Вадим Прохоров про экономическую модель диктатуры пролетариата (часть 1)

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос - Общество | Сериал Breaking Bad | Сериал Рим | Сериал Сопрано | Синий Фил | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

20.11.19



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Сколько времени прошло.

Вадим Прохоров. Добрый день.

Д.Ю. Добрый. Что сегодня?

Вадим Прохоров. Мы продолжаем нашу обзорную политинформацию по теории научного коммунизма. В прошлый раз мы начали говорить про теорию диктатуры пролетариата, как составную часть научного коммунизма. И сегодня наш разговор будет посвящен экономической модели диктатуры пролетариата. Почему понимание этой модели диктатуры пролетариата очень актуально и нужно нашей современной любознательной молодежи в конкретных исторических условиях? Коммунисты должны вести свою пропаганду среди всех слоев общества. И у нас бизнесмены, предприниматели, это тоже достаточно социально активные. Пассионарная социальная группа. Соответственно коммунистам... Бизнесменам, поскольку их разум омрачен разного рода антисоветской пропагандой, им тоже очень важно объяснять и разъяснять, что на самом деле реставрация советской власти, реставрация СССР, реставрация данной экономической модели диктатуры пролетариата полностью соответствует их интересам. Как это ни странно.

Д.Ю. Как так?

Вадим Прохоров. Вот именно так. То есть, антисоветская пропаганда представляет дело таким образом, что дескать при советской власти никакого бизнеса не было. Это вранье.

Д.Ю. Это неправда. Да.

Вадим Прохоров. Это вранье, это неправда. Потому, что при советской власти бизнес был. И, как мы сейчас увидим, еще какой был бизнес. Нужно современным бизнесменам объяснять, что: ”В ваших интересах реставрация советской власти, реставрация СССР. Потому, что всем же понятно, что капитализм накрылся медным тазом. Вам, дорогие предприниматели, на этом празднике жизни ничего не светит. Потому, что короли госзаказа с вами не поделятся никакими объедками со своего барского стола”. А при советской власти бизнес был. Он конечно... Надо понимать, что этот термин, ”бизнес”, при советской власти надо понимать достаточно конкретно... Это не значит, что при советской власти можно было эксплуатировать наемный труд работников. Это не значит, что можно было получать 5 миллионов в день, а твои работники будут получать 20 тысяч в месяц. Конечно этого не было. Но бизнес был. Он существовал в форме промысловой кооперации. У нас сейчас некоторые современные коммунисты расковыряли этот вопрос, что был такой социальный институт как промысловая кооперация. Ленинская и сталинская экономическая модель диктатуры пролетариата включает в себя не только промысловую кооперацию, она включает в себя трестирование, синдицирование государственной промышленности. Поэтому работать в тресте и синдикате, это тоже была форма занятия бизнесом. Кроме того. Почему в современных условиях важно, чтобы наши современные коммунисты ведали эту экономическую модель диктатуры пролетариата? Потому, что она, во-первых, создает образ будущего. Капитализм накрылся медным тазом, все ищут какую-то экономическую модель. Весьма уважаемые люди, которые тяготеют в сторону коммунистического воззрения, коммунистической идеологии. На самом деле новое, это хорошо забытое старое. То есть, очень важно, чтобы у современных коммунистов. Был образ позитивного будущего. Это во-первых. Во-вторых, важно, чтобы они понимали эту экономическую модель диктатуры пролетариата. Чтобы они могли эффективно противостоять современным оппортунистам всех мастей, которые говорят в том духе: ”Не было никакого социализма при советской власти. Не было никакой диктатуры пролетариата”.

Д.Ю. Вообще ничего не было.

Вадим Прохоров. Да. ”Вообще ничего не было. Все было так плохо”. И так далее. Кроме того, есть такое неприятное современное явление, как солидаризм. Солидаристы занимают примерно такую позицию, что: ”Коммунизм плохо. Капитализм плохо. Мы пойдем неким средним, третьим путем”. На самом деле правда состоит в том, что идеальное сочетание и всего позитивного, и всего положительного от капитализма, и всего позитивного, и положительного от коммунизма, это и есть экономическая модель диктатуры пролетариата. Про которую мы сегодня будем говорить. Она является тем самым правильным солидаризмом. Но для этого солидаризма нужно обязательное условие – сама диктатура пролетариата. Вот когда она есть, все работает прекрасно. Когда ее нет, извините, все разваливается. А солидаристы как раз... По существу, что такое солидаристы? Они говорят, что есть какой-то третий путь. На самом деле это чистой воды неправда. Никакого третьего пути нет. Нет никакого правильного капитализма, капитализм есть только один. Ужасный, катастрофический. Потому, что капитализм, это проект мировой капиталистической закулисы по уничтожению человеческой цивилизации невоенными методами. Поэтому хорошего капитализма в принципе быть не может. А для того, чтобы противостоять солидаристам, объяснять, что: ”Ребята, все о чем вы мечтаете, оно уже было воплощено Лениным и Сталиным в этой экономической модели диктатуры пролетариата”. Именно Ленину и Сталину удалось взять и слепить такой пирог, когда все самое хорошее от капитализма и все самое хорошее от коммунизма было объединено.

Это давало возможность обществу развиваться. В том числе это утилизировало жизненную энергию, в том числе, и предпринимательского сообщества. Соответственно современным коммунистам не хватает знаний о том... В прошлый раз мы с вами на этом столе рассматривали толстенную книгу, где на 600 с лишним страницах по существу был отчет диктатуры пролетариата о первых 30 годах советской власти. Что сделано. Если спросить современных коммунистов: ”За счет каких механизмов, за счет каких институтов была достигнута такая фантастическая, невероятная эффективность? Как это все делалось?” У нас члены Центрального комитета партии, они что запирались в неком помещении, садились на корточки и начинали нараспев вслух читать манифест Маркса? То есть, не заклинаниями обеспечивалась успешность экономическая и социальная СССР. А были определенные институты, механизмы, инструменты. Современным коммунистам важно понимать как это все функционировало. Понимать из чего это все состояло. Чтобы не только противостоять современным разного рода оппортунистам, но и чтобы знать целиком и полностью свою силу. Основным источником информации об экономической модели диктатуры пролетариата являются труды выдающегося нашего экономиста Николая Хессина и выдающегося правоведа, академика Анатолия Венедиктова, которые мы сейчас подвергнем краткому рассмотрению. Если очень коротко, то что такое в двух словах формула экономической модели диктатуры пролетариата. Это упорядоченная стратификация общества на основе, с одной стороны, трестирования и синдицирования государственной промышленности.

Д.Ю. Что это такое?

Вадим Прохоров. Сейчас объясню. Это главное. В экономической модели диктатуры пролетариата это есть самое главное. И плюс кооперирование. К сожалению, современные одичавшие коммунисты, они совершенно не понимают этих вещей. Они не понимают. Они даже... У меня складывается такое впечатление, что они даже не знают о том, что эта экономическая модель диктатуры пролетариата вообще существовала. Если коротко ее описывать, она состояла в следующем. Вот есть в советской экономике сталинского и ленинского СССР четыре столпа. Первый столп, это сельское хозяйство, то есть, колхозы. Социалистическая собственность... Как разновидность социалистической собственности, колхозы. Фактически колхозы, это реинкарнация русской деревни, русской общины в новых исторических условиях. Второй столп, это промысловая кооперация. Промысловая кооперация. По существу это и есть форма ведения малого бизнеса, не только малого, а, как мы увидим, вполне среднего при советской власти. Следующий столп. У нас идет потребительская кооперация. Мы постараемся много времени не тратить потому, что много общеизвестной информации по этому вопросу. И собственно государственная промышленность. Она была организована послойно. У нас идет первый слой – собственно сами предприятия, которые не обладали правами юридического лица. Потом идет следующий слой – тресты, которые полностью господствуют над этими предприятиями. То есть, каждое отдельное государственное предприятие входит в какой-нибудь трест. А сверху трестов идут синдикаты дедушки Ленина. До 1929 года это были синдикаты. Потом это стали... Я бы их предложил называть парасиндикаты. То есть, сверхсиндикаты. И вся эта... Ленинский бутерброд. Первый уровень, второй уровень, третий уровень. Эта вся система, интегрированная по вертикали и по горизонтали. Если собрать все это вместе, это и есть экономическая модель диктатуры пролетариата.

В книжках и партийных документах той эпохи употребляется более узкий термин, так называемый, ”трех и четырехзвенная система управления государственными предприятиями”. Я все-таки полагаю, что это слишком узкая постановка вопроса. То есть, надо всю эту систему рассматривать в увязке с промысловой кооперацией. И с сельской кооперацией, колхозами. Все вместе. Потому, что все вместе, это социалистический уклад. Но он состоит из этих четырех столпов. С методической точки зрения правильно сказать так... Начнем с конца. Вся эта экономическая диктатура пролетариата была уничтожена одним ударом в один день. Конкретный день, это 10 мая 1957 года. Она была уничтожена вся полностью целиком. От нее вообще ничего не осталось. Так называемый закон Верховного совета от 10 мая 1957 года. Изданный на основе постановления Политбюро ЦК КПСС от 14 февраля 1957 года. Естественно, весь этот паскудный документ протаскивал ”кукурузный Иуда” и все его соответствующие подельники. Так сказать, подручные. Обращаю ваше внимание на то, что впервые в этом законе 1957 года, в постановлении пленума 14 февраля 1957 года, в качестве политического термина использован какой термин, Дмитрий Юрьевич? Перестройка. Не знают, что было две перестройки.

Д.Ю. Я, кстати, слово ”синдикат”, я только организацию под названием Торгсин. ”А ученый сукин сын цепь златую снес в Торгсин”. Торгсин, это был торговый синдикат, да?

Вадим Прохоров. Да. И сейчас мы с вами разберем то, что современные, с узким кругозором коммунисты малограмотные, к сожалению, не понимают какое чудо на самом деле построили наши предки. То есть, получается, что у нас была на одна перестройка. У нас было две перестройки, Дмитрий Юрьевич. Точно также, как у нас было два Советских Союза. Правильный и неправильный.

Д.Ю. Но оттуда помнят только, так называемую, оттепель.

Вадим Прохоров. Да, оттуда помнят оттепель. Значит коротко. Основными источниками информации у нас являются следующие. Николай Хессин. Николай Владимирович Хессин. Годы жизни: 1922 – 1991. Родился в Красноярске. Окончил экономический факультет МГУ. С 1942 года на фронте младшим офицером. Два боевых ордена Красной Звезды.

Д.Ю. Мое почтение.

Вадим Прохоров. Да. В 1945 году за боевые заслуги... Это не орден, это медаль. Еще ряд орденов мирной эпохи. Он защитил кандидатскую диссертацию в 1952 году. И в 1966 году он стал доктором экономических наук. С 1951 по... Простите. С 1952 по 1991 год он был преподавателем в МГУ на кафедре Политической экономии Экономического факультета. Выдающаяся фигура. В списке на сайте Московского университета... В списке его научных трудов написано 4 книжки. На самом деле он написал 5 книжек. Они все не очень толстые. Но самое главное его сочинение, которое полностью разоблачает ”кукурузного Иуду” и всех его приспешников, которая полностью разоблачает ту экономическую диверсию, которая была совершена в 1957 году... Это его знаменитая работа, она так и называется ”Закон стоимости”... Извините. ”В. И. Ленин о сущности и основных признаках товарного производства”. Это издательство МГУ, Экономический факультет, 1968 год.

Д.Ю. С вашего позволения.

Вадим Прохоров. Да. Я распечатывал цитаты. Книжка к сожалению издавалась ничтожным тиражом. У меня ее нет в бумажном виде. Но это совершенно выдающееся сочинение. Причем на сайте МГУ, как я уже сказал, его нет в списке его работ. Странным образом. Николая Хессина. По существу именно в этом сочинении раскрыта суть бытия экономической модели диктатуры пролетариата. Именно так. Более того, это сочинение настолько выдающееся, не смотря на то, что всего лишь 196 страниц. Возьмем на себя смелость утверждать, что если кто-то из современных коммунистов даже прочитал ”Капитал” Маркса, даже законспектировал ”Капитал”, но если он не читал этот вот трактат Николая Хессина 1968 года, то на самом деле он зря потратил время. Потому, что в современных условиях Николай Хессин обобщил всю возню вокруг... После того как ошельмовали Сталина, соответственно, вокруг ”кукурузного Иуды” сложилась целая веселая компания, так называемых, рыночников, которые начали изнутри оппортунистические, вредные эти мысли там... И Николай Хессин по существу вывел их всех на чистую воду в этом фундаментальном труде, показав, что как бы... Сейчас будем по ходу нашего рассказа постоянно к нему обращаться. Он по существу раскрыл в чем состоит вообще главная суть, когда мы начинаем строить коммунизм или социализм. Вот капитализм, вот коммунизм. Это противоположности. Соответственно, социализм, это некая промежуточная фаза между этими двумя противоположностями. Соответственно когда... В основе рыночного и товарного производства лежит феномен, так называемой, экономической обособленности первичных товаропроизводителей. Соответственно, когда мы начинаем строить коммунизм, мы должны обязательно действовать... Но первое время мы будем использовать какие-то элементы капитализма и так далее, и тому подобное. Но мы должны не терять из виду главную цель, что мы движемся из товарного производства в нетоварное, из рыночного в нерыночное. Это принципиальный момент. Никогда не надо терять... Как компас. Ориентир. И поэтому все эти момент Николай Хессин разоблачил. В последней главе своего бессмертного труда она даже поиздевался над всей этой шайкой. Там была веселая компания во главе с экономистом Островитяновым и так далее. Которые весело и легко переобулись после гибели Сталина и начали всякие такие вещи.

Второй важнейший источник информации об экономической модели диктатуры пролетариата, это Венедиктов Анатолий Васильевич. Знаменитый наш правовед и академик. Кстати, из Ленинграда. Санкт-Петербурга. Годы жизни его: 1887-1959. Родился в окрестностях Уфы в семье земского врача. В возрасте 18 лет, в 1905 году, стал членом коммунистической партии. То есть, партии большевиков тогда. Активно участвовал в революционных событиях революции 1905 года в Поволжье и в Башкирии. Потому переехал учиться в Ленинград, в Санкт-Петербург. Окончил Политехнический институт. Одновременно был членом нелегальной организации большевиков в Политехническом институте. Одновременно поступил на юридический факультет университета. Окончил по специальности экономист Политехнический институт. В 1912 защитил магистерскую диссертацию по юридическим вопросам. Вообще и в Политехническом институте, там тоже была... Учебный план предполагал довольно серьезное изучение юридических вопросов. Его конек, это было корпоративное право. На сайте Московского университета, по странному совпадению, точно также, как у Николая Хессина, отсутствует самая главная и самая выдающаяся работа академика Венедиктова. Эта его работа называется ”Организация государственной промышленности в СССР”. Все о том, как на самом деле была организовано ленинское, сталинское экономическое чудо. Извините, не закончил. В 1912... С 1912 по 1914 год он выезжает в командировку в Европу, где проходит стажировку в университетах следующих городов: Берлин, Гейдельберг, Мюнхен, Лозанна. То есть, такой широкий охват. Как только начинается война, он естественно возвращается в Россию. В России он работает по юридической части. Занимается преподавательской деятельностью. Он является консультантом государственного банка, министерства финансов, министерства промышленности. То есть, фактически он, что называется... Перед ним были открыты все самые высшие кабинеты и коридоры всех высших чиновников Российской империи. Это маленький штрих почему у большевиков все было схвачено в информационном плане. Они прекрасно знали реальное положение дел в стране.

С 1921 года он уже преподает в Ленинграде. В 1944 году, как только заканчивается Ленинградская блокада. Он участвует в воссоздании юридического факультета Ленинградского университета имени Андрея Жданова, организатора героической обороны Ленинграда. Соответственно, главный его труд... У него очень много трудов, больше 250. Когда праздновали в 1987 году на юридическом факультете столетие со дня его рождения, констатировали, что до сих пор не известен полный перечень всех работ, книг, которые он написал. Его главные труды, это ”Государственная социалистическая собственность”, это 1948 год, в одном томе 850 страниц, более 1000 ссылок на нормативные акты и труды других.

Д.Ю. Серьезный подход.

Вадим Прохоров. За этот труд он получил Сталинскую премию, по-моему, первой степени. В 1949 году. И соответственно его серьезный труд ”Организация государственной промышленности в СССР”. Это два тома по 850-870 страниц в каждом томе. В каждом томе более 1000 ссылок на нормативные акты, статьи и труды других ученых. Получается так, 850 на три, это почти 2 с половиной тысячи страниц, более 3 тысяч ссылок. Вот это собственно и есть основной труд, где расписано что такое экономическая модель диктатуры пролетариата. Как говорится, оцените степень его фундаментальности. Причем труд не закончен до конца. Я думаю, что найдется историк, который познакомится с архивом академика Венедиктова. Он стал академиком за год до смерти, умер в 1959 году в Ленинграде. Его двухтомный труд ”Организация государственной промышленности в СССР”, он, к сожалению, так и не был закончен. Он остановился на 1934 году. Вошло все с 1917 по 1934 год включительно. Но с учетом его труда ”Государственная социалистическая собственность”, это 1948 год, фактически он дает срез того, что происходило в нашей экономике и как она организовывалась вплоть до 1948 года включительно. Значит, что такое... Какие трудности у нас возникают при рассмотрении экономической модели диктатуры пролетариата? Первая трудность, это трудность с названием. Дело все в том, что... В той таблице противоположностей коммунизма и капитализма, которая является иллюстративным материалом нашей политинформации, я указал термин ”сталинская рыночная многоукладная экономика”. Почему? Потому, что когда беседуешь с бизнесменами, по личному опыту знаю, они врубаются с полоборота о чем идет речь. Прекрасно понимают, что речь идет о промысловой кооперации, сочетании кооперации промысловой и потребительской. Они прекрасно понимают, что мы в этом термине не выходим за рамки социалистической собственности, социалистического уклада. Но с другой стороны этот термин с точки зрения теории научного коммунизма классической... Если бы его услышал Сталин, он бы достал трубку изо рта и спросил: ”Ты совсем охренел?” Этот термин не совсем соответствует классической форме. Поэтому я предложил такой... Такое название: Пара или метарыночная субмногоукладная парарыночная экономика. Почему? Потому, что, как мы говорили, все моменты, связанные с социалистическим укладом, они подчиняются диалектике промежуточной. У нас есть противоположность коммунизм, то есть, капитализм. Вот у нас есть противоположность коммунизм. Соответственно все элементы, которые мы используем, они будут носить промежуточный характер. То есть, деньги при социализме, это не совсем то же самое, что деньги при капитализме. Понимаете?

Д.Ю. Да.

Вадим Прохоров. Более того. Даже деньги социалистические 1924 года и 1931 года, это тоже совершенно разные деньги. Поэтому есть проблема именно в этом названии. Почему? Потому, что мы должны, во-первых, сказать, что она не рыночная, а парарыночная. То есть, поскольку социалистическое общество начинает переживать, изживать этот весь рынок из себя. Это первое. А второе... Соответственно у нас получается так, у нас уклад один и тот же. Это уклад социалистический. И у нас есть форма социалистической собственности: колхозная, кооперативная, государственная. Но это все социалистическая собственность. То есть, мы не выходим за рамки социалистического уклада. Внутри этого социалистического уклада возникает такая множественность моментов. Поэтому получается так, что надо называть это субмногоукладной экономикой. То есть, множественность подчиненных укладов внутри социалистического уклада. В общем, термин неблагозвучный. Поэтому, наверное, либо надо использовать термин ”сталинская рыночная многоукладная экономика”, либо использовать такое корявое сочетание, что ”парарыночная субмногоукладная экономика”. Следующая проблема в названии состоит в том, что надо понимать, то, что мы... Феномен, который мы называем экономическая модель диктатуры пролетариата, это то же самое, что ленинское, сталинское экономическое чудо. То есть, именно благодаря этому механизму, мы достигли тех совершенно фантастических моментов и результатов именно пока был жив Сталин. До 1957 года, пока не началась вся эта диверсия с уничтожением СССР. Следующая теоретическая трудность в осмыслении. Как я уже сказал, что современные коммунисты, они к сожалению по большей части учат логику по Гегелю. Как мы уже говорили раньше, у Гегеля в его логической системе, в научной системе логики, есть огромная дырища. То есть, там отсутствует диалектика рассекающего сказывания видовых различий. Отсутствует диалектика промежуточного. И отсутствует диалектика смещения онтологического баланса между присущностью и причастностью. Это делает саму систему плоской.

Во-вторых, не в состоянии описать многих моментов. А когда мы читаем труды Сталина, мы прекрасно понимаем, что человек владеет диалектикой, диалектикой промежуточного, совершенно свободно. То есть, он понимает, да, мы используем какие-то элементы рыночных отношений, но это не есть рыночные отношения в строго капиталистическом плане. Мы в прошлый раз цитировали, Ленин говорил, что капитализм при диктатуре пролетариата и капитализм при диктатуре буржуазии, это совершенно два... Разные капитализмы. Соответственно, поскольку сегодняшняя малограмотная, малоопытная коммунистическая молодежь не знакома с этой диалектикой промежуточных состояний, соответственно у нее будет возникать определенная трудность в осмыслении этой модели. Потому, что она как раз и есть такое промежуточное... Это сочетание обеих противоположностей. То есть экономическая модель диктатуры пролетариата, она содержит в себе и коммунистические черты. И она в себя вбирает все самое лучшее из капитализма. Благодаря этому возникает феномен успешности. Ну, и еще один важный момент, который нужно понимать. Что вроде бы 2 с половиной тысячи страниц трудов академика Венедиктова... Вроде бы, как бы, много. Но на самом деле конечно... Вот кажется Елена Прудникова предложила образ на платоновский манер. Я к сожалению более умного образа придумать не могу. Капитализм - это шикарный, роскошный, блестящий, потрясающий гоночный автомобиль. А социализм, особенно сталинский и ленинский, это огромный 200-километровый межгалактический космический корабль. У них такое соотношение.

Д.Ю. Плохо собранный. Но...

Вадим Прохоров. А вот насчет плохо собранного, тут позвольте поспорить. На самом деле он был собран...

Д.Ю. Это не я сказал.

Вадим Прохоров. Он был собран с удивительным совершенством. Надеюсь, мы сегодня успеем это рассмотреть. И получается, допустим, есть у нас сайт istmat.org. Если вы туда заходите, там порядка 16 тысяч документов. 26 тысяч документов PDF. Поскольку меня интересует тема, связанная с трестированием и синдицированием, это главная пружина экономической модели диктатуры пролетариата. Я оттуда накачал файлов в формате Word и PDF 49 гигабайтов. Гигабайтов. Это не видео. Это не какие-то там картинки, видеофильмы. Если ввести в поисковое окошко слово ”трест”, там из 16 тысяч документов тысяча шестьсот документов, где слово ”трест” упомянуто либо в заголовке, либо непосредственно в самом тексте. Это не считая особой папки Сталина. То есть, там особая папка Сталина в формате PDF, то есть, там не сканируются слова. Соответственно, у меня почти вся особая папка Сталина скопирована. Это несколько чемоданов с документами. Или ящиков. И там слово ”трест” идет чуть ли не через каждое слово. Но самым главным у нас источником... Ну, не самым главным конечно, а исходным источником информации о сталинском, ленинском экономическом чуде является, как ни странно, такой редкий и довольно забытый документ как техническая энциклопедия СССР, Большая техническая энциклопедия СССР. 1934 год издания. Там том 23, статья 910. И том 21, столбец 460-565. Это две статьи экономиста Н. Рабиновича. К сожалению я не нашел никаких более подробных биографических сведений. И вот, что он пишет: ”Тресты представляют основную форму организации нашей советской промышленности. (Смотрите ”Социалистическая промышленность”)”.

Иными словами в этой статье идет сначала описание, что такое тресты, синдикаты капиталистические. Потом идет такой обзор и дается ссылка на литературу. Настоятельно рекомендую. Этот же самый экономист Рабинович написал в этой энциклопедии статью ”Социалистическая промышленность”. Она занимает почти 100 столбцов. Это пополам. Потому, что 2 столбца на страницу. 50 страниц. Вообще вы знаете, так научные работы сейчас уже не пишут. Там он берет и от самого зачатия человеческой цивилизации он начинает рассматривать, что такое промышленность, как она создавалась. И подводит к самому главному: откуда родилась экономическая модель диктатуры пролетариата. Вот он расписывает как развивался капитализм. И вот он подходит к самому главному пункту. На определенном этапе развития капитализма, производственных сил, создаются монополии. А что такое монополии? То есть, условно там синдикаты, в примитивной форме картели. Он дает табличку как происходило синдицирование германской, американской промышленности. У нас 1883 год, это первый антисиндикатский закон в США. 1890, это запрет трестов, так называемый закон Шермана. То есть, капитализм развивается, развивается, развивается и на определенной своей... На определенном этапе он приходит в фазу, когда он начинает пожирать свою основу, пожирать товарное производство.

Д.Ю. Зачем?

Вадим Прохоров. Это происходит объективно. Капиталисты жрут друг друга. Рано или поздно остается только один или совсем мало. И вот эти одни сбиваются сначала в синдикат, потом сбиваются...

Д.Ю. И там жрут друг друга.

Вадим Прохоров. Там продолжают жрать друг друга. А что у нас происходило с Лениным. Ленин написал трактат ”Империализм, как высшая стадия капитализма”. Он все это изучил. И получается следующее. Если мы захватили... Большевики. Если мы захватили власть, если создали диктатуру пролетариата, первой логичное действие... Что такое монополии при капитализме? Это обычный конкурентный капитализм и монополистический на него, как бы, вторым слоем. То есть, монополии капиталистические они не отменяют существования первичной конкуренции. Не все попадают под монополии. И более того, монополии сами начинают жрать друг друга. Это пункт, на котором споткнулся Карл Каутский, который по молодости был вполне себе хорошим коммунистом. Ленин им даже восхищался. А потом он выступил с завиральной идеей: ”Ничего не надо делать. Империализм будет развиваться и тихо вползет в коммунизм. Совершенно незаметно, без всякой диктатуры пролетариата”. Это конечно чушь собачья. Что сделал дедушка Ленина? Он это все уловил, намотал на ус. А дальше он сделал гениальную вещь. Собственно экономист Н. Рабинович в этой технической энциклопедии в статье ”Социалистическая промышленность”, он как бы эту гениальную вещь и разжевывает. Смысл того, что делали большевики, что делал дедушка Ленина. Дмитрий Юрьевич, это просто гениально. То, что сделал Ленин, это шедевр. Смотрите. Мы большевики, мы взяли власть. Ситуация печальная. На наших глазах нашу Родину-мать грабят 14 иностранных государств. Эти белогвардейцы прислуживают им в качестве бесплатных боевых холопов. Картина довольно печальная. Нам нужно сделать так, как в шашках, за два хода...

Д.Ю. В дамки.

Вадим Прохоров. Совершенно точно. Мы должны поставить себя на один организационный уровень. И дальше Ленин провозглашает два гениальных лозунга: ”Трестирование и синдицирование”. Но не просто трестирование, а Ленин выдвигает... И это было сделано на практике. Чтобы трестирование государственных предприятий было поголовным. То есть, тот самый недостаток, та ступенька, тот барьер, через который капиталисты не могут перешагнуть. Они не могут сами над собой поставить... Себе на шею повестить диктатуру пролетариата. Понимаете? А только диктатура пролетариата может скомандовать: ”Упали, отжались. Срочно все в трест. Чтобы никто из треста не высовывался”. Первая идея, это трестирование и синдицирование. Провозглашается Лениным. А потом совершается совершенно гениальный ход. По классической теории буржуазных трестов и синдикатов. Синдикаты первого уровня, синдикаты второго уровня, это уже ближе к концернам. А трест, это вообще вершина. Трест... Предприятия, входящие в трест, полностью утрачивают свою самостоятельность. Полностью. Они превращаются по существу в филиалы большого единого предприятия. Концерны, пулы... Сначала делится это, потом значит уже синдикаты. Это распределение рынка, некие обязательства по контролю над рынком. Это есть в общеизвестной литературе. Наши слушатели могут эти моменты уточнить. Наша задача, не отвлекаясь на какие-то мелочи...

Д.Ю. У меня мелочный вопрос. Слово ”трест” и слово ”синдикат”...

Вадим Прохоров. То есть, это доверенные лица, которые отдают свои акции. Тут так и написано...

Д.Ю. И ”синдикат”. Это же западные слова. Придумали где-то там.

Вадим Прохоров. Это придумали американцы. Но мы это использовали лучше их. Они нам страшно завидовали, не могли это скопировать. Мы потом дальше будем рассматривать. Что сделал второе дедушка Ленин гениальное? Ни один западный буржуй не выжрет такое количество водки, чтобы придумать вещь, которую придумал Ленин. Ленин повелел засунуть тресты под синдикаты. На юридическом языке это примерно то же самое, как если бы мы с вами под этот стол запихали слона. Еще и розового. То есть, совершенно парадоксальный... Абсолютно, ну... Непредсказуемый поступок. Не зря на том сакральном портрете Ленина рука была в кармане. Угроза, способность к непредсказуемым действиям. То есть, что у нас получается? Тресты... Все низовые предприятия, они должны входить в состав какого-нибудь треста. Над трестом стоит синдикат. Причем предприятия не обладают правами юридического лица. Юридическим лицом является только трест. А тресты входят в синдикат. Отношение у синдиката к членам синдиката уже как бы более вольные, более свободные. И за счет этого возникла интересная ситуация. Чтобы создать идеальную экономическую модель, нужно найти оптимальное сочетание жесткости и мягкости. Нужно, чтобы была жесткая система, всех держала на коротком поводке. Вместе с тем нужно в эту систему подпустить некую долю свободы. Чтобы народ немножечко оживленно роился.

Именно Ленин как раз и сделал этот, что называется, финт. Когда фактически... К чему приводит подобное построение, подобная комбинация? Возникает своего рода кумулятивный эффект. Эффект, когда все эти четыре компонента экономической модели диктатуры пролетариата, они начинают усиливать друг друга. А вот здесь... При этом все они построены примерно по трехслойному принципу. То есть, снизу идет первый слой. Это, так называемая, земля. На языке оперов. Земля. Где людишки копошатся, трубы дымят, станки крутятся. Там и так далее. Земля не обладает правами юридического лица. Потом идет следующий уровень. Уровень трестов. Которые, соответственно, полностью командуют ими. И, соответственно, дальше уровня возникает уровень синдикатов. Значит вот... И подобная вот модель... Значит, конечная суть бытия. То есть, ради чего вообще все это делалось советской властью, прежде всего Лениным и Сталиным? Вот суть бытия экономической модели диктатуры пролетариата раскрывает Николай Хессин в своем гениальном трактате 1968 года. То есть, с чего начинает Хессин разъяснять суть. Существует экономический закон пропорциональности. Это главный экономический закон, который является общим и для капитализма, и для коммунизма. Как ни странно. Причем Николай Хессин отстаивает такую... Он развенчивая всю эту шайку ”кукурузного Иуды”, он тщательно подчеркивает, что вот это и есть то, о чем написан ”Капитал” Карла Маркса. Вот я уверен, что многие люди, которые прочитали ”Капитал” Маркса, даже законспектировали... Я не уверен, что увидели в ”Капитале” Маркса то, о чем напоминает Николай Хессиню. Что вообще-то между капитализмом и коммунизмом есть нечто общее. А что общее? Это закон пропорциональности.

То есть, грубо говоря, все, что мы потребляем, оно потребляется нами в определенной пропорции. Мы не наталкиваем лимон орудийным шомполом в чашку. Мы кладем некое количество чая, лимона, сахара. То есть, мы потребляем ткань, мы потребляем металл, мы потребляем стекло, еще какие-то вещи. Тоже в определенной пропорции. Соответственно если мы потребляем вещи в определенной пропорции, мы их в определенной пропорции также еще и производим. И соответственно Николай Хессин разжевывает, что: ”Господа, напоминаю вам о том, что у нас есть закон пропорциональности, а у него есть два противоположных проявления закона пропорциональности”. Это высший экономический закон. Он действует как необходимость. Мы не можем жрать 24 часа в сутки. Понимаете? Мы не можем в день выпивать 20 литров пива, мы просто умрем. И дальше Николай Хессин строит, ни больше, ни меньше, собственно... Вот у нас верхний носитель противоположности, вот его два противоположных проявления. То есть, противоположности соответствуют... Соотносятся друг с другом как полнота и обладание верхнего носителя противоположности, как учит нас Платон. А вот когда читаешь фрагмент Николая Хессина, тут четко понимаешь, мужик логику диалектическую изучал точно не по Гегелю. Вот. И соответственно у нас подчиненные законы. Первый экономический закон, это закон стоимости. Который регулирует не только производство, но и... Не только обращение, но и в первую очередь производство. И второй, противоположный ему экономический закон, это закон планомерного и пропорционального развития. То есть, как главный экономический закон коммунизма.

Соответственно, если мы строим коммунистическое общество, мы должны двигаться из этой точки вот в эту. Мы должны покидать рыночные отношения. Наши отношения должны переставать постепенно все сильнее и сильнее быть товарными. И мы должны приходить вот туда, собственно к коммунистическому распределению. А дальше Николай Хессин задается вопросом: ”А собственно какой самый главный фактор?” Потому, что на самом деле у нас оказывается классики марксизма дали аж 7 разных определений товара, рынка, рыночного товарного производства. Соответственно 7 признаков раскрываются каждый в своем определении. Хессин задается вопросом: ”Какой из этих признаков является самым главным?” Логика рассуждений Хессина и логика рассуждений академика Венедиктова, они полностью скорреспондированы друг с другом. Потому, что Венедиктов, когда он раскрывает понятие социалистической собственности, он задается вопросом: “Какой у нас самый главный признак собственности?” Который является общим для всех общественных укладов. Для рабовладельческого, капиталистического, коммунистического. И Хессин рассуждает таким же образом. Что у нас есть родовое понятие, одно из них самое главное. А все остальные формируются за счет рассекающего сказывания видовых различий. Про которых у Гегеля ничего не написано. Вот ведь. И анализируя всю эту систему, Николай Хессин попадает в точку, в десятку. “Дорогие ребята, самый главный признак и самая главная основа товарного производства, это экономическая обособленность товаропроизводителей первичных на основе общественного разделения труда”. Вот как только есть...

Д.Ю. Глубоко берет.

Вадим Прохоров. Да. У нас само по себе общественное разделение труда, без обособленности первичных товаропроизводителей, это еще не рынок, не товарное хозяйство. Наша задача, когда мы строим коммунизм... Наша задача уничтожить товарное хозяйство, заменить его прямым продуктораспределением. У нас четкий вектор движения. Значит, просто обособленность товаропроизводителей без общественного разделения труда, это совсем в давние времена, тоже не дает нам товарного хозяйства. Товарное хозяйство возникает тогда, когда у нас на основу общественного разделения труда накладывается обособленность первичных товаропроизводителей. Как только эта смычка произошла, дальше паровоз поехал в сторону капитализма неизбежно. Это товарное обращение. Подобно тому, как... Когда возникает капитализм в своей развитой окончательной форме? Когда у нас есть рыночное производство товаров? Нет. Когда к рыночному товарному производству добавляется феномен рабочая сила как товар. То есть, когда товаром становится рабочая сила, способность к труду. Тогда точно возник капитализм. Также и здесь. И поэтому что сделал Ленин? Экономическую модель диктатуры пролетариата лепил именно Ленин. Потому, что Ленин юрист. Это важный момент. Потому, что у нас много появилось умников, которые пытаются вбить клин между Лениным и Сталиным. Что, дескать, он красный император, что он якобы убил и съел ленинскую гвардию. И прочие тому подобные пошлости. Хотя мы в прошлый раз подробно говорили, вся ленинская гвардия лежит в братских могилах 1941 и 1942 года. Они собственно там все и остались. Что сделал Ленин? Он как раз создал экономическую модель, понимая все эти юридические тонкости. Он создал экономическую модель, которая, в конечном счете, снимала экономическую обособленность первичных товаропроизводителей. То есть... Значит... Что такое у нас, допустим, низовое предприятие? Оно работает только исключительно по заказу треста. Оно, во-первых, не обладает никакой экономической обособленностью. То есть, первичным товаровладельцем является именно трест. И оно выполняет заказ. И здесь важная модель. Это тоже гениальная ленинская находка. Это то, что было сделано. Трестирование, синдицирование и вот эта придумка. Она сразу была сделана при жизни Ленина. А дальше Сталин только совершенствовал эту модель. Чтобы объяснить эту гениальную ленинскую придумку, воспользуюсь современным словом. Есть у нас в современном нашем жаргоне предпринимательском такое слово ”процессинг”. Известно вам такое слово?

Д.Ю. Слово – да. Что обозначает – нет.

Вадим Прохоров. Это, грубо говоря... Допустим, поставляю нефть на нефтеперегонный завод за какую-то денежку. Завод занят процессингом. То есть, мое сырье, мой товар, плачу только за услугу. Это как портному принести ткань: ”Из моей ткани сшей костюм”. Вот. То есть, в чем значит смысл этого процессинга? Этот процессинг тоже является подрывом и ликвидацией товарного производства. Хессин это в свое трактате особо отмечает, что рыночное, товарное производство, это производство на неизвестный рынок. Если это производство по заказу потребителя. То есть, потребитель пришел: ”Сделай мне вот это. Из такого-то сырья. Примерно за такие-то деньги”. Это уже не товарное производство. И Ленин это отмечал в своих работах.

Д.Ю. А почему?

Вадим Прохоров. А потому, что нет феномена неизвестности. То есть, тот, кто делает товар, он делает не для неизвестного рынка. Конкретно заказчику. Из его сырья, из не его сырья. Неважно. Николай Хессин особо это отмечает. Логика рассуждений примерно следующим образом выглядит. Вот как пишет... Сначала возникает общественное разделение труда. То есть, Николай Хессин прямо так и озаглавливает самую важную главу своей работы. ”Обособление производителей на базе общественного разделения труда – это общая основа и сущность товарного производства”. То есть, сначала идет общественное разделение труда, потом идет обособление товаропроизводителей. Обособление товаропроизводителей автоматически порождает частный труд. Частный труд порождает товарный обмен. А товарный обмен плюс частный труд, это возникает частная собственность. Но товарный обмен, он всегда следующим образом возникает. Он ориентирован на неизвестный рынок. Когда производитель делает какой-то товар, он не знает нужен этот товар, не нужен. Постоянно рискует. То есть, главная пружина товарного производства, это экономическая обособленность первичных товаропроизводителей. Что делает Ленин? Он вводит трестирование, синдицирование, которое снимает обособленность первичных товаропроизводителей. Фактически отношение треста и, значит, подведомственных подчиненных предприятий являются по сути отношениями процессинга. То есть, трест обязан предоставить предприятию сырье, выдать ему соответствующий заказ, забрать обратно все сырье себе. Право владения собственности на товар возникает непосредственно у треста. Это принципиально важный момент, который фактически позволяет как бы говорить о том, что у нас фактически элементы коммунизма... У нас реального коммунизма в 1920-е, в 1930-е, 1940-е, 1950-е годы было намного больше, чем мы себе представляем. Соответственно логика рассуждения. И очень важно понимать, что логика рассуждения и Николая Хессина, и академика Венедиктова, она конечно совершенно такая... Они четко понимают, что наука устроена иерархическим образом. Чего, к сожалению, многие, кто изучают диалектическую логику по Гегелю, они не понимают. То есть, что есть какие-то высшие принципы. Они дальше начинают конкретизироваться, развертываться, развертываться и так далее.

Значит, а... Ну, и соответственно давайте сейчас отвлечемся на... Прежде, чем мы сделаем краткий исторический экскурс как развивалась и строилась эта экономическая модель диктатуры пролетариата. Все-таки давайте пару моментов. Поговорим по поводу нашей промысловой кооперации. Чтобы уже этот вопрос отложить в сторону. В чем состоит главная миссия промысловой кооперации? В основе плана промысловой кооперации лежит ленинский кооперативный план. Это статьи Ленина о кооперации. Первая статья посвящена промысловой кооперации. Ой, потребительской кооперации. А вторая статья Ленина посвящена промысловой кооперации. Где он говорит, что для нас промысловая кооперация в наших конкретных вот этих вот исторических условиях это тоже уже элемент социализма и элемент коммунизма. Очень важный момент. Я специально взял распечатку. Что такое вообще промысловая кооперация? Это социальный институт, который уходит корнями в глубокую древность. Я специально взял два дореволюционных источника. Это у нас статья ”Артели” из энциклопедии братьев Гранат 1914 год. Вторая брошюра, это 1916-1917 год, это лекции историка и этнографа Слобожанинова. Под называнием ”Народоправство и трудовое начало в исторических формах трудовых артелей”. Книжка недорогая, она есть во всех современных магазинах. Широко представлена. Это цикл лекций, которые он прочитал в 1916 и 1917 году перед Ассоциацией защиты прав женщин. Она хорошо разжевывает, что такое вообще промысловая кооперация и откуда она взялась. Советская власть эту промысловую кооперацию не выдумала. В статье по промысловой кооперации энциклопедии братьев Гранат специально отмечается следующий момент, что корни и истоки промысловой кооперации, то есть, артельный дух, артельное начало, оно уходит своими корнями в незапамятную древность. В дохристианскую эпоху.

Царский режим вполне резонно воспринимал промысловую кооперацию... Артели, ватаги, этот артельный дух как вполне реальную себе угрозу. И пытался ее, насколько возможно, отрегулировать. У нас был принят Цеховой устав 1799 года. Рассматриваются его основные положения. Также было Положение о трудовых артелях 1902 года, утвержденное правительствующим Сенатом. И у нас был в Торговом кодексе Российской империи... В Торговом уставе, так называемая глава, посвященная биржевым артелям. Все эти артели строились естественно на принципах круговой поруки, солидарной ответственности, недопустимости эксплуатации чужого наемного труда. По существу царский режим постарался... Зачем принимались все эти законы по промысловой кооперации, по артелям? Потому, что царский режим старался накинуть на шею артелям долговую удавку. Все эти законы посвящены тому, что если купцу что-то не понравится, что если артель откажется выполнять какую-то работу, чтобы перед купцом или промышленником несла солидарную ответственность вся артель в целом. Чтобы можно было возложить личную денежную ответственность на всех членов артели. Смысл был именно такой.

Важно отметить, что у нас, допустим, оборот биржевых товаров полностью подчинялся, был под контролем артелей. Все, что было связано с логистикой, с перевозкой руды, угля, хлопка, хлеба, пшеницы и так далее. Всем этим занимались артели. Тут приводится пример про артель биндюжников. Они полностью контролировали такелажные работы и оборот биржевых товаров по всему Черноморскому побережью. Почему эти два источника информации по артелям я выделил. Почему на них хотел бы обратить внимание. У них есть одно сходство. И в статье по артелям в энциклопедии братьев Гранат, и в цикле лекций, конспект лекций... Это весна, осень 1916, весна 1917 года. Везде отмечается как очень важный момент... Как несовместимость артелей и капитализма. Вот, что пишет Слобожанинов: ”С отменой крепостного права явилась надежда на возрождение артелей. Но ее уже поджидал новый ужасный враг – капитализм. Если сопоставить его с артельным хозяйством, мы будем иметь картину двух противоположных полюсов. Двух противоположных укладов”. И аналогичная мысль рассматривается еще в статье в энциклопедии Гранат. То есть, артельный дух, артельность, она несовместима с капитализмом. Это очень важный момент. Почему? Почему это важно понимать? Потому, что многие современные коммунисты утратили понимание откуда вообще взялась советская власть. Просто этого не понимают. То есть, артельный дух, дух товарищества. Кстати, откуда пошло слово ”товарищ”. Дух товарищества. Дух товарищества, артельный дух, дух взаимопомощи. Это как раз и есть советский дух.

Что такое совет? Это орган управления артели. Как мы специально акцентировали внимание, Великую Октябрьскую социалистическую революцию делала людская масса наших предков насквозь, до мозга костей пропитанная древним дохристианским мировоззрением русского народа. Здесь мы можем поставить запятую и сказать, что точно также эта же людская масса была насквозь пропитана советским духом. То есть, духом артели, товарищества, взаимовыручки: ”Мы товарищи, мы артель”. Собственно откуда взялась советская власть. Советская власть не то, что откуда-то снаружи пришла. Потому, что в сердце русского народа всегда сидел этот артельный дух. Поэтому советскость на самом деле не отделима от русскости. Вот почему антисоветизм, это есть высшая, самая гнусная форма русофобии. То есть, вот почему для русского народа 100 лет назад... Он воспринял советскую власть как свою родную до мозга костей, в доску свою.

Д.Ю. Собственно она таковой и была.

Вадим Прохоров. Совершенно верно. Именно так и было. Очень важна, эта книжка Слобожанинова. Почему? Потому, что вот читаешь и становится понятно, это не эсер, это не большевик. Скорее всего историк, совершенно далекий от того, что происходит за окошком.

Д.Ю. Не партийный.

Вадим Прохоров. Да, совершенно не партийный. У него нет специфических маркеров эсеровских, народнических. И так далее. Но он рассуждает примерно, что: ”Вот мы скинули власть царского режима. Сейчас соберем какое-нибудь собрание”. Он, по-моему, не пишет, что учредительное. ”И будем строить нашу новую жизнь по артельным началам”. Он не говорит, что ”будем строить советскую власть”. Похоже этих слов даже не знает. Но его брошюра настолько пропитана духом советскости, который не отделим от артельного духа. Что вот я рекомендую ее прочитать. Потому, что сейчас очень много появилось статей современных историков и этнографов, которые пропитаны откровенным антисоветской идеологией. Которые пытаются разделить артельный дух и советскость. Как бы развести, что называется, по разным... По разным углам. А это совершенно неправильно. И поразил один фрагмент. Маленькая главка. Во-первых, он здесь приводит список профессоров, которые занимались артельным вопросом. Две третьих из них, это юристы. Юристы, оказывается, в XIX веке проводили активно полевые исследования среди артелей. Поскольку артели подчинялись, так называемому, обычному праву. От слова “обычай”, то есть, неписанное право. То есть, посылали начальство лесом и сами рулили между собой все вопросы. Там есть такая интересная ссылка на трактат профессора Щербины по Запорожской Сечи. Трактат этот написан приблизительно в начале 1870-х годов. Книжка, видимо, редкая. Что удивительно. Оказывается Запорожская Сечь была в самом буквальном смысле слова... Слобожанинов этому посвящает главку. Запорожская Сечь была в чистом виде коммунистической республикой. То есть, категорический запрет на частную собственность, на средства производства.

Д.Ю. Знали с чем имеют дело.

Вадим Прохоров. Абсолютный запрет. В собственности казака Запорожской Сечи могут быть только конь и оружие. Причем конь не рабочий, а именно боевой. Потому, что рабочая лошадь, скотина обладает спецификой. Есть еще спор профессора Щербины с каким-то другим профессором, где они выясняют до какой степени было допустимо право собственности на деньги. То есть, казна была однозначно у Запорожской Сечи вся чисто общественная. Но видимо все-таки до какой-то степени дозволялось владеть деньгами, как минимум, для командировок, для поездок куда-то за пределы. Недопустимость наемного труда, обязанность лично трудиться. Значит, из общественных фондов казак получал все: обувь, одежду, утварь, посуду, мебель, белье, жилье. Все, что есть вокруг человека. Для себя, для жены, для детей.

Д.Ю. Прямо кибуц какой-то получается.

Вадим Прохоров. Да. Совершенно верно. В чистом виде Запорожская Сечь, это коммунистическая республик. В самом рафинированном виде.

Д.Ю. Там же баб не было. Или я что-то неправильно знаю?

Вадим Прохоров. Почему? И семьи были. Я так понял. К сожалению книга очень редкая. И по тому пересказу Слобожанинова очень сложно... Насчет баб тут не написано, Дмитрий Юрьевич. Тем не менее. Семья казака обеспечивалась этим всем. Видимо, какая-то семья была.

Д.Ю. Я “Тараса Бульбу” читал. Ненадежный источник. Там не было.

Вадим Прохоров. Ненадежный источник. Тем не менее, эта брошюрка полезна. Есть во всех интернет-магазинах современных. У нас первый декрет о промысловой кооперации, это июль 1921 года. Причем в декрете о промысловой кооперации сказано, что: “Организация промысловых кооперативов является делом государства. Необходимым и важным. У промысловой кооперации есть преимущество перед частным сектором“. Поскольку тогда был НЭП. “Преимущество перед частным сектором на заказы и покупки”. То есть, в первую очередь все заказы и покупки должны были размещаться именно в промысловой кооперации. Аналогичный декрет издавался еще касательно потребительской кооперации. Весьма интересный объем информации мы можем почерпнуть из второй сталинской Большой советской энциклопедии. Это 1955 год. Это статья о промысловой кооперации. Сказано каким образом она устроена, на основании каких декретов она создана. Точно также, как государственная промышленность тоже это был многослойный пирожок. То есть, внизу артель, выше идет межрайонный союз или отраслевой союз, дальше идет областной, республиканский, общесоюзный. То есть, система интегрирована и по горизонтали, по отраслям, и по вертикали. Есть своя система кооперативного социального страхования, своя сеть санаториев, свои дома отдыха. Фактически промысловая кооперация, ее главная миссия, это миссия воспитательная. Ленин в своих работах, посвященных заскокам левацкого коммунизма, пишет: “Когда мы берем власть, диктатура пролетариата, у нее самая главная функция, в том числе, воспитательная”. Нужно воспитать новых людей. На самом деле о чем идет речь? Для чего нужна промысловая кооперация и почему промысловая это именно социальный институт? Не просто форма организационная, не просто некий кластер экономики, а это именно социальный институт. Социальный институт воспитания людей. Есть люди, у которых так или иначе разум заражен тлетворной буржуазной идеологией.

Д.Ю. По-моему, все практически.

Вадим Прохоров. Много. Нет. Советская власть строила человека нового типа. Она построила его. И что получается с этими людьми делать? Прикладом в зубы? Вроде бы не за что. И нужно что сделать? Есть у человека желание заниматься бизнесом, заниматься каким-то частным хозяйством. Есть у человека желание проявлять какую-то инициативу. Хорошо, надо дать ему эту возможность. Не загонять человека в угол. Ты мечтаешь быть бизнесменом. Не хочется тебе работать на государственном советском предприятии. Никаких проблем. Создай свою артель, возьми себе пайщиков. Задача именно утилизировать жизненную энергию людей еще не до конца распрощавшихся с буржуазной идеологией. Это очень важный момент. Почему? Потому, что Аристотель учит нас, что наука политика... Эта наука называлась политика во времена Аристотеля. Сейчас это наука научный коммунизм. Наука политика, в ней есть подчиненная наука – этика. Что такое этика? Этика – это наука о законах наслаждений и состраданий человека. О должном поведении. Очень важный момент этики Аристотеля, он рассматривает этот вопрос в своих нескольких трактатах. Это прежде всего “Большая этика” и “Никомахова этика”. Очень важным моментом этих всех моментов является необходимость перевоспитать человека, дать возможность человеку перевоспитаться. Почему? Потому, что, как пишет Аристотель, совершение одних и тех же повторяемых действий, оно формирует моральный уклад человека. Поэтому Аристотель настаивает на том, что человек существо не просто воспитуемое, разумное. А в первую очередь человек существо воспитуемое. То есть, на самом деле из человека можно воспитать все, что угодно. То есть, при определенных условиях из человека можно воспитать конченного подонка, мерзавца, негодяя.

Д.Ю. Это нетрудно.

Вадим Прохоров. Это нетрудно, это легко. Это достаточно просто сделать. И при определенных условиях, заставляя человека совершать какие-то повторяющиеся действия, можно воспитать из него праведника и гения. Почему? Потому, что совершение этих повторяющихся действий фиксирует моральный склад. Моральный склад задает целевую установку. Когда у человека сформирован моральный склад, у него уже нет возможности поступать каким-то иным образом. Потому, что когда человек воспитан определенным образом, он принимает решения только в отношении способов достижения той или иной цели, но не в отношении самой цели. То есть, старушка заходит в вагон метро, вы не раздумываете встать или не встать. Понимаете? Либо просто встать, либо сказать что-то еще. Совершить какие-то действия. То есть вы не принимаете решение цели. Встать, не встать. Вы сразу: “Встаю и все”. Точно также для того, чтобы воспитать коммунистического человека нужно эту массу граждан, у которых в голове розовый ветер по поводу там буржуазных иллюзий... Он хочет самостоятельно, хочет сам зарабатывать деньги. Нужно дать людям эту возможность. Чтобы они спокойно могли прожить свою жизнь продуктивно трудясь. А для экономики промысловая кооперация выполняет следующие функции. Во-первых, она является подъедалкой чего плохо лежит. Какие-то отходы. Обязательно промысловая кооперация постоянно подхватывает и уволакивает в свою соответственно норку. И второй момент, это по поводу изобилия товаров. Еще живы люди, которые помнят сталинское изобилие товаров. Вот почему очень важна промысловая кооперация. Потому, что антисоветские пропагандисты, поливая грязью советскую власть, они говорят: “Вот там не было товаров. Какие-то дефициты...” Хотя люди живы, которые помнят сталинское изобилие товаров. Когда вообще никаких дефицитов не было. И вопрос: “Что обеспечивало, что гарантировало отсутствие дефицитов в советской экономике?”

Д.Ю. И что же?

Вадим Прохоров. Промысловая кооперация.

Д.Ю. Я потому, что жил когда дефицит уже был.

Вадим Прохоров. Вы знаете, я застал остатки сталинской роскоши. Я родился в провинциальном городе на Волге. А жили мы... Папа был военнослужащий. Жили мы в крупном областном центре, в Костроме. Когда я пошел в школу, я с большим удивлением узнал, что некоторые мои сверстники, с кем мне приходилось учиться, они не знают о существовании шоколадного масла. Потому, что в провинции оно было, а в больших городах его уже не было.

Д.Ю. Вкусное было.

Вадим Прохоров. Да. Причем два разных сорта: потемнее, посветлее. Более того, если в магазине продается сливочное масло, оно должно быть 5-6 разные сортов. Когда я говорил, что масло должно быть шести сортов... Типа: ”Меня мама послала за маслом. За каким? Надо переспросить у мамы”. - ”Как за каким? Оно же одно в магазине”. На самом деле оно было шести сортов разных. Причем потому, что в провинциальных... В провинции, особенно в волжской провинции, конечно, это сталинское изобилие еще держалось до середины 1970-х годов. А промысловая кооперация гарантировала... Потому, что у нас за продукты отвечала потребительская кооперация, она была еще более развитой. И вот в энциклопедии есть такие цифры. Смотрите, у нас приведена такая цифра. Общий объем работ по бытовому обслуживанию населения за 1954 год составил 7,7 миллиарда рублей. То есть, это услуги. Я взял и разделил 200 миллионов... 7 миллиардов разделил на 200 миллионов. У меня получилось 3 рубля 20 копеек на одного человека в месяц, включая младенцев и жителей дальних горных аулов. Это не включая коммунальные услуги и услуги связи. Электричество и прочее. Это только услуги, связанные... Пошив обуви, ремонт, еще что-то. Дело в том, что уровень потребления таких услуг является характеристикой зажиточности. Для 1954 года 3,2 рубля в месяц, это, согласитесь, серьезная цифра. А по поводу товарной массы. За 1954 год у нас промысловая кооперация предоставила населению товарной и промышленной продукции... 55,7 миллиарда рублей. Я опять делю 55,7 миллиарда на 200 миллионов, делю на 12 месяцев. У меня получается 23 рубля 20 копеек в месяц на одного человека. Это огромная сумма, Дмитрий Юрьевич. То есть, семья из 4 человек, муж, жена, двое детей, умножаете, почти 100 рублей. Это при доходах семьи от 150 до 300 рублей. Огромная сумма. Речь идет о промышленных товарах. То есть, эти цифры из Большой советской энциклопедии, они не оставляют камня на камне от каких-то домыслов насчет того, что были дефициты и прочее. Промысловая кооперация четко выполняла функцию: ”Тебе что-то не хватило, что-то не нравится, что производит государственная промышленность...” Хотя она производила неплохие вещи. Пожалуйста, есть частный сектор. Частный сектор, промысловая кооперация. Который работал ударными темпами. Здесь отмечается, что промысловая кооперация производит 35 процентов мебели. Швейных изделий - 27 процентов. 36 процентов трикотажа. Утварь, посуда – 56 процентов. Чемоданы – 40 процентов. Бельевой трикотаж – 26 процентов. Валенки – 31 процент. Громкоговорители – 35 процентов. Примусы – 45 процентов. Скобяные изделия – 50 процентов. Ковры – 92 процента. Фактически почти половина тех вещей, которыми пользовался советский гражданин до диверсии 1957 года, они производились не государством, а частным сектором. Условно частным. Мы понимаем, что это тоже часть социалистической экономики. Это как бы коллективная собственность тех пайщиков, тех трудящихся, которые в этих кооперативах трудятся.

Д.Ю. Уже появился вопрос. Если это все так хорошо, зачем же сломали? Чем это Хрущеву мешало?

Вадим Прохоров. Понимаете, дело все в том, что... Как мы уже говорили, современному коммунисту, вот если он не понимает, что было два СССР... Если современный коммунист не понимает, что СССР погиб в результате диверсии, которая была организована иностранными спецслужбами, это не коммунист, это просто балабол. Что значит ”зачем ему это было нужно”? ”Кукурузный Иуда” выполнял миссию мировой капиталистической закулисы. Выполнял очень важную задачу. А вот почему мировой капиталистической закулисе нужно было любой ценой уничтожить СССР и они пошли на катастрофические расходы... Я просто напоминаю. Чтобы понять как дорого дались мировой капиталистической закулисе эти диверсии, я напомню вам одно. Специально для того, чтобы провернуть эту комбинацию, этот комбинированный заговор они создали массовку под названием ”третий класс”. Третий класс – это самая настоящая массовка. То есть, с барского капиталистического стола определенным группам западного населения в передовых буржуазных странах было выделено определенное количество объедков. Понимаете?

Д.Ю. Так появился средний класс.

Вадим Прохоров. Да, так появился средний класс. Что такое средний класс? Это просто массовка. Как только советская власть потерпела некое временное поражение, эта массовка стала просто не нужна. И вот экономисты сейчас доносят до нас весь этот скулеж по поводу того, что всю эту совершенно ненужную массовку сейчас изо всех сил сокращают. Еще о масштабах промысловой кооперации. Просто приведу еще одну цифру. Это Техническая энциклопедия 1936 года. У нас 1936 год. У нас вся местная промышленность СССР составляла 10,3 от общего вала всей промышленности. А промкооперация в масштабах СССР составляла 11,4. То есть, на целый процент больше. На самом деле это огромный как бы показатель. Об успешности промкооперации есть такая таблица. У нас с 1945 по... С 1946, простите, по 1955 год в целом промкооперация выросла на 330 процентов. В том числе по Украине в 7 раз. По Белоруссии в 12 раз. Узбекистан – в 1,5 раза. Казахстан – в 1,5 раза. Грузия – в 2 раза. Литва – почти в 12 раз. Молдавия – в 21,7. Латвия – в 20 раз. Туркмения – почти в 2 раза. Киргизия, Таджикистан, Армения – в 2,9, 2,7, 3,1. То есть, цифры...

Д.Ю. Народ активно занимался. Это в разы.

Вадим Прохоров. Да. Это не проценты, в разы. Это не считая того роста, который был до 1945 года. Естественно угробили промкооперацию следующим образом. То есть, сначала в 1955 году был пленум ЦК КПСС июльский. Что типа: ”Кооперация переросла свои рамки, что она стала почти обобществленной. Давайте у промкооперации отдельные и вкусные предприятия отнимем”. Потом был апрельский пленум 1956 года. По итогам в 1956, 1957 году из промкооперации без какой-либо компенсации... Фактически у кооперации были отняты и отданы государству... Были переданы около трети всех предприятий наиболее успешных. Без выплаты какой-либо компенсации. И окончательно точку поставило 20 июля совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров номер 784. К 20 августа полностью закрыть промысловую кооперацию. Всю передать на баланс местных исполкомов и так далее. То есть, система была уничтожена сразу одним ударом. И по существу это и создало ту основу для дефицитов, для дисбалансов, которые потом и развивались. Почему? Много было фильмов снято и так далее по поводу, так называемых, цеховиков. Простите, кто такие цеховики? Это вчерашние промысловые кооперации. То есть, система была уничтожена сразу. Потому, что как только все это оказалось на балансе у местных советов... Они же должны все это снабжать. Разладилось снабжение. Как мне это бабушка описывала, в исполкоме, в бухгалтерии исполкома была тишь и благодать. Потому, что государственных предприятий было достаточно немного в районе. Потом был коридор забит этими несчастными кооператорами, которым нужны ресурсы, фонды, сбыт, снабжение. И система рухнула практически мгновенно, за один день. На самом деле обратите внимание, что удар по системе трестов и синдикатов, которые были полностью уничтожены законом от 10 мая 1957 года... Обратите внимание, что этот удар был синхронизирован с ударом по промысловой кооперации. Потому, что причина почему ”кукурузный Иуда” и его приспешники уничтожили это сталинское, ленинское экономическое чудо, она состоит в том, что Советский Союз был слишком сильным, слишком успешным экономическим конкурентом. То есть, совершенство той экономической модели, которая... Совершенство той экономической модели, которая была построена Сталиным и его соратниками, оно было настолько велико... Я приводил, по-моему, в прошлый раз пример, что у нас в 1943, в 1944 финансовом году, у воюющей страны, ведущей жесточайшую войну, расходы бюджета на ведение войны сократились вдвое. Соответственно и Венедиктов цитирует этот фрагмент из доклада народного комиссара по финансам. И Сталин приводит этот пример в своей работе ”Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии”. О том, что система работала с такой степенью экономического и организационного совершенства, что было возможно, в том числе, такое экономическое чудо. Страна ведет войну, а расходы страны на ведение войны падают в два раза.

Д.Ю. А вот коварный вопрос. Китайцы, они же к наследию положительно относятся. А китайцы этим пользуются?

Вадим Прохоров. Смотрите... Это у меня этот вопрос, по поводу всех этих копировальщиков, у меня тоже отмечен отдельно. Но раз уж вы его сейчас задали, отвечу. Дело в том, что не существует никакого китайского экономического чуда. Китайское экономическое чудо – это кривая и косая копия экономического чуда Ленина и Сталина. То есть, экономической модели диктатуры пролетариата. Через запятую эту мысль можно продолжить. Не существует никакого корейского экономического чуда. Это все чушь. Это кривая и косая копия экономической модели диктатуры пролетариата. Не существует японского экономического чуда. Потому, что... Японцы скопировали систему внедрения патентов в промышленность. Академик Венедиктов в своем грандиозном трактате целую главу посвящает этому вопросу. Целую главу. Нет никакого японского экономического чуда. Это наше чудо. Оно ленинское, оно сталинское. И это чудо также имеет второе название: ”Экономическая модель диктатуры пролетариата”. А теперь самый главный вопрос, Дмитрий Юрьевич. Все те, кто копировали, ничего с этого не получил. Китайское экономическое чудо накрылось медным тазом. Есть у кого спросить надеюсь. Подробности выяснить. Корейское экономическое чудо накрылось медным тазом. Японское экономическое чудо накрылось медным тазом. А чего оно накрылось медным тазом? Знаете почему не получилось ничего? Они не смогли украсть самой главной пружины этого экономического чуда. Диктатуры пролетариата. Вот есть диктатура пролетариата...

Д.Ю. Сочли, что может работать без него?

Вадим Прохоров. Нет. Я думаю, понимали и надеялись, что пронесет и проскочит. Но не пронесло и не проскочило. Потому, что это экономическое чудо Ленина, Сталина, оно работает только в одном случае. Если у него есть пружина, диктатура пролетариата. И если есть, как в часах пружина, это цель, постановка цели. Диалектическое снятие экономической обособленности первичных товаропроизводителей. Когда эти пружины на месте, все работает как часы. Поэтому совершенно нелепы невежественные разговоры типа: ”Даешь новый социализм. Даешь обновленный социализм”. И прочее. Это такая же глупость как говорить: ”Даешь новую таблицу умножения”. Или: ”Да здравствует новая теорема Пифагора”. Правда всегда одна. Истина окружена всегда океаном лжи. То есть, невозможно... То есть, есть только один правильный ответ на вопрос о том, как должна быть организована экономическая модель диктатуры пролетариата. Так, чтобы она была...


В новостях

20.11.19 15:17 Вадим Прохоров про экономическую модель диктатуры пролетариата (часть 1), комментарии: 17


Комментарии
Goblin рекомендует заказывать создание сайтов в megagroup.ru


cтраницы: 1 всего: 2

rezzo
отправлено 21.11.19 21:45 | ответить | цитировать # 1


Спасибо!

> Общий объем работ по бытовому обслуживанию населения за 1954 год составил 7,7 миллиарда рублей. То есть, это услуги. ...У меня получилось 3 рубля 20 копеек на одного человека в месяц...

Можно уточнить - это в ценах 54 года?


Shicotum
отправлено 05.12.19 10:02 | ответить | цитировать # 2


Кому: rezzo, #1

Википедия говорит, что численность населения СССР на январь 1953 года составляла 188.7 млн человек - три рубля никак не получается. Но уточнение интересное.



cтраницы: 1 всего: 2

Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

Проекты

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Аудио в Spotify

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк