Breaking Bad с Климом Жуковбергом — третий сезон, пятая серия

Новые | Популярные | Goblin News | В цепких лапах | Вопросы и ответы | Каба40к | Книги | Опергеймер | Под ковром | Путешествия | Разведопрос | Синий Фил - Breaking Bad | Смешное | Солженицынские чтения | Трейлеры | Это ПЕАР | Персоналии | Разное | Каталог

08.03.20



Вконтакте
Одноклассники
Telegram


Д.Ю. Я вас категорически приветствую! Клим Саныч.

Клим Жуков. Добрый день. Всем привет!

Д.Ю. Продолжаем «Доламывать плохо».

Клим Жуков. Да, это у нас получается пятая серия третьего сезона.

Д.Ю. Как мы далеко продвинулись, а?!

Клим Жуков. Так это ж, считай, треть третьего сезона, там 13 серий, мы уже пятую серию того…

Д.Ю. Вот этот вой делится напополам: выходит ролик – поднимается вой: «Сколько можно его разглядывать?!». Не выходит ролик: «Бля, вы совсем там охерели, что ли? Где ролик, блин?! Мы так привыкли, так хорошо постоянно…» Я тоже привык, мне вот интересно.

Клим Жуков. Вот и мне интересно.

Д.Ю. А вот ты кого бы хотел ещё разобрать, например?

Клим Жуков. Такое всё вкусное!

Д.Ю. Ха-ха-ха! Я даже не знаю.

Клим Жуков. Надо очень плотно подумать, потому что у нас задел-то на первые два разбора сериалов был хороший, потому что уже был готов «Рим» - никаких сомнений, что его нужно разбирать, далее «Во все тяжкие» - опять же, никаких сомнений, только одна была проблема, что он большой очень, за него нужна была смелость, чтобы взяться, но мы смелые…

Д.Ю. Отважные!

Клим Жуков. …отважные и умелый. А дальше, опять же, очень много всего вкусного, нужно понять, что мы хочем, что люди хочут, в конце концов!

Д.Ю. Подумаем.

Клим Жуков. Подумаем, да.

Д.Ю. Итак, пятая серия.

Клим Жуков. Пятая серия начинается с далёкого флешбэка, а именно: ещё волосатый и без бороды, но с усами гражданин Уолтер Уайт разговаривает с Джесси Пинкманом и говорит, что т.к. им нужна лаборатория на колёсах, как они это и придумали, что нужно куда-то уезжать далеко, чтобы их там не могла найти милиция местная, нужно купить дом на колёсах – что-нибудь там типа фирмы «Winnebago», вот этот самый «Bounder», например, короче говоря, «вот ты, Джесси, пойди и купи».

Д.Ю. «А чего я-то?!» - «Томми, ты жил в таком целое лето. Всяко лучше меня…»

Клим Жуков. «А чем тебя не устраивает…?»

Д.Ю. «А с этим что не так?» - «Всё тип-топ! Не уверен только в выборе цвета».

Клим Жуков. Ну примерно из таких соображений и исходил мистер Уайт, когда отдавал Джесси свои последние деньги – там что-то 20 тысяч долларов или 16 тысяч долларов, что-то такое.

Д.Ю. Серьёзно, в общем.

Клим Жуков. Да. Джесси сказал, что «слушай, он стоит минимум 80. Где я тебе возьму за 20…» Я точно не помню сумму – ну, допустим, там в самом деле сильно меньше, чем надо. «Возьми подержанный».

Д.Ю. Они любят в Америках подержанное, между прочим.

Клим Жуков. Очень любят.

Д.Ю. У них даже есть аналог, как у нас: «С ним я бы в разведку не пошёл» - а у них есть: «У него я бы купил подержанный автомобиль». Вот такая разница в подходе.

Клим Жуков. Ну, тут вообще, конечно, разумно, учитывая, что они собираются, например, варить наркотики, покупать новый сияющий неоновым цветом какой-нибудь там супер-дупер за 150 тыщ долларов дом на колёсах – какой смысл? Он очень сильно бросается в глаза, а тут такое у всех есть.

Д.Ю. Я бы вообще задумался: скорее всего, может, нужно какой-нибудь купить автобус междугородный, «Greyhound» какой-нибудь, носиться между городами и там варить. Вот тут что-то неприметное должно быть и большое.

Клим Жуков. Ну там этих самых домиков таких просто дохрена в Америке. Это у нас домик на колёсах – это что-то такое…, не у всех есть, прямо скажем. У нас этот «Bounder» купить не каждый осмелится, даже если деньги есть, потому что не очень понятно, а что с ним делать? У них-то там под домик на колёсах от канадской границы до Флориды вся инфраструктура заточена.

Д.Ю. Это очень важно, т.е. приехал, встал: электричество, водопровод, канализация – ты во всё воткнулся, и вот… Ну это же позор, кстати, считается большой – трейлер-парк, где все живут в этих домиках, это большой позор, это самый низ…

Клим Жуков. Нищие!

Д.Ю. …где проживает т.н. «white trash», т.е. «белая шваль».

Клим Жуков. У нас есть в Москве клуб реконструкции, занимающийся эпохой Раннего Средневековья…

Д.Ю. Так и называется?

Клим Жуков. Называется, конечно «Белая рысь», но мы, конечно, зовём их «Белая мразь». Пацаны, привет!

Д.Ю. По-дружески, да?

Клим Жуков. По-дружески, ну мы же всем всегда сразу придумываем правильное погоняло.

Д.Ю. Особенно хороши «Тампоны».

Клим Жуков. Это лучшее, непревзойдённое!

Д.Ю. Вне конкуренции!

Клим Жуков. Непревзойдённое! «Тампоны» - самые лучшие. Да, так вот, в силу того, что у нас-то это не развито вообще, потому что: а) домик на колёсах – это тупо дорого, b) тупо очень дорого в содержании, и с) нет вообще инфраструктуры. Где на нём кататься?

Д.Ю. Ну, там всё-таки, на мой взгляд, ключевое – что они в них живут, это вот самое главное. Это раз. Во-вторых, ну как-то я вот не слышал об адском распространении этих домиков, например, в Норвегии где-нибудь. Как-то, чем холоднее, тем меньше желания в таких вот…

Клим Жуков. Ну просто для холодного-то климата есть домики на колёсах, причём такие, что там всё в порядке в любом температурном режиме, я вот…

Д.Ю. Так он и стоит дороже, поди?

Клим Жуков. Конечно, вот именно что, т.е. для холодного климата оборудован домик на колёсах, он прямо сразу там ой-ой-ой как дороже. Я один раз по недоразумению посмотрел на YouTube обзор какого-то домика на колёсах, теперь мне умный YouTube всё время присылает обзоры домиков на колёсах, видимо, думая, что я уже вот-вот куплю, причём самых разных. Ну и конечно, Америка в силу того, что она очень большая, просто исключительных размеров, там всё в относительно качественных шоссейных дорогах, т.е. почти везде можно доехать не на вездеходе, домик на колёсах для путешествий – просто адски удобно, и плюс там это не сильно дорого. Ну и опять же, повторюсь, инфраструктура, и поэтому, конечно, их выбор подержанного домика на колёсах исключительно умный для маскировки, потому что т.к. особенно в этих южных штатах все на нём ездят, то оно в глаза не бросается. Это у нас, скорее, нужно было как… ракетные поезда были при советской власти, а тут нужно, видимо, наркопоезда – где-нибудь на запасном пути варить, тебя никто никогда в жизни не найдёт.

Д.Ю. У нас тут неподалёку стоит на Варшавском вокзале, по-моему, БРЖК эрегированный. Страшно секретные были, у меня товарищи на них ездили, от лица милиции сторожили. Я говорю: «А как секретность?» Ну, всё секретное, но как в предыдущей серии упоминали: «Посмотри, он пустой» - так и там: там колёсных пар как-то сильно больше вроде, и там такие рессоры стоят, что любой дурак поймёт, что тут везут что-то там такое…

Клим Жуков. Что-то не то.

Д.Ю. Не смотри, что пассажирский, да.

Клим Жуков. Ну да, чтобы там старт-то выдержать такой дуры.

Д.Ю. Она сама по себе тяжёлая.

Клим Жуков. Ещё бы – весит-то сколько! Там они, конечно, стартуют-то, собственно, не из пускового контейнера, в пусковом контейнере стоит миномётный выбрасыватель, её выбрасывает вверх, и она уже с воздуха стартует, эта ракета, потому что если бы она стартовала из вагончика, я думаю, вагончик бы раздуло.

Д.Ю. Ну там по науке его же отцеплять надо.

Клим Жуков. Да, естественно.

Д.Ю. Все быстро разбегаются в разные стороны, только после этого она стартует. Крепка была советская власть!

Клим Жуков. Так точно. А вот наркотики варить в поездах на ходу не догадались, хотя…

Д.Ю. Ох уж эти «совки», блин!

Клим Жуков. Да, некультурные. А вот тут, значит, фургончик. Во всех этих расчётах неопытный тогда ещё Уолтер Уайт не учёл ключевой момент, а именно фактор торчка и дебила Пинкмана, который, получив последние сбережения мистера Уайта, незамедлительно пошёл со своими друзьями Дохлым Питом и Комбо, а также Барсуком осваивать их в ближайший кабак с блядями.

Д.Ю. Разумно.

Клим Жуков. Прямо тут же! Ну, сообщая, что «там один престарелый лохопет попросил меня купить домик на колёсах, но я думаю, что вот на сдачу мы и купим. Хэй-хэй, гуляем!» - ну и там шампанское по тысяче долларов, кокаин…

Д.Ю. Что это за шампанское такое?

Клим Жуков. Я условно говорю. Короче говоря…

Д.Ю. «Соджо» – я дороже не знаю.

Клим Жуков. «Cristal»! И тёти с голыми сисями, и тёти с голыми попами, и вот это вот всё, и эти дебилы там за ночь всё и протанцевали осталось 1,5 «штуки».

Д.Ю. Молодцы!

Клим Жуков. Вот, и слегка помятый выходит на улицу с утра Пинкман такой: «Да, осталось 1,5 «штуки», а домик, между тем, нужно покупать,» – сообщает он, собственно, товарищу своему Комбе. А Комба говорит: «Так купи у меня. У меня у мамы как раз есть, его можно угнать просто, а деньги отдать».

Д.Ю. Ха-ха-ха! Молодец!

Клим Жуков. Вот, собственно, и весь секрет.

Д.Ю. Отлично!

Клим Жуков. Как увидишь наркомана, задави, как таракана. На всё способен наркоман…

Д.Ю. Редкая тварь!

Клим Жуков. …на ложь, на подлость, на обман. Вот Комбо и оказался такая сволочь, которая за 1,5 «штуки» решила выставить родную маму – ну как так? Ну ладно, Уолтер Уайт дурак, но что, как…

Д.Ю. «Дай повторюсь». – «Да ты что – кинул родного отца?» - «Это бизнес, Дон».

Клим Жуков. Меня во всём этом одно смущает, ну опять же, как отечественного обывателя, потому что у нас вот пойди ты выеди на машине, на которую у тебя нет страховки, фиговки, там чего-то ещё, прав для категории для необходимой – вот только ты окажешься на трассе, там тебе через час… немедленно тобой в обязательном порядке заинтересуется боец ГАИ и скажет: «А где ваше всё? Покажите ваше всё, пожалуйста». Ну и тут выясняется, что у тебя…

Д.Ю. Ууууу…

Клим Жуков. «Ууу, так вы – наш клиент».

Д.Ю. «Что-то долго поездили-то».

Клим Жуков. Да-да-да. А тут вот, пожалуйста: чужая машина, прав на категорию грузовую – а это же грузовик натурально – не знаю, есть у него, нет, но я, по крайней мере, не видел, вроде как нет, но даже если и есть – где ты вписан в страховку, где что? Как ты рассчитываешь на этой машине вообще куда-то ездить?

Д.Ю. Ну, меня вот, например, у нас же всё это тоже отменили, непонятно, за каким бесом, совершенно, т.е. всегда, когда эти, знаешь: «Объявите план «Перехват» и сразу подготовьте сообщение, что план «Перехват» результатов не дал» - тем не менее, каждый раз, когда вводится план «Перехват», когда просто всех тормозят, там вот такие горы оружия, просто горы натурально, там топоры, сабли, всё на свете, огнестрел, наркота, и пошло-поехало… Независимо – поймали, не поймали, но всё равно всего много. Надо ли проверять? Я не знаю. Вот я всем всё время рекомендую не вот эти, как их, ну граждане постоянно, там у них мнения какие-то о жизни в Америке от просмотра смешных худ.фильмов. Отражена ли там реальность? Ну, наверное, отражена, но это всё равно, что у нас «Тайны следствия»: давайте про следствие мнение сформируем из просмотра сериала «Тайны следствия». Ну хотя бы… у нас нет, конечно, сериалов, которые снимают бывалые уголовники, ну кроме, конечно…

Клим Жуков. Кроме Дёмочки.

Д.Ю. …сериала «Спец», который гражданин Дёмочка – моё почтение – заснял хорошее кино. А в Америке, например, вот уголовники пишут книжки. Есть очень хорошие книжки, я с удовольствием читаю. Вот я уже тебе рассказывал, наверное, я не помню – был такой гражданин Эдди Банкер…

Клим Жуков. Да, который снимался в «Резервуарных псах».

Д.Ю. Да, в «Резервуарных псах», да – мистер Голубой или Синий даже, я если правильно помню. Вот у него есть там «education of a felon» – «образование уголовника, воспитание», ну, у него там крайне интересные подробности: как в полиции, например, задержанных безжалостно избивают. Ну мы-то знаем, что это только в путинской России избивают…

Клим Жуков. Конечно!

Д.Ю. …а в цитадели демократии то же самое, т.е. общественные процессы при определённом государственном строе развиваются абсолютно одинаково. И вот один пример меня просто поразил – что два его товарища, ранее судимые, ехали на автомобиле, их остановил полицейский патруль, открыли багажник, а там лежала фомка. И товарищ, чья была машина, сразу поехал на 8 лет, потому что фомка для судьи американского – это совершенно очевидно, она для того, чтобы вламываться в чужое жильё, отжимать замки. «Я вижу, ты никак не уймёшься? Иди-ка ещё посиди чуток». Вот 8 лет за найденную фомку – я в России такое даже представить… Ну, у нас-то отрыжка «кровавого Совка», когда к людям как к людям относились…

Клим Жуков. Ну у нас совсем другая система права, у нас судья просто не может такого отчудить, просто никак. А как у нас судья, на каком основании, прошу прощения, судья, изловив, скажем, меня с фомкой, за эту фомку будет судить? Основание просто какое?

Д.Ю. Зачем тебе…?

Клим Жуков. Допустим, я 8 раз судимый, 15 раз судимый, и у меня есть фомка в багажнике – и что? Это не состав ничего.

Д.Ю. Да – у нас.

Клим Жуков. У нас, а у них судья…

Д.Ю. Это коммунистические законы, Клим Саныч, неправильные.

Клим Жуков. Конечно. Это англосаксонское право, а у нас римское право. Англосаксонское право строго прецедентное: такой прецедент где-то был, и судья, пользуясь своим представлением о справедливости, а он имеет право это делать, может выписать тебе за это вот так вот. Если ты недоволен, обращайся с кассацией с вышестоящий орган.

Д.Ю. Там всё… чтение книжек уголовников – всё прекрасно! Система отсидки: за что сажают, как сажают, как содержат, какие условия – там ад натуральный, т.е. под все сказки, как они там хорошо… у них трёхразовое питание, и всё такое… Особенно меня порадовала книжка одного латиноса, это по ходу я там читал про Алькатрас много-много, что там, и вот латинос, который в Алькатрасе сидел, завершая книгу про Алькатрас, что вот да, мы уголовники, тяжело, хреново и вообще. Вот есть такое распространённое мнение, что преступная деятельность экономически неэффективна и не приносит дохода.

Клим Жуков. Ну кому как.

Д.Ю. Так ли это? Ну да, так – на нижнем уровне, а вот на верхнем, где политики сидят, там всё прекрасно. Я взвизгнул аж: молодец латинос какой!

Клим Жуков. Понимает, да.

Д.Ю. Мы отвлеклись, да.

Клим Жуков. Да. Ну так вот, собственно, я, конечно, отлично понимаю, что даже очень хороший сериал «Во все тяжкие» вряд ли отражает всю реальность, которая есть в штате Нью-Мексико, но вот просто у меня конкретно к нему вопрос был, сразу же: вот ты на чужой машине едешь куда-то варить наркотики – как тебя за эту машину за жопу не возьмут? Это ты сидишь в чужой машине, которая к тебе не имеет никакого отношения, и ты не можешь им объяснить откуда она у тебя взялась. «Дай-ка посмотрим, что у тебя внутри» - это же первое, что спросит боец местного ДПС.

Д.Ю. Конечно.

Клим Жуков. Тем более, что в отличие от наших они имеют полное право тебя в любом месте обшмонать.

Д.Ю. И там ещё мне понравились, когда мы были в городе Лос-Анджелесе, выскочив на местный фривей, я с удивлением узнал, что хайвей – в детстве мне страшно нравилось это слово «хайвей» – это не грунтовая дорога, которая выше грунтовых – это вот хайвей, но на неё есть въезды с боков, а фривей – это только вот это… ну т.е. перекрёстков нет, так соскочить можно. Ну и едем, а там объявления вдоль дороги висят: «За бросание мусора в окно штраф 1000 долларов». Представляешь, что такое тысяча долларов штрафа?

Клим Жуков. Это в любом случае норм!

Д.Ю. Неплохо как-то, очень неплохо. Так-так?

Клим Жуков. Да. В моём понимании их просто обязаны были, ну если вы регулярно ездите на угнанной тачке – как вы её легализовали-то? Почему вы на ней катаетесь? Вот как?

Д.Ю. Ну, безумие. Ну я тебе так скажу, вот лично моё, я считаю, разумное мнение, что как только… ну это в начале это compromise – ну нечего, больше ничего нет, но как только появились хоть какие-то деньги, она должна быть нормальная, официально зарегистрированная. Купи другую….

Клим Жуков. Конечно.

Д.Ю. …которая оформлена на тебя, и проч. Это хотя бы не будет вызывать подозрение.

Клим Жуков. Ну по крайней мере, будет чем тут же отбрехаться: «Ваши документы?» …

Д.Ю. «Козырь – наш мандат!»

Клим Жуков. Да. Ну словом, вот так они разжились этой тачкой. Это напрямую связано с тем, что вот у нас в прошлой серии показывали, когда тачку сфотографировали при помощи банкомата. Вот, кстати, Большой Брат-то уже тогда – 2008-2010 год, а уже за всеми смотрел.

Д.Ю. Ну сейчас-то вообще…

Клим Жуков. Сейчас-то вообще караул! Это тогда в 2010 году, когда это всё снимали… - третий сезон в 2010-ом? Кажется, да – тогда мощностей серверов не хватало, все страшно страдали: а как за всеми следить? Мощностей серверов же не хватает? Ну однозначно, не хватает. И потом это всё обрабатывать чем? Опять же, мощностей процессоров не хватает. С другой стороны, граждане говорили: «За нами невозможно следить, потому что, читайте выше, не хватает мощностей!» Теперь-то всё нормально, хватает.

Д.Ю. Там не столько в мощностях, сколько в нейросетях обученных. Я тебе рассказывал…?

Клим Жуков. Ну в любом случае – выход, самое главное, какой.

Д.Ю. У меня знакомые делали эти, как их… короче, не регистратор у тебя, а телефон вешаешь, и он глазом смотрит и сразу всё отправляет в облако. И у тебя телефон, у меня телефон, у Дементия телефон, и вот мы ездим по городу туда-сюда – может, мы где-то пересекаемся? Оно в облаке лежит. Я: ты-ды-ды-ды… Мы с тобой не пересекаемся, а вот Дементий видел твою машину, она стояла на улице, например…

Клим Жуков. Бассейной.

Д.Ю. …Вторая Советская, да, или Бассейная, например, у дома номер такой-то, туда-сюда… Это всё, конечно, страшно прикольно, но когда людей таких огромное количество, и, натравив эту самую нейросеть, за какой-нибудь временной промежуток, ну понятно: ты… здесь работа, здесь дом – вот тут она стоит регулярно, а бывает, нерегулярно стоит ещё где-то, и если к этому имеет доступ любой лох, вообще непричастный, а может, это оперативная машина, с оперативными номерами, она тоже где-то стоит, и её видно… И одно, другое, пятое, т.е. это порождает какие-то вообще настолько чудовищные проблемы, что там уже ни о какой частной жизни и речи быть не может. И это только номер, не говоря про твою рожу, которая мелькает на вокзалах, в аэропортах…

Клим Жуков. Да, которую теперь элементарно опознавать вообще кругом.

Д.Ю. Ну вон Чемпионат мира был: пока трибуны снимали, там я уж не знаю, сколько десятков во всероссийском розыске удачно опять нашли своё место, да.

Клим Жуков. Да, сейчас в стране Таиланде, кстати говоря, возвращаясь к нашим индокитайским поездкам, вот в прошлый раз мы туда заезжали, раньше такого никогда не было: вот ты прямо заходишь на таможенный пункт пропуска, и тебе сразу фотографируют глаз и «откатывают» пальцы, тут же. Это вот буквально недавно ввели, и буквально за три месяца 10 тысяч человек, у которых просроченные визы, прямо тут же сами приехали.

Д.Ю. Отлично.

Клим Жуков. Вот, там тут же глаз, пальцы – а вот ты уже и докатался.

Д.Ю. И «Бангкок Хилтон» вас ждёт.

Клим Жуков. Нет, ну за просроченную визу «Бангкок Хилтон» вас не ждёт, вас ждёт лишение возможности въезда просто на какое-то количество лет…

Д.Ю. Ну либо деньги.

Клим Жуков. …незамедлительно. Ну, в любом случае, короче говоря, вот всего лишь потребовалось… Раньше-то просто на тебя внимательный таможенник там это…

Д.Ю. Да-да-да. Оно очень способствует, очень. Но зато массу вопросов решает положительно, никакой возни тебе. Как банчок: взял, рыло сунул – оно тебя узнало, три кнопки…

Клим Жуков. «О, так это ж ты!»

Д.Ю. Да, три кнопки нажал – красота! Очень удобно.

Клим Жуков. Так точно. Между тем в фильме «Во все тяжкие» Скайлер Уайт продолжает заниматься ерундой… трясти ерундой с Энеке-Бенеке.

Д.Ю. Не угомонятся никак, да?

Клим Жуков. Да. И вот он уже ей говорит: «Что ты таскаешь-то с собой какие-то зубные щётки, косметички? Оставь всё в ванной, ты же тут всё равно постоянно тусишь». А Скайлер Уайт, тварь такая, она же мистера Бенеке конкретно использовала вот для этих своих целей, и она понимает, что она его использовала совершенно зря, потому что не помогло, т.е. секесом-то с ним, может, и хорошо, так в конце концов он такой не один, этот Энеке-Бенеке, а он-то сам по себе уже и не нужен, потому что как только она возвращается домой… Да, ну она, конечно говорит ему: «Я не могу у тебя остаться – а что скажет мой сын?»

Д.Ю. Муж-то – хер с ним, а вот сын!

Клим Жуков. Нет, ну она с мужем же хочет разводиться, поэтому в самом деле ей конкретно уже, невзирая на конкретные причины, ей на него уже хер, это правда. «Что сын скажет?» Блин, я даже не знаю, вот мораль у человека какая, а? Т.е. её, по нашим коммунистическим меркам, её просто нету, этой морали, вообще.

Д.Ю. Это правда, она удобная, потому что очень гибкая, и приспосабливается под любые условия. Вы же помните наш любимый бандитский лозунг: «Не мы такие – жизнь такая!» - это оправдывает абсолютно всё, любые поступки, любые действия: «Я не такой, а жизнь вот такая».

Клим Жуков. Вот у нас Наталья Поклонская, так сказать, наш любимый прокурор, сообщила же вчера, вчера очень богатый день был и позавчера на разнообразные каминг-ауты, люди просто внезапно открыли рот и, пользуясь свободой слова, выстроились все просто так, что аж…

Д.Ю. А что за повод был?

Клим Жуков. А я не знаю, что за повод, просто, видимо, Луна в такую фазу вошла, потому что протоиерей Смирнов высказался…

Д.Ю. Этот молодец, да.

Клим Жуков. …по поводу того, что все гражданские жёны – это бесплатные проститутки.

Д.Ю. Это вот меня сразу заинтересовало, я люблю про слова: «проститутка» - это профессия, в общем-то, да, когда предоставляют половые услуги...

Клим Жуков. Бесплатная не бывает проститутка.

Д.Ю. …за деньги, да. Бесплатно – это женщины лёгкого поведения. Есть даже известная присказка, что проститутка – это профессия, а блядь – это черта характера. Ну и… взял, всех обдал.

Клим Жуков. Обдал!

Д.Ю. Тут, конечно, сразу вылезли: «Это не для вас, это для православных».

Клим Жуков. А православным это, типа того, что… Так вот, я про православных…

Д.Ю. Во-первых, там не отмечено про православных, начнём отсюда.

Клим Жуков. Не отмечено.

Д.Ю. Да, т.е. ты про всех, т.е. это чья-то мать, чья-то сестра, чья-то жена, любимая, там, безо всяких этих утрирований, кривляний. Какое твоё собачье дело, как я живу? А самое главное: а что вот это… он про что говорил – про то, что надо пойти в ЗАГС, поставить штамп или про то, что надо пойти в церковь обвенчаться – что имелось в виду?

Клим Жуков. Вообще-то мы говорили про регистрацию, но, видимо, православный священник сразу имеет в виду божественную регистрацию, я думаю так.

Д.Ю. Я бы тоже так подумал, да.

Клим Жуков. Ну там не обозначено. Ну короче говоря, это всего лишь…

Д.Ю. А это гарантия какая-то, нет…

Клим Жуков. Нет.

Д.Ю. …что ты пошёл, там, вот эти вот венчания…

Клим Жуков. Самое главное, что у тебя женщина сразу перестанет быть бесплатной проституткой и, видимо, станет платной проституткой? Я не знаю.

Д.Ю. Платной проституткой, да, потому что она тебе будет за деньги предоставлять сексуальную услугу. Что за чушь вообще?!

Клим Жуков. На законном… Так вот, я говорю: конституционный судья высказался о том, что СССР – это незаконное государство, и РФ не имеет с ним никаких, опять же, законных пересечений. Это всё за один день, заметьте. И тут же Наталья Поклонская, наш любимый прокурор, сообщила, что все проблемы – это мы закругляем обратно к семье, это, собственно, пример к фильму тоже подходит – что все проблемы у нас семейные, а также демографические потому, что у нас традиционные ценности были расстреляны у стенки винтовками большевиков, и теперь… если раньше браки заключались на небесах, теперь в бюрократической конторе у чиновника, и поэтому, конечно, у нас вся мораль и нравственность пошли через жопу. Ну и тут же мы вспоминаем протоиерея Смирнова, и тут же вспоминаем фильм «Во все тяжкие» с характерным примером традиционных ценностей, где не было ни одного большевика – вот, пожалуйста.

Д.Ю. Я даже как-то теряюсь... Вот для этих нынешних, у меня цензурного слова нет, вот у них есть проекция рая на земле – это США, ну и конечно, Западная Европа. Вот насколько я знаю, там по ходу общественного развития ни один большевик ни к чему близко не подходил, тем не менее церкви там повально закрываются, потому что каким бы странным это кому ни показалось, они не нужны прихожанам – они туда не ходят. В священниках уже гомосексуалы. В священниках!

Клим Жуков. И даже – о ужас! – женщины!

Д.Ю. Да, женщины-священники. Вот это вот тотальное блядство, просто нахлобучившее всё на свете – большевиков нет никаких. Вы нас туда зовёте, вы говорите, что там всё хорошо, правильно устроено, ну а мы, между прочим, «кровавые совки», вот у нас вот так было устроено, совсем не так, как там, совсем.

Клим Жуков. Нет, нам ещё, вот с другой стороны, протоиерей Смирнов и Наталья Поклонская нас зовут на лет так 150 назад, а не в Америку, в ту же самую страну…

Д.Ю. Ну это интеллектуалы!

Клим Жуков. …150 лет назад.

Д.Ю. Это интеллектуалы!

Клим Жуков. Ну там это, опять же, вот у нас были традиционные ценности в тех местах, где много рожали и умирали в 27 лет – это вот в эти традиционные ценности вы зовёте или в традиционные ценности высшего общества, где блядство процветало такое, что туши свет вообще?! Вот как, собственно, в представленной нам в сериале реальности. Ну господи, ну почитайте, чем занимались, например, ваши любимые, тётя Наташа, Романовы – там у каждого такой анамнез половой, что вообще караул! Там только: жену графа этого отпердолил, жену герцога этого отпердолил, да потому что я императорский сын, я могу отпердолить в этой стране кого угодно, и мне хрен кто что сделает. Наоборот должны все счастливо смеяться и говорить: «А-ха-ха, какой шалун!» Вот половина труппы балета парижского, половина труппы балета Большого театра – все поиметы набело! Вот, это по поводу традиционных ценностей. Ну вот есть два полюса: или к крестьянам, которые тоже были бы рады всех отпердолить, только им было немножко некогда, они были заняты тем, что они болели сифилисом 30% местами. А с другой стороны вот эти традиционные ценности – вот посмотрите.

И вот нам показывают США, где совершенно точно нет никаких большевиков вообще, они у власти там не были ни одной секунды.

Д.Ю. Как же так получилось? А вот у меня к тебе вопрос, ты всё-таки в предмете-то соображаешь: а вот в Ветхом Завете написано, что всякое там прелюбодеяние, гомосексуализм надо немедленно забить камнями насмерть – а это для христиан какое-то руководство, нет?

Клим Жуков. Нет, а это же не заповедь, это же называется руководство к действию в момент времени, потому что в заповедях такого нет, там написано, что нельзя. Кстати, про гомосексуализм в заповедях десяти ни в одном из вариантов нет вообще ни слова, т.е. исходя из современных юридических представлений, то, что не запрещено, то разрешено.

Д.Ю. Ну там есть гораздо глубже, там есть: вот я такой, и таким меня, что характерно, создал Господь. Что вы можете возразить по этому поводу?

Клим Жуков. Это вас дьявол извратил – вот что мы сразу возразим.

Д.Ю. А-а, а как это вы определили?

Клим Жуков. Ну потому что, если это противно слову Бога, значит, это не Бог тебя создал, это тебя Бог создал, и дьявол испортил, а ты ему потакаешь. Вот так вот!

Д.Ю. А где же там написано, что так нельзя? Только что обсудили, что этого нет.

Клим Жуков. Вот и мне интересно – нигде не написано.

Д.Ю. Экие выдумщики – дьявол какой-то…!

Клим Жуков. Там есть, ну в силу того, что вся Библия, если посмотреть, то это 1,5 тысячи страниц, и очень много слов, вставленных туда, и в принципе, там найти можно всё, что угодно, тем более, что писалась она… ну как: придумывалась она примерно с 1000 года до н.э. по примерно 5 век н.э., и поэтому за 1,5 тысячи лет 1,5 тысячи страниц, как вы понимаете, написанные сотнями людей – там столько всего! А скомпилировано ещё там совсем другим авторским коллективом, там можно найти всё, что угодно.

Д.Ю. Красота! Но мы отвлеклись.

Клим Жуков. Да. Ну так вот, значит, высокоморальная Скайлер Уайт – продукт западного общества, и то, как его представляют нам широко в предметах искусства, потому что искусство – это, опять же, может быть, кто-то не всегда осознаёт, что это не придумывают, а отражают реальность так или иначе, вот это вот отражение моральной реальности такое. И вот у нас Скайлер Уайт высокоморальная приходит домой, вот только что натрахавшись, и сообщает своему сыну: «Можешь позвать папу домой на ужин». О-хо-хо! А Уолтер Уайт в это время сидит, как обычно, на рабочем месте, а именно в шкафу.

Д.Ю. Что он там делал?

Клим Жуков. А он в мобильный телефон ругается с Джесси Пинкманом, потому что Джесси Пинкман в это время находится в адвокатской конторе Сола Гудмана и орёт на мистера Уайта, что он должен ему бабок, потому что это его метамфетамин, который он сам сварил, а это его бабки, и нужно их отдать назад. А вокруг бегает Сол Гудман и говорит: «Ты накаляешь. Не накаляй. Помнишь, что я тебе говорил – не надо накалять?»

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. Да, ну а мистер Уайт, конечно, орёт, чтобы немедленно прекратил сотрудничать с мистером Фрингом у него за спиной и использовать его формулу, чтобы готовить своё говно. Короче говоря, они страшно ругаются по телефону, и даже, блин, в фильме додревнем, почти каменного века, «Криминальное чтиво», как только упомянули слово «наркотики», наркодилер заорал: «Ты что звонишь с мобильника? Телефонный хулиган!»

Д.Ю. «Телефонный хулиган!»

Клим Жуков. А эти нет, эти, видишь, они прямо так вот это там: «Я варил метамфетамин!» - «Это моя формула!» - блин, два барана! А если это слушают чисто выборочно? Это же тогда уже можно было вполне делать.

Д.Ю. Да-да-да.

Клим Жуков. Да. А вот, собственно, те, которые должны были бы слушать, а именно Степан Гомесов и Хэнк Шрейдер сидят в засаде, потому что, как выяснилось, сфотографированный «Баундеров» такого цвета, номеров, правда не видно, если был бы номер, всё бы сразу стало проще…

Д.Ю. Свезло, да.

Клим Жуков. …а он сбоку сфотографирован, номеров не видно, видно только, что спереди его нет, а значит, скорее всего, это не мексиканская, местная машина, потому что у них как-то так это принято. А их зарегистрировано на всё Нью-Мексико 29 штук такого цвета.

Д.Ю. Это редкая удача для оперуполномоченного – так мало.

Клим Жуков. Вот, а потому что вот конкретно такая расцветка – она вот такая. Там если бы синих, красных, жёлтых – их дохрена, а конкретно вот таких бежевых мало. Тем более, что «Баундер» тупо старый, он 1985 года или даже 1982-го, я уже не помню, т.е. ну просто на ходу их осталось немного, а такого цвета ещё меньше. Ну и всё, можно посмотреть за каждым из 29, а это, как выясняется, очень чуть-чуть, совсем, это можно, я не знаю, вдвоём за два дня за всеми посмотреть, вот чем, собственно говоря, молодые и не очень мужчины в возрасте чуть-чуть за сорок и заняты. Таятся в засаде ночью конкретно в трейлерном кемпинге, где приличные люди отдыхают, выехав на природу, и вот там есть один из этих «Баундеров», который они заприметили, того самого цвета, они прямо ночью… И там ничего не происходит. Но Хэнк Шрейдер леопардовым скоком подкрадывается к этому самому «Баундеру», забирается, как ниндзя, на крышу и собирается посмотреть через верхнее окошко, что там внутри. Ну и как только он туда сунул свою любопытную рожу, он там обнаружил престарелую тётю, которая играла со своим престарелым мужем в карты, не совсем одетой, и он немедленно начал смотреть ей сверху в вырез ночной рубашки в сиси, а она, конечно, его сразу увидела и принялась верещать.

Д.Ю. А так она не почувствовала, что кто-то залез на крышу, блин?!

Клим Жуков. Ну, видимо, они были увлечены, ну и машина там тяжеленная, а Хэнк Шрейдер страшно ловкий, как паук!

Д.Ю. Хэнк Шрейдер-то тоже… сильный, ловкий, как паук, блин! Он тоже увесистый чувак, да. Незаметно по-военному, да?

Клим Жуков. Прокрался. Ну, ну конечно, тут же приезжает полиция интересоваться, не извращенец ли он?

Д.Ю. Подглядывает, да?

Клим Жуков. Да. И вот уже утро, т.е. они с ментами там протёрли до утра, всем сообщая, кто они такие, почему они здесь находятся. Всё, уже вскочило солнце, он говорит Стивену Гомесу: «Братан, осталось проверить ещё 27 машин, совсем чуть-чуть, поехали дальше фигачить».»

Д.Ю. «Ещё 8753 ведра – и золотой ключик наш!»

Клим Жуков. «…у нас в кармане фактически». Или: «Пилите, Шура, пилите – она золотая».

Д.Ю. И?

Клим Жуков. На что слегка охреневший от всего происходящего Степан Гомесов говорит, что «ты знаешь, дорогой, я вместо тебя уезжаю в Эль-Пасо, и мне, собственно, уже пора собираться».

Д.Ю. Отлично!

Клим Жуков. «I'm going home. Screw guys». Ну если ты не хочешь, так вот, пожалуйста, у тебя есть напарник, тоже ничего себе специалист, его отправят.

Д.Ю. Отлично, да. Так?

Клим Жуков. Поэтому всё – ему гоняться за этими вашими бежевыми «Баундерами» тупо некогда.

Д.Ю. Прикольно!

Клим Жуков. Всё, оставшись…

Д.Ю. Степан Гомосенко.

Клим Жуков. Ха-ха-ха! Степан Гомосенко – отличное прозвище! Так мы его и зафиксируем, хотя он, в общем, не заслуживает, но смешно. Я, кстати говоря, никак не могу вспомнить, где я его ещё видел? Актёр-то отличный, неплохой вообще.

Д.Ю. Да-да-да. Да там все ловкие, блин!

Клим Жуков. Да, их, главное, и применили как надо, но просто вот Джанкарло Эспозито я сразу вспомнил, где я видел – в «Мандалорце»!

Д.Ю. Там появление, конечно, было внезапное, блин!

Клим Жуков. А где я видел Степана Гомосенко… я что-то вот точно видел, а где – не могу вспомнить.

Д.Ю. Да и хер с ним!

Клим Жуков. И хер с ним, короче говоря. Ну и всё, оставшись фактически один, как Дон Кихот, Хэнк Шрейдер врывается в дом, стоит в душе, и его супруга Маша спрашивает, типа: «Что происходит?» Он говорит: «Да ловлю негодяев». – «Кушать, спать?» Он говорит: Какое «кушать», какое «спать – ещё негодяи не все пойманы», после чего она говорит: «Погоди…»

Д.Ю. Зло не дремлет!

Клим Жуков. «…а Эль-Пасо?» - «Какое, в пизду, Эль-Пасо?! Вы что все думаете, что я тут хернёй занят? Заткнись, дура!» Короче говоря, Машка выхватила просто за всех: за начальство, за Стива Гомеса, за непойманных злодеев…

Д.Ю. Это как у Бидструпа на картинке, помнишь, где там начальник орёт на подчинённого, тот орёт на жену, та орёт на ребёнка, ребёнок – бульдогу под жопу, и бульдог вцепляется в жопу начальнику.

Клим Жуков. Да-да-да!

Д.Ю. Хорошая картинка.

Клим Жуков. Отличная, очень говорящая!

В общем, агент Хэнк Шрейдер однозначно намерен лично выйти на Гейзенберга, и никто ему не помешает, даже жена.

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. Вот, хотя ещё недавно он говорил, что если не поедет в Эль-Пасо, его жена убьёт, потому что у Машки конкретные планы – сначала в Эль-Пасо, а оттуда в Вашингтон. И вот вы уже: муж в кабинете, я в двухэтажном-трёхэтажном доме, такая вся… Во! Лучше бы он поехал в Эль-Пасо, да.

Ну и конечно, мистер Уайт не может оставить дело на самотёк, он прямо должен приехать к Густаво Фрингу и поговорить с ним начистоту, что он делает. Приезжает к нему в офис и говорит с ним начистоту. Причём, как мы знаем, мистер Уайт вот тут тупой, а тут нет, в делах криминальных он, естественно, тупой, потому что у него образование не соответствующее, а вообще башка-то у него варит очень хорошо. И он говорит: «Послушайте, дорогой наркоторговец, вы, видимо, решили меня задеть через профессиональные чувства? Потому что вы же явно не стали бы просто так сотрудничать с этим дебильноватым торчком. Это, видимо, чтобы меня обратно заманить, так сказать, сыграть на профессиональной гордости, которая, как вы почему-то думаете, меня обуяла?» На что ему нелох чилийский говорит: «А что – разве нет?»

Д.Ю. Так, а что же наш красавчик?

Клим Жуков. Очень, очень толково! Ну он убеждает, что всё это не так, и вы его неправильно поняли, после чего, собственно – вот это мы как-то раз сильно забежали вперёд – он его и отвозит в секретную лабораторию, в подпрачечные – в прачечный подвал, который в приквеле будут выкапывать потом, «Лучше звоните Солу» - там очень его толково выкапывали и даже немецкого инженера застрелили за это, который его выкапывал.

Д.Ю. Ловко! А вот, например, Саддаму Хусейну секретные бомбоубежища строили южные корейцы – это же капитализм, услуги со всех сторон, рынок свободный. Построили южные корейцы бомбоубежище, а как только американцы напали на Ирак, южные корейцы взяли и всё местоположение, всё продали, и через это их там этими бетонобойными бомбами и…

Клим Жуков. «Толлбойзами».

Д.Ю. …вместе с людьми, сидевшими внутри, нахер, с бабами, с детьми – всё разбомбили.

Клим Жуков. Да какая разница, господи?

Д.Ю. Какая разница?!

Клим Жуков. Кто этих смуглых считает?

Д.Ю. Да-да-да. Прекрасно!

Клим Жуков. Не, ну Саддам Хусейн тоже молодец – он попросил у друзей американцев выкопать ему бункер против американцев. Ну кто ж так делает?!

Д.Ю. Ну, может, у него в бок отнорок какой-нибудь был?

Клим Жуков. Ну его-то там и не убили, его там семью положили. Но всё равно как-то так это, он должен был советских просить, хотя при Ельцине точно так же бы всё продали, естественно, там деваться было некуда. Это сейчас бы не продали, скорее всего, хотя тоже хер его знает, честно говоря.

Д.Ю. Как-то некий персонаж по фамилии Бакатин, помнишь, который американцам сдал всю систему прослушки в американском посольстве?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Господи, каких дегенератов только ни рождает русская земля?! Тихий ужас!

Клим Жуков. Да, Родина требует героев, а эта самая рождает идиотов.

Д.Ю. Бакатиных, да.

Клим Жуков. Да-да-да. В это время Мари Шрейдер сообщает своей сестре Скайлер, что очень беспокоится за своего мужа, потому что «какой-то он не такой». «И ты знаешь, - говорит она, - я заметила, что что-то и Уолтер как-то изменился. Что-то с нашими мужиками не так?» Обе тёти блещут интеллектом, прямо скажем. Вообще, конечно, чисто житейское замечание. Например, я, когда вижу, например, когда жена сильно не в духе, я вообще никаких ей вопросов не задаю – нафиг это надо? Ну человек вот просто конкретно сейчас взорвётся, и пиздюлей получу я, хотя я вообще не заслуживаю этого в принципе. Поэтому нужно дать человеку продышаться, ну нахер ты лезешь-то со своими вопросами, тем более, что мужчина, как правило, в таком состоянии куда более… ну в среднем, куда более взрывоопасен, чем тётя. Тётя, скорее всего, плакать начнёт, ну опять же, в среднем.

Д.Ю. «Ну ты видишь: ситуация накаляется – переведи стрелки!»

Клим Жуков. Да, на другой день, ты понимаешь. Ну зачем, вот зачем вы лезете к человеку в таком состоянии за своей хернёй – вот просто вопрос?

Д.Ю. Для сюжета. Ну хотя и по жизни таких идиотов хватает.

Клим Жуков. Нет, всё равно, я говорю – конкретно хватает по жизни таких дур и дураков, потому что люди мы хорошие, характер только говно, как правило. Поэтому ну не лезьте вы к человеку, когда он вот явно не в себе, подождите, пока он в себя придёт, потому что вот сейчас ты полезешь к человеку, который не в себе, даже будучи с ним в семейных отношениях, и, например, в зависимости от темперамента и степени расстройства, получишь в рыло, к примеру. Ну такое тоже может быть, запросто вообще. Ну и зачем тебе это надо? Оставь ты человека в покое!

Вот эта Мария – что она думает? Видишь: человек, как носорог, уже себя ведёт, всё – ну пускай идёт, куда угодно, сейчас он продышится и вернётся домой, всё будет в порядке. Нет, нужно довести его до белого каления, а потом жаловаться сестре. Ну и «Уолтер Уайт какой-то не такой…» - просто так трогательно!

Д.Ю. Поразительно, сколько времени тетёньке надо для того, чтобы определить, какой он «не такой». Обычно у тётенек с чутьём на изменения в твоём поведении такой порядок, что вообще! Бывают просто вопиющие случаи: как-то раз у нас один милицейский старшина внезапно постирал свои носки, из чего жена тут же сделала вывод, что у него завелась баба – и была права! Потому что за 20 лет совместной жизни…

Клим Жуков. Никогда, нет.

Д.Ю. …он в первый раз постирал носки! Есть ещё страшные показатели – занятие спортом, например. «Чего это ты…»

Клим Жуков. «Чего это ты вдруг?»

Д.Ю. «…вдруг забегал-запрыгал? К чему-то готовишься, наверное?»

Клим Жуков. Да. Я на всякий случай всё время стираю носки. Без намёков.

Д.Ю. Ха-ха-ха! А я спортом занимаюсь.

Клим Жуков. Ха-ха-ха! Да, какие мы предусмотрительные.

Д.Ю. Нас голыми руками не возьмёшь!

Клим Жуков. Ни в коем случае.

Д.Ю. На носках не палимся.

Клим Жуков. Нет. А вот Скайлер Уайт тоже не парится, потому что она опять у Энеке-Бенеке, занимается энекиными-бенекеными… Ну и он предлагает уже в конце концов: «Может, поедем поужинаем после всякого хо-хо-хо?» Она говорит, что «всё-таки нет, не могу», и вот тут же, опять же, натрахавшись, вот она уже дома успокаивает дочку, с которой сын-инвалид сидел.

Д.Ю. Она всё-таки мать!

Клим Жуков. Онажмать, да-да-да. Ну и тут Скайлер спрашивает, а тут приехал Уолтер, говорит: «Хочешь взять дочку на руки?» - что-то на какие-то она пошла вот обратные совершенно действия, что-то вот у ней в голове… Ну и мистер Уайт тоже берёт дочку на руки, прямо у него аж вот всё в лице меняется, потому что чего-чего актёр Брайан Крэнстон умеет делать – это играть физиономией, так, что я даже не знаю, где его так натренировали, потому что там всё: взгляд меняется, мимика лица меняется, там напряжение-расслабление лицевых мускулов в нужной стороне – всё прямо вот буквально за одну секунду вообще другая маска на человеке напялена. Вот как так, чёрт возьми?!

Д.Ю. Как говорит один мой друг-спортсмен: тренировался, наверное?

Клим Жуков. Поди, тренировался. Ну я, правда, думаю, что ещё, наверняка, тут где-то за кадром стоит крайне ловкий световик, который, как наш Денис: там, пенопласт сюда, зонтик тут, поменял фонарь – и вот, смотришь, совсем другой человек, а вроде так и…

Д.Ю. Да, добрее стал.

Клим Жуков. Да, а вроде так и не заметно.

Д.Ю. Это, кстати, показательный пример из «Молчания ягнят», где, помнишь, она в первый раз к Ганнибалу пришла, а он там, как солдатик, стоит такой, а ему специально снизу светят…

Клим Жуков. Да, и такая гнусная харя вышла!

Д.Ю. Такая… лучшая… странички листал. Прекрасен! В нормальных условиях снизу не светят, а там вот так решили – бодро!

Клим Жуков. Очень бодро, исключительно!

Д.Ю. Хорошее кино, и книжка великолепная.

Клим Жуков. Книжка вообще отличная!

Д.Ю. Я всё время слушаю, у меня на английском языке, я всё время её слушаю.

Клим Жуков. И у меня, я её раз 15 слушал, наверное, или 16.

Д.Ю. Отличная, отличная! От кино отличается в положительную сторону.

Клим Жуков. Да-да. Ну, к сожалению, в кино такой объём не впихнуть.

Д.Ю. Ну это же, как «Двенадцать стульев» - леопардовый скок тоже не экранизируешь.

Клим Жуков. Не изобразишь, хотя, конечно, актёр Филипенко пытался не без успеха, прямо скажем.

Д.Ю. Неплохо получалось, да. Ему, кстати, Кисе Воробьянинову, этому «глубокому старику», 52 года по книге.

Клим Жуков. Да!

Д.Ю. В 52 года я был ещё ой-ой-ой!

Клим Жуков. Да ты и сейчас ничего себе!

Д.Ю. Сейчас уже не тот, блин.

Клим Жуков. Ну ладно-ладно, тоже мне, давайте рассказывайте – гораздо лучше! Дементий, лучше?

Дементий. Прекрасный, сир!

Клим Жуков. Вот!

Д.Ю. Мужики как вино, точнее, как коньяк, Дементий… или как вино – чем старше, тем лучше, блин! А тётки просто стареют, как это ни печально, блин.

Клим Жуков. А Хэнк Шрейдер-то что – он же недаром бросился ловить злодеев. Он проверил все «Баундеры» бежевого цвета, которые вообще зарегистрированы, и не нашёл ничего, это всё просто домики на колёсах.

Д.Ю. Неплохо. Интересно!

Клим Жуков. И вот он уже прибежал к секретарше, которая с местным ГАИ, которая регистрирует машинки, связывается и говорит: «Я не понял, в чём дело – ну-ка проверь-ка ещё раз, что это такое: я всё проверил, вот фотография, оно явно местное – почему нет в базе? Что за фигня?» Она говорит: «Ой, я в угнанных не проверила».

Д.Ю. Вот жаба, а, мерзкая! Так?

Клим Жуков. Ну и идёт проверять в угнанных, а в это время: в это же время отмечают одновременно повышение и перевод на новое место службы агента Степана Гомосенкова. Все бухают, Хэнк его поздравляет и как раз подаренную ему в Нью-Мексико…

Д.Ю. «Гомосенков», кстати, рифмуется с одной известной фамилией.

Клим Жуков. Да! Ха-ха-ха! Дарит ему статуэтку Хесуса Мальверде, которую он «подрезал» в прошлое своё посещение Нью-Мексико, который с усами, этот легендарный персонаж, покровитель наркодилеров, ну и говорит: «Знай своего врага в лицо».

Ну да, секретарша-то в это время, пока они бухали, говорит, что есть ещё ровно одна машина, которая, нет, в угоне не числится, но, самое главное, её нет в базе, потому что у неё не продлили регистрацию, довольно давно. Но вообще-то её покупали именно в штате Нью-Мексико, она тут была когда-то зарегистрирована. Надо ли говорить, что это та самая «тачка»?

А напряжение всё нарастает, потому что Скайлер Уайт дома занимается приборкой. И вот она – как мы помним, мистер Уайт деньги-то прятал в детской, где никто и не подумает искать, собственно, в этом же шкафу он обычно по работе говорит по телефону – там находит секретную чёрную сумку, которая набита деньгами чуть более, чем доверху. Там такая вот сумка, просто набитая баблом.

Д.Ю. Мечта оккупанта.

Клим Жуков. Да, как у нас говорят: мечта мародёра. Такая сумка-мародёрка. Ну и вот уже она у любимого психоаналитика – у адвокатши по бракоразводным делам, грузит её.

Д.Ю. Пришла рассказать, что деньги нашла?

Клим Жуков. Ну она же ей рассказывает вообще всё, т.е. в принципе всё рассказывает, а т.к. у неё адвокатская тайна, ничего никому не может сказать… Она, правда, конечно, ей сообщает, что «ты бы лучше к психоаналитику сходила, потому что у неё тоже врачебная тайна, но я тебе помочь ничем не смогу». Она говорит, что вот, «муж брал на руки ребёнка, а я в это время с кем-то трахалась, ой-ой-ой, пипец какой, а в конце концов я пришла домой, стала делать уборку и нашла 10 кг денег. Что теперь делать?» На что адвокатша так на неё уже смотрит, совершенно охренев, говорит: «Вы спрашиваете у меня разрешения, можно ли их потратить, или что?» Это просто исключительно хорошая тётенька-адвокат, мне она очень нравится, как она там выступает. Ей говорит: «Вы у меня разрешения спрашиваете? Зачем вы мне это рассказываете, я ничего не понимаю?»

Ну а Скайлер Уайт делает такой ловкий вывод, что «если Уолтер не хочет от меня уйти, я сама от него уйду».

Д.Ю. Уфф! Талантливо прописано, ничего сказать не могу, очень талантливо!

Клим Жуков. Такая тварь тупая, вообще! Да. Ну вот она приезжает домой после сеанса юридического психоанализа, а сумки с деньгами уже нету, а на столе подписанный документ на развод.

Д.Ю. Неплохо.

Клим Жуков. Потому что мистер Уайт, повторюсь, криминально дурак, но башка варит исключительно мощно, и огромный опыт общения с малолетними дебилами в школе сразу подсказывает, как нужно вести себя с малолетним дебилом, которого тщательно сохраняет в себе 40-летняя тётя.

Д.Ю. Молодец!

Клим Жуков. Но тут, видимо, его няньканье ребёнка и общение со старшими бизнес-партнёрами немного охолонуло, он наконец взялся за голову и стал соображать – ну так тут такой ход на опережение просто офигенный: хочешь разводиться? На!

Д.Ю. Отнял козыри.

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Кстати, слушай, а этот Джесси: мне как-то в голову не приходило – он…

Клим Жуков. Джейсон, наверное.

Д.Ю. Джейсон, да?

Клим Жуков. Да, но его всё время зовут «Джесси», и поэтому я затрудняюсь. Скорее всего, Джейсон.

Д.Ю. Джейсон, если кто не в курсе – это Язон.

Клим Жуков. Язон Вурхизов.

Д.Ю. А «Джесси» - сокращение от «Язона».

Клим Жуков. Язик.

Д.Ю. Язик, да.

Клим Жуков. «Розовый язик» Пинкман. Язик Розовый. Сол Гудман пытается всё как-то угомонить этого самого Пинкмана, потому что у них же стрелка забита Солом с Уолтером Уайтом уже. А надо ли уточнять, что, увидев такую замечательную лабораторию, Уолтер Уайт в конце концов, поломавшись, перезвонил и сказал, что работать готов.

Д.Ю. Ну тут невозможно отказаться.

Клим Жуков. А ему предлагают всего лишь за 3 месяца 3 миллиона долларов.

Д.Ю. Хорошо!

Клим Жуков. Т.е. вот наготовь, чего надо, запусти производство…

Д.Ю. И отвали.

Клим Жуков. …и отвали, да. Единственно, что я бы сразу, конечно, задумался: куда ты отвалишь, в какой из лучших миров ты отвалишь после этого?

Д.Ю. Такие секреты знаешь, да? Нет-нет, начальником производства оставляйте – только так.

Клим Жуков. Да. Ну кстати, в дальнейшем-то поведение Уолтера Уайта мне в самом деле не очень понятно, потому что начальником производства оставите – нет, он каждый день к 6 утра ездит в эту самую лабораторию и сам лично загружает ингредиенты, мешает их ложкой, и проч. Ну это же не химическая уже работа, это же обезьянья работа, это просто конкретно макаку научи выполнять вот такие вот движения – она их будет выполнять.

Д.Ю. Хочешь, чтобы было сделано как следует – делай всё сам. Это неизбежность. Ну, во-первых, ему скучно, ему надо куда-то себя применять.

Клим Жуков. Это понятно, ну так построй вторую такую же лабораторию, расширяйте производство, ну ё-моё! Станешь ценным сотрудником, тебя уже убивать будет никакого резону, наоборот, тебя будут все любить, охранять, лелеять, и у тебя уже будет не две лаборатории, а пять, и вот ты уже будешь продавать наркотики ещё и в Канаде, ещё в Бразилии, в Австралии и Новой Зеландии.

Д.Ю. Незаменимых быть не должно.

Клим Жуков. Нет, ну в любом случае, по крайней мере, вот сейчас-то три месяца поработаешь, 3 миллиона получишь, что на фоне выхлопа 98 кг в неделю, которые они собираются выдавать, ну скажем, центнер – это же просто тьфу! Ну, три миллиона, закончил работать, производство наладил, тебя отвели за бруствер и прострелили тебе башку – вот, собственно, всё.

Д.Ю. Ой, да, верить нельзя никому. Самую большую взятку, если я правильно помню, мне предлагали 70 тысяч долларов, когда у меня зарплата 20, наверное, была или 30 баксов. Ну зачем тебе столько денег отдавать? Тебя гораздо дешевле убить, блин. Гораздо дешевле, эффективнее и правильнее, и вообще, поэтому кто же тебе там 3 миллиона заплатит? Нет.

Клим Жуков. Да даже если заплатят они, опять же повторюсь, на фоне разворачивающихся прибылей – это же просто… о чём это вообще?

Д.Ю. Да-да. Ну-ну-ну?

Клим Жуков. Уолтер Уайт задерживается, говоря по-русски, опаздывает на стрелку. Джесси бесится, типа того: где он, да и вообще опаздывает, я вкалываю, ему просто нужно дойти до почтового ящика, получить 10%... я ему 10% предлагаю, 10%!

А тут раз – приходит такой уже совершенно изменившийся Уолтер Уайт, так вальяжно, не обращая внимания на бесящегося малолетку, садится в кресло, как только тот раскрывает хавелло, типа: «Где мои бабки?!» - он такой: «Вот твои бабки». «Я чертовски прав – это мои деньги!» Говорит: «Ну я это к тому, что в этой теме тебе больше не заработать». – «В смысле?» Он говорит: «Ну, меня взяли на работу, тебя пнули с работы, я – профессионал…»

Д.Ю. А ты говно.

Клим Жуков. «…а ты – говно». Он примерно так и сказал.

Д.Ю. Ну это очевидно.

Клим Жуков. «Моему партнёру нужен взрослый человек, который знает, что делает. Вот так». Он: «Аааа! Я всё равно буду варить!» Он говорит: «Господи, вари свою херню с перцем чили где-нибудь ещё». Он, конечно, совершенно не понимает, что он играет с огнём, потому что вот сразу после этого Пинкмана нужно было, по хорошим делам, вот конкретно убивать, потому что он знает всё: он знает тебя, у него есть свой трейлер, с которым он неминуемо попадётся, а там всё в твоих отпечатках пальцев, твоих биологических следах, и проч.

Д.Ю. Считай, уже попался.

Клим Жуков. Т.е. да, это уже вопрос конкретно даже уже не месяца.

Д.Ю. Пинкмана – «мочить», фургон – сжечь.

Клим Жуков. В переработку.

Д.Ю. Да. Помнишь х/ф «Король Артур», смотрел, не смотрел, где там папа и сын-викинги? «Папа, здесь вот это-вот это…» - «Сжечь!» Там только хутора горят – папа кроме «сжечь» всё равно ничего не говорит.

Клим Жуков. Почти как профессор Преображенский – такой же беспощадный пиздюк. «Эл, ты в курсе, что ты безжалостный пиздюк?» - очень мне нравится, из фильма «Snatch»!

Да, тут, конечно, вокруг бегает немедленно Сол Гудман, который говорит: «О, Уолтер-Уолтер-Уолтер, тебе же нужно отмывать твои 3 миллиона? Ой-ой-ой!»

Д.Ю. Переживает.

Клим Жуков. Да. «Эй, - говорит Джесси, - ты мой адвокат!» - «Ну, - говорит, - был твой, а теперь, вот понимаешь, вот так».

Д.Ю. Красавцы, блин!

Клим Жуков. Да, Уолтер его тут же берёт за яйца немедленно. Говорит: «Всего лишь 15%». Говорит: «Пять!» - «Четырнадцать». – «Пять». Он говорит: «Тринадцать, или я перестану себя уважать». – «Пять». – «Ну, на двенадцати мы расходимся». – «Пять!» - «Хорошо, пять».

Д.Ю. Поторговались, да.

Клим Жуков. Да, вот и поторговались.

Д.Ю. Молодец, отлично выступил!

Клим Жуков. Да. Джесси Пинкман, конечно, ничего умнее не придумал, как в ярости выскочить из офиса, выковырять бордюрный камень, поребриковый блок, и опять долбануть это дело в лобовуху машине Уолтера Уайта.

Д.Ю. Идиот, блин! В бессильной злобе.

Клим Жуков. В бессильной ярости, практически как Филипп Второй в книжке Шарля де Костера «Тиль Уленшпигель»: «В тоскливой злобе Филипп Второй сидел у себя в вальядолидском дворце». Вот он только не тоскливый, а наоборот, вполне деятельный.

Ну и что бы вы думали – мы возвращаемся к Хэнку Шрейдеру, который идёт по адресу предыдущей регистрации домика на колёсах «Баундер».

Д.Ю. Так?

Клим Жуков. И он приходит домой к мисс Ортега, маме покойного Комбо, говорит: «Скажите, пожалуйста, у вас есть такая машина?» Она говорит: «У нас была такая машина, её угнали». – «А почему, - говорит, - не заявили об угоне?» - «Ну, она какая-то такая уже была старая, на ней никто не ездил, я что-то решила не заявлять об угоне». Он говорит: «Скажите, пожалуйста, а у вас… О, мисс Ортега, а вы не родственница такому-то Ортега по кличке Комбо?» Она говорит: «Да, я его мама». – «А нельзя ли посмотреть на комнату вашего сына?»

Д.Ю. Смекнул Хэнк, да.

Клим Жуков. Да. И вот там, конечно, потрясающе сделанная сцена, на мой взгляд, у неё драматический накал серьёзнейший, потому что Комбо мы знаем, как жирного придурка исключительно с проколотым всяким говном лицом, который ведёт себя, как идиот, тупит безостановочно, и вот мы оказываемся…

Д.Ю. Каковым он и является.

Клим Жуков. Да, ну с одной стороны, но с другой стороны, ни в одном человеке нет вот только этого, потому что когда мы оказываемся в комнате Комбо, мы понимаем, что это же был живой человек со своими интересами, вот он в детстве собирал самолётики из конструкторов, в СССР точно такие же были – такие металлические планочки с отверстиями монтажными, из которых можно было при помощи гаечек и болтиков собирать всякое. И вот там у него такие самолётики висят, вот у него какие-то любимые рок-группы, ну соответственно, мама там всё оставила, как было при жизни, и мы понимаем, что вот за этим придурком у него была целая жизнь когда-то, и он её просрал при помощи наркотиков, причём до конца просрал.

Ну и в качестве последнего привета – любимые фотографии нашего Комбы, а самое лучшее переживание за последнее время у него было, когда они пропивали денежки Уолтера Уайта, отпущенные на покупку домика на колёсах – они в клубе в обнимку с Джесси сфотографированы. А мистера Пинкммана, как мы понимаем, Хэнк Шрейдер уже знает. Оп-па!

Д.Ю. Да у нас тут ковбой, да?

Клим Жуков. Да-да-да, и вот уже, пожалуйста: кто угнал «тачку»? Ну, с вероятностью 99% или Пинкман, который с наркотиками завязан напрямую, или он как минимум знает, куда она делась, т.е. нужно уже ехать к дому Пинкмана и следить за ним. А как мы помним, эта самая «тачка» у Пинкмана дома, во дворе.

Д.Ю. Да-да, и это тоже гениально, да, и там всё такое. Ну, с другой стороны, да, живые люди, всё так и получается. Хорошо, хорошо.

Клим Жуков. Отлично просто серия закончилась!

Д.Ю. Прекрасный сериал.

Клим Жуков. Вообще, там у них вот буквально на каждом эпизоде накал идиотии да романтизма, всяких необычных сюжетных твистов, всё сильнее и сильнее, я аж прямо нервничал, когда смотрел!

Д.Ю. Хи-хи-хи! Спасибо, Клим Саныч.

Клим Жуков. Стараемся.

Д.Ю. А на сегодня всё.


В новостях

08.03.20 17:01 Breaking Bad с Климом Жуковбергом — третий сезон, пятая серия, комментарии: 21


Правила | Регистрация | Поиск | Мне пишут | Поделиться ссылкой

Комментарий появится на сайте только после проверки модератором!
имя:

пароль:

забыл пароль?
я с форума!


комментарий:
Перед цитированием выделяй нужный фрагмент текста. Оверквотинг - зло.

выделение     транслит


интересное

Новости

Заметки

Картинки

Видео

Переводы

гоблин

Гоблин в Facebook

Гоблин в Twitter

Гоблин в Instagram

Гоблин на YouTube

Гоблин на Яндекс.Эфир

Видео в iTunes Store

Аудио в iTunes Store

Подкаст в Spotify

Подкаст в Pocket Casts

tynu40k

Группа в Контакте

Новости в RSS

Новости в Facebook

Новости в Twitter

Новости в ЖЖ

Канал в Telegram

Аудиокниги на ЛитРес

реклама

Разработка сайтов Megagroup.ru

Реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика


Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк

Advertisement