, чтобы заниматься бизнесом, каким бы странным это ни показалось, со времён Маркса не поменялось ничего – нужен стартовый капитал. Без капитального вхождения в какой-то бизнес придумать очень сложно, и для этого нужен молодой рынок, в котором просто ещё нет игроков.

Д.Ю. Не поделено, да.

Клим Жуков. Он не поделен совершенно, вот как это было, например, практически сразу после Второй мировой войны, когда вдруг люди захотели просто нормально тихо жить, и, к примеру, образовался рынок парфюмерии. Он и раньше, конечно, был, но тут вдруг такое количество тёток захотели вкусно пахнуть, что там всякие Шанели и прочие сколотили миллиардные состояния, вот без дураков, потому что, опять же, рынок был никем не поделен, туда можно войти с какими-то минимальными усилиями просто за счёт того, что у тебя хорошая идея, собрать каких-то… Но, опять же, всё равно вот тупо нужны деньги, хоть немного, но нужны деньги. Если у тебя их неоткуда взять…

Д.Ю. Кредит.

Клим Жуков. …можно пойти в банк за кредитом. Т.к. у тебя шансов чисто статистически оказаться удачливым в этом деле 1 из 100, это даже в казино ни один идиот играть не пойдёт с такими шансами, вот ни один, потому что как минимум казаться должно, что их больше.

Д.Ю. Хотя бы 50 на 50.

Клим Жуков. Да, а тут смотрите – вы окажетесь банку должны, причём пожизненно должны, потому что какой там бизнес, ну я не знаю, ну как минимум тысяч 100 баксов-то нужно, а проценты вы просто потом не выплатите, потому что вам, во-первых, с долгами по бизнесу нужно будет расплеваться как-то, ну и пожалуйте потом до конца жизни платить банку проценты по этим 100 тысячам. Класс же!

Д.Ю. Ну т.е. если вот метамфетамин продавать, то да, там прибыльность очень высокая. Маржинальность.

Клим Жуков. Маржинальность огромная. Волатильность рынка отличная.

Д.Ю. Да, и с процентами расплатиться можно, и с кредитом как таковым – да, всё хорошо. Но тут бы я бы ещё вдогонку выкрикнул, что даже если у тебя есть стартовый капитал, вовсе не факт, что у тебя всё получится.

Клим Жуков. Но просто если его нет, начинать ты не сможешь.

Д.Ю. Да, не получишь вообще ничего.

Клим Жуков. Выпрыгнуть, так сказать наружу не выйдет.

Д.Ю. И тут опять вернёмся, так сказать, к городам и странам: вот такие замечательные страны, как Англия, Франция и другие, Испания – откуда деньги-то на индустриальные прорывы? А оттуда, что мы полглобуса столетиями грабили, и вот у нас образовались бабки на промышленные революции и прочее. А там, где не награбили бабок, там как-то не задалось.

Клим Жуков. Обычно не задалось, потому что там грабили.

Д.Ю. Так точно, да.

Клим Жуков. Т.е. или ты грабишь, или грабят тебя.

Д.Ю. Да, а в результате тебе сообщаю: а) надо хорошо работать – это очень важно, собирать ананасы и бананы, чтобы «Юнионфрут», или как он там называется…

Клим Жуков. «United Fruit».

Д.Ю.…«United Fruit» богател и пух. И б) нужны свободные выборы из двух и более кандидатов потому что как только у вас будет демократия, сразу у вас всё зацветёт и взовьётся вверх ракетой. Что-то не видно ни того, ни другого.

Клим Жуков. Поразительно, что этот «United Fruit» - вот вроде бы зеленщики… ну как – ну зеленщики, которые торгуют вразнос ананасами, бананами, яблоками, огурцами, и проч. – сколько они войн развязали, этот «United Fruit» со странами! Из-за бананов, вот просто. Т.е. оказалось, что на торговлю бананами, если ты сначала был в 18 веке зеленщик с двумя лотками, потом постепенно в процессе свободной конкуренции ты остался два зеленщика на город или три, вы договорились, и через 20 лет вы договорились со всеми зеленщиками в половине страны, и у вас оказывается такое количество бабок, что вы можете спокойно купить всех зеленщиков, например, в каком-нибудь Гондурасе или в Панаме, например, а может быть, и там, и там. А когда местные вдруг при помощи выборов из двух и более кандидатов решат, что вы им тут не нужны, а это их плантации, оказывается, что довольно дёшево нанять 3-4 эсминца с десантом морской пехоты США и отправить туда.

Д.Ю. Разберитесь уже с ними – чего они? Богатеть-то мы должны, а они должны собирать ананасы.

Клим Жуков. Вот, и поэтому оказалось, что эти зеленщики умудрились развязать несколько войн.

Д.Ю. Но это никого не интересует.

Клим Жуков. Нет, конечно.

Д.Ю. Самое главное, что в США всё хорошо – раз…

Клим Жуков. Великая нация.

Д.Ю. …а мы, разинув рот, смотрим на белого господина: смотри, как у белого господина хорошо получается. Если нам устроить свободные выборы из двух и более кандидатов…

Клим Жуков. Может, и у нас так же будет?

Д.Ю. Точно будет, точно!

Клим Жуков. Да, а в итоге модель поведения-то внутри страны та же самая, потому что невозможно заниматься тем, что находиться внутри гигантской банды, а это по факту и есть банда – я имею в виду США, и не напитываться общим, так сказать, духом. Понятно, что есть внутри любой банды закон всегда, который внутри банды жестоко совершенно заставляют соблюдать, но…

Д.Ю. Дурачки называют мерзкими «понятиями». Понятия – это закон.

Клим Жуков. Так любой закон – это записанные на бумаге когда-то бывшие понятия, если что. Почитайте нашу «Русскую правду», которую Ярослав Мудрый оставил сначала новгородцам – это натурально записанные понятия того времени: если ты сядешь на лошадь дружинника, ты будешь уже должен вот такое количество денег.

Д.Ю. А если бы у них были мотоциклы, то лозунг: «Села – дала» был бы прописан в статье. Не дала – тюрьма.

Клим Жуков. Именно так. Любой закон – когда-то это были понятия.

Д.Ю. Это что за дерзость такая – садиться на лошадь дружинника? Кто себе такую наглость позволял?

Клим Жуков. Не, ну это даже не угон, угнать – это другое дело, а ты без спроса сел – ты должен сразу.

Д.Ю. Это товарищи по опасному бизнесу могли такое сделать или кто? Ну раз такое записано, значит, кто-то нагло садился?

Клим Жуков. Это для простолюдина, конечно, записано, потому что с товарищами там всё немножко по-другому. Ну и посмотрите, сколько положено за члена банды за убийство и сколько за обычного человека положено платить денег. Вот, это всё конкретно записанные понятия, а тут внутри банды, понимаете, оказывается, что есть большой пахан, точнее, несколько паханов под названием… ну «олигархи» - это гнусное слово, конечно…

Д.Ю. Отвратительное!

Клим Жуков. …мы больше не будем его употреблять. Это крупные бизнесмены, серьёзные люди, вот, например, как семейство Бушей или Кеннеди, которые участвовали в войнах финансово, развязывали их или помогали, например, собственному противнику, с которым твоя страна в этот момент ведёт беспощадную войну. Вот им грабить можно, а вы должны и внутри страны тоже работать. Но окружающие-то смотрят: смотри, как они себя ведут, и мы будем так же себя вести. И в принципе, вся эта преступность, которая там есть, это те люди, которые просто ещё не оказались внутри власти, потому что как только они оказываются внутри власти так или иначе, они преступниками быть сразу перестают, потому что если уж ты попал во власть, так ты теперь уважаемый человек, а то, что с тобой раньше было, давайте забудем.

Д.Ю. Да. Читал замечательную книжку про очередного сидельца в тюрьме Алькатрас, латиноса, и латиносу там не то, что задают вопрос – он там приводит пример: латонос крайне злобный, там всё это этнически и социально замешанное, и тезис следующий: говорят, что преступность экономически невыгодна, ну, типа, как пример – украл, я не знаю, на тысячу долларов, отсидел 7 лет, если эту тысячу долларов поделить…

Клим Жуков. Раскидать?

Д.Ю. …то да. Вот говорят, что преступность экономически невыгодна – это невыгодно только для простолюдинов, а вот те, кто сидят наверху, все как один преступники, вот там посмотрите, какие состояния нажиты, какие…

Клим Жуков. Без риска сесть.

Д.Ю. …да, чудовищные деньги – и никакого риска оказаться за решёткой.

Клим Жуков. Вот, и конечно, рядовые граждане наподобие товарища Пинкмана, который ко всему прочему ещё и идиот…

Д.Ю. Я бы ещё – извини, перебью – сейчас опять там начнётся вой: «Опять вы со своим марксизмом!» - марксизм есть описание данного явления, сугубо научное. Если вам есть что возразить по данному вопросу, что на самом деле всё не так, задавайте вопросы, мы вам на них ответим.

Клим Жуков. Да, что характерно: марксизм же не на пустом месте появился, марксизм – это развитие экономической мысли и философии, начиная с Аристотеля. Если бы всех этих людей от Аристотеля, Платона, заканчивая Адамом Смитом и Рикардо, не было бы, не было бы никакого Маркса. А Маркс это просто взял всё, вместе соединил и концы с концами свёл, вот не более того.

Д.Ю. Ну и для совсем продвинутых следует напомнить, что Карл Маркс – это крайне яркий представитель западноевропейской цивилизации, не имеющий никакого отношения к коммунистической России – он умер задолго до того, как случились известные события в нашей стране.

Клим Жуков. Да. Так вот, модус поведения, если он вообще общий, так он общий, нельзя находиться в обществе, откуда и происходит слово «общий», и быть свободным от него, поэтому перед любым человеком может встать вот такая нехорошая альтернативина, что придётся, ну или по крайней мере с большой долей вероятности его подтолкнут на преступный путь, просто потому что государство вокруг такое, система вокруг такая, что если вы грабите окружающий мир, при этом внутри 75% людей живут не очень, так они будут грабить вас или друг друга, или не грабить, или травить, например.

Д.Ю. С неизбежностью, да.

Клим Жуков. И да, конечно, такие люди, как Пинкман и Уолтер Уайт, конечно, редко попадаются, ну по-другому быть не может, иначе бы общество вообще не смогло функционировать, их всегда очень мало, но они – результат жизни в такой системе. Вот, пожалуйста, Пинкман, у которого никаких перспектив в жизни, вот пожалуйста, Уолтер Уайт, у которого уже никаких перспектив в жизни, и более того, чудовищные перспективы у его семьи. И вот они решают варить, попадают в известные ситуации и оказываются наконец в подвале том самом.

Пока товарищ Пинкман зависает с чудовищной метамфетаминовой б…дью, вот самое главное, что происходит в серии, если отсечь побочные какие-то ветки, которые в данном случае вообще ни на что не влияют, это то, что Уолтер Уайт проводит в этом самом подвале время вместе с Доминго Крейзи-8. В самом деле серия, прямо скажем, жуткая, потому что, во-первых, понятно, что этого Доминго нужно убивать, всё, с этим мы уже разобрались в прошлый раз, и в общем, у мистера Уайта, казалось бы, никаких сомнений уже нету, что его как-то нужно убивать. Как убивать, он не знает, он не убийца, он не умеет, и у него куча моральных сдержек, воспитанных за 50 лет до того. И он до последнего, как это говорят, рубит хвост по частям. Вот этому Крейзи-8 явно плохо, он из подвала орёт: «Дай мне наконец воды уже попить!» Ну в конце концов что тут плохого – попить воды? Всё равно ему помирать скоро, ну почему бы и нет. Вот он отнёс ему воды, посмотрел, что там ему какое-то ведро поставить надо, чтобы он там погадил, в конце концов, не на пол же, это всё провоняет – ну ведро поставил. В это время они имеют некий ну хотя бы минимальный диалог, и он, самое главное, немедленно перестаёт видеть в Крейзи-8 всего лишь смертельную угрозу, он в нём начинает видеть того, кем он является – человека.

Д.Ю. Я с тобой не соглашусь. Это чисто тюрьма: заключённый и охрана. Заключённый непрерывно тычет в охрану палкой и проверяет пределы, за которые можно двинуться – попросить это, попросить то, здесь такая поблажка, тут сякая поблажка, здесь вот так, тут вот так. Ну, так сказать, загрубляя – всё это закончится убийством и побегом. Всегда, ничего другого там нет и быть не может, и этот пристёгнутый к столбу делает именно это – он показывает, что он человек, на самом деле данное существо…

Клим Жуков. Нет, я…

Д.Ю. …я понимаю, условно можно назвать человеком, он ловко этим балбесом, т.н. интеллигентом, манипулирует. Задача интеллигента – повторимся, то, что говорили про вторую серию – он его должен был сразу убить, ещё возле автобуса своего, когда тот не умер от газов, либо пристрелить его в подвале. Зарежь, задуши, я не знаю, там, делай, что хочешь, но его надо было убить. Если ты его не убил, эта тварь извернёт всё в свою пользу в мгновение ока просто, это, блин… нормальные граждане с такими людьми практически не сталкиваются, и поскольку они с ними не сталкиваются, они считают, что такого нет, так не бывает, и вот здесь вот надо вот так – нет, не так, это не человек, и с ним как с человеком обращаться нельзя. Это, как её – профессиональная деформация, как идиоты говорят.

Клим Жуков. Я имею в виду, что это, во-первых, вполне очевидно и правильно, мы это из фильма наблюдаем, я имею в виду, что мистер Уайт в нём человека начинает видеть, ну потому что он же антропоморфен…

Д.Ю. Это его разводят!

Клим Жуков. Да, конечно, он успешно разводит.

Д.Ю. Конечно, да – так специалисты. Там это называется кон-мастер обычно.

Клим Жуков. И мистер Уайт идёт на то, на что идти было вообще ни в коем случае нельзя, потому что в конце концов, тыкая палкой, проверяя пределы дозволенного, Крейзи-8 у него просит пожрать: ну если ты меня не убиваешь прямо сейчас, я сильно голоден, тут уже сутки сижу, сделай что-нибудь.

Д.Ю. Накормишь – будет ещё тяжелее убивать, потому что он с каждым шагом становится тебе ближе, ближе и ближе. А дальше разберёмся, да.

Клим Жуков. И вот мистер Уайт идёт, как это принято у американцев, сделать еды, класс вообще: два куска хлеба, между ними арахисовое масло – еда!

Д.Ю. Эти вот рассказы про здоровый образ жизни – там все такие здоровые! Тут кстати вот двояко абсолютно, потому что они в среднем живут сильно дольше нас, лет на 10, наверное, я так думаю.

Клим Жуков. Ну в среднем, да, дольше.

Д.Ю. А жрут при этом всякое говно, т.е. вот эти их арахисовые маслы, там, и проч., гамбургеры там – котлеты жрать с булкой. А живут на 10 лет дольше.

Клим Жуков. Ну, у них медицина лучше, и что важно, конечно, это от нас, к сожалению, не зависит – у них климат заметно лучше.

Д.Ю. Это да.

Клим Жуков. Климат сильно помогает.

Д.Ю. Солнце, фрукт.

Клим Жуков. Много фрукта. Кстати, у них, опять же, вот в силу того, что я с этой Альбукеркой, изучая фильм, возился, у них какая-то очень дешёвая жратва.

Д.Ю. Везде, первое, что бросается во всех кап.странах в глаза, неважно, это США, Британия, Франция, первое – это адски дешёвая жратва, адски дешёвая просто! Хорошая при этом, за ней там бдят. И не менее адски дешёвая молодёжная одежда. Т.е. ты сытый, красиво одет.

Клим Жуков. Всякие Helly Hansen, H&M и прочие.

Д.Ю. Да, и все проблемы твоей жизни уже, ну на 95% решены.

Клим Жуков. Ну чего – ты же поел, одет, всё, собственно.

Д.Ю. Начинай отдыхать – красив и сыт. У нас это как-то не очень понимают.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ну скоро дойдёт.

Клим Жуков. Да, и у них там, конечно, вот я посмотрел, не знаю, как это было в 2008 году, а вот в 2018 году у них там бензин стоил 37 рублей на наши деньги.

Д.Ю. У них же вся страна на машинах, он не может быть адски дорогим.

Клим Жуков. А у нас может!

Д.Ю. У нас может, да – деньги очень нужны.

Клим Жуков. Да. Ну так еда: вот покормить человека. Ну раз кормишь, то это уже всё, это уже человек. Ну и конечно, мистер Уайт делает эту замечательную тяп-ляпку, и пока он спускается вниз по лестнице, ему делается от его рака плохо, он кашляет, задыхаться начинает и падает в обморок, долбанувшись об пол в этом самом подвале. Через некоторое время приходит в себя, ему товарищ Крейзи-8 говорит, что «слушай, я никогда не видел, чтобы человек от кашля вырубался – это чего у тебя?» Ну, выясняется, что рак.

Д.Ю. Входит в его положение, поддерживает его.

Клим Жуков. Да-да-да, говорит: «А, так это же ты – я понял – ты же начинал варить мет для того, чтобы семье бабок оставить. Хочешь, я тебе сейчас чек выпишу?» Ну, про чек это, конечно, шутка была – кто бы ему на такую сумму чек в банке обналичил? Это ладно, но всё, товарищ Уайт уже на крючке находится, потому что он так это, отплёвываясь, говорит: «Сейчас, принесу тебе новых бутербродов». Подметает осколки тарелки и уходит готовить новые бутерброды. Да, причём ему ещё товарищ Крейзи-8 говорит: «А я со шкурками-то хлеб не ем, я отрезаю всегда». Этот дурачок…

Д.Ю. Это для того, чтобы ещё раз сходил.

Клим Жуков. Конечно. Взял, отрезал ему эти самые…

Д.Ю. Корочки.

Клим Жуков. Корочки. Что характерно: потом мистер Уайт-то будет до конца фильма делать – отрезать эти корочки. Понравилась системка. Ну и конечно, он вместо того, чтобы просто принести ему бутерброд, ещё и пива приносит, потому что ему уже невозможно сразу его как-то начинать его мочить, тем более как это делать, он не знает, и он начинает с ним разговор разговаривать, ну и тут же выясняется, что за каждым человеком есть некое прошлое всегда. Хотя этот Крейзи-8 мелкий относительно, хотя, видимо, старше, чем Пинкман, и в опасном бизнесе давно, и в силу этого у него навыки специфические весьма. Но всё равно, он же когда-то был ребёнок, у него папа с мамой. Папа вообще приличный человек, оказывается, что Уолтер Уайт с ним шапочно знаком, потому что у папы мебельный магазин какой-то такой, средней руки, а он там когда-то что-то затаривал, и они там с этим Крейзи-8 виделись, потому что он там за кассой стоял, будучи 8-летним каким-нибудь или около того. Т.е. всё, это у них уже… живёт в Альбукерке, никогда не выезжал – оказывается, они земляки, у них общие знакомые, он его отца, оказывается, знает – всё, про убийство уже речи нет.

Д.Ю. Кто-то очень умный гражданина Гиллигана консультировал, потому что это крайне характерные повадки – мгновенное установление чисто человеческих связей: а где ты в армии служил, а кто там был, земляки, из Белоруссии, ещё откуда там…

Клим Жуков. А я же этого знаю.

Д.Ю. И вот уже братан фактически, да.

Клим Жуков. Я прямо пока смотрел, подпрыгивал от того…

Д.Ю. Ловко, очень ловко.

Клим Жуков. …как этот мелкий мексикот его разводит, хотя вроде бы Уайт его лет на 20 старше, как минимум.

Д.Ю. Это никакой роли не играет вообще. Самые умные люди, которых лично я в жизни встречал, это воры в законе, они, как ты понимаешь, не академики и никаких открытий не совершают, но по жизни – именно в этих всяких – это умные люди, мудрые, я бы даже сказал, в плане манипуляций равных нет, вообще равных нет. Ты по жизни этим не занимаешься, у тебя работа, друзья какие-то, а вот так вот чтобы к кому-то подкрасться, ему ловко что-то внушить и заставить его что-то сделать – это совершенно специфические навыки, мы их просто не практикуем вообще, нам это по жизни не надо. А для них это смысл жизни.

Клим Жуков. У них работа такая.

Д.Ю. Да-да, смысл жизни. Поэтому он же тебя видит, что ты лох, сразу видит. Как они этого, в предыдущей серии этого дурачка Пинкмана сразу об колено просто: «Вези, сука такая, сейчас всё покажешь и всё расскажешь». Точно так же и этого. Тут обстоятельства, конечно, затруднительные, что ты там этой велосипедной фигнёй пристёгнут, а как успешно всё получается! Любо-дорого смотреть.

Клим Жуков. Да, тут же оказалось, что вообще-то Крейзи-8 учился в университете Нью-Мексико на «бизнес и управление». Там тоже, конечно: «Как тебе это в новой профессии-то помогло?» Говорит: «Ну уж не помешало». Хотя вообще-то фразочка вскользь вроде как брошена и вопрос вскользь задан, только чтобы время заполнить, а он очень важный, потому что какая разница – ты метамфетаминовой лабораторией управляешь, мебельным магазином или заводом «Форда»?

Д.Ю. Никакой вообще.

Клим Жуков. Это же бизнес-предприятие, там законы одни и те же работают совершенно, потому что у тебя тот же самый рынок, внутри которого те же самые закономерности действуют, ну за исключением, конечно, неких сопутствующих обстоятельств, что на заводе Форда управляющего товарищи из «Дженерал Моторз» вряд ли шлёпнут, хотя могут, кстати.

Д.Ю. Могут, да. Ни к чему просто. Если бы это приносило какую-то пользу, конечно, их бы стреляли, а так-то зачем?

Клим Жуков. Ну, во время становления этого самого капитализма свободной конкуренции, на который сейчас все молятся – вот у нас только прошёл экономический форум, там опять бредили про эту шнягу во главе с нашим президентом. Так это у нас в 90-е был капитализм свободной конкуренции, там шлёпали, пачками.

Д.Ю. Да, если выгодно убить директора банка, и от этого польза будет, его надо убить.

Клим Жуков. И убивали, сколько угодно.

Д.Ю. Выгодно начальника ОПГ убить – убьют и его, если там директора завода - why not? Что не так-то?

Клим Жуков. Потому что, кто не понимает, это тоже механизмы осуществления конкуренции, потому что вам совершенно не обязательно тратить очень много денег, интеллектуальных ресурсов и времени для того, чтобы вышибить конкурента с рынка при помощи финансовых потоков, а можно же просто убить, сжечь ему завод – всё что угодно.

Д.Ю. Надо брать пример с Уолтера Уайта: листок бумаги пополам, с левой стороны – «убить», а с правой…

Клим Жуков. «Не убить».

Д.Ю. …«не убить», и что вы при этом можете делать? И внезапно вы заметите, что это гораздо быстрее и эффективнее.

Клим Жуков. И тут же нужно ещё, если уж совсем развернуть эту тему, чтобы там ценники стояли напротив каждого пункта, потом «итого», и по сумме понятно – шлёпнуть, не шлёпнуть, что в итоге мы получим и что можем потерять, если нет. Вот это да, это тоже капитализм свободной конкуренции, просто метамфетаминовая конкуренция – она же точно такая же, как обычная, например, на рынке автомобилей, просто есть некий надзирающий орган, который сказал, что это незаконно, и за это ещё ко всему прочему, что убить могут, могут ещё и посадить, а так там то же самое, и поэтому Крейзи-8, имея ещё и профильное образование, в общем, на своём месте и неплохо справляется. Потом будет приквел «Лучше звоните Солу», там все эти первые жизненные университеты товарища Крейзи-8 будут наглядно показаны, он там действует.

Д.Ю. Хороший «Звоните Солу»?

Клим Жуков. Очень хороший – как его там старые уголовники приводили в чувство. Нет, «Звоните Солу» совершенно другой, чем «Во все тяжкие», но он по-своему тоже очень хорош. Он такой же неспешный, медленный очень.

Д.Ю. Я не смотрел.

Клим Жуков. Вот сейчас будет, по-моему, четвёртый сезон. Да, четвёртый будет в августе, нужно будет его тоже засмотреть. Да, так вот, этот управляет, значит, бизнесом. Тут же Уолтер Уайт, конечно, как человек науки, начинает интересоваться моментами образования – где конкретно учился… Ну слава Богу, он химик, а не экономист, поэтому у них там общих знакомых нету и быть не может, и вот разворачивается конкретно жуткая картина, потому что он просто попадает на крючок к этому самому уголовнику, и всё идёт к тому, что ситуация заострится, потому что уголовник сейчас находится в крайне неудобном положении, он не может его развести, как чай в стакане, просто уехать, а потом его шлёпнуть, ему нужно сначала выбраться из этой кошмарной металлической петли. Но всё заостряется к тому, что они встанут вот в такие контры, что придётся или этому убивать кого-то, или этому убивать своего визави. Понятно, что у Крейзи-8 вопросов не стоит, убивать или нет – конечно, убивать, а у интеллигента-«ботаника» стоит, и драматически момент идёт на обострение.

И вот тут мы должны отскочить в самое начало серии, где перед титрами показывают далёкий-далёкий флешбэк, когда Уолтер Уайт совсем молодой, у него ещё всё совсем впереди, они в становлении какого-то дела, мы ещё не понимаем в этот момент, какого, и он сидит с молодой симпатичной девушкой, и на доске они разрисовывают те химические элементы с процентами, из которых состоит человеческое тело. Судя по всему, они там душу ищут, потому что вот где те 0,00000… грамма, которые не заполнены никакой химией, где, собственно, должна находиться душа, но получается, что её нет, это потом получается, но пока вот они с симпатичной девушкой друг другу диктуют эти химические элементы и так романтически на доске в аудитории пишут. Понятно, что потом он её это самое…

Д.Ю. Как у Балабанова: «Мы к тебе всей душой, хотя у тебя её и нет».

Клим Жуков. Да. Вот у них такая, я бы даже сказал, с серьёзным эротическим налётом игра в химию, у молодого Уолтера, и тут же он оказывается в этом подвале. Вот буквально только что из светлой аудитории, которая находится в каком-то высотном здании, из которой видно небо и буквально обозначены даже визуальным рядом бесконечные перспективы, бесконечные возможности, вот там симпатичная молодая девушка, не нынешняя жена, и занятие любимым делом, т.е. химией – вот, например, доходит до того, что они могут там найти человеческую душу, в этой самой химии. И вот этот вонючий подвал, там где-то сверху…

Д.Ю. Тут налицо метафора, это называется underworld, т.е. оно двоякое: это и подземный мир, это и уголовщина одновременно.

Клим Жуков. Да. Только что наверху растворили человека, потом они очень трогательно в двух детских бассейнах друг с друга из шлангов говно смывали – было смешно, откровенно говоря. И момент идёт к обострению. Уолтер Уайт вдруг сообщает: «Слушай, у нас пиво кончилось, а у меня ещё есть». Он уже подбухал чуть-чуть, совсем расслабился, и он идёт, вот уже всё, у него такое лицо, Брайан Крэнстон – крайне талантливый актёр с гигантской квалификацией, я, честно говоря, его до сериала «Во все тяжкие» просто не наблюдал нигде.

Д.Ю. Аналогично. Я наблюдал после.

Клим Жуков. После наблюдал.

Д.Ю. В каком-то говне снимается, где вообще нечего играть даже.

Клим Жуков. А тут оказалось, что у него опыт, квалификация, талант, плюс каждый раз с режиссёром всё в порядке. Он идёт, у него на лице написано, что сейчас они выпьют ещё упаковку пива, и он его отпустит, уже никаких вариантов нету.

Д.Ю. Ну, скажем так, отстегнёт.

Клим Жуков. Ну т.е. всё, иди. И вот он доходит до кухни, режет ему этот самый новый бутерброд…

Д.Ю. И тут его осеняет.

Клим Жуков. Он пытается найти тарелку, куда положить, та-то разбилась, первая, и он лезет туда-сюда, и тут такой смотрит в практически пустой мусорный пакет, где ничерта нету, кроме осколков тарелки, а у него абсолютная память, и он очень хорошо считает, вот у него весь фильм – ему можно сказать какие-то 15 довольно больших цифр, он их сразу в уме складывает, как минимум, и правильно складывает. И он такой: оп-па! И он со словами: «Нет-нет-нет-нет-нет, зачем ты это делаешь?» - он начинает нервно дрожащими руками складывать тарелку из осколков на столе, и выясняется, что один ножевидный элемент пропал. Тогда он, конечно, понимает, куда он пропал.

Д.Ю. И это говорит о том, что в нём трезвый рассудок борется со всем, так сказать, наносным – его эмоции, человеческое отношение, а холодный циничный расчёт говорит: «Посмотри, как там?» И трезвый рассудок оказывается прав.

Клим Жуков. Да, потому что уголовник, естественно, притырил колюще-режущий предмет, который можно использовать в качестве ножа. Ну и конечно, возвращается обратно Брайан Крэнстон-Уолтер Уайт с несколько иным настроением, он просто сходит по лестнице, и у него на роже видно, что у него вот всё хорошее, что только что межу ними возникло, все эти душевные разговоры, общие знакомые – это всё ширма для того, чтобы его просто зарезать.

Д.Ю. Ну хорошо, что так быстро дошло.

Клим Жуков. И у него лицо вообще другое, там даже свет по-другому поставлен, потому что он когда поднимается наверх, световое решение сделано очень грамотно – он как бы идёт из теней на свет, где теней всё меньше, меньше и меньше, и на лице у него в конце концов теней практически не остаётся. На него поставили лампу вот так вот, так, чтобы у него там нос, ухи, щёки, всё остальное было минимально затенено. А обратно он возвращается из этого светлого места…

Д.Ю. В underworld опять.

Клим Жуков. …обратно и у него теней всё больше, больше, больше и больше, и в конце концов у него вместо глаз получаются такие вот две теневые дыры просто, потому что, видимо, человек дошёл до края вот этим вот предательством этого мерзавца Доминго. И он говорит: «Я думаю тебя отпустить. Ты меня точно не убьёшь?» Доминго говорит: «Живи и дай жить другим», конечно. «Повернись». Он поворачивается, и так вот у него в руках этот ключ, он понимает, что вот отсюда конкретно у него уже дальше выхода никакого, потому что этого козла «мочить» надо, но при этом как только он его замочит, он уже конкретно собственноручно убьёт человека, какой бы он ни был мерзавец, это именно человек физически, а он этого человека сейчас собственноручно убьёт. После этого ты будешь убийца. Ты собирался немножко метамфетамина наварить и кому-то продать…

Д.Ю. Получилось.

Клим Жуков. Ты тоже будешь убийцей, между прочим, кто не понимает: наркоторговец – это убийца, за это их в Китае именно поэтому и расстреливают без вариантов, потому что наркоторговец – это убийца. А тут они даже пока ещё ничего не продали, а уже двух человек того, ну вот сейчас второго, собственно. А то, что он человек, он только что опознал вручную, он с ним говорил, он понимает, что это в самом деле человек, у них даже какие-то доверительные отношения, как он думает, возникли. Он говорит: «Да, живи и дай жить другим – это ты для этого припас кусок тарелки, чтобы меня им порезать?» Ну и конечно, тут же Доминго понимает, что ему терять уже нечего, он пытается броситься на мистера Уайта, а мистер Уайт хватает замок и душит его с одной стороны замком, скобой, с другой стороны об столб – кстати, довольно неприятная фигня, потому что обычно при удушении пережимаются сонные артерии, и человек очень быстро теряет сознание до того, как собственно расстанется с жизнью из-за асфиксии. А тут передавливается только гортань – это очень неприятно, я думаю. И естественно, он пытается воткнуть ему назад эту самую тарелку, у него не получается, пока наконец Уолтер Уайт не упирается в столб ногой, чтобы ему просто гортань сломать – тогда ему там в голень несколько раз втыкается тарелка, но товарищ Доминго погибает, на что Уолтер Уайт ему непрерывно говорит: «Прости меня, прости меня, извини, пожалуйста,» - у него истерика просто начинается, просто конкретно истерика. А тут же нужно ехать домой, а жене он опять врёт, потому что он говорит, что он работает на автомойке сверхурочно, с автомойки он со скандалом уволился, когда обнаружил у себя рак, ну а жена, конечно, позвонила давно уже этому Богдану, спросила: «А где мой муж?» А он говорит: «Твой муж нахамил мне и сбежал, он у меня давно уже не работает, две недели». Он опять врёт, причём так, что уже просто даже непонятно – ты что ничего умнее придумать не мог?

Д.Ю. Ситуация очень нервная.

Клим Жуков. Ситуация крайне нервная, но тем не менее он всё равно очередной раз вступил на крайне скользкую дорожку, тут же его раскусили, он убил человека, и он собирается ехать домой вот в таком состоянии. Естественно, ему сразу домой поехать психически невозможно, потому что вот ты сейчас только что задушил человека, и вот сейчас ты этими руками будешь жену обнимать. Я понимаю, что товарищу Крейзи-8 это бы никак не помешало, а Уолтеру Уайту, как «ботанику», очень сильно мешает. И он сидит, припарковав машину, на путепроводе, смотрит на шоссе, по которому машины проносятся – ну это тоже такая вполне прозрачная метафора, что жизнь пронеслась мимо, обдав говном.

Д.Ю. Уж не спрыгнуть ли?

Клим Жуков. Да, и у него обратно флешбэк в самое начало серии, где он опять в светлой, я бы даже сказал, такой слегка неземной, там такой тёплый синий цвет решён в данном эпизоде, с этой молодой девушкой, он снова вспоминает, как они раскладывали человеческое тело на химические элементы, и вот они его раскладывают, раскладывают, раскладывают, и наконец девушка спрашивает: «Так вот, всё кончилось – а где душа?» Он говорит: «А души-то нет». И выясняется, что души у Уолтера Уайта теперь в самом деле нет, он об этом вспоминает совершенно не напрасно, потому что это оказались ну условно какие-то, если можно так выразиться, пророческие слова, которые оказались в данной жизненной ситуации как нельзя более к месту. Отныне ему придётся в этом состоянии провести весь остаток жизни, т.е. выбор, который он сделал, навсегда с ним, т.е. теперь это преступник. Хотя, конечно, у него есть масса сдержек, противовесов, культурных табу, которые накоплены всей его предыдущей жизнью, они просто так никуда не деваются, но самое главное, что первый шаг он уже сделал, всё: во-первых, просто переступил закон – он знает, что нельзя варить метамфетамин, это запрещено, во-вторых, он элементарно идёт на сознательную постоянную ложь близким людям, что тоже, между прочим, связано с определённым моральным ущербом – так делать вообще-то нельзя. Если уж вы собрались и умеете врать хорошо, но вы знаете, что вы всё равно врёте, себе-то врать не получится. Ну и следующее, что за этим следует – он убил двух человек.

Д.Ю. Неплохое начало.

Клим Жуков. Одного как-то так, а другого уже собственноручно. Вот такое отличное начало, всё, а денег, повторяюсь, из-за которых всё началось, как не было, так до сих пор и нету.

Д.Ю. Они в перспективе.

Клим Жуков. Они только в перспективе, потому что, как правильно замечено, каждый американец – это эмбрион миллиардера.

Д.Ю. Да, по злой иронии судьбы он ещё не миллиардер. А возвращаясь чуть-чуть назад: вот из волыны застрелить было бы гораздо проще.

Клим Жуков. Пока он без сознания.

Д.Ю. А ты этого не сделал, да, и в результате пришлось душить руками, а это моральная травма – мама не горюй! Особенно для такого человека.

Клим Жуков. Ну тем более, что пока они были на этом жутком адреналине, вот просто разложить два тела в рядочек, взять их же пистолет и просто ещё раз в них пальнуть, чисто для уверенности. Ну они же, непонятно, умерли – не умерли, откуда ты знаешь?

Д.Ю. Ну если два пистолета на месте, то это бы очень хорошо всех запутало, между прочим, очень хорошо бы запутало.

Клим Жуков. Да, т.е. не шлёпнули ли они друг друга, как-то там по-уголовному перессорившись.

Д.Ю. Да, именно так.

Клим Жуков. Тем более, что ОБН-щики-то уверены, что их стукачка, а конкретно Крейзи-8, кто-то из своих шлёпнул, т.е. узнали, что он стукач, и естественно, его в расход вывели. Они же даже и представить себе не могут, что могло быть как-то иначе, потому что это самый очевидный выход из вообще всей стукаческой судьбы.

Д.Ю. Ну да, в жизни всякие выверты бывают, но самое примитивное – оно, как правило всегда…

Клим Жуков. Оно обычно самое и верное.

Д.Ю. …да, самое достоверное. Ты из таких стрелял, нет?

Клим Жуков. Из кольта? Да стрелял.

Д.Ю. Очень хороший.

Клим Жуков. Очень хороший.

Д.Ю. Я из него ловчее всего попадал, такой прямо вообще.

Клим Жуков. Вот кольт 1911М2, из старого кольта я не стрелял, ну совсем, у которого однорядный магазин, который собственно 1911, 1911 года образца. А М2, у которого двурядный магазин – да, я стрелял. Удобно. Он тяжёленький, из-за этого у него не такая зверская отдача, хотя, конечно, всё равно болтается – 45-ый калибр, патрон-то серьёзный. В этом отношении Глок 22, который у Хэнка Шрейдера, он несколько удобнее в силу того, что, во-первых, патрон-то мощный всё равно – 40-ой калибр, это, конечно, не 11,43, но всё-таки 10,6, тоже, знаете ли…

Д.Ю. Большой.

Клим Жуков. Большой. Но меньше…

Д.Ю. Это 45-ый.

Клим Жуков. Это 45-ый, это 11,43, а у него Глок 22 – это 40-ой калибр. Всё-таки отдача поменьше, кроме того, у него компенсатор на стволе стоит, там когда эта отъезжает ствольная коробка, у него компенсатор не даёт так сильно подкидывать пистолет при отдаче.

Д.Ю. Затвор?

Клим Жуков. Ну коробка сверху отъезжает так – оп-па, и тут ствол обнажается. В стволе компенсатор встроен.

Д.Ю. Точно называется ствольная коробка?

Клим Жуков. Нет, ну затвор отъезжает назад … и выхлоп таким образом компенсирует отдачу, а т.к. патрон всё-таки слабее, то его кидает не так сильно. При этом он, конечно, легче, потому что в снаряженном состоянии Глок 22 что-то, по-моему, 950 или 970 граммов весит.

Д.Ю. Увесистый тоже.

Клим Жуков. Ну увесистый, но полегче всё-таки. Но это уже, извините, совсем новое поколение, там у него куча пластика…

Д.Ю. В общем, подводя, так сказать, черту: третий эпизод – опять гражданин Гиллиган вот ни в чём не разочаровал. Молодец! Вот это вот главная режиссёрская фигня, когда человек всё время следит за людьми, как мне кажется, хороший режиссёр, когда он всё время следит за людьми, подмечает в них всякие особенности поведения, а потом это ловко на экране воплощает – вот верю, блин. Настолько круто, я даже не знаю, как…

Клим Жуков. У него причём ещё… хотя, по-моему, третий-то эпизод снимал конкретно не он. Но под его же руководством всё равно.

Д.Ю. Неважно, да-да.

Клим Жуков. Он там, как говорят, шоураннер. Там очень здорово видеоряд положен на то, что происходит, т.е. вот, пожалуйста, световое решение, решение перспективы в вводном эпизоде серии, когда они там с тёлочкой обсуждают химические элементы. Вот вам, пожалуйста, этот страшный тёмный подвал, там всё ещё отдельным способом решено. И вот он сидит на путепроводе и смотрит просто - в виде этих машин уходящую просто мимо себя жизнь, потому что в каждой из этих машин, каждый из нас, каждый из зрителей понимает, что там сидят люди, которые имеют свои жизни, а он вот, видите, на обочине, это всё проносится мимо.

Д.Ю. Проносится мимо, да.

Клим Жуков. Вот, и тут же опять эта самая светлая аудитория, где выясняется, что души-то никакой вообще нету, и вот так это скомпоновано ловко! И что интересно: там очень много музыки, звука вообще очень много, начинаешь вспоминать, что конкретно играло – ничерта не помнишь! Ну понятно, что есть какие-то такие проигрышные композиции, которые просто заполняют некие пустоты звуковые – ну да, их можно запомнить, а когда наступают эти решительные моменты, ты звуков просто не помнишь, потому что они полностью включены в повествование, целиком на него играют, у тебя звук от изображения и текста вообще не отделён – это высший пилотаж вообще!

Д.Ю. Согласен. Ну там всё круто, вот просто всё круто. Молодцы. Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. Нетрудно догадаться, куда надо пойти и на что следует немедленно подписаться. А на сегодня всё.


В новостях

25.08.19 13:13 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — первый сезон, третья серия, комментарии: 35


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 1

ZyL
отправлено 26.08.19 20:09 | ответить | цитировать # 1


При всем моем уважении, мне кажется, что Жукову и Гоблину не следует сильно увлекаться рассказами про взаимоотношения в американском обществе. Гоблин, конечно, много про это читал, но это не совсем то. Не говоря уже о том, что штаты - страна большая, так что образ жизни в, скажем, Ньюстоне и Сиэтле - это две большие разницы.

То же про бизнес. Не будет стартапер платить проценты банку за кредит в сто тысяч. По той простой причине, что банк ему денег под бизнес не даст. Под выплаченный дом - да, но тогда банк просто отберет дом. Денег даст бизнес-ангел, который даст 10 копеек и потребует контрольный пакет акций, а когда и если стартапер свой бизнес поднимет, то вполне вероятно обнаружит, что он там никто, а бизнес принадлежит каким-то левым людям. Гуглить про то, какое отношение Илон Маск имеет к Тесле и где ее реальные создатели.

И про чудовищно дешевую жратву. Я слышу это от Гоблина не первый раз и не очень понимаю, что он имеет ввиду. Ее можно назвать чудовищно дешевой по сравнению с з/п программиста в Силиконовой Долине, если не учитывать его затраты, это да. По сравнению с Россией еда чудовищно дорогая. И даже с Европой. Если знать, как покупать, то ценник в Питере можно смело умножить как минимум на 5. Если не знать, то на 10.

Про взаимоотношения людей очень интересно, а про нюансы американской жизни, как мне кажется, лучше не стОит.



cтраницы: 1 всего: 1

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк